Синдром инфекционных болезней диарея медицинские статьи: Инфекционные диареи | Ющук Н.Д., Бродов Л.Е.

Содержание

К вопросу лечения интоксикации и диарейного синдрома при коронавирусной инфекции

При коронавирусной инфекции нередко отмечаются желудочно-кишечные проявления с диареей, рвотой и болью в животе. Это обусловлено восприимчивостью кишечного эпителия к вирусу вследствие экспрессии рецепторов ACE-2. Кроме того, у пациентов с коронавирусной инфекцией COVID-19 может повышаться уровень печеночных ферментов. Это может быть вызвано как прямым повреждением печени с поражением гепатоцитов SARS-CoV-2, так и развитием патологических иммунных механизмов или гепатотоксичностью препаратов. При возникновении гастроинтестинальных симптомов и повышении уровня печеночных трансаминаз представляется целесообразным применение в комплексной терапии коронавирусной инфекции COVID-19 современных энтеросорбентов, таких как полиметилсилоксана полигидрат. С учетом механизмов действия препарата его использование может способствовать более быстрому купированию диареи, уменьшению интоксикационного синдрома и нормализации уровня трансаминаз. 

Рис. 1. Компьютерная томограмма легких пациента Б. в динамике от 7 (А) и 14 мая (Б) 2020 г. Картина вирусной пневмонии

Таблица 1. Результаты анализов крови больного С. в динамике

Таблица 2. Результаты коагулограммы больного С. в динамике

Таблица 3. Результаты биохимических анализов крови больного С. в динамике

Рис. 2. Компьютерная томограмма легких пациента С. в динамике: А – от 23 мая 2020 г.: картина двусторонней полисегментарной вирусной пневмонии, в том числе COVID-19; Б – от 29 мая 2020 г.: положительная динамика течения вирусной пневмонии

Возбудителем новой коронавирусной инфекции COVID-19 является одноцепочечный РНК-вирус SARS-CoV-2, который таксономически относится к роду Betacoronavirus. На начальном этапе заражения SARS-CoV-2 проникает в клетки, экспрессирующие рецепторы ангиотензинпревращающего фермента 2-го типа (ACE-2). Основной мишенью являются альвеолярные клетки 2-го типа легких. Однако рецепторы ACE-2 представлены также на клетках дыхательного тракта, почек, пищевода, мочевого пузыря, подвздошной кишки, сердца, центральной нервной системы [1, 2]. К типичным клиническим проявлениям COVID-19 относятся лихорадка, респираторные симптомы, двусторонняя пневмония, в 3–4% случаев развивается острый респираторный дистресс-синдром. В то же время у ряда пациентов наблюдаются желудочно-кишечные проявления с диареей, рвотой и болью в животе [3].

Клетки кишечного эпителия человека также восприимчивы к вирусу и могут поддерживать устойчивую вирусную репликацию [4]. Так, у пациента 34 лет с острым респираторным дистресс-синдромом коронавирусного генеза электронная микроскопия биоптатов и аутопсийных образцов показала активную вирусную репликацию как в тонкой, так и в толстой кишке [5].

В одном случае выявленного в Соединенных Штатах COVID-19 35-летний мужчина поступил в стационар с тошнотой и рвотой, на второй день госпитализации появились дискомфорт в животе и диарея. На седьмой день болезни в стуле пациента была обнаружена РНК SARS-CoV-2 [6].

В других исследованиях РНК SARS-CoV-2 выявлена в анальном канале или на ректальных тампонах [7, 8] и образцах стула [6, 9, 10] даже после прекращения определения вируса в верхних дыхательных путях [7, 8]. Эти факты позволяют предположить, что при COVID-19 коронавирус SARS-CoV-2 способен проникать в организм человека, поражая эпителиоциты желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Подобная тропность к ЖКТ может объяснить частое возникновение диареи при коронавирусной инфекции. Это имеет значение для эпидемиологического контроля, диагностики и тактики лечения.

Исходя из известных патогенетических механизмов COVID-19, общих и для других заболеваний, сопровождающихся синдромом диареи, целесообразно в схему лечения включать современные кишечные адсорбенты [11].

На конкретных примерах рассмотрим важные желудочно-кишечные аспекты коронавирусной инфекции COVID-19, влияющие на подходы к тактике лечения и предупреждения распространения инфекции.

Желудочно-кишечные симптомы на фоне COVID-19

В крупном исследовании, учитывавшем данные о 1099 пациентах из 552 больниц Китая, сообщалось о тошноте или рвоте у 55 (5,0%) и диарее у 42 (3,8%) пациентов [12].

Результаты исследования других групп пациентов показали частоту диареи, тошноты и/или рвоты в пределах 10% [13–17]. В когорте из 140 COVID-19-положительных пациентов в Ухане желудочно-кишечные симптомы отмечались у 39,6% [18], в том числе тошнота у 24 (17,3%), диарея у 18 (12,9%) и рвота у 7 (5,0%) пациентов.

Аналогичные данные получили F. Xiao и соавт. (2020 г.): частота диареи достигла 35,6% в группе из 73 пациентов [1]. Эти показатели были выше, чем в некоторых других когортах, и указывали на вариабельность клинической картины. В то же время боль в животе или дискомфорт встречались редко [6] – 2,2–5,8% случаев [17, 18].

L. Yang и L. Tu (2020 г.), проанализировав данные литературы и собственные данные, установили, что до 10% пациентов с коронавирусом имеют лишь желудочно-кишечные симптомы [19]. Это затрудняет диагностику и затягивает срок установления диагноза, что негативно сказывается как на самих пациентах, так и на их окружении.

Диарея может быть одним из первых симптомов, иногда возникает раньше, чем фебрилитет или респираторные симптомы [15, 17]. Гастроинтестинальные симптомы у некоторых пациентов могут наблюдаться на протяжении всего периода заболевания, в ряде случаев из респираторного тракта вирус уже не выделяется, но его обнаруживают в фекалиях.

Подобно взрослым желудочно-кишечные симптомы зарегистрированы у 171 ребенка с COVID-19, диарея и рвота у 15 (8,8%) и 11 (6,4%) детей соответственно [16].

В исследовании Y. Xu и соавт. диарея наблюдалась у трех из десяти инфицированных детей [8]. Хотя у детей с COVID-19 описано более мягкое течение заболевания [16] и менее выраженные респираторные проявления [8], желудочно-кишечные симптомы, по-видимому, такие же, как у взрослых. Но, чтобы сделать окончательные выводы, необходимы дальнейшие наблюдения.

По нашим данным, в группе из 87 пациентов с COVID-19, получавших лечение в условиях вновь созданного подразделения для ведения больных COVID-19 на базе ФГБУ «3-й Центральный военный клинический госпиталь (ЦВКГ) им. А.А. Вишневского» Минобороны России, диарейный синдром наблюдался у 28,7% пациентов. Все они были госпитализированы с клиническими симптомами внебольничной пневмонии средней и тяжелой степени. У 9,3% пациентов имели место диспепсические жалобы (тошнота, извращение вкуса, аносмия, горечь во рту). Причиной возникновения диспепсии и диарейного синдрома, вероятно, может быть не только непосредственное влияние коронавируса SARS-CoV-2 на эпителиоциты ЖКТ, но и побочные эффекты проводимой терапии.

Клинический случай 1

Пациент Б., 1957 г.р., поступил в отделение подразделения для ведения больных COVID-19 2 мая 2020 г. Анамнез заболевания: 29 апреля 2020 г. отметил повышение температуры тела до 38 °С, выраженную слабость. Анализ крови на ПЦР COVID-19 положительный, компьютерная томография (КТ) органов грудной клетки (ОГК) от 29 апреля 2020 г. – картина вирусной пневмонии. Объем поражения легочной паренхимы – 5%. КТ-1. Принимал азитромицин, лечился амбулаторно. 1 мая 2020 г. отмечалось ухудшение самочувствия – нарастание интоксикационного синдрома, перебои в работе сердца. Госпитализирован в отделение реанимации и интенсивной терапии вновь созданного подразделения для лечения коронавирусной инфекции COVID-19 ФГБУ «3-й ЦВКГ им. А.А. Вишневского» Минобороны России. На электрокардиограмме (ЭКГ) – частая наджелудочковая экстрасистолия, преходящая СА-блокада 2-й степени. 7 мая 2020 г. выполнена КТ – отрицательная динамика – картина умеренно выраженных типичных проявлений двусторонней вирусной пневмонии – КТ-2 (10 баллов, 40%) (рис. 1).

Данные лабораторного обследования: лейкопения – 3,45 тыс. в мкл, лимфоциты – 0,57 тыс. в мкл, фибриноген – 5,9 г/л, D-димер – 172 нг/мл, С-реактивный белок (СРБ) – 172 мг/л. Назначены Плаквенил, комбинированная антибактериальная терапия: левофлоксацин, Меронем. После стабилизации общего состояния 2 мая 2020 г. для дальнейшего лечения переведен в отделение для лечения больных новой коронавирусной инфекцией COVID-19. При переводе ЭКГ показала синусовый ритм, отсутствие нарушений ритма. 5 мая 2020 г. появилась диарея – жидкий малообъемный стул до десяти раз в день без патологических примесей. Состояние расценивалось как антибиотик-ассоциированная диарея, но из-за пневмонической инфильтрации антибактериальная терапия была продолжена. Назначена диета 4, Энтеросгель три дозы в сутки, Линекс, инфузионная регидратационная терапия. Через восемь дней лечения состояние улучшилось (нормализация температуры тела, урежение стула до двух-трех раз в день, уплотнение его консистенции).

Клинический случай 2

Пациент И., 1972 г.р., заболел 17 апреля 2020 г. после контакта с больным COVID-19. Отмечались лихорадка до 38,5 °С, общая слабость, сухой и редкий кашель, чувство нехватки воздуха при минимальной нагрузке. ПЦР: РНК COVID-19 положительная, КТ ОГК от 21 апреля 2020 г. – КТ-1. Госпитализирован в отделение для ведения больных COVID-19. Анализ крови: лейкоциты – 4,44 тыс. в мкл, лимфоциты – 1,88 тыс. в мкл, СРБ – 24 мг/л. Назначены Плаквенил, азитромицин, отхаркивающие и жаропонижающие средства. На контрольной КТ ОГК от 30 мая 2020 г. зафиксирована отрицательная динамика. Тяжесть КТ-2. Усилена проводимая терапия, назначен препарат Калетра. Отмечалось появление диареи (учащение стула до трех-четырех раз в день). Состояние расценивалось как побочный эффект Калетры. К терапии добавили сорбенты (Энтеросгель), пробиотики (Энтерол) в стандартной дозе. На фоне проводимого лечения стул нормализовался, наблюдалась тенденция к запору.

Поражение печени у пациентов с COVID-19

Помимо желудочно-кишечных симптомов у пациентов с COVID-19 может отмечаться поражение печени, на что указывает повышение уровня ферментов в анализах крови. Хотя механизм поражения печени до конца не изучен, можно предположить, что это вызвано как прямым повреждением печени с поражением гепатоцитов SARS-CoV-2, так и развитием патологических иммунных механизмов или гепатотоксичностью препаратов [20]. Предполагается также, что вирус способен связываться с холангиоцитами через рецептор ACE-2, вследствие чего нарушается регуляция функции печени [21]. При этом каких-либо вирусных включений в печени не обнаруживается. Остается открытым вопрос, способна ли собственно атипичная пневмония (COVID-19) неблагоприятно воздействовать на печень и какие еще механизмы задействованы в ее повреждении.

По данным литературы, почти у 50% больных COVID-19 в период заболевания наблюдали аномальные уровни аланинаминотрансферазы (АЛТ) и аспартатаминотрансферазы (АСТ) с незначительным повышением в сыворотке крови билирубина [12–14, 17, 22]. В комментарии, описывающем 56 пациентов с COVID-19, повышенный уровень гамма-глутамилтранспептидазы отмечался у 54% из 28 пациентов. В большинстве случаев поражения печени носят легкий и преходящий характер, но не исключены и серьезные осложнения. Доля повреждений печени выше у пациентов с тяжелой формой COVID-19 [12, 14].

В группе из 99 пациентов в Ухане 43 пациента имели повышенный уровень АЛТ или АСТ. У одного из них с критическим COVID-19 зарегистрирован тяжелый гепатит С с повышением уровня АЛТ в сыворотке до 7590 ЕД/л [13].

Согласно собственным данным, повышение уровня трансаминаз не более двух-трех норм зафиксировано у 4,6% больных COVID-19, получавших лечение по поводу пневмонии среднетяжелого и тяжелого течения в нашем стационаре. Уровень билирубина во всех случаях оставался нормальным.

В частности, мы наблюдали успешный исход лечения у пациентки с симптомами поражения печени на фоне COVID-19.

Клинический случай 3

Больная Б., 43 лет. В середине марта 2020 г. появились катаральные изменения в глотке, субфебрильная температура, лечилась амбулаторно. Ухудшение состояния отмечалось 21 апреля 2020 г. – появились чувство нехватки воздуха, выраженная общая слабость, редкий сухой кашель, послабление стула, урчание в животе. 24 апреля 2020 г. у мужа больной выявлен положительный анализ ПЦР на COVID-19. В тот же день пациентке выполнена КТ ОГК: картина вирусной двусторонней нижнедолевой пневмонии, КТ-2. Госпитализирована в инфекционное отделение ФГБУ «3-й ЦВКГ им. А.А. Вишневского» Минобороны России. Мазок из зева ПЦР на COVID-19 положительный. Известно, что пациентка без отягощенного преморбидного фона, имеет нормальный индекс массы тела, постоянной медикаментозной терапии не получает. Употребление алкоголя отрицает. Маркеры гепатитов B и C отрицательные. При поступлении в стационар в биохимическом анализе крови – уровень трансаминаз, в 2,5 раза превышающий норму, концентрация билирубина в норме. Ультразвуковое исследование (УЗИ) органов брюшной полости – патологии печени не выявлено.

Проведена терапия, согласно Временным методическим рекомендациям Минздрава России по лечению коронавирусной инфекции COVID-19 (версия 6.0), – Плаквенил, азитромицин, а также патогенетическая терапия (Флуимуцил, Энтеросгель, Энтерол, парацетамол при повышении температуры тела).

В результате проводимого лечения, по данным КТ ОГК, пневмония разрешилась, повторный мазок из зева – дважды отрицательный. При динамическом лабораторном наблюдении – нормализация уровня трансаминаз на шестые сутки лечения. Стул нормализовался на седьмые сутки лечения.

Клинический случай 4

Пациент С., 41 год. При госпитализации жалобы на непродуктивный кашель, повышение температуры тела в вечерние часы до фебрильных цифр с ознобом, снижение обоняния, вкуса, головную боль. Заболел за четыре дня до госпитализации. Амбулаторное лечение – без эффекта. В 2017 г. диагностирован хронический гепатит C – РНК HCV положительный (3а генотип), в 2018 г. – безынтерфероновая противовирусная терапия (софосбувир 400 мг + даклатасвир 60 мг) – 12 недель, с достижением устойчивого вирусологического ответа. Пациент госпитализирован. КТ ОГК – картина двусторонней полисегментарной вирусной пневмонии. Объем поражения – КТ-2. Анализ крови: лимфопения, повышение D-димера и фибриногена. Умеренное повышение уровня сывороточных трансаминаз (до пяти норм) и маркеров холестаза. Повышение СРБ и ферритина (табл. 1–3). Методом ПЦР вирус гепатита C не выявлен. Aнти-HCV обнаружен 23 мая 2020 г. Таким образом, у пациента наблюдалась картина гепатита умеренной степени активности с синдромом холестаза, без нарушения функции печени. На вторые сутки госпитализации появились дискомфорт в правом подреберье, тошнота, неоформленный стул до трех-четырех раз в день. УЗИ брюшной полости: эхографические признаки диффузных изменений паренхимы печени и поджелудочной железы. Плотность печени (эластография сдвиговой волны): 7,8 кПа (F2). 23 мая 2020 г. КТ ОГК в динамике через шесть дней: в обоих легких полисегментарно, по периферии, преимущественно в нижних долях, сливные участки уплотнения легочной ткани по типу матового стекла в сочетании с ретикулярным компонентом и консолидацией. Поражение легочной ткани до 50%. Заключение: КТ-картина двусторонней полисегментарной вирусной пневмонии (в том числе COVID-19). КТ-2. Отрицательная динамика. То есть у пациента с патологическими изменениями печеночных ферментов имело место затяжное течение вирусной пневмонии. Анализ крови показал разрешение лимфопении, тенденцию к снижению D-димера. Умеренное уменьшение сывороточных трансаминаз (до двух-трех норм) и положительная динамика маркеров холестаза. Хорошая динамика снижения СРБ (с 44 до 24 мг/л) и ферритина (с 487 до 363 мкг/л). Электролиты в норме. Таким образом, степень активности гепатита с умеренной уменьшилась до незначительной без нарушения функции печени. Полностью разрешились явления кишечной диспепсии. К ранее назначенной терапии (Плаквенил, азитромицин, Фрагмин, Флуимуцил, левофлоксацин) были добавлены Энтеросгель, омепразол, Энтерол. В связи с отрицательной КТ-динамикой на шестой день терапии назначили Калетру. На фоне терапии полностью разрешились явления диспепсии: прекратилась тошнота, вздутие и болезненность в животе, нормализовалась кратность стула (один-два раза в сутки), консистенция – между кашицеобразным и оформленным без патологических примесей. КТ ОГК от 29 мая 2020 г.: положительная динамика течения вирусной пневмонии. КТ-стадия стабилизации/рассасывания (рис. 2).

Подходы к терапии гастроэнтерологических симптомов COVID-19

Согласно Временным методическим рекомендациям Минздрава России, на сегодня нет доказательств эффективности применения при COVID-19 каких-либо лекарственных препаратов этиотропного действия [23]. Кроме того, некоторые назначаемые антимикробные и противовирусные средства обладают гепато- и энтеротоксическими эффектами, которые сами по себе требуют коррекции.

Патогенетическая терапия предполагает использование достаточного количества жидкости (2,5–3,5 л в сутки и более, если нет противопоказаний по соматической патологии). При выраженной интоксикации, а также дискомфорте в животе, тошноте и/или рвоте, отечном синдроме, препятствующих употреблению жидкости, показаны энтеросорбенты (диоксид кремния коллоидный, полиметилсилоксана полигидрат и др.).

Среди известных лекарственных средств патогенетической терапии преимущество имеют современные кишечные сорбенты, поскольку они воздействуют одновременно на различные механизмы коронавирусной инфекции. Речь, в частности, идет о восстановлении энтерогематического барьера за счет регенерации слизистой оболочки, снижении повышенного уровня эндотоксина в крови, нормализации дисбиоза кишечника. Энтеросорбенты – препараты несистемного действия, не всасываются из кишечника в кровь, поэтому в отличие от антимикробных средств не обладают гепато- и нефротоксическим эффектом. Более того, они сорбируют избыток эндотоксина и демонстрируют эффективность в купировании проявлений лекарственного гепатита на фоне использования антимикробных средств.

К преимуществам современного энтеросорбента полиметилсилоксана полигидрата (Энтеросгель) по сравнению с классическими, на основе угля и глины, следует отнести гидрофобность, что проявляется в значительно меньшей степени обезвоживания (эксикоза) при их применении [24]. Кроме того, в отличие от диоксида кремния мелкодисперсного полиметилсилоксана полигидрат, по меньшей мере в исследованиях in vitro, не вызывал лизиса нормофлоры, например Escherichia coli [25], и при этом способствовал подавлению роста Staphylococcus aureus и продукции энтеротоксина [26].

В поддержку использования современных энтеросорбентов говорят результаты многочисленных клинических исследований, проведенных в России и за рубежом, которые были приведены в наших обзорах [27, 28]. Так, у 46 пациентов, получавших антиретровирусную терапию по поводу ВИЧ-инфекции, достоверно сокращались сроки нормализации стула (прекращения диареи) в результате терапии с использованием полиметилсилоксана полигидрата [29]. У 61 пациента с острым вирусным гепатитом B и сопутствующим дисбактериозом кишечника на фоне применения Энтеросгеля удалось быстрее купировать симптомы интоксикации и нормализовать дисбиоз [30].

Кроме того, в Великобритании завершилось исследование, которое продемонстрировало эффективность и безопасность полиметилсилоксана полигидрата в амбулаторном лечении острой диареи у взрослых, прежде всего в виде сокращения продолжительности сроков нормализации стула [31]. Опубликованы промежуточные результаты исследования, которые также показали эффективность подобной терапии. Терапия с использованием полиметилсилоксана полигидрата при синдроме раздраженного кишечника с диареей сопровождалась купированием симптомов боли и нормализацией стула [32].

Заключение

В комплексной терапии коронавирусной инфекции, вызванной COVID-19, при возникновении гастроинтестинальных симптомов и повышении уровня печеночных трансаминаз представляется целесообразным применение современных энтеросорбентов, например полиметилсилоксана полигидрата в стандартной дозе 22,5 г (один пакет, или 1,5 столовой ложки) три раза в сутки. С учетом механизма действия препарата его использование может способствовать более быстрому купированию диареи, уменьшению интоксикационного синдрома и нормализации уровня трансаминаз.

реабилитация, симптомы, причины, диагностика и лечение в «СМ-Клиника»

Новая коронавирусная инфекция (COVID-19 ИЛИ SARS-COV-2) в настоящее время стала испытанием для пациентов и врачей. Медики во всем мире активно борются с самой инфекцией. В настоящее время практически ежедневно к врачам медицинских центров обращаются с различными жалобами пациенты, переболевшие этой новой инфекцией.

Сегодня медики больше не считают COVID-19 заболеванием только дыхательной системы. Попадая в организм, вирус взаимодействует с определенными рецепторами, которых больше всего в сосудах легких, сердце, почках, кишечнике, мочеполовой системы, кожи и др., а значит, под ударом все эти органы.

По мнению врачей, постковидный синдром – достаточно широкий диагноз с психофизиологическими последствиями. Степень тяжести перенесенной коронавирусной инфекции напрямую влияет на степень выраженности симптомов уже после заболевания. Ведь, по словам специалистов, опубликовавших статью в научном журнале Science, коронавирус творит такие вещи, какие не творила ни одна болезнь, известная человечеству.

Как восстановиться после перенесенной коронавирусной инфекции?

Итак, инфекция побеждена, и вас или ваших родных или знакомых выписали домой из стационара, или завершился этап амбулаторного (домашнего) лечения.

Что делать дальше? Как восстановиться после перенесенной коронавирусной инфекции? Нужны ли контрольные анализы и обследования? В каком состоянии находится организм после болезни? Такие вопросы встают перед человеком, переболевшим коронавирусной инфекцией. Важно понимать, что да, — вирус в результате лечения побежден, но не менее важно оценить последствия его влияния на здоровье в целом. Порой мы не связываем появление вышеуказанных жалоб с перенесенной инфекцией, а зря…

«СМ-Клиника» в течение уже 6 месяцев занимается лечением и реабилитацией пациентов после перенесённой коронавирусной инфекции. По опыту коллег из других клиник и мировой медицины хотим выделить несколько групп постковидных последствий (осложнений) по частоте их распространённости при обращении за медицинской помощью в амбулаторно-поликлинические медицинские учреждения.

Органы и системы организма подверженные действию COVID-19

Органы дыхания

Да! Легкие – это орган-мишень COVID-19. У 30-40% пациентов развиваются изменения в легких в виде пневмоний, пневмонитов. Эти процессы текут длительно, по нескольку недель. Картина по данным КТ-исследований может меняться в течение еще нескольких месяцев после острой фазы заболевания. В отдаленном периоде медленно может развиваться фиброз (рубцовые изменения) или ателектазы (спадание легочной ткани). А это уже заболевания, приводящие к дыхательной недостаточности и инвалидизации. Поэтому всем пациентам, кто перенес коронавирусную пневмонию, рекомендуется наблюдаться у пульмонолога в течение 6-12 месяцев и пройти комплексную программу реабилитации.

Сердечно-сосудистая система

К сожалению, изменения сердечно-сосудистой системы нередко встречаются у пациентов. При этом изменения не связаны с возрастом. Да, чаще всего развитие сердечно-сосудистых осложнений встречается у пациентов старше 50 лет и уже с имеющимися заболеваниями сердца и сосудов. Но и у молодых людей после перенесённой коронавирусной инфекции через 2-3 недели могут развиваться такие симптомы, как не мотивируемая тахикардия, аритмия, плохая переносимость физической нагрузки, скачки артериального давления, тянущие боли в области сердца или грудной клетки, апатия. По данным зарубежных исследований, осложнения могут появляться и исчезать в течение 30 дней после выздоровления. А для некоторых пациентов сама болезнь может быть лишь началом долгой и трудной борьбы с так называемой «постковидной инвалидностью». Читать полностью

Коронавирус может вызвать сильнейшую воспалительную реакцию всего организма. Он может повредиь внутренние стенки сосудов, нарушается микроциркуляция в сосудах. Инфекция атакует и сердечную мышцу, развиваются миокардит и перикардит. Могут развиваться и серьезные заболевания, такие как тромбоэмболия, инфаркты, инсульты. Поэтому после перенесенной инфекции при появлении приступов тахикардии или аритмии, плохой выносливости физической нагрузки или болей в сердце следует немедленно обратиться к врачу-кардиологу.

Врачи- кардиологи «СМ-Клиника» располагают современной лабораторной и инструментальной диагностикой. Вовремя купированное воспаление эндотелия (внутренний слой сосудов) и повышенное тромбообразование позволяют снизить риски дальнейшего формирования сердечно-сосудистых заболеваний или ухудшения течения уже имеющихся.

Помимо этого, всем пациентам, которые относятся к группе риска (лица старше 50 лет, лица с хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями) рекомендуется в обязательном порядке пройти консультацию врача-кардиолога после перенесённой инфекции для коррекции терапии.

Не стоит забывать и о токсическом действии на сердце и сосуды препаратов, которые применяют в стационарах при лечении COVID-19. Этот фактор может усугублять течение постковидных сосудистых изменений и патологии сердца и почек.

Нервная система

У каждого 3-го пациента после перенесённой инфекции в ближайшие 2-3 недели развивается нарушение со стороны нервной системы, а именно нарушение сна, засыпания, частные пробуждения и ощущения нехватки воздуха, депрессивные и астенические состояния. Особенно хотим обратить внимание на развитие астенического синдрома после перенесенной коронавирусной инфекции. Он характеризуется повышенной утомляемостью, неустойчивостью настроения, нарушением сна, снижением концентрации внимания, невозможностью длительного умственного и физического напряжения, головными болями. Эти все симптомы приводят к усугублению состояния, депрессии. Помимо этого, могут проявляться вегетативные реакции в виде потливости, одышки, тахикардия (рефлекторных реакций). Читать полностью

Очень часто пациенты в течение 2-3 месяцев после перенесенной инфекции жалуются на головную боль. В таком случае не стоит ждать и думать, что все пройдет само по себе. Эти реакции являются для организма патологическими и могут запустить более серьезные последствия, привести к стойким нарушениям. Своевременное обращение к врачу-неврологу и назначение лечения позволяют купировать, в большинстве случаев, данные симптомы уже к 7-10-му дню лечения. В своей терапии врачи-неврологи «СМ-Клиника» применяют комплексный подход, включающий медикаментозную терапию, физиопроцедуры, рефлексотерапию, психотерапию, методики афферентного лечения и т д.

ЛОР-органы

Не секрет, что любая вирусная респираторная инфекция приводит к обострению хронических заболеваний ЛОР-органов. Учитывая частоту встречаемости хронических тонзиллитов, синуситов и т. д., к нам в клиники после перенесенной инфекции обращаются пациенты с обострением воспаления в придаточных пазухах носа, среднем ухе, глотке. Порой пациенты жалуются на снижение слуха и обоняния длительное время после инфекции. И тут комплексная работа врачей отоларинголога и невролога позволяет улучшить ситуацию. Следите за своим носовым дыханием, обонянием, состоянием глотки и слухом. При появлении малейших изменений обращайтесь к врачу отоларингологу.

Органы зрения

Учитывая воспалительный компонент при развитии коронавирусной инфекции, органы зрения также могут страдать. Чаще всего пациенты обращают внимание на снижение остроты зрения (преходящее или постоянное). Эти изменения обусловлены сосудистым компонентом или минимальным воспалительным процессом. Но отсутствие лечения этого состояния может закрепить патологический процесс и впоследствии привести к стойким нарушениям. Врачи-офтальмологи «СМ-Клиника» оснащены современным оборудованием, которое позволяет осмотреть сосуды глазного дна, выявить малейшие изменения и начать лечение вовремя.

Развитие и обострение аутоиммунных заболеваний и нарушений иммунного гомеостаза организма

На данный момент пока есть единичные сведения в мировой медицинской литературе, что данный вирус приводит к развитию аутоиммунных заболеваний, например, таких как ревматоидный артрит или аутоиммунный тиреоидит. Врачам известны другие вирусы, которые запускают данный механизм. Любой вирусный процесс может приводить к обострению аутоиммунных заболеваний и обострению дремлющих хронических вирусных заболеваний (герпес-вирусов, цитомегаловирусов, вируса Эпштейн-Барр). И если вы находитесь в группе риска, обратитесь после перенесённой инфекции к специалисту-ревматологу, иммунологу, эндокринологу или терапевту. Вы можете пройти первоначально программу «Иммунологический паспорт», чтобы понимать состояние вашей иммунной системы и есть ли в ней нарушения.

Изменения и последствия со стороны кожи и волос

Конечно, на состояние волос и кожи мы обращаем внимание уже после выписки домой и стихания самого заболевания. Но хочется остановиться именно на этом. Кожа — это зеркало здоровья организма, и если вы замечается изменения кожи в виде сухости, высыпаний, усиление морщин, а также изменения качества волос и/или их выпадение — не стоит затягивать с визитом к врачу-дерматологу, трихологу. Современная трихология и дерматология обладают мощными методиками лечения и восстановления состояния кожи и волос после перенесенных инфекций.

Органы пищеварения

Сам коронавирус, особенно у детей, способен поражать сосуды кишечника и слизистую кишки, тем самым вызывая диарею и рвоту. Но у взрослых пациентов такой симптом не выражен, проявляется реже и порой проходит за 1-2 дня. Однако вследствие воспаления сосудов кишечника, слизистой кишки и поражения печени пациенты начинают обращать внимание спустя 1-2 месяца на такие симптомы как нарушение аппетита, стула, вздутие и урчание в животе, изжогу, тошноту, боли в животе и правом подреберье. Также не стоит забывать, что при лечении коронавирусной инфекции очень часто применяются антибиотики как препараты защиты от суперинфекции. Читать полностью

И конечно, прием антибиотиков может сказаться на состоянии желудочно-кишечного тракта спустя несколько месяцев. Обращение к врачу-гастроэнтерологу позволяет быстрее и эффективнее скорректировать эти состояния. И помните, что одним из основным органом иммунной системы является кишечник. От его состояния зависит иммунный ответ на все инфекции, попадающие в организм.

Печень и желчевыводящие пути

В результате ряда научных исследований установлено, что коронавирус вызывает повреждение печени у инфицированных пациентов. В дальнейшем это может проявляться нарушением ее функционального состояния. Вероятно, это связано не только с прямым воздействием самого вируса, но также с лекарственным повреждением печени. Среди пациентов с тяжелым течением коронавирусной инфекции доля повреждений печени была выше. Также следует отметить, что пациенты с вирусной природой хронических заболеваний печени более склонны к развитию повреждений печени, что вероятно связано с усилением размножения вирусов гепатита В и С во время коронавирусной инфекции.

Репродуктивное здоровье

К сожалению, пока крайне мало информации о состоянии нашей репродуктивной системы после перенесенной инфекции. Но следует сказать, что уже стали обращаться пациенты после инфекции с нарушением либидо, эрекции и т. д. Вероятнее всего, это обусловлено общим воспалительным процессом, сосудистыми нарушениями, и является проходящим на фоне терапии. Внимательно прислушивайтесь к своему организму и при появлении симптомов со стороны половой сферы обращаетесь к профильным врачам – урологу или гинекологу.

Эндокринная система

Хотя на текущий момент нет убедительных доказательств, устанавливающих причинно-следственную связь между коронавирусом и диабетом, однако ряд исследований указывают на возможность вируса вызывать негативные изменения в метаболизме глюкозы. Наиболее подвержены этим изменениям пациенты, у которых до болезни были предпосылки к этому (лишний вес, повышенное давление, малоподвижный образ жизни и др.). Меры профилактики развития сахарного диабета 2 типа подскажут врачи-эндокринологи.

Рекомендации МГНОТ по COVID-19 и постковидному синдрому 2021

ЛИТЕРАТУРА / REFERENCES


1. Рекомендации МГНОТ по диагностике и интенсивной терапии синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови при вирусном поражении легких. Под редакцией проф. Воробьева П.А. и проф. Елыкомова В.А. Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2020; 5-6: 99-111.https://doi.org/10.26347/1607-2502202005-06099-111. [Recommendations for the diagnosis and therapy of disseminated intravascular coagulation syndrome in patients with respiratory viral infections]. Prof. Vorobyov PA, Prof. Elykomov VA, editors. Health Care Standardization Problems. 2020; 5-6: 71-94. https://doi.org/10.26347/1607-2502202005-06099-111. Russian.
2. Mao L, Jin H, Wang M. et al. Neurologic Manifestations of Hospitalized Patients With Coronavirus Disease 2019 in Wuhan, China. JAMA Neurol. 2020;77(6):683–690. https://doi.org/10.1001/jamaneurol.2020.1127.
3. Pezzini A, Padovani A. Lifting the mask on neurological manifestations of COVID-19. Nat Rev Neurol. 2020; 16: 636–644 (2020). https://doi.org/10.1038/s41582-020-0398-3.
4. Parsons T, Banks S, Bae C. et al. COVID-19-associated acute disseminated encephalomyelitis (ADEM). J Neurol. 2020; 267: 2799–2802. https://doi.org/10.1007/s00415-020-09951-9).
5. Moriguchi T, Harii N, Goto J, Harada D, Sugawara HTakamino J, Shimada S. A first case of meningitis/encephalitis associated with SARS-Coronavirus-2. International Journal of Infectious Diseases. 2020; 94: 55–58. https://doi.org/10.1016/j.ijid.2020.03.062.
6. Huang YH, Jiang D, Huang JT. SARS-CoV-2 Detected in Cerebrospinal Fluid by PCR in a Case of COVID-19 Encephalitis. Brain Behav Immun. 2020;87:149. https://doi.org/10.1016/j.bbi.2020.05.012).
7. Poyiadji N, Shahin G, Noujaim D, Stone M, Patel S, Griffith B. COVID-19–associated Acute Hemorrhagic Necrotizing Encephalopathy: Imaging Features. Radiology. 2020; 296(2): E119–E120. https://doi.org/10.1148/radiol.2020201187.
8. Hernández-Fernández F, Sandoval Valencia H., Barbella-Aponte R.A Collado-Jiménez R, Ayo-Martín Ó, Barrena C. et al. Cerebrovascular disease in patients with COVID-19: neuroimaging, histological and clinical description. Brain. 2020; 143(10): 3089–3103. https://doi.org/10.1093/brain/awaa239.
9. Zhao H, Shen D, Zhou H, Liu J, Chen S. Guillain-Barré syndrome associated with SARS-CoV-2 infection: causality or coincidence? The Lancet Neurology 2020; 19(5): 383–384. https://doi.org/10.1016/S1474-4422(20)30109-5.
10. Gutiérrez-Ortiz C, Méndez-Guerrero A, Rodrigo-Rey S, San Pedro-Murillo E, Bermejo-Guerrero L, Gordo-Mañas R. et al. Miller Fisher syndrome and polyneuritis cranialis in COVID-19. Neurology. 2020; 95(5), e601 LP-e605. https://doi.org/10.1212/WNL.0000000000009619.
11. Qin Y, Wu J, Chen T, Li J, Zhang G, Wu D, et al. Long-term microstructure and cerebral blood flow changes in patients recovered from COVID-19 without neurological manifestations. The Journal of Clinical Investigation. 2020; 131(8). https://doi.org/10.1172/JCI147329.
12. Dennis A, Wamil M, Kapur S, Alberts J, Badley AD, Decker GA, Rizza S.A, Banerjee R, BanerjeeA. Multi-organ impairment in low-risk individuals with long COVID. MedRxiv, 2020. https://doi.org/10.1101/2020.10.14.20212555).
13. Ludvigsson JF. Case report and systematic review suggest that children may experience similar long-term effects to adults after clinical COVID-19. Acta Paediatr. 2021; 110: 914– 921. https://doi.org/10.1111/apa.15673.
14. Davido B, Seang S, Tubiana R. & de Truchis P. Post-COVID-19 chronic symptoms: a post-infectious entity? Clin. Microbiol. Infec. 2020; 26: 1448–1449.
15. Brodin P. Immune determinants of COVID-19 disease presentation and severity. Nat Med. 2021; 27: 28–33. https://doi.org/10.1038/s41591-020-01202-8).
16. Guillot X, Ribera A, Gasque P. Chikungunya-Induced Arthritis in Reunion Island: A Long-Term Observational Follow-Up Study Showing Frequently Persistent Joint Symptoms, Some Cases of Persistent Chikungunya Immunoglobulin M Positivity, and No Anticyclic Citrullinated Peptide Seroconversion After 13 Years. The Journal of Infectious Diseases. 2020; 222(10): 1740–1744. https://doi.org/10.1093/infdis/jiaa261.
17. Clark DV, Kibuuka H, Millard M, Wakabi S, Lukwago L, Taylor A, Robb ML. Long-term sequelae after Ebola virus disease in Bundibugyo, Uganda: a retrospective cohort study. The Lancet Infectious Diseases. 2015; 15(8): 905–912. https://doi.org/10.1016/S1473-3099(15)70152-0).
18. Singh SK, Girschick HJ. Lyme borreliosis: from infection to autoimmunity. Clinical Microbiology and Infection. 2004; 10(7): 598–614. https://doi.org/10.1111/j.1469-0691.2004.00895.x).
19. Rebman AW, Yang T, Aucott JN Symptom heterogeneity and patient subgroup classification among US patients with post-treatment Lyme disease: anobservational study. BMJ Open. 2021;11:e040399. https://doi.org/10.1136/bmjopen-2020-040399.
20. Hickie I, Davenport T, Wakefield D, Vollmer-Conna U, Cameron B, Vernon SD, Lloyd A. (). Post-infective and chronic fatigue syndromes precipitated by viral and non-viral pathogens: prospective cohort study. BMJ. 2006; 333(7568): 575. https://doi.org/10.1136/bmj.38933.585764.AE).
21. Rodriguez LST, Pou C, Lakshmikanth T, ZhangJ, Mugabo C H, Wang J, Brodin P. (). Achieving symptom relief in patients with Myalgic encephalomyelitis by targeting the neuro-immune interface and inducing disease tolerance. BioRxiv. 2020. https://doi.org/10.1101/2020.02.20.958249.
22. Lantos PM, Rumbaugh J, Bockenstedt LK, Falck-Ytter YT, Aguero-Rosenfeld ME, Auwaerter PG, Baldwin K, Bannuru RR, Belani KK, Bowie WR, Branda JA, Clifford DB, DiMario FJJr, Halperin JJ, Krause PJ, Lavergne V, Liang MH, Cody Meissner H, Nigrovic LE, Nocton JJ, Osani MC, Pruitt AA, Rips J, Rosenfeld LE, Savoy ML, Sood SK, Steere AC, Strle F, Sundel R, Tsao J, Vaysbrot EE, Wormser GP Zemel LS. Clinical Practice Guidelines by the Infectious Diseases Society of America (IDSA), American Academy of Neurology (AAN), and American College of Rheumatology (ACR): Guidelines for the Prevention, Diagnosis, and Treatment of Lyme Disease. Arthritis Care Res. 2020; 73: 1-9. https://doi.org/10.1002/acr.24495).
23. Post-covid syndrome in individuals admitted to hospital with COVID-19: retrospective cohort study. BMJ. 2021; 372: n693. https://doi.org/10.1136/bmj.n693.
24. Michelen M, Manoharan L, Elkheir N, et al. Characterising long-term covid-19: a rapid livingsystematic review. MedRxiv, 2020. https://doi.org/10.1101/2020.12.08.20246025.
25. ЗайратьянцО.В., CамсоноваМ.В., МихалеваЛ.М., ЧерняевА.Л., МишневО.Д., КрупновН.М., КалининД.В. Патологическаяанатомия COVID-19: Атлас. Под общей ред. О.В. Зайратьянца. М.: ГБУ «НИИОЗММ ДЗМ», 2020. 140 с. Zairatyants OV, Samsonova MV, Mikhaleva LM, Chernyaev AL, Mishnev OD, Krupnov NM, Kalinin DV. [Pathological anatomy of COVID-19: Atlas. Zairatyants OV, chief editor. Moscow: GBU «NIIOZMM DZM», 2020. 140 p. Russian.
26. Lee MH, Perl DP, Nair G, Li W, Maric D, Murray H, Dodd SJ, Koretsky AP, Watts JA, Cheung V, Masliah E, Horkayne-Szakaly I, Jones R, Stram MN, Moncur J, Hefti M, Folkerth RD, Nath A. Microvascular Injury in the Brains of Patients with Covid-19. N Engl J Med. 2021;384(5):481-483. https://doi.org/10.1056/NEJMc2033369.
27. Boldrini M, Canoll PD, Klein RS. How COVID-19 Affects the Brain. JAMA Psychiatry. 2021; 78 (6):682-683. https://doi.org/10.1001/jamapsychiatry.2021.0500.
28. Varga Z, Flammer AJ, Steiger P, Haberecker M, Andermatt R, Zinkernagel AS. et al. Endothelial cell infection and endotheliitis in COVID-19. The lancet. 2020; 396 (10234): 1417-1418. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(20)30937-5.
29. Lei Y, Zhang J, Schiavon CR, He M, Chen L, Shen H, Zhang Y, Yin Q, Cho Y, Andrade L, Shadel GS, Hepokoski M, Lei T, Wang H, Zhang J, Yuan JX, Malhotra A, Manor U, Wang S, Yuan ZY, Shyy JY. SARS-CoV-2 Spike Protein Impairs Endothelial Function via Downregulation of ACE. Circulation Research 22021; 128: 1323-1326. https://doi.org/10.1161/CIRCRESAHA.121.318902.
30. Michelen M, Cheng V, Manoharan L, Elkheir L, Dagens D, Hastie C, O’Hara M, Suett JC , Dahmash DT, Bugaeva P, Rigby I, Munblit D, Harriss E, Burls A, Foote C, Scott JT, Carson G, Olliaro P, Sigfrid L, Stavropoulou C.Characterising long-term covid-19: a rapid living systematic review. MedRxiv. https://doi.org/10.1101/2020.12.08.20246025.
31. Cirulli ET, Schiabor Barrett KM, Riffle S, Bolze A, Neveux I, Dabe S, Grzymski JJ,. Lu JT, Washington NL. Long-term COVID-19 symptoms in a large unselected population. MedRxiv, 2020. https://doi.org/10.1101/2020.10.07.20208702.
32. Al-Aly Z, Xie Y & Bowe B. High-dimensional characterization of post-acute sequalae of COVID-19. Nature.2021; 594: 259-264. https://doi.org/10.1038/s41586-021-03553-9.
33. Воробьев А.П., Воробьев П.А., Муканин Д.А., Краснова Л.С. Эффективность системы искусственного интеллекта MeDiCase при диагностике инфекции COVID-19 в амбулаторных условиях. Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2020; 11-12: 27-36. DOI: https://doi.org/10.26347/1607-2502202011-12027-036 27-36. VorobievAP, VorobyevPA, MukaninDA, KrasnovaLS. Efficiency of the Medicase AI System in diagnosing COVID-19 in ambulatory conditions. HealthCare Standardization Problems. 2020; 11-12: 27-36. https://doi.org/10.26347/1607-2502202011-12027-036. Russian.
34. Ющук Н. Д. Инфекционные болезни: синдромальная диагностика. Под ред. Н.Д. Ющука, Е.А. Климовой. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2017. 176 с. ISBN 978-5-9704-4045-2. Yushchuk ND. [Infectious diseases: syndromal diagnostics]. Yushchuk ND, Klimova EA, editors. Moscow: GEOTAR-Media, 2017. 176 p. ISBN 978-5-9704-4045-2. Russian.
35. Lesort C, Kanitakis J, Villani A et al. COVID‐19 and outbreak of chilblains: are they related? J Eur Acad Dermatol Venereol. 2020; 34: e757–e758. https://doi.org/10.1111/jdv.16779.
36. Birlutiu V, Feiereisz AI, Oprinca G, Dobritoiu S, Rotaru M, Birlutiu RM, Iancu GM.Cutaneous manifestations associated with anosmia, ageusia and enteritis in SARS-CoV-2 infection — a possible pattern? Observational study and review of the literature. Int J Infect Dis. 2021; 107: 72-77. https://doi.org/10.1016/j.ijid.2021.04.058.
37. Conforti C, Dianzani C, Agozzino M, Giuffrida R, Marangi GF, Meo ND, Morariu SH, Persichetti P, Segreto F, Zalaudek I, Neagu N. Cutaneous Manifestations in Confirmed COVID-19 Patients: A Systematic Review. Biology. 2020; 9(12):449. https://doi.org/10.3390/biology9120449.
38. Genovese G, Moltrasio C, Berti E, Marzano AV. Skin Manifestations Associated with COVID-19: Current Knowledge and Future Perspectives.Dermatology. 2021;237(1):1-12. https://doi.org/10.1159/000512932.
39. Novak N, Peng W, Naegeli MC, Galvan C, Kolm-Djamei I, Brüggen C, Cabanillas B, Schmid-Grendelmeier P, Catala A.SARS-CoV-2, COVID-19, skin and immunology — What do we know so far? Allergy. 2021;76(3):698-713. https://doi.org/10.1111/all.14498.
40. FIvenson D. COVID-19: association with rapidly progressive forms of alopecia areata. International Journal of Dermatology. 2020; 60(1): 127-127. https://doi.org/10.1111/ijd.15317.
41. Zhou T, Su TT, Mudianto T, Wang J. Immune asynchrony in COVID-19 pathogenesis and potential immunotherapies. J Exp Med. 2020;217(10):e20200674. https://doi.org/10.1084/jem.20200674.
42. Machado PM. Pathophysiology of acute respiratory syndrome coronavirus 2 infection: a systematic literature review to inform EULAR points to consider. RMD Open. 2021;7(1):e001549. https://doi.org/10.1136/rmdopen-2020-001549.
43. Насонов Е.Л. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19): размышления ревматолога. Научно-практическаяревматология. 2020;58(2):123-132. https://doi.org/10.14412/1995-4484-2020-123-132. Nasonov EL. Coronavirus disease 2019 (COVID-19): a rheumatologist’s thoughts. NauchnoPrakticheskaya Revmatologiya. Rheumatology Science and Practice. 2020;58(2):123-132. doi: 10.14412/1995-4484-2020-123-132. Russian.
44. Leisman DE, Ronner L, Pinotti R, Taylor MD, Sinha P, et al. Cytokine elevation in severe and critical COVID-19: a rapid systematic review, meta-analysis, and comparison with other inflammatory syndromes. Lancet Respir Med. 2020;8(12):1233-1244. https://doi.org/10.1016/S2213-2600(20)30404-5.
45. Weatherhead JE, Clark E, Vogel TP, Atmar RL, Kulkarni PA. Inflammatory syndromes associated with SARS-CoV-2 infection: dysregulation of the immune response across the age spectrum. J Clin Invest. 2020;130(12):6194-6197. https://doi.org/10.1172/JCI145301.
46. Dalakas MC. Guillain-Barré syndrome: The first documented COVID-19-triggered autoimmune neurologic disease: more to come with myositis in the offing. Neurol Neuroimmunol Neuroinflamm. 2020; 7:e781. https://doi.org/10.1212/NXI.0000000000000781.
47. Bhattacharjee S, Banerjee M. Immune thrombocytopenia secondary to COVID-19: a systematic review. SN Compr Clin Med. 2020; 1–11. https://doi.org/10.1007/s42399-020-00521-8.
48. Perez-Toledo M, Faustini SE, Jossi SE, Shields AM, Kanthimathinathan HK, Allen JD, et al. Serology confirms SARS-CoV-2 infection in PCR-negative children presenting with Paediatric Inflammatory Multi-System Syndrome. MedRxiv 2020. https://doi.org/10.1101/2020.06.05.20123117.
49. Consiglio CR, Cotugno N, Sardh F, Pou C, Amodio D, Rodriguez L, et al. The immunology of multisystem inflammatory syndrome in children with COVID-19. Cell. 2020; 183: 968– 81.e7. https://doi.org/10.1016/j.cell.2020.09.016.
50. Gruber CN, Patel RS, Trachtman R, Lepow L, Amanat F, Krammer F, et al. Mapping systemic inflammation and antibody responses in multisystem inflammatory syndrome in children (MIS-C). Cell. 2020; 183: 982– 995.e14. https://doi.org/10.1016/j.cell.2020.09.034.
51. Vlachoyiannopoulos PG, Magira E, Alexopoulos H, Jahaj E, Theophilopoulou K, Kotanidou A, et al. Autoantibodies related to systemic autoimmune rheumatic diseases in severely ill patients with COVID-19. Ann Rheum Dis. 2020; 79: 1661–1663. https://doi.org/10.1136/annrheumdis-2020-218009.
52. Borghi MO, Beltagy A, Garrafa E, Curreli D, Cecchini G, Bodio C, et al. Anti-phospholipid antibodies in COVID-19 are different from those detectable in the anti-phospholipid syndrome. Front Immunol. 2020; 11: 584241. https://doi.org/10.3389/fimmu.2020.584241.
53. Galeano-Valle F, Oblitas CM, Ferreiro-Mazón MM, Alonso-Muñoz J, del Toro-Cervera J, di Natale M, et al. Antiphospholipid antibodies are not elevated in patients with severe COVID-19 pneumonia and venous thromboembolism. Thromb Res. 2020; 192: 113–115. https://doi.org/10.1016/j.thromres. 2020.05.017.
54. Bastard P, Rosen LB, Zhang Q, Michailidis E, Hoffmann HH, Zhang Y, et al. Autoantibodies against type I IFNs in patients with life-threatening COVID-19. Science. 2020; 370(6515):eabd4585.https://doi.org/10.1126/наука.abd458.
55. Wang EY, Mao T, Klein J, Dai Y, Huck JD, Liu F, et al. Diverse Functional Autoantibodies in Patients with COVID-19. MedRxiv. 2020. https://doi.org/10.1101/2020.12.10.20247205.
56. Kreye J, Reincke SM, Prüss H. Do cross-reactive antibodies cause neuropathology in COVID-19? Nat Rev Immunol. 2020; 20: 645–646. https://doi.org/10.1038/s41577-020-00458-у.
57. RichterAG, ShieldsAM, Karim A, Birch D, FaustiniSE. Establishing the prevalence of common tissue-specific autoantibodies following severe acute respiratory syndrome coronavirus 2 infection. Clinical & Experimental Immunology. 2021; 205 (2): 99-105. https://doi.org/10.1111/cei.13623.
58. Ramos-Casals M., Brito-Zerón P. & Mariette X. Systemic and organ-specific immune-related manifestations of COVID-19. Nat Rev Rheumatol. 2021; 17:315-332. https://doi.org/10.1038/s41584-021-00608-z.
59. Novelli L, Motta F, De Santis M, Ansari AA, Gershwin ME, Selmi C. The JANUS of chronic inflammatory and autoimmune diseases onset during COVID-19 – A systematic review of the literature. J Autoimmunity. 2021; 117, 102592. https://doi.org/10.1016/j.jaut.2020.102592.
60. Ciaffi J, Meliconi R, Ruscitti P, Berardicurti O, Giacomelli R, Ursini F. Rheumatic manifestations of COVID-19: a systematic review and meta-analysis. BMC Rheumatol. 2020;4:65. https://doi.org/10.1186/s41927-020-00165-0.
61. Gupta A, Madhavan MV, Sehgal K, Nair N, Mahajan S, et al. Extrapulmonarymanifestations of COVID-19. Nat Med. 2020;26(7):1017-1032. https://doi.org/10.1038/s41591-020-0968-3.
62. Насонов ЕЛ. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) и аутоиммунитет. Научно-практическая ревматология. 2021;59(1):5-30. https://doi.org/10.47360/1995-4484-2021-5-30. NasonovE.L. [Coronavirusdisease 2019 (COVID-19) andautoimmunity]. Rheumatology Science and Practice. 2021;59(1):5-30. https://doi.org/10.47360/1995-4484-2021-5-30. Russian.
63. Насонов ЕЛ, Бекетова ТВ, Решетняк ТМ, и соавт. Коронавирусная болезнь 2019 (COVID-19) и иммуновоспалительные ревматические заболевания: на перекрестке проблем тромбовоспаления и аутоиммунитета. Научно-практическаяревматология. 2020;58(4):353-367. https://doi.org/10.47360/1995-4484-2020-353-367. Nasonov E.L., Beketova T.V., Reshetnyak T.M., Lila A.M., Ananieva L.P., Lisitsyna T.A., Soloviev S.K. [Coronavirus disease 2019 (COVID-19) and immune-mediated inflammatory rheumatic diseases: at the crossroads of thromboinflammation and autoimmunity]. Rheumatology Science and Practice. 2020;58(4):353-367. https://doi.org/10.47360/1995-4484-2020-353-367. Russian.
64. Schett G, Manger B, Simon D, Caporali R. COVID-19 revisiting inflammatory pathways of arthritis. Nat Rev Rheumatol. 2020;16(8):465-470. https://doi.org/10.1038/s41584-020-0451-z.
65. Liu Y, Sawalha AH, Lu Q. COVID-19 and autoimmune diseases. Curr Opin Rheumatol. 2021; 33(2): 155-162. https://doi.org/10.1097/BOR.0000000000000776.
66. Аксёнова А.Ю. Фактор Фон Виллебранда и повреждение эндотелия: возможная связь с COVID-19. Экологическаягенетика. 2020; 18 (2): 135-138. https://doi.org/10.17816/ecogen33973. Aksenova A.Y. [Von Willebrand factor and endothelial damage: a possible association with COVID-19]Ecological genetics. 2020; 18 (2): 135-138. https://doi.org/10.17816/ecogen33973. Russian.
67. Doevelaar A, Bachmann M, Hölzer B, Seibert FS, Rohn B S, Bauer F, Witzke O. at ol.COVID-19 is associated with relative ADAMTS13 deficiency and VWF multimer formation resembling TTP. MedRxiv. https://doi.org/10.1101/2020.08.23.20177824.
68. Duanab K, Premicd E, Pilottod A, Cristillod V, Benussi A, Librid L, Giuntad M, Bockholtb HJ, Liube J, Camporaf R, Pezzinid A, Gasparottif R, Magonic M, Padovanid A, Calhoun VD. Alterations of frontal-temporal gray matter volume associate with clinical measures of older adults with COVID-19. Neurobiology of Stress. 2021; 14: 100326. https://doi.org/10.1016/j.ynstr.2021.100326.
69. Lovell N, Maddocks M, Etkind SN, Taylor K, Carey I, Vora V, Marsh L, Higginson IJ, Prentice W, Edmonds P, Sleeman KE. Characteristics, symptom management, and outcomes of 101 patients with COVID-19 referred for hospital palliative care. J. Pain Symptom Manage. 2020; 60 (1): e77-e81. https://doi.org/10.1016/j.jpainsymman.2020.04.015 71.
70. Karimi-Galougahi M, Yousefi-Koma A, Bakhshayeshkaram M, Raad N, Haseli S. 18FDG PET/CT Scan Reveals Hypoactive Orbitofrontal Cortex in Anosmia of COVID-19. Acad Radiol. 2020; 27(7):1042-1043. https://doi.org/10.1016/j.acra.2020.04.030.
71. Crunfli F, Carregari VC, Veras FP, Vendramini PH Fragnani AG, Valença, Antunes ASLM., Brandão-Teles C, Zuccoli GS. at al. SARS-CoV-2 infects brain astrocytes of COVID-19 patients and impairs neuronal viability. MedRxiv. 2020. https://doi.org/10.1101/2020.10.09.20207464.
72. Kavitha PK. Coronavirus Disease (Covid-19) in India — An Overview». Acta Scientific Medical Sciences. 2020; 4.5: 64-70. https://doi.org/10.31080/ASMS.2020.04.0622.
73. Duan K, Premi E, Pilotto A, Cristillo V, Benussi A, Libri I, Giunta M, Bockholt HJ, Liu J, Campora R, Pezzini A, Gasparotti R, Magoni M, Padovani A, Calhoun VD. Alterations of frontal-temporal gray matter volume associate with clinical measures of older adults with COVID-19. Neurobiol Stress. 2021;14:100326. https://doi.org/10.1016/j.ynstr.2021.100326.
74. Meinhardt J, Radke J, Dittmayer C. et al. Olfactory transmucosal SARS-CoV-2 invasion as a port of central nervous system entry in individuals with COVID-19. Nat Neurosci. 2021; 24: 168–175. https://doi.org/10.1038/s41593-020-00758-5.
75. Lee MH, Perl DP, Nair G, Li W, Maric D, Murray H, Dodd SJ, Koretsky AP, Watts JA, Cheung V, Masliah E, Horkayne-Szakaly I, Jones R, Stram MN, Moncur J, Hefti M, Folkerth RD, Nath A. Microvascular Injury in the Brains of Patients with Covid-19. N Engl J Med. 2021;384(5):481-483. https://doi.org/10.1056/NEJMc2033369.
76. Román GC, Gracia F, Torres A, Palacios A, Gracia K, Harris D. Acute Transverse Myelitis (ATM):Clinical Review of 43 Patients With COVID-19-Associated ATM and 3 Post-Vaccination ATM Serious Adverse Events With the ChAdOx1 nCoV-19 Vaccine (AZD1222). Front Immunol. 2021;12:653786. https://doi.org/10.3389/fimmu.2021.653786.
77. Delamarre L, Gollion C, Grouteau G, Rousset D, Jimena G, Roustan J, Gaussiat F, Aldigé E, Gaffard C, Duplantier J, Martin C, Fourcade O, Bost C, Fortenfant F, Delobel P, Martin-Blondel G, Pariente J, Bonneville F, Geeraerts T; NeuroICU Research Group. COVID-19–associated acute necrotising encephalopathy successfully treated with steroids and polyvalent immunoglobulin with unusual IgG targeting the cerebral fibre network. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2020; 91(9):1004-1006. https://doi.org/10.1136/jnnp-2020-323678.
78. Ashwin A. Pinto, Liam S. Carroll, Vijay Nar, Aravinthan Varatharaj, Ian Galea CNS inflammatory vasculopathy with antimyelin oligodendrocyte glycoprotein antibodies inCOVID-19. Neurol Neuroimmunol Neuroinflamm. 2020; 7 (5): e813. https://doi.org/10.1212/NXI.0000000000000813.
79. Alobaida S, Lam JM. Beau lines associated with COVID-19. CMAJ. 2020; 8;192(36):E1040. https://doi.org/10.1503/cmaj.201619.
80. COVID-19 rapid guideline: managing the long-term effects of COVID-19 NICE guideline [NG188]. National Institute for Health and Care Excellence. 2020. PMID: 33555768.
81. Goldstein D.S. The extended autonomic system, dyshomeostasis, and COVID-19. Clin Auton Res. 2020;30(4):299–315. https://doi.org/10.1007/s10286-020-00714-0).
82. Delorme C, Paccoud O, Kas A, Hesters A, Bombois S, Shambrook P, Boullet A, Doukhi D, Le Guennec L, Godefroy N, Maatoug R, Fossati P, Millet B, Navarro V, Bruneteau G, Demeret S, Pourcher V; CoCo-Neurosciences study group and COVID SMIT PSL study group. COVID-19-related encephalopathy: a case series with brain FDG-positron-emission tomography/computed tomography findings. Eur. J. Neurol.2020; 27 (12): 2651-2657. https://doi.org/10.1111/ene.14478.
83. Лучевая диагностика коронавирусной болезни (COVID-19): организация, методология, интерпретация результатов: препринт No ЦДТ. 2020 – II. Версия 2 от 17.04.2020 сост. С. П. Морозов, Д. Н. Проценко, С. В. Сметанина [и др.]. Серия «Лучшие практики лучевой и инструментальной диагностики». Вып. 65. М.: ГБУЗ «НПКЦ ДиТ ДЗМ», 2020. 78 с. [Radiation diagnostics of coronavirus disease (COVID-19): organization, methodology, interpretation of results: Preprint No. CDT. 2020-II. Version 2 as of 17.04.2020. Compiled by Morozov SP, Protsenko DN, Smetanina SV, et al. Best Practices of Radiation and Instrumental Diagnostics]. Issue 65. Moscow: Moscow Center for Diagnostics and Telemedicine; 2020. 78 p. Russian.
84. Mirzaev KB, Kiselev Y, Ivashchenko DV, Otdelenov V, Sychev DA. Supporting frontline clinicians in the time of the pandemic: Rapid response pharmacology team. Br J Clin Pharmacol. 2021; 87(3):725-729. https://doi.org/10.1111/bcp.14526.
85. Geldsetzer P. Use of Rapid Online Surveys to Assess People’s Perceptions During Infectious Disease Outbreaks: A Cross-sectional Survey on COVID-19. J Med Internet Res. 2020; 22(4):e18790. https://doi.org/10.2196/18790.
86. Drew DA, Nguyen LH Steves CJ, Menni C, Freydin M, Varsavsky T, Sudre CH, Cardoso MJ, Ourselin S, Wolf J, Spector TD, Chan AT. Rapid implementation of mobile technology for real-time epidemiology of COVID-19, Science. 2020; 368 (6497):1362-1367. https://doi.org/10.1126/science.abc0473.
87. Sudre CH, Murray B, Varsavsky T, Graham MS, Penfold RS, Bowyer RC, Pujol JC, Klaser K, Antonelli M, Canas LS, Molteni E, Modat M, Jorge Cardoso M, May A, Ganesh S, Davies R, Nguyen LH, Drew DA, Astley CM, Joshi AD, Merino J, Tsereteli N, Fall T, Gomez MF, Duncan EL, Menni C, Williams FMK, Franks PW, Chan AT, Wolf J, Ourselin S, Spector T, Steves CJ. Attributes and predictors of Long-COVID. Nat Med. 2021; 27(4):626-631. https://doi.org/10.1038/s41591-021-01292-y.
88. Paranjpe I, Fuster V, Lala A, Russak AJ, Glicksberg BS, Levin MA, Charney AW, Narula J, Fayad ZA, Bagiella E, Zhao S, Nadkarni GN. Association of Treatment Dose Anticoagulation with In-Hospital Survival Among Hospitalized Patients with COVID-19. J Am Coll Cardiol. 2020; 76(1):122-124. https://doi.org/10.1016/j.jacc.2020.05.001.
89. Воробьев П.А. Диагностика и лечение патологии гемостаза. М.: «Ньюдиамед», 2011. Vorobyev PA. [Diagnosis and treatment of hemostasis pathology]. Moscow, Newdiamed Publishing House, 2011. Russian.
90. Nadkarni GN, Lala A, Bagiella E, Chang HL, Moreno PR, Pujadas E, Arvind V, Bose S, Charney AW, Chen MD, Cordon-Cardo C, Dunn AS, Farkouh ME, Glicksberg BS, Kia A, Kohli-Seth R, Levin MA, Timsina P, Zhao S, Fayad ZA, Fuster V. Anticoagulation, Bleeding, Mortality, and Pathology in Hospitalized Patients With COVID-19. J Am Coll Cardiol. 2020; 76(16):1815-1826. https://doi.org/10.1016/j.jacc.2020.08.041.
91. Granger CB, Alexander JH, McMurray JJ, Lopes RD, Hylek EM, Hanna M, Al-Khalidi HR, Ansell J, Atar D, Avezum A, Bahit MC, Diaz R, Easton JD, Ezekowitz JA, Flaker G, Garcia D, Geraldes M, Gersh BJ, Golitsyn S, Goto S, Hermosillo AG, Hohnloser SH, Horowitz J, Mohan P, Jansky P, Lewis BS, Lopez-Sendon JL, Pais P, Parkhomenko A, Verheugt FW, Zhu J, Wallentin L; ARISTOTLE Committees and Investigators. Apixaban versus warfarin in patients with atrial fibrillation. N Engl J Med. 2011; 365(11):981-92. https://doi.org/10.1056/NEJMoa1107039.
92. Lip GYH, Keshishian AV, Kang AL, Dhamane AD, Luo X, Li X, Balachander N, Rosenblatt L, Mardekian J, Pan X, Di Fusco M, Garcia Reeves AB, Yuce H, Deitelzweig S. Oral anticoagulants for nonvalvular atrial fibrillation in frail elderly patients: insights from the ARISTOPHANES study. J Intern Med. 2021; 289(1):42-52. https://doi.org/10.1111/joim.13140.
93. Pisters R, Lane DA, Nieuwlaat R, de Vos CB, Crijns HJ, Lip GY. A novel user-friendly score (HAS-BLED) to assess 1-year risk of major bleeding in patients with atrial fibrillation: the Euro Heart Survey. Chest. 2010; 138(5):1093-100. https://doi.org/10.1378/chest.10-0134.
94. Abraham NS. Prevention of Gastrointestinal Bleeding in Patients Receiving Direct Oral Anticoagulants. The American Journal ofGastroenterology Supplements.2016; 3(1):2-12. https://doi.org/10.1038/ajgsup.2016.2.
95. Переверзев А.П., Остроумова О.Д., Ткачева О.Н., Котовская Ю.В. Осложнения фармакотерапии новыми оральными антикоагулянтами, вызванные межлекарственным взаимодействием: акцент на желудочно-кишечные кровотечения. Безопасность и риск фармакотерапии. 2019: 2: 65-71. https://doi.org/10.30895/2312-7821-2019-7-2-65-71. PereverzevAP, OstroumovaOD, TkachevaON, KotovskayaYuV. [Complications of pharmacotherapy with new oral anticoagulants caused by inter-drug interactions: focus on gastrointestinal bleeding. Bezopasnost’ i risk farmakoterapii = Safety and Risk of Pharmacotherapy]. 2019;7(2):65–71. https://doi.org/10.30895/2312-7821-2019-7-2-65-71. Russian.
96. Testa S, Prandoni P, Paoletti O, Morandini R, Tala M, Dellanoce C, Giorgi-Pierfranceschi M, Betti M, Danzi GB, Pan A, Palareti G. Direct oral anticoagulant plasma levels’ striking increase in severe COVID-19 respiratory syndrome patients treated with antiviral agents: The Cremona experience. J Thromb Haemost. 2020; 18(6):1320-1323. https://doi.org/10.1111/jth.14871.
97. Бельдиев С.Н. Практические аспекты применения апиксабана в клинической практике: продолжение темы. РациональнаяФармакотерапиявКардиологии. 2015;11(5): 534-547. Bel’diev SN. [Practical aspects of apixaban use in clinical practice: continuing the theme]. Rational Pharmacotherapy in Cardiology. 2015;11(5):534-547. Russian.
98. Alexander JH, Lopes RD, James S, et al. Apixaban with antiplatelet therapy after acute coronary syndrome. N Engl J Med. 2011; 365:699-708 https://doi.org/10.1056/NEJMoa1105819.
99. Tai FWD, McAlindon ME. NSAIDs and the small bowel. Curr Opin Gastroenterol. 2018; 34:175-82. https://doi.org/10.1097/MOG.0000000000000427.

принципы рациональной терапии – тема научной статьи по клинической медицине читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

В ПОМОЩЬ ПРАКТИКУЮЩЕМУ ВРАЧУ

Острые лиарейные инфекции: принципы рациональной терапии

Ющук Н.Д., Кулагина М.Г., Шутько С.А., Митрикова Л.Ц.

ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, Москва, Россия

Острые диарейные инфекции (ОДИ) — группа инфекционных болезней, насчитывающая более 30 нозологических форм, возбудителями которых могут быть вирусы, бактерии и простейшие. В настоящее время в этиологической структуре ОДИ преобладают вирусы. Среди бактериальных ОДИ наиболее часто регистрируют пищевые интоксикации, сальмонеллез и шигеллез. Практикующему врачу для проведения адекватной этиотропной терапии важно уметь дифференцировать шигеллез, кампилобактериоз, своевременно диагностировать холеру, так как схема лечения шигеллеза и кампилобактериоза предполагает назначение этиотропной терапии. Лечение пациентов с другими заболеваниями этой группы в большинстве случаев ограничивается патогенетическими и симптоматическими средствами. При верификации диагноза холеры требуется проведение экстренных противоэпидемиических мероприятий.

Принципы лечения больных ОДИ предусматривают одновременное решение нескольких клинических проблем, направленных на предупреждение дальнейшего развития инфекционного процесса и возможных осложнений. Выбор тактики лечения ОДИ определяет ряд факторов, прежде всего форма и тяжесть течения болезни, возраст пациента, преморбидный фон.

В статье приведены основные принципы этиотропной и патогенетической терапии ОДИ, обращено внимание на приоритетное значение патогенетического и симптоматического звеньев, в том числе с применением рацекадотрила (Гидрасек) в комбинации с регидратационной терапией.

Ключевые слова:

острые диарейные инфекции, этиотропная, патогенетическая, симптоматическая терапия, раце-кадотрил

Для цитирования: Ющук Н.Д., Кулагина М.Г., Шутько С.А., Митрикова Л.Ц. Острые диарейные инфекции: принципы рациональной терапии // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2019. Т. 8, № 4. С. 103-108. 10.24411/2305-34962019-14013

Статья поступила в редакцию 10.09.2019. Принята в печать 05.11.2019.

Acute diarrheal infections: principles of rational therapy

Yushchuk N.D., Kulagina M.G., A.I. Yevdokimov Moscow State University of Medicine

Shutko S.A., Mitrikova L.Ts. and Dentistry of the Ministry of Healthcare of the Russian

Federation, Moscow, Russia

Acute diarrheal infections (ADI) — a group of infectious diseases, with more than 30 nosological forms, pathogens which can be viruses, bacteria and protozoa. Currently, the etiological structure of ADI is dominated by viruses. Among bacterial ADI, food intoxication, salmonellosis and shigellosis are most often recorded. A practitioner for adequate etiotropic therapy is important to be able to differentiate shigellosis, campylobac-teriosis, diagnose cholera in a timely manner, as the treatment regimen of shigellosis and campylobacteriosis involves the appointment of etiotropic therapy. Treatment of patients with other diseases of this group in most cases is limited to pathogenetic and symptomatic means. In case of verification of the diagnosis of cholera, emergency anti-epidemic measures are required.

The principles of treatment of patients with ADI provide for the simultaneous solution of several clinical problems, which are aimed at preventing the further development of the infectious process and possible complications. The choice of tactics of treatment of ADI determines a number of factors. First of all-the form and severity of the disease, the patient’s age, premorbid background.

The article presents the basic principles of etiotropic and pathogenetic therapy of ADI, draws attention to the priority of pathogenetic and symptomatic links, including the use of racecadotril in combination with rehydration therapy.

Keywords:

acute diarrheal infections, etiotropic, pathogenetic, symptomatic therapy, racecadotril

For citation: Yushchuk N.D., Kulagina M.G., Shutko S.A., Mitrikova L.Ts. Acute diarrheal infections: principles of rational therapy. Infektsionnye bolezni: novosti, mneniya, obuchenie [Infectious Diseases: News, Opinions, Training]. 2019; 8 (4): 103-8. doi: 10.24411/2305-3496-2019-14013 (in Russian) Received 10.09.2019. Accepted 05.11.2019.

Острые диарейные (ОДИ) или острые кишечные инфекции (ОКИ) — это группа полиэтиологичных болезней, объединенных единым механизмом передачи возбудителя и симптомами поражения желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Этиологическая структура ОДИ чрезвычайно разнообразна, этиологическими агентами могут быть вирусы, бактерии, простейшие и гельминты. В настоящее время ведущая роль в этиологии ОДИ принадлежит вирусам, а следовательно, в стратегии лечебных мероприятий основное направление занимает патогенетическая и симптоматическая терапия [1]. В этиологической структуре вирусных диарей доминируют ротавирусы, кали-цивирусы, энтеровирусы, меньшая роль принадлежит аденовирусам и короновирусам [2]. Бактериальные кишечные инфекции вызывают как условно-патогенные, так и целый ряд патогенных бактерий. Спектр протозойных кишечных инфекций включает амебиаз, балантидиаз и криптоспори-диоз, который в условиях распространения ВИЧ-инфекции приобрел важное значение. Группа ОДИ насчитывает свыше 30 нозологических форм, которые объединяет синдром диареи. Под последним понимают учащенное, как правило, более 2-3 раз в сутки, опорожнение кишечника с выделением жидких или кашицеобразных испражнений. Важным признаком диареи является высокое содержание воды в кале (при диарее оно возрастает с 60-75 до 85-95%).

Патофизиологические механизмы позволяют выделить 4 вида диареи: секреторную, гиперэкссудативную, гиперос-молярную, гиперкинетическую [3].

Секреторная диарея развивается в результате усиления секреции натрия и воды в просвет кишки в результате активации синтеза циклического аденозинмонофосфата (цАМФ). При этом осмотическое давление фекальных масс ниже осмотического давления плазмы крови. Фекалии обильные, водянистые, иногда зеленого цвета. При инфекционных болезнях такой тип диареи патогенетически свойственен холере, вирусным инфекциям, в том числе энтеро- и ротавирусной этиологии, пищевым токси-коинфекциям (ПТИ), сальмонеллезу, эшерихиозу, клебси-еллезу и др. Ряд неинфекционных заболеваний протекает с подобным типом диареи: постхолицистэктомический

синдром, поражение поджелудочной железы, ворсинчатая аденома и резекция подвздошной кишки, прием слабительных препаратов.

Гиперэкссудативная диарея возникает в результате выделения в просвет кишечника воспалительного экссудата. Осмотическое давление фекальных масс выше осмотического давления крови. Фекалии жидкие, с примесью слизи, крови, гноя. К ОДИ с гиперэкссудативным типом диареи отнесены шигеллез, сальмонеллез, кампилобактериоз, кло-стридиоз, амебиаз, балантидиаз. Неинфекционные заболевания: неспецифический язвенный колит, болезнь Крона, туберкулез кишечника, ишемический колит, опухоли толстой кишки.

Гиперосмолярная диарея — проявление синдрома нарушения всасывания (мальабсорбция) с характерным обильным жидким стулом. Гиперосмолярная диарея присуща ротавирусному гастроэнтериту, калицивирусной инфекции. Может развиваться при употреблении солевых слабительных и дисахаридазной недостаточности.

Гиперкинетическая диарея является следствием нарушений транзита кишечного содержимого. Осмотическое давление фекальных масс равно осмотическому давлению плазмы крови. Стул жидкий, кашицеобразный, необильный. Такой тип диареи развивается при синдроме раздраженного кишечника, неврозе, употреблении слабительных средств.

Как правило, при инфекционном процессе редко проявляется один тип диареи, чаще наблюдают их сочетание. В рамках проведения клинической диагностики ОКИ, помимо синдрома диареи, важно оценить наличие еще 3 синдромов: поражения ЖКТ, интоксикации и дегидратации. Известно, что для кишечных инфекций характерно поражение всех отделов ЖКТ. Однако синдром гастрита преобладает при редко встречающемся гастрическом варианте ПТИ, в том числе при сальмонеллезе и калицивирусной инфекции.

Гастроэнтерит сопровождает ПТИ, сальмонеллез, холеру, эшерихиоз, ротавирусный гастроэнтерит, калицивирусную инфекцию и некоторые клинические варианты шигеллеза.

Энтерит характерен для холеры, эшерихиоза, ротавирус-ного гастроэнтерита. Гастроэнтероколит может наблюдаться при сальмонеллезе и шигеллезе. Признаки колита выяв-

ляют при шигеллезе, кампилобактериозе, амебиазе, балан-тидиазе, некоторых клинических вариантах сальмонеллеза и эшерихиоза.

При выявлении больного ОДИ врачу прежде всего важно провести дифференциальную диагностику шигеллеза, кам-пилобактериоза и холеры в связи с разными подходами в терапии: при шигеллезе и кампилобактериозе предполагается назначение этиотропной терапии. Лечение пациентов с другими заболеваниями группы ОДИ в большинстве случаев ограничивается патогенетическими и симптоматическими средствами. Кроме того, верификация диагноза холеры требует проведения экстренных противоэпидемических мероприятий [4].

Следует также учитывать, что некоторые лекарственные средства могут вызвать синдром диареи, например антибиотики, нестероидные противовоспалительные и гипотензивные средства, калийсодержащие и сахароснижающие препараты, магнийсодержащие антациды, непрямые антикоагулянты, холестирамин, тиреоидные гормоны.

При установлении диагноза ОКИ необходима комплексная терапия, которую чаще проводят в амбулаторных условиях. Принципы лечения больных ОДИ основаны на потребности одновременно решить несколько клинических проблем для предупреждения дальнейшего развития инфекционного процесса и возможных осложнений. Выбор тактики лечения осуществляют с учетом ряда факторов: клиническая форма болезни, тяжесть течения, возраст пациента, преморбидный фон. При выявлении клинических и эпидемиологических показаний больного госпитализируют в инфекционный стационар или инфекционное отделение клинической больницы. Учитывают следующие клинические проявления:

■ степень дегидратации;

■ упорная рвота;

■ выраженность интоксикационного синдрома;

■ отягощенный преморбидный фон;

■ отсутствие эффекта от оральной регидратации;

■ отсутствие эффекта от амбулаторного лечения в течение 48 ч;

■ симптомокомплекс тяжелого течения инфекционного процесса с расстройством гемодинамики и полиорганной недостаточностью.

К эпидемиологическим показаниям для госпитализации относят профессию больного и контактировавших с ним людей, их санитарно-бытовые условия проживания, включая невозможность обеспечения надлежащего ухода на дому, наличие среди контактировавших с источником восприимчивых людей, нахождение в организованных коллективах (дома ребенка, детские дома, воинский контингент).

Комплексное лечение пациентов с ОДИ включает эти-отропную, патогенетическую и симптоматическую линии. Однако ведущая роль принадлежит регидратационной терапии, большое значение имеет правильный подбор анти-диарейных средств, ферментативных препаратов, сорбентов и средств, влияющих на микробиоту кишечника [5].

Медикаментозная терапия кишечными антисептиками и антибиотиками в большинстве случаев (за исключением шигеллеза и холеры) носит вспомогательный характер

и имеет ряд ограничений. С целью снижения риска антибактериальной резистентности антибактериальная терапия при острой диарее у взрослых назначается при подозрении и/или верификации бактериального возбудителя. Препаратами выбора являются ансамицины, тетрациклины, макролиды, фторхинолоны. По показаниям могут назначаться кишечные антисептики: нифуроксазид, нифурател, препараты 5-аминосалициловой кислоты [6].

Основу лечения ОДИ составляет патогенетическая терапия, которая заключается в восстановлении и сохранении водно-электролитного баланса в организме. Поскольку дегидратация является наиболее частой причиной смерти при острой диарее, оральная регидратация остается наиболее важным компонентом лечения. Ее активное применение привело к серьезному снижению числа смертей при острой диарее. Несмотря на то что острая диарея инфекционной этиологии имеет тенденцию к самоизлечению у соматически здоровых людей, она не только неприятна для самочувствия, но и имеет социальный аспект в виде нетрудоспособности. Более того, даже в индустриально развитых странах у взрослых больных диарея может приводить к смерти пациентов из-за органной недостаточности, развивающейся вторично вследствие дегидратации, особенно в пожилом возрасте. С этой целью проводят регидратационную терапию, призванную корректировать нарушения водно-электролитного обмена и кислотно-основного состояния, восстанавливать нарушенные гемодинамику и микроциркуляцию, устранять гипоксию органов и тканей, устранять или предупреждать развитие ДВС-синдрома. При обезвоживании 1-11 степени (степень дегидратации указана по классификации В.И. Покровского) целесообразно использовать глюкозо-солевые растворы для пероральной регидратации. Исключение составляют пациенты с сахарным диабетом, а также пациенты с неукротимой рвотой, в таких случаях регидра-тационная терапия проводится внутривенно капельно. Эффективность лечения диареи и обезвоживания 1-11 степени этими препаратами достигается в 90-95% случаев [1]. Объем вводимой жидкости соответствует 30-50 мл на 1 кг массы тела при I степени дегидратации и 40-80 мл на 1 кг массы тела при II степени дегидратации. Объемная скорость введения должна составлять до 1000-1500 мл/ч: 100-150 мл каждые 10-15 мин, пить медленно, небольшими глотками. Температура раствора должна быть в пределах 40 °С. Быстрый прием раствора большими порциями может спровоцировать рвоту. Снижение объемной скорости введения уменьшает клинический эффект. Известно, что всасывательная способность кишечника составляет до 2000 мл/ч, поэтому максимальная объемная скорость введения жидкости не может превышать этого предела. степени регидратация осуществляется струйно, в крупные венозные сосуды. Струйное введение жидкости прекращают после ликвидации деком-пенсированного обезвоживания.

Внутривенная терапия при среднетяжелом течении заболевания проводится в объеме 55-75 мл/кг с объемной скоростью 60-80 мл/мин, при тяжелом течении объем вводимой жидкости увеличивается до 60-120 мл/кг, объемная скорость составляет 70-90 мл/мин.

Для быстрейшего купирования диарейного синдрома используют антидиарейные средства, в ряду которых появился новый препарат рацекадотрил (Гидрасек): был зарегистрирован в России в 2017 г. Рацекадотрил оказывает непосредственное супрессирующее влияние на процессы гиперсекреции воды и электролитов в кишечнике, индуцированные патогенным влиянием вирусов и бактериальных токсинов. В настоящее время этот препарат применяется в 92 странах мира.

Учитывая преобладание секреторного типа диареи при ОДИ, применение рацекадотрила весьма актуально в связи с его антисекреторным механизмом действия. Рацекадотрил является селективным ингибитором энкефалиназы, снижающей гиперсекрецию в кишечнике: ингибирование энкефалиназы приводит к увеличению синаптических концентраций энкефалина, который активирует 5-опиоидные рецепторы энтероцитов, снижая активность аденилатци-клазы, катализирующей превращение аденозинтрифос-фата в цАМФ. Сниженный внутриклеточный уровень цАМФ опосредованно снижает активность белка, участвующего в транспорте ионов хлора через мембрану клетки (CFTR — Cystic Fibrosis Transmembrane conductance Regulator). Параллельно снижается экскреция жидкости и ионов калия, натрия и хлора. Антисекреторный механизм действия рацекадотрила способствует снижению объема и частоты стула и опосредованно влияет на риски развития дегидратации.

К настоящему времени эффективность рацекадотрила в лечении острых диарей у взрослых была продемонстрирована в ряде рандомизированных контролируемых клинических исследований и в нескольких метаанализах [7-9].

В соответствии с результатами метаанализа [7], включение рацекадотрила в стандартную терапию значительно эффективнее в разрешении острой диареи, запоры на фоне применения рацекадотрила в период реконвалесценции не наблюдали.

Сравнение рацекадотрила с плацебо при ОДИ у взрослых продемонстрировало, что минимальная эффективная доза рацекадотрила (100 мг) вызывала увеличение доли выздоровевших пациентов на 80%, увеличение доли ответивших на лечение на 60%, уменьшение боли в животе и тошноты на 47%, а снижение общего количества дней нетрудоспособности на 33% [7].

По сравнению с терапией лоперамидом, назначение которого при ОДИ нецелесообразно, с учетом его механизма действия, значительных различий по параметрам эффективности в рандомизированных исследованиях не наблюдалось. Однако достоверно наблюдался лучший профиль безопасности у рацекадотрила, в том числе у пожилых пациентов. Из приведенных материалов следует, что рацекадотрил можно использовать не только при острой диарее инфекционной природы. В то же время было отмечено, что вторичные запоры и дискомфорт в животе на фоне приема рацекадотрила развивались реже по сравнению с лоперамидом [8]. Кроме того, следует помнить, что применение лоперамида для лечения диареи может привести к вторичному запору [10], что в свою очередь ведет к задержке токсигенных штаммов бактерий в организме [11]. В связи с этим Управ-

ление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) считает, что лоперамид противопоказан пациентам с бактериальным энтероколитом, вызванным Salmonella, Shigelh и Campylobacter [12]. Кроме того, FDA недавно предупредило о риске серьезных кардиологических проблем на фоне приема лоперамида [13], что существенно ограничивает диапазон его применения, особенно при ОДИ.

Рацекадотрил (Гидрасек) не воздействует на кишечную моторику, не приводит к формированию вторичных запоров, вздутию живота и задержке патогенной микрофлоры в кишечнике. В масштабном многоцентровом сравнительном исследовании, включавшем 945 пациентов, продемонстрировано, что у людей, получавших лоперамид, частота запоров была статистически значимо выше по сравнению с пациентами, получавшими рацикадотрил [14]. Препарат Гидрасек (рацекадотрил) 100 мг имеет хорошие клинические показатели безопасности и в настоящее время отпускается без рецепта. Следует отметить, что рацекадотрил показал свою эффективность и безопасность в лечении острой диареи любого генеза у пожилых пациентов [9]. По результатам двойного слепого рандомизированного исследования, у пациентов на фоне лечения рацекадотрилом продолжительность диареи была значительно меньше, чем у пациентов, получавших лоперамид (36 и 63 ч соответственно, p<0,01). Такие нежелательные явления, как тошнота, запоры, дискомфорт в животе, регистрировали у 12% пациентов, получавших рацикадотрил, и у 60% пациентов из группы лоперамида.

В 2011 г. были опубликованы результаты сравнительного исследования, посвященного анализу эффективности пероральной регидратации по сравнению с комплексной терапией (пероральная регидратация в сочетании с раце-кадотрилом) [6]. Было показано, что комплексная терапия рацекадотрилом существенно снижает продолжительность клинических проявлений, продолжительность и объем реги-драционной терапии.

Таким образом, в арсенале врачей РФ с 2017 г. появился антидиарейный препарат — рацекадотрил (Гидрасек) с антисекреторным механизмом действия. Рацекадотрил — инновационный препарат, предназначенный для лечения острой диареи: уже через 30 мин после приема препарат начинает свое действие в кишечнике и позволяет остановить диарею в первые сутки от начала лечения. В настоящее время рацекадотрил имеет безрецептурный статус, что еще раз подчеркивает его безопасный профиль применения при диареях различной этиологии, как инфекционного профиля, так и при соматических заболеваниях

Один из компонентов комплексной терапии ОДИ — применение сорбентов. В соответствии с информацией, предоставленной Национальным агентством по безопасности лекарственных средств и изделий медицинского назначения (ANSM) от февраля 2019 г., производители препаратов на основе глины сообщают, что такие препараты не показаны к применению у детей до 2 лет, а также у беременных женщин, в связи с тем, что добытая из естественного грунта глина может содержать следы свинца, а это ограничивает применение смекты и других сорбентов этой группы [15].

Таким образом, в терапии пациентов с ОДИ можно использовать инновационный препарат рацекадотрил для уменьшения выраженности клинических проявлений и профилактики дегидратации. Быстрый терапевтический эффект и высокий профиль безопасности рацекадотрила (Гидрасек), безрецептурный статус отпуска из аптек позволяет широко

рекомендовать данный препарат при терапии ОДИ у взрослых как в условиях стационара, так и в амбулаторной практике.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, Москва, Россия:

Ющук Николай Дмитриевич (Yushchuk Nikolay D.) — академик РАН, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой инфекционных болезней и эпидемиологии, президент ФГБОУ ВО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова» Минздрава России, член Правления Национального научного общества инфекционистов, председатель Учебно-методической комиссии по инфекционным болезням Координационного совета по области образования «Здравоохранение и медицинские науки» E-mail: [email protected] https://orcid.org/0000-0003-1928-4747

Кулагина Маргарита Георгиевна (Kulagina Margarita G.) — кандидат медицинских наук, доцент кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии E-mail: [email protected]

Шутько Светлана Анатольевна (Shutko Svetlana A.) — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии E-mail: [email protected]

Митрикова Любовь Цырендондоковна (Mitrikova Lyubov Ts.) — кандидат медицинских наук, ассистент кафедры инфекционных болезней и эпидемиологии E-mail: [email protected]

ЛИТЕРАТУРА

1. Малеев В.В., Плоскирева А.А. Новые направления терапии острых инфекционных диарей // РМЖ. 2019. № 5. С. 45-48.

2. Ющук Н.Д., Мартынов Ю.В., Кулагина М.Г., Бродов Л.Е. Острые кишечные инфекции : руководство. М., 2012.

3. Ющук Н.Д., Венгеров Ю.Я. Инфекционные болезни : национальное руководство. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2019.

4. Кулагина М.Г. Холера // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2013. № 4. С. 34-38.

5. Стома И.О., Карпов И.А. Микробиом человека. Минск, 2018.

6. Мазанкова Л.Н., Горбунов С.Г., Шишкина А.А. Особенности течения и профилактика ротавирусной инфекции у детей раннего возраста. М., 2015.

7. Coffin B., Hamza H., Vetel J.M., Lehert P. Racadotril in the treatment of acute diarrhea in adults. An individual patient data based metanalysis // Int. J. Clin. Med. 2014. Vol. 5. P. 345-360.

8. Yao P., Xi L.L. Clinical effect of racecadotril tablets for acute diarrhea in adults // Chin. J. Clin. Pharmacol. 2011. Vol. 27, N 8. P. 571-573.

9. Gallelli L., Colosimo M., Tolotta G.A. et al. Prospective randomized double-blind trial of racecadotril compared with loperamide in elderly people with gastroenteritis living in nursing homes // Eur. J. Clin. Pharmacol. 2010. Vol. 66. P. 137-144.

REFERENCES

1. Maleev V.V., Ploskireva A.A. New ways to acute infectious diarrhea treatment. Russkiy meditsinskiy zhurnal [Russian Medical Journal]. 2019; (5): 45-8. (in Russian)

2. Yushchuk N.D., Martynov Yu.V., Kulagina M.G., Brodov L.E. Acute Intestinal Infections: Manual. Moscow, 2012. (in Russian)

3. Yushchuk N.D., Vengerov Yu.Ya. Infectious Diseases: National guidelines. Moscow: GEOTAR-Media, 2019. (in Russian)

4. Kulagina M.G. Differential diagnosis of acute diarrhea. Infektsionnye bolezni: novosti, mneniya, obuchenie [Infectious Diseases: News, Opinions, Training]. 2013; (4): 34-8. (in Russian)

10. Douma J.A., Smulders Y.M. Loperamide for acute infectious diarrhea // Ned. Tijdschr. Geneeskd. 2015. Vol. 159. Article ID A9132.

11. Nelson J.M., Griffin P.M., Jones T.F. et al. Antimicrobial and antimo-tility agent use in persons with shiga toxin-producing Escherichia coli O157 infection in Food // Clin. Infect. Dis. 2011. Vol. 52, N 9. P. 1130-1132. doi:_10.1093/cid/cir087

12. U.S. Food and Drug Administration. Loperamide. 2015. URL: http:// www.drugs.com/prof/loperamide.html

13. U.S. Food and Drug Administration. FDA Drag Stafety Communication: FDA Warns about Serious Heart Problems with High Doses of the Antidiarrheal Medicine Loperamide (Imodium), including from Abuse and Misuse 2016 URL: http://www.fda.gov/Drugs/ DrugSafety/ucm504617. html

14. Prado D. et al. A multinational comparison of racecadotril and loperamide in the treatment of acute watery diarrhoea in adults // Scand. J. Gastroenterol. 2002. Vol. 37, N 6. P. 656-661.

15. Информация по безопасности пациентов. Национальное агентство по безопасности лекарственных средств и изделий медицинского назначения (ANSM), март 2019 г. https://ansm.sante.fr/var/ ansm_site/storage/original/application/d2bcfe5815d8626e6b2fdf9a 9976bc98.pdf

5. Stoma I.O., Karpov I .A. The Human Microbiome. Minsk, 2018. (in Russian)

6. Mazankova L.N., Gorbunov S.G., Shishkina A.A. Features of the Course and Prevention of Rotavirus Infection in Young Children. Moscow, 2015. (in Russian)

7. Coffin B., Hamza H., Vetel J.M., Lehert P. Racadotril in the treatment of acute diarrhea in adults. An individual patient data based metanalysis. Int J Clin Med. 2014; 5: 345-60.

8. Yao P., Xi L.L. Clinical effect of racecadotril tablets for acute diarrhea in adults. Chin J Clin Pharmacol. 2011; 27 (8): 571-3.

9. Gallelli L., Colosimo M., Tolotta G.A., et al. Prospective randomized double-blind trial of racecadotril compared with loperamide in elderly people with gastroenteritis living in nursing homes. Eur J Clin Pharmacol. 2010; 66: 137-44.

10. Douma J.A., Smulders Y.M. Loperamide for acute infectious diarrhea. Ned Tijdschr Geneeskd. 2015; 159: A9132.

11. Nelson J.M., Griffin P.M., Jones T.F. et al. Antimicrobial and antimo-tility agent use in persons with shiga toxin-producing Escherichia coli O157 infection in Food. Clin Infect Dis. 2011; 52 (9): 1130-2. doi: 10.1093/cid/ cir087

12. U.S. Food and Drug Administration. Loperamide. 2015. URL: http://www.drugs.com/prof/loperamide.html

13. U.S. Food and Drug Administration. FDA Drag Stafety Communication: FDA Warns about Serious Heart Problems with High Doses of the Antidiarrheal Medicine Loperamide (Imodium), including from Abuse and Misuse 2016 URL: http://www.fda.gov/Drugs/ DrugSafety/ucm504617. html

14. Prado D., et al. A multinational comparison of racecadotril and loperamide in the treatment of acute watery diarrhoea in adults. Scand J Gastroenterol. 2002; 37 (6): 656-61.

15. Information transmise sous l’autorite de l’ansm (ANSM), March, 2019. https://ansm.sante.fr/var/ansm_site/storage/original/application/ d2bcfe5815d8626e6b2fdf9a9976bc98.pdf

Дефицит витамина D | Статья на сайте медицинского центра «ВЫМПЕЛ-МЕДЦЕНТР»

Чтобы организм человека правильно функционировал, необходима слаженная работа и взаимодействие всех его систем. В процессе жизнеобеспечения задействованы множество компонентов. Дестабилизация количества одного из них грозит развитием серьезных недугов. Особенно опасна нехватка витамина D. Второе название компонента – кальциферол. В его составе есть несколько активных провитаминов: эргокальциферол и холекальциферол – Д2 и Д3 соответственно. Последний человеческий организм способен синтезировать самостоятельно под воздействием солнечных лучей, первый – поступает в клетки с продуктами питания. Дефицит витамина Д может приводить к серьезным нарушениям систем жизнеобеспечения и патологиям внутренних органов.

Почему происходит недостаток витамина D в организме

Многие ученые относят кальциферол к гормонам, ввиду его участия в размножении клеток и нормализации обменных процессов. Однако основная функция витамина – регулировка переработки кальция и фосфора в тонком кишечнике. Элемент непосредственно влияет на человеческий организм, а именно:

  • укрепляет иммунную систему;
  • участвует в выработке инсулина поджелудочной для корректной работы ЖКТ;
  • подавляет рост опухолевых клеток;
  • повышает либидо, стимулирует репродуктивную функцию;
  • задействован в эндокринной системе – регулирует деятельность желез внутренней секреции;
  • влияет на нервную систему, улучшая память и внимание;
  • регулирует кровяную свертываемость;
  • отвечает за нормализацию артериального давления;
  • улучшает состояние кожи, ногтей, волос.

Среди основных причин нехватки витамина D – сбои в работе самостоятельного синтеза либо нарушение, вызванное неправильным питанием. Кроме того, есть еще несколько факторов, приводящих к дефициту:

  1. темная кожа самостоятельно защищает себя от переизбытка кальциферола, что особенно выражено у жителей южных регионов;
  2. дестабилизируют синтез солнцезащитные лосьоны и крема;
  3. воздействие ультрафиолета значительно снижается в городе, где в воздухе повышено содержание пыли и вредных выбросов;
  4. проживание в странах с низкой солнечной активностью также вызывает дефицит витамина Д;
  5. у пожилых людей кожный покров уже не так эффективно синтезирует кальциферол.

Как было указано выше, неправильное питание достаточно сильно влияет на содержание нутриента:

  • высокое содержание элемента приходится на мясные, рыбные блюда, яйца, которые избегают вегетарианцы, автоматически попадая в группу риска;
  • несбалансированные и неправильно построенные диеты приводят к недостатку витаминов;
  • беременность и кормление грудью вызывает удвоенный расход кальциферола. Восстановить витамин при этом может только мать, младенец получает элемент вместе с молоком либо внутриутробно – больше никак.

Есть и другие причины нехватки:

  • лишний вес и отсутствие физических нагрузок;
  • заболевания желчного пузыря, печени либо почек;
  • воспалительные процессы тонкого кишечника;
  • медикаментозное лечение, вследствие которого снижается кислотность желудка.

Избыток витамина Д также опасен, как и его недостаток. При этом наблюдается слабость, лихорадочное состояние, высокое давление, замедление пульса, развитие остеопороза, боли в мышцах и суставах, запоры, диарея, тошнота, общая слабость и т.д. Повышенный уровень кальциферола в крови вызывают:

  • передозировка лекарственными препаратами;
  • одновременное поступление в желудок синтетических заменителей, жирной рыбы и морепродуктов;
  • ультрафиолетовые ожоги, облучения.

Если Вы заметили у себя либо у своих близких нарушение работы ЖКТ, судорожный синдром, боли в мышцах или суставах, ощущение постоянной жажды, неврологические отклонения, артериальную гипертензию, скорее всего, причина — передозировка витамина Д.

Основные симптомы

Дефицит кальциферола можно выявить, опираясь на следующую симптоматику:

  1. Снижение переработки кальция, магния и фосфора приводит к образованию судорог, болей в мышцах, ломоте костей. Интенсивность проявлений зависит от индивидуальных особенностей организма.
  2. Из-за нарушения обмена кальция в организме кости становятся более ломкими и хрупкими, что вызывает частые переломы.
  3. Снижение иммунитета формирует подверженность вирусным инфекциям, приводящим к осложнениям. Особенно уязвимы дыхательные пути, чье поражение чревато бронхитами и воспалением легких.
  4. Человеческий организм может накапливать соли натрия, избыток которых повышает давление. Кальциферол активно противодействует этому и его недостаток грозит артериальной гипертензией.
  5. При дефиците витамина наблюдается отрыжка, вздутие живота, диарея и другие сбои в работе ЖКТ.
  6. Усиливается работа потовых желез затылка.
  7. Увеличивается вес тела.
  8. Нехватка витамина влияет на здоровый сон, у пациента наблюдается бессонница ночью и, как следствие, вялость и низкая работоспособность днем.
  9. Возможны нарушения нервной системы, наблюдаются перепады настроения, депрессии. Это происходит из-за нарушения выработки серотонина.
  10. Сбои в работе сердечно-сосудистой системы: учащенное сердцебиение, боли, изменение ритма.
  11. К симптомам также относят выпадение волос и кровоточивость десен.

Общий анализ крови при дефиците витамина Д покажет анемию, низкое содержание фосфора, кальция и магния, высокое содержание щелочи.

У взрослых

Много лет считалось, что витамин D для корректной работы всех систем организма необходим только детям. Исследования показывали, что под его воздействием кальций поступает в кости, способствуя их правильному формированию и развитию, исключая появление рахита. Что касается зрелой возрастной группы – считалось, что недостатка элемента у мужчин и женщин старше 18 лет быть не может, так как тело в достаточной мере подвергается воздействию солнечных лучей. Дальнейшие исследования в данной области доказали обратное. Микронутриент у взрослых контролирует деление клеток, оказывает противовоспалительное действие, стимулирует активность иммунной системы и способствует выработке антибактериальных частиц в организме, обеспечивает оптимальную работу нервной системы, вызывает выработку «антидепрессивных» медиаторов – дофамина и серотонина. При его нехватке наблюдается:

  • ломкость костей;
  • слабость в мышцах, периодические судороги;
  • частые простуды;
  • отсутствие настроения;
  • раздражительность и угнетенность;
  • расшатывание зубов, частый кариес;
  • потеря аппетита.

У женщин

Помимо сбоев репродуктивной функции, угрозы бесплодия и опухолей молочных желез, среди ярко выраженных симптомов обычно наблюдаются перепады настроения и депрессии на фоне проявления дефектов кожи, волос и ногтей, снижение веса, ухудшение аппетита, жжение в горле, бессонницы. Нехватка доли витамина Д в организме провоцирует повышенную чувствительность к инфекциям, атеросклероз, артериальную гипертензию.

Суточная потребность

Дневная норма витамина Д, которую должен употребить человек, зависит от его возраста. На сегодня рекомендованными показателями являются:

Возрастная группа

Суточная доза,МЕ

Максимальное разрешенное количество (тыс.), МЕ

Ребенок до 6 месяцев

400

1

Малыш от 7 месяцев до года

400

1,5

Дети 1 — 8 лет

600

2,5 — 3

Подростки 9 — 17 лет

600

4

Взрослые от 18 до 70 лет

600

4

Пожилые более 71 года

800

4

Беременность и кормление грудью

800

4

Максимальной суточной дозой витамина Д, которую можно спокойно принимать в профилактических целях (без предварительной сдачи анализа крови), считается 4 тыс. МЕ.

Без наблюдения профильного специалиста не рекомендовано принимать кальциферол в количестве 10 тыс. МЕ на протяжении более полугода.

Согласно рекомендациям отечественных эндокринологов, суточная норма витамина Д в потребляемой пище для здорового человека в возрасте от 18 до 50 лет должна составлять не менее 800 МЕ, для людей старшей возрастной группы – около 1 тыс. МЕ, для будущих и кормящих мам – до 1,2 тыс. МЕ.

Последствия нехватки

Недостаток витамина D сегодня – это глобальная медицинская проблема, которая затрагивает более 1 миллиарда человек во всем мире. Его дефицит может быть результатом недостаточного воздействия ультрафиолета, исключения элемента из каждодневного рациона, ускоренного катаболизма из-за назначения лекарственных препаратов либо заболеваний, влияющих на его усвоение и метаболизм. Дефицит витамина D у детей приводит к рахиту, у взрослых – к размягчению костей и другим другим изменениям.

Кальциферол способствует развитию деминерализации костной ткани. У младшей возрастной группы кости со временем размягчаются и деформируются. Это приводит к замедлению роста, увеличению эпифизов длинных костей и деформации конечностей. Взрослые с остеомаляцией испытывают постоянный дискомфорт, ломки и боли в костях, суставах и мышцах, может наблюдаться нарушение походки, деформация позвоночника, черепа. Часто подобные проявления путают с диагнозами «фибромиалгия», «синдром хронической усталости» или «артрит» и не назначают своевременно корректное лечение. Рецепторы витамина присутствуют и в скелетных мышцах, поэтому дефицит вызывает мышечную слабость в ногах и грудной области, дискомфорт в поясничной зоне, увеличивает риск падений и переломов. Последние актуальны для пожилой возрастной категории.

Исследования медиков и ученых также доказывают влияние субоптимальных уровней витамина D на развитие болезней сосудов и сердца.

Заболевания, возникающие при недостатке витамина D разнообразны – от хронических инфекционных и простудных до нарушений зрения, дыхательной недостаточности, ишемической болезни сердца, выпадения и разрушения зубов. У детей гиповитаминоз D может проявляться в виде рахита – заболевания, затрагивающим в первую очередь костную и нервную системы.

Подведем итог

Для поддержания оптимального количества витамина D в организме малышам старше года необходимо получать 600 МЕ в день, а взрослым – 800 МЕ. Тем, кто находится в группе риска, рекомендуют ежедневные физические нагрузки, пешие прогулки в дневное время суток (не менее 20 минут), сбалансированное питание, включающее продукты, которые содержат витамин Д. Также необходимо поддерживать нормально допустимый вес и следить за работой всех систем организма, особое внимание уделяя кишечнику, печени и почкам. Если у ближайших родственников обнаружен остеопороз или диагностирован гиповитаминоз D, незамедлительно обратитесь к врачу. 

Многопрофильный медицинский центр «ВЫМПЕЛ-МЕДЦЕНТР» – это высокоточная диагностика, консультации лучших докторов, оперативное и эффективное лечение различных заболеваний. У нас можно пройти полный курс обследования, получить помощь от высококвалифицированных профильных специалистов. Для записи на прием и по другим вопросам обращайтесь по телефонам.


Пищеварение и COVID-19: о чем стоит задуматься пациентам с хроническими заболеваниями ЖКТ

Всемирная организация здравоохранения 11 февраля 2020 года объявила официальное название инфекции, вызываемой новым коронавирусом SARS-CoV-2, ― COVID -19. С тех пор ученые ежедневно мониторят эпидемиологические данные, клиническое течение болезни, разрабатывают и внедряют методы профилактики и лечения. Наиболее распространенное клиническое проявление новой коронавирусной инфекции ― двусторонняя пневмония.

 

Помимо признаков поражения дыхательной системы, при COVID-19 наблюдаются желудочно-кишечные симптомы, такие как тошнота, рвота и диарея. У большинства инфицированных болезнь протекает в легкой или средней форме тяжести, и им не требуется госпитализация. К часто наблюдаемым симптомам относятся:

У некоторых инфицированных людей могут наблюдаться различные болевые ощущения (боль в горле, мышцах, суставах, головная боль), диарея, конъюнктивит, потеря обоняния и вкусовых ощущений, иногда сыпь на коже, депигментация.

Примечание: если у вас появилась тошнота, горечь во рту, диарея, то это вовсе не является прямым указанием на желудочно-кишечные проявления  COVID-19. Следует обратиться к гастроэнтерологу , который знает, как правильно оценить ваши симптомы, какое обследование вам нужно и как вам лечиться. Очень важно разделять состояния, когда впервые появились проблемы с желудочно-кишечным трактом и когда происходят изменения имеющегося хронического заболевания органов пищеварения. 

 

Что мы знаем о первичном поражении желудочно-кишечного тракта вирусом SARS-CoV-2?

Пока что данных не так много. Результаты наблюдения за пациентами таковы: частота возникновения поражений ЖКТ при COVID-19 разная. Так, диарея встречалась в 34 % случаев, рвота наблюдалась в 3,9 % случаев, боль в животе беспокоила 1,9 % пациентов. Для более точной картины необходимо больше данных, так как это исследование проводилось при участии 204 пациентов. 

Если говорить о диарее как наиболее частом симптоме, то она чаще всего развивалась уже во время госпитализации. Исследователи выдвинули гипотезу, что сухой кашель и одышка свойственны преимущественно первой волне заболевших коронавирусной инфекцией, а симптомы желудочно-кишечного тракта ― второй волне. Но надо понимать, что это гипотеза: об определении четких критериев диагностики и описании желудочно-кишечной формы ковида говорить преждевременно. Появление симптомов поражения желудочно-кишечного тракта нуждается в оценке специалиста-гастроэнтеролога, и только после подтверждения наличия инфицирования новым коронавирусом можно отнести их к проявлению  COVID-19.

Группа риска: люди с воспалительными заболеваниями кишечника

На сегодняшний день люди с хроническими воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК) находятся в группе риска. Есть рекомендации, которые регламентируют то, как меняется тактика лечения серьезных заболеваний в условиях коронавирусной инфекции. При появлении новых симптомов пациентам рекомендуют связаться со своим лечащим врачом.

Группа риска: люди с заболеваниями печени

Люди с заболеваниями печени могут быть подвержены риску тяжелой формы течения болезни COVID-19. Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) отмечают, что у некоторых госпитализированных с COVID-19 наблюдался повышенный уровень печеночных ферментов, таких как аланинаминотрансфераза (АЛТ) и аспартатаминотрансфераза (АСТ). Это указывает на то, что печень пациентов, по крайней мере временно, повреждена. Кроме того, повреждение печени чаще встречается у пациентов с тяжелой формой болезни. 

Однако на сегодняшний день точно не известно, связано ли это повышение уровня печеночных ферментов непосредственно с вирусом, вызывающим COVID-19 (SARS-CoV-2), находящимся в печени, или же повреждение печени является результатом других факторов.

Почему нужно идти к врачу

Если ковид наслаивается на уже имеющиеся серьезные заболевания органов пищеварения, заболевшему необходим индивидуальный подход в терапии. Тут нужно учесть и оценить состояние пациента, чтобы менять или продолжать основную схему лечения.

Если у вас впервые появились такие симптомы, как диарея, запор, вздутие, изжога или отрыжка, подумайте, есть ли у вас факторы риска, которые могут вызвать тяжелое течение коронавирусной инфекции. Это ожирение, сахарный диабет, артериальная гипертензия. Лучше обратиться к гастроэнтерологу заранее , не дожидаясь симптомов ковида: врач поможет решить проблему и снизить ваши риски.

Хроническая/персистирующая внебольничная диарея . Азбука антибиотикотерапии. Видаль справочник лекарственных препаратов

Хроническая/персистирующая внебольничная диарея

Поделиться с друзьями

Пожалуйста, заполните поля e-mail адресов и убедитесь в их правильности

Авторы: Christopher F. Carpenter, MD and Aditi Swami, MD

Материалы предназначены исключительно для врачей и специалистов с высшим медицинским образованием. Статьи носят информационно-образовательный характер. Самолечение и самодиагностика крайне опасны для здоровья. Автор статей не дает медицинских консультаций: клинический фармаколог — это врач только и исключительно для врачей.


Возбудители

  • Gardia lamblia
  • Entamoeba histolitica
  • Clostridium difficile
  • Campilobacter jejuni
  • Salmonella spp
  • Shigella spp
  • Энтерогеморрагический штамм E.coli (ЭГКП)
  • Другие патогенные штаммы E.coli: энтеротоксигенные, энтеропатогенные и энтероагрегативные. Энтеротоксигенные штаммы так же известны как токсин Шига-продуцирующая E.coli
  • Другие инфекционные патогены могут включать: Aeromonas spp., Plesiomonas spp., Cryptosporidioum parvum, Microsporidia, Yersinia spp, Vibrio spp, Clostridium perfringens, ротавирус, норовирус/калицивирус, кишечный аденовирус, астровирус, коронавирус, вирус простого герпеса, цитомегаловирус, Cyclospora cayetanensis, Isospora belli, Strongiloides stercoralis

Клиника

  • Диагноз персистирующей диареи может быть выставлен не ранее, чем через 1-2 недели, но позднее 4 недель продолжающейся диареи. Если диарея продолжается более 4 недель – речь идет о хронической форме.
  • Большинство случаев острой диареи заканчиваются в течение 2-х недельного срока, но некоторое количество переходит в персистирующую, либо в хроническую форму.
  • Определением диареи в США и Западной Европе считается: стул объемом >200 г >3 раз в день жидкой консистенции
  • Наиболее распространенными являются неинфекционные причины длительной диареи
  • Синдром раздраженной кишки может быть основной причиной персистирующей или хронической диареи и при этом она будет сопровождаться болью в животе.

Диагностика

  • Первоначальная оценка: наличие в фекалиях лейкоцитов или лактоферрина, тест на скрытую кровь, определение патогенных микроорганизмов, токсигенных штаммов C.difficile, наличие Ag к лямблиям, ротовирусу и др вирусам. Анализ на наличие норовируса должен быть, в данной ситуации, рутинным. Для хронических диарей так же необходимо исследование рН кала, вес фекалий (в граммах в день), определение 72-х часового фекального жира.
  • Двойная оценка: попробовать назначить безлактозную диету; общий анализ крови, СОЭ/СЗБ, метаболическая панель, тиреотропный гормон, Т4, гастрин, колоноскопия
  • Тройная оценка: определение вазоактивного кишечного протеина, субстанции Р, кальцитонина, гистамина (высокий уровень и гипокалиемия), фенолфталеина; определение уровня электролитов в фекалиях, тест на наличие бисакодила, желчных кислот и другие тесты на избыточный рост микроорганизмов
  • Настороженность в отношении органической (или функциональной) природы диареи должна возникнуть при высокой продукции кала (более 400 г в день в западных странах), небольшой продолжительности (менее 3 месяцев), в основном  возникающей по ночам, повторяющейся, внезапно начинающейся, сопровождающейся  потерей веса более 5 кило, анемией и сниженным уровенем белка, при  повышенном уровне СОЭ
  • Неинфекционные причины персистирующей и хронической диареи включают: воспалительные заболевания кишечника (язвенный колит, болезнь Крона, коллагенозы и т.д.), стеаторею, углеводную мальабсорбцию, неблагоприятные побочные реакции, реакцию на пищевые консерванты или добавки, предшествующие хирургические вмешательства на кишечники или желчном пузыре, заболевания щитовидной железы, использование слабительных, ишемические заболевания кишечника, лучевые энтериты или колиты, идиопатическую диарею.
  • Другие, менее часто встречающиеся причины: гормонпродуцирующие опухоли, инфильтративные заболевания, эпидемические хронические диареи, хронические идеопатические диареи, целиакия и пищевая аллергия.
  • Синдром раздраженной кишки: абдоминальная боль и нарушение функционирования кишечника ( запоры, диареи или оба одновременно).

Лечение

Симптоматическое медикаментозное

  • Регидратация является важным компонентом проводимой терапии, особенно в случаях, если пациент сильно обезвожен.
  • Оральная регидратация может проводиться  с помощью коммерческих оральных регидратирующий растворов.
  • Пероральная регидратация может проводиться с помощью 0,9% NaCl или лактата Рингера, если пациент сильно обезвожен, либо когда оральная регидратация не дает нужного эффекта.
  • Использование противодиарейных средств, таких как Лоперамид 4 мг перорально, затем 2 мг перорально, после каждого жидкого стула, но не более 16 мг в сутки. Данные препараты нельзя использовать при диареях, обусловленных C.difficile или энтерогеморрагической E.coli
  • Другие рекомендации: безлактозная диета (молоко, сыры не содержащие лактозу), использование пробиотиков,  исключение продуктов, содержащих кофеин, исключение использования слабительных.

Эмпирическая терапия

  • В случае подозрения на протозойные диарей, могут быть использованы метронидазол или фторхинолоны.
  • Метронидазол 250-500 мг перорально 3 раза в день в течение 10 дней
  • Ципрофлоксацин 500 мг перорально дважды в день в течение 3-5 дней, либо Норфлоксацин 400 мг перорально дважды в день в течение 3-5 дней, или Офлоксацин 300 мг перорально дважды в день в течение 3-5 дней, являются рациональными препаратами выбора.
  • Если имеются данные на предшествующее использование антибактериальной терапии, то в качестве эмпирической терапии должны использоваться препараты, эффективные в отношении C.difficile: метронидазол 500 мг х 3 раза в день 10 дней, в случае тяжелого течения – ванкомицин 125 мг перорально каждые 6 часов 10-14 дней
  • Триметоприм-сульфаметоксазол может быть использован у пациентов, имеющих риск инфицирования циклоспорой.

Патогенетическая терапия

  • Ниже указывается специфическая терапия трех наиболее распространенных причин хронической диареи – Giardia, амебиаз и C.difficile
  • Первая линия терапии для вышеуказанных причин включает метронидазол; при амебиазе дополнительно используются препараты, активные против цист (паромомицин или йодохинол или дилоксанид фуроат – в РФ не зарегистрированы)
  • Специфическое лечение в случае бактериального энтерита, вызванного Shigella spp или C.jejuni, а так же Salmonella spp может быть таким же, как в случае острой диареи и отличаться длительностью применения антибактериальных препаратов.
  • Резистентные к фторхинолонам штаммы C.jejuni могут идентифицироваться в большинстве стран мира и в их лечении должны использоваться макролиды, такие как азитромицин.
  • Гипервирулентные штаммы C.difficile отличаются очень высокой летальностью среди пациентов. Их роль в развитии хронической диареи не известна.

Дополнительная информация:

  • Richard L. Guerrant, Thomas Van Gilder, Ted S. Steiner, et al. Practice Guidelines for the Management of Infectious Diarrhea. Oxford JournalsMedicine & Health Clinical Infectious Diseases Volume 32, Issue 3Pp. 331-351. — http://cid.oxfordjournals.org/content/32/3/331.full

Поделиться с друзьями

Пожалуйста, заполните поля e-mail адресов и убедитесь в их правильности

Вас может заинтересовать

Американское общество инфекционных заболеваний, 2017 г. Клинические практические рекомендации по диагностике и лечению инфекционной диареи

Сводка фактических данных

Определение точной причины диареи не всегда необходимо. Оценка образца стула для определения причины должна проводиться у пациентов с высоким риском тяжелого заболевания, для которых идентификация возбудителя важна для пациента или по соображениям общественного здравоохранения. Как впервые описано в оригинальных рекомендациях IDSA по лечению инфекционной диареи [1], необходимы диагностические алгоритмы, сочетающие клинические и эпидемиологические факторы, отвечающие требованиям клинической медицины и общественного здравоохранения.Хотя большинство диарейных заболеваний являются самокупирующимися, и определение инфекционной этиологии часто не имеет большого значения для этих отдельных пациентов, для некоторых инфекций специфический для организма диагноз важен для руководства клинической тактикой. Кроме того, с точки зрения общественного здравоохранения, специфический для организма диагноз имеет важное значение для большинства диарейных заболеваний, поскольку идентификация микроорганизма облегчает обнаружение вспышек и мониторинг тенденций заболеваемости. Приведенные ниже рекомендации по выборочному тестированию основаны на потребностях клинического ведения, а также на эффективном использовании диагностического тестирования для удовлетворения потребностей систем общественного здравоохранения.

Идентификация бактериальных патогенов может иметь важное значение как для клинического ведения, так и для усилий общественного здравоохранения по борьбе с болезнями. Однако тестирование всех пациентов с острой диареей на эти возбудители было бы неэффективным. Среди взрослых, обратившихся с диареей в отделения неотложной помощи в США, у 17% пациентов, представивших образец кала (в отличие от ректального мазка), была обнаружена бактериальная кишечная инфекция. Бактериальная этиология выявлена ​​у 5–11% детей, обратившихся за помощью в отделения неотложной помощи и амбулаторно [75–77].Ограничение тестирования пациентами с кровью в стуле, лихорадкой или болезненностью в животе может увеличить вероятность выявления бактериального патогена [68, 76–79] (). Факторы риска инвазивной нетифозной инфекции Salmonella включают молодой и пожилой возраст, нарушение иммунитета из-за инфекции вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) и цитотоксической химиотерапии, недоедание, гемоглобинопатии, недавнюю малярию и цирроз печени [80–82]. Другие бактериальные инфекции, в том числе Campylobacter [83] и Shigella [44, 84] и Listeria , чаще бывают тяжелыми или рецидивирующими у пациентов с ВИЧ-инфекцией.Аневризмы аорты и аортит могут возникать у пожилых пациентов с инвазивным нетифоидным сальмонеллезом или иерсиниозом [85, 86].

Факторами риска инвазивного нехолерного вибриоза, особенно инфекции Vibrio vulnificus , являются хронические заболевания печени (включая цирроз, алкогольную болезнь печени и гепатит), состояния перегрузки железом (гемохроматоз, гемолитическая анемия или хроническая почечная недостаточность) и другие иммунодефицитные состояния [87, 88].

Yersinia enterocolitica может быть связана с рядом клинических проявлений, включая, помимо прочего, бескровную диарею, кровавую диарею и фебрильный псевдоаппендикулярный синдром, который может имитировать аппендицит.Инвазивный иерсиниоз у взрослых может быть связан с наличием микотических аневризм [86]. Пищевые продукты, вызывающие инфекцию Y. enterocolitica , включают свинину (например, цыплят) и молочные продукты. В группы повышенного риска в Соединенных Штатах входят маленькие дети афроамериканцев и азиатов, особенно в зимние месяцы, а также диабетики и лица с хроническими заболеваниями печени, недоеданием или перегрузкой железом. Более высокие показатели среди афроамериканских детей были связаны с перекрестным загрязнением в доме во время приготовления читерлингов, сезонного блюда, приготовленного из свиных кишок.Однако высокие показатели заболеваемости среди афроамериканских детей, наблюдавшиеся в конце 1990-х годов, резко снизились после профилактических кампаний по охране здоровья, направленных на предотвращение перекрестного заражения на кухне [89].

Совместное выявление и расследование вспышек играет важную роль в снижении бремени диарейных заболеваний за счет сокращения продолжительности вспышки и выявления факторов, приведших к вспышке, с тем, чтобы эти факторы можно было устранить для предотвращения будущих вспышек и заболеваний.Индивидуальный диагноз обычно необходим для контроля общественного здравоохранения, потому что одних только клинических факторов редко бывает достаточно, чтобы различить этиологические агенты. Выявление этиологического агента(ов) у больных людей важно для выявления случаев и исследования возможных источников инфекции. Наиболее частой причиной вспышек диарейных заболеваний является норовирус, но во вспышках участвует широкий спектр бактериальных и паразитарных агентов [90–94]. Конкретные патогены, на которые следует проводить тестирование, могут различаться в зависимости от клинической картины и воздействия.Департаменты здравоохранения могут дать рекомендации по тестированию, и часто лаборатории общественного здравоохранения могут помочь в тестировании агентов, которые превышают диагностические возможности клинической лаборатории.

Люди с ослабленным иммунитетом более склонны к тяжелым или длительным заболеваниям. Диарея у пациентов с ослабленным иммунитетом может быть связана с широким спектром потенциальных причин, включая бактериальные, вирусные, паразитарные и грибковые патогены, в зависимости от основного иммунного статуса [95]. Кроме того, люди с иммунодефицитом, связанным с ВИЧ, подвержены риску развития диареи, вызванной энтероагрегативными штаммами E.coli [96–98], Cryptosporidium [99], микроспоридии [100–102], Cystoisospora belli (ранее Isospora belli ), CMV и Mycobacterium avium комплекс (MAC) [35, 10] . Помимо исследования кала, ВИЧ-инфицированным пациентам могут потребоваться и другие исследования, в том числе посев крови для диагностики МАС-инфекции и колоноскопия с биопсией для выявления ЦМВ-энтерита. Диарея, вызванная некоторыми простейшими (например, Cryptosporidium , Cyclospora , Cystoisospora ) или микроспоридиями, с большей вероятностью будет тяжелой, хронической или рецидивирующей у людей с ослабленным иммунитетом, особенно с ослабленным клеточно-опосредованным иммунитетом, включая прогрессирующую ВИЧ-инфекцию. [104].Поскольку микроскопическое исследование стула на наличие яйцеклеток и паразитов вряд ли будет включать тестирование на Cryptosporidium и Cyclospora , клиницисты должны специально запросить тестирование на Cryptosporidium и/или Cyclospora . Неинфекционная этиология, включая побочные эффекты антиретровирусной терапии или химиотерапии, также может быть причиной персистирующей диареи у людей с ослабленным иммунитетом. У некоторых пациентов с диареей, продолжающейся ≥30 дней, может быть целесообразным тестирование на ВИЧ [105].

Сообщалось о хронической и тяжелой норовирусной инфекции у пациентов, получающих иммуносупрессивную терапию после трансплантации органов [106]. Пациенты, заразившиеся норовирусной инфекцией во время госпитализации, особенно люди с иммунодефицитными состояниями и люди пожилого возраста, могут умереть с большей вероятностью. Опубликовано руководство по профилактике и контролю вспышек норовирусного гастроэнтерита в медицинских учреждениях [56]. Люди старше 90 лет, проживающие в учреждениях длительного ухода, имеют повышенный на 20–30% риск смерти и госпитализации во время вспышек норовируса [107].Однако диагностика норовирусных инфекций в основном ограничивалась инфекциями, происходящими в рамках вспышек. Локализованные вспышки, затрагивающие больничные палаты и учреждения длительного ухода, могут быть расследованы с большей вероятностью [107–109]. Исследования по оценке эндемичных показателей норовирусной инфекции продолжаются. У детей младшего возраста с первичным иммунодефицитом была зарегистрирована персистирующая не связанная с вакциной и вакцинозависимая ротавирусная диарея [110, 111], но общее количество ротавирусных заболеваний и госпитализаций заметно сократилось после лицензирования 2 ротавирусных вакцин, рекомендованных ACIP [112]. .

В большинстве случаев диарея путешественников является самокупирующейся, вызвана бактериальными и, в меньшей степени, вирусными патогенами и длится менее 7 дней. В большинстве случаев ТД поддается самолечению с помощью пероральной регидратационной терапии, а при бескровной диарее у взрослых — препаратов, препятствующих моторике [113]. Приблизительно 10% диареи путешественников вызваны паразитарными инфекциями, которые могут сохраняться от нескольких недель до месяцев, при этом наиболее распространенным является лямблиоз. Clostridium difficile – ассоциированная диарея вызывает все большую озабоченность среди путешественников с персистирующей диареей, особенно путешественников, недавно прошедших антимикробную терапию, либо в качестве самолечения диареи путешественников, либо по другим показаниям [114, 115].Распределение возбудителей желудочно-кишечного тракта существенно различается в зависимости от региона путешествия. В исследовании FoodNet, проведенном в США в период с 2004 по 2009 год, большинство случаев брюшного тифа, паратифа и инфекции Shigella dysenteriae среди прочих были связаны с поездками [35]. Аномальный тест на абсорбцию d-ксилозы указывает на возможность тропической спру, которая чаще всего встречается у взрослых, посещающих тропические районы в течение длительного периода времени.

Тесты амплификации нуклеиновых кислот мультипатогенов могут одновременно обнаруживать вирусные, паразитарные и бактериальные агенты, включая некоторые патогены, которые ранее было трудно обнаружить в клинических условиях, такие как норовирусы и энтеротоксигенные E.coli (ETEC), энтеропатогенную E. coli (EPEC) и энтероагрегационную E. coli (EAEC) за меньшее время, чем традиционные методы. Короткое время до получения результатов может уменьшить ненадлежащее использование противомикробных препаратов для лечения инфекций, не требующих противомикробной терапии, и может сократить время до целенаправленного лечения и мер изоляции для определенных инфекций, таких как STEC O157. С помощью этих анализов обычно выявляют наличие > 1 возбудителя, который может различаться в отношении клинического ведения [116–118].Кроме того, даже положительный результат на 1 возбудитель следует интерпретировать в контексте клинической картины пациента, потому что меньше известно о клинической значимости тестов, выявляющих нуклеиновые кислоты, по сравнению с традиционными анализами, обычно выявляющими жизнеспособные микроорганизмы. Часто неясна важность обнаружения нескольких патогенов в одном и том же образце; неизвестно, все ли патогены, обнаруженные в образце, являются клинически значимыми или один из них более тесно связан с заболеванием.

Интерпретация результатов будет улучшаться по мере поступления новых данных о производительности этих анализов. Текущие данные показывают, что по крайней мере для одного анализа соответствие традиционным диагностическим методам может варьироваться в зависимости от патогена [118]. Некоторые эксперты предположили, что эти анализы могут особенно хорошо подходить для постановки специфического для организма диагноза у пациентов с ослабленным иммунитетом [119]. Текущие мультиплексные анализы, одобренные FDA, не определяют количество присутствующей нуклеиновой кислоты. Разработка количественных анализов может помочь в интерпретации результатов [120].

Руководства IDSA и Американского общества микробиологии (ASM) по использованию лаборатории клинической микробиологии описывают оптимальные тесты для обнаружения патогенов, в том числе вызывающих диарею [121]. Полные результаты обобщены в . После публикации этих руководств стали доступны несколько панелей желудочно-кишечного тракта, которые выявляют более 20 вирусных, бактериальных и паразитарных кишечных организмов. Доступность одной из этих панелей, а также других анализов может варьироваться в зависимости от клинической лаборатории, что делает требования уникальными для лаборатории, в которую представлен образец.

Растущее использование культурально-независимых диагностических тестов (CIDT), включая иммуноферментный анализ и МАНК, имеет важные недостатки в клинических условиях. Во-первых, замена культуры на CIDT в клинических лабораториях будет препятствовать обнаружению и расследованию вспышек. Общественное здравоохранение добилось важных успехов в выявлении, расследовании и сдерживании вспышек кишечных заболеваний с использованием молекулярного подтипа инфекционных бактериальных штаммов в лабораториях общественного здравоохранения [122].Конечным результатом такого усиленного надзора и контроля стало предотвращение тысяч заболеваний [123]. Замена культуры на CIDT без сохранения доступа к изолятам будет препятствовать обнаружению рассредоточенных вспышек и, таким образом, снизит возможности общественного здравоохранения по их контролю и предотвращению. Во-вторых, для индивидуума CIDT не предоставляют информации о чувствительности к противомикробным препаратам для руководства клиническим ведением. Необходимы действия, чтобы избежать этого негативного воздействия на здоровье населения. В краткосрочной перспективе образцы с положительным результатом теста CIDT на наличие бактериального патогена, для которого представление изолята запрошено или требуется в соответствии с правилами отчетности в области общественного здравоохранения, следует культивировать либо в клинической лаборатории, либо в лаборатории общественного здравоохранения.Культивируемые организмы могут быть отправлены в лаборатории общественного здравоохранения для идентификации видов, серотипирования и дальнейшего субтипирования молекулярными методами (например, гель-электрофорез в пульсирующем поле и, в последнее время, полногеномное секвенирование). Подтипирование позволяет обнаруживать рост числа инфекций, вызванных определенным штаммом, а также облегчает расследование вспышек за счет увеличения вероятности того, что пациенты, включенные в исследование, вероятно, имели общий контакт. В более долгосрочной перспективе необходимы независимые от культуры методы, которые удовлетворяют клинические диагностические потребности и могут предоставить информацию о подтипах для различения штаммов [124–128].

Диарея — StatPearls — NCBI Bookshelf

Непрерывное обучение

Диарея — это распространенное заболевание, которое различается по степени тяжести и этиологии. Оценка диареи варьируется в зависимости от продолжительности, тяжести и наличия определенных сопутствующих симптомов. Лечение также различается, хотя регидратационная терапия является важным аспектом лечения любого пациента с диареей. В этом мероприятии рассматривается оценка и лечение диареи и подчеркивается роль межпрофессиональной команды в уходе за пациентами с этим заболеванием.

Цели:

  • Определите эпидемиологию диареи.

  • Опишите этиологию острой и хронической диареи.

  • Опишите возможные варианты лечения острой и хронической диареи.

  • Обзор межпрофессиональных командных стратегий для улучшения координации помощи и оптимизации результатов лечения пациентов с диареей.

Доступ к бесплатным вопросам с несколькими вариантами ответов по этой теме.

Введение

Нормальное значение содержания воды в стуле составляет примерно 10 мл/кг/сутки у младенцев и детей младшего возраста или 200 г/сутки у подростков и взрослых. Диарея — увеличение содержания воды в стуле из-за нарушения нормального функционирования физиологических процессов тонкой и толстой кишки, ответственных за всасывание различных ионов, других субстратов и, следовательно, воды.

Острая диарея описывается как острое начало трех или более случаев жидкого или водянистого стула в день в течение 14 дней или менее.Однако хроническая или стойкая диарея определяется, когда эпизод длится более 14 дней. Инфекция обычно вызывает острую диарею. Неинфекционная этиология становится более распространенной по мере того, как продолжительность диареи становится хронической. Это различие важно, потому что лечение и управление основаны на продолжительности и конкретной этиологии. Регидратационная терапия является важным аспектом лечения любого пациента с диареей.[1] Профилактика инфекционной диареи включает в себя правильное мытье рук для предотвращения распространения инфекции.[2]

Термин «острый гастроэнтерит» используется как синоним «острой диареи»; однако первое является неправильным. Термин гастроэнтерит означает вовлечение как желудка, так и тонкого кишечника, тогда как вовлечение желудка практически никогда не наблюдается при острой диарее, даже если это инфекционная форма диареи. Кроме того, энтерит также не всегда присутствует. Примеры инфекционной диареи без энтерита – холера и шигеллез. Следовательно, с клинической точки зрения более целесообразно использовать термин «острая диарея», а не острый гастроэнтерит.

Этиология

Диарея подразделяется на острую или хроническую, инфекционную или неинфекционную в зависимости от продолжительности и типа симптомов. Острая диарея определяется как эпизод продолжительностью менее двух недель. Инфекция чаще всего вызывает острую диарею. Большинство случаев являются результатом вирусной инфекции, и течение самокупируется. Хроническая диарея определяется как продолжительность более двух недель и, как правило, неинфекционная. Общие причины включают мальабсорбцию, воспалительные заболевания кишечника и побочные эффекты лекарств.[3] Ниже приведены некоторые важные соображения, которые следует учитывать при диагностике и лечении диареи, поскольку идентификация этиологического агента очень важна:

  • Характеристики стула различаются в зависимости от различных причин, например, консистенция, цвет, объем и частота

  • Наличие или отсутствие сопутствующих кишечных симптомов, таких как тошнота/рвота, лихорадка и боль в животе

  • Воздействие детских садов, где часто встречаются патогены ротавируса, астровируса, калицивируса; Виды Shigella, Campylobacter, Giardia и Cryptosporidium 

  • История употребления инфицированной пищи, такой как сырая или зараженная пища

  • История контакта с водой из бассейнов, кемпинга или морской среды имеет решающее значение, поскольку распространенные патогены поражают определенные регионы; энтеротоксигенная Escherichia coli является преобладающим патогеном [4]

  • Воздействие на животных исторически связывали с диареей, например, у молодых собак/кошек: Campylobacter; черепахи: сальмонелла [5]
  • Предрасполагающие факторы, такие как госпитализация, использование антибиотиков, иммуносупрессия[6]

Эпидемиология

Норовирус связан примерно с одной пятой всех случаев инфекционной диареи с одинаковой распространенностью как у детей, так и у взрослых, и, по оценкам, ежегодно вызывает более 200 000 смертей в развивающихся странах.[7] Исторически сложилось так, что ротавирус был наиболее распространенной причиной тяжелых заболеваний у детей раннего возраста во всем мире. Программы вакцинации против ротавируса снизили распространенность случаев диареи, связанной с ротавирусом.

В развивающихся регионах регистрируется в среднем три случая диареи на ребенка в год у детей в возрасте до 5 лет. Однако в некоторых других регионах сообщается о шести-восьми эпизодах в год на ребенка. В этих обстоятельствах недоедание играет дополнительную роль в развитии диареи.[8]

Частой причиной хронической диареи является воспалительное заболевание кишечника, болезнь Крона и язвенный колит. В Европе заболеваемость язвенным колитом и болезнью Крона в целом увеличилась с 6,0 на 100 000 человеко-лет при язвенном колите и 1,0 на 100 000 человеко-лет при болезни Крона в 1962 году до 9,8 на 100 000 человеко-лет и 6,3 на 100 000 человеко-лет. в 2010 г. соответственно[9].

Исследование, проведенное Lübbert et al., показало, что в 2012 году число случаев  Clostridium difficile, связанной с  инфекцией, в Германии составило 83 случая на 100 000 населения.В этих случаях вероятность рецидива возрастала с каждым рецидивом.[10]

В США до введения специфической антиротавирусной иммунизации в 2006 г. отмечалась кумулятивная частота одной госпитализации по поводу диареи на 23–27 детей в возрасте до 5 лет. Кроме того, было отмечено более 50 000 госпитализаций. Основываясь на этих фактах, было установлено, что ротавирус является причиной 4-5% всех детских госпитализаций на сумму почти 1 миллиард долларов США.[11]

Патофизиология

Диарея является результатом снижения всасывания воды в кишечнике или увеличения секреции воды.Большинство случаев острой диареи имеют инфекционную этиологию. Хроническую диарею обычно делят на три группы; водянистый, жировой (нарушение всасывания) или инфекционный. Другой способ классификации патофизиологии диареи состоит в секреторной и осмотической формах диареи.

Непереносимость лактозы — это разновидность водянистой диареи, которая вызывает повышенное выделение воды в просвет кишечника.[12] Пациенты обычно имеют симптомы вздутия живота и метеоризма вместе с водянистой диареей.Лактоза расщепляется в кишечнике ферментом лактазой. Побочные продукты легко поглощаются эпителиальными клетками. Когда уровень лактазы снижен или отсутствует, лактоза не может всасываться и остается в просвете кишечника. Лактоза осмотически активна, она удерживает и притягивает воду, что приводит к водянистой диарее.

Общие причины жировой диареи включают глютеновую болезнь и хронический панкреатит. Поджелудочная железа выделяет ферменты, необходимые для расщепления пищи. Ферменты высвобождаются из поджелудочной железы и помогают переваривать жиры, углеводы и белки.После расщепления продукты доступны для усвоения в кишечнике. У пациентов с хроническим панкреатитом наблюдается недостаточное выделение ферментов, что приводит к мальабсорбции. Симптомы часто включают боль в верхней части живота, метеоризм и зловонный, объемистый бледный стул из-за мальабсорбции жиров.

При секреторной форме диареи частыми причинами являются бактериальные и вирусные инфекции. В этом случае водянистый стул является результатом повреждения эпителия кишечника. Эпителиальные клетки выстилают кишечный тракт и облегчают всасывание воды, электролитов и других растворенных веществ.Инфекционная этиология вызывает повреждение клеток эпителия, что приводит к повышению проницаемости кишечника. Поврежденные эпителиальные клетки не могут поглощать воду из просвета кишечника, что приводит к жидкому стулу.

Анамнез и физикальное исследование

В развитых регионах острая диарея почти всегда является доброкачественным, саморазрешающимся состоянием, которое проходит в течение нескольких дней. Продолжительность заболевания и клиническая картина варьируются в зависимости от этиологии диареи и факторов хозяина. Например, ротавирус обычно проявляется рвотой, обезвоживанием и большим количеством потерянных рабочих дней, чем неротавирусная диарея.

Знание некоторых факторов, связанных с диареей, таких как объем, консистенция, цвет и частота, помогает определить источник. В следующей таблице представлены эти характеристики, которые можно использовать для сужения списка дифференциальных диагнозов:

Таблица

Слизистая/кровяная Обычно нормальная

Детские сады также несут ответственность за некоторые причины диареи:[14]

  • Определенные патогены быстро распространяются в детских садах.К ним относятся ротавирус; астровирус; калицивирус; и Shigella, Giardia, Campylobacter, и Cryptosporidium

  • Растущая тенденция использования детских садов увеличила частоту возникновения ротавируса и инфекций, связанных с Cryptosporidium .[15] Различные пищевые инфекции могут привести к желудочно-кишечным инфекциям
  • 3 , важен анамнез питания:

    • Употребление сырых или зараженных пищевых продуктов обычно связано с инфекционной диареей.

    • Организмы, которые обычно найдены, связанные с инфекционной диареей, включают в себя следующее:

      • молочных продуктов — Campylobacter и Salmonella и Виды Salmonella [16] —
      • Salmonella Виды

      • Мясо — Closttridium Perfingenes, Campylobacter , AeromonaS, и Сальмона, и Salmonella Виды

      • POLLETRATY — Campylobacter

        4 Виды

      • Наземная говядина — энтерогеморрагический

        3 E COLI
        [17]
      • Seafood — Astrovirus, Aeromonas , PLESIOMONAS, и Vibrio вид

      • Свинина — C Perfingens, Y Enterocolitica
      • [18]
      • Устрицы — Calicivirus, Plesiomonas, и Vibrio Виды

      • Овощи — Aeromonas и  C perfringens 90 005

      • Американская академия педиатрии рекомендует, чтобы при обследовании детей с постоянной диареей, чрезмерным метеоризмом, вздутием живота и болью в животе врач определял количество потребляемого сока.[19]

    Гавань плавательных бассейнов Виды Shigella и Организмы Aeromonas являются возбудителями инфекционной диареи в морской среде.

    Giardia, Cryptosporidium, и Entamoeba остаются незатронутыми хлорированием воды; поэтому подозрение на наличие этих паразитов в загрязненной воде должно быть высоким. Кроме того, существует связь между инфекцией Campylobacter, сельским хозяйством и питьевой водой.[20]

    История поездок важна, поскольку она может указать на основного возбудителя инфекционной диареи.Энтеротоксигенная кишечная палочка на сегодняшний день является основной причиной диареи путешественников. Ниже приведены некоторые общие ассоциации между определенными регионами и возбудителями:

    Таблица

    Австралия, Канада, Европа

    Оценка

    Как правило, у пациента с острой диареей течение самокупируется, и ему не требуются лабораторные исследования или визуализация. Посев кала оправдан у пациентов с кровавой диареей или тяжелым заболеванием, чтобы исключить бактериальные причины. Кровавый стул требует дополнительного тестирования на шига-токсин и лактоферрин.Пациенту, недавно принимавшему антибиотики или госпитализированному, потребуется пройти тестирование на инфекцию Clostridium  difficile . Пациентам с острой диареей обычно не назначают визуализацию. Тем не менее, КТ брюшной полости может потребоваться, если у пациента имеются выраженные перитонеальные симптомы.

    Тщательный сбор анамнеза важен для определения того, какие лабораторные исследования и визуализацию необходимо назначить для определения причины хронической диареи.[21] Базовая лабораторная работа для пациента с хронической диареей включает общий анализ крови, базовую метаболическую панель, стимулирующий гормон щитовидной железы, скорость оседания эритроцитов, панель печени и анализ кала.Врач должен классифицировать тип хронической диареи как водянистую, жирную или воспалительную на основании анамнеза пациента и физического осмотра. После определения вероятного диагноза следует заказать дополнительные лабораторные исследования и тесты, специфичные для предполагаемой этиологии.

    При диарее pH стула ниже 5,5 или обилие восстанавливающих веществ свидетельствует о непереносимости углеводов, обычно вторичной по отношению к вирусным заболеваниям.[22] Он носит преходящий характер. Энтероинвазивные инфекции, поражающие толстую кишку, вызывают выброс нейтрофилов и других лейкоцитов в стул.Наличие лейкоцитов в стуле исключает возможность энтеротоксигенных E coli, Vibrio и вирусов.

    Если образец стула нельзя культивировать в течение двух часов после взятия образца, его следует охладить до 4°C или поместить в транспортную среду. Выход культур стула низкий; однако полезно, когда культура положительна. Всегда следует проводить посев стула на Salmonella, Shigella, , Campylobacter , C Difficile, и Yersinia enterocolitica , если есть признаки колита или фекальный лейкоцитоз.[23]

    Поиск Clostridium difficile рекомендуется при наличии колита и/или крови в стуле. Важно отметить, что диарея с острым началом, вторичная по отношению к инфекции C difficile , может возникать и без использования антибиотиков в анамнезе. В случаях диареи, когда в анамнезе есть говяжий фарш, а в стуле присутствует энтерогеморрагическая E coli , следует определить тип E coli . Так как гемолитико-уремический синдром может быть следствием инфекции E coli O157:H7.[24]

    Ротавирусный антиген тестируется с помощью иммуноферментного анализа и латекс-агглютинации кала. Для выявления антигенов аденовирусов можно использовать иммуноферментный анализ. Исследование кала на яйцеклетки и паразиты — лучший способ найти паразитов. Исследование стула следует проводить каждые три дня или через день.

    Лечение/управление

    Важным аспектом лечения диареи является восполнение потерь жидкости и электролитов. [25] Пациентам следует рекомендовать пить разбавленный фруктовый сок, Pedialyte или Gatorade.В более тяжелых случаях диареи может потребоваться внутривенная регидратация жидкости.[26] Употребление в пищу продуктов с низким содержанием клетчатки может помочь сделать стул более твердым. Мягкая диета «BRAT», включающая бананы, тосты, овсянку, белый рис, яблочное пюре и суп/бульон, хорошо переносится и может улучшить симптомы. [27] Антидиарейная терапия антисекреторными или антимоторными препаратами может быть начата для уменьшения частоты стула. Однако их следует избегать у взрослых с кровавой диареей или высокой температурой, поскольку они могут усугубить течение тяжелых кишечных инфекций.Эмпирическая антибактериальная терапия пероральными фторхинолонами может быть рассмотрена у пациентов с более тяжелыми симптомами. Было показано, что добавки с пробиотиками уменьшают тяжесть и продолжительность симптомов, и их следует поощрять у пациентов с острой диареей.

    Лечение хронической диареи зависит от этиологии. [28] Первым шагом является классификация диареи на водянистую, жировую или воспалительную. После классификации можно использовать алгоритм для определения следующего шага в управлении.В большинстве случаев требуются дополнительные исследования кала, лабораторные исследования или визуализация. Могут потребоваться более инвазивные процедуры, такие как колоноскопия или верхняя эндоскопия.

    В 2003 г. Центром контроля заболеваний (CDC) были выдвинуты рекомендации по лечению острой диареи у детей как в амбулаторных, так и в стационарных условиях, включая показания для направления к специалистам.[29]

    Показания для направления и дальнейшего медицинского обследования детей включают следующее:

    • Дети младше 3 месяцев

    • Вес менее 8 кг (17.6 фунтов)

    • История преждевременных родов, хронических заболеваний или сопутствующих заболеваний 3 и 36 месяцев эпохи

    • Grossly Bloody Stool

    • Высокоподъемные диарея

    • Устойчивая рвота

    • Признаки дегидратации, такие как затонувшие глаза, снижение слезной пленки, сухие слизистые оболочки и олигурия / Anuria

    • Изменения психического состояния

    • Неадекватная реакция на устный регистрация или уход не может управлять уход за ухоженностью. Масса тела — давать 60-120 мл раствора для пероральной регидратации при каждом эпизоде ​​жидкого стула или рвоты. Масса тела более 10 кг. — давать 120-140 мл раствора для пероральной регидратации при каждом эпизоде ​​жидкого стула и рвоты

      Терапия, рекомендуемая для лечения некоторых невирусных причин диареи, включает следующее:Парентеральные цефалоспорины второго или третьего поколения показаны при системных осложнениях.

    • Aeromonas  виды — Цефалоспорины третьего и четвертого поколений (цефиксим).

    • Виды Campylobacter — Эритромицин

    • C difficile — Прекратить прием антибиотиков, вызывающих заболевание. Используйте пероральный метронидазол или ванкомицин. Ванкомицин предназначен для тяжелобольных детей.

    • C perfringens — Антибиотики не рекомендуются для лечения.

    • Cryptosporidium parvum — паромомицин и нитазоксанид.

    • Entamoeba histolytica — Метронидазол с последующим паромомицином или йодохинолом.

    • G lamblia — Метронидазол или нитазоксанид.

    • Виды Plesiomonas — TMP-SMX или любой другой цефалоспорин.

    • Salmonella  species — Лечение продлевает состояние носительства. TMP-SMX является препаратом первой линии, но существует резистентность.Используйте цефтриаксон и цефотаксим при инвазивных заболеваниях.

    • Shigella видов — Лечение сокращает продолжительность болезни. TMP-SMX является препаратом первой линии, но существует резистентность. При инвазивном заболевании рекомендуются цефиксим, цефтриаксон и цефотаксим.

    • V cholerae — Доксициклин является антибиотиком первого ряда, а эритромицин — антибиотиком второго ряда.

    • Виды Yersinia : TMP-SMX, цефиксим, цефотаксим и цефтриаксон.

    Дифференциальный диагноз

    Ниже приведены дифференциальные диагнозы, которые необходимо учитывать при лечении пациентов с диареей:

    Прогноз

    В развитых регионах при правильном лечении прогноз очень хороший. Однако данные показывают рост смертности от диареи среди детей в США в период с середины 1980-х по 2006 год. В период с 2005 по 2007 год было зарегистрировано 1087 случаев смерти младенцев, связанных с диареей, причем 86% смертей произошли с низким весом при рождении (менее 2500 г). младенцы.Факторы риска для них включали мужской пол, чернокожую этническую принадлежность и низкий балл по шкале Апгар (менее 7) [30].

    Обезвоживание и вторичное недоедание становятся частыми причинами смерти. При тяжелом обезвоживании следует вводить парентеральные жидкости. Как только возникает недоедание , прогноз становится серьезным, если парентеральное питание не начато в условиях стационара.

    Осложнения

    Общие осложнения общих патогенов:

              • 3 Aeromonas Caviae — Intussuseusceence, гемолитико-уремический синдром (HUS), грамотрицательный сепсис

              • Campylobacter — бактериэмия, менингит, мочевыводящие тракты Инфекция, панкреатит, холецистит, синдром Reiter (RS)

              • C Difficile

                C Difficile — хроническая диарея

              • C
              • C Perfingens

                4 — Энтеротки

              • PLESIOMONAS

                4 — SEPTICEMIA

              • EnteroHemorrhagic

                3 E COLI
                O157: H7 — H7 — HUS

              • EnteroHemorrhagic E COLI — геморрагический COLITE

              • 3 Salmonella
                Salmonella Виды — судороги, RS, HUS, перфорация, энтероиданная лихорадка

              • 3 видов Vibrio — быстрое дегидратация

              • Виды Giardia – Хроническая мальабсорбция жиров

              • ротавирусы — Изотоническое обезвоживание, углевод нетерпимость

              • Y энтероколитный — аппендицит, инвагинация перфорация, токсическая мегаколон, перитонит, холангит, бактериемия, RS

              • Криптоспоридия видов — Хроническая диарея

              • Entamoeba виды — Абсцесс печени, перфорация толстой кишки

              Сдерживание и обучение пациентов

              Образование имеет решающее значение для профилактики и лечения.Правильная пероральная регидратация предотвращает обезвоживание. Слизистая оболочка кишечника заживает быстрее, если повторное кормление начато раньше. Вместе с лицами, осуществляющими уход, уделяйте особое внимание гигиене и правильному приготовлению пищи, чтобы предотвратить инфекции в будущем и их распространение.

              Правильное мытье рук может предотвратить распространение инфекционной диареи. Пациенты с инфекционной диареей не должны возвращаться на работу, в школу или в детский сад до тех пор, пока их симптомы не исчезнут. Специалисты должны поощрять родителей вакцинировать своих детей от ротавируса, распространенной этиологии вирусной диареи.Пробиотическую терапию можно рассматривать у пациентов, принимающих антибиотики, для предотвращения колита, вызванного 90–153 C. difficile 90–154.[31]

              Чтобы уменьшить вероятность диареи путешественников, поощряйте пациентов пить бутилированную воду, избегать сырых фруктов и овощей и есть только горячую, хорошо приготовленную пищу, когда они путешествуют в развивающиеся страны. Бутилированную воду следует использовать даже при чистке зубов. Профилактическое назначение антибиотиков при диарее путешественников обычно не рекомендуется. Антибиотики могут быть рассмотрены у лиц с сопутствующими заболеваниями, которые могут более сильно страдать от диареи.[32]

              Повышение эффективности медицинских работников

              Существует множество причин диареи, и с этим состоянием лучше всего справляется межпрофессиональная бригада, в которую входят медсестры и фармацевты. Большинство случаев диареи можно предотвратить, если соблюдать правила личной гигиены и мыть руки. Кроме того, ключ к гидратации пациентов. Большинство вирусных случаев не требуют специального лечения, но бактериальные причины могут потребовать антибиотиков.

              Исходы для пациентов с хорошей гидратацией превосходны, но пациенты в крайнем возрасте могут не переносить любую степень обезвоживания.[33][34]

              Ссылки

              1.
              Chen J, Wan CM, Gong ST, Fang F, Sun M, Qian Y, Huang Y, Wang BX, Xu CD, Ye LY, Dong M, Jin Y, Huang ZH, Wu QB, Zhu CM, Fang YH, Zhu QR, Dong YS. Китайские клинические рекомендации по острой инфекционной диарее у детей. Мир J Педиатр. 2018 Октябрь; 14 (5): 429-436. [PubMed: 30269306]
              2.
              Null C, Stewart CP, Pickering AJ, Dentz HN, Arnold BF, Arnold CD, Benjamin-Chung J, Clasen T, Dewey KG, Fernald LCH, Hubbard AE, Kariger P, Lin А., Луби С.П., Мертенс А., Ньенга С.М., Ньямбане Г., Рам П.К., Колфорд Дж.М.Влияние качества воды, санитарии, мытья рук и питания на диарею и рост детей в сельских районах Кении: кластерное рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет Глоб Здоровье. 2018 март; 6(3):e316-e329. [Бесплатная статья PMC: PMC5809717] [PubMed: 29396219]
              3.
              Wenzl HH. Диарея при хронических воспалительных заболеваниях кишечника. Гастроэнтерол Клин Норт Ам. 2012 г., сен; 41 (3): 651-75. [PubMed: 22917170]
              4.
              Jiang ZD, DuPont HL. Этиология диареи путешественников.J Travel Med. 2017 01 апреля; 24 (дополнение 1): S13-S16. [PubMed: 28521001]
              5.
              Hoelzer K, Moreno Switt AI, Wiedmann M. Контакт с животными как источник нетифоидного сальмонеллеза человека. Вет Рез. 2011 14 фев; 42:34. [Бесплатная статья PMC: PMC3052180] [PubMed: 21324103]
              6.
              Гош Н., Малик Ф.А., Давер Р.Г., Ваничанан Дж., Охуйсен П.С. Диарея, связанная с вирусом, у пациентов с ослабленным иммунитетом и онкологических больных в крупном комплексном онкологическом центре: 10-летнее ретроспективное исследование.Заразить Диса (Лондон). 2017 фев; 49 (2): 113-119. [PubMed: 27620005]
              7.
              Лопман Б.А., Стил Д., Кирквуд К.Д., Парашар УД. Огромное и разнообразное глобальное бремя норовируса: перспективы профилактики и контроля. ПЛОС Мед. 2016 апр;13(4):e1001999. [Бесплатная статья PMC: PMC4846155] [PubMed: 27115709]
              8.
              Talbert A, Thuo N, Karisa J, Chesaro C, Ohuma E, Ignas J, Berkley JA, Toromo C, Atkinson S, Maitland K. Диарея, осложняющая тяжелое острое недоедание у кенийских детей: проспективное описательное исследование факторов риска и результатов.ПЛОС Один. 2012;7(6):e38321. [Статья PMC бесплатно: PMC3366921] [PubMed: 22675542]
              9.
              Burisch J, Munkholm P. Эпидемиология воспалительного заболевания кишечника. Scand J Гастроэнтерол. 2015 авг; 50 (8): 942-51. [PubMed: 25687629]
              10.
              Любберт С., Циммерманн Л., Борхерт Дж., Хорнер Б., Муттерс Р., Родлофф А.С. Эпидемиология и частота рецидивов инфекций Clostridium difficile в Германии: анализ вторичных данных. Заразить Dis Ther. 2016 дек;5(4):545-554. [Бесплатная статья PMC: PMC5125138] [PubMed: 27770261]
              11.
              Fischer TK, Viboud C, Parashar U, Malek M, Steiner C, Glass R, Simonsen L. Госпитализация и смертность от диареи и ротавируса среди детей J Infect Dis. 2007 г., 15 апреля; 195(8):1117-25. [PubMed: 17357047]
              12.
              Szilagyi A, Ishayek N. Непереносимость лактозы, отказ от молочных продуктов и варианты лечения. Питательные вещества. 15 декабря 2018 г., 10 (12) [бесплатная статья PMC: PMC6316316] [PubMed: 30558337]
              13.
              Nikfarjam M, Wilson JS, Smith RC., Рабочая группа Австралазийского клуба поджелудочной железы по заместительной терапии ферментами поджелудочной железы.Диагностика и лечение внешнесекреторной недостаточности поджелудочной железы. Мед J Aust. 2017 21 августа; 207(4):161-165. [PubMed: 28814218]
              14.
              Ethelberg S, Olesen B, Neimann J, Schiellerup P, Helms M, Jensen C, Böttiger B, Olsen KE, Scheutz F, Gerner-Smidt P, Mølbak K. Факторы риска диареи среди детей в промышленно развитых странах. Эпидемиология. 2006 Январь; 17 (1): 24-30. [PubMed: 16357591]
              15.
              Ванденберг О., Робберехт Ф., Доби Н., Моэнс С., Талабани Х., Дюпон Э., Менотти Дж., Ван Гул Т., Леви Дж.Ведение вспышки Cryptosporidium hominis в детском саду. Pediatr Infect Dis J. 2012 Jan; 31(1):10-5. [PubMed: 22094626]
              16.
              Костард С., Эспехо Л., Грюнендал Х., Загмутт Ф.Дж. Бремя болезней, связанных со вспышками, связанных с потреблением непастеризованного коровьего молока и сыра, США, 2009–2014 гг. Эмердж Инфекция Дис. 2017 июнь; 23 (6): 957-964. [Статья бесплатно PMC: PMC5443421] [PubMed: 28518026]
              17.
              Bosilevac JM, Koohmaraie M. Распространенность и характеристика изолятов Escherichia coli, не продуцирующих токсин O157, из коммерческого говяжьего фарша в Соединенных Штатах.Appl Environ Microbiol. 2011 март; 77 (6): 2103-12. [Бесплатная статья PMC: PMC3067332] [PubMed: 21257806]
              18.
              Рознер Б.М., Старк К., Хёле М., Вербер Д. Факторы риска спорадических инфекций Yersinia enterocolitica, Германия, 2009–2010 гг. Эпидемиол инфекции. 2012 Октябрь; 140 (10): 1738-47. [PubMed: 22313798]
              19.
              Heyman MB, Abrams SA., РАЗДЕЛ ПО ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИИ, ГЕПАТОЛОГИИ И ПИТАНИЯ. КОМИТЕТ ПО ПИТАНИЮ. Фруктовый сок у младенцев, детей и подростков: текущие рекомендации.Педиатрия. 2017 Jun;139(6) [PubMed: 28562300]
              20.
              Galanis E, Mak S, Otterstatter M, Taylor M, Zubel M, Takaro TK, Kuo M, Michel P. Связь между кампилобактериозом, сельским хозяйством и употреблением алкоголя вода: тематическое исследование в районе Британской Колумбии, Канада, 2005-2009 гг. Эпидемиол инфекции. 2014 Октябрь; 142 (10): 2075-84. [PubMed: 24892423]
              21.
              Шиллер Л.Р. Лечение диареи в клинической практике: стратегии для врачей первичного звена. Преподобный Гастроэнтерол Disord.2007; 7 Приложение 3: S27-38. [PubMed: 18192963]
              22.
              Sweetser S. Оценка пациента с диареей: индивидуальный подход. Мэйо Клин Proc. 2012 июнь; 87 (6): 596-602. [Бесплатная статья PMC: PMC3538472] [PubMed: 22677080]
              23.
              Ларентис Д.З., Роза Р.Г., Дос Сантос Р.П., Голдани Л.З. Исходы и факторы риска, связанные с диареей Clostridium difficile у госпитализированных взрослых пациентов. Гастроэнтерол Рез Практ. 2015;2015:346341. [Бесплатная статья PMC: PMC4458528] [PubMed: 26101522]
              24.
              Goldwater PN, Bettelheim KA. Лечение энтерогеморрагической инфекции Escherichia coli (EHEC) и гемолитико-уремического синдрома (ГУС). БМС Мед. 2012 02 фев;10:12. [Бесплатная статья PMC: PMC3286370] [PubMed: 22300510]
              25.
              Gauchan E, Malla KK. Взаимосвязь функциональных тестов почек и уровня электролитов с тяжестью обезвоживания при острой диарее. J Непал Health Res Counc. 2015 янв-апр;13(29):84-9. [PubMed: 26411719]
              26.
              Сантос Дж.И. Пищевые последствия и физиологическая реакция на диарею у детей.Педиатр Infect Dis. 1986 г., январь-февраль; 5 (1 доп.): S152-4. [PubMed: 3945585]
              27.
              Декате П., Джаяшри М., Сингхи СК. Лечение острой диареи в отделении неотложной помощи. Индийский J Педиатр. 2013 март;80(3):235-46. [PubMed: 23192407]
              28.
              Шиллер Л.Р. Противодиарейная лекарственная терапия. Curr Gastroenterol Rep. 2017 May;19(5):18. [PubMed: 28397130]
              29.
              King CK, Glass R, Bresee JS, Duggan C., Центры по контролю и профилактике заболеваний. Лечение острого гастроэнтерита у детей: пероральная регидратация, поддерживающая терапия и диетотерапия.MMWR Recomm Rep. 21 ноября 2003 г .; 52 (RR-16): 1-16. [PubMed: 14627948]
              30.
              Mehal JM, Esposito DH, Holman RC, Tate JE, Callinan LS, Parashar UD. Факторы риска детской смертности, связанной с диареей, в США, 2005–2007 гг. Pediatr Infect Dis J. 2012 июль; 31 (7): 717-21. [PubMed: 22411052]
              31.
              Лау С.С., Чемберлен Р.С. Пробиотики эффективны для предотвращения диареи, связанной с Clostridium difficile: систематический обзор и метаанализ. Int J Gen Med.2016;9:27-37. [Бесплатная статья PMC: PMC4769010] [PubMed: 26955289]
              32.
              Болиа Р. Подход к «расстройству желудка». Индийский J Педиатр. 2017 декабрь; 84 (12): 915-921. [PubMed: 28687951]
              33.
              Kakoullis L, Papachristodoulou E, Chra P, Panos G. Гемолитический уремический синдром, вызванный токсином Шига, и роль антибиотиков: глобальный обзор. J заразить. 2019 авг; 79(2):75-94. [PubMed: 31150744]
              34.
              Прюсс-Устюн А., Вольф Дж., Бартрам Дж., Клазен Т., Камминг О., Фримен М.С., Гордон Б., Хантер П.Р., Медликотт К., Джонстон Р.Бремя болезней из-за неадекватного водоснабжения, санитарии и гигиены для отдельных неблагоприятных последствий для здоровья: обновленный анализ с акцентом на страны с низким и средним уровнем дохода. Int J Hyg Environ Health. 2019 июнь; 222(5):765-777. [Статья бесплатно PMC: PMC6593152] [PubMed: 31088724]

              Инфекционная диарея — обзор

              Инфекционная диарея у детей

              Инфекционная диарея обычно остро начинается у ранее здорового ребенка. К счастью, большинство причин инфекционной диареи самокупируются и требуют только симптоматического лечения.Однако, если не лечить, у некоторых пациентов острое диарейное заболевание может перейти в хроническую диарею. Лихорадка является частым сопутствующим симптомом инфекционной диареи, а рвота не является чем-то необычным, особенно если инфекция возникает в верхних отделах желудочно-кишечного тракта (например, при гастроэнтерите). Как правило, инфекционные диареи носят секреторный или смешанный секреторно-осмотический характер. Продукция токсина, адгезия патогенов или явная инвазия тканей могут способствовать увеличению секреции Cl пораженными эпителиальными клетками.Когда происходит патогенная инвазия эпителия, диарея обычно также имеет воспалительный компонент. Патогены, вызывающие диарею, могут быть вирусными, бактериальными или паразитарными.

              Вирусы являются наиболее частой причиной острого инфекционного гастроэнтерита у детей ( Таблица 1 , часть А). Существует несколько причин преобладания случаев вирусной диареи. Наивная иммунная система младенца не подвергалась воздействию многих вирусных патогенов, присутствующих в окружающей среде.Кроме того, в детском саду предусмотрены групповые условия, способствующие передаче кишечных и респираторных вирусных заболеваний.

              Таблица 1. Этиология детской диареи

              инфекционной диареи Д. Воспалительные
              Неинфекционный понос
              A. Вирусные возбудители
              ротавируса Воспалительное заболевание кишечника
              аденовируса целиакии
              Norwalk Agent Аллергическая энтеропатия
              Calicivirus AutoMimunus Enteropathy
              Astrovirus Greataft-VS.«Болезнь
              Coronavirus E. Ненаблочные
              B. Бактериальные патогенные патогены Врожденные диарецы
              Campylobacter SPP.  Врожденная хлоридная диарея
               Salmonella spp.
              Shigella spp. Врожденные натрия диарея
              кишечной палочки
              энтеротоксигенных микроворсинчатая атрофия
              Энтеропатогенные
              Энтерогеморрагическая (shigatoxin производство) Tufting энтеропатии
              Enteroadherent Дефекты переносчика углеводов
              Энтероинвазивный Дефицит диссахаридазы
                Yersinia spp.  Дефекты переносчика аминокислот
                Vibrio spp.
              Aeromonas spp.  Недостаточность поджелудочной железы
                Plesiomonas spp. желчные кислоты транспортные дефекты
              Clostridium несговорчивый абеталипопротеинемия
              C. Паразитические возбудители Приобретенные поносы
              Giardia лямблий понос малыша
              криптоспоридами короткой кишки синдром
              Cyclosporidia тонкого кишечника обрастание
              дизентерийная амёба Антибиотик-ассоциированной диареи
              Нематоды
              цестод (ленточных червей) синдром Мюнхгаузена
              трематод Вторичная недостаточность лактазы

              Ротавирус является наиболее распространенным вирусным возбудителем.У всех детей, подвергшихся воздействию ротавируса, независимо от того, проявляется ли у них симптоматическая диарея, вырабатываются циркулирующие антитела к этому возбудителю. Считается, что снижение заболеваемости ротавирусом у взрослых связано с защитным действием этих антител. Ротавирусы представляют собой небольшие вирусы в форме колеса диаметром примерно 70 нм. Из четырех основных групп (A, B, C и D) вирусы типа A являются наиболее опасными для детей. Вирус проникает в эпителий и вызывает воспалительную реакцию, которая в конечном итоге способствует разрушению поверхности ворсинок.Однако частота и тяжесть дефекации у этих пациентов не коррелируют со степенью поражения кишечника, наблюдаемой эндоскопически или гистологически. Это привело к предположению, что существуют другие патогенетические механизмы, которые способствуют мальабсорбции и чистой потере жидкости, наблюдаемым у этих пациентов. Хотя разрушение ворсинок может быть тяжелым при ротавирусном заболевании, у большинства пациентов выздоровление происходит быстро, и симптомы обычно исчезают в течение 2–7 дней.

              Калицивирусы, в том числе возбудители Norwalk и типа Norwalk, являются второй по значимости причиной вирусных диарей у детей.Эта группа вирусов проявляется так же, как ротавирус, за исключением того, что диарея обычно протекает мягче. Астровирусы похожи на кальцивирусы и являются частой причиной диарейных заболеваний. Аденовирус (серотипы 40 и 41) является хорошо установленной причиной вирусной диареи и имеет несколько более длительный инкубационный период и более длительное течение, чем ротавирусная инфекция. Совсем недавно торовирус был признан потенциальной причиной диареи у детей. Однако более точные эпидемиологические данные об этом возбудителе в настоящее время отсутствуют.

              Бактериальные инфекции также могут вызывать диарею у младенцев и детей ( Таблица 1 , часть B). Как и в случае вирусной диареи, начало бактериального заболевания обычно острое и проявляется лихорадкой, а иногда и рвотой. Поскольку наиболее распространенными формами бактериальной диареи являются инвазивные, у этих пациентов часто сообщается о кровавой диарее. Сообщается, что определенные типы бактериальных заболеваний чаще встречаются в определенных возрастных группах. Например, Campylobacter jejuni имеет бимодальное распределение начала заболевания, при этом первый пик приходится на детей в возрасте от 1 до 5 лет, а второй пик — на подростков.Нетифозный Salmonella enteritidis может вызывать бактериемию у младенцев и у людей с ослабленным иммунитетом. видов Shigella можно обнаружить в возрастной группе детей младшего возраста, но они не являются обычно выделяемыми патогенами в США. Clostridium difficile , важная причина антибиотикоассоциированной диареи у взрослых, обычно не является патогеном для младенцев. Токсин C. difficile может быть обнаружен у 10% здоровых новорожденных и еще более распространен в отделениях интенсивной терапии новорожденных.Причина неспособности этого организма вызывать диарею у младенцев остается невыясненной. На основании исследований на животных считается, что рецептор этого токсина регулируется в процессе развития и отсутствует в раннем младенчестве. Vibrio cholerae вызывает типичную бактериальную секреторную диарею. Он производит токсин, состоящий из двух субъединиц. Субъединица В, или связывающая субъединица, имеет пентамерную форму, которая избирательно связывается с ганглиозидом GM 1 . А, или активная субъединица, интернализуется кишечным эпителием, изменяет передачу сигнала и приводит к увеличению продукции цАМФ и секреции Cl .Другие формы токсин-продуцирующих организмов включают энтеротоксигенную Escherichia coli , патоген, вызывающий диарею путешественников, и микроорганизмы, ответственные за острое пищевое отравление, такие как Staphylococcus aureus и Bacillus cereus. E. coli O157:H7 является важным патогеном для детей. Эта энтеропатическая E. coli прилипает к просвету кишечника и вырабатывает токсин, который всасывается и вызывает гемолитико-уремический синдром.

              Паразитарные заболевания, вызывающие диарею, гораздо реже встречаются в промышленно развитых странах ( Таблица 1 , часть С).Заметным исключением является Giardia lamblia , которая особенно распространена в детских садах. Giardia может проявляться как острое диарейное заболевание или как более хронический процесс. Механизм, с помощью которого этот организм вызывает диарею, до конца не изучен. Нет грубых изменений в архитектуре кишечника или признаков значительного иммунологического ответа. Существует множество других паразитов, которые могут вызывать диарею у детей. Однако они встречаются гораздо реже и далее обсуждаться не будут.

              Инфекционная диарея: симптомы, причины и лечение

              Диарея является второй ведущей причиной смерти детей в развивающихся странах и основной причиной невыходов на работу и снижения производительности американской рабочей силы.

              Пожилые люди, маленькие дети и люди с ослабленной иммунной системой особенно уязвимы и подвержены повышенному риску осложнений, связанных с тяжелой диареей, включая обезвоживание, необходимость госпитализации и инфузионной терапии и редко даже смерть.

              Д-Р КАРИ ЛУНАТМАА / Getty Images

              Инфекционная и неинфекционная диарея

              Вирусные, бактериальные и паразитарные инфекции являются наиболее распространенной причиной диареи, и они обычно распространяются фекально-оральным путем. Это происходит, когда человек вступает в контакт с загрязненной поверхностью (дверная ручка, кнопка, столешница или рукопожатие) или при употреблении зараженной пищи или напитков.

              Существуют также неинфекционные причины, по которым у пациента может развиться диарея, и они часто связаны с заболеваниями, влияющими на пищеварительную, иммунную или эндокринную (гормональную) системы.Эти состояния включают синдром раздраженного кишечника (СРК), воспалительное заболевание кишечника (ВЗК), целиакию, гипертиреоз и непереносимость лактозы.

              Термин гастроэнтерит обычно относится к бактериальным или вирусным инфекциям, поражающим как желудок, так и тонкий/толстый кишечник. Эти пациенты обращаются с тошнотой, рвотой и болью в животе, а также с диареей.

              «Дизентерия» относится к пациентам с инфекционными или воспалительными диарейными заболеваниями, которые приводят к частому прохождению более мелкого стула, содержащего различное количество слизи и/или крови.

              Вирусные причины

              Вирусы являются наиболее распространенной причиной диареи и относятся преимущественно к четырем конкретным типам:

              • Норовирус, также известный как «вирус круизных судов», является наиболее распространенной причиной пищевого гастроэнтерита в США
              • Ротавирус является наиболее распространенной причиной диареи у американских детей и основной причиной смерти детей в развивающихся странах.
              • Аденовирусы включают семейство из более чем 50 подтипов.Типы 40 и 41 в первую очередь ответственны за диарею у людей. (Другие подтипы аденовирусов включают вирусы простуды).
              • Астровирусы являются распространенными причинами диареи у пожилых людей, детей и людей с ослабленной иммунной системой.

              Бактериальные причины

              Бактериальная диарея является основной причиной заболеваемости и смертности во всем мире. Хотя бактериальные диарейные расстройства менее распространены в США, чем вирусная диарея, они чаще приводят к дизентерийным заболеваниям из-за развития язв и воспалений в кишечнике.Среди наиболее частых причин:

              • Salmonella enteritidis может вызывать диарею, лихорадку и спазмы в животе в течение 12–72 часов после употребления зараженной пищи или напитков.
              • Escherichia coli (особенно E. coli 0157) распространяется через зараженные пищевые и молочные продукты и может привести к состоянию, известному как геморрагический колит.
              • Shigella распространена как в США, так и во всем мире и часто может вызывать кровавый понос, особенно у детей дошкольного возраста.
              • Campylobacter относится к наиболее распространенным бактериальным инфекциям пищевого происхождения и может вызывать кровавую диарею вследствие острого воспаления кишечника
              • Заражение Vibrio часто связано с употреблением в пищу сырых морепродуктов или суши.
              • Staphylococcus aureus может вызвать бурную диарею из-за токсинов, выделяемых бактериями.
              • Clostridium difficile уникален тем, что рост инфекции часто связан с предшествующим или одновременным применением антибиотиков.На сегодняшний день это самая частая причина внутрибольничной диареи.
              • Yersinia — это разновидность бактерий, которые могут вызывать ряд различных заболеваний у людей. Yersinia enterocollitica является частой причиной инфекционной диареи. Напротив, Yersinia pestis был выделен как основной возбудитель бубонной чумы. Люди обычно сталкиваются с видами Yersinia в молочных продуктах.

              Паразитарные причины

              Простейшие являются основной причиной паразитарной диареи как у U.С. и во всем мире. Эти одноклеточные организмы бывают разных форм и часто передаются через зараженную питьевую воду. Среди трех наиболее распространенных причин паразитарной диареи:

              • Giardia lamblia передается через зараженную пищу или при контакте от человека к человеку и может привести к взрывной диарее в течение двух дней после заражения.
              • Entamoeba histolytica связана с фекально-оральной передачей и может вызывать кровавый понос, поскольку эти инвазивные паразиты проникают в стенку кишечника.
              • Известно, что Cryptosporidium вызывает как респираторные, так и желудочно-кишечные заболевания и характеризуется водянистым стулом.

              Диагностика и лечение

              В зависимости от типа перенесенной диареи, а также других симптомов и характеристик (включая историю поездок человека) врач проведет серию тестов для определения источника заболевания.

              Посев кала обычно используется для диагностики бактериальных инфекций, а сочетание микроскопических и антигенных тестов может помочь идентифицировать простейшие в образцах кала.Вирусные инфекции можно диагностировать с помощью ПЦР-теста стула, крови или других биологических жидкостей человека.

              Лечение может варьироваться в зависимости от причины. Антибиотики и противовирусные препараты обычно используются для лечения бактериальных и вирусных инфекций соответственно, в то время как любое количество противомикробных агентов может использоваться, если причиной являются простейшие.

              Кроме того, противодиарейные препараты могут быть назначены вместе с пероральной регидратационной терапией для предотвращения или лечения потери жидкости. Жидкость также можно вводить внутривенно (через вену), если обезвоживание особенно тяжелое.Обезболивающие препараты могут помочь облегчить боль и лихорадку.

              Профилактика

              Унция профилактики действительно стоит фунта лечения, когда речь идет об избежании инфекционной диареи. Главными мерами профилактики являются соблюдение правил гигиены и регулярное мытье рук. В то время как многие люди вкладывают средства в антибактериальное средство для мытья рук, обычно помогает тщательное очищение горячей водой с мылом. Поддержание санитарных условий в ванной, на кухне и в любом месте, где употребляется пища, также имеет ключевое значение.

              При приготовлении птицы, мяса или моллюсков убедитесь, что они полностью приготовлены, и при необходимости используйте кухонный термометр; они полезны для того, чтобы продукты достигли соответствующей температуры. Будьте особенно осторожны, мойте все фрукты и овощи и избегайте употребления в пищу сырых моллюсков, если у вас есть какие-либо сомнения относительно их происхождения или свежести. Разделочные доски и посуду также следует мыть сразу же после контакта с сырым мясом, птицей или морепродуктами.

              Наконец, если вы путешествуете за границу, убедитесь, что ваши прививки обновлены.Если вы планируете посетить развивающуюся страну, посетите веб-сайт о здоровье путешественников, управляемый Центрами по контролю и профилактике заболеваний, чтобы узнать, какие прививки необходимы, и ознакомиться с любой информацией, касающейся местной безопасности воды и пищевых продуктов.

              Диарея, вызванная в основном нежелудочно-кишечными инфекциями

              Малярия

              Основными клиническими признаками малярии, вызванной Plasmodium falciparum , являются лихорадка, головная боль и артралгия. Помимо других абдоминальных симптомов, таких как анорексия, тошнота, рвота и боль в животе, в 5–38% случаев возникает диарея.Пациенты могут выделять стул, содержащий кровь, гной, слизь или остатки эпителиальных клеток, и это состояние может быть неотличимо от острой бациллярной дизентерии. 31 Малярия, которая проявляется такой тяжелой диареей, соответствует критериям ВОЗ для осложненной малярии и имеет повышенную смертность.

              В патогенезе диареи у больных малярией P. falciparum взаимодействуют сложные механизмы. Розеткообразование и секвестрация эритроцитов приводят к окклюзии капилляров и ишемии.Адгезия паразитированных эритроцитов к эндотелиальным клеткам приводит к активации цитокинов, апоптозу эндотелия и кишечной воспалительной реакции с последующей капиллярной утечкой и повышением гастродуоденальной проницаемости. За этим следует отек подслизистой оболочки и инфильтрация собственной пластинки лимфоцитами, плазматическими клетками, эозинофилами и малярийными пигментными макрофагами с укорочением и расширением ворсинок. 31,32,33 Задокументирована мальабсорбция сахаров, аминокислот и жиров. 34 Иногда разрыв ворсинок или других элементов слизистой оболочки вызывает желудочно-кишечное кровотечение: чаще в желудке и тонкой кишке, чем в толстой кишке.

              Тяжелый острый респираторный синдром

              Клинические проявления SARS (тяжелого острого респираторного синдрома) аналогичны гриппу. На 5-й день возникают внезапные лихорадка, головная боль, миалгия и легочные симптомы, такие как кашель или одышка и пневмония. Сообщалось о диарее у 1–24% пациентов с атипичной пневмонией во время госпитализации, а также у 38–74% случаев в целом. 35,36,37 В одном исследовании диарея возникала у 20% молодых пациентов с атипичной пневмонией и у 4% пожилых пациентов с атипичной пневмонией, хотя неясно, почему у пожилых пациентов диарея встречается реже. 38 Диарея была наиболее распространенной, возникнув в 74% всех случаев атипичной пневмонии, во время вспышки в Гонконге, где также предполагалось, что передача инфекции осуществляется через сточные воды. 36 На 14-е сутки после поступления в стационар у 97% пациентов в кале был обнаружен коронавирус ТОРС, что 36 подтверждает теорию фекально-оральной передачи.Присутствие коронавируса SARS в эпителиальных клетках желудочно-кишечного тракта можно визуализировать с помощью электронной микроскопии; тем не менее, у пациентов с диареей, связанной с атипичной пневмонией, нет никаких признаков воспаления слизистой или подслизистой оболочки кишечника, а также нет или имеется лишь незначительное притупление ворсинок. 35 Следует отметить, что вирусная нагрузка коронавируса ТОРС в назофарингеальных аспиратах была достоверно выше у больных с диареей и у умерших, чем у остальных больных ОРВИ; тем не менее, диарея не предсказывала смерть. 37

              Лихорадка денге

              Хотя в большинстве случаев лихорадка денге имеет легкое или субклиническое течение, типичные симптомы полномасштабной болезни включают лихорадку, ретробульбарную головную боль, сыпь, сильную артралгию (отсюда «лихорадка переломов» ), диарея, тошнота, рвота и боль в животе. В одном исследовании сообщалось, что диарея возникает у 35% детей, проживающих в эндемичных районах. 39 В другом исследовании у 37% взрослых путешественников с серологически подтвержденной лихорадкой денге была диарея, по сравнению с 30% пациентов с лихорадкой денге и 17% пациентов с малярией. 40 IL-8 играет важную роль в патогенезе лихорадки денге, 41 и IL-8 также могут быть вовлечены в патогенез диареи, связанной с лихорадкой денге. 6,8

              Другие геморрагические лихорадки

              Во время вспышки лихорадки Эбола в Киквите (Конго) в 1995 г. симптомы лихорадки, астении, болей в животе, анорексии, диареи, тошноты, головной боли, артралгии, покраснения слизистой оболочки полости рта и конъюнктивита уменьшились после первой недели в течение 1–2 дней, но затем сменялись геморрагическими проявлениями, нервно-психическими симптомами и олигоанурией. 42 Диарея возникала у 86–96% пациентов во время первой фазы. Во время второй фазы мелена наблюдалась у 10–43% всех пациентов, стул с примесью крови — у 7%, кровавая рвота и кровоточивость десен — у 13–30%. Большинство этих пациентов умерли. 42,43

              Помимо лихорадки денге, лихорадки Эбола и хантавирусной инфекции диарея часто возникает при других геморрагических лихорадках.

              Другие инфекции, связанные с поездками

              В трех крупных исследованиях, включавших 757 пациентов с бруцеллезом, у 30–68 % пациентов были желудочно-кишечные симптомы, а у 6–16 % — диарея из-за мезентериального лимфаденита или воспаления и изъязвления пейеровых бляшек. 44 В одном отчете у 18% пациентов было желудочно-кишечное кровотечение или мелена, а также сообщалось о диарее как о первом проявлении бруцеллеза. 44

              Обзор 71 случая чумы человека показал, что у больных септицемией желудочно-кишечные симптомы и диарея встречались у 72% и 51% соответственно, а у 39% и 23% больных бубонной чумой соответственно. 45

              Диарейные заболевания – острые и хронические

              Обзор

              Острая диарея является одним из наиболее часто регистрируемых заболеваний в Соединенных Штатах, уступая только респираторным инфекциям.Во всем мире это основная причина смертности детей в возрасте до четырех лет, особенно в развивающихся странах. Диарея, которая длится менее 2 недель, называется острой диареей. Постоянная диарея длится от 2 до 4 недель. Хроническая диарея длится более 4 недель.

              Симптомы

              Диарейный стул имеет форму сосуда, поэтому его часто называют рыхлым или водянистым. Некоторые люди рассматривают диарею как учащение стула, но на самом деле ее отличительной чертой является консистенция стула.Сопутствующие симптомы могут включать спазмы в животе, лихорадку, тошноту, рвоту, утомляемость и императивные позывы. Хроническая диарея может сопровождаться потерей веса, недоеданием, болями в животе или другими симптомами основного заболевания. Признаками органического заболевания являются потеря веса, диарея, от которой вы просыпаетесь ночью, или кровь в стуле. Это признаки того, что ваш врач захочет провести тщательное обследование, чтобы определить причину ваших симптомов. Также сообщите своему врачу, если у вас есть семейная история целиакии, воспалительного заболевания кишечника (ВЗК), непреднамеренная потеря веса, лихорадка, спазмы в животе или снижение аппетита.Сообщите своему врачу, если у вас обильный, жирный стул или стул с очень неприятным запахом.

              Причины – острая диарея

              Большинство случаев острой водянистой диареи вызываются вирусами (вирусный гастроэнтерит). Наиболее распространенными у детей являются ротавирусы, а у взрослых — норовирусы (это иногда называют «диареей круизных судов» из-за широко разрекламированных эпидемий). Бактерии являются частой причиной диареи путешественников.

              Причины – хроническая диарея

              Хроническая диарея классифицируется как жировая или мальабсорбционная, воспалительная или, чаще всего, водянистая.Хроническая кровавая диарея может быть связана с воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК), которым является язвенный колит или болезнь Крона. Другие менее распространенные причины включают ишемию кишечника, инфекции, лучевую терапию и рак толстой кишки или полипы. Инфекции, приводящие к хронической диарее, встречаются редко, за исключением паразитарных заболеваний.

              Двумя основными причинами жировой или мальабсорбционной диареи являются нарушение переваривания жиров из-за низкого уровня ферментов поджелудочной железы и нарушение всасывания жиров из-за заболевания тонкой кишки.Эти условия мешают нормальной переработке жиров в рационе. Первый обычно возникает из-за хронического панкреатита, который является результатом хронического повреждения поджелудочной железы. Алкогольное повреждение поджелудочной железы является наиболее распространенной причиной хронического панкреатита в Соединенных Штатах. Другие причины хронического панкреатита включают кистозный фиброз, наследственный панкреатит, травму поджелудочной железы и рак поджелудочной железы.

              Наиболее распространенным заболеванием тонкой кишки в США является глютеновая болезнь, также называемая глютеновой спру.Болезнь Крона также может поражать тонкую кишку. Болезнь Уиппла, тропическая спру и эозинофильный гастроэнтерит являются одними из редких состояний, которые могут привести к диарее с нарушением всасывания.

              Существует множество причин водянистой диареи, в том числе мальабсорбция углеводов, таких как лактоза, сорбит и непереносимость фруктозы. Симптомы вздутия живота и чрезмерного газообразования после употребления молочных продуктов предполагают непереносимость лактозы. Это состояние чаще встречается у афроамериканцев и американцев азиатского происхождения.Некоторые безалкогольные напитки, соки, сухофрукты и жевательные резинки содержат сорбит и фруктозу, что может привести к водянистой диарее у людей с непереносимостью сорбита и фруктозы. Диарея является частым побочным эффектом антибиотиков. Некоторые другие лекарства, такие как НПВП, антациды, антигипертензивные средства, антибиотики и антиаритмические средства, могут иметь побочные эффекты, приводящие к диарее.

              Паразитарные кишечные инфекции, такие как лямблиоз, могут вызывать хроническую диарею. Сахарный диабет может быть связан с диареей из-за повреждения нервов и избыточного бактериального роста; это происходит в основном у пациентов с длительно существующим, плохо контролируемым диабетом.

              Синдром раздраженного кишечника (СРК) — это состояние, часто связанное с диареей, запором или, чаще, с чередованием диареи и запора. Другими распространенными симптомами являются вздутие живота, боль в животе, уменьшающаяся при дефекации, и ощущение неполного опорожнения кишечника.

              Факторы риска

              Воздействие инфекционных агентов является основным фактором риска острой диареи. Бактерии и вирусы часто передаются фекально-оральным путем, поэтому для предотвращения заражения важны мытье рук и гигиена.Мыло и вода лучше, потому что дезинфицирующие средства для рук на спиртовой основе могут не убивать вирусы. Лекарства, такие как антибиотики и препараты, содержащие продукты магния, также являются частыми нарушителями. Недавние диетические изменения также могут привести к острой диарее. К ним относятся потребление кофе, чая, колы, диетических продуктов, жевательной резинки или мяты, которые содержат плохо усваиваемые сахара. Острая кровавая диарея предполагает бактериальную причину, такую ​​как Campylobacter, Salmonella или Shigella или шига-токсин E.коли . Диарея путешественников часто встречается у тех, кто путешествует в развивающиеся страны, и возникает в результате воздействия бактериальных патогенов, чаще всего энтеротоксигенных E. coli . Лучший метод профилактики — избегать употребления в пищу зараженных или сырых продуктов и напитков.

              Скрининг/диагностика

              Большинство эпизодов острой диареи быстро проходят без антибиотикотерапии и с помощью простых диетических изменений. Обратитесь к врачу, если вы чувствуете себя плохо, у вас кровавый понос, сильная боль в животе или понос, длящийся более 48 часов.У пациентов с легкой острой диареей лабораторное обследование не требуется, поскольку болезнь обычно проходит быстро. Ваш врач может провести анализ стула на наличие бактерий и паразитов, если у вас тяжелая или кровавая диарея или если вы путешествовали в район, где распространены инфекции. Если у вас сильная диарея, анализы крови будут полезны для восполнения запасов жидкости, электролитов и минералов, таких как магний, калий и цинк, которые могут истощаться.

              Если у вас хроническая диарея, ваш врач может дополнительно оценить этиологические факторы или осложнения диареи, проведя несколько анализов.Они могут включать в себя анализ крови для выявления анемии и инфекций, анализ электролитов и функции почек для оценки нарушений электролитного баланса и почечной недостаточности, а также анализ альбумина для оценки состояния питания.

              Образец стула может помочь определить тип диареи. Присутствие жира, микроскопических количеств крови и лейкоцитов поможет определить наличие жировой, воспалительной или водянистой диареи. Бактериальный посев и исследования яиц/паразитов в образце стула также помогут определить наличие инфекционной этиологии.

              Эндоскопическое исследование толстой кишки с помощью гибкой сигмоидоскопии или колоноскопии и эндоскопии верхних отделов полезно для выявления этиологии хронической диареи, поскольку это позволяет непосредственно исследовать слизистую оболочку кишечника и получить биопсию для микроскопической оценки. Двойная баллонная энтероскопия и капсульная эндоскопия иногда используются для исследования слизистой оболочки тонкой кишки, которая находится вне досягаемости обычных эндоскопов.

              Рентгенологические исследования, такие как рентгенография верхних отделов желудочно-кишечного тракта или ирригоскопия с барием, обычно не проводятся при оценке хронической диареи и в значительной степени были заменены визуализацией поперечных сечений.УЗИ и компьютерная томография брюшной полости могут быть полезны для оценки состояния кишечника, поджелудочной железы и других органов брюшной полости.

              Лечение острой диареи

              Важно пить много жидкости с сахаром и солью, чтобы избежать обезвоживания. Соль и сахар вместе в напитке помогают кишечнику впитывать жидкость. Молоко и молочные продукты следует избегать в течение 24–48 часов, так как они могут усугубить диарею. Первоначальный выбор рациона при повторном кормлении следует начинать с супов и бульонов.

              Лекарственная терапия против диареи может быть полезна для контроля тяжелых симптомов и включает субсалицилат висмута и средства, препятствующие моторике, такие как лоперамид. Их, однако, следует избегать у людей с высокой температурой или кровавой диареей, поскольку они могут усугубить тяжелые инфекции толстой кишки, а также у детей, поскольку использование антидиарейных препаратов может привести к осложнениям гемолитико-уремического синдрома в случаях шига-токсина E. coli. ( E. coli 0157:H7).

              Ваш врач может назначить антибиотики, если у вас высокая температура, дизентерия или диарея путешественников средней или тяжелой степени.Некоторые инфекции, такие как Shigella , всегда требуют лечения антибиотиками.

              Лечение хронической диареи зависит от этиологии хронической диареи. Часто эмпирическое лечение может быть назначено для облегчения симптомов, когда не установлен конкретный диагноз или когда установлен диагноз, не поддающийся специфическому лечению.

              Средства, препятствующие моторике, такие как лоперамид, являются наиболее эффективными средствами для лечения хронической диареи. Они уменьшают симптомы, а также вес стула.Следует обратить внимание на восполнение дефицита любых минералов и витаминов, особенно кальция, калия, магния и цинка.

              Автор(ы) и дата публикации

              Бланка Очоа, доктор медицинских наук, и Кристина М. Суравиц, доктор медицинских наук, MACG, Медицинская школа Вашингтонского университета, Сиэтл, Вашингтон — Опубликовано в октябре 2002 г. Обновлено в апреле 2007 г. Обновлено в декабре 2012 г.

              Вернуться к началу

              границ | Эпидемиологические тенденции и очаги других инфекционных диарей (OID) в материковом Китае: популяционное эпиднадзорное исследование с 2004 по 2017 год

              Введение

              Инфекционная диарея является одним из наиболее распространенных инфекционных заболеваний в мире и служит важным показателем региональной гигиены, безопасности пищевых продуктов и общественного здравоохранения (1).В 2010 г. диарейное заболевание занимало второе место в глобальном бремени инфекционных заболеваний, а в 2015 г. во всем мире диареей страдало около 2,3 миллиарда человек (2). Это также было основной причиной недоедания и смертности среди детей в возрасте до 5 лет в развивающихся странах (3). Китай является одной из 15 стран с высоким бременем пневмонии и диареи (4). В Китае другая инфекционная диарея (OID) определяется как инфекционная диарея, отличная от холеры, дизентерии, брюшного тифа/паратифа (5).Из-за широкого спектра патогенов и отсутствия эффективной защиты от вакцин во многих регионах наблюдалась высокая заболеваемость (6). В 2017 г. заболеваемость OID заняла второе место среди подлежащих регистрации болезней класса C в Китае (7). Он представляет серьезную угрозу для здоровья населения всех возрастных групп, особенно младенцев и детей младшего возраста, что стало тяжелым экономическим бременем для Китая.

              Хотя эпидемиологические особенности OID в Китае были описаны во многих исследованиях, большинство этих исследований были основаны на региональном уровне (8, 9).Поэтому для дальнейшего описания общих эпидемических характеристик и тенденций OID мы систематически проанализировали зарегистрированные случаи OID из 31 провинции Китая. Тем временем мы затем выполнили пространственно-временной анализ, чтобы определить горячие точки OID. Результаты этого исследования послужат теоретической основой для профилактики и контроля OID в Китае.

              Материалы и методы

              Источники данных

              Данные о заболеваемости и смертности от инфекционной диареи с 2004 по 2017 год были получены из центра данных Китайской науки общественного здравоохранения, который является основным центром данных Национальной платформы обмена данными по науке о здоровье населения в Китае и охватывал население около 1 .3 миллиарда человек из 31 провинции и региона материкового Китая (10).

              Сбор данных

              Определение случаев OID в нашем исследовании соответствовало критериям, установленным Министерством здравоохранения Китайской Народной Республики. В медицинском учреждении каждого уровня после выявления случая OID клиницисты заполняют стандартную карточку случая инфекционных заболеваний. Полевые исследования проводились по стандартной форме.

              Для оценки эпидемиологических тенденций и очагов OID в материковом Китае данные OID, включая количество случаев и смертей, заболеваемость и смертность, были стратифицированы по датам (месяц и год), возрасту и региону.

              Статистический анализ

              Анализ эпидемиологических тенденций

              Мы использовали модель регрессионной точки соединения для изучения тенденций заболеваемости OID с 2004 по 2017 год. Годовые процентные изменения (APC) с их 95% доверительным интервалом (ДИ) были получены для каждого сегмента тренда (11). Мы использовали Z-критерий для оценки значимости APC ( P <0,05), а тенденции далее описывались как увеличение или уменьшение, когда APC были положительными или отрицательными соответственно.В то время как тенденции считались стабильными, когда значения APC не были значительными ( P ≥ 0,05).

              Анализ сезонного разложения

              Анализ сезонной декомпозиции был основан на декомпозиции сезонного тренда с использованием SEATS (сезонное извлечение во временном ряду ARIMA) (12), который отфильтровывает тренд и сезонный компонент из данных временного ряда и разлагает на три компонента: тренд (T), сезонный (S) и остаток или случайный (R). Уравнение можно описать следующим образом.Yt = Tt + St + Rt (12). В этом исследовании Yt — это количество случаев OID. t — время в месяце.

              Анализ пространственной автокорреляции

              Пространственная автокорреляция относится к потенциальной взаимозависимости некоторых переменных между наблюдаемыми данными в одной и той же области распространения. Глобальный I Морана и локальный I Морана использовались для измерения пространственной автокорреляции (13). Глобальный I Морана в диапазоне от -1 до 1 использовался для определения степени пространственной автокорреляции объекта исследования из всего региона (14).Локальный индекс Морана I использовался для изучения пространственного положения кластеризации. Согласно результатам локального теста Морана I, он представил результаты четырех категорий, включая кластер «высокий-высокий», кластер «низкий-низкий», кластер «высокий-низкий» и кластер «низкий-высокий» (15). Z-критерий использовался для оценки значимой разницы.

              Пространственный и временной агрегированный анализ

              Ретроспективная статистика пространственно-временного сканирования, основанная на дискретной модели Пуассона, была применена для обнаружения пространственно-временного кластера OID в Китае (16).Окно сканирования динамического пространства-времени двумерного цилиндра было построено для сканирования географических единиц и времени в пределах исследуемой области. Нулевая гипотеза предполагала, что область окна и наружные области имеют одинаковый относительный риск (RR) заболеваемости. Фактические и теоретические числа инцидентов внутри и вне окна сканирования использовались для расчета логарифмического отношения правдоподобия (LLR) . Кластер был классифицирован в соответствии со значением LLR (например, вторичный кластер 1, 2) (17).Моделирование методом Монте-Карло использовалось для оценки статистической значимости. Мы использовали Microsoft Excel 2016 для извлечения, сортировки и очистки данных, а также R (версия 3.2.3) и SatScan (версия 9.5), Joinpoint (версия 4.8.0.1) для дальнейшего анализа данных.

              Результаты

              Заболеваемость и тенденции других инфекционных диарей в материковом Китае с 2004 по 2017 год

              В материковом Китае с 1 января 2004 г. по 31 декабря 2017 г. было зарегистрировано 11 414 247 случаев ОИД. Среднегодовая заболеваемость составила 60.64/100 000, с 2004 г. (31,70/100 000) по 2017 г. (93,10/100 000) (рис. 1А). Заболеваемость OID продемонстрировала тенденцию к увеличению в материковом Китае, особенно после 2006 г. (APC = 4,12, 95CI%: 2,06–6,21, P <0,05) (рис. 1B). До 2013 года два пика OID проявлялись в период с июня по август и с сентября по ноябрь, но он сменился с июня на август и с декабря на февраль (рис. 1C, D).

              Рисунок 1 . Заболеваемость и тенденции других инфекционных диарей в материковом Китае с 2004 по 2017 год. (A) Ежегодная заболеваемость OID с 2004 по 2017 год. (B) Объединенный анализ OID с 2004 по 2017 год. (C) Ежемесячная заболеваемость OID с 2004 по 2017 год. (D) Анализ сезонной декомпозиции OID с 2004 по 2017 год.

              Распределение по возрастным группам и динамика других инфекционных диарей с 2004 по 2017 год

              Возрастная группа 0 лет показала самую высокую среднегодовую заболеваемость 1318,10/100 000. Дети в возрасте 0–4 лет были наиболее подвержены риску инфицирования ОИД, составляя 60 человек.00% (5 820 897/11 414 247) всех случаев. С увеличением возраста заболеваемость имела тенденцию к снижению, и после четырехлетней возрастной группы заболеваемость была относительно стабильной (рис. 2А). Результаты анализа Joinpoint показали, что заболеваемость в возрастной группе 0–4 лет постоянно увеличивалась в течение 2004–2017 гг. (APC = 6,65, 95CI%: 4,39–8,96, P <0,05) (рис. 2B).

              Рисунок 2 . Распределение по возрастным группам и тенденция других инфекционных диарей с 2004 по 2017 год. (A) Распределение OID по возрастным группам. (Б) Точечный анализ ОИД в возрасте 0–4 лет.

              Характеристики географического распространения других инфекционных диарей

              В течение 2004–2017 гг. тремя регионами с наиболее высокими показателями заболеваемости OID были Тяньцзинь (289,33/100 000), Пекин (253,67/100 000) и провинция Чжэцзян (200,34/100 000). OID был выше в восточном Китае (83,65/100 000), чем в центральном (43,79/100 000) и западном Китае (47,95/100 000) (рис. 4А, дополнительная таблица 1).Результаты анализа глобальной пространственной автокорреляции продемонстрировали положительную корреляцию в 2004–2017 годах (дополнительная таблица 2). Затем были дополнительно проанализированы локальные пространственные автокорреляции на уровне провинций и автономий. Области высокой концентрации OID были обнаружены в Тяньцзине и Пекине в период с 2004 по 2015 год. Области низкой-низкой агрегации были обнаружены в Хэйлунцзяне и Цзилине с 2004 по 2017 год (рис. 3).

              Рисунок 3 . Особенности географического распространения других инфекционных диарей.

              Пространственный и временной агрегированный анализ других инфекционных диарей

              По данным пространственно-временного анализа агрегации выявлены две области пространственно-временной агрегации. Области пространственного и временного агрегирования первого уровня были распределены в Пекине и Тяньцзине со временем сбора с 1 января 2005 г. по 31 декабря 2011 г. Фактическое количество случаев, зарегистрированных в регионах, составило 658 479, что значительно превышает количество ожидаемых случаев, то есть 125 134 (RR = 5.52, LLR = 572893,59, P < 0,001). Вторичные области пространственного и временного агрегирования охватывали четыре провинции с 1 января 2011 г. по 31 декабря 2017 г. Области включали Гуандун, Гуанси, Хайнань и Гуйчжоу. Фактическое количество случаев, зарегистрированных в регионе, составило 1 396 809, но количество ожидаемых случаев составило 749 523 (RR = 1,98, LLR = 242 292,72, P <0,001) (рис. 4B).

              Рисунок 4 . Пространственно-временная агрегация других инфекционных диарей. (A) Географическое распространение OID в материковом Китае. (B) Пространственно-временная агрегация OID с 2004 по 2017 год.

              Результаты анализа Joinpoint по областям показали, что OID показал тенденцию к увеличению в большинстве провинций (21/31) (дополнительная таблица 1). В Тяньцзине и Пекине OID демонстрирует тенденцию к снижению с 2006 года. Однако заболеваемость OID в провинциях Гуандун, Гуанси, Хайнань и Гуйчжоу демонстрировала тенденцию к увеличению в течение 2004–2017 годов (рис. 5).

              Рисунок 5 . Тенденции других инфекционных диарей в горячих точках. (A) Объединенный анализ OID в Пекине с 2004 по 2017 год. (B) Объединенный анализ OID в Тяньцзине с 2004 по 2017 год. (D) Анализ точки присоединения OID в Гуанси с 2004 по 2017 год. 2017.

              Обсуждение

              В этом исследовании мы изучили эпидемическую тенденцию и характеристики распределения 11 414 247 случаев OID в материковом Китае за 14-летний период. Наши результаты показали, что OID демонстрирует постоянно увеличивающуюся тенденцию в материковом Китае и в возрастной группе 0–4 с 2004 по 2017 год. Были обнаружены горячие точки двух уровней. Наши выводы предоставят разработчикам политики научные данные для более эффективного предотвращения и контроля OID на следующем этапе.

              Расширение спектра патогенов, особенно вирусных патогенов, способствовало распространению OID и вызвало увеличение вспышек и чрезвычайных ситуаций в области общественного здравоохранения, которые обычно приводили к большому количеству случаев (18).В последние годы, по мере развития системы надзора за инфекционными заболеваниями и отчетности, случаи OID с большей вероятностью выявлялись и сообщались. Распространенность OID сместилась с летних и осенних пиков на летние и зимние пики с 2013 года. Это может быть связано с увеличением заболеваемости вирусной инфекционной диареей, такой как ротавирус и норовирус, которые концентрируются зимой (19). В 2005–2019 годах четырьмя наиболее распространенными возбудителями ОИД в Китае были ротавирусы (85,74%), аденовирусы (4,28%), сальмонеллы (3.58%) и норовирус (2,82%) (20). С 2013 г. сообщалось, что норовирус является доминирующим патогеном во вспышках OID в Китае, и ротавирус также быстро распространялся среди детей в возрасте до 5 лет (21, 22). Заболеваемость OID в возрастной группе 0–4 лет показала тенденцию к увеличению в Китае. С одной стороны, у инфицированных детей симптомы относительно тяжелые из-за незрелой иммунной системы (23). Кроме того, родители с большей вероятностью обращаются за медицинской помощью для своих детей, и тогда о таких случаях чаще сообщают.С другой стороны, по мере увеличения доли вирусных патогенов в OID дети в возрасте до 5 лет были более уязвимы (24).

              В предыдущих исследованиях было обнаружено, что диарея имеет специфическое временное и пространственное распределение, которое обычно группируется в разных географических точках (25–27). Несколько факторов, включая социально-демографические переменные, личную гигиену, изменение окружающей среды и климата, считались связанными с заболеваемостью диареей (28, 29). Пространственно-временную агрегацию OID в Китае можно разделить на два этапа.Первые горячие точки были обнаружены на линии Пекин-Тяньцзинь в 2005–2011 гг. Оба объекта являются развитыми районами Китая. На ранней стадии развития и урбанизации он привлекал более многочисленное мигрирующее население, характеризующееся низкой иммунной системой, плохой средой и условиями жизни, а также слабым здоровьем и незнанием мер по профилактике эпидемий, которые могли способствовать легкому распространению ОИД (30, 31). По мере улучшения состояния окружающей среды и управления мобильным населением риски заражения различными патогенами уменьшатся.В регрессии Joinpoint заболеваемость OID в Пекине-Тяньцзине снизилась с 2006 года. Вторые горячие точки были выявлены в провинциях Гуандун, Гуанси, Хайнань и Гуйчжоу в течение 2011–2017 годов. OID в этих регионах показал тенденцию к увеличению в 2004–2017 годах. В исследовании Вэна чрезвычайные ситуации в области общественного здравоохранения, вызванные OID, были обнаружены в основном в провинциях Гуандун, Гуанси и Фуцзянь (18). Южный Китай ближе к экватору с субтропическим муссонным и тропическим муссонным климатом, для которых характерны высокая влажность, температура, количество осадков и скорость ветра.И это также способствовало передаче OID (31). Кроме того, жители прибрежных районов обычно имеют привычку есть сырые морепродукты, которые также содержат широкий спектр патогенов, таких как ротавирус, норовирус и парагемолитический вибрион (32, 33). Наши результаты показывают, что заболеваемость OID в Китае имеет четкое популяционное, сезонное и региональное распределение. Должны быть реализованы комплексные меры профилактики и контроля, чтобы снизить заболеваемость ОИД до пика эпидемии. Конкретные очаги, группы повышенного риска следует рассматривать в качестве приоритета профилактики и контроля.В то же время следует проводить мониторинг возбудителей для дальнейшего уточнения эпидемических характеристик ОИД в каждой юрисдикции. Некоторые патогены, такие как ротавирус, можно предотвратить с помощью вакцин. Необходимо укреплять знания, чтобы улучшить охват вакцинацией, особенно среди детей (34).

              Выводы

              Наше исследование показало, что заболеваемость OID постоянно растет в материковом Китае, особенно в возрастной группе 0–4 года. Сезонный пик распространенности ОИД сместился с лета и осени на лето и зиму с 2013 года.В настоящее время Гуандун, Гуанси, Хайнань и Гуйчжоу были определены как горячие точки OID в материковом Китае. Были определены периоды высокого риска и кластеры регионов для OID, которые помогут правительствам разработать меры вмешательства для конкретных заболеваний и конкретных мест.

              Заявление о доступности данных

              Оригинальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью/дополнительный материал, дальнейшие запросы можно направлять соответствующему автору/авторам.

              Вклад авторов

              SY, LJL и JW: дизайн исследования. CC, ZG, CH, DJ, XL, YZ, DY, XZ, YZ и YL: собранные данные. CC, ZG и CH: проанализировали и интерпретировали данные и написали отчет. CD и LL: проверили данные и результаты. SY: пересмотрел отчет с предварительного проекта на представление. Все авторы прочитали и одобрили рукопись.

              Финансирование

              Это исследование было поддержано грантами Национального фонда естественных наук Китая (номера грантов: 81672005, U1611264, 81001271 и 81721091) и Мегапроекта национальной науки и техники для 12-й и 13-й пятилеток Китая ( Номера грантов: 2018ZX10715-014-002 и 2014ZX10004008).

              Конфликт интересов

              Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

              Дополнительный материал

              Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpubh.2021.679853/full#supplementary-material

              .

              Ссылки

              1. Паркер М., Унака Н. Диагностика и лечение инфекционной диареи. JAMA педиатрия . (2018) 172:775–6. doi: 10.1001/jamapediatrics.2018.1172

              Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

              2. Вос Т., Аллен С., Арора М., Барбер Р.М., Бхутта З.А., Браун А. и соавт. Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и годы жизни с инвалидностью по 310 заболеваниям и травмам, 1990–2015 гг.: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2015 г. Lancet . (2016) 388:1545–602. doi: 10.1016/S0140-6736(16)31678-6

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              5.Liu HX, Zhang J. Анализ зарегистрированных случаев инфекционной диареи (кроме холеры, дизентерии, тифа и паратифа) в Китае в 2011 г. Zhonghua Yu Fang Yi Xue Za Zhi . (2013) 47:328–32 doi: 10.3760/cma.j.issn.0253-9624.2013.04.009

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              6. Zhang P, Zhang J. Надзор за другими инфекционными диарейными заболеваниями в Китае с 2014 по 2015 год. Zhonghua Liu Xing Bing Xue Za Zhi . (2017) 38:424–30. дои: 10.3760/cma.j.issn.0254-6450.2017.04.003

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              8. Wang H, Di B, Zhang T, Lu Y, Chen C, Wang D, et al. Связь метеорологических факторов с заболеваемостью инфекционной диареей в Гуанчжоу, южный Китай: исследование временных рядов (2006–2017 гг.). Sci Total Environ . (2019) 672: 7–15. doi: 10.1016/j.scitotenv.2019.03.330

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              9. Wang WQ, Liu D, Zhao B, Fu HQ, Zhang ZK, Yu JX, et al.Эпидемиологический и этиологический надзор за инфекционной диареей в Новом районе Пудун, Шанхай, 2013–2017 гг. Чжунхуа Лю Син Бин Сюэ За Чжи . (2020) 41:417–22. doi: 10.3760/cma.j.issn.0254-6450.2020.03.026

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              11. Liu X, Jiang J, Yu C, Wang Y, Sun Y, Tang J, et al. Многовековые тенденции заболеваемости и смертности от рака мочевого пузыря в Китае, 1990–2017 гг.: объединенный и когортный анализ возрастных периодов. Рак Эпидемиол .(2019) 61:95–103. doi: 10.1016/j.canep.2019.05.011

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              12. Дагум Э.Б., Бьянкончини С. Методы сезонной корректировки и оценка цикла тренда в реальном времени . Чам: Спрингер. (2016). дои: 10.1007/978-3-319-31822-6

              Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

              13. Томпсон Э.С., Савин П., Деклерк М., Меерт Дж., Гуида В., Идс К.Д. и соавт. Характеристика неоднородности и пространственной автокорреляции в смесях, разделяющих фазы, с использованием критерия Морана I. J Коллоидный интерфейс Sci . (2018) 513:180–7. doi: 10.1016/j.jcis.2017.10.115

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              14. Sun S, Fu C, Cong J, Li Y, Xie S, Wang P. Эпидемиологические особенности и тенденции заболеваемости гриппом в материковом Китае: популяционное эпиднадзорное исследование с 2005 по 2015 год. Int J Infect Dis . (2019) 89:12–20. doi: 10.1016/j.ijid.2019.08.028

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              15.Parra-Amaya ME, Puerta-Yepes ME, Lizarralde-Bejarano DP, Arboleda-Sánchez S. Раннее выявление лихорадки денге с использованием анализа локального индикатора пространственной ассоциации (LISA). Болезни . (2016) 4:16. doi: 10.3390/diseases4020016

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              16. Иденс С., Олден Н.Б., Данила Р.Н., Филл М.А., Гачек П., Муза А. и соавт. Многоуровневый анализ перспективного выявления кластеров болезни легионеров с использованием SaTScan, 2011–2015 гг. ПЛОС ОДИН .(2019) 14:e0217632. doi: 10.1371/journal.pone.0217632

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              17. Li H, Li H, Ding Z, Hu Z, Chen F, Wang K, et al. Пространственный статистический анализ коронавирусной болезни 2019 (Covid-19) в Китае. Геоспат Здоровье . (2020) 15:11–8. doi: 10.4081/gh.2020.867

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              18. Weng X, Wang Z, Ren J, Zhang Y, Yu L, Wang R. Надзор за чрезвычайными ситуациями в области общественного здравоохранения, вызванными инфекционной диареей, отличной от холеры, дизентерии, брюшного тифа и паратифа, в Китае, 2014–2016 гг. Дис-наблюдение . (2019) 34: 565–70. doi: 10.3784/j.issn.1003-9961.2019.06.020

              Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

              19. Li W, Xiang W, Li C, Xu J, Zhou D, Shang S. Молекулярная эпидемиология ротавируса А и аденовируса у детей с острой диареей в Ханчжоу, Китай. Гат Патог . (2020) 12:19. doi: 10.1186/s13099-020-00359-4

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              20. Луо Х.М. Эпидемиологические характеристики и тенденции изменения других инфекционных диарейных заболеваний в Китае с 2005 по 2019 год. Китай CDC . (2020). doi: 10.27511/d.cnki.gzyyy.2020.000117

              Полнотекстовая перекрестная ссылка

              21. Луо Х.М., Ран Л., Яо Л.И., Ван Л.П. Эпидемиологический анализ случаев ротавирусной диареи в возрасте до 5 лет в Китае, 2005–2018 гг. Chin J Prev Med . (2020) 2:181–6. doi: 10.3760/cma.j.issn.0253-9624.2020.02.013

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              22. Ляо К.Х., Лу Р., Джин М., Юань Дж., Ма Х.Л., штаб-квартира Бан. Техническое руководство по расследованию, профилактике и борьбе с норовирусными инфекциями (версия 2015 г.). Чин Дж. Вирусный дис . (2015) 5:448–58. doi: 10.16505/j.2095-0136.2015.06.003

              Полнотекстовая перекрестная ссылка

              23. Шах М.П., ​​Холл А.Дж. Норовирусные заболевания у детей и подростков. Заразить Dis Clin North Am . (2018) 32:103–18. doi: 10.1016/j.idc.2017.11.004

              Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

              26. Phung D, Huang C, Rutherford S, Chu C, Wang X, Nguyen M, et al. Временные и пространственные закономерности диареи в районе дельты Меконга, Вьетнам. Эпидемиол Инфекция . (2015) 143:3488–97. дои: 10.1017/S0950268815000709

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              27. Hao Y, Zhang N, Wu J, Su B, Gong L, Ma W, et al. Выявление очагов инфекционной диареи и связанных с ними социально-экономических факторов в провинции Аньхой, Китай. Am J Trop Med Hyg . (2019) 101: 549–54. doi: 10.4269/ajtmh.19-0161

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              28. Chowdhury FR, Ibrahim QSU, Bari MS, Alam MMJ, Dunachie SJ, Rodriguez-Morales AJ, et al.Связь между температурой, осадками и влажностью с распространенными инфекционными заболеваниями, чувствительными к климату, в Бангладеш. ПЛОС ОДИН . (2018) 13:e0199579. doi: 10.1371/journal.pone.0199579

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              29. Ding Z, Zhai Y, Wu C, Wu H, Lu Q, Lin J, et al. Инфекционная диарея, вызванная загрязненной колодезной водой в китайских школах: систематический обзор и метаанализ. J Эпидемиол . (2017) 27: 274–81.doi: 10.1016/j.je.2016.07.006

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              30. Tong MX, Hansen A, Hanson-Easey S, Cameron S, Xiang J, Liu Q, et al. Инфекционные заболевания, урбанизация и изменение климата: проблемы будущего Китая. Int J Environ Res Общественное здравоохранение . (2015) 12:11025–36. doi: 10.3390/ijerph2205

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              31. Mao Y, Zhang N, Zhu B, Liu J, He R. Описательный анализ пространственно-временного распространения кишечных инфекционных заболеваний в Китае. BMC Infect Dis . (2019) 19:766. doi: 10.1186/s12879-019-4400-x

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              32. Chen C, Wu B, Zhang H, Li KF, Liu R, Wang HL, et al. Молекулярная эволюция норовируса GII.P17-GII.17, связанного со спорадическими случаями острого гастроэнтерита в 2013–2018 гг. на островах Чжоушань, Китай. Вирусные гены . (2020) 56: 279–87. doi: 10.1007/s11262-020-01744-6

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              33.Chen C, Yan JB, Wang HL, Li P, Li KF, Wu B и другие. Молекулярная эпидемиология и пространственно-временная динамика норовируса, связанного со спорадическим острым гастроэнтеритом, в 2013–2017 гг., Чжоушаньские острова, Китай. ПЛОС ОДИН . (2018) 13:e0200911. doi: 10.1371/journal.pone.0200911

              Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

              34. Mo Z, Ma X, Luo P, Mo Y, Kaplan SS, Shou Q, et al. Иммуногенность пятивалентной ротавирусной вакцины у китайских младенцев.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.