Эмоционально волевое расстройство: Эмоционально-волевые нарушения вследствие травм детства

Содержание

Эмоционально-волевые нарушения вследствие травм детства

 

Очевидно, что проблемы нарушений эмоционально-волевой сферы человека являются актуальными для современного общества. Болезненный перфекционизм, патологическое чувство вины, токсический стыд, эмоциональная зависимость, прокрастинация, раздражительность, повышенная эмоциональная ранимость нередко встречаются у клинически вполне здоровых людей. Вместе с тем, обращение за профессиональной помощью людей с подобными нарушениями нередко откладывается, поскольку возникновение этих черт может быть связано с детской травматизацией, и к взрослому возрасту такие черты становятся привычными и воспринимаются Эго-синтонными, составляющими ядро личностной идентификации (напр. «Я – перфекционист») и не подразумевающими надежды на улучшение (напр. «Я настолько плох, что недостоин помощи»).

В данной работе показано, как именно нарушения эмоционально-волевой сферы формируются вследствие детских травм.

Описание механизма, который приводит к Эго-синтонному восприятию подобных нарушений, в практической работе способно облегчить переход к Эго-дистонному их восприятию, т.е. воспринятию как чего-то внешнего, не свойственного здоровому ядру личности.

Приводятся примеры действия конкретных методик, способных устранить травматические последствия в эмоционально-волевой сфере, помочь присвоению утраченных в травматических обстоятельствах ресурсов и восстановить целостность личности.

Важным является рассмотрение взаимосвязи физиологических изменений вследствие травматизации и компенсаторно формирующихся личностных черт, поддающихся коррекции.

 

Физиологические последствия детской травматизации у взрослых

Эмоционально-волевое поведение вообще, и его нарушения в частности, с физиологической точки зрения являются отражением работы мозга. А именно, эмоциональный настрой и эмоциональная ориентировка в окружающей обстановке в значительной степени определяются функциями таламуса, гипоталамуса и лимбической системы, в частности гиппокампа [1]. Таким образом, можно сказать, что в современной физиологии принято положение о наличии взаимосвязи между физиологическим состоянием тела и психологическим состоянием человека, в частности через функции древних отделов мозга, координирующих «тело и разум» при эмоционально-волевом управлении.

В настоящее время существует большое количество исследований, доказывающих, что психологическая травматизация в детстве коррелирует с определенными изменениями некоторых отделов мозга во взрослом возрасте. Так, исследователями установлено, что наличие в детском анамнезе хронической психологической травмы (пренебрежения или жестокого обращения в детстве) влечет специфические изменения в ключевых областях мозга внутри и вокруг гиппокампа у молодых людей во взрослом возрасте [2].

Последствия травмы отображались на сканах их мозга независимо от того, развивались ли у молодых людей расстройства, которые можно диагностировать. Невзирая на их психический статус, пережившие жестокое обращение показывали снижение объема порядка 6% от нормы в двух частях гиппокампа по сравнению с людьми, не переживавшими насилия. Другими словами, ранний стресс делает мозг на физиологическом уровне менее устойчивым к позднему стрессу.

Действительно, сканирование мозга взрослых, страдающих депрессией и ПТСР, часто показывает уменьшение размера гиппокампа. Эти открытия также помогают объяснить возможный путь от жестокого обращения с детьми до эмоционально-волевых нарушений у взрослых, от депрессий [3] до зависимостей [4]. В частности, по некоторым исследованиям физическое насилие, пережитое в детстве, коррелирует с алкогольной зависимостью; а сексуальное злоупотребление связано с наркотической зависимостью [5].

Из этого можно сделать вывод, что следствием детской травматизации во взрослом возрасте может являться существенное снижение толерантности к стрессу или к определенным видам стресса, феноменологически воспринимающееся как беспомощность в определенных ситуациях, физическая невозможность предпринять конструктивные действия. К сожалению, для подобной подверженности стрессу действительно есть измеримые физиологические предпосылки. Методики психотерапевтического вмешательства обязаны учитывать подобные обстоятельства, обеспечивая ресурсную поддержку процессов клиента.

 

Механизм формирования эмоционально-волевых нарушений

Волевое поведение — это способность к выбору цели деятельности и внутренним усилиям, необходимым для её осуществления.

В бытовом сознании воля противопоставляется желанию: главное в волевом акте воспринимается как сознание ценностной характеристики цели действия, то есть соответствие цели действия внешним принципам и усвоенным нормам личности: для субъекта воли считается характерным переживание «надо», «я должен», а не переживание «я хочу». Осуществляя волевое действие, субъект противостоит власти актуальных потребностей, импульсивных желаний [6]. В подобных случаях сила воли рассматривается как нечто, противоречащее свободным проявлениям человека: именно с таким пониманием воли мы сталкиваемся у лиц с эмоционально-волевыми нарушениями, чаще всего в отношении себя у них присутствует жестокая самокритика, а то и самоуничижение.

Подобное восприятие воли и отношение к себе непосредственно приводит к развитию патологической вины и токсического стыда за свое «безволие».

При этом, нельзя сказать, что у таких людей нет воли — но их воля направлена в сторону саморазрушения, отказа от удовлетворения своих потребностей, и таким образом лишает их возможности самоподдержки и тем провоцирует поведение, которое они же сами по большей части считают неконструктивным.

«Сила воли» в этом случае выражает высокомерные попытки человека современной эпохи манипулировать окружением и управлять самим собой и собственной жизнью как каким-нибудь объектом. Такого рода «воля» противопоставляется желанию [7]. При эмоционально-волевых нарушениях вследствие травм детства первое, что необходимо сделать — создать у клиента адекватное представление о нормальном функционировании психики и развитии интенциональности.

Интенциональность – это способность человека иметь намерения; структура, которая передает смысл переживанию, и обеспечивает устремленность сознания в будущее. В этом случае воля понимается не как отрицание желания, а как одна из составляющих желания на более высоком уровне.

Этот термин отражает активный оттенок и самоутверждение в намеренных действиях: воля — способность желать и достигать желаемого. Желания это мотор нашей активности, в том числе нашей самореализации и индивидуации.

 

С физиологической точки зрения, эмоционально-волевая система личности включает в себя следующие части волевого процесса:

1. Афферентный синтез:

1.1 Побуждение, осознание цели и влечения.

1.2 Осознание остановки и возможностей достижения цели.

2.3 Принятие решения:

2.1 Борьба мотивов и выбор.

2.2 Принятие одного из возможных решений.

3. Эфферентный синтез:

3.1 Осуществление принятого решения.

3.2 Акцептор результатов действия.

 

Афферентный синтез обеспечивает возникновение доминанты, когда решение принято. В норме доминанта консервативна, то есть инертна, устойчива, и длительна, что обеспечивается доминирующим мотивационным возбуждением, то есть сохранением фокуса на осознании цели и влечения.

При этом доминанта наряду с этим еще и динамична, так как из множества впечатлений производит отбор пригодного подкрепления [8].

Роль эмоций в этом процессе обеспечивает внутреннюю регуляцию и позитивное подкрепление деятельности: наличие неудовлетворенной потребности соответствует отрицательной эмоции, а ее удовлетворение — положительной. Но, очевидно, эти механизмы регуляции адекватно работают только в том случае, если человек в состоянии адекватно воспринимать свои потребности и находить способы их разумного удовлетворения. В этом случае ассоциирование положительных эмоций с успешным результатом обеспечивает формирование целенаправленной деятельности. Именно обучение распознавать свои потребности и находить возможность их адекватного удовлетворения является одной из необходимых составляющих психотерапевтической помощи при эмоционально-волевых нарушениях.

Вегетативные компоненты эмоций мало подвержены произвольной регуляции, поэтому в случае психологического расщепления, возникающего в случае травмы, нередко встречается неверное определение своих собственных желаний и потребностей, или незнание способов их разумного удовлетворения, ведущее к проблемам с формированием целенаправленной деятельности. Регулирующая функция эмоций особенно ярко обнаруживается при конкуренции мотиваций, при выделении доминирующей потребности.

 

Классификация нарушений эмоционально-волевой сферы по отношению к травме

Таким образом, излишне сильные, неадекватно выраженные эмоциональные реакции на стимулы умеренной силы закономерно возникают вследствие детской травмы, и их можно рассматривать как имеющие физиологическую природу. Однако же есть существенные отличия в том, как различные люди относятся к своим реакциям, выйдя из эмоционального затопления [9]. При этом возможны три варианта, которые соответствуют различным видам нарушений эмоционально-волевой сферы.

 

1. Эмоциональная ранимость и раздражительность

Отмечаются излишне сильные, неадекватно выраженные эмоциональные реакции на стимулы умеренной силы, которые могут оставаться Эго-дистонными. То есть, в этих случаях человек сам себе удивляется: как это я, такой разумный, сейчас повел себя так неразумно? Образным выражением подобных последствий травмы могла бы служить метафора физической раны: очевидно, если у человека повреждена кожа на руке, даже самое легкое прикосновение к этому месту будет вызывать сильную реакцию — но это нормальная реакция для сложившейся ненормальной ситуации, для человека с поврежденной кожей. Подобная позиция человека по отношению к своим нарушениям сулит хороший прогноз: с точки зрения самого человека, преувеличенная реакция на что-то не делает его ненормальным, а просто подсказывает, где именно необходимо подлечить раны.

 

2. Идентификация с травмой

К сожалению, именно в случае ранней, детской травматизации с течением времени неадекватные реакции могут становиться Эго-синтонными и приводить к идентификации с травмой, то есть к самоопределению через последствия травматизации.

Метафорически это можно выразить так: если я — это тот, кто раним, то если я перестану быть ранимым, это буду уже не я!

Именно этот второй путь предполагает не просто ранимость либо раздражительность, но образование зависимостей как доступа к «запрещенным» чувствам: если я такой ранимый, то силы у меня нет, и тогда мне нужен кто-то сильный, кто меня будет защищать (=эмоциональная зависимость). Если же я, наоборот, сильный, то в «запрещенные» чувства может попасть эмоциональная чувствительность — и тогда мне окажется нужно что-то, что поможет мне расслабиться и испытать близость с другими (напр. алкоголь) [10].

 

3. Объектное отношение к себе

Логическим следствием всего вышеперечисленного может становиться крайне негативное, объектное отношение к себе. В этом случае прогноз психотерапии или лечения наименее благоприятный: в подобных случаях формируются патологические чувства: токсический стыд, патологическая вина, эмоциональная зависимость, болезненный перфекционизм и т.п.

Если воспользоваться метафорой физической травмы, то это человек, который не только ранен, но еще и потерял чувствительность: он не чувствует, что его рука повреждена, но при этом считает себя виноватым из-за того, что не может ею двигать как остальные люди, стыдится этого и скрывает, порой даже от самого себя.

Прогноз наихудший из всех вышеперечисленных, поскольку в этом случае обратиться за профессиональной помощью — это означает для человека не столько получить облегчение своих страданий, сколько подвергнуть себя еще большему страданию, открыто признавая свое несовершенство, с которым, по его ощущению, ничего нельзя сделать (оно Эго-дистонно, то есть по его собственным ощущениям является неотъемлемой частью личности этого человека).

 

Роль детских травм в формировании эмоционально-волевых нарушений на примере перфекционизма

Так, например, в случае болезненного перфекционизма имеет место внутренний конфликт. На примере частного случая (невозможности закончить работу из-за ее неидеальности) можем рассмотреть возникающий конфликт двух желаний:

а) желания закончить работу в обозримый срок;

б) желания выполнить работу идеально, без ошибок и с гарантированным успехом.

 

К сожалению, в общем случае никакие наши действия в прошлом не гарантируют никаких последствий в будущем, — то есть, гарантированный успех недостижим.

Собственно, болезненность перфекционизма как раз и заключается в том, что в попытке обеспечить гарантированный успех он либо мешает вообще закончить работу, либо ее окончание связано с таким количеством самокритики и негативных эмоций, что не приносит удовлетворения. В этом случае воля исполнителя, парадоксальным, но вполне конструктивным образом, должна была бы быть направлена на то, чтобы простить себе заранее возможные несовершенства работы, чтобы закончить ее в срок и испытать удовлетворение.

Но, увы, как раз этому-то и препятствует ранняя детская травматизация: как известно, нередко родители становятся самыми строгими детскими критиками, а не учат детей разумно относиться к возможности ошибок.

Поэтому в результате эмоционально-волевых нарушений механизм эмоциональной регуляции человека с детскими травмами не обеспечивает ассоциирование положительных эмоций с успешным результатом и, таким образом, не обеспечивает формирования конструктивного поведения. Очевидно, что управление эмоциями необходимо в качестве физиологического механизма воли, — а воля нужна, чтобы следовать своим истинным желаниям.

 

Общие рекомендации по коррекции эмоционально-волевых нарушений вследствие травм детства

В общем случае психологическая помощь включает в себя следующие этапы:

1. Создать у клиента адекватное представление о нормальном функционировании психики и развитии интенциональности. Очевидно, что при нарушениях развития этих качеств вследствие травм детства представление об интенциональности как доступе к своим желаниям и воле к их осуществлению будет искаженным.

2. Перевести восприятие собственных несовершенств из Эго-синтонного в Эго-дистонное представление. Для этого могут использоваться любые методики экстериоризации проблемы [11].

3. Выяснить, с какой конкретно травмой, либо ситуацией пренебрежения, либо разновидностью жестокого обращения в детстве ассоциируется у клиента его нарушение эмоционально-волевой сферы [12].

4. Сформировать адекватную картину происходившего, с точки зрения каузальных причинно-следственных взаимосвязей, с целью укрепления Эго, пострадавшего в травматической ситуации, в которой ребенок не мог в силу возраста осмыслить и адекватно прочувствовать, что и почему происходит в его жизни, — в результате чего нередко со свойственным детям эгоцентризмом считал ответственным или даже виноватым себя [13].

5. Воспользоваться методиками доступа к бессознательному, позволяющими адекватно присвоить ресурс, доступ к которому был утрачен в детстве в травматической ситуации. Когда слабое детское Эго не справляется с осознанным проживанием происходящего, возникает травматическое расщепление, и для его устранения необходимы специальные профессиональные методы, например нижеизложенный.

 

Метод Волшебного Путешествия, автор — Подольская О.В.

Главная цель метода — восстановить утраченную в травматических обстоятельствах целостность личности, отыскать те ресурсы, которые были утрачены из-за травмы, иными словами — по сути, изменить себя, а не прошлое, хотя выглядит упражнение именно как работа с прошлым по его изменению и преобразованию.

В реальности прошлое, разумеется, остается прежним, и принятие этого факта — необходимое условие успеха предложенного метода. Для безопасного применения метода необходимо предварительно убедиться в том, что у клиента уже сформировано адекватное представление о том, куда именно должна быть направлена его воля (интенциональность) и восстановлен доступ к собственным чувствам, эмоциям и потребностям.

Тем не менее, даже при этих условиях, в случае работы с детской травмой мы чаще всего столкнемся с неадекватным, «детским» восприятием происходившего в прошлом.

Взрослый человек при размышлениях о детской травматической ситуации часто концентрируется на своей ответственности за то, что он этой ситуации не избежал: плохо себя вел, не слушался или что-либо подобное. Ответственyость эта неотторжима: раз уж не избежал — последствия наступают неминуемо; но это отнюдь не означает, что именно ребенок виноват в происшедшем. В норме за ребенка должны отвечать родители или другие взрослые. Но вряд ли они ему в тот момент об этом говорили, — именно поэтому при работе с детской травмой у взрослых мы по большей части встречаемся с непониманием каузальных закономерностей, т.к. происходившее в травматической ситуации часто воспринимается в лучшем случае тотальным беспричинным злом, а в худшем клиенту по-прежнему может казаться, что во всем виноват он и только он, хотя в случае детских травм понятно, что он был ребенком и нуждался в помощи и защите. Для реконструкции зрелых механизмов мышления и оценки в этой ситуации необходимо обсудить с клиентом основные аспекты травматической ситуации, иногда в течение нескольких встреч, см. следующий раздел.

 

Подготовка: вопросы для обсуждения

1. Описание травматической ситуации.

Какой именно факт из прошлого вы считаете травматическим? Как влияние этой травмы сейчас сказывается на вашей жизни? Опишите, как это происходило. (Иногда всплывают в памяти несколько однотипных фактов — тогда их вполне можно прорабатывать «списком». Если же всплывают в памяти травмы разнородные, имеет смысл разделить их по разным путешествиям.)

 

2. Восстановление нормальной картины мира.

Подумайте над тем, как должна была бы развиваться ситуация в идеале? Как можно было предупредить негативные последствия? Что должны были сделать нормальные взрослые в этих обстоятельствах? Если травматическое событие все же случилось — как можно было бы уменьшить его влияние, что объяснить, в чем помочь? Кто должен был это сделать — взрослые, милиция, администрация, кто вообще мог бы прийти на помощь в этой ситуации?

 

3. Реконструкция причинно-следственных связей.

Как следует оценить действия тех, кто нанес вам травму? Почему они это сделали — по злому умыслу, глупости или небрежности? Что привело к тому, что они допустили эти просчеты? Какие обстоятельства их собственной жизни могли на это повлиять?

 

4. Активация взрослых ресурсов.

Если бы вы увидели в аналогичной ситуации какого-то другого ребенка, как бы вы оценили то, что с ними происходит? (Здесь хорошо привлечь образы собственных детей, в случае их наличия, или образ любого ребенка, к которому клиент тепло относится.)

 

5. Обсуждение целей Волшебного Путешествия.

Получив психологическую травму в какой-то ситуации, человек начинает бессознательно бояться подобных ситуаций и вообще избегать их, что существенно обедняет его жизнь. Для возвращения красок жизни можно пойти в Волшебное Путешествие, чтобы «исправить» прошлое — в результате чего тот ресурс, который был в нём утрачен, возвращается в настоящее.

Цель Волшебного Путешествия — познакомиться с собой-Ребенком, который попал в травматическую ситуацию, обменяться с ним ресурсами и помочь ему преодолеть травматическую ситуацию без потерь, а также зафиксировать новый ресурс. Готовы ли вы отправиться в Волшебное Путешествие?

 

Пример применения метода Волшебного Путешествия

Клиентка М., 29 лет, высшее медицинское образование, привлекательная внешность, замужем, ребенку четыре года, обоснованные жалобы на заниженную самооценку и патологическое чувство вины. Считает себя некрасивой и неспособной. Воспринимает себя недостойной помощи, не может себе позволить тратить на это средства: пришла на психотерапию бесплатно, в обмен на разрешение публиковать материалы в открытых источниках. Не может решиться искать более квалифицированную работу, хотя денег крайне не хватает. Подрабатывает уборщицей за низкую зарплату, хотя прекрасно владеет компьютером и видит возможности более квалифицированного заработка. Не может отказать, когда просят помочь. Вот как она описывает свое Волшебное Путешествие:

 

Травматическая ситуация:

Мне 7 лет, я заканчиваю первый класс. И после какой-то ссоры с родителями, мама и папа сидят напротив меня на диване, я стою, а они меня спрашивают: «Ты что, на самом деле считаешь, что ты самая умная и красивая?» «Да!» — говорю я. И они начинают меня воспитывать и разубеждать.

Моя память начисто вытеснила детали разговора, но помню, что я с ужасом понимаю, что я на самом деле плохая, что нельзя себя ставить выше других, что так себя вести нехорошо, и что родители мною серьезно недовольны. Я обижена, мне кажется, что они не правы, но они каким-то образом убеждают меня в обратном. И с этого момента моя жизнь делает резкий поворот.

В классе у меня были тайные недоброжелатели, но раньше я противостояла им с уверенностью маленького наглого бультерьера и они не решались открыто со мной воевать. Но когда я «дала слабину», то все покатилось по наклонной. И, самое главное, я стала бояться, что я не соответствую ожиданиям родителей и что Хорошая Девочка должна быть скромной.

 

Волшебное Путешествие:

«Моим Волшебным Местом стал Оазис в пустыне. Вокруг пески, светит палящее солнце, а на моей поляне оно превращается в Солнышко, которое уютно греет меня. Журчит ручеек, вокруг мягкая изумрудная трава, прекрасные цветы, которых я даже не видела, яркие краски, летают огромные разноцветные бабочки и нежно щебечут яркие птички колибри… Я ложусь в мягкую уютную траву и устало смотрю, как по голубому небу плывут белые пушистые облака, похожие на разные зверюшек и моя усталость куда-то уходит. Посредине полянки стоит мое Волшебное Дерево. Это Баобаб (первая ассоциация, которая пришла в голову, и потом я поняла, почему им оказался именно баобаб). Он огромный, с ветвистыми корнями, толстым витым стволом и густой зеленой кроной. Баобаб дает мне возможность укрыться от солнца и насладиться красотой полянки. Я встаю и зову Девочку.

Моя Девочка веселая, и по-хорошему наглая. У нее храбрый вид и уверенность, что она свернет горы и тучи разведет руками, и что круче ее нет.

Она, широко раскрыв глаза, бегает по полянке, нюхает цветы, пытается поймать бабочек и ей не хочется вести со мной душеспасительные разговоры. Еще бы, ведь вокруг столько интересного! И я оставляю ее на полянке, а сама иду, туда, к родителям Девочки, которые готовятся ее отчитать.

Я вижу, что у Мамы на коленях лежит тетрадка с тройкой и пометкой «за грязь», на самом деле, почерк у Девочки, хм, гениальный, ничего не разберешь! И я вспоминаю, за что ее начали воспитывать. Пока Девочка наслаждается полянкой, я сажусь перед Родителями и понимаю, что меня начинает трясти и что разговор легким не будет. Но я его все-таки начинаю.

Дорогие Родители! Сейчас я сижу перед вами, ваша Взрослая Девочка на четвертом десятке. У меня за плечами уже свой опыт, разный и сложный. И я понимаю, что вы хотите своему единственному и горячо любимому ребенку только хорошего и сейчас из лучших побуждений вы скажете то, что круто изменит ее жизнь в дальнейшем.

Мама, ты ведь всегда любила книгу про Маленького Принца и читала ее своей дочке не один раз? Так вот сейчас вы с папой своими руками бросаете на ее маленькую Планету маленькое семечко баобаба. Оно еще маленькое и ничего страшного в этом нет, но чем дальше, тем больше будет расти баобаб.

И ваша Девочка будет расти, и чем старше она будет становиться, тем судорожнее она будет бегать по своей Планете и постоянно бороться с побегами Баобабов, которые родились из этого семечка.

Потому что если она не будет с ними бороться, они разорвут ее Планету на куски.

Остановитесь и подумайте, ЗАЧЕМ вы ей это сейчас скажете? Она не самая умная? Поэтому вы в 6 лет отдали ее в школу, потому что она уже больше двух лет умирала от скуки в садике.

И пока ее 7—8-летние одноклассники с трудом читают «Мама мыла раму», ваша деточка втихаря от вас проглотила «Мастера и Маргариту», заучив сцену про варьете, бал Маргариты и поимку кота-Бегемота наизусть, и рыдает над нелегкой судьбой Эсмеральды.

А потом она вешает одноклассникам лапшу из адской смеси всего прочитанного на уши и все сидят, раскрыв рот, и ей верят. И с ней интересно и не скучно. Она не самая красивая? Поэтому ее единственную из всего класса защищают мальчики, и после уроков она не участвует в войне «Мальчики против девочек», она сидит на куче портфелей и снисходительно наблюдает. И самый красивый мальчик класса заглядывает ей в глаза и кричит: «Машку не бить!».

И поэтому девочки готовятся идти на нее войной, но она выстояла бы против этой войны, потому что сейчас у нее за спиной Крылья.

Папа! Я очень тебя люблю, я знаю, что ты меня безумно любишь и что ты хочешь, чтобы я была счастлива и не повторила судьбу твоей эгоистичной сестрицы, чего ты так боишься. Поэтому ты строишь своего ребенка под свой Идеал – Маму-Хорошую Девочку. Ты всю жизнь с гордостью повторяешь мне фразу, от которой мне хочется напиться и завыть на Луну. «Я заказывал маме Девочку, похожую на нее, и ты все больше становишься на нее похожей!» А я не хочу быть Хорошей Девочкой, я не хочу быть похожей на Маму, потому что я Другая!!!

Мама, я всегда тобой восхищаюсь и тебя люблю, на самом деле, ты редкий человек, потому что ты – Истинная Хорошая Девочка. Ты не играешь роль, ты не притворяешься, ты просто так живешь, хотя сейчас я уже взрослая тетка, понимаю, что временами даже настоящим Хорошим Девочкам иногда надо превращаться в Плохую.

Потому что даже самая лучшая Девочка, таща беременная санки с бидонами с молоком, потому что ее заставили, должна была послать к черту партию, правительство, комсомол и шефский совхоз во главе со старыми крысами из родной школы.

И потому что даже самая Хорошая Девочка должна была послать наглую золовку по тому же адресу, когда та приезжала и начинала строить всю семью, включая твою дочь. И потому что таких «потому что» было дофига, но ты отважно с ними сражалась в одиночку, потому что Хорошие Девочки не посылают никого и они сильные, мудрые и смелые и всегда держат себя в руках. Но я не Хорошая Девочка!

Я просто внутри не она, но я всю жизнь притворяюсь и пытаюсь ею стать. И внешне это потрясающе получается, только внутри меня прут чертовы Баобабы и они рвут меня на части.

Но я боюсь стать Плохой Девочкой, потому что меня осудят, и потому что «Хорошие Девочки так себя не ведут!». Ты Хорошая Девочка, потому что это твой внутренний мир, потому что ты так живешь, потому что ты так чувствуешь. Я Хорошая Девочка, потому что от меня этого всю жизнь ждали: сначала вы, потом окружающие. И я устала так жить.

Я знаю, что вы действуете из лучших побуждений, но сейчас вы одной фразой хрустнете Девочкиными крыльями. Оставьте ее в покое! Да, она самоуверенна и, может быть, даже излишне, но, во-первых, у нее пока есть на это веские основания.

Она будет расти, и сталкиваться с разными ситуациями и жизнь ее обломает. Но когда тебе ломает Крылья Жизнь, то тебе легче встать, отряхнуться, наложить на Крылья шину и ждать, когда все само собой зарастет, а потом идти дальше.

А когда тебе ломают Крылья близкие и делают это насильно, даже из самых лучших побуждений, то ты встаешь, и плетешься по дороге, придерживая сломанное крыло, и крыло вроде кое-как зарастает, а взлететь уже не получается, срослось неправильно, костная мозоль мешает.

Даже если сейчас Девочка шмякнется на землю, она вскочит, может быть, даже поревет, но пыль слетит с нее и она побежит дальше, потому что за спиной у нее есть вы. ВЫ – ее Боги, небожители практически которые всегда знают выход из любой ситуации и спасут и помогут ежели что.

Не говорите ей, что она не самая умная и красивая, ведь вы так не считаете в глубине души, вы же ей гордитесь, вы ее любите, не рушьте вы ее уверенность в этом. Отругайте ее за корявый почерк и грязь в тетрадке, но не развивайте тему дальше.

НЕ НАДО!!! Хорошим Девочкам надо иногда быть Плохими, чтобы глотнуть свободы и даже набить шишек.

И тут я заплакала в реальной жизни, потому что я понимаю, что не скажу родителям этого вслух, они и так слишком тяжело переживают свои педагогические проколы и, в общем-то, все понимают сами. И потому что мне жалко ту боевую Девочку, которая могла быть разной: и Хорошей и Плохой и ловила от этого кайф.

Я обняла родителей, поцеловала их и сказала, что, что бы между нами не случалось, я их буду любить такими, какие они есть и знаю, что они меня любят такой, какая я есть. И ушла к своей Девочке.

Я обняла ее и, молча, отвела к родителям. Родители наворчали на нее за грязную тетрадку и за тройку, она честно покаялась и поскакала втихаря читать какую-то книжку, которую она стащила у родителей и припрятала под учебниками. Крылья Девочки весело болтались за спиной, она расправила их, и пошла легкой поступью дальше, не сомневаясь, что она и умная и красивая и все у нее будет хорошо!

А я вернулась к Баобабу. Я обняла его толстый шершавый ствол и проплакала навзрыд все, о чем написала. И отдала ему обиду на родителей, маску Хорошей Девочки и чувство вины за свое несовершенство.

Мне в этом Путешествии было неважно, что ответят мне родители, я знаю, что они это понимают про себя. Я поняла, что Девочка не хочет переживать по этому поводу, она еще пока не попала в эту ситуацию и не надо ей что-то объяснять и втолковывать. Пусть любуется бабочками и живет в мире сказок. Я почувствовала облегчение от того, что я мысленно предупредила ситуацию и позволила своей Девочке быть разной».

 

Катамнез

В течение нескольких недель клиентка изменила гардероб на более привлекательный. Изменились осанка, походка, самовосприятие. Через два месяца она нашла более высокооплачиваемую работу с оплатой почти в три раза выше. Через полтора года развелась с мужем, которого ранее приходилось «тащить на себе». Стала больше времени уделять себе и своим желаниям.

 

Заключение

Таким образом, благодаря работам многочисленных исследователей мы видим, как именно под влиянием детских травм могут формироваться нарушения эмоционально-волевой сферы на физиологическом уровне. Многие из них феноменологически воспринимаются как беспомощность, физическая невозможность предпринять конструктивные действия, для которой есть измеримые физиологические предпосылки.

В подобных случаях «возвращение клиенту ответственности» за его поведение может восприниматься как бессмысленная жестокость, подкрепляющая патологическое чувство вины или самоосуждение, а не приближающее процесс изменения.

К счастью, даже невзирая на физиологические последствия детской травматизации, психотерапевтическая помощь в большинстве случаев может быть вполне успешной, если она строится прежде всего на отыскании дополнительных ресурсов и укреплении Эго, в том числе путем разъяснения психофизиологических закономерностей.

 

Следует помнить важные принципы, на которых по физиологическим причинам должна строиться работа с эмоционально-волевыми нарушениями:

1. Для успешной работы необходимо обучение адекватному восприятию своих потребностей и нахождению способов их разумного удовлетворения.

2. Постановка перед клиентом маленьких, конкретных, легко достижимых целей, за достижение которых он мог бы себя похвалить. В этом случае успешный результат ассоциируется с положительными эмоциями и обеспечивает формирование целенаправленной деятельности.

3. Использование методик доступа к бессознательному, позволяющих отыскать ресурс, доступ к которому был утрачен в детстве в травматической ситуации, и адекватно им воспользоваться.

Использование подобных методик клиентом нередко может восприниматься как чудо, но профессионал должен помнить, что чудо не сработает, если заранее не будет проведена предварительная работа по формированию зрелого Эго и разъяснению психофизиологических закономерностей функционирования психики.

 

Список литературы:

1. Данилова H.H. Физиология высшей нервной деятельности /Данилова H.H., Крылова А.Л. — Ростов н/Д: «Феникс», 2005. — 478 с.

2. Teicher, M.H. Child Abuse, Brain Development and Psychopathology. — USA, MA: Harvard Medical School, Developmental Biopsychiatry Research Program McLean Hospital, 2012.

3. Chapman, D. P., et al. Adverse childhood experiences and the risk of depressive disorders in adulthood // Affective Disorders — 2004. — Vol. 82, №2.

4. Dube, S. R., et al. Childhood abuse, neglect, and household dysfunction and the risk of illicit drug use: the adverse childhood experiences study//Pediatrics — 2005. — Vol. 111, №3.

5. Swogger, M.T., Conner, K.R., Walsh, Z., Maisto, S.A. Childhood abuse and harmful substance use among criminal offenders//Addictive Behaviors — 2011. — Vol. 36, №12.

6. Селиванов В.И. Воспитание воли в условиях соединения обучения с производственным трудом. — М.: Высшая школа, 1980.

7. Мэй Р. Любовь и воля, — М.: «Винтаж», 2011. — 288 с.

8. Higgins, E.S., George, M.S. The Neuroscience of Clinical Psychiatry: The Pathophysiology of Behavior and Mental Illness — USA, Chicaho: LWW, 2013. — 336 p.

9. Бермант-Полякова О.В. Посттравма: диагностика и терапия. — М.: «Речь», 2006. — 248 с.

10. Weinhold B., Weinhold J. Healing Developmental Trauma: A Systems Approach to Counseling Individuals, Couples, and Families. — USA: Love Publishing Co, 2010. — 434 p.

11. Гордеев М.Н., Гордеева Е.Г. НЛП в психотерапии. — М: Издательство Института Психотерапии, 2008. — 272 с.

12. Mindell A. Quantum mind.The Edge Between Physics and Psychology. — USA: Lao Tse Press, 2000. — 632 p.

13. Кернберг О. Развитие личности и травма//Persönlichkeitsstörungen. — 1999.

14. Gabbard G.O. Psychodynamic Psychiatry in Clinical Practice. — USA: American Psychiatric Publishing, Inc, 2005. — 652 p.

Нарушение эмоциональной и волевой регуляции психической деятельности как основа для развития навязчивых нарушений Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

НАРУШЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ И ВОЛЕВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ОСНОВА ДЛЯ РАЗВИТИЯ НАВЯЗЧИВЫХ НАРУШЕНИЙ

В.И. Крылов, Д.Ю. Бутылин

Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет имени академика И. П. Павлова, Санкт-Петербург

Регуляция поведения человека достигается благодаря взаимодействию эмоциональной и волевой сфер психической деятельности [1]. При этом соотношение эмоциональных и волевых процессов определятся как прямой, так и обратной взаимосвязью. С одной стороны, воля и ее развитие способствует контролю над аффективной сферой психической деятельности человека, с другой — овладение своими эмоциями есть суть развития воли индивидуума.

При всем богатейшем спектре эмоциональных переживаний согласно базовым концепциям когнитивной психологии существуют так называемые основные простые аффекты — «удовольствие» и «неудовольствие» [2]. Все остальные, более сложные аффекты, к примеру такие, как злость и радость, счастье и печаль, тоска и воодушевление, в конечном счёте разлагаются до базовых эмоций «удовольствия» и «неудовольствия». Данные эмоции служат основой для построения более сложных многоступенчатых аффектов, которые в свою очередь определяют предметные представления субъекта и его отношение к чему-либо.

Причиной возникновения тяжелых невротических реакций в первую очередь служит нарушение волевого контроля базовых аффектов. В таком случае происходит необоснованное соединение эмоциональной оценки конфликтной ситуации и самого представления (предмета) невроза. Высокая эмоциональная сложность невротической ситуации, как правило, связана с возникновением сложносоставных, многоступенчатых аффектов, которые, в свою очередь, обеспечивают нарушение внутренней регуляции психической деятельности.

Одной из самых тяжелых форм невротических состояний является невроз навязчивых состояний (обсессивно-компульсивное расстройство по МКБ-10). Высокий уровень тревоги, выраженное нарушение социального функционирования и, как следствие, тяжелый субъективный дистресс невроза навязчивостей являются одной из актуальных проблем психотерапии. Особое положение в ряду обсессивно-фобических расстройств занимают множественные навязчивости: навязчивость экстракорпоральной угрозы, навязчивость повторного контроля и контрастные навязчивости. Навязчивость повторного контроля представлена обсессиями и компульсивными актами установления симметрии, сомнениями, связанными с безопасностью, профессиональной деятельностью и общей социальной активностью. Навязчивость экстракорпоральной угрозы включает в себя обсессивно-компульсивную симптоматику трех обобщенных подгрупп: страх загрязнения телесными выделениями, страх проникновения в организм вредных и ядовитых веществ, страх заразиться и заболеть (страх проникновения вирусов, бактерий, глистов и пр.). Типология навязчивостей контрастного содержания представляет собой навязчивые опасения возможного совершения и сомнения в отношении якобы уже совершенных действий агрессивного и криминального характера.

До настоящего времени не существует единой точки зрения на вопросы психопатологической квалификации состояний со сложными политематическими навязчивостями. Известно, что зачастую сложность симптоматики, отсутствие психологической понятности, а также затяжной характер течения подобных навязчивостей заставляют специалистов трактовать их в рамках расстройств шизофренического спектра. Пациенты с множественными навязчивостями совершают бесконечное количество безуспешных попыток подавления своей симптоматики и, как правило, оказываются неспособными к борьбе и волевому контролю над ней.

Ослабевающий волевой контроль ведет к дисрегуляции эмоций, способность индивидуума к управлению своими аффектами сводится к минимуму, что в свою очередь ведет к окончательному нарушению субъективного контроля над деятельностью и поведением. Образуется порочный круг эмоцио-

нально-волевых нарушений, степень которого будет отображать тяжесть и глубину психопатологических расстройств.

Пациентка М., 24 года. Воспитывалась «в строгости», мать -школьный учитель, преподает русский язык и литературу, отец -егерь. Росла в маленьком городе Красноярского края. В возрасте 21 года переехала в Санкт-Петербург. Вскоре после приезда познакомилась с мужчиной старше себя на 7 лет, впервые вступила в сексуальные отношения и вскоре вышла за него замуж. Спустя два года совместного проживания забеременела и родила ребенка. После беременности и родов сексуальная жизнь пациентки утратила прежнюю насыщенность. На этой почве появились недопонимания с супругом, возникли первые серьезные ссоры.

— В тот период времени я чувствовала, что могу рассчитывать на понимание со стороны мужа. Мне было тяжело и переезд, и беременность, и ребенок. Каждый вечер ждала его, готовилась к его приходу…

— Вы хотели интимной близости с супругом?

— Да, но более важным для меня было его теплое отношение ко мне, нежность, внимание. Когда он приходил, то ел и ложился спать, иногда играл с ребенком. Меня словно не существовало.

— Вы чувствовали одиночество?

— Меня словно более не существовало для него. Знаете, я читала специальную литературу, пыталась найти к нему подход. Пробовала прямо заговорить с ним, выяснить, что происходит, но он всегда уходил от ответа. Я не понимала, что мне делать. Сначала винила его во всем…

— … а следом стали чувствовать виноватой себя?

— Да. Я стала думать, что со мной что-то не так. Думала, что нужно взять себя в руки и успокоиться. Г оворила себе, что муж много работает и устает, а я только требую от него…

— Именно в тот момент появились навязчивые мысли?

— Нет. Это произошло позже. Когда отношения разладились совсем, я, то чувствовала себя виновной, то злилась на него. Он приходил с работы, и мое настроение могло меняться в течение вечера несколько раз (пауза). Иногда я чувствовала такую злобу, что устраивала ему истерики, кричала, била посуду, пыталась даже ударить его. Он сказал, что у меня послеродовая депрессия, и я не справляюсь с ребенком. Потом он говорил, что я помешанная на сексе, что мне надо меньше думать об этом.

— Правильно ли я понял, что супруг считал Вас больной и неспособной справиться с ребенком?

— Да. Он считал, что я не справляюсь и у меня от этого истерики.

— Должно быть, Вы чувствовали еще большую злость?

— И да, и нет. Сначала, да. Потом стала думать о том, что, может быть, муж прав. Он предложил, чтобы приехала моя мама и помогла мне с ребенком.

— Что Вы почувствовали, услышав об этом от мужа?

— Ну, я должна была обрадоваться, ведь я соскучилась по маме, мы давно не виделись, и я надеялась на ее помощь.

— Вы должны были почувствовать радость и надеялись на помощь мамы, но что вы почувствовали на самом деле?

— Не знаю (пауза). Мне стало страшно, не знаю и еще я впервые почувствовала к матери неприязнь. Я не хотела ее видеть.

— Что Вы чувствуете теперь, когда говорите мне об этом?

— Мне стыдно, я не должна говорить о таком. Я словно предаю свою мать. Поймите, я очень ее люблю, на меня тогда просто что-то нашло. Потом я думала, что заболела из-за того, что плохо думала о маме, о муже.

— Расскажите мне о том, как началось заболевание.

— (пауза). Мама жила у нас неделю или полторы и, знаете, все действительно наладилось. Все стало спокойнее. Я чувствовала, что она рядом и мне было спокойно. А потом как-то внезапно возникли эти мысли. Очень неприятно говорить о них. Я понимала, что это полная ерунда, но мне стало казаться, что, когда мама летела ко мне из Красноярска, то в самолете она. (пауза) ну, в общем, вступила в гомосексуальную связь. Это полная нелепость! Даже смешно! Но она возникала снова и снова!

— Я могу предположить, что это ошеломило Вас? Вы почувствовали себя растерянной?

— Да, я не могла понять. Было стыдно думать о таком, но мысль не давала мне покоя.

— Это была лишь мысль? Возникали ли у Вас представления о том, как это было? Картинки из Вашего воображения?

— Да, и это было еще хуже. Я сгорала от стыда. Мне было жутко страшно. А еще это было очень неприятно. Просто мерзко.

— Вы назвали чрезвычайно большое количество негативных чувств: стыд, страх, неприятие, чувство того, что Вам мерзко.

— Все это было. Бывало так, что все одновременно. Конечно, бывали периоды, когда мысли и представления пропадали и становилось спокойнее, но со временем их стало совсем много.

— Эти мысли касались только Вашей матери?

— Сначала, а потом стали возникать те же мысли про свекровь с женщиной, потом я стала мучиться от того, что представляла себе му-

жа с мужчиной. Это было ужасно, я пыталась прогнать эти мысли, пыталась отвлечься, но ничего не помогало. Было так стыдно.

Отрывок из данного клинического интервью позволяет проанализировать ключевые моменты становления эмоциональноволевых основ навязчивой симптоматики. Первичным стимулом к развитию навязчивостей у пациентки послужило полное отсутствие вовлеченности родителей в ее сексуальное воспитание. Ни мать, ни отец никогда не говорили с ней на эту тему. Недоступность, замкнутость родителей в отношении сексуальной тематики зародили в пациентке чувства отстраненности и изолированности в вопросах секса. Изначальное «родительское послание» [3] гласило: «сексуальность = плохо». Несмотря на

дальнейшую адаптацию в сексуальной жизни пациентки, когда она, переехав в крупный город и встретив мужчину, смогла минимизировать данную родительскую установку, не стоит недооценивать ее психологического значения. Уже в тот момент на чувственном уровне присутствовал диссонанс между родительскими установками «секс = плохо», «плохо = неудовольствие» и собственным эмоциональным опытом «сексуальность = удовольствие» и «удовольствие = хорошо». Тем не менее данный эмоциональный конструкт не стал патогенным, естественный психологический волевой механизм способствовал уменьшению аффективного диссонанса и достаточной адаптации на тот период времени. Гармония в отношениях (в том числе сексуальных) с мужем также способствовала стабилизации и минимизации каких-либо психологических проблем в данной области.

Однако межличностный конфликт в отношениях с супругом порождает более существенную эмоциональную разобщенность, которая дополняется существующим с детских лет аффективным диссонансом. Образованная эмоциональная разобщенность являет собой более сложный, многоступенчатый аффект, ввиду чего существенно возрастает аффективная насыщенность переживаний, интенсивность общей дисрегуляции поведения. Вот некоторые из образованных пациенткой аффективных диссонансов: желание (сексуальной близости, нежности, внимания) -чувство одиночества; чувство вины супруга — его отстранен-

ность; самообвинение — самоуспокоение; надежда на помощь матери — неприязнь к ней и страх; стыд и предательство — любовь; спокойствие — растерянность и стыд. Описанные сложные многоступенчатые аффекты образуют ложные когнитивные представления [4]: я плохая = я больная и сексуаль-

ность = плохо = болезнь. В таком случае не происходит должного разделения предметного представления от патологической аффективной оценки.

Формирование сложных многоступенчатых патогенных аффектов и ложных когнитивных представлений приводит к нарушению общей регуляции психической деятельности, возникают болезненные невротические симптомы. Интенсивность эмоциональной разобщенности, непонимание пациенткой своих аффектов приводит к ослабеванию волевого контроля над всей психической деятельностью. Порочный круг замыкается нарушением волевого контроля над эмоциональной сферой психической деятельности. На основе аффективного дисбаланса, проявляющегося в виде тотальной неспецифической тревоги, происходит становление идеаторного навязчивого образования, тематически и эмоционально связанного с объектом реальных переживаний.

Основной психотерапевтической задачей в таком случае будет расщепление сложных многоступенчатых патогенных аффектов до базовых эмоций «удовольствия» и «неудовольствия». При этом следует отметить чрезвычайную щепетильность и тщательность данной работы. В оптимальном варианте пациент должен по-настоящему прочувствовать и принять каждое из звеньев сложной цепи аффективного дисбаланса.

Определение и принятие базовой эмоции позволят пациенту обнаружить искаженность образованного ложного когнитивного представления (предметного отношения к ситуации). Иными словами, пациент учится отделять предметное представление от аффективной оценки и получает возможность отличать предметные представления от эмоционального отношения к ним. В противном случае человек, находящийся во власти аффектов, не будет способен разделять их с соответствующими представлениями и порочный круг, о котором говорилось выше, будет замкнут.

Следующим этапом на терапевтическом пути должно стать выявление нарушений психической деятельности во всем их многообразии. Пациент должен быть проинформирован о том, что разобщенные аффекты и ложные когнитивные представления вызывают самые различные нарушения психики, которые обычно трактуются пациентом как «непонятные», «неясно откуда взявшиеся», «вдруг появившиеся» и пр. Пациенту предоставляют на рассмотрение весь длинник заболевания от первичных родительских установок, разобщенных аффектов и ложных когнитивных представлений к навязчивой симптоматике, т.е. к конкретным болезненным симптомам, с которыми собственно он и обращается к доктору.

Заключительным, но от этого не менее важным этапом психотерапевтической работы является восстановление волевого контроля психической деятельности. Нарушение волевого контроля возникает, когда индивидуум попадает в неопределенную (эмоционально, когнитивно) ситуацию, различные критерии которой необоснованно объединены и за счет этого патологичны. Выявление разобщенных аффектов, основных базовых эмоций и выделение сформированных ложных установок будут способствовать повышению регуляции пациентом своей деятельности и поведения. Понимание индивидуумом своей аффективной сферы и способность к разделению предметного представления от эмоциональной оценки будет способствовать развитию воли. Усиление волевых психических свойств в свою очередь увеличивает ослабленный потенциал пациента к контролю и борьбе с навязчивыми стимулами. Психотерапевтическая работа сконцентрирована на восстановлении эмоционально-волевой регуляции психической деятельности.

Литература

1. Вундт В. Введение в психологию. М.: URSS, 2007. 167 с.

2. Джемс У. Научные основы психологии. Минск: Харвест, 2003.

372 с.

3. Берн Э. Трансактный анализ. М., 2007. 192 с.

4. Паттерсон С., Уоткинс Э. Теории психотерапии. СПб.: Питер,

2003. С. 204-209.

Эмоциональное расстройство личности — лечение и реабилитация в ЦМЗ «Альянс»

Эмоционально неустойчивое (лабильное) расстройство личности — это повышенная возбудимость, импульсивность, низкая способность к самоконтролю и эмоциональная неуравновешенность. Как и другие личностные расстройства, это скорее патология характера («тяжелый характер»), а не болезнь. Помочь при расстройстве может опытный врач-психотерапевт.

Важно

«Тяжелый характер», невозможность совладать со своими эмоциями — повод обратиться за помощью к психотерапевту.

По-другому называется агрессивным, эпилептоидным, возбудимым, эксплозивным расстройство личности. Иногда врачи рассматривают его как два отдельных расстройства — импульсивное и пограничное расстройство личности.

Общее свойство людей с обоими вариантами эмоционально неустойчивого расстройства личности — то, что им сложно сдерживать себя, подчиняться нормам и правилам из-за слабого самоконтроля и импульсивности. Особенности характера мешают устанавливать и поддерживать контакты с другими. Лечение у психотерапевта для таких людей — возможность принять особенности своей психики и научиться жить в гармонии с окружающими.

Симптомы эпилептоидного расстройства личности

Если говорить о классификации эмоционально неустойчивого расстройства личности, МКБ-10 делит его на два подвида:

  1. Импульсивный.
  2. Пограничный.

Эмоционально неустойчивое расстройство личности импульсивного типа характеризуется выраженной эмоциональной лабильностью (частой беспричинной сменой настроения), склонностью к импульсивным поступкам и агрессивным вспышкам с неспособностью сдерживаться. Люди с данным расстройством тяжело переносят критику и порицания.

Эпилептоидам свойственна ревность, подозрительность, склонность к манипуляции, раздражительность и вспышки гнева.

Для эмоционально неустойчивого расстройства личности пограничного типа менее характерно агрессивное поведение по отношению к окружающим, но такие люди склонны к самоповреждению, вплоть до суицидальных поступков. Подробнее о пограничном расстройстве.

Согласно МКБ-10 для расстройства характерны общие черты расстройства личности и специфические особенности. Общие критерии следующие:

  • начинает проявляться в детском и подростковом возрасте, сохраняется в зрелости;
  • сложно выделить четкие фазы выздоровления/обострения;
  • особенности характера мешают общаться с близкими и незнакомыми, не дают состояться профессионально;
  • человек часто эгоцентричен, не способен к эмпатии (сочувствие другим людям), постоянно стремится к получению удовольствий.

Специфические симптомы импульсивного (эксплозивного) типа эмоционально неустойчивого расстройства личности:

  1. Импульсивность в мыслях и действиях.
  2. Низкая способность к самоконтролю.
  3. Вспышки гнева.
  4. Склонность к жестоким и асоциальным поступкам.
  5. Нетерпимость к порицанию и критике.

Для диагностики импульсивного типа эмоционально неустойчивого расстройства личности врач-психотерапевт подробно беседует с клиентом.

Дифференциальный диагноз проводится с другими расстройствами личности (пограничное, истерическое), а также с эпилепсией. Для этого применяют патопсихологическое исследование (выполняет клинический психолог), ЭЭГ, Нейротест.

Комплексный подход к диагностике необходим, чтобы врач мог назначить наиболее эффективное для данного человека лечение.

Эмоционально неустойчивое расстройство личности — лечение

Люди с эмоционально неустойчивым расстройством личности особенно остро нуждаются в помощи психотерапевта. Специалист может научить их контролировать свои эмоции и не допускать негативного влияния эмоциональных вспышек на окружающих (при импульсивном расстройстве) и на самого человека (при пограничном расстройстве личности).

Лабильное расстройство личности описывается как один из самых непростых диагнозов в плане лечения. Установить контакт с человеком, который страдает эмоционально неустойчивым личностным расстройством, — непростая задача для психотерапевта. Неопытные специалисты избегают стойкого альянса с такими пациентами, чтобы не потерять собственное душевное равновесие.

Но при этом важно помнить, что расстройство личности — не заболевание, у пациента нет повреждения нервной системы. Следовательно, при грамотном лечении он достигает серьезных положительных результатов. У людей с пограничным и агрессивным расстройствами личности лечение должен проводить опытный психотерапевт.

Важно

Психотерапия — основной немедикаментозный метод лечения психических расстройств. В отличие от медикаментов, которые устраняют симптомы, она работает с причиной — позволяет достичь длительного, стойкого результата.

Основной метод лечения эмоционального расстройства личности — психотерапия. Медикаментозное лечение используется не во всех случаях. Назначение лекарственной поддержки иногда бывает необходимо, если расстройство личности сочетается с другими заболеваниями, например, депрессией.

Наиболее эффективные методики при работе с людьми, которые страдают эмоционально лабильным личностным расстройством, — это когнитивно-поведенческая терапия и диалектическая поведенческая терапия. Они помогают пациентам осознать мысли и чувства, которые влияют на их поступки, и учат себя контролировать.

При соблюдении всех рекомендаций врача и, главное, желании пациента взаимодействовать с психотерапевтом, терапия дает стойкий положительный эффект. При этом специалист не стремится изменить личность пациента, а помогает принять себя и научиться жить в гармонии с собой и окружающими.

ПКБ № 5 — Органическое расстройство личности

Данное психическое заболевание обусловлено повреждением головного мозга в результате травмы, интоксикации, инфекции. Таким образом, здесь мы имеем дело с последствиями грубого повреждения ткани центральной нервной системы.

Этот вид психической патологии мало известен среди широких кругов общественности. Между тем, среди пациентов нашей больницы органическое расстройство личности лишь немного уступает шизофрении по частоте. Это и не удивительно, ведь неблагоприятные воздействия на головной мозг чрезвычайно распространены, особенно среди мужской части населения (взять хотя бы хроническую алкогольную интоксикацию и травмы головного мозга).

Часто встречающийся диагноз: «Органическое расстройство личности, в связи со смешанными заболеваниями». Подобная формулировка диагноза стала применяться в России с 1990-х годов, по мере введения в практику Международной классификации болезней Десятого пересмотра (МКБ-10). Она означает, что у пациента имеется органическое поражение головного мозга, обусловленное сочетанием двух или более причин.

Как следует из названия данного заболевания, в его клинической картине ведущим является органический психосиндром.

В наиболее легкой форме этот синдром представляет собой астеническое состояние со слабостью, утомляемостью, неустойчивостью внимания, снижением работоспособности. Возникает эмоциональная лабильность, склонность к сентиментальности, слезливости, что сочетается с раздражительностью. Пациент часто жалуется на головные боли, особенно при неустойчивой погоде (- метеозависимость). Нередки также жалобы на плохую переносимость транспорта, духоты, то есть ситуаций, когда в воздухе помещения снижена концентрация кислорода. У детей и подростков при наличии этого синдрома иногда отмечается снохождение или сноговорение.

По мере усугубления психоорганического синдрома нарастают нарушения мышления, памяти, эмоций. Мышление становится вязким, обстоятельным. При рассказе о чем-либо пациент начинает вдаваться в малозначительные конкретные подробности, отвлекаясь от основной темы. Словарный запас становится бедным, в речи прослеживается склонность к неоправданному повторению одних и тех же фраз и слов, иногда же имеется тенденция к примитивной рифмовке обыденной речи. Для психических процессов у этих больных характерна инертность, с медленной врабатываемостью при выполнении каких-либо задач. Снижается память — как на недавние, так и на отдаленные по времени события. Нарушаются критические способности. Пациент может верно различать плохое и хорошее, но в отношении окружающих легко совершает неправильные поступки, делает бестактные высказывания. Эмоции отличаются грубостью, примитивностью, заостряются негативные характерологические черты, которые были свойственны человеку в прошлом, но которые он ранее старался не выставлять напоказ. Характерна хвастливость, преувеличение своих заслуг, что бывает сопряжено с эйфоричностью. Она может сменяться тоскливо-злобным, мрачным настроением. Время от времени возникают бурные аффективные вспышки (то есть состояния сильного эмоционального возбуждения), даже по незначительным поводам. Нередко это случается неожиданно для окружающих. В таком состоянии больной утрачивает контроль за своими поступками, сознание как бы суживается, — человек не обращает внимание ни на что, кроме сиюминутной задачи «покарать» мнимого или реального обидчика. Именно по такому механизму многие наши пациенты совершают общественно-опасные деяния, в том числе убийства.

При усугубляющихся органических изменениях личности происходит социальная дезадаптация. У детей и молодежи возникают трудности с учебой, а взрослые снижаются в профессиональном плане или теряют работу. Ухудшаются отношения с близкими. Пациенты прибегают к спиртному или к наркотикам как к средству отвлечения от своих проблем. Между тем, у больных с психоорганическим синдромом чаще, чем у других случаются патологические формы алкоголизации и наркотизации, в том числе — амнезия (запамятование) событий, связанных с опьянением, алкогольные делирии («белая горячка»). Тем самым риск криминальных поступков больных повышается еще больше.

На фоне прогрессирования психоорганического синдрома присоединяются неврологические нарушения, в том числе судорожные припадки (пароксизмы). У детей бывает ночной диурез, который является одной из форм пароксизмальных нарушений.

Лечение включает препараты, улучшающие обмен веществ и кровоснабжение в головном мозге, в частности, ноотропы. Кроме того, применяются противосудорожные препараты. Некоторые из них не только предотвращают эпиприпадки, но действуют и как нормотимики, то есть сбивают повторяющиеся колебания настроения, корригируют поведение. К таким противосудорожным препаратам относятся габапентин, карбамазепин, ламотриджин. При психомоторном возбуждении, агрессивном поведении приходится применять и нейролептики. После снятия острых симптомов присоединяется психотерапия, трудотерапия, которые должны носить систематический характер.

Прогноз при органическом расстройстве личности во многом зависит от того, насколько прочными будут установки больного на воздержание от вредностей, усугубляющих основное заболевание. Прежде всего это касается употребления алкогольных напитков и наркотиков. Само же повреждение головного мозга практически нельзя бывает устранить и восстановить начальную тонкую архитектуру центральной нервной системы.

Волевые расстройства — причины, симптомы, диагностика и лечение

Волевые расстройства – это симптомы нарушения целенаправленности деятельности, представленные ослаблением, отсутствием, усилением и извращением произвольной активности. Гипербулия проявляется необычайной решимостью, скоропалительными действиями. Гипобулия представляет собой патологическое снижение волевых способностей, сопровождающееся вялостью, пассивностью, неспособностью выполнять задуманное. При абулии определяется полная утрата желаний и побуждений. Варианты парабулии – ступор, стереотипии, негативизм, эхопраксия, эхолалия, каталепсия. Диагностика выполняется при помощи беседы и наблюдения. Лечение медикаментозное и психотерапевтическое.

Общие сведения

Воля – психическая функция, обеспечивающая способность человека сознательно управлять своими эмоциями, мыслями и поступками. Основой целенаправленной активности является мотивация – совокупность потребностей, побуждений, желаний. Волевой акт разворачивается поэтапно: формируется побуждение и цель, осознаются пути достижения результата, разворачивается борьба мотивов, принимается решение, осуществляется действие. При нарушении волевого компонента происходит снижение, усиление или искажение этапов. Распространенность волевых расстройств неизвестна ввиду того, что легкие отклонения не попадают в поле зрения врачей, а более выраженные встречаются при широком круге заболеваний – неврологических, психических, общесоматических.

Волевые расстройства

Причины

Легкие волевые нарушения рассматриваются как особенности эмоционально-личностной сферы, обусловленные типом высшей нервной деятельности, условиями воспитания, характером межличностных взаимоотношений. Так, например, часто болеющие дети оказываются в ситуации гиперопеки со стороны родителей, учителей, сверстников, в итоге их волевые качества ослабляются. Причинами выраженных изменений воли являются:

  • Депрессивные расстройства. Снижение воли вплоть до полного отсутствия побуждений наблюдается при эндогенной депрессии. При невротических и симптоматических формах сохраняется интенция, но реализация действия затормаживается.
  • Шизофрения. Ослабление волевых операций – характерная особенность шизофренического дефекта. Пациенты при шизофрении внушаемы, впадают в кататонический ступор, склонны к стереотипиям и эхолалиям.
  • Психопатические расстройства. Расстройства воли могут быть результатом неправильного воспитания, заостренных черт характера. Зависимость от окружающих, неуверенность и подчиняемость определяется у лиц с тревожно-мнительными, истероидными чертами, склонных к алкоголизму и наркомании.
  • Маниакальные состояния. Повышенное стремление к деятельности, высокая скорость принятия решений и их реализации диагностируется у людей с биполярным аффективным расстройством в фазе мании. Также выраженные симптомы развиваются при истерических приступах.
  • Органические патологии мозга. Поражение ЦНС сопровождается снижением всех компонентов волевой активности. Гипобулия, абулия обнаруживаются при энцефалитах, последствиях ЧМТ и интоксикаций.

Патогенез

Нейрофизиологической базой волевых расстройств является изменение сложных взаимодействий различных мозговых структур. При поражении или недоразвитии лобных отделов возникает нарушение целенаправленности, снижение способности планировать и контролировать сложные действия. Пример – подростки, имеющие множество желаний, потребностей, энергии к их удовлетворению, но не обладающие достаточным упорством и настойчивостью. Патология пирамидного пути проявляется невозможностью совершения произвольных действий – возникают параличи, парезы, тремор. Это физиологический (не психический) уровень изменения произвольности.

Патофизиологической основой расстройств воли может стать дисфункция или поражение ретикулярной формации, обеспечивающей энергетическое снабжение корковых структур. В таких случаях нарушается первый этап волевого акта – формирование побуждений и мотивации. У пациентов с депрессией и органическими поражениями ЦНС снижен энергетический компонент, они не хотят действовать, не имеют целей и потребностей, побуждающих к активности. Маниакальные больные, наоборот, чрезмерно возбуждены, идеи быстро сменяют друг друга, а планирование, контроль деятельности оказываются недостаточными. При шизофрении происходит искажение иерархии мотивов, изменение восприятия и мышления затрудняет планирование, оценку и контроль действий. Энергетические процессы снижены либо повышены.

Классификация

Нарушения волевых актов относятся к патологии эффекторного звена – системы, осуществляющей передачу информации из ЦНС к исполнительным системам. В клинической практике принято классифицировать данные расстройства по характеру симптомов: гипобулия (ослабление), абулия (отсутствие), гипербулия (усиление) и парабулия (искажение). Согласно этапам произвольного акта, выделяют семь групп волевых патологий:

  1. Расстройство произвольных актов. Человек не может выполнять действия, результат которых неочевиден или отдален во времени. В частности, он не может обучаться сложным навыкам, накапливать деньги для крупных покупок в будущем, совершать альтруистические поступки.
  2. Расстройство преодоления препятствий. Совершению задуманного могут мешать физические преграды, социальные условия, новизна обстановки, необходимость поиска. Пациенты не могут прилагать усилия для преодоления даже незначительных трудностей, быстро отказываются от задуманного: при неудаче в экзаменах выпускники не пробуют повторно поступать в ВУЗы, депрессивные больные остаются без обеда, так как препятствием становится необходимость приготовления еды.
  3. Расстройство преодоления конфликта. В его основе лежит несовместимость действий, необходимость выбирать одну из целей. Клинически нарушение проявляется неспособностью осуществлять выбор, избеганием принятия решения, перекладыванием этой функции на окружающих людей или случай (судьбу). Для того чтобы начать хоть как-то действовать, больные совершают «ритуалы» – подбрасывают монетку, используют детские считалочки, связывают случайное событие с определенным вариантом решения (если проедет красная машина, пойду в магазин).
  4. Расстройство преднамеренности. Патологически изменяются сила, скорость или темп действия, нарушается торможение неадекватных двигательных и эмоциональных реакций, ослабляется организация психической деятельности и способность сопротивляться рефлекторным актам. Примеры: синдром автономной конечности с потерей контроля над моторикой руки, аффективная взрывчатость при психопатиях, препятствующая достижению цели.
  5. Расстройство с автоматизмами, навязчивостями. Патологически легко вырабатываются автоматизированные действия, теряется контроль над ними. Навязчивости воспринимаются как собственные либо чуждые. На практике это проявляется трудностями в изменении привычек: один маршрут до работы, одинаковые завтраки. При этом снижаются адаптивные способности, в изменяющихся условиях люди испытывают сильный стресс. Навязчивые мысли и действия невозможно изменить усилием воли. У больных шизофренией утрачивается контроль не только над поведением, но и собственной личностью (отчуждение Я).
  6. Расстройство мотивов и влечений. Искажено чувство первичного влечения, естественного побуждения на уровне инстинкта и целенаправленного акта. Изменяется представление о средствах и последствиях достижения цели, осознание произвольности как естественной способности человека. В данную группу включены психопатологические феномены при расстройствах пищевого поведения, сексуальной сферы.
  7. Расстройство прогностических функций. Больные имеют трудности предвосхищения результата и вторичных эффектов собственной деятельности. Симптомы вызваны снижением функции прогнозирования и оценки объективных условий. Таким вариантом расстройства частично объясняется гиперактивность и решительность подростков, маниакальных больных.

Симптомы волевых расстройств

Клиническая картина разнообразна, представлена усилением, искажением, ослаблением и отсутствием функций произвольности. Гипобулия – снижение волевой активности. Ослаблена сила мотивов, побуждений, затруднена постановка цели и ее удержание. Расстройство характерно для депрессий, продолжительных соматических болезней. Пациенты пассивные, вялые, ничем не интересуются, подолгу сидят или лежат, не меняя позы, не в состоянии начать и продолжить целенаправленное действие. Нуждаются в контроле лечения, постоянной стимуляции к выполнению простых бытовых задач.

Отсутствие воли называется абулией. Побуждения и желания полностью отсутствуют, больные абсолютно безучастны к происходящему, бездеятельны, ни с кем не разговаривают, не прилагают усилий для приема пищи, посещения туалета. Абулия развивается при тяжелой депрессии, шизофрении (апатоабулический синдром), сенильных психозах, поражении лобных долей мозга.

При гипербулии пациенты чрезмерно активны, полны идей, желаний, стремлений. У них определяется патологически облегченная решимость, готовность к действию без обдумывания плана и учета последствий. Больные легко вовлекаются в любые идеи, начинают действовать под влиянием эмоций, не согласуют свою активность с объективными условиями, задачами, мнениями других людей. При совершении ошибок не анализируют их, не учитывают в последующей деятельности. Гипербулия является симптомом маниакального и бредового синдрома, некоторых соматических заболеваний, может быть спровоцирована приемом лекарств.

Извращение воли представлено парабулиями. Они проявляются странными, нелепыми поступками: поеданием песка, бумаги, мела, клея (парорексиями), сексуальными перверсиями, тягой к поджогам (пироманией), патологическим влечением к воровству (клептоманией) или к бродяжничеству (дромоманией). Значительная часть парабулий – расстройства контроля моторики. Они входят в состав синдромов, характеризующихся нарушением движений и воли.

Распространенным вариантом является кататония. При кататоническом возбуждении развиваются внезапные приступы стремительного, необъяснимого неистовства либо ничем не мотивированные действия с неадекватностью аффекта. Восторженная экзальтированность больных быстро сменяется тревожностью, растерянностью, разорванностью мышления и речи. Основной симптом кататонического ступора – абсолютная обездвиженность. Чаще пациенты замирают сидя или лежа в позе эмбриона, реже – стоя. Реакции на окружающие события и людей отсутствуют, контакт невозможен.

Другая форма двигательно-волевых расстройств – каталепсия (восковая гибкость). Утрачивается произвольность активных движений, но наблюдается патологическая подчиняемость пассивным – любая приданная больному поза сохраняется в течение длительного времени.

При мутизме пациенты молчат, не устанавливают вербальный контакт при сохранности физиологического компонента речи. Негативизм проявляется бессмысленным противодействием, немотивированным отказом от выполнения целесообразных действий. Иногда он сопровождается противоположной активностью. Свойственен детям в периоды возрастных кризисов. Стереотипии – однообразные монотонные повторения движений или ритмичное повторение слов, словосочетаний, слогов. Пациенты с пассивной подчиняемостью всегда выполняют приказы окружающих независимо от их содержания. При эхопраксии наблюдается полное повторение всех действий другого человека, при эхолалии – полное или частичное повторение фраз.

Осложнения

При продолжительном течении и отсутствии лечения волевые расстройства могут стать опасными для здоровья и жизни больного. Гипобулические симптомы препятствуют выполнению профессиональной деятельности, становятся основанием для увольнения. Абулия приводит к потере веса, истощению организма, инфекционным заболеваниям. Гипербулия иногда является причиной противоправных действий, в результате которых пациентов привлекают к административной и уголовной ответственности. Среди парабулий наиболее опасным является извращение инстинкта самосохранения. Оно проявляется при тяжелом течении анорексии, развитии суицидального поведения и сопровождается риском летального исхода.

Диагностика

Основным методом обследования больных с волевыми расстройствами остается клинико-анамнестический анализ. Врачу-психиатру необходимо выяснить наличие неврологических заболеваний (изучение амбулаторных карт, выписок неврологов), психических расстройств и наследственной отягощенности. Сбор информации проводится в присутствии родственников, потому что сами больные не всегда способны поддерживать продуктивный контакт. В ходе диагностики врач дифференцирует расстройства произвольности с характерологическими чертами психастенического и возбудимого/гипертимного типа. В этих случаях отклонения эмоционально-волевых реакций являются результатом воспитания, встроены в структуру личности. К способам исследования волевой сферы относят:

  • Клиническую беседу. При непосредственном общении с больным психиатр определяет сохранность критического отношения к заболеванию, способность к установлению контакта, поддержанию темы разговора. Для гипобулии характерна бедность речи, длительные паузы; для гипербулии – переспрашивание, быстрая смена направленности беседы, оптимистичный взгляд на проблемы. Больные с парабулиями предоставляют информацию искаженно, мотив их общения отличается от мотивов врача.
  • Наблюдение и эксперимент. Для получения более разнообразной информации врач предлагает пациенту выполнить простые и сложные задания – взять карандаш и лист, встать и закрыть дверь, заполнить бланк. О расстройствах воли свидетельствуют изменения выразительности, точности и быстроты движений, степень активности и мотивированности. При гипобулических нарушениях выполнение задач затруднено, моторика замедлена; при гипербулических – скорость высокая, но целенаправленность снижена; при парабулиях ответы и реакции больного необычны, неадекватны.
  • Специфические опросники. В медицинской практике применение стандартизированных методов исследования волевых отклонений не получило широкого распространения. В условиях судебно-психиатрической экспертизы используются вопросники, позволяющие в определенной мере объективизировать полученные данные. Примером такой методики является Нормативная шкала диагностики волевых расстройств. Ее результаты указывают на особенности волевых и аффективных отклонений, степень их выраженности.

Лечение волевых расстройств

Нарушения волевых функций лечатся в комплексе с основным заболеванием, послужившим причиной их возникновения. Подбором и назначением терапевтических мероприятий занимаются психиатр и невролог. Как правило, лечение проводится консервативно с применением медикаментозных средств, в отдельных случаях – психотерапии. Редко, например, при опухоли головного мозга, пациенту необходимо хирургическое вмешательство. Общая схема терапии включает следующие процедуры:

  • Медикаментозное лечение. При снижении воли положительный эффект может быть достигнут применением антидепрессантов, психостимуляторов. Гипербулия и некоторые виды парабулий корректируются с помощью нейролептиков, транквилизаторов, седативных препаратов. Пациентам с органической патологией назначаются сосудистые препараты, ноотропы.
  • Психотерапия. Индивидуальные и групповые сеансы эффективны при патологии волевой и аффективной сферы вследствие психопатических и невротических расстройств личности. Больным с гипобулией показаны когнитивные и когнитивно-бихевиоральные направления, психоанализ. Гипербулические проявления требуют освоения релаксации, саморегуляции (аутотренинг), повышения коммуникативных навыков, способности к сотрудничеству.
  • Физиотерапия. В зависимости от преобладающих симптомов используются процедуры, стимулирующие либо снижающие активность нервной системы. Применяется терапия низкочастотными токами, массажи.

Прогноз и профилактика

При своевременном обращении к врачу и строгом выполнении его назначений прогноз волевых расстройств благоприятен – больные возвращаются к привычному образу жизни, частично или полностью восстанавливается способность регулировать собственные действия. Предотвратить нарушения достаточно сложно, профилактика основывается на предупреждении причин – психических заболеваний, поражений ЦНС. Стать более устойчивым в психоэмоциональном плане помогает соблюдение здорового образа жизни, составление правильного режима дня. Еще один способ профилактики расстройств – регулярные обследования с целью раннего выявления болезни, профилактический прием медикаментов.

План дисера

%PDF-1.5 % 1 0 obj /MarkInfo > /Metadata 2 0 R /Outlines 3 0 R /PageLayout /OneColumn /Pages 4 0 R /StructTreeRoot 5 0 R /Type /Catalog >> endobj 6 0 obj /Comments () /Company /CreationDate (D:20151016153932+03’00’) /Creator /Keywords () /ModDate (D:20151016153936+03’00’) /Producer (Adobe PDF Library 11.0) /SourceModified (D:20031119070418) /Subject () /Title >> endobj 2 0 obj > stream 2015-10-16T15:39:36+03:002015-10-16T15:39:32+03:002015-10-16T15:39:36+03:00Acrobat PDFMaker 11 для Worduuid:26825cfd-0d34-4990-9b03-018458865b5fuuid:98984d54-2f57-406e-a57b-0a9cd3e6f089

  • 25
  • application/pdf
  • План дисера
  • марк
  • Adobe PDF Library 11.0D:20031119070418дом endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj >> endobj 8 0 obj >> endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > /Font > /XObject > >> /Rotate 0 /StructParents 0 /Tabs /S /Type /Page /Annots [875 0 R] >> endobj 20 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 1 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 21 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 2 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 22 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 3 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 23 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 4 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 24 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 5 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 25 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 6 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 26 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 7 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 27 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 8 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 28 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 9 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 29 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 10 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 30 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 11 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 31 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 12 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 32 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 13 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 33 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 14 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 34 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 15 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 35 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 16 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 36 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 17 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 37 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 18 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 38 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 19 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 39 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 20 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 40 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 21 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 41 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 22 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 42 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 23 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 43 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 24 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 44 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /StructParents 25 /Tabs /S /Type /Page >> endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > endobj 129 0 obj > endobj 130 0 obj > endobj 131 0 obj > endobj 132 0 obj > endobj 133 0 obj > endobj 134 0 obj > endobj 135 0 obj > endobj 136 0 obj > endobj 137 0 obj > endobj 138 0 obj > endobj 139 0 obj > endobj 140 0 obj > endobj 141 0 obj > endobj 142 0 obj > endobj 143 0 obj > endobj 144 0 obj > endobj 145 0 obj > endobj 146 0 obj > endobj 147 0 obj > endobj 148 0 obj > endobj 149 0 obj > endobj 150 0 obj > endobj 151 0 obj > endobj 152 0 obj > endobj 153 0 obj > endobj 154 0 obj > endobj 155 0 obj > endobj 156 0 obj > endobj 157 0 obj > endobj 158 0 obj > endobj 159 0 obj > endobj 160 0 obj > endobj 161 0 obj > endobj 162 0 obj > endobj 163 0 obj > endobj 164 0 obj /K 189 /P 14 0 R /Pg 32 0 R /S /Figure >> endobj 165 0 obj /K 188 /P 14 0 R /Pg 32 0 R /S /Figure >> endobj 166 0 obj /K 187 /P 14 0 R /Pg 32 0 R /S /Figure >> endobj 167 0 obj > endobj 168 0 obj > endobj 169 0 obj > endobj 170 0 obj > endobj 171 0 obj > endobj 172 0 obj > endobj 173 0 obj > endobj 174 0 obj > endobj 175 0 obj > endobj 176 0 obj > endobj 177 0 obj > endobj 178 0 obj > endobj 179 0 obj > endobj 180 0 obj > endobj 181 0 obj > endobj 182 0 obj > endobj 183 0 obj > endobj 184 0 obj > endobj 185 0 obj > endobj 186 0 obj > endobj 187 0 obj > endobj 188 0 obj > endobj 189 0 obj > endobj 190 0 obj > endobj 191 0 obj > endobj 192 0 obj > endobj 193 0 obj > endobj 194 0 obj > endobj 195 0 obj > endobj 196 0 obj > endobj 197 0 obj > endobj 198 0 obj > endobj 199 0 obj > endobj 200 0 obj > endobj 201 0 obj > endobj 202 0 obj > endobj 203 0 obj > endobj 204 0 obj > endobj 205 0 obj > endobj 206 0 obj > endobj 207 0 obj > endobj 208 0 obj > endobj 209 0 obj > endobj 210 0 obj > endobj 211 0 obj > endobj 212 0 obj > endobj 213 0 obj > endobj 214 0 obj > endobj 215 0 obj > endobj 216 0 obj > endobj 217 0 obj > endobj 218 0 obj > endobj 219 0 obj > endobj 220 0 obj > endobj 221 0 obj > endobj 222 0 obj > endobj 223 0 obj > endobj 224 0 obj > endobj 225 0 obj > endobj 226 0 obj > endobj 227 0 obj > endobj 228 0 obj > endobj 229 0 obj > endobj 230 0 obj > endobj 231 0 obj > endobj 232 0 obj > endobj 233 0 obj > endobj 234 0 obj > endobj 235 0 obj > endobj 236 0 obj > endobj 237 0 obj > endobj 238 0 obj > endobj 239 0 obj > endobj 240 0 obj > endobj 241 0 obj > endobj 242 0 obj > endobj 243 0 obj > endobj 244 0 obj > endobj 245 0 obj > endobj 246 0 obj > endobj 247 0 obj > endobj 248 0 obj > endobj 249 0 obj > endobj 250 0 obj > endobj 251 0 obj > endobj 252 0 obj > endobj 253 0 obj > endobj 254 0 obj > endobj 255 0 obj > endobj 256 0 obj > endobj 257 0 obj > endobj 258 0 obj > endobj 259 0 obj > endobj 260 0 obj > endobj 261 0 obj > endobj 262 0 obj > endobj 263 0 obj > endobj 264 0 obj > endobj 265 0 obj > endobj 266 0 obj > endobj 267 0 obj > endobj 268 0 obj > endobj 269 0 obj > endobj 270 0 obj > endobj 271 0 obj > endobj 272 0 obj > endobj 273 0 obj > endobj 274 0 obj > endobj 275 0 obj > endobj 276 0 obj > endobj 277 0 obj > endobj 278 0 obj > endobj 279 0 obj > endobj 280 0 obj > endobj 281 0 obj > endobj 282 0 obj > endobj 283 0 obj > endobj 284 0 obj > endobj 285 0 obj > endobj 286 0 obj > endobj 287 0 obj > endobj 288 0 obj > endobj 289 0 obj > endobj 290 0 obj > endobj 291 0 obj > endobj 292 0 obj > endobj 293 0 obj > endobj 294 0 obj > endobj 295 0 obj > endobj 296 0 obj > endobj 297 0 obj > endobj 298 0 obj > endobj 299 0 obj > endobj 300 0 obj > endobj 301 0 obj > endobj 302 0 obj > endobj 303 0 obj > endobj 304 0 obj > endobj 305 0 obj > endobj 306 0 obj > endobj 307 0 obj > endobj 308 0 obj > endobj 309 0 obj > endobj 310 0 obj > endobj 311 0 obj > endobj 312 0 obj > endobj 313 0 obj > endobj 314 0 obj > endobj 315 0 obj > endobj 316 0 obj > endobj 317 0 obj > endobj 318 0 obj > endobj 319 0 obj > endobj 320 0 obj > endobj 321 0 obj > endobj 322 0 obj > endobj 323 0 obj > endobj 324 0 obj > endobj 325 0 obj > endobj 326 0 obj > endobj 327 0 obj > endobj 328 0 obj > endobj 329 0 obj > endobj 330 0 obj > endobj 331 0 obj > endobj 332 0 obj > endobj 333 0 obj > endobj 334 0 obj > endobj 335 0 obj > endobj 336 0 obj > endobj 337 0 obj > endobj 338 0 obj > endobj 339 0 obj > endobj 340 0 obj > endobj 341 0 obj > endobj 342 0 obj > endobj 343 0 obj > endobj 344 0 obj > endobj 345 0 obj > endobj 346 0 obj > endobj 347 0 obj > endobj 348 0 obj > endobj 349 0 obj > endobj 350 0 obj > endobj 351 0 obj > endobj 352 0 obj > endobj 353 0 obj > endobj 354 0 obj > endobj 355 0 obj > endobj 356 0 obj > endobj 357 0 obj > endobj 358 0 obj > endobj 359 0 obj > endobj 360 0 obj > endobj 361 0 obj > endobj 362 0 obj > endobj 363 0 obj > endobj 364 0 obj > endobj 365 0 obj > endobj 366 0 obj > endobj 367 0 obj > endobj 368 0 obj > endobj 369 0 obj > endobj 370 0 obj > endobj 371 0 obj > endobj 372 0 obj > endobj 373 0 obj > endobj 374 0 obj > endobj 375 0 obj > endobj 376 0 obj > endobj 377 0 obj > endobj 378 0 obj > endobj 379 0 obj > endobj 380 0 obj > endobj 381 0 obj > endobj 382 0 obj > endobj 383 0 obj > endobj 384 0 obj > endobj 385 0 obj > endobj 386 0 obj > endobj 387 0 obj > endobj 388 0 obj > endobj 389 0 obj > endobj 390 0 obj > endobj 391 0 obj > endobj 392 0 obj > endobj 393 0 obj > endobj 394 0 obj > endobj 395 0 obj > endobj 396 0 obj > endobj 397 0 obj > endobj 398 0 obj > endobj 399 0 obj > endobj 400 0 obj > endobj 401 0 obj > endobj 402 0 obj > endobj 403 0 obj > endobj 404 0 obj > endobj 405 0 obj > endobj 406 0 obj > endobj 407 0 obj > endobj 408 0 obj > endobj 409 0 obj > endobj 410 0 obj > endobj 411 0 obj > endobj 412 0 obj > endobj 413 0 obj > endobj 414 0 obj > endobj 415 0 obj > endobj 416 0 obj > endobj 417 0 obj > endobj 418 0 obj > endobj 419 0 obj > endobj 420 0 obj > endobj 421 0 obj > endobj 422 0 obj > endobj 423 0 obj > endobj 424 0 obj > endobj 425 0 obj > endobj 426 0 obj > endobj 427 0 obj > endobj 428 0 obj > endobj 429 0 obj > endobj 430 0 obj > endobj 431 0 obj > endobj 432 0 obj > endobj 433 0 obj > endobj 434 0 obj > endobj 435 0 obj > endobj 436 0 obj > endobj 437 0 obj > endobj 438 0 obj > endobj 439 0 obj > endobj 440 0 obj > endobj 441 0 obj > endobj 442 0 obj > endobj 443 0 obj > endobj 444 0 obj > endobj 445 0 obj > endobj 446 0 obj > endobj 447 0 obj > endobj 448 0 obj > endobj 449 0 obj > endobj 450 0 obj > endobj 451 0 obj > endobj 452 0 obj > endobj 453 0 obj > endobj 454 0 obj > endobj 455 0 obj > endobj 456 0 obj > endobj 457 0 obj > endobj 458 0 obj > endobj 459 0 obj > endobj 460 0 obj > endobj 461 0 obj > endobj 462 0 obj > endobj 463 0 obj > endobj 464 0 obj > endobj 465 0 obj > endobj 466 0 obj > endobj 467 0 obj > endobj 468 0 obj > endobj 469 0 obj > endobj 470 0 obj > endobj 471 0 obj > endobj 472 0 obj > endobj 473 0 obj > endobj 474 0 obj > endobj 475 0 obj > endobj 476 0 obj > endobj 477 0 obj > endobj 478 0 obj > endobj 479 0 obj > endobj 480 0 obj > endobj 481 0 obj > endobj 482 0 obj > endobj 483 0 obj > endobj 484 0 obj > endobj 485 0 obj > endobj 486 0 obj > endobj 487 0 obj > endobj 488 0 obj > endobj 489 0 obj > endobj 490 0 obj > endobj 491 0 obj > endobj 492 0 obj > endobj 493 0 obj > endobj 494 0 obj > endobj 495 0 obj > endobj 496 0 obj > endobj 497 0 obj > endobj 498 0 obj > endobj 499 0 obj > endobj 500 0 obj > endobj 501 0 obj > endobj 502 0 obj > endobj 503 0 obj > endobj 504 0 obj > endobj 505 0 obj > endobj 506 0 obj > endobj 507 0 obj > endobj 508 0 obj > endobj 509 0 obj > endobj 510 0 obj > endobj 511 0 obj > endobj 512 0 obj > endobj 513 0 obj > endobj 514 0 obj > endobj 515 0 obj > endobj 516 0 obj > endobj 517 0 obj > endobj 518 0 obj > endobj 519 0 obj > endobj 520 0 obj > endobj 521 0 obj > endobj 522 0 obj > endobj 523 0 obj > endobj 524 0 obj > endobj 525 0 obj > endobj 526 0 obj > endobj 527 0 obj > endobj 528 0 obj > endobj 529 0 obj > endobj 530 0 obj > endobj 531 0 obj > endobj 532 0 obj > endobj 533 0 obj > endobj 534 0 obj > endobj 535 0 obj > endobj 536 0 obj > endobj 537 0 obj > endobj 538 0 obj > endobj 539 0 obj > endobj 540 0 obj > endobj 541 0 obj > endobj 542 0 obj > endobj 543 0 obj > endobj 544 0 obj > endobj 545 0 obj > endobj 546 0 obj > endobj 547 0 obj > endobj 548 0 obj > endobj 549 0 obj > endobj 550 0 obj > endobj 551 0 obj > endobj 552 0 obj > endobj 553 0 obj > endobj 554 0 obj > endobj 555 0 obj > endobj 556 0 obj > endobj 557 0 obj > endobj 558 0 obj > endobj 559 0 obj > endobj 560 0 obj > endobj 561 0 obj > endobj 562 0 obj > endobj 563 0 obj > endobj 564 0 obj > endobj 565 0 obj > endobj 566 0 obj > endobj 567 0 obj > endobj 568 0 obj > endobj 569 0 obj > endobj 570 0 obj > endobj 571 0 obj > endobj 572 0 obj > endobj 573 0 obj > endobj 574 0 obj > endobj 575 0 obj > endobj 576 0 obj > endobj 577 0 obj > endobj 578 0 obj > endobj 579 0 obj > endobj 580 0 obj > endobj 581 0 obj > endobj 582 0 obj > endobj 583 0 obj > endobj 584 0 obj > endobj 585 0 obj > endobj 586 0 obj > endobj 587 0 obj > endobj 588 0 obj > endobj 589 0 obj > endobj 590 0 obj > endobj 591 0 obj > endobj 592 0 obj > endobj 593 0 obj > endobj 594 0 obj > endobj 595 0 obj > endobj 596 0 obj > endobj 597 0 obj > endobj 598 0 obj > endobj 599 0 obj > endobj 600 0 obj > endobj 601 0 obj > endobj 602 0 obj > endobj 603 0 obj > endobj 604 0 obj > endobj 605 0 obj > endobj 606 0 obj > endobj 607 0 obj > endobj 608 0 obj > endobj 609 0 obj > endobj 610 0 obj > endobj 611 0 obj > endobj 612 0 obj > endobj 613 0 obj > endobj 614 0 obj > endobj 615 0 obj > endobj 616 0 obj > endobj 617 0 obj > endobj 618 0 obj > endobj 619 0 obj > endobj 620 0 obj > endobj 621 0 obj > endobj 622 0 obj > endobj 623 0 obj > endobj 624 0 obj > endobj 625 0 obj > endobj 626 0 obj > endobj 627 0 obj > endobj 628 0 obj > endobj 629 0 obj > endobj 630 0 obj > endobj 631 0 obj > endobj 632 0 obj > endobj 633 0 obj > endobj 634 0 obj > endobj 635 0 obj > endobj 636 0 obj > endobj 637 0 obj > endobj 638 0 obj > endobj 639 0 obj > endobj 640 0 obj > endobj 641 0 obj > endobj 642 0 obj > endobj 643 0 obj > endobj 644 0 obj > endobj 645 0 obj > endobj 646 0 obj > endobj 647 0 obj > endobj 648 0 obj > endobj 649 0 obj > endobj 650 0 obj > endobj 651 0 obj > endobj 652 0 obj > endobj 653 0 obj > endobj 654 0 obj > endobj 655 0 obj > endobj 656 0 obj > endobj 657 0 obj > endobj 658 0 obj > endobj 659 0 obj > endobj 660 0 obj > endobj 661 0 obj > endobj 662 0 obj > endobj 663 0 obj > endobj 664 0 obj > endobj 665 0 obj > endobj 666 0 obj > endobj 667 0 obj > endobj 668 0 obj > endobj 669 0 obj > endobj 670 0 obj > endobj 671 0 obj > endobj 672 0 obj > endobj 673 0 obj > endobj 674 0 obj > endobj 675 0 obj > endobj 676 0 obj > endobj 677 0 obj > endobj 678 0 obj > endobj 679 0 obj > endobj 680 0 obj > endobj 681 0 obj > endobj 682 0 obj > endobj 683 0 obj > endobj 684 0 obj > endobj 685 0 obj > endobj 686 0 obj > endobj 687 0 obj > endobj 688 0 obj > endobj 689 0 obj > endobj 690 0 obj > endobj 691 0 obj > endobj 692 0 obj > endobj 693 0 obj > endobj 694 0 obj > endobj 695 0 obj > endobj 696 0 obj > endobj 697 0 obj > endobj 698 0 obj > endobj 699 0 obj > endobj 700 0 obj > endobj 701 0 obj > endobj 702 0 obj > endobj 703 0 obj > endobj 704 0 obj > endobj 705 0 obj > endobj 706 0 obj > endobj 707 0 obj > endobj 708 0 obj > endobj 709 0 obj > endobj 710 0 obj > endobj 711 0 obj > endobj 712 0 obj > endobj 713 0 obj > endobj 714 0 obj > endobj 715 0 obj > endobj 716 0 obj > endobj 717 0 obj > endobj 718 0 obj > endobj 719 0 obj > endobj 720 0 obj > endobj 721 0 obj > endobj 722 0 obj > endobj 723 0 obj > endobj 724 0 obj > endobj 725 0 obj > endobj 726 0 obj > endobj 727 0 obj > endobj 728 0 obj > endobj 729 0 obj > endobj 730 0 obj > endobj 731 0 obj > endobj 732 0 obj > endobj 733 0 obj > endobj 734 0 obj > endobj 735 0 obj > endobj 736 0 obj > endobj 737 0 obj > endobj 738 0 obj > endobj 739 0 obj > endobj 740 0 obj > endobj 741 0 obj > endobj 742 0 obj > endobj 743 0 obj > endobj 744 0 obj > endobj 745 0 obj > endobj 746 0 obj > endobj 747 0 obj > endobj 748 0 obj > endobj 749 0 obj > endobj 750 0 obj > endobj 751 0 obj > endobj 752 0 obj > endobj 753 0 obj > endobj 754 0 obj > endobj 755 0 obj > endobj 756 0 obj > endobj 757 0 obj > endobj 758 0 obj > endobj 759 0 obj > endobj 760 0 obj > endobj 761 0 obj > endobj 762 0 obj > endobj 763 0 obj > endobj 764 0 obj > endobj 765 0 obj > endobj 766 0 obj > endobj 767 0 obj > endobj 768 0 obj > endobj 769 0 obj > endobj 770 0 obj > endobj 771 0 obj > endobj 772 0 obj > endobj 773 0 obj > endobj 774 0 obj > endobj 775 0 obj > endobj 776 0 obj > endobj 777 0 obj > endobj 778 0 obj > endobj 779 0 obj > endobj 780 0 obj > endobj 781 0 obj > endobj 782 0 obj > endobj 783 0 obj > endobj 784 0 obj > endobj 785 0 obj > endobj 786 0 obj > endobj 787 0 obj > endobj 788 0 obj > endobj 789 0 obj > endobj 790 0 obj > endobj 791 0 obj > endobj 792 0 obj > endobj 793 0 obj > endobj 794 0 obj > endobj 795 0 obj > endobj 796 0 obj > endobj 797 0 obj > endobj 798 0 obj > endobj 799 0 obj > endobj 800 0 obj > endobj 801 0 obj > endobj 802 0 obj > endobj 803 0 obj > endobj 804 0 obj > endobj 805 0 obj > endobj 806 0 obj > endobj 807 0 obj /K 1 /P 186 0 R /Pg 34 0 R /S /InlineShape >> endobj 808 0 obj > endobj 809 0 obj /K 1 /P 192 0 R /Pg 35 0 R /S /InlineShape >> endobj 810 0 obj > endobj 811 0 obj > endobj 812 0 obj > endobj 813 0 obj > endobj 814 0 obj /K 1 /P 202 0 R /Pg 37 0 R /S /InlineShape >> endobj 815 0 obj > endobj 816 0 obj > endobj 817 0 obj > endobj 818 0 obj > endobj 819 0 obj > endobj 820 0 obj > endobj 821 0 obj > endobj 822 0 obj > endobj 823 0 obj > endobj 824 0 obj > endobj 825 0 obj > endobj 826 0 obj > endobj 827 0 obj > endobj 828 0 obj > endobj 829 0 obj > endobj 830 0 obj > endobj 831 0 obj > endobj 832 0 obj > endobj 833 0 obj > endobj 834 0 obj > endobj 835 0 obj > endobj 836 0 obj > endobj 837 0 obj > endobj 838 0 obj > endobj 839 0 obj > endobj 840 0 obj > endobj 841 0 obj > endobj 842 0 obj > endobj 843 0 obj > endobj 844 0 obj > endobj 845 0 obj > endobj 846 0 obj > endobj 847 0 obj > endobj 848 0 obj > endobj 849 0 obj > endobj 850 0 obj > endobj 851 0 obj > endobj 852 0 obj > endobj 853 0 obj > endobj 854 0 obj > endobj 855 0 obj > endobj 856 0 obj > endobj 857 0 obj > endobj 858 0 obj > endobj 859 0 obj > endobj 860 0 obj > endobj 861 0 obj > endobj 862 0 obj > endobj 863 0 obj > stream HWIFW8P^70 [email protected]’ Rp|t>~ۍbs8#Ǜty9X+n_oo$E.FAQ RYHolPf%Mr

    Особенности стилей коммуникации у лиц с расстройствами эмоционально-волевой сферы

    Медицинская психология | Мир педагогики и психологии №2(19) Февраль, 2018

    УДК 616.895.4+159.923

    Дата публикации 21.02.2018

    Кринова Татьяна Дмитриевна
    магистрант кафедры клинической и специальной психологии, Институт психологии социологии и социальных отношений, Московский городской педагогический университет, РФ, г. Москва
    Староверова Марина Семеновна
    канд. псих. н., доцент кафедры клинической и специальной психологии, Институт психологии, социологии и социальных отношений, Московский городской педагогический университет, РФ, г. Москва

    Аннотация: В статье рассматривается проблема изменений, появляющихся в сфере коммуникативного взаимодействия, у лиц с выявленными нарушениями эмоционально-волевого спектра. Представлены данные научных исследований, проведенных в этой области, свидетельствующие о взаимосвязи между диагностированными аффективными расстройствами и развитием специфичных стилей коммуникации. Рассмотренное исследование проводилось на испытуемых с аффективными расстройствами депрессивного и тревожно-фобического типа, находились на стационарном лечении и были отобраны по ряду критериев. При помощи блока проективных методик и опросов были выявлены три типа стилей коммуникации и присущие для них поведенческие особенности. В статье также рассмотрены перспективы практического применения полученных данных.
    Ключевые слова: эмоционально-волевое расстройство, аффективные расстройства, коммуникативные стили, трефожно-фобическое расстройство, депрессивное расстройство, синдромальная специфика

    Peculiarities of communication styles in people with emotional and volitional disorders

    Krinova Tatyana Dmitrievna
    graduate student of Foreign Special and Clinical Psychology Institute of Psychology of Sociology and Social Relations
    Staroverova Marina Semenovna
    Moscow City Pedagogical University, Russia, Moscow

    Abstract: The article deals with the problem of the changes appearing in the sphere of communicative interaction in persons with revealed disturbances of the emotional-volitional spectrum. The data of scientific researches carried out in this field are presented, which testify to the relationship between the diagnosed affective disorders and the development of specific communication styles. The study was conducted on subjects with affective disorders of depressive and anxious-phobic type, were on inpatient treatment and were selected according to a number of criteria. Using a block of projective methods and interviews, three types of communication styles and their inherent behavioral characteristics were identified. The article also discusses the prospects for the practical application of the data obtained.
    Keywords: emotional-volitional disorder, affective disorders, communicative styles, spasmodic-phobic disorder, depressive disorder, syndromic specificity

    По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) за последнее время значительно увеличился процент людей, страдающих депрессивными расстройствами, по состоянию на 2017 г. у 300 миллионов человек  была выявлена клиническая депрессия. Современные реалии жизни, в частности, в нашей стране, приводят к тому, что увеличивается частота встречаемости эмоционально-волевых расстройств у населения [1].

    На настоящий момент ВОЗ обозначил депрессивные состояния как одни из приоритетных в сфере охраны психического здоровья и реализует программу по расширению служб помощи и улучшению качества оказываемой ими помощи людям с психическими расстройствами.

    В соответствии с МКБ 10 (Международная классификация болезней 10-го пересмотра) мы подразумеваем под эмоционально-волевыми расстройствами подрубрики (F30 – F39)  Расстройства настроения [Аффективные расстройства] и (F40 – F48) Невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства [2].

    Любое нарушение эмоционально-волевой регуляции накладывает отпечаток на коммуникативное взаимодействие больного с окружающими.  Несмотря на широко изученную и представленную в литературе симптоматику и способы лечения расстройств эмоционально-волевой сферы, мы можем утверждать, что  проблематика нарушений коммуникативной сферы у людей с такими расстройствами и/или состояниями пограничными и близкими к развитию психологического расстройства рассмотрена в недостаточной степени.

    Нарушения именно в этой, одной из базовых в вопросах самореализации человека, сфере могут принести значительный ущерб и усугубить психологическое состояние больного. Хроническое течение аффективных расстройств повышает риск развития синдрома эмоционального выгорания, может привести к потере трудоспособности, становится причиной самоизоляции от социальных контактов, а в более тяжелых случаях является причиной суицида [3, с. 1].

    В контексте заявленной темы мы рассмотрели исследовательскую работу А.С. Филимоновой [3], посвященную выявлению особенностей межличностной коммуникации, которые можно выявить у пациентов с диагностированными расстройствами эмоционально-волевого спектра.

    В рассматриваемом исследовании принимали участие 106 человек, в период проведения исследовательских мероприятий участники находились на лечении в стационаре медицинского учреждения. Отбор групп проводился в соответствии со следующими критериями: а) пациенты клиники в возрасте от 18 до 50 лет; б) отсутствие выраженных психических нарушений, врожденного или приобретенного нарушения работы органов, хронических заболеваний; в) наличие симптомов расстройств тревожного и депрессивного типа.

    Респонденты были разделены на две группы, одну составили 56 человек, в группе были представлены респонденты с диагностированными депрессивными расстройствами, во вторую вошли 50 человек с выявленными тревожно-фобическими расстройствами. Исследование проводилось с применением проективных методик и опросников [3, с. 2].

    В ходе исследования испытуемые были поделены на три подгруппы. Для первой и второй было характерно преобладание пациентов с депрессивными расстройствами, для третьей пациентов с тревожно-фобическими расстройствами. Развитый формальный интеллект был выявлен у представителей третьей группы, у первой группы уровень формального интеллекта оказался наиболее низким, также более высокие показатели были выявлены у третьей группы в вопросах понимания чужих эмоций, и способности управлять собственными эмоциями. Испытуемые этой группы были менее враждебны, у них в большей степени была развита сфера социальных контактов, чем у представителей других групп [3, с.5].

    В результате проведенного исследования были выделены три специфических стиля межличностного взаимодействия: избегающий, зависимый и амбивалентный.

    Для избегающего стиля характерен высокий уровень враждебности, пациенты с подобным стилем межличностной коммуникации испытывают сильные страхи, порождающие невозможностью вступить в контакт с людьми. Отсутствие возможности наладить социальные контакты продиктовано тем фактом, что любое общение несет в себе угрозу целостности их Я. Подобный стиль общения был выявлен у 20 % испытуемых, имеющих диагноз депрессивное расстройство и 11% испытуемых с диагнозом тревожно-фобическое расстройство.

    У пациентов с зависимым стилем низкие показатели дифференцированности Я, они в большей степени зависимы, чем остальные, проявляют пассивность в общении, однако, используют любую возможность установить эмоциональную связь. В их социальных контактах преобладает тенденция к нарушению границ другого человека. При выстраивании общения такие пациенты в большей степени используют манипулятивные стратегии. Зависимый стиль был выявлен у 70 % испытуемых, имеющих диагноз депрессивное расстройство и 60 % испытуемых с диагнозом тревожно-фобическое расстройство.

    Неустойчиво-амбивалентный коммуникативный стиль проявляется в невозможности формирования привязанностей из-за страха поглощения, но, и автономия становится недостижима, т.к. в данном случае преобладает страх одиночества. Для испытуемых характерны высокие показатели формального интеллекта, они отличаются меньшей враждебностью, их манипулятивные стратегии в большей степени осознанны и вариативны. Границы между Я-Другой отличаются большей четкостью, проявляется активная позиция при построении отношений. Данный стиль коммуникации был выявлен у 9 % испытуемых, имеющих диагноз депрессивное расстройство и 30 % испытуемых с диагнозом тревожно-фобическое расстройство.

    Таким образом, мы видим, что коммуникативные стили, проявляющиеся в межличностном общении пациентов, страдающих эмоционально-волевыми расстройствами, имеют свои специфические характеристики и соотносимы с уровнем личностной организации и диагностированным психическим нарушением.

    На основании рассмотренного исследования, исходящего из синдромальной специфичности межличностной коммуникации пациентов, страдающих аффективными расстройствами, мы можем сделать вывод, что использование полученных результатов в клинической практике позволит диагностировать эмоционально-волевые расстройства более дифференцированно с учетом личностных особенностей больного и его коммуникативного стиля [3, с.7].


    Список литературы

    1. Информационный бюллетень N°369 Февраль 2017 г. [Электронный ресурс]: режим доступа: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs369/ru/
    2. Международная классификация болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) [Электронный ресурс]: режим доступа: http://mkb-10.com
    3. Филимонова А.С. Стили межличностной коммуникации при расстройствах аффективного спектра [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электрон. науч. журн. 2010. N 6(14): режим доступа: http://psystudy.ru/index.php/num/2010n6-14/405-filimonova14.html

    ← Предыдущая статьяМетод сказкотерапии в работе педагога психолога с использованием метафорических картСледующая статья →Учет гендерных особенностей поведения в конфликте при формировании конфликтологической компетентности будущих педагогов Расскажите о нас своим друзьям:

    границ | Синхронизация чувства воли у больных шизофренией

    Введение

    Либет и др. (1983) использовали быстро вращающиеся часы, чтобы продемонстрировать на здоровых субъектах, что восприятию произвольного произвольного движения предшествовала корковая активность, измеряемая с помощью электроэнцефалографии (ЭЭГ). Их испытуемые определяли по часам, в какое время они решили двигаться (время W) и когда у них появилось ощущение, что они двигаются (время M). Показателем ЭЭГ был Bereitchaftspotential (BP), длинная, медленная отрицательная ЭЭГ над макушкой, которая начинается примерно за 1 с до движения.Из этих результатов они пришли к выводу, что ощущение решения действовать может на самом деле не представлять собой сознательное решение, а просто быть сознательным осознанием, возникающим посреди бессознательного процесса, предшествующего движению.

    Поскольку Libet et al. (1983), было выдвинуто много критических замечаний по поводу его графика добровольческого движения. Например, Хаггард и др. (1999) предложили проблему «предвзятости предварительного входа», когда события, требующие большего внимания, воспринимаются как произошедшие раньше.Gomes (2002) нашел ошибку в требовании разграничить W и M — феномены, которые он считает неразличимыми, поскольку большинство людей имеют «единое осознание» произвольного движения.

    Эти возражения подчеркивают необходимость дальнейшего изучения вопросов, поднятых Libet et al. (1983) первоначальный эксперимент. Многие движения, например ходьба, выполняются и даже корректируются неосознанно. Таким образом, основной интерес, стоящий за этим исследованием, заключается не только в том, почему разум должен быть «позади» мозга в осознании движения, но и в том, почему осознание вообще необходимо.Шизофрения представляет собой уникальный случай против «единого сознания», так как у многих пациентов с шизофренией один компонент этого сознания (осознание движения) отсутствует без другого (осознание решения двигаться или, по крайней мере, неправильное определение исходного агента W). ) (Грэм и др., 2014).

    Шизофрения включает гетерогенную группу психических расстройств, характеризующихся нарушениями формы и содержания мышления, измененным настроением и нарушением восприятия себя и внешней среды, и включает такие симптомы, как пассивность (Herbener and Harrow, 2019).Симптомы пассивности демонстрируют критические субъективные изменения в восприятии себя и позволяют внешнему агенту заменить себя при генерации мыслей, звуков и движений (Gallagher, 2004; Graham-Schmidt et al., 2018). Феномен пассивности может затем служить моделью для понимания того, как нормальное сочетание двигательной активности с намерением двигаться может распутаться и сделать человека восприимчивым к бреду внешнего контроля. Кроме того, было обнаружено, что пассивность связана с дисфункцией мониторинга зрительно-моторных действий, что позволяет предположить, что психотическая пассивность может быть результатом аномальных механизмов мониторинга центральных действий (Schnell et al., 2008). Еще одну возможную роль может играть последующая разрядка (CD) — механизм прямой связи, который обычно способствует возникновению чувства свободы воли и который, по-видимому, изменяется при шизофрении (Poletti et al., 2019). Исследование показало, что микроструктурная целостность пути, соединяющего лобные поля глаза (ФПО) с медиодорсальным таламусом (МД), была нарушена у пациентов, страдающих шизофренией. Было замечено, что это связано с дисфункцией глазодвигательной БК и тяжестью психотических симптомов (Yao et al., 2019).

    Здоровые люди, такие как у Libet et al. (1983), способны определить волевой опыт, который предшествует произвольному движению, и знают, что «я двигался». Когда W предшествует M, эти люди осознают намерение переехать и могут правильно определить причинно-следственную связь (Wegner, 2003). Целью данного исследования является определение времени желания и начала движения в болезненном состоянии, когда осознание намерения и действия нарушено. Мы предполагаем, что у больных шизофренией расстояние между W и M будет короче, чем у здоровых добровольцев, что приведет к изменению чувства причинности и, следовательно, сознательной воли.Более того, мы предполагаем, что это измененное восприятие W связано с наличием и выраженностью явлений пассивности.

    Материалы и методы

    Участники исследования

    В исследование были включены 15 пациентов с диагнозом шизофрения по DSM-IV (American Psychiatric and Association, 1994), которые вызвались участвовать в клиническом исследовательском подразделении Отделения клинических заболеваний головного мозга Национального института психического здоровья (NIMH). Один пациент выбыл из исследования в связи с изменением состояния здоровья.Включенными пациентами были 4 женщины и 10 мужчин (средний возраст 28,9 лет, диапазон от 19 до 57 лет). Были набраны пятнадцать здоровых добровольцев того же возраста; один отказался от участия в связи с изменением состояния здоровья, остались шесть женщин и восемь мужчин (средний возраст 31,3 года, диапазон от 18 до 57 лет). Один субъект решил выйти из исследования после подписания согласия, но до участия в исследовании. Все пациенты получали антипсихотическое лечение второго поколения в соответствии с требованиями Национального института неврологических расстройств и инсульта, который одобрил это исследование.Все пациенты были клинически стабильны на момент тестирования. Пациентов просили дать информированное согласие. Субъекты смогли продемонстрировать, что они понимают, среди прочего, что участие было добровольным, что оно не принесет им пользы, и что они могут выйти из исследования в любое время. Пациенты также продемонстрировали, что они понимают, что отказ от участия является вариантом. В рамках документирования информированного согласия пациентов попросили пройти письменный тест, охватывающий подробности протокола, его преимущества и риски.Пациенты, которые не смогли набрать не менее 75% письменных тестов, были исключены.

    Невролог провел сбор анамнеза и физикальное обследование больных шизофренией и здоровых добровольцев. Пациенты в отделении клинических исследований должны были соответствовать строгим критериям, чтобы участвовать в исследовании. Критерии исключения включали черепно-мозговую травму в анамнезе, известные сопутствующие неврологические расстройства, включая эпилепсию, злоупотребление наркотиками и алкоголем в анамнезе. Психиатр применял шкалы клинической оценки [т.д., соответствующие разделы структурированного клинического интервью для DSM-IV (SCID)] (First et al., 2002). Кроме того, поскольку у пациентов с шизофренией часто наблюдаются дефициты в различных нейрокогнитивных областях, включая внимание, психиатр провел комплексную серию нейропсихологических тестов, чтобы определить, могут ли пациенты участвовать в исследовании. Эта батарея включала пересмотренную шкалу памяти Векслера (Wechsler, 1987), пересмотренную шкалу интеллекта взрослого человека Векслера (Wechsler, 1981), тест A и B по прокладыванию маршрута (Tombaugh, 2004), а также версии задачи непрерывной производительности на бдительность и отвлекаемость (см. CPT) (Гордон и Меттельман, 1987).

    раз S, M, W

    Все участники просмотрели обучающее видео по выполнению заданий. Исследователи следовали стандартному сценарию, когда давали инструкции. Здоровые испытуемые и больные шизофренией наблюдали за часами, представленными на экране компьютера. Часы представляли собой круг с красной точкой, который вращался вокруг циферблата за 3 с. Круговая шкала была нанесена по периферии часов с отметками в каждой позиции «5 с», фактически отмечая 250 мс реального времени (рис. 1).Было три сеанса: S, W и M. Во время сеанса S испытуемые получали короткий соматосенсорный стимул; во время сеанса W и M они должны были двигаться спонтанно. Компьютер с часами регистрировал время подачи соматосенсорных стимулов, а также электромиографическое (ЭМГ) начало движения.

    Рис. 1. Экспериментальная последовательность задач. (A) Во время выполнения каждого задания участников просили зафиксировать центр часов (реплика часов, использованных в исследовании).Быстро движущаяся красная точка вращалась по часовой стрелке по периметру часов с полным оборотом, совершаемым за 3 с. Время сообщалось как для обычных часов, так что каждая 5-секундная отметка на самом деле составляла 250 мс. (B) Участников попросили сообщить время (S) внешней электрической стимуляции (A) в отдельном сеансе перед выполнением задания с условиями W и M. W и M чередовались четырьмя блоками по 10 движений в каждом. Участников просили отчитываться каждый раз вслух после каждого испытания.

    Время S измеряли с помощью сеансов, во время которых испытуемые смотрели на часы и отмечали время, в которое они воспринимали короткий соматосенсорный стимул (время S), повторенный 40 раз. Стимул представлял собой безболезненный электрический шок с интенсивностью, установленной в два раза выше порога личного сенсорного восприятия. Величину безболезненной стимуляции устанавливали серией увеличения интенсивности стимула для определения субъективного сенсорного порога. Эта оценка была выполнена во время отдельного сеанса перед соответствующим экспериментом.Стимул состоял из импульса длительностью 2 мс, подаваемого кольцевым электродом. В одном из анализов тесты сенсорной стимуляции использовались для корректировки интерпретации времени W и M. Более того, это был полезный контроль способности субъекта сообщать с минимальной точностью время объективного движения. Либет и др. (1983), мы вычли S из W и M, прежде чем представить эти времена как результаты.

    Времена W и M измерялись на сеансах, в которых испытуемых просили совершать произвольные движения правой рукой примерно каждые 5–6 оборотов часов.Испытуемые произвольно совершали быстрые движения запястья и разгибания пальцев, которые были относительно стереотипными, быстрыми и короткими по продолжительности. Во время этого сеанса испытуемые чередовали блоки, отмечая время, когда у них возникло сознательное намерение двигаться W (или они почувствовали, что какая-то внешняя сила приказала их движению), и время, когда они почувствовали начало движения M. Блоки состояли из по 10 движений в каждом, чередующихся между W и M в соответствии с заявленным временем. Всего исследовано по четыре блока W и M.Испытуемых просили отметить время W, M и S, а затем подождать, пока не пройдет несколько оборотов часов, прежде чем произнести время вслух. Это предотвратит наличие артефактов (из-за движений головы или речи), которые могли бы повлиять на электрофизиологические записи. Кроме того, следуя процедуре Либета, каждый участник был проинструктирован удерживать взгляд в центре часов, даже когда им нужно было отметить положение стрелки часов, чтобы избежать движений глаз, которые могли вызвать электрические артефакты глаза.Наконец, опять же в соответствии с первоначальным экспериментом Либета, испытуемые могли моргать, когда у них возникало желание, но после моргания им давали указание подождать, по крайней мере, еще один оборот часов, прежде чем двигаться.

    Электроэнцефалография и электромиография

    На протяжении всего эксперимента для записи электрических потенциалов мозга использовали

    ЭЭГ. Использовалась стандартная шапочка для электродов ЭЭГ с 28 электродами, расположенными в соответствии с международной системой 10–20, которая размещалась с использованием стандартных измерений.Импеданс поддерживали на уровне менее 5 кОм. ЭЭГ фильтровали с помощью фильтра нижних частот DC-200 Гц и оцифровывали с частотой 1000 Гц. Сигнал ЭМГ регистрировали с одноразовых поверхностных хлорсеребряных электродов над правым общим разгибателем пальцев в биполярном монтаже. Сигнал ЭМГ выпрямлялся, интегрировался и подавался на самодельный триггер Шмидта, настроенный на запуск в начале вспышки ЭМГ. У всех испытуемых регистрировали электроокулограмму (ЭОГ). Каждая сессия сохранялась в цифровом формате для автономного анализа.

    Анализ ЭЭГ и ЭМГ

    Для всех анализов ЭЭГ и ЭМГ мы следовали методам, описанным Karp et al. (1996). Записи визуально проверялись в автономном режиме. Артефакты и недостаточно быстрые движения исключались из анализа. Запись ЭОГ использовалась для проверки глазных условий в каждом испытании, определяя эпохи, на которые влияют моргания, саккады и общие движения глаз. Во время испытаний W и M эпохи были отмечены и разделены в зависимости от того, сообщал ли субъект W или M.Данные были привязаны к эпохе в соответствии с началом выпрямленного всплеска ЭМГ, который считался триггером для движения. В частности, каждая эпоха имела продолжительность 4 с, начиная с 3500 мс до триггера и заканчивая 4500 мс после триггера. Поскольку начало премоторного потенциала определяется повышением отрицательности выше исходного уровня (установленной как средняя амплитуда примерно от -3500 до -3000 мс до начала ЭМГ) на усредненных записях, амплитуда каждого потенциала относилась к этой исходной активности. Анализ напряжения был сосредоточен на корковых потенциалах, связанных с движением (MRCPs).В частности, MRCP на вершине (электрод Cz) был разделен на две классические составляющие: Bereitschaftspotential 1 (BP1), ранее широко распространенная компонента, и Bereitschaftspotential 2 (BP2), более поздняя более крутая компонента. Это было сделано для обоих испытаний W и M.

    Положительные симптомы

    Шкала оценки положительных симптомов (SAPS) (Andreasen, 1984) использовалась для оценки тяжести и наличия психотических симптомов у 12 из 14 пациентов. Два пациента отказались от оценки.Симптомы пассивности были получены по следующим пунктам SAPS, относящимся к домену бреда: 15 — бред контроля; 16, бред чтения мыслей; 17, передача мыслей; 18, мысленная вставка; и 19 — отстранение от мыслей (Frith, 2005; Schnell et al., 2008). Диапазон уровней был от 0 (отсутствие) до 5 (тяжелая степень). Наличие рассматривалось с оценкой выше 0, в то время как для тяжести рассматривалась сумма пяти пунктов. В качестве контрольного анализа мы аналогичным образом вычислили область галлюцинаций (пункты 1–7) и всю область заблуждений (пункты 8–20).

    Статистический анализ

    Следует отметить, что Бенджамин Либет и его коллеги не проводили никакого статистического анализа, и вся работа носила чисто описательный характер. Среди самых последних повторений Либета с участием пациентов мы обнаружили, что Jungilligens et al. (2019) сравнили здоровых добровольцев с пациентами, страдающими эпилептическими припадками. Они использовали MANOVA с факторной группой и шкалой диссоциирующего опыта и значением разницы W-M в качестве зависимых переменных. Бэк и др.(2017) использовали парадигму Либета с фМРТ. Они разделили пациентов с функциональными неврологическими расстройствами на две группы, с положительными двигательными симптомами или без них, по сравнению с простой моделью ANOVA со здоровыми добровольцами. Эдвардс и др. (2011) для репликации Либета со здоровыми добровольцами и пациентами с психогенным тремором использовали двухфакторный дисперсионный анализ с условием (M, W) и группой (пациенты и контроль) в качестве основных факторов.

    Что касается концепции психотических симптомов, Schnell et al. (2008) выдвинули гипотезу о связи между симптомами пассивности и ЖИРНЫМ ответом в сети мониторинга во время задачи распознавания объектов.Чтобы проверить это, они использовали простой регрессионный анализ только в группе пациентов. Грэм-Шмидт и др. (2018) проверили опыт потери свободы действий у пациентов с шизофренией, используя иллюзию проецируемой руки (PHI) с активными и пассивными движениями. Анализ проводился с использованием линейной смешанной модели с ответами на вопросы анкеты в качестве зависимой переменной и наличием симптомов пассивности (Контроль, Текущий, Прошлый или Никогда), состоянием движения (Активным или Пассивным) и состоянием задержки (Синхронным или Асинхронным) в качестве зависимой переменной. фиксированные эффекты.Яо и др. (2019), используя вероятностную трактографию, проанализировали целостность пути, проецируемого от верхнего двухолмия к FEF, через MD. Этот путь передает глазодвигательный CD, связанный с саккадическими движениями глаз у нечеловеческих приматов. Они использовали корреляцию Спирмена между мерой целостности пути и психотическими симптомами. В соответствии с предыдущими экспериментами мы решили использовать линейную модель и простую регрессию для симптомов и времени только для пациентов.Кроме того, мы использовали условие S для корректировки заявленного времени следующим образом.

    времени W и M сравнивались с использованием смешанной модели, где показатели M и W (состояние) представляли повторяющийся фактор, а пациенты с шизофренией по сравнению со здоровыми добровольцами были группирующим (групповым) фактором. В качестве случайного фактора использовались испытуемые. Мы также включили оценку фактора Байеса (BF) в качестве дополнительного показателя к классической проверке гипотез. Этот анализ был выполнен с поправкой на S. Апостериорное тестирование проводилось с попарными сравнениями расчетных предельных средних (EMM) с поправкой по Тьюки. p -Значения менее 0,05 считались значимыми. Та же модель использовалась для анализа различий в начале MRCP (т.е. BP1 и BP2) и амплитудах в момент времени 0 (начало ЭМГ). В зависимости от нормальности данных мы провели ранговую корреляцию Пирсона или Спирмена, чтобы посмотреть на взаимосвязь между пассивностью и психотическими симптомами при шизофрении.

    Для всего статистического анализа мы использовали R (версия 4.0.2, R Core Team, 2018 г.) и GraphPad Prism (версия 8.4.0 GraphPad Software, LLC). Нормальность переменной оценивали с помощью критерия Шапиро-Уилка. Тест ROUT (Q = 1%, Motulsky and Brown, 2006) использовался для выявления возможных выбросов.

    Результаты

    Разница во времени M и W

    Сообщаемое время было нормально распределено. Для сеанса S (нормальность p = 0,5 для пациентов, p = 0.1 для добровольцев) пациенты с шизофренией сообщили об ощущении сенсорных стимулов через 59,4 мс (SEM 12 мс) после применения стимулов. Здоровые добровольцы сообщили о времени S в 11,7 мс (SEM 14,2 мс) после начала стимула. Эта разница была значимой ( p = 0,02). Затем время S использовалось для корректировки времени W и М на индивидуальной основе, как описано в методах. В таблице 1 три значения были указаны как среднее значение и стандартная ошибка среднего для обеих групп (см. Дополнительный файл для отдельных значений).Тест ROUT выявил наличие одного выброса, который был удален из статистической модели. Смешанная модель с сообщаемыми значениями M и W (с поправкой на S) была значимой для фактора типа отчета (df = 24, F = 7,6, p = 0,011, BF = 2,9) и для взаимодействия Тип отчета x Группа (df = 24, F = 5,9, p = 0,02, BF = 2,9). BF, связанный с незначимыми факторами, был меньше 1. Сравнения Post hoc показали, что пациенты с шизофренией не сообщали о существенной разнице во времени M и W (11.7 мс) (SEM 32,9, p = 0,98, размер эффекта = 0,12). Здоровые добровольцы, напротив, показали разницу между M и W (128,8 мс) (SEM 35,1, p = 0,006, величина эффекта = 1,36). На рисунке 2 предельные средние значения изображены на графике с точками и усами.

    Таблица 1. Результаты времен S, M и W, выраженные как среднее, стандартная ошибка среднего по группе и t -результаты теста как p -значения.

    Рис. 2. График с точками и усами расчетных предельных средних (EMM).

    В качестве контрольного анализа в группе больных шизофренией пациентов после эксперимента спросили, «чувствуют ли они разницу» между временем М и временем W. Четверо пациентов ответили «да», а 10 ответили «нет». Для испытуемых, которые почувствовали разницу, их время W составило -151 мс (SEM 51,6), а M — -51 мс (SEM 35,6). В отличие от испытуемых, которые не почувствовали разницы, время M и W составило 33,6 мс (SEM 27,8) и 10 мс (SEM 25.6) соответственно. При анализе подгрупп наблюдалась значительная разница между пациентами, которые почувствовали разницу в W, и теми, кто ее не почувствовал ( p = 0,0026).

    Положительные симптомы

    Средний общий балл по SAPS составил 19,1 (5,28 SEM). Наличие симптомов пассивности было обнаружено у шести пациентов, средний балл составил 9,67 (1,6 SEM). У пяти пациентов не было симптомов пассивности. Средний общий балл галлюцинаций составил 5,50 (1,35 SEM), а средний суммарный балл галлюцинаций плюс бред — 16 (3,35).9 СЭМ). Корреляции между субъективным ощущением разницы между пробами W и M и тяжестью симптомов пассивности выявлено не было. При учете наличия только симптомов галлюцинаций (в среднем 5,50, SEM 4,7) или симптомов галлюцинаций вместе с симптомами бреда не было выявлено корреляций (табл. 2).

    Таблица 2. Корреляционный анализ SAPS с временами M и W.

    Корковые потенциалы, связанные с движением

    В качестве контрольного анализа мы проанализировали форму и начало MRCP в обоих условиях (W и M).Из-за наличия артефактов были проанализированы только 11 здоровых добровольцев и 10 пациентов. На рисунке 3 показано среднее значение MRCP по всем субъектам для испытаний W и испытаний M. В таблице 3 приведены значения (среднее значение и SEM) амплитуд BP и начала каждого MRCP (т.е. BP1 и BP2). Амплитуды были рассчитаны в момент времени 0, в соответствии с началом ЭМГ. Две независимые смешанные модели (для амплитуды и начала соответственно) не выявили каких-либо существенных различий для группы, состояния или взаимодействия (см. Дополнительный файл для отдельных значений).Таким образом, апостериорных тестов не проводились.

    Таблица 3. Время начала АД1 и АД2 для W и M у больных и здоровых добровольцев.

    Рис. 3. (Вверху) Усредненное АД (основная линия) со стандартной ошибкой среднего (заштрихованная область) для всех участников, показанное для электрода CZ для испытаний W. Эпоха начинается за 2,5 с до начала движения и через 1,5 с после движения. (Внизу) Усредненное АД (основная линия) со стандартной ошибкой среднего (заштрихованная область) для всех участников, показанное для CZ электрода для М испытаний.Эпоха начинается за 2,5 с до начала движения и через 1,5 с после движения.

    Обсуждение

    Мы подтвердили выводы Libet et al. (1983) показали, что у здоровых добровольцев время W следует за началом АД, но предшествует времени М. Напротив, у пациентов с шизофренией начало АД было таким же, как и у здоровых добровольцев, но у большинства не было отчетливого восприятия W, предшествующего М. Важно отметить, что , бессознательная генерация произвольных движений была неразличима между группами на основе анализа АД, но сознательное восприятие генерации движений между группами явно различалось.Переживание движения и желания почти слились в группе пациентов. Эти результаты позволяют предположить, что у пациентов с шизофренией время осознания действия изменено — или нарушено суждение о последовательности событий — по сравнению со здоровыми людьми. Это перекликается с результатами, обнаруженными у пациентов с функциональным (психогенным) тремором и измененным чувством воли, когда W смещался позже, а M и W были неразличимы (Edwards et al., 2011). Аналогичный результат был обнаружен у субъектов, страдающих диссоциативными припадками, короткими эпизодами нарушения сознания и поведенческого контроля, у которых была очень короткая разница между зарегистрированным временем M и W (Jungilligens et al., 2019). Другой эксперимент, подобный Либету, с использованием фМРТ показал, что у пациентов со смешанным функциональным неврологическим расстройством также наблюдалась уменьшенная разница между сообщаемыми M и W (Baek et al., 2017).

    Пациенты с шизофренией демонстрируют «гиперсвязывание» или «гиперассоциацию» в сознательном переживании событий, разделенных во времени, что означает, что пациенты чрезмерно связывают свои произвольные действия с сенсорным сигналом (Haggard et al., 2003). В этом эксперименте пациенты «переоценивали» свою деятельность (Haggard et al., 2003). Одна из интерпретаций наших результатов заключается в том, что у пациентов с шизофренией действительно есть разница между M и W, как и у здоровых добровольцев, но из-за чрезмерного связывания эти события неразличимы и о них сообщают одинаково во времени. Это предполагает, что агентность сохраняется, но процесс , желающий движения, и , движущий , один и тот же, а не то, что движение находилось под инопланетным контролем или другие подобные явления. В качестве альтернативы, возможно, что это не одни и те же события, но они настолько близки по времени, что различие трудно обнаружить с помощью этой методологии.Это согласуется с другими исследованиями пациентов с шизофренией, которые показали, что пациенты склонны недооценивать временной интервал между событиями (Franck et al., 2005).

    После выполнения задания пациентов спрашивали, «чувствуют ли они разницу» между W и M, и четыре пациента сообщили, что чувствуют. Они работали так же, как и здоровые добровольцы, со временем W за 151 мс до начала движения. Не было никакой связи между их показателями пассивности или другими показателями болезни, чтобы объяснить эту разницу в опыте и выполнении задания.Следует отметить, что все пациенты на момент выполнения задания принимали антипсихотические препараты второго поколения, что могло повлиять на шкалы оценки пассивности. Возможно, используемые весы не были достаточно чувствительными, чтобы обнаружить это изменение. Кроме того, анализ не был рассчитан на выявление изменений между показателями отдельных пациентов — только для изучения пациентов и здоровых добровольцев в групповом виде.

    Одним из важных аспектов Libet et al. (1983) оригинальной работой было присутствие Bereitschaftspotential, предшествующее отчету времени W.Он интерпретировал это явление как временную последовательность движения, начинающуюся с подсознательной подготовки к движению, за которой следует сознательное осознание намерения двигаться — довольно близко к самому движению. Другие исследователи обнаружили снижение амплитуды BP1 и удлинение латентного периода BP1 у больных шизофренией по сравнению со здоровыми добровольцами (Dreher et al., 1999; Northoff et al., 2000). Мы не обнаружили существенных различий в латентности или амплитуде между пациентами и здоровыми добровольцами.Конечно, существуют различия в методологии исследования, которые могут объяснить несопоставимые результаты. В предыдущих исследованиях пациентов просили делать движения пальцем в произвольном темпе каждые 4–5 с и фиксировать взгляд в центре экрана компьютера, в отличие от нашего исследования, где пациенты четко фокусировались на часах и пришлось отвечать на вопросы о сроках. Это поднимает вопрос о «внимании» и «намерении» при интерпретации этой работы.

    Участников этого эксперимента попросили после того, как событие произошло, восстановить время их намерения.Работа Лау и др. (2004) показали, что активность мозга различалась в зависимости от того, занимался ли испытуемый заданием W или заданием M. В задаче W наблюдалось усиление кровотока в дорсальной префронтальной коре, внутритеменной борозде и пре-дополнительной моторной области (ДМА). Они предположили, что активация перед SMA может быть отражением намерения; другая работа предполагает, что теменная кора также важна (Sirigu et al., 1999). В любом случае вопрос о том, на что именно обращают внимание субъекты в условиях «намерения», остается открытым (Eagleman, 2004).Во всех этих экспериментах, в том числе и в нашем, испытуемых просили «получить доступ» к этому осознанию движения — если их не спросили, чувствует ли он все еще это осознание (Eagleman, 2004)? В исследовании Мацухаши и Халлетт они разработали методологию измерения времени T, которое не зависело от субъективного отчета о времени, но, как считалось, отражало время сознательного намерения двигаться (Мацухаши и Халлетт, 2008). Они, как и в нашей текущей работе, показывают, что время T было найдено после того, как мозг уже начал бессознательную подготовку к движению (Matsuhashi, Hallett, 2008).Это снова согласуется с общей подготовкой к движению, которая начинается бессознательно, а затем прогрессирует до сознательного осознания намерения. Возникает ли это намерение исключительно до движения или видоизменяется после движения в результате реконструкции сознания, не совсем ясно.

    Важной точкой зрения при интерпретации наших результатов является взаимосвязь между W и дефектом модели движения вперед, который мозг получает при генерации двигательного сигнала (Frith et al., 2000). Одна из моделей моторного контроля утверждает, что движения управляются ментальными представлениями, созданными до начала действия (Jordan, 1996). В этой модели двигательная команда включает информацию как о текущем положении конечности, так и о желаемом положении конечности; вычитание этих двух состояний (прямая модель) требует комбинации известных движений. Отслеживание пути, уже пройденного нашим разумом, позволяет нам быстро исправлять ошибки, интегрировать внешний сенсорный ввод в программу движения и учиться на умственной практике (Frith et al., 2000). Фрит предложил модель, согласно которой в основе симптомов, характеризующих шизофрению, лежит единый когнитивный механизм: нарушение самоконтроля или неспособность к метарепрезентации своих или чужих внутренних состояний и убеждений. Такие нарушения могут быть связаны с нарушением внутренней модели и эфферентной копии двигательных программ, что может привести к отсутствию осознания предполагаемого действия. Такое нарушение может также стоять за переживанием бреда контроля, при котором действия ощущаются так, как будто их контролируют чужеродные агенты или силы.Таким образом, даже если шизофреники могут совершать нормальные скоординированные движения, они демонстрируют меньше преимуществ, предсказанных прямой моделью: у шизофреников нарушена центральная коррекция ошибок и им труднее интегрировать неожиданные помехи во время действий (Frith et al., 2000). Более того, Maruff et al. (2003) обнаружили, что аномальное прямое моделирование у шизофреников с пассивностью включает нарушение воображения движений: пациенты часто не учитывали ограничения окружающей среды при воображаемых произвольных движениях.

    В последнее время некоторые исследования были сосредоточены на двух различных механизмах прямой передачи: интегральная форвардная модель и вспомогательная форвардная модель (Pickering and Clark, 2014). В первом случае восприятие предполагает использование прямой модели действия. В последнем механизм предсказания реализуется вспомогательными цепями, такими как CD, копией двигательной команды, используемой центральной нервной системой для оценки сенсорных последствий действий, и именно она, по-видимому, изменяется при шизофрении (Poletti et al. др., 2019). Этот подход использовался для объяснения симптомов шизофрении: создание прямой модели ненормально. Таким образом, предсказание сенсорных последствий самогенерируемых стимулов является неточным и иногда даже приписывается внешнему источнику (Wilkinson, 2015). Мы не обнаружили никакой связи между производительностью и пассивностью или SAPS. Ограниченное число пациентов с симптомами пассивности может частично объяснить этот результат, но можно предположить, что нарушения в предложенной прямой модели больше связаны с общим наличием положительных симптомов, специфичных для расстройства, а не с их тяжестью.

    В этой текущей работе мы показываем, что пациенты с шизофренией отличаются от здоровых добровольцев своим опытом движения. Эта измененная временная последовательность может порождать ненормальное переживание причинности и даже ненормальное переживание самой сознательной воли — иллюзии или нет (Wegner, 2003).

    Заявление о доступности данных

    Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

    Заявление об этике

    Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Национальным институтом неврологических расстройств и Институциональным наблюдательным советом по инсульту. Пациенты/участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

    Вклад авторов

    SP: концепция и дизайн, анализ данных, интерпретация данных и первая версия рукописи. AT: анализ данных и пересмотр рукописи. ММ: концепция и интерпретация данных.VV: регистрация, интерпретация данных и пересмотр рукописи. EP: записи данных и редакция рукописи. FN и ZM: запись данных, анализ данных и пересмотр рукописи. MH: концепция и дизайн, интерпретация данных и пересмотр рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

    Финансирование

    Это исследование было поддержано Программой внутренних исследований NIH, NINDS, где было проведено клиническое исследование. AT был поддержан совместным грантом от Фонда Джона Темплтона и Института Фетцера.Мнения, выраженные в данной публикации, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Фонда Джона Темплтона или Института Фетцера.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Редактор обработки заявил о прошлом соавторстве с одним из авторов EP.

    Благодарности

    Авторы благодарят Dr.Саре Краник и доктору Хосе А. Апуду за их помощь и поддержку на первых этапах этого исследования.

    Дополнительный материал

    Дополнительный материал к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fnins.2020.574472/full#supplementary-material

    .

    Ссылки

    Американская психиатрическая ассоциация и ассоциация (1994). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV) , 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: АПА.

    Академия Google

    Андреасен, Северная Каролина (1984). Шкала оценки положительных симптомов (SAPS). Айова-Сити: U.O.I. Нажимать.

    Академия Google

    Бэк, К., Доньямайор, Н., Моррис, Л.С., Стрельчук, Д., Митчелл, С., Михеенко, Ю., и соавт. (2017). Нарушение осознания двигательных намерений при функциональном неврологическом расстройстве: последствия для произвольного и функционального движения. Психолог. Мед. 47, 1624–1636. дои: 10.1017/s00332000071

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Дреер, Дж.К., Трапп В., Банкет Дж. П., Кейл М., Гюнтер В. и Бурнод Ю. (1999). Дисфункция планирования при шизофрении: нарушение потенциалов, предшествующих фиксированным/свободным и одиночным/последовательности самостоятельных движений пальцев. Экспл. Мозг Res. 124, 200–214. doi: 10.1007/s002210050615

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Эдвардс М.Дж., Моретто Г., Швингеншух П., Качниг П., Бхатия К.П. и Хаггард П. (2011). Аномальное чувство намерения, предшествующее произвольному движению, у пациентов с психогенным тремором. Нейропсихология 49, 2791–2793. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2011.05.021

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    First, M., Spitzer, R., Gibbon, M., and Williams, J. (2002). Структурированное клиническое интервью для расстройств оси I по DSM–IV–TR, исследовательская версия, издание для пациентов. (SCID-I/P). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Биометрические исследования, Психиатрический институт штата Нью-Йорк.

    Академия Google

    Франк, Н., Посада, А., Пишон, С.и Хаггард, П. (2005). Измененное субъективное время событий при шизофрении. Дж. Нерв. Мент. Дис. 193, 350–353. дои: 10.1097/01.nmd.0000161699.76032.09

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Frith, C.D., Blakemore, S.-J., и Wolpert, D.M. (2000). Объяснение симптомов шизофрении: нарушения осознания действия. Мозг Res. Ред. 31, 357–363. doi: 10.1016/s0165-0173(99)00052-1

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Гордон, М., McClure, FD, and Aylward, G.P. (2002). Пояснение к диагностической системе Gordon , 3-е изд. ДеВитт, Нью-Йорк: публикации GSI.

    Академия Google

    Гордон М. и Меттельман Б. (1987). Техническое руководство по диагностической системе Gordon (GDS). ДеВитт, Нью-Йорк: Gordon Systems.

    Академия Google

    Грэм, К. Т., Мартин-Айверсон, М. Т., Холмс, Н. П., Ябленски, А., и Уотерс, Ф. (2014). Дефицит свободы действий при шизофрении и дополнительный дефицит образа тела, схемы тела и внутреннего ритма при симптомах пассивности. Фронт. Психиатрия 5:126. doi: 10.3389/fpsyt.2014.00126

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Грэм-Шмидт, К.Т., Мартин-Айверсон, М.Т., и Уотерс, Ф.А.В. (2018). Само- и другие действия у людей с симптомами пассивности (первого ранга) при шизофрении. Шизофр. Рез. 192, 75–81. doi: 10.1016/j.schres.2017.04.024

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Хаггард П., Мартин Ф., Тейлор-Кларк, М., Жаннерод, М., и Франк, Н. (2003). Осознание действия при шизофрении. Нейроотчет 14, 1081–1085. doi: 10.1097/01.wnr.0000073684.00308.c0

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Хербенер, Э. С., и Харроу, М. (2019). Течение, симптомы и функциональные корреляты симптомов пассивности при шизофрении: 18-летнее многопрофильное лонгитюдное исследование. Психолог. Мед. 16, 1–8. дои: 10.1017/s003329171

    28

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Джордан, М.И. (1996). «Вычислительные аспекты моторного контроля и моторного обучения», в Handbook of Perception and Action: Motor Skills , eds EH Heuer and ES Keele (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press). дои: 10.4324/9781315185613-1

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Jungilligens, J., Wellmer, J., Schlegel, U., Kessler, H., Axmacher, N., and Popkirov, S. (2019). Нарушение эмоционального и поведенческого сознания и контроля у пациентов с диссоциативными припадками. Психолог.Мед. 18, 1–9. дои: 10.1017/s00332917161

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Карп Б.И., Партер С., Торо С. и Халлетт М. (1996). Простым моторным тикам может предшествовать премоторный потенциал. Дж. Нейрол Нейрохирург. Психиатрия 61, 103–106. doi: 10.1136/jnnp.61.1.103

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Либет, Б., Глисон, К.А., Райт, Э.В., и Перл, Д.К. (1983). Время сознательного намерения действовать по отношению к началу мозговой активности (потенциал готовности): бессознательное начало свободно произвольного действия. Мозг 106, 623–642. doi: 10.1093/мозг/106.3.623

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Маруфф, П., Уилсон, П., и Карри, Дж. (2003). Аномалии воображения движений, связанные с явлениями соматической пассивности при шизофрении. Шизофр. Рез. 60, 229–238. doi: 10.1016/s0920-9964(02)00214-1

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Мотульский, Х. Дж., и Браун, Р. Э. (2006). Обнаружение выбросов при подгонке данных с помощью нелинейной регрессии — новый метод, основанный на надежной нелинейной регрессии и частоте ложных открытий. Биоинформатика BMC 7:123. дои: 10.1186/1471-2105-7-123

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Northoff, G., Pfennig, A., Krug, M., Danos, P., Leschinger, A., Schwarz, A., et al. (2000). Отсроченное начало поздних корковых потенциалов, связанных с движением, и аномальный ответ на лоразепам при кататонии. Шизофр. Рез. 44, 193–211. doi: 10.1016/s0920-9964(99)00189-9

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Полетти, М., Торторелла, А., и Рабалло, А. (2019). Нарушенная последующая разрядка при психозе и состояниях риска: интеграция нейроразвития, феноменологической и клинической точек зрения. биол. Психиатрия Когн. Неврологи. Нейровизуализация 4, 832–841. doi: 10.1016/j.bpsc.2019.05.008

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Основная группа

    R (2018 г.). R: Язык и среда для статистических вычислений. Вена: Фонд статистических вычислений R.

    Академия Google

    Schnell, K., Heekeren, K., Daumann, J., Schnell, T., Schnitker, R., Moller-Hartmann, W., et al. (2008). Взаимосвязь симптомов пассивности и дисфункционального мониторинга зрительно-моторных действий при психозах. Мозг 131, 2783–2797. doi: 10.1093/brain/awn184

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Сиригу А., Дапрати Э., Прадат-Диль П., Франк Н. и Жаннерод М. (1999). Восприятие самостоятельного движения после поражения левой теменной области. Мозг 122, 1867–1874 гг. doi: 10.1093/мозг/122.10.1867

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Томбо, Теннесси (2004). Тест на прокладывание маршрута A и B: нормативные данные, стратифицированные по возрасту и образованию. Арх. клин. Нейропсихология. 19, 203–214. doi: 10.1016/s0887-6177(03)00039-8

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Векслер, Д. (1981). Шкала интеллекта взрослых Векслера, пересмотренная. Сан-Антонио, Техас: Психологическая корпорация.

    Академия Google

    Векслер, Д. (1987). Шкала памяти Векслера – пересмотренное руководство. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Психологическая корпорация.

    Академия Google

    Вегнер, Д. М. (2003). Лучший трюк разума: как мы испытываем сознательную волю. Тенденции Cogn. науч. 7, 65–69. doi: 10.1016/s1364-6613(03)00002-0

    Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

    Яо Б., Неггерс С.Ф.В., Рольфс М., Рослер Л., Томпсон И.А., Хопман Х.Дж. и др. (2019). Структурная таламофронтальная гипоконнективность связана с дисфункцией окуломоторной вторичной разрядки при шизофрении. J. Neurosci. 39, 2102–2113. doi: 10.1523/jneurosci.1473-18.2019

    Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

    Окрашенный мозг | Воля: уникальное понимание трудотерапии человеческой мотивации к действию


    Трудотерапия  как медицинская профессия связана со способностью людей оптимально выполнять действия, которые они хотят делать, должны делать или от которых ожидают выполнения другими.Модель человеческой деятельности, теоретическая система отсчета, которой руководствуются в практике многие эрготерапевты, описывает людей как обладающих «сложной нервной системой, которая вызывает у них сильную и всепроникающую потребность действовать… тело, способное действовать» и «осознание». их потенциала для выполнения дел» (Kielhofner, 2008, стр. 12). Сочетание этих человеческих качеств приводит к врожденному стремлению к действию, мотивации к профессиональной деятельности, известной как воля. Воля  состоит из трех компонентов:  личная причинность , вера в свою способность действовать эффективно; ценности , личные убеждения, придающие смысл деятельности; и интересы , индивидуальные предпочтения, основанные на удовольствии от переживаний (de las Heras, Llerena, & Kielhofner, 2003), и, таким образом, зависят от того, как человек воспринимает себя и какие ситуации его привлекают.

    Воля, однако, не существует как фиксированное качество, а скорее «представляет собой непрерывный процесс, в котором человек переживает занятие, интерпретирует  опыт в процессе размышления, предвосхищает  дальнейший опыт, основанный на этом размышлении и обучении, и, наконец, 90 380 выбирает 90 381 виды деятельности и занятия на основе ожидаемого опыта» (де лас Эрас и др., 2003, стр. 8). Человек с высокими волевыми способностями считает себя эффективным в своих действиях благодаря тому, что пережил успех; имеет способность размышлять над своими действиями и находить смысл; отражает надежду на то, что будущие действия также будут успешными; и существует в среде, которая предоставляет возможности для выбора будущих действий

    Шизофрения — это психическое заболевание,  характеризующееся положительными симптомами или изменениями в мыслях, убеждениях и сенсорных восприятиях; и негативные симптомы, которые относятся к уменьшению эмоционального выражения и снижению мотивации к самостоятельным целенаправленным действиям (APA, 2013).Эмиль Крепелин, немецкий психиатр на рубеже 20 904 00–90 401 веков, описал негативные симптомы как синдром аволии, «ослабление той эмоциональной деятельности, которая постоянно формирует главные пружины воли», и приводящее к «потере мастерства». над волей, стремлением и способностью к независимым действиям» (Бьюкенен, 2007, стр. 1013).

    Негативные симптомы, в большей степени, чем позитивные, представляют больший риск плохих функциональных результатов и долгосрочной заболеваемости у лиц с диагнозом шизофрения (Buchanan, 2007; Foussias, Mann, Zakzanis, van Reekum, & Remington, 2009).Исследование взаимосвязи между профессиональной вовлеченностью, симптомами шизофрении и личными факторами показало, что «те, у кого был низкий уровень вовлеченности, проявляли слабое чувство согласованности; внешний локус контроля; низкие рейтинги мастерства; и более негативные, позитивные и общие психиатрические симптомы» (Bejerholm & Eklund, 2007, стр. 26). Основная причина этого может быть связана с трудностями в восприятии реальности, которые влияют на самоощущение человека, и проблемами в когнитивном функционировании, которые влияют на способность интерпретировать и осмысливать переживания, что нарушает стадию рефлексии, которая является неотъемлемой частью волевой деятельности. процесса (Bejerholm & Eklund, 2007).

    Патриция Диган (1988), уважаемый психолог и человек с диагнозом шизофрения, описывает свой опыт в первые дни выздоровления:

    В течение нескольких месяцев я сидел в кресле в гостиной моей семьи, курил сигареты и ждал  до 20:00. чтобы я мог вернуться в постель. В то время даже самые простые задачи были непосильны. Я помню, как меня попросили пройти на кухню, чтобы помочь замесить тесто для хлеба. Я встал, пошел на кухню и смотрел на тесто то, что казалось вечностью.Потом я вернулся к своему стулу и заплакал. Задача показалась мне непосильной. Позже я узнал причину этого: когда человек живет без надежды (когда он сдался), парализована и готовность «делать» (с.13).

    Переживание шизофрении у Диган началось в юном взрослом возрасте и нарушило историю ее жизни таким образом, что она восприняла это как «катастрофическое разрушение [ее] мира, надежд и мечтаний» (Диган, 1988, стр. 12). Диган (1988) описывает, как недавно подала заявление в колледж и планировала стать учителем, когда ее диагноз был представлен как «неизлечимая болезнь», из-за которой она «будет« больной »или« инвалидом »до конца [ее жизни]. ]» (п.12). Этот диагноз психического заболевания изменил представление Диган о личной причинно-следственной связи , поскольку ее вера в то, что она может быть эффективной, была разрушена, когда ей сказали, что у нее хроническое инвалидизирующее заболевание. Когда человек теряет веру в свою способность быть эффективным и испытывает сбои в опыте действия, цикличность волевого процесса прерывается, и возникающая в результате инерция «парализует волю к действию и свершению, потому что нет никакой надежды» (см. Диган, 1988, с.13).

    Затем трудотерапевт должен возродить чувство надежды, чтобы человек мог перейти от инерции к вовлеченности в повседневную жизнь. Примечательно, что «было показано, что участие в повседневной жизни уменьшает негативные симптомы у больных шизофренией» (Bejerholm & Eklund, 2007, стр. 22), в то время как никакие другие традиционные методы лечения не были эффективны для устранения этих симптомов. Эрготерапевты, как специалисты в области здравоохранения, обладающие знаниями о сложностях участия в повседневной жизни и основной мотивации к действию, являются неотъемлемым компонентом служб охраны психического здоровья .Эрготерапевты могут поддерживать способность людей с психическим заболеванием выполнять действия, которые они хотят, нуждаются и от которых ожидают, чтобы они могли полностью реализовать свой потенциал как члены общества, вносящие положительный вклад.

    Шарон Винкуилла, OTR/L

    Докторантура по трудотерапии

    PaintedBrain.org

    Первоначально опубликовано:

    Воля: уникальное понимание трудотерапии человеческой мотивации к действию

    Каталожные номера :

    1. Американская психиатрическая ассоциация (АПА) (2013 г.). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5 издание . Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация. Получено с https://dsm-psychiatryonline-org.libproxy1.usc.edu/doi/full/10.1176/appi.books.97808

      596.dsm02

    2. .
    3. Бейерхольм, У. и Эклунд. М. (2007). Профессиональная вовлеченность людей с шизофренией: отношения к самостоятельным переменным, психопатологии и качеству жизни. Американский журнал профессиональной терапии,  61, 21–32.
    4. Бьюкенен, Р. В. (2007). Стойкие негативные симптомы при шизофрении: обзор. Бюллетень шизофрении . 33(4): 1013-1022. doi:10.1093/schbul/sbl057
    5. Диган, П. (1988). Выздоровление: жизненный опыт реабилитации. Журнал психосоциальной реабилитации , 11(4): 11-19.
    6. де лас Эрас, К.Г., Ллерена, В., и Кильхофнер, Г. (2003). Руководство пользователя по процессу ремотивации: прогрессивное вмешательство для лиц с серьезными волевыми проблемами .Чикаго, Иллинойс: Модель центра обмена информацией о занятиях человека.
    7. Фуссиас, Г., Манн, С., Закзанис, К.К., ван Рикум, Р., и Ремингтон, Г. (2009). Мотивационный дефицит как центральное звено функционирования при шизофрении: экспериментальное исследование. Исследование шизофрении , 115 (2009): 333-337. doi:10.1016/j.schres.2009.09.020
    8. Килхофнер, Г. (2008). Модель занятости человека: теория и применение, 4 -е издание . Балтимор, Мэриленд: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс.
    • Категории:

    • Психическое здоровье,
    • Трудотерапия

    Эмоциональный парез лицевого нерва мостового происхождения

    H.C. Хопф, доктор медицины, К. Фитцек, доктор медицины, Дж. Маркс, доктор медицины, П.П. Urban, MD, F. Thömke, MD, Mainz, Germany

    Больной 63 лет заметил внезапную атаксическую осанку и дизартрию походки. Преходящими симптомами были головокружение, тошнота и горизонтальная диплопия. При обследовании: центральный синдром Горнера, нарушение потоотделения лица, гемиатаксии, умеренный позиционный тремор справа и парез лица только с эмоциональной иннервацией (рисунок, А и Б) и нарушение болевой и тепловой чувствительности на всем полушарии слева.Речь дизартрична, слух не нарушен. Амплитуда жевательного рефлекса справа снижена <60%. МРТ показала инфаркт в пределах верхней мозжечковой артерии (ВМА), включая дорсолатеральную покрышку моста справа (рисунок, В).

    Рис. (A) «Показывая зубы» демонстрирует симметричную иннервацию по желанию. (B) Улыбка показывает левый эмоциональный парез лица. Синдром Райт-Горнера проявляется небольшой глазной щелью. (C) Т1-взвешенная МРТ с контрастным усилением.Срез на уровне верхнего моста, документирующий поражение мозжечка и правой дорсальной покрышки моста. Для C и D право находится с правой стороны. (D) Рисунок верхнего уровня моста. Заштрихованная область соответствует пораженной области, как показано на C.

    «Классическими» признаками инфаркта ВОС являются ипсилатеральная атаксия конечностей и походки, статический или преднамеренный тремор, синдром Горнера и контралатеральная потеря болевой и температурной чувствительности. Наш пациент представляет собой третье хорошо задокументированное описание контралатерального эмоционального пареза лица (EFP) с инфарктом SCA.У двух пациентов была дополнительная глухота (см. ссылку 1), синдром Горнера и нарушение потоотделения (наш пациент). 1 EFP возникает в результате патологии дорсолатеральной области моста, ограниченной симпатическим (Горнера) и спиноталамическим путями (сенсорные признаки), латеральной петлей (глухота) и тройничным мезэнцефальным трактом/ядром (массетерный рефлекс) (рисунок, D). Эта область совершенно отлична от корково-бульбарного тракта, опосредующего произвольную лицевую иннервацию. 2

    1.Хопф Х.К., Мюллер-Форелл В., Хопф Н.Дж. Локализация эмоционально-волевых парезов лица. Неврология 1992;42:1918–1923.

    2. Urban PP, Wicht S, Marx J, et al. Изолированный произвольный парез лица вследствие ишемии моста. Неврология 1998; 50:1859–1862.

    Эмпатический мозг и его дисфункция в психиатрических популяциях: значение вмешательства при различных клинических состояниях | Биопсихосоциальная медицина

  • Томпсон Э.: Эмпатия и сознание. Журнал исследований сознания.2001, 8 (5–7): 1–32.

    Google ученый

  • Бэтсон К.Д., Кляйн Т.Р., Хайбергер Л., Шоу Л.Л. Безнравственность из-за альтруизма, вызванного сопереживанием: когда сострадание и справедливость конфликтуют. Журнал личности и социальной психологии. 1995, 68: 1042-1054.

    Google ученый

  • Фешбах Н.Д.: Эмпатия: последствия лет становления для клинической практики. Переосмысление эмпатии. Под редакцией: Bohart ACG, Л.С. 1997, Вашингтон, округ Колумбия: американская психология, 33–59.

    Google ученый

  • Batson CD: Насколько социальное животное? Способность человека к заботе. Американский психолог. 1990, 45: 336-346.

    Google ученый

  • Porges SW: Поливагальная теория: филогенетические субстраты социальной нервной системы. Int J Психофизиол. 2001, 42 (2): 123-146.

    КАС пабмед Google ученый

  • Парр Л.А., Уоллер Б.: Эволюция человеческих эмоций.Эволюция нервной системы. Под редакцией: Каас Дж. 2007, Нью-Йорк: Elsevier, 5: 447-472.

    Google ученый

  • Качиоппо Дж.Т., Гарднер В.Л.: Эмоции. Ежегодный обзор психологии. 1999, 50: 191-214.

    КАС пабмед Google ученый

  • Дэвидсон Р.Дж.: Передняя церебральная асимметрия и природа эмоций. Познание мозга 1992, 20 (1): 125-151.

    КАС пабмед Google ученый

  • Крейг А.Д.: Эмоциональная асимметрия переднего мозга: нейроанатомическая основа?.Тенденции Cogn Sci. 2005, 9 (12): 566-571.

    ПабМед Google ученый

  • Парр Л.А., Хопкинс В.Д.: Асимметрия температуры мозга и эмоциональное восприятие у шимпанзе, Pan troglodytes. Физиол Поведение. 2000, 71 (3–4): 363–371.

    КАС пабмед Google ученый

  • de Waal FBM: Good Natured: Происхождение добра и зла у людей и других животных. 1996, Гарвард: Издательство Гарвардского университета

    Google ученый

  • de Waal FBM, van Roosmalen A: Примирение и утешение среди шимпанзе.Поведенческая экология и социобиология. 1979, 5: 55-66.

    Google ученый

  • де Ваал ФБМ, Томпсон Э.: Приматы, монахи и разум: случай эмпатии. Журнал исследований сознания. 2005, 12: 38-54.

    Google ученый

  • Парр Л.А.: Когнитивные и физиологические маркеры эмоционального сознания у шимпанзе (Pan troglodytes). Познание животных. 2001, 4: 223-229.

    КАС пабмед Google ученый

  • Хэтфилд Э: Эмоциональное заражение и сочувствие. Социальная неврология эмпатии. Под редакцией: Decety JIW. 2008, Кембридж: пресса Массачусетского технологического института.

    Google ученый

  • Бэтсон К.Д., Бэтсон Дж.Г., Слингсби Дж.К., Харрелл К.Л., Пикна Х.М., Тодд Р.М.: Эмпатическая радость и гипотеза эмпатии-альтруизма. J Pers Soc Psychol. 1991, 61 (3): 413-426.

    КАС пабмед Google ученый

  • Десити Дж., Ходжес С.Д.: Социальная нейронаука эмпатии. Преодоление социальной психологии. Под редакцией: ван Ланге ПАМ. 2006, Махва: Эрлбаум, 103-109.

    Google ученый

  • Уилсон EO: О человеческой природе. 1988, Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета

    Google ученый

  • Компакт-диск Batson: Мосты безумия.Преодоление социальной психологии. Под редакцией: ван Ланге ПАМ. 2006, Махва: Эрлбаум, 59–64.

    Google ученый

  • Harris PL: Понимание эмоций. Справочник эмоций. Под редакцией: Льюис MH-J, JM 2000, Нью-Йорк: The Guilford Press, 281-292.

    Google ученый

  • Повинелли DJ: Народная физика для обезьян. 2001, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета

    . Google ученый

  • Allman JM, Watson KK, Tetreault NA, Hakeem AY: Интуиция и аутизм: возможная роль нейронов фон Экономо.Тенденции Cogn Sci. 2005, 9 (8): 367-373.

    ПабМед Google ученый

  • Крейг А.Д.: Интероцепция и эмоции: нейроанатомическая перспектива. Справочник эмоций. Под редакцией: Льюис MH-JaB JM. 2007, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс, 3.

    Google ученый

  • Крейг Э.Д.: Как вы себя чувствуете? Интероцепция: ощущение физиологического состояния тела. Нат Рев Нейроски.2002, 3 (8): 655-666.

    КАС пабмед Google ученый

  • Rolls ET: Мозг и эмоции. 1999, Оксфорд: Издательство Оксфордского университета

    Google ученый

  • Барретт Л., Хензи П., Данбар Р. Познание приматов: от «что теперь?» на «что, если?». Тенденции Cogn Sci. 2003, 7 (11): 494-497.

    ПабМед Google ученый

  • Айзенберг Н.: Эмоции, регулирование и нравственное развитие.Анну Рев Психол. 2000, 51: 665-697.

    КАС пабмед Google ученый

  • Престон С.Д., де Ваал Ф.Б.: Эмпатия: ее конечная и непосредственная основы. Behav Brain Sci. 2002, 25 (1): 1-20. обсуждение 20–71

    PubMed Google ученый

  • Икес В.: Эмпатическая точность. 1997, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс

    Google ученый

  • Flavell JH: Когнитивное развитие: знания детей об уме.Анну Рев Психол. 1999, 50: 21-45.

    КАС пабмед Google ученый

  • Щулкин Дж. Телесная чувствительность. 2004, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета

    . Google ученый

  • Чартранд Т.Л., Барг Дж.А.: Эффект хамелеона: связь между восприятием и поведением и социальное взаимодействие. J Pers Soc Psychol. 1999, 76 (6): 893-910.

    КАС пабмед Google ученый

  • Хэтфилд Э., Качиоппо Дж., Рэпсон Р.: Эмоциональное заражение.1994, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета

    Google ученый

  • ван Баарен Р.Б., Холланд Р.В., Каваками К., ван Книппенберг А. Мимикрия и просоциальное поведение. Психологические науки. 2004, 15 (1): 71-74.

    ПабМед Google ученый

  • Макинтош Д.Н., Райхманн-Декер А., Винкельман П., Уилбаргер Дж.Л. Когда разбивается социальное зеркало: дефицит автоматической, но не произвольной мимики эмоциональных выражений лица при аутизме.Dev Sci. 2006, 9 (3): 295-302.

    ПабМед Google ученый

  • Prinz W: Восприятие и планирование действий. Европейский журнал когнитивной психологии. 1997, 9 (2): 129-154.

    Google ученый

  • Уилсон М., Кноблих Г.: Случай участия моторики в восприятии сородичей. Психологический бык. 2005, 131 (3): 460-473.

    ПабМед Google ученый

  • Десити Дж., Соммервиль Дж.А.: Общие представления между собой и другими: точка зрения социальной когнитивной нейробиологии.Тенденции Cogn Sci. 2003, 7 (12): 527-533.

    ПабМед Google ученый

  • Жаннерод М. Действовать или не действовать: Перспектива представления действий. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии. 1999, 52А: 1-29.

    Google ученый

  • Риццолатти Г., Крейгеро Л.: Система зеркальных нейронов. Annu Rev Neurosci. 2004, 27: 169-192.

    КАС пабмед Google ученый

  • Блейкмор С.Дж., Десити Дж.: От восприятия действия к пониманию намерения.Нат Рев Нейроски. 2001, 2 (8): 561-567.

    КАС пабмед Google ученый

  • Decety J, Chaminade T: Когда я представляет другого: новый взгляд когнитивной нейробиологии на психологическую идентификацию. Сознательное Познание. 2003, 12 (4): 577-596.

    ПабМед Google ученый

  • Десити Дж., Грезес Дж.: Сила симуляции: воображение собственного поведения и поведения других.Мозг Res. 2006, 1079 (1): 4-14.

    КАС пабмед Google ученый

  • Димберг У., Тунберг М., Эльмехед К.: Бессознательные реакции лица на эмоциональные выражения лица. Психологические науки. 2000, 11 (1): 86-89.

    КАС пабмед Google ученый

  • Wallbott HG: Распознавание эмоций по выражению лица посредством имитации? Некоторые косвенные доказательства старой теории.Br J Soc Psychol. 1991, 30 (часть 3): 207-219.

    ПабМед Google ученый

  • Левенсон Р.В., Экман П., Фризен В.В.: Произвольные движения лица вызывают эмоциональную активность вегетативной нервной системы. Психофизиология. 1990, 27 (4): 363-384.

    КАС пабмед Google ученый

  • Карр Л., Якобони М., Дюбо М.С., Мацциотта Дж.С., Лензи Г.Л.: Нейронные механизмы эмпатии у людей: передача от нейронных систем для имитации к лимбическим областям.Proc Natl Acad Sci USA. 2003, 100 (9): 5497-5502.

    Центральный пабмед КАС пабмед Google ученый

  • Адольфс Р., Дамасио Х., Транел Д., Купер Г., Дамасио А.Р.: роль соматосенсорной коры в визуальном распознавании эмоций, выявленная с помощью трехмерного картирования поражений. Дж. Нейроски. 2000, 20 (7): 2683-2690.

    КАС пабмед Google ученый

  • Адольфс Р., Дамасио Х., Транел Д.: Нейронные системы для распознавания эмоциональной просодии: трехмерное исследование повреждений.Эмоция. 2002, 2 (1): 23-51.

    ПабМед Google ученый

  • Адольф Р., Транел Д., Дамасио Х., Дамасио А.Р.: Страх и миндалевидное тело человека. Дж. Нейроски. 1995, 15 (9): 5879-5891.

    КАС пабмед Google ученый

  • Шпренгельмейер Р., Янг А.В., Шредер У., Гроссенбахер П.Г., Федерляйн Дж., Бюттнер Т., Прзунтек Х.: Не зная страха. Proc Biol Sci. 1999, 266 (1437): 2451-2456.

    Центральный пабмед КАС пабмед Google ученый

  • Колдер А.Дж., Кин Дж., Манес Ф., Антоун Н., Янг А.В.: нарушение узнавания и чувство отвращения после черепно-мозговой травмы. Нат Нейроски. 2000, 3 (11): 1077-1078.

    КАС пабмед Google ученый

  • Wicker B, Keysers C, Plailly J, Royet JP, Gallese V, Rizzolatti G: Мы оба испытываем отвращение к Моей островковой доле: общая нервная основа видения и чувства отвращения.Нейрон. 2003, 40 (3): 655-664.

    КАС пабмед Google ученый

  • Hutchison WD, Davis KD, Lozano AM, Tasker RR, Dostrovsky JO: Связанные с болью нейроны в поясной коре головного мозга человека. Нат Нейроски. 1999, 2 (5): 403-405.

    КАС пабмед Google ученый

  • Сингер Т., Сеймур Б., О’Доэрти Дж., Каубе Х., Долан Р.Дж., Фрит К.Д.: Эмпатия к боли включает аффективные, но не сенсорные компоненты боли.Наука. 2004, 303 (5661): 1157-1162.

    КАС пабмед Google ученый

  • Моррисон И., Ллойд Д., ди Пеллегрино Г., Робертс Н.: Викариозные реакции на боль в передней части поясной извилины: является ли эмпатия мультисенсорной проблемой? Cogn Affect Behav Neurosci. 2004, 4 (2): 270-278.

    ПабМед Google ученый

  • Джексон П.Л., Мельцофф А.Н., Десити Дж.: Как мы воспринимаем боль других? Окно в нейронные процессы, связанные с эмпатией.Нейроизображение. 2005, 24 (3): 771-779.

    ПабМед Google ученый

  • Джексон П.Л., Брюне Э., Мельцофф А.Н., Десити Дж.: Эмпатия изучалась с помощью нейронных механизмов, участвующих в представлении того, что я чувствую, и того, как вы чувствуете боль. Нейропсихология. 2006, 44 (5): 752-761.

    ПабМед Google ученый

  • Джексон П.Л., Рейнвилл П., Десити Дж.: В какой степени мы разделяем боль других? Понимание нейронных основ сопереживания боли.Боль. 2006, 125 (1–2): 5–9.

    ПабМед Google ученый

  • Островски К., Магнин М., Ривлин П., Иснард Дж., Гено М., Могьер Ф. Представление боли и соматических ощущений в островковой доле человека: исследование ответов на прямую электрическую стимуляцию коры. Кора головного мозга. 2002, 12 (4): 376-385.

    ПабМед Google ученый

  • Авенанти А., Буэти Д., Галати Г., Аглиоти С.М.: Транскраниальная магнитная стимуляция подчеркивает сенсомоторную сторону эмпатии к боли.Нат Нейроски. 2005, 8 (7): 955-960.

    КАС пабмед Google ученый

  • Cheng Y, Yang CY, Lin CP, Lee PR, Hsieh JC, Decety J: Восприятие боли другими модулирует соматосенсорные колебания. Организация картирования человеческого мозга. 2007, Чикаго, Иллинойс: Neuroimage, S94-

    Google ученый

  • Моригучи Ю., Десети Дж., Ониши Т., Маэда М., Мори Т., Немото К., Мацуда Х., Комаки Г.: Сочувствие и оценка чужой боли: фМРТ-исследование алекситимии.Кора головного мозга. 2007, 17 (9): 2223-2234.

    ПабМед Google ученый

  • Кулкарни Б., Бентли Д.Э., Эллиотт Р., Юэлл П., Уотсон А., Дербишир С.В., Фраковяк Р.С., Фристон К.Дж., Джонс А.К.: Внимание к локализации боли и неприятностям различает функции медиальной и латеральной болевых систем. Евр Джей Нейроски. 2005, 21 (11): 3133-3142.

    КАС пабмед Google ученый

  • Гэллап Г.Г.: Самосознание и эволюция социального интеллекта.Поведенческие процессы. 1998, 42: 239-247.

    ПабМед Google ученый

  • Хамфри Н.: Использование сознания. Спекуляции: Клуб реалити. Под редакцией: Брокман Дж. 1990, Нью-Йорк: Прентис Холл, 67–84.

    Google ученый

  • Forgas JP, Williams KD: The Social Self. 2002, Нью-Йорк: Psychology Press

    Google ученый

  • Рассел Дж. Свобода воли и ее роль в психическом развитии.1996, Хоув: Psychology Press

    Google ученый

  • Карлсон С.М., Мозес Л.Дж.: Индивидуальные различия в тормозящем контроле и детская теория психики. Детский Дев. 2001, 72 (4): 1032-1053.

    КАС пабмед Google ученый

  • Тамм Л., Менон В., Рейсс А.Л.: Созревание функции мозга связано с подавлением реакции. J Am Acad Детская подростковая психиатрия.2002, 41 (10): 1231-1238.

    ПабМед Google ученый

  • Allman JM, Hakeem A, Erwin JM, Nimchinsky E, Hof P: Передняя поясная кора. Эволюция интерфейса между эмоциями и познанием. Энн Н.Ю. Академия наук. 2001, 935: 107-117.

    КАС пабмед Google ученый

  • Галлахер Х.Л., Фрит К.Д.: Функциональная визуализация «теории разума». Тенденции Cogn Sci.2003, 7 (2): 77-83.

    ПабМед Google ученый

  • Кинан Дж. П., Нельсон А., О’Коннор М., Паскуаль-Леоне А. Самопознание и правое полушарие. Природа. 2001, 409 (6818): 305-

    CAS пабмед Google ученый

  • Фейнбург TE: Измененные эго: как мозг создает себя. 2001, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета

    . Google ученый

  • Кинан Дж. П., Гэллап Г. Г., Фальк Д.: Лицо в зеркале: поиск истоков сознания.2003, Нью-Йорк: издательство Harper Collins Publishers

    . Google ученый

  • Эйдельберг Д., Галабурда А.М.: нижняя теменная долька. Дивергентные архитектонические асимметрии в человеческом мозгу. Арх Нейрол. 1984, 41 (8): 843-852.

    КАС пабмед Google ученый

  • Бентон А., Сильван А.Б.: Нарушение схемы тела. Клиническая нейропсихология. Под редакцией: Heilman KMVE. 1993, Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 123-140.

    Google ученый

  • Блейкмор С.Дж., Фрит К.: Самосознание и действие. Курр Опин Нейробиол. 2003, 13 (2): 219-224.

    КАС пабмед Google ученый

  • Джексон П.Л., Десити Дж. Моторное познание: новая парадигма изучения взаимодействий между собой и другими. Курр Опин Нейробиол. 2004, 14 (2): 259-263.

    КАС пабмед Google ученый

  • Руби П., Десити Дж. Эффект субъективной перспективы во время моделирования действия: ПЭТ-исследование действия.Нат Нейроски. 2001, 4 (5): 546-550.

    КАС пабмед Google ученый

  • Руби П., Десити Дж.: Во что вы верите и во что, по вашему мнению, верят они: нейровизуализирующее исследование концептуального восприятия перспективы. Евр Джей Нейроски. 2003, 17 (11): 2475-2480.

    ПабМед Google ученый

  • Руби П., Десити Дж.: Что бы вы чувствовали по сравнению с тем, что, по вашему мнению, чувствовала бы она? Нейровизуализирующее исследование взгляда на социальные эмоции.J Cogn Neurosci. 2004, 16 (6): 988-999.

    ПабМед Google ученый

  • Decety J, Lamm C: Роль правого височно-теменного соединения в социальном взаимодействии: Как низкоуровневые вычислительные процессы способствуют метапознанию. Нейробиолог. 2007, 13 (6): 580-593.

    ПабМед Google ученый

  • Кейсар Б. Иллюзорная прозрачность намерения: лингвистическая перспектива восприятия текста.Когнит Психол. 1994, 26 (2): 165-208.

    КАС пабмед Google ученый

  • Ройзман Э.Б., Кэссиди К.В., барон Дж.: Я знаю, вы знаете: Эпистемический эгоцентризм у детей и взрослых. Обзор общей психологии. 2003, 7: 38-65.

    Google ученый

  • Эпли Н., Кейсар Б., Ван Бовен Л., Гилович Т. Принятие перспективы как эгоцентрическое закрепление и приспособление. J Pers Soc Psychol.2004, 87 (3): 327-339.

    ПабМед Google ученый

  • Джонсон С.К., Бакстер Л.С., Уайлдер Л.С., Пайп Дж.Г., Хейзерман Дж.Э., Пригатано Г.П.: Нейронные корреляты саморефлексии. Мозг. 2002, 125 (часть 8): 1808–1814.

    ПабМед Google ученый

  • Фоссати П., Хевенор С.Дж., Грэм С.Дж., Грейди С., Кейтли М.Л., Крейк Ф., Майберг Х.: В поисках эмоционального «я»: исследование FMRI с использованием положительных и отрицательных эмоциональных слов.Am J Психиатрия. 2003, 160 (11): 1938-1945.

    ПабМед Google ученый

  • Брюне-Гуэ Э., Десити Дж. Социальные дисфункции мозга при шизофрении: обзор исследований нейровизуализации. Психиатрия рез. 2006, 148 (2–3): 75–92.

    ПабМед Google ученый

  • Сегер К.А., Стоун М., Кинан Дж.П. Активация коры во время суждений о себе и о другом человеке.Нейропсихология. 2004, 42 (9): 1168-1177.

    ПабМед Google ученый

  • D’Argembeau A, Ruby P, Collette F, Degueldre C, Balteau E, Luxen A, Maquet P, Salmon E: Отдельные области медиальной префронтальной коры связаны с самореферентной обработкой и восприятием перспективы. J Cogn Neurosci. 2007, 19 (6): 935-944.

    ПабМед Google ученый

  • Эслингер П.Дж.: Неврологические и нейропсихологические основы эмпатии.Евр Нейрол. 1998, 39 (4): 193-199.

    КАС пабмед Google ученый

  • Андерсон С.В., Бечара А., Дамасио Х., Транел Д., Дамасио А.Р.: Нарушение социального и морального поведения, связанное с ранним повреждением префронтальной коры человека. Нат Нейроски. 1999, 2 (11): 1032-1037.

    КАС пабмед Google ученый

  • Стусс Д.Т., Гэллап Г.Г., Александр М.П.: Лобные доли необходимы для «теории разума».Мозг. 2001, 124 (часть 2): 279–286.

    КАС пабмед Google ученый

  • Миллер Э.К., Коэн Д.Д.: Интегративная теория функции префронтальной коры. Annu Rev Neurosci. 2001, 24: 167-202.

    КАС пабмед Google ученый

  • Кристофф К., Габриэли JDE: Фронтополярная кора и человеческое познание: свидетельство рострокаудальной иерархической организации префронтальной коры человека.Психобиология. 2000, 28 (2): 168-186.

    Google ученый

  • Айзенберг Н., Фабес Р.А., Мерфи Б., Карбон М., Маск П., Смит М., О’Бойл С., Сух К.: Связь эмоциональности и регуляции с диспозиционной и ситуативной реакцией, связанной с эмпатией. J Pers Soc Psychol. 1994, 66 (4): 776-797.

    КАС пабмед Google ученый

  • Гросс Дж. Дж.: Новая область регулирования эмоций: комплексный обзор.Обзор общей психологии. 1998, 2 (3): 271-289.

    Google ученый

  • Дерриберри Д., Ротбарт М.К.: Возбуждение, аффект и внимание как компоненты темперамента. J Pers Soc Psychol. 1988, 55 (6): 958-966.

    КАС пабмед Google ученый

  • Айзенберг Н., Ши К.Л., Карло Г., Найт Г. Реагирование и познание, связанные с эмпатией: дилемма «курицы и яйца».Справочник по исследованиям морального поведения и развития. Под редакцией: Kurtines WG, Hillsdale J. 1991, NJ: Lawrence Erlbaum, 63-68.

    Google ученый

  • Джексон Д.С., Мальмштадт Дж.Р., Ларсон К.Л., Дэвидсон Р.Дж.: Подавление и усиление эмоциональных реакций на неприятные картинки. Психофизиология. 2000, 37 (4): 515-522.

    КАС пабмед Google ученый

  • Дэвидсон Р.Дж., Патнэм К.М., Ларсон К.Л.: Дисфункция нейронной схемы регуляции эмоций – возможная прелюдия к насилию.Наука. 2000, 289 (5479): 591-594.

    КАС пабмед Google ученый

  • Левин Б., Фридман М., Доусон Д., Блэк С.Е., Стусс Д.Т.: вклад вентральной фронтальной области в саморегуляцию: конвергенция эпизодической памяти и торможения. Нейрокейс. 1999, 5: 263-275.

    Google ученый

  • Стоун В.Е., Барон-Коэн С., Найт Р.Т.: Вклад лобных долей в теорию разума.J Cogn Neurosci. 1998, 10 (5): 640-656.

    КАС пабмед Google ученый

  • Grattan LM, Bloomer RH, Archambault FX, Eslinger PJ: Когнитивная гибкость и эмпатия после поражения лобной доли. Нейропсихиатрия Нейропсихология и Behav Neurol. 1994, 7: 251-257.

    Google ученый

  • Шамай-Цоори С.Г., Томер Р., Бергер Б.Д., Аарон-Перец Дж.: Характеристика дефицита эмпатии после повреждения префронтального мозга: роль правой вентромедиальной префронтальной коры.J Cogn Neurosci. 2003, 15 (3): 324-337.

    КАС пабмед Google ученый

  • Дамасио AR: Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг. 1994, Нью-Йорк: Оксфордский университет

    Google ученый

  • Шамай-Цоори С.Г., Томер Р., Бергер Б.Д., Голдшер Д., Аарон-Перец Дж.: Нарушение «аффективной теории сознания» связано с правым вентромедиальным префронтальным повреждением.Cogn Behav Neurol. 2005, 18 (1): 55-67.

    КАС пабмед Google ученый

  • Буш Г., Луу П., Познер М.И.: Когнитивные и эмоциональные влияния в передней поясной коре. Тенденции Cogn Sci. 2000, 4 (6): 215-222.

    ПабМед Google ученый

  • Охснер К.Н., Бунге С.А., Гросс Дж.Дж., Габриэли Д.Д.: Переосмысление чувств: исследование FMRI когнитивной регуляции эмоций.J Cogn Neurosci. 2002, 14: 1215-1229.

    ПабМед Google ученый

  • Левеск Дж., Юджин Ф., Джоанетт Ю., Пакетт В., Менсур Б., Бодуан Г., Леру Дж.М., Бургуэн П., Борегар М.: Нервные схемы, лежащие в основе произвольного подавления грусти. Биол психиатрия. 2003, 53 (6): 502-510.

    ПабМед Google ученый

  • Ламм С., Бэтсон К.Д., Десити Дж.: Нервный субстрат человеческого сочувствия: влияние перспективы и когнитивной оценки.J Cogn Neurosci. 2007, 19 (1): 42-58.

    ПабМед Google ученый

  • Десити Дж., Джексон П.Л.: Функциональная архитектура человеческого сочувствия. Behav Cogn Neurosci Rev. 2004, 3 (2): 71-100.

    ПабМед Google ученый

  • Галлезе В., Гольдман А.И.: Зеркальные нейроны и имитационная теория чтения мыслей. Тенденции в когнитивных науках. 1998, 2: 493-501.

    КАС пабмед Google ученый

  • Гольдман А.И.: Этика и когнитивная наука.Этика. 1993, 103: 337-360.

    Google ученый

  • Топор А.Ф.: Цели и методы психофизиологии. Психофизиология. 1964, 62: 8-25.

    Google ученый

  • Ниденталь П.М., Барсалу Л.В., Винкельман П., Краут-Грубер С., Рик Ф.: Воплощение в отношениях, социальном восприятии и эмоциях. Pers Soc Psychol Rev. 2005, 9 (3): 184-211.

    ПабМед Google ученый

  • Льюис М. Социальное познание и личность.Раннее социальное познание. Под редакцией: Роша П. 1999, Нью-Йорк: Erlbaum, 81-98.

    Google ученый

  • Frith U, Frith CD: Развитие и нейрофизиология ментализации. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2003, 358 (1431): 459-473.

    Центральный пабмед пабмед Google ученый

  • Крейг ЭД: Физиологическое возбуждение как функция воображаемого, косвенного и прямого стрессового опыта.J Abnorm Psychol. 1968, 73 (6): 513-520.

    КАС пабмед Google ученый

  • Заяц RD: Без совести: тревожный мир психопатов среди нас. 1993, Нью-Йорк: Саймон и Шустер

    Google ученый

  • Блэр Р.Дж.: Когнитивно-развивающий подход к морали: исследование психопата. Познание. 1995, 57: 1-29.

    КАС пабмед Google ученый

  • Dadds MR, Perry Y, Hawes DJ, Merz S, Riddell AC, Haines DJ, Solak E, Abeygunawardane AI: Внимание к глазам и дефицит распознавания страха при детской психопатии.Бр Дж. Психиатрия. 2006, 189: 280-281.

    ПабМед Google ученый

  • Мили Л.: Социобиология социопатии: интегрированная эволюционная модель. Поведенческие и мозговые науки. 1995, 18 (3): 523-599.

    Google ученый

  • Блэр Р.Дж., Чиполотти Л.: Нарушение обратной социальной реакции. Случай «приобретенной социопатии». Мозг. 2000, 123 (часть 6): 1122-1141.

    ПабМед Google ученый

  • Seguin JR, Pihl RO, Harden PW, Tremblay RE, Boulerice B: Когнитивные и нейропсихологические характеристики физически агрессивных мальчиков.J Abnorm Psychol. 1995, 104 (4): 614-624.

    КАС пабмед Google ученый

  • Морган А.Б., Лилиенфельд С.О.: метааналитический обзор взаимосвязи между антисоциальным поведением и нейропсихологическими показателями исполнительной функции. Clin Psychol Rev. 2000, 20 (1): 113-136.

    КАС пабмед Google ученый

  • Додж К.А., Лохман Дж.Э., Харниш Дж.Д., Бейтс Дж.Е., Петтит Г.С.: Реактивная и проактивная агрессия у школьников и подростков с психическими расстройствами, подвергающихся хроническому насилию.J Abnorm Psychol. 1997, 106 (1): 37-51.

    КАС пабмед Google ученый

  • Raine A, Meloy JR, Bihrle S, Stoddard J, LaCasse L, Buchsbaum MS: сниженная префронтальная и усиленная подкорковая активность мозга, оцененная с помощью позитронно-эмиссионной томографии у хищных и аффективных убийц. Научный закон о поведении. 1998, 16 (3): 319-332.

    КАС пабмед Google ученый

  • Herpertz SC, Dietrich TM, Wenning B, Krings T, Erberich SG, Willmes K, Thron A, Sass H: Доказательства аномального функционирования миндалевидного тела при пограничном расстройстве личности: функциональное МРТ-исследование.Биол психиатрия. 2001, 50 (4): 292-298.

    КАС пабмед Google ученый

  • Донеган Н.Х., Санислоу К.А., Блумберг Х.П., Фулбрайт Р.К., Лакади С., Скудларски П., Гор Дж.К., Олсон И.Р., Макглашан Т.Х., Векслер Б.Е.: Гиперреактивность миндалины при пограничном расстройстве личности: последствия эмоциональной дисрегуляции. Биол психиатрия. 2003, 54 (11): 1284-1293.

    ПабМед Google ученый

  • Minzenberg MJ, Fan J, New AS, Tang CY, Siever LJ: Лобно-лимбическая дисфункция в ответ на лицевые эмоции при пограничном расстройстве личности: связанное с событием исследование фМРТ.Психиатрия рез. 2007, 155 (3): 231-243.

    Центральный пабмед пабмед Google ученый

  • Кернберг О: Пограничная организация личности. J Am Psychoanal Assoc. 1967, 15 (3): 641-685.

    КАС пабмед Google ученый

  • Goyer PF, Andreason PJ, Semple WE, Clayton AH, King AC, Compton-Toth BA, Schulz SC, Cohen RM: Позитронно-эмиссионная томография и расстройства личности.Нейропсихофармакология. 1994, 10 (1): 21-28.

    КАС пабмед Google ученый

  • Wiehe VR: Эмпатия и нарциссизм в выборке виновных в жестоком обращении с детьми и сравнительной выборке приемных родителей. Жестокое обращение с детьми Негл. 2003, 27 (5): 541-555.

    ПабМед Google ученый

  • Барон-Коэн С., Лесли А.М., Фрит У. Есть ли у аутичного ребенка «теория разума»?Познание. 1985, 21 (1): 37-46.

    КАС пабмед Google ученый

  • Хобсон РП: Колыбель мысли. 2002, Лондон: Macmillan

    Google ученый

  • Rogers SJ: Исследование дефицита имитации при аутизме. Подражание в младенчестве. Под редакцией: Надель JBG. 1999, Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 254–283.

    Google ученый

  • Доусон Г. Психобиологический взгляд на раннее социально-эмоциональное развитие детей с аутизмом.Рочестерский симпозиум по психологии развития. Под редакцией: Toth SCD. 1991, Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум, 207–234.

    Google ученый

  • Доусон Г., Мельцофф А.Н., Остерлинг Дж., Ринальди Дж., Браун Э.: Дети с аутизмом не могут ориентироваться в естественных социальных стимулах. J Аутизм Dev Disord. 1998, 28 (6): 479-485.

    КАС пабмед Google ученый

  • Блэр Р.Дж.Р.: Разве Каин не передал мысли Авеля перед тем, как убить его? Взаимосвязь между теорией разума и агрессией.Индивидуальные различия в теории разума. Под редакцией: Repacholi BSV. 2003, Хоув: Psychology Press, 143-169.

    Google ученый

  • Корона Р., Диссанаяке С., Арбель С., Веллингтон П., Сигман М. Отвращает ли аффект к маленьким детям с аутизмом? Поведенческие и сердечные реакции на дистресс экспериментатора. Детский Дев. 1998, 69 (6): 1494-1502.

    КАС пабмед Google ученый

  • Blair RJR: Психофизиологическая реакция на страдания других у детей с аутизмом.Личность и индивидуальные различия. 1999, 26: 477-485.

    Google ученый

  • Блэр Р.Дж.: Краткий отчет: мораль аутичного ребенка. J Аутизм Dev Disord. 1996, 26 (5): 571-579.

    КАС пабмед Google ученый

  • Чарман Т., Светтенхэм Дж., Барон-Коэн С., Кокс А., Бэрд Г., Дрю А. Младенцы с аутизмом: исследование эмпатии, симуляции игры, совместного внимания и подражания.Дев Психология. 1997, 33 (5): 781-789.

    КАС пабмед Google ученый

  • Хобсон Р.П., Ли А.: Подражание и идентификация при аутизме. J Детская психологическая психиатрия. 1999, 40 (4): 649-659.

    КАС пабмед Google ученый

  • Остерлинг Дж., Доусон Г.: Раннее распознавание детей с аутизмом: исследование домашних видеозаписей первого дня рождения. J Аутизм Dev Disord.1994, 24 (3): 247-257.

    КАС пабмед Google ученый

  • Доусон Г., Хилл Д., Спенсер А., Гальперт Л., Уотсон Л. Эмоциональный обмен между маленькими аутичными детьми и их матерями. J Abnorm Child Psychol. 1990, 18 (3): 335-345.

    КАС пабмед Google ученый

  • Fadiga L, Fogassi L, Pavesi G, Rizzolatti G: Усиление моторики во время наблюдения за действием: исследование магнитной стимуляции.J Нейрофизиол. 1995, 73 (6): 2608-2611.

    КАС пабмед Google ученый

  • Theoret H, Halligan E, Kobayashi M, Fregni F, Tager-Flusberg H, Pascual-Leone A: Нарушение двигательной активности во время наблюдения за действиями у людей с расстройством аутистического спектра. Карр Биол. 2005, 15 (3): R84-85.

    КАС пабмед Google ученый

  • Дапретто М., Дэвис М.С., Пфайфер Дж.Х., Скотт А.А., Сигман М., Букхаймер С.Ю., Якобони М.: Понимание эмоций других: дисфункция зеркальных нейронов у детей с расстройствами аутистического спектра.Нат Нейроски. 2006, 9 (1): 28-30.

    Центральный пабмед КАС пабмед Google ученый

  • Sifneos PE: Кратковременная психотерапия и эмоциональный кризис. 1972, Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета

    Google ученый

  • Бертоз С., Хилл Э.Л.: Достоверность использования самоотчетов для оценки способности регулировать эмоции у взрослых с расстройством аутистического спектра.Европейская психиатрия. 2005, 20 (3): 291-298.

    ПабМед Google ученый

  • Frith U: Лекция Эмануэля Миллера: Путаница и споры о синдроме Аспергера. J Детская психологическая психиатрия. 2004, 45 (4): 672-686.

    ПабМед Google ученый

  • Hill E, Berthoz S, Frith U: Краткий отчет: когнитивная обработка собственных эмоций у людей с расстройствами аутистического спектра и у их родственников.J Аутизм Dev Disord. 2004, 34 (2): 229-235.

    ПабМед Google ученый

  • Цедро А., Кокошка А., Попель А., Наркевич-Йодко В.: Алекситимия при шизофрении: предварительное исследование. Psychol Rep. 2001, 89 (1): 95-98.

    КАС пабмед Google ученый

  • Maggini C, Raballo A: Алекситимия и шизофреническая психопатология. Акта Биомед. 2004, 75 (1): 40-49.

    ПабМед Google ученый

  • Maggini C, Raballo A: Эгоцентричность, модель основных симптомов и психопатология при шизофрении. Психопатология. 2004, 37 (2): 69-75.

    ПабМед Google ученый

  • Стангеллини Г., Рикка В.: Алекситимия и шизофрения. Психопатология. 1995, 28 (5): 263-272.

    КАС пабмед Google ученый

  • Тодарелло О., Порчелли П., Грилетти Ф., Белломо А. Связана ли алекситимия с негативными симптомами шизофрении? Предварительное продольное исследование.Психопатология. 2005, 38 (6): 310-314.

    ПабМед Google ученый

  • ван ‘т Вут М., Алеман А., Кесселс Р.П., Ларой Ф., Кан Р.С.: Эмоциональная обработка в неклиническом образце, склонном к психозу. Шизофр Рез. 2004, 68 (2–3): 271–281.

    ПабМед Google ученый

  • Гуттман Х., Лапорт Л.: Алекситимия, эмпатия и психологические симптомы в семейном контексте.Компр Психиатрия. 2002, 43 (6): 448-455.

    ПабМед Google ученый

  • Дэвис М.С., Марш Л.: Любовь к себе, самоконтроль и алекситимия: нарциссические черты двух подростков с булимией. Эм Джей Психотер. 1986, 40 (2): 224-232.

    КАС пабмед Google ученый

  • Haviland MG, Sonne JL, Kowert PA: Алекситимия и психопатия: сравнение и применение калифорнийских прототипов Q-set.J Pers Ass. 2004, 82 (3): 306-316.

    ПабМед Google ученый

  • Moriguchi Y, Ohnishi T, Lane RD, Maeda M, Mori T, Nemoto K, Matsuda H, Komaki G: Нарушение самосознания и теории разума: фМРТ-исследование ментализации при алекситимии. Нейроизображение. 2006, 32 (3): 1472-1482.

    ПабМед Google ученый

  • Бертоз С., Армони Дж. Л., Блэр Р. Дж., Долан Р. Дж.: ФМРТ-исследование преднамеренных и непреднамеренных (смущающих) нарушений социальных норм.Мозг. 2002, 125 (часть 8): 1696-1708.

    КАС пабмед Google ученый

  • Decety J, Batson CD: Подходы социальной нейробиологии к межличностной чувствительности. Социальная неврология. 2007, 2 (3): 1-7.

    Google ученый

  • Десити Дж.: Человеческое сочувствие. Японский журнал нейропсихологии. 2006, 22: 11-33.

    Google ученый

  • Decety J: Социальная когнитивная нейробиологическая модель человеческого сочувствия.Социальная неврология: интеграция биологических и психологических объяснений социального поведения. Под редакцией: Harmon-Jones EWP. 2007, Нью-Йорк: Guilford Publications, 246–270.

    Google ученый

  • Десити Дж., Ламм К.: Человеческое сочувствие через призму социальной нейронауки. Научный мировой журнал. 2006, 6: 1146-1163.

    ПабМед Google ученый

  • причины, симптомы, консультация психолога и коррекция лечения при необходимости ⚙️ 🔶 🍏

    Мало кто из взрослых задумывается о роли эмоций в жизни.Но когда у пары появляются дети и вдруг оказывается, что малыш не может совладать со своими чувствами, то у родителей начинается паника. На самом деле нарушение эмоционально-волевой сферы не такая уж серьезная проблема, если сразу выявить. Такое расстройство можно вылечить как самостоятельно, так и с помощью квалифицированного врача.

    Причины

    Что влияет на формирование воли и эмоций человека? Есть две основные причины, которые могут вызвать нарушение. Один из них — наследственность, а другой — круг общения.Причины нарушения эмоционально-волевой сферы более подробно рассматриваются ниже.



    • Впечатления. Если ребенок не получает достаточно впечатлений и большую часть жизни сидит дома, то его развитие идет очень медленно. Чтобы психика сформировалась нормально, родители должны гулять с ребенком во дворе, показывать ему других детей, изучать деревья, давать возможность поиграть с песком. Впечатления формируют нормальную нервную систему и помогают ребенку научиться переживать, а затем и контролировать свои эмоции.
    • Еще одной причиной нарушения эмоционально-волевой сферы является малоподвижность. Ребенок, родители которого не сильно заморачиваются с развитием чада, может начать опаздывать. Такое торможение нормального физического развития приводит к заторможенности эмоциональных реакций. А некоторым родителям свойственно со временем понять, что их ребенок не ходит, а ведь соседские дети уже бегают. Родители начинают наверстывать упущенное, и ребенок страдает не только физически, но и психологически.
    • Ребенок может сильно страдать из-за недостатка материнской любви. Если женщина не берет ребенка на руки, не гладит малыша, не укачивает и не поет ему колыбельные, малыш быстро потеряет связь с мамой. Такой ребенок вырастет неполноценным, как говорится — нелюбимым.

    Волевой акт

    Нарушение эмоционально-волевой сферы возникает в раннем возрасте. Чтобы понять, где произошел сбой, нужно выяснить, как функционирует воля нормального человека.Последовательность принятия решения для всех людей следующая:



    • Возникновение импульса. У человека есть желание что-то делать.
    • Мотивация. Человек думает о том, что он получит, когда действие будет завершено. Чаще всего человек получает эмоциональное удовлетворение от своего поступка.
    • Орудие деятельности. Не всегда придуманное действие можно сделать без дополнительного инвентаря. Прежде чем начать, вы должны найти все необходимое оборудование.
    • Принятие решений. Человек еще раз задумывается над тем, стоит ли ему воплощать задуманное в жизнь или нет.
    • Примите меры. Человек осуществляет свою идею.

    Такой процесс происходит в голове каждого человека перед тем, как он совершит какое-либо действие. Не думайте, что дети в силу своего неразвитого интеллекта не проделывают в голове такой работы. Даже наши первобытные предки — обезьяны прилагают волевые усилия для того, чтобы совершить тот или иной поступок.

    Как проводится диагностика эмоционально-волевого расстройства? Области приложения человеческой воли разнообразны. Человек должен сдвинуться с места, чтобы что-то взять или поесть. Если ребенок апатичен и ничего не хочет, значит, у него есть какие-то отклонения. То же самое относится и к чрезмерно активным детям, которые совершают действия, не успев обдумать последствия своих решений.



    Основные проблемы

    В зависимости от степени нарушения эмоционально-волевой сферы ребенок становится раздражительным, вялым или генеративным.Родители должны замечать проблемы своего ребенка, как только они появляются. Любая болезнь, прежде чем поселиться в организме, проявляется симптомами. На этом этапе нужно определить степень проблемности ребенка и назначить ему лечение. Какова классификация лиц с нарушением эмоционально-волевой сферы?

    • Агрессивность. Люди ведут себя неадекватно, запугивают других и наслаждаются слезами и унижением более слабого противника. Даже дети, которые ведут себя агрессивно, никогда не станут запугивать кого-то, кто сильнее их.Они логически рассудят, что безобидное существо не сможет дать сдачи, а значит, его можно унизить.
    • Заторможенная реакция. Дети не могут сразу понять, в чем проблема. Например, они могут испытывать чувство голода, но не будут прилагать никаких усилий, чтобы попросить поесть или достать себе еду.
    • Расторможенная реакция. Вторым пунктом в классификации людей с расстройствами эмоционально-волевой сферы являются люди, не умеющие контролировать свои эмоции.Если плачут, то слишком громко, если смеются, то делают это неестественно долго.
    • Чрезмерное беспокойство. Забитые дети слишком активных родителей становятся тихими. Они боятся говорить о своих желаниях и проблемах. Им не удается привлечь к себе внимание из-за слабости характера.


    Группы нарушений

    Классификация расстройств эмоционально-волевой сферы необходима для правильного назначения лечебных мероприятий. Все дети разные, и их проблемы тоже не могут быть одинаковыми.Даже ребята, которые растут в одной семье, могут заболеть различными недугами. Основные группы расстройств эмоционально-волевой сферы:

    • Расстройство настроения. Нарушение эмоционально-волевой сферы у детей часто проявляется в неуправляемых эмоциях. Ребенок не может себя контролировать, и поэтому его чувства всегда вздернуты. Если малыш чему-то рад, то вскоре его состояние достигает эйфории. Если ребенку грустно, то он легко может впасть в депрессию.И часто одно состояние за час переходит в другое, полярное исходному.
    • Пользовательское поведение. Рассматривая нарушение эмоционально-волевой сферы у детей, нельзя не упомянуть об отклонении от нормы поведения. Парни могут быть как слишком спокойными, так и чересчур активными. Первый случай опасен тем, что ребенок малоинициативен, а вторая ситуация грозит тем, что у ребенка возникнут проблемы с вниманием.
    • Проблемы с психомоторикой. Ребенок страдает от странных приливов чувств, которые захлестывают его не по делу.Например, ребенок может жаловаться, что он слишком напуган, хотя на самом деле ребенку ничего не угрожает. Тревожность, впечатлительность и воображение хорошо известны детям с нарушением эмоционально-волевой сферы и поведением, отличным от общепринятой нормы.


    Внешнее проявление

    Нарушения развития эмоционально-волевой сферы ребенка можно определить по поведению малыша.

    • Сильная зависимость от родителей.Странную реакцию вызывает ребенок, который в пять лет не может доверять окружающим. Малыш всегда прячется за маминой юбкой и пытается закрыться от мира. Обычное детское смущение — это одно. И совсем другое — недоверчивость, необщительность и несговорчивость.
    • Отсутствие связи. Ребенок, оставшийся без внимания в семье, будет чувствовать себя одиноким. Малыш не сможет нормально выстроить отношения, так как родители будут внушать ребенку, что он глуп, кривоват и недостоин любви.Сильно будет ощущаться одиночество, которое будет источать такой ребенок.
    • Агрессия. Дети, которым не хватает внимания или которые хотят снять стресс, могут не замыкаться в себе, а наоборот, вести себя слишком вольно. Такие дети не будут сдерживать свои эмоции и будут всеми способами стараться привлечь внимание к своей персоне.

    Методика

    Эмоционально-волевые нарушения сферы личности подлежат коррекции. К каким методам прибегают специалисты, чтобы исправить то, что родители неправильно заложили в своего ребенка?

    • Игровая терапия.С помощью игры малышу объясняют правила адекватного поведения в группе. У ребенка формируются новые нейронные связи, которые помогают трансформировать увиденное в игре и переносить примеры на жизненные ситуации.
    • Арт-терапия. По картинке можно многое узнать о личности ребенка. Творческая работа покажет специалисту, как малыш чувствует себя в саду, в семье и в этом мире. Рисование помогает расслабиться и почувствовать себя уверенно. Так же работают и другие виды искусства: лепка, вышивка, дизайн.
    • Психоанализ. Опытный психотерапевт может помочь ребенку пересмотреть свои взгляды на привычные вещи. Врач расскажет малышу, что хорошо, а что плохо. Специалист будет действовать двумя способами: внушением и убеждением.
    • Тренинги Этот метод воздействия предполагает работу с группой детей, у которых есть общая проблема. Дети будут совместно пересматривать свои привычки и формировать новые на основе старых.


    Психоаналитическая терапия

    Коррекция нарушений эмоционально-волевой сферы происходит различными методами.Одним из них является психоаналитическая терапия. Такая терапия может проводиться как индивидуально, так и в группе. Если малыш занимается в одиночестве, терапевт в игровой форме беседует с ребенком о чувствах. Он просит изобразить гнев, радость, любовь и так далее. Это делается для того, чтобы малыш научился различать свои ощущения и понимать, в какой момент и что именно он должен чувствовать. Индивидуальные консультации также помогают ребенку осознать свою значимость и важность, а что необходимо в большинстве случаев, так это почувствовать себя любимым и желанным гостем в кабинете врача.

    В групповой терапии у специалиста нет времени играть с каждым ребенком. Поэтому процедура восстановления эмоционально-волевой сферы проходит через рисование. Дети выплескивают свои эмоции, а затем рассказывают, почему они испытывают злость, радость и т. д. Рассказывая и слушая других, дети начинают осознавать, когда необходимо чувствовать и правильно выражать свои эмоции.

    Поведенческая терапия

    Такая терапия проводится в игровой форме. Ребенку предлагается смоделированная ситуация, и он должен показать, как он будет себя в ней вести.Игра направлена ​​на то, чтобы развить у малыша те чувства, которые должен испытывать любой нормальный человек в данной ситуации. После воспроизведения игровой ситуации ведущий должен еще раз объяснить, что моделируется и как должен вести себя пациент в такой ситуации для закрепления материала. Обязательно получите обратную связь от ребенка. Ребенок должен объяснить изученный материал. Причем необходимо добиться от ребенка не только того, чтобы рассказать ему, как вести себя в той или иной ситуации, но и объяснить, почему такое поведение будет считаться приемлемым.


    Такую терапию следует проводить один раз в неделю. А за оставшиеся 7 дней ребенок должен закрепить полученный на уроке материал. Поскольку ребенок будет мало заинтересован в собственном развитии, родители должны наблюдать за поведением малыша. И если ребенок делает что-то другое, чем на тренинге, мама или папа должны повторить недавно пройденное занятие с ребенком.

    Когнитивно-поведенческая терапия

    Лица с нарушением эмоционально-волевой сферы, достигшие совершеннолетия, также нуждаются в помощи, как и дети.Но изменить подростка через игру будет сложно. Поэтому следует использовать когнитивно-поведенческую терапию. В чем его суть?

    Человеку дается ситуация и несколько путей ее развития. Подросток должен рассказать, что ждет человека, прошедшего каждый из выдуманных путей. Так человек лучше освоит ситуацию и поймет суть последствий того или иного поведения. Точно так же вы можете привить подросткам ответственность и объяснить цену своим обещанием.Формирование новых привычек поведения произойдет не сразу. Одно дело теоретически проиграть ситуацию, и совсем другое — изменить характер.

    Чем старше человек, тем меньше у него шансов на внутреннюю перестройку. Поэтому специалист, который проводит занятия с подростком, должен позитивно закреплять успехи пациента и акцентировать внимание на любых положительных изменениях. Люди, страдающие расстройством эмоционально-волевой сферы, подвержены самокритике и им очень важно услышать одобрительные слова от взрослых и уважаемых людей.

    Гештальт-терапия

    Такая терапия позволяет ребенку расширить свои чувства, точнее развить их. Задача специалиста – трансформировать неадекватные реакции малыша в приемлемые для общества. Как проходит процесс трансформации? Специалист поднимает проблему, например, чрезмерную агрессию, которую ребенок выражает, избивая своего противника. Врач должен сказать малышу, что его способ решения проблемы малоэффективен, а взамен предложить более цивилизованные способы выражения эмоций.Например, словесная форма выражения своего недовольства. Тогда нужно проиграть ситуацию с ребенком. После того, как малыш сойдет с ума, следует напомнить ему о недавнем разговоре и попросить выразить словами свои чувства.


    Гнев ребенка со временем должен уменьшаться, потому что поначалу задание покажется слишком сложным. Со временем малыш должен привыкнуть к новой стратегии выражения агрессии. А чтобы лучше усвоить материал, ребенку нужно постоянно напоминать об уроке.И желательно, чтобы малыш видел подобные способы эмоционального реагирования у взрослых. Например, когда папа и мама ругаются, они должны не орать друг на друга, а спокойно и размеренно выражать недовольство тем или иным проступком супруга.

    Статут | Законодательное собрание штата Канзас

    59-29a02. Гражданское обязательство сексуально агрессивных хищников; определения. Как используется в этом законе:

    (a) «Насильник сексуального характера» означает любое лицо, которое было осуждено или обвинено в совершении преступления сексуального характера и страдает психическим отклонением или расстройством личности, которое делает это лицо склонным к повторному совершению преступления. акты сексуального насилия и у которых серьезные трудности с контролем опасного поведения такого лица.

    (b) «Психическое отклонение» означает врожденное или приобретенное состояние, влияющее на эмоциональные или волевые способности, которое предрасполагает лицо к совершению сексуальных насильственных преступлений в такой степени, что такое лицо представляет угрозу для здоровья и безопасности других лиц.

    (c)  «Возможность повторения актов сексуального насилия» означает склонность лица к совершению актов сексуального насилия в такой степени, что представляет угрозу для здоровья и безопасности других лиц.

    (d) «По сексуальным мотивам» означает, что одной из целей, ради которых подсудимый совершил преступление, было получение сексуального удовлетворения подсудимым.

    (e) «Преступление сексуального характера» означает:

    (1) Изнасилование согласно определению в KSA 21-3502, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5503 и изменения к нему;

    (2) непристойные вольности в отношении ребенка, как они определены в K.S.A. 21-3503, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5506(а) и поправки к нему;

    (3) при отягчающих непристойных вольностях в отношении ребенка, как это определено в K.S.A. 21-3504, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5506(b) и поправки к нему;

    (4) преступная содомия, как она определена в К.S.A. 21-3505(a)(2) и (a)(3) до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5504(а)(3) и (а)(4) и поправки к ним;

    (5) преступная содомия при отягчающих обстоятельствах, как она определена в K.S.A. 21-3506, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5504(b) и поправки к нему;

    (6)  непристойное домогательство к ребенку, как это определено в K.S.A. 21-3510, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5508(а) и поправки к нему;

    (7)  непристойное домогательство к ребенку при отягчающих обстоятельствах, как это определено в K.S.A. 21-3511 до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5508(b) и поправки к нему;

    (8) сексуальная эксплуатация ребенка, как она определена в K.S.A. 21-3516, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5510 и изменения к нему;

    (9) Побои сексуального характера при отягчающих обстоятельствах, согласно определению в K.S.A. 21-3518, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп. 21-5505(b) и поправки к нему;

    (10) инцест при отягчающих обстоятельствах, согласно определению в K.S.A. 21-3603, до его отмены, или K.S.A. 2019 Доп.21-5604(b) и поправки к нему;

    (11) любое осуждение за тяжкое преступление, действовавшее в любое время до даты вступления в силу настоящего акта, которое сопоставимо с преступлением сексуального характера, как оно определено в параграфах (1)–(11), или в любом федеральном или другом штате. осуждение за тяжкое преступление, которое по законам этого штата будет считаться насильственным сексуальным преступлением, как это определено в этом разделе;

    (12)  покушение, сговор или преступное подстрекательство, как они определены в K.S.A. 21-3301, 21-3302 и 21-3303 до их отмены, или К.ЮАР 2019 Доп. 21-5301, 21-5302 или 21-5303 и поправки к ним о сексуальном насилии, как это определено в этом подразделе; или

    (13) любое деяние, которое либо во время вынесения приговора за правонарушение, либо впоследствии в ходе судебного разбирательства по гражданскому делу в соответствии с этим деянием было вне разумных сомнений определено как сексуально мотивированное.

    (f) «Агентство с юрисдикцией» означает агентство, которое на основании законного приказа или полномочия освобождает лицо, отбывающее наказание или срок заключения, и включает в себя Департамент исправительных учреждений, Канзасский департамент по делам престарелых и инвалидов и совет по рассмотрению заключенных.

    (g) «Лицо» означает физическое лицо, которое является потенциальным или фактическим объектом судебного разбирательства в соответствии с настоящим законом.

    (h) «Лечебный персонал» означает лиц, агентства или фирмы, нанятые секретарем или заключившие с ним контракт для обеспечения лечения, наблюдения или других услуг в учреждении для лиц, совершивших сексуальное насилие.

    (i) «Временное освобождение» означает любой дом для престарелых, освобождение от работы, лечебное учреждение для жертв сексуального насилия или другое помещение, предназначенное для помощи человеку в адаптации и реинтеграции в общество.

    (j) «Секретарь» означает секретаря службы по делам престарелых и инвалидов.

    (k) «Условно-досрочное освобождение» означает одобренное помещение в общество на срок не менее пяти лет под надзором суда первоначального заключения лица и под наблюдением секретаря службы по делам престарелых и инвалидов.

    (l) «Наблюдатель за условно-досрочным освобождением» означает лицо, назначенное судом для наблюдения за соблюдением лицом плана лечения при условно-досрочном освобождении и подотчетное суду.Такой наблюдатель не может быть должностным лицом судебной службы.

    (m)   «Команда по оценке прогресса» означает лиц, назначенных секретарем службы по делам пожилых людей и инвалидов для оценки прогресса человека в программе лечения от хищников, совершивших сексуальное насилие.

    Синдром эмоционально-волевых нарушений у детей. Современный вид исправления

    Эмоциональная сфера   Является важной составляющей в развитии дошкольников и младших школьников, так как очень важно в этой отдаче овладеть навыком управления своими эмоциями, научиться социальному взаимодействию в социуме.Понимание своих эмоций и чувств также является важным моментом в формировании личности подрастающего человека.

    Эмоции  играют значительную роль с самого начала жизни малыша, служат индикатором его взаимоотношений с родителями, помогают учиться и реагировать на окружающий мир. В настоящее время, наряду с общими проблемами со здоровьем у детей, специалисты с тревогой отмечают рост эмоционально-волевых расстройств, которые выливаются в более серьезные проблемы в виде низкой социальной адаптации, склонности к асоциальному поведению, трудностей в обучении.

    Эмоционально-волевые расстройства у детей

    Интеллектуальная недостаточность проявляется в следующих признаках:

      Интеллектуальная регуляция эмоций;

      неадекватность, трудности в развитии высших (интеллектуальных, нравственных, эстетических) чувств;

      низкий уровень развития средств эмоциональной выразительности.

    Наряду с этим при умственной отсталости нередко часты болезненные расстройства чувств: раздражительность, эйфория, дисфония, апатия.

    Формирование эмоционально-волевой сферы является одним из важнейших условий формирования личности ребенка, опыт которой постоянно обогащается.

    Развитию эмоциональной сферы способствуют семья, школа и жизнь, которая окружает и постоянно воздействует на ребенка.

    Шизофрения и аутизм у детей

    Шизофрения это сложное заболевание, причины этого психического расстройства личности до сих пор неясны, хотя существуют гипотезы.Детская шизофрения имеет свои особенности.

    Отличительными чертами психики больных детей являются искажение восприятия и мыслительных операций, своеобразие игровой деятельности и общения. При некоторых формах заболевания возможно слабоумие

    Шизофрения может проявиться в очень раннем возрасте (врожденные особенности), а может проявиться и позже: в дошкольном или школьном возрасте. Отдельно рассматривается шизофрения подросткового возраста.

    Аутизм этот полный или частичный отказ от общения с окружающими рассматривается разными авторами либо как самостоятельное психическое заболевание, либо как синдром при шизофрении или другом психическом заболевании.

    Ранний синдром детский аутизм может быть диагностирован у ребенка даже до года, так как для него характерно нарушение всех видов контактов с матерью, это начинает беспокоить родителей.

    Дети с аутизмом могут иметь различный уровень интеллектуального развития (от превышения возрастной нормы до очень низкого). Их общей чертой с шизофренией является своеобразие, нередко неравномерность развития отдельных сторон психики. Дети могут выглядеть неадекватно.

    Мимика, жесты, позы, интонации речи могут быть своеобразными. Их игры и творчество, как правило, специфичны и являются предметом исследования патопсихологов.

    Нарушен процесс общения   с другими людьми. Патология может проявляться в характере интересов, фантазий, страхов. При эмоционально-волевых расстройствах у детей следует обратиться к психологу или психиатру.

    Рождение в семье ребенка с теми или иными отклонениями от нормального развития всегда является стрессом для обоих родителей.Очень хорошо, когда с проблемой помогают справиться родственники, друзья или специалисты по психологической реабилитации.

    Первые признаки нарушения эмоционально-волевой сферы начинают проявляться в период активного общения в коллективе сверстников, поэтому не следует игнорировать любые отклонения в поведении ребенка. Эти расстройства редко отмечают как самостоятельное заболевание, чаще они являются предвестниками или компонентами достаточно серьезных психических расстройств:

    Шизофрения;

    Депрессия;

    Маниакальный синдром;

    Психопатия;

    Аутизм.

    Снижение интеллектуальной активности у детей проявляется в виде недостаточно полной регуляции эмоций, неадекватного поведения, снижения нравственности, низкого уровня эмоциональной окраски речи. Умственная отсталость у таких больных может маскироваться неадекватным поведением в крайнем ее выражении — апатией, раздражительностью, эйфорией и др.

    Классификация расстройств эмоционально-волевой сферы

    Среди нарушений в сфере эмоционально-волевого выражения личности у взрослых выделяют:

    1.Гипобулия – снижение воли. У больных с таким нарушением совершенно отсутствует потребность в общении с окружающими людьми, их раздражает присутствие рядом посторонних, они не умеют и не хотят поддерживать беседу, могут часами находиться в пустой темной комнате.

    2. Гипербулия – это повышенное влечение во всех сферах деятельности человека, чаще это нарушение выражается в повышенном аппетите, потребности в постоянном общении и внимании.

    3.Абулия — резкое снижение волевых влечений. При шизофрении это расстройство входит в единый симптомокомплекс «апатико-абулический».

    4. Навязчивое влечение – это непреодолимая потребность в чем-то, в ком-то. Это чувство соизмеримо с животным инстинктом и заставляет человека совершать поступки, в большинстве случаев наказуемые по закону.

    5. Навязчивое влечение – возникновение навязчивых желаний, которые больной не может контролировать самостоятельно. Неудовлетворенное желание приводит к глубоким страданиям больного, все его мысли наполнены только представлениями о своем воплощении.

    Основными отклонениями в эмоционально-волевой сфере у детей являются:

    1. Эмоциональная гипервозбудимость.

    2. Повышенная чувствительность, страхи.

    3. Двигательная заторможенность или гиперактивность.

    4. Апатия и равнодушие, равнодушие к другим, отсутствие сострадания.

    5. Агрессивность.

    6. Повышенная внушаемость, отсутствие самостоятельности.

    Мягкая коррекция эмоционально-волевых расстройств

    Иппотерапия во всем мире получила массу положительных отзывов как в реабилитации взрослых, так и в реабилитации детей.Общение с лошадью доставляет огромное удовольствие детям и их родителям. Этот реабилитационный метод помогает сплотить семью, укрепить эмоциональную связь между поколениями, укрепить доверие.

    Благодаря взрослым, детям и подросткам нормализуются процессы возбуждения и торможения в коре головного мозга, усиливается мотивация к достижению поставленных целей, повышается самооценка и жизненный тонус.

    С помощью верховой езды каждый всадник может научиться управлять своими эмоциями плавно и без срывов со стороны психики.В процессе дрессировки постепенно снижается выраженность страхов, появляется уверенность в том, что общение с животными необходимо обоим участникам процесса, возрастает собственная значимость у замкнутых личностей.

    Обученная и понимающая лошадь помогает детям и взрослым справляться с поставленными задачами, приобретать новые навыки и знания, становиться более открытыми для общества. Кроме того, иппотерапия развивает высшую нервную деятельность: мышление, память, концентрацию внимания.

    Постоянное напряжение мышц всего тела и максимальная концентрация на занятиях верховой ездой улучшает баланс, координацию движений, уверенность в себе даже у тех учеников, которые не могут принимать какие-либо решения без помощи посторонних.

    Различные виды иппотерапии помогают снизить тревожность и депрессивное настроение, забыть о негативных переживаниях и поднять хорошее настроение. При достижении целей на занятиях они разовьют волю и выносливость и сломают внутренние барьеры своей несостоятельности.

    Некоторым учащимся так нравится общаться с животными, что они с удовольствием начинают заниматься верховой ездой в школе для инвалидов. В процессе тренировок и на соревнованиях прекрасно развивается волевая сфера.Они становятся более напористыми, целеустремленными, улучшается самообладание и выносливость.

    Для нормальной жизнедеятельности и развития в обществе большое значение имеет эмоционально-волевая сфера   личности. Эмоции и чувства играют важную роль в жизни человека.

    Воля лицо несет ответственность за способности, которые проявляются при регулировании его деятельности. От рождения человек ею не обладает, так как, в основном, все его действия основаны на интуиции.По мере накопления жизненного опыта начинают появляться волевые действия, которые становятся все более и более трудными. Важно то, что человек не просто познает мир, но и пытается как-то адаптировать его под себя. Это и есть волевые действия, которые являются очень важными показателями в жизни.

    Волевая сфера личности чаще всего проявляется при встрече различных трудностей и испытаний на жизненном пути. Последним этапом формирования воли являются действия, которые необходимо совершать для преодоления внешних и внутренних препятствий.Если говорить об истории, то волевые решения в разное время формировались благодаря определенной трудовой деятельности.

    Какие заболевания вызывает? нарушение эмоционально-волевой сферы :

    К внешним раздражителям относятся определенные социальные условия, а к внутренним — наследственность. Развитие происходит с раннего возраста до подросткового возраста.

    Характеристика волевой сферы личности

    Волевые действия   можно разделить на две группы:

      Простые действия (не требуют затрат определенных сил и дополнительной организации).

      Сложные действия (предполагают определенную концентрацию, усидчивость и навыки).

    Для того, чтобы понять суть таких действий, необходимо разобраться в структуре. Волевой акт состоит из следующих элементов:


    Нарушения эмоционально-волевой сферы

    Гипербулия , общее увеличение воли и влечения, влияющее на все основные человеческие влечения. Например, повышение аппетита приводит к тому, что больные, находясь в палате, сразу съедают принесенную ими пищу.Гипербулия является характерным проявлением маниакального синдрома.

    Гипобулия характеризуется общим снижением воли и драйва. Больные не испытывают потребности в общении, тяготятся присутствием посторонних людей и необходимостью поддерживать беседу, прося оставить их наедине. Больные погружены в мир собственных страданий и не могут позаботиться о близких.

    Абулия   это расстройство ограничивается резким снижением воли.Абулия — стойкое негативное расстройство; вместе с апатией образует единый апатико-абулический синдром, характерный для конечных состояний при шизофрении.

    Навязчивое (навязчивое) влечение предполагает возникновение желаний, которые больной может контролировать в соответствии с ситуацией. Отказ от удовлетворения влечения вызывает у больного сильные чувства; постоянно держат мысли о неутоленной потребности. Так, человек с навязчивой боязнью загрязнений будет сдерживать побуждение мыть руки ненадолго, но обязательно тщательно их мыть, когда на него не смотрят посторонние люди, потому что все время мучается, постоянно мучительно думает о своем необходимость.Навязчивые влечения входят в структуру обсессивно-фобического синдрома.

    Компульсивное влечение очень сильное чувство, так как по силе оно сравнимо с инстинктами. Патологическая потребность занимает столь доминирующее положение, что человек быстро прекращает внутреннюю борьбу и удовлетворяет свое влечение, даже если оно связано с грубыми антиобщественными поступками и возможностью последующего наказания.

    Эмоции — Это один из важнейших механизмов психической деятельности, производящий чувственно окрашенную субъективную суммарную оценку поступающих сигналов, самочувствия внутреннего состояния человека и текущей внешней ситуации.

    Общая благоприятная оценка настоящего положения и имеющихся перспектив выражается в положительных эмоциях — радости, удовольствии, умиротворении, любви, комфорте. Общее восприятие ситуации как неблагоприятной или опасной проявляется негативными эмоциями — печалью, тоской, страхом, тревогой, ненавистью, гневом, дискомфортом. Таким образом, количественная характеристика эмоций должна осуществляться не по одной, а по двум осям: сильная — слабая, положительная — отрицательная. Например, термин «депрессия» означает сильные отрицательные эмоции, а термин «апатия» указывает на слабость или полное отсутствие эмоций (безразличие).В некоторых случаях у человека недостаточно информации для оценки того или иного раздражителя – это может вызывать смутные эмоции удивления, недоумения. У здоровых людей редко, но возникают противоречивые чувства: любовь и ненависть одновременно.

    Эмоция (чувство) — внутренне субъективное переживание, недоступное непосредственному наблюдению. Врач судит об эмоциональном состоянии человека по    влияет (в широком смысле термина), т.е. по внешнему выражению эмоций: мимике, жестам, интонациям, вегетативным реакциям.В этом смысле термины «аффективный» и «эмоциональный» используются в психиатрии как синонимы. Часто приходится сталкиваться с несоответствием содержания речи больного выражению лица, тону выражения. Мимика и интонация в данном случае позволяют оценить истинное отношение к сказанному. Высказывания больных о любви к близким, стремлении устроиться на работу в сочетании с однообразием речи, отсутствием должного аффекта свидетельствуют о преобладании равнодушия и лени.

    Эмоции характеризуются некоторыми динамическими атрибутами. Долгосрочные эмоциональные состояния соответствуют термину « настроение », которое достаточно подвижно у здорового человека и зависит от стечения многих обстоятельств — внешних (удача или поражение, наличие непреодолимого препятствия или ожидание результата ) и внутренние (физические болезни, естественные сезонные колебания активности).Изменение обстановки в благоприятную сторону должно привести к улучшению настроения.В то же время ему свойственна некоторая инертность; поэтому хорошие новости на фоне горестных переживаний не могут вызвать в нас немедленного отклика. Наряду со устойчивыми эмоциональными состояниями имеют место кратковременные бурные эмоциональные реакции — состояние аффекта (в узком смысле слова).

    Существует несколько основных    функций эмоций. Первый сигнал позволяет быстро оценить ситуацию — до проведения подробного логического анализа.Такая оценка, основанная на общем впечатлении, не совсем совершенна, но позволяет не тратить слишком много времени на логический анализ несущественных стимулов. Эмоции обычно сигнализируют нам о наличии потребности: о желании есть мы узнаем, чувствуя голод; о тяге к развлечениям — от чувства скуки. Вторая важная функция эмоций — коммуникативная. Эмоциональность помогает нам общаться и действовать сообща. Коллективная деятельность людей предполагает такие эмоции, как симпатия, сопереживание (взаимопонимание), недоверие.Нарушение эмоциональной сферы при психических заболеваниях закономерно влечет за собой нарушение контактов с окружающими, замкнутость, непонимание. Наконец, одной из важнейших функций эмоций является поведение, формирующее человека. Именно эмоции позволяют оценить значимость той или иной потребности человека и служат толчком к ее реализации. Так, чувство голода побуждает нас искать пищу, задыхаясь — открывать окно, стыда — прятаться от зрителей, га — бежать.Важно учитывать, что эмоция не всегда точно отражает истинное состояние внутреннего гомеостаза и особенности внешней ситуации. Поэтому человек, испытывающий голод, может съесть больше, чем необходимо организму, испытывая страх, он избегает ситуации, которая на самом деле не опасна. С другой стороны, искусственно вызываемое с помощью наркотиков чувство удовольствия и удовлетворения (эйфория) лишает человека потребности действовать, несмотря на значительное нарушение его гомеостаза.Утрата способности испытывать эмоции во время психического заболевания естественным образом приводит к бездействию. Такой человек не читает книг и не смотрит телевизор, потому что не чувствует скуки, не следит за одеждой и чистотой своего тела, потому что не испытывает стыда.

    По влиянию на поведение эмоции делятся на стенические (побуждающие к действию, активизирующие, возбуждающие) и астенические (лишающие активности и силы, парализующие волю).Одна и та же травмирующая ситуация может вызвать возбуждение, бегство, ярость или, наоборот, оцепенение («от страха подкосились ноги»). Итак, эмоции дают необходимый толчок к действиям. Непосредственное сознательное планирование поведения и осуществление поведенческих актов делает волю.

    Воля – основной регулирующий механизм поведения, позволяющий осознанно планировать деятельность, преодолевать препятствия, удовлетворять потребности (влечения) в форме, способствующей большей адаптации.

    Аттракцион — состояние особой потребности человека, потребность в определенных условиях существования и зависимость от их наличия.Сознательные побуждения мы называем    желаниями. Перечислить все возможные виды потребностей практически невозможно: набор их у каждого человека уникален, субъективен, но следует указать несколько важных для большинства людей потребностей. Это физиологические потребности в еде, безопасности (инстинкт самосохранения), половое влечение. Кроме того, человек как существо социальное часто нуждается в общении (аффилированная потребность), а также стремится заботиться о близких (родительский инстинкт).

    У человека всегда одновременно имеется несколько актуальных для него конкурирующих потребностей.Выбор наиболее важных из них на основе эмоциональной оценки осуществляется волевым путем. Таким образом, он позволяет реализовать или подавить имеющиеся влечения, ориентируясь на индивидуальную шкалу ценностей —    иерархию мотивов. Подавление потребности не означает уменьшение ее актуальности. Отсутствие возможности реализовать актуальную для человека потребность вызывает эмоционально неприятное чувство    расстройства. Пытаясь ее избежать, человек вынужден либо удовлетворять свою потребность позже, когда условия меняются на более благоприятные (например, приезжает больной алкоголизмом, когда он получает долгожданную зарплату), либо пытаться изменить свое отношение к нужно, т.е. применить    механизмы психологической защиты (см. раздел 1.1.4).

    Слабость воли как свойство человека или как проявление психического заболевания, с одной стороны, не позволяет человеку систематически удовлетворять свои потребности, а с другой стороны, приводит к немедленной реализации любого желания возникшее в форме, противоречащей нормам общества и вызывающей дезадаптацию.

    Хотя в большинстве случаев невозможно связать психические функции с какой-либо конкретной нервной структурой, следует отметить, что эксперименты указывают на наличие определенных центров удовольствия в головном мозге (ряд отделов лимбической системы и перегородочной области) и избегание.Кроме того, было отмечено, что повреждение лобной коры и проводящих путей, ведущих к лобным долям (например, при лоботомии), часто приводит к утрате эмоций, равнодушию и пассивности. В последние годы обсуждается проблема функциональной асимметрии головного мозга. Предполагается, что эмоциональная оценка ситуации в основном происходит в недоминантном (правом полушарии), с активацией которого связаны состояния подавленности и подавленности, а с активацией доминантного (левого) полушария — усиление настроение чаще наблюдается.

    8.1. Симптомы эмоциональных расстройств

    Эмоциональные расстройства — это чрезмерное выражение естественных эмоций человека (гипертимия, гипотимия, дисфория и др.) или нарушение их динамики (лабильность или ригидность). О патологии эмоциональной сферы следует говорить, когда эмоциональные проявления деформируют поведение больного в целом, вызывают серьезную дезадаптацию.

    Гипотимия — стойкое болезненное снижение настроения. Понятие гипотензии соответствует печали, тоске, депрессии.В отличие от естественного чувства грусти, вызванного неблагоприятной обстановкой, гипотимия при психических заболеваниях удивительно устойчива. Вне зависимости от сложившейся ситуации пациенты крайне пессимистично оценивают свое текущее состояние и текущие перспективы. Важно отметить, что это не только сильное чувство тоски, но и неумение испытывать радость. Поэтому человека в подобном состоянии не развеселить ни остроумной шуткой, ни хорошей новостью. В зависимости от тяжести заболевания гипотензия может принимать форму от легкой грусти, пессимизма до глубокого физического (витального) чувства, переживаемого как «душевная боль», «скованность в груди», «сердечный камень».Это чувство называется витальной (предсердной) тоской, оно сопровождается чувством бедствия, безысходности, коллапса.

    Гипотимию как проявление сильных эмоций относят к продуктивным психопатологическим расстройствам. Этот симптом неспецифичен и может наблюдаться при обострении любого психического заболевания, часто возникает при выраженной соматической патологии (например, при злокачественных опухолях), а также входит в структуру обсессивно-фобического, ипохондрического и дисморфоманического синдромов.Однако в первую очередь этот симптом связан с понятием   депрессивный синдром , для которого гиотимия является основным синдромообразующим расстройством.

    Гипертимия — стойкое болезненное повышение настроения. С этим термином связаны яркие положительные эмоции – радость, веселье, восторг. В отличие от ситуационно обусловленной радости гипертимия характеризуется настойчивостью. Неделями и месяцами больные постоянно сохраняют удивительный оптимизм, ощущение счастья.Они полны энергии, проявляют инициативу и интерес ко всему. Ни печальные новости, ни преграды на пути реализации идей не нарушают их общего радостного настроения. Гипертимия — характерное проявление маниакального синдрома. Наиболее острые психозы выражаются особенно сильными экзальтированными чувствами, достигающими степени экстаза. Такое состояние может свидетельствовать о формировании онейроидного ступора сознания (см. раздел 10.2.3).

    Особым вариантом гипертимии является состояние    эйфория , который следует рассматривать не столько как выражение радости и счастья, сколько как самодовольно-беззаботный аффект.Больные не проявляют инициативы, малоподвижны, склонны к пустой болтовне. Эйфория является признаком самых разнообразных экзогенных и соматогенных поражений головного мозга (интоксикация, гипоксия, опухоли головного мозга и обширные распадающиеся экстрацеребральные новообразования, тяжелые поражения функции печени и почек, инфаркт миокарда и др.) и может сопровождаться манией величия (при парафренном синдроме, больные прогрессивным параличом).

    Термин    moria обозначает глупую небрежную болтовню, смех, непродуктивное возбуждение у пациентов с глубоким слабоумием.

    Дисфория называют внезапные приступы гнева, гнева, раздражения, недовольства окружающими и собой. В этом состоянии больные способны на жестокие, агрессивные действия, циничные оскорбления, грубый сарказм и издевательства. Пароксизмальное течение этого расстройства указывает на эпилептиформный характер симптомов. При эпилепсии дисфория наблюдается либо как самостоятельный тип припадка, либо включается в структуру ауры и сумеречного помрачения сознания. Дисфория — одно из проявлений психоорганического синдрома (см. раздел 13.3.2). Дисфорические эпизоды нередко наблюдаются также при эксплозивных (возбудимых) психопатиях и у больных алкоголизмом и наркоманией в период абстиненции.

    Беспокойство — важнейшая эмоция человека, тесно связанная с потребностью в безопасности, выражающаяся ощущением надвигающейся неопределенной угрозы, внутреннего волнения. Тревожно-стеническая эмоция: сопровождается метаниями, беспокойством, беспокойством, напряжением мышц. Как важный сигнал неблагополучия, он может возникнуть в начальный период любого психического заболевания.При неврозах навязчивых состояний и психастении тревога является одним из основных проявлений болезни. В последние годы в качестве самостоятельного расстройства выделяют внезапно возникающие (нередко на фоне травмирующей ситуации) панические атаки, проявляющиеся острыми приступами тревоги. Мощное, беспричинное чувство тревоги — один из самых ранних симптомов начинающегося острого бредового психоза.

    При острых бредовых психозах (синдром острого сенсорного бреда) тревога бывает крайне выражена и нередко достигает степени спутанности , при которой она сочетается с неуверенностью, непониманием ситуации, нарушением восприятия мира (дереализация и деперсонализация).Больные ищут поддержки и объяснений, их глаза выражают удивление ( аффект недоумения). Подобно состоянию экстаза, подобное расстройство указывает на формирование невроида.

    Амбивалентность — одновременное сосуществование 2 взаимоисключающих эмоций (любовь и ненависть, привязанность и отвращение). При психических заболеваниях амбивалентность причиняет больным значительные страдания, дезорганизует их поведение, приводит к противоречивым, непоследовательным действиям ( амбициозность ) Швейцарский психиатр Э.Блейлер (1857-1939) считал амбивалентность одним из наиболее типичных проявлений шизофрении. В настоящее время большинство психиатров считают это состояние неспецифическим симптомом, наблюдаемым, помимо шизофрении, при шизоидной психопатии и (в менее выраженной форме) у здоровых людей, склонных к самоанализу (рефлексии).

    Апатия — отсутствие или резкое снижение остроты эмоций, равнодушие, равнодушие. Больные теряют интерес к родным и близким, равнодушны к событиям в мире, равнодушны к своему здоровью и внешнему виду.Речь больных становится скучной и монотонной, интереса к беседе они не проявляют, мимика однообразна. Слова окружающих не вызывают у них ни обиды, ни смущения, ни удивления. Они могут утверждать, что испытывают любовь к своим родителям, но при встрече с родственниками остаются равнодушными, не задают вопросов и молча едят принесенную им еду. Особенно ярко эмоциональность больных проявляется в ситуации, требующей эмоционального выбора («Какую еду вы любите больше всего?», «Кого вы больше любите: папу или маму?»).Отсутствие чувств не позволяет им выражать какие-либо предпочтения.

    Апатия относится к негативным (дефицитным) симптомам. Нередко она служит проявлением конечных состояний при шизофрении. Следует иметь в виду, что апатия у больных шизофренией постоянно нарастает, проходя ряд стадий, различающихся выраженностью эмоционального дефекта: сглаженность (нивелировка) эмоциональных реакций, эмоциональная холодность, эмоциональная тупость. Еще одной причиной апатии является поражение лобных долей головного мозга (травмы, опухоли, частичная атрофия).

    Симптом следует отличать от апатии    мучительная психическая бесчувственность (anaesthesiapsychicadolorosa, скорбное бесчувствие). Основным проявлением этого симптома считают не отсутствие эмоций как таковых, а болезненное ощущение самопогруженности в эгоистичные переживания, сознание неспособности думать о ком-то другом, нередко сочетающееся с бредом самообвинения. Часто наблюдаются явления гипестезии (см. раздел 4.1). Больные жалуются, что стали «как деревяшка», что у них «не сердце, а пустая консервная банка»; им грустно, что они не испытывают беспокойства за маленьких детей, не интересуются их успехами в школе.Яркая эмоция страдания свидетельствует о тяжести состояния, об обратимом продуктивном характере нарушений. Anesthesiapsychicadolorosa является типичным проявлением депрессивного синдрома.

    Симптомы нарушения динамики эмоций включают эмоциональную лабильность и эмоциональную ригидность.

    Эмоциональная лабильность — Это крайняя подвижность, непостоянство, легкость возникновения и смены эмоций. Больные легко переходят от слез к смеху, от суетливости к беспечной расслабленности.Эмоциональная лабильность — одна из важных характеристик больных истерическим неврозом и истерической психопатией. Аналогичное состояние может наблюдаться и при синдромах помрачения сознания (делириум, онироид).

    Одним из вариантов эмоциональной лабильности является малодушие (эмоциональная слабость). Этот симптом характеризуется не только быстрой сменой настроения, но и неспособностью контролировать внешние проявления эмоций. Это приводит к тому, что каждое (даже незначительное) событие переживается ярко, нередко вызывает слезы, возникающие не только при печальных переживаниях, но и выражающие умиление и восторг.Малодушие является типичным проявлением сосудистых заболеваний головного мозга (церебральный атеросклероз), но может проявляться и как черта личности (чувствительность, ранимость).

    Больная 69 лет с сахарным диабетом и выраженными нарушениями памяти явно переживает свою беспомощность: «О, доктор, я была учительницей. Мои ученики с открытым ртом слушали. А теперь кувшин есть кувшин. Что бы дочка ни говорила — ничего не помню, надо все записывать. Ноги совсем не ходят, по квартире еле ползаю…» Все это говорит больная, постоянно вытирая глаза. На вопрос врача, кто еще живет с ней в квартире, он отвечает: «Ой, у нас дом полон людей! Жаль, что умерший муж не дожил. Мой зять трудолюбивый, заботливый. Внучка интеллигентная: и танцует, и рисует, и английский у нее… А внук на следующий год пойдет в институт — у него такая спецшкола! Последние фразы больная произносит с торжествующим лицом, но слезы продолжают течь, и она постоянно вытирает их рукой.

    Эмоциональная ригидность — скованность, застрявшие эмоции, склонность к длительному переживанию чувств (особенно эмоционально неприятных). Выражениями эмоциональной ригидности являются мстительность, упрямство, настойчивость. В речи эмоциональная ригидность проявляется основательностью (вязкостью). Больной не может перейти к обсуждению другой темы, пока полностью не высказался по интересующему его вопросу. Эмоциональная ригидность является проявлением общей вялости психических процессов, наблюдаемой при эпилепсии.Выделяют также психопатические характеры со склонностью к застреванию (параноидальный, эпилептоидный).

    8.2. Симптомы расстройств воли и влечения

    Расстройства воли и влечения проявляются в клинической практике нарушением поведения. Следует иметь в виду, что высказывания больного не всегда точно отражают характер имеющихся расстройств, так как больные часто скрывают свои патологические влечения, стыдятся признаться окружающим, например, в своей лени.Поэтому вывод о наличии нарушений воли и влечений следует делать не на основании заявленных намерений, а на основе анализа совершенных действий. Так, заявление больного о желании устроиться на работу выглядит необоснованным, если он не работает несколько лет и не предпринимает попыток найти работу. Не следует воспринимать как адекватное заявление больного о том, что он любит читать, если последнюю книгу он прочитал несколько лет назад.

    Различают количественные изменения и извращения влечений.

    Гипербулия — общее повышение воли и влечения, затрагивающее все основные влечения человека. Повышение аппетита приводит к тому, что больные, находясь в палате, сразу же поедают принесенную ими передачу и иногда не могут удержаться от приема пищи с чужой тумбочки. Гиперсексуальность проявляется повышенным вниманием к противоположному полу, ухаживаниями, нескромными комплиментами. Больные стараются привлечь внимание яркой косметикой, броской одеждой, подолгу стоят у Зеркала, приводя в порядок волосы, могут вступать в многочисленные беспорядочные половые связи.Наблюдается выраженная тяга к общению: больным становится интересен любой чужой разговор, они стараются втянуться в разговоры незнакомых людей. Такие люди стремятся оказать защиту любому человеку, раздают свои вещи и деньги, делают дорогие подарки, ввязываются в драку, желая защитить слабого (по их мнению). Важно учитывать, что одновременное усиление влечений и воли, как правило, не позволяет больным совершать заведомо опасные и грубые противоправные действия, сексуальное насилие.Хотя такие люди обычно не представляют опасности, они могут мешать своей навязчивостью, суетливостью, вести себя неаккуратно, неправильно распоряжаться имуществом. Гипербулия — характерное проявление маниакального синдрома.

    Типобулия — общее снижение воли и драйва. Следует иметь в виду, что у больных гипобулией подавляются все основные влечения, в том числе и физиологические. Наблюдается снижение аппетита. Врач может убедить больного в необходимости приема пищи, но он принимает пищу неохотно и в малых количествах.Снижение полового влечения проявляется не только снижением интереса к противоположному полу, но и отсутствием внимания к собственной внешности. Больные не испытывают потребности в общении, тяготятся присутствием посторонних людей и необходимостью поддерживать беседу, прося оставить их наедине. Больные погружены в мир собственных страданий и не могут заботиться о близких (особенно удивительным выглядит поведение матери с послеродовой депрессией, которая не в состоянии заставить себя заботиться о новорожденном).Подавление инстинкта самосохранения выражается в суицидальных попытках. Характерен стыд за свое бездействие и беспомощность. Гипобулия является проявлением    депрессивного синдрома. Подавление влечений при депрессии — временное, преходящее расстройство. Купирование приступа депрессии приводит к возобновлению интереса к жизни, активности.

    At    абулия подавления физиологических влечений обычно нет, расстройство ограничивается резким снижением воли.Лень и безынициативность больных абулией сочетаются с нормальной потребностью в еде, отчетливым половым влечением, которые удовлетворяются самыми простыми, не всегда социально приемлемыми способами. Так, больной, испытывающий голод, вместо того, чтобы пойти в магазин и купить необходимые ему продукты, просит соседей накормить его. Половое влечение больного удовлетворяется непрерывной мастурбацией или выдвигает нелепые претензии к матери и сестре. У больных, страдающих абулией, исчезают высшие социальные потребности, они не нуждаются в общении, в развлечениях, могут целыми днями проводить в бездействии, не интересуются событиями в семье и в мире.В отделении месяцами не общаются с соседями по комнате, не знают их имен, имен врачей и медсестер.

    Абулия — стойкое негативное расстройство, вместе с апатией составляет единый апатико-абулический синдром, характерный для конечных состояний при шизофрении. При прогрессирующих заболеваниях врачи могут наблюдать нарастание явлений абулии — от легкой лени, безынициативности, неумения преодолевать препятствия до грубой пассивности.

    Больной 31 года, токарь по профессии, после перенесенного приступа шизофрении оставил работу в мастерской, так как считал ее слишком тяжелой для себя.Он попросил меня взять его в городскую газету в качестве фотографа, так как я раньше много фотографировал. Однажды он от имени редакции должен был сделать доклад о работе колхозников. В деревню он приехал в городской обуви и, чтобы не испачкать ботинок, не подошел к тракторам в поле, а сделал лишь несколько снимков из машины. Из редакции его уволили за лень и безынициативность. Я не нашел работу. Дома он отказался заниматься какими-либо делами.Он перестал ухаживать за аквариумом, который сделал своими руками еще до болезни. Целыми днями он лежал одетый в постели и мечтал переехать в Америку, где все легко и доступно. Он не возражал, когда родственники обратились к психиатрам с просьбой сделать его инвалидом.

    Описаны многие симптомы.    извращения влечений (парабулии). Проявлениями психических расстройств могут быть извращение аппетита, половое влечение, стремление к асоциальным поступкам (воровство, алкоголизм, бродяжничество), членовредительство.В таблице 8.1 приведены основные термины, обозначающие расстройство влечения по МКБ-10.

    Парабулия не рассматривается как самостоятельное заболевание, а является лишь симптомом. Причины

    Таблица 8.1. Клинические расстройства влечения

    Код по МКБ-10

    Название расстройства

    Природа проявления

    Патологические

    страсть к азартным играм

    игры

    Пиромания

    Желание совершить поджог

    Клептомания

    Патологическая кража

    Трихотилломания

    Тяну    на    сам

    Пикацизм (пик)

    Желание съесть несъедобное

    »У детей

    (как разновидность,    копрофа-

    гия    — поедание экскрементов)

    Дипсомания

    Тяга к алкоголю

    Дромомания

    Стремление к бродяжничеству

    Гомицидомания

    Бессмысленная погоня с

    убить

    Суицидомания

    Суицидальное вождение

    Ониомания

    Поездка в магазин (часто

    ненужно)

    Нервная анорексия

    Желание ограничить себя

    есть, похудеть

    Булимия

    Приступы переедания

    Транссексуализм

    Желание сменить пол

    Трансвестизм

    Желание носить одежду профи

    противоположный пол

    Парафилия,

    Сексуальные расстройства

    в том числе:

    уважение

    фетишизм

    Получение сексуального удовлетворения

    спектакля от созерцания до

    мета гардероб для интимной одежды

    эксгибиционизм

    Страсть к наготе

    вуайеризм

    Страсть к вуайеризму

    прессованный

    педофилия

    Влечение к несовершеннолетним

    у взрослых

    садомазохизм

    Достижение сексуального удовлетворения

    заражение причинением

    боль или душевные страдания

    гомосексуальность

    Влечение к собственному лицу

    Примечание.Термины, для которых не указан код, не включены в МКБ-10.

    — грубые нарушения интеллекта (олигофрения, тотальное слабоумие), различные формы шизофрении (как в начальном периоде, так и в конечной стадии при так называемом шизофреническом слабоумии), а также психопатии (стойкие дисгармонии личности) . Кроме того, импульсивные расстройства являются проявлением нарушений обмена веществ (например, поедание несъедобного при анемии или беременности), а также эндокринных заболеваний (повышенный аппетит при сахарном диабете, гиперактивность при гипертиреозе, абулия при гипотиреозе, сексуальная дисфункция при дисбалансе половых гормонов ).

    Каждое из патологических влечений может быть выражено в разной степени. Различают 3 клинических варианта патологических влечений — навязчивые и компульсивные влечения, а также импульсивные действия.

    Навязчивое (навязчивое) влечение предполагает появление желаний, которые больной может контролировать в соответствии с ситуацией. Аттракционы, явно противоречащие требованиям этики, морали и законности, в этом случае никогда не реализуются и пресекаются как недопустимые.Однако отказ от удовлетворения влечения вызывает у больного сильные чувства; кроме воли, в голове постоянно держат мысли о неутоленной потребности. Если оно не носит явно антисоциального характера, больной проводит его как можно скорее. Так, человек с навязчивой боязнью загрязнений будет сдерживать побуждение мыть руки ненадолго, но обязательно тщательно их мыть, когда на него не смотрят посторонние люди, потому что все время мучается, постоянно мучительно думает о своем необходимость.Навязчивые влечения входят в структуру обсессивно-фобического синдрома. Кроме того, они являются проявлением психической зависимости от психотропных средств (алкоголь, табак, гашиш и др.).

    Компульсивное влечение — более сильное чувство, так как по силе оно сравнимо с такими жизненными потребностями, как голод, жажда, инстинкт самосохранения. Больные осознают извращенный характер влечения, стараются сдерживать себя, но при неудовлетворенной потребности возникает невыносимое чувство физического дискомфорта.Патологическая потребность занимает столь доминирующее положение, что человек быстро прекращает внутреннюю борьбу и удовлетворяет свое желание, даже если оно связано с грубыми асоциальными действиями и возможностью последующего наказания. Компульсивное влечение может стать причиной повторного насилия и серийных убийств. Ярким примером компульсивного влечения является влечение к наркотику с абстинентным синдромом у лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией (синдром физической зависимости). Компульсивные влечения также являются проявлением психопатии.

    Импульсивные действия совершается лицом немедленно, как только возникает болезненное влечение, без предшествующей борьбы мотивов и без стадии принятия решения. Больные могут обдумывать свои действия только после их совершения. В момент действия нередко наблюдается аффективно суженное сознание, о чем можно судить по последующей частичной амнезии. Среди импульсивных поступков преобладают абсурдные, лишенные всякого смысла. Нередко пациенты впоследствии не могут объяснить цель поступка.Импульсивные действия — частое проявление эпилептиформных пароксизмов. Больные с кататоническим синдромом также склонны к совершению импульсивных действий.

    От нарушений влечений следует отличать действия, обусловленные патологией других областей психики. Так, отказ от пищи может быть обусловлен не только снижением аппетита, но и наличием бреда отравления, императивных галлюцинаций, запрещающих больному принимать пищу, а также грубым расстройством двигательной сферы — кататоническим ступором (см. раздел 9.1). Действия, ведущие больных к собственной смерти, не всегда выражают стремление к самоубийству, но и обусловлены императивными галлюцинациями или спутанностью сознания (например, больной в состоянии бреда, спасаясь от воображаемых преследователей, выпрыгивает из окна , полагая, что это дверь).

    8.3. Синдромы эмоционально-волевых расстройств

    Наиболее яркими проявлениями аффективного расстройства являются депрессивный и маниакальный синдромы (табл. 8.2).

    8.3.1. Депрессивный синдром

    Клиническая картина типичного    депрессивного синдрома принято описывать в виде триады симптомов: снижение настроения (гипотония), замедление мышления (ассоциативная заторможенность) и двигательная заторможенность. Однако следует иметь в виду, что именно снижение настроения является основным синдромообразующим признаком депрессии. Гипотимия может выражаться в жалобах на меланхолию, депрессию, грусть. В отличие от естественной реакции грусти, в ответ на печальное событие тоска по депрессии теряет связь с окружающей средой; больные не проявляют никакой реакции ни на хорошие новости, ни на новые удары судьбы.В зависимости от тяжести депрессивного состояния гипотония может проявляться ощущениями различной интенсивности — от легкого пессимизма и грусти до тяжелого, почти физического ощущения «камня на сердце» ( жизненная тоска).

    Маниакальный синдром

    Таблица 8.2. Симптомы маниакально-депрессивного синдрома

    Депрессивный синдром

    Депрессивная триада: снижение настроения; идейное торможение; моторная заторможенность

    Низкая самооценка,

    пессимизм

    Бред самообвинения, самоуничижения, ипохондрический бред суицид

    Нарушения сна: сокращение продолжительности, раннее пробуждение, недосыпание

    Соматические расстройства: сухость кожи, снижение ее тургор, ломкость волос и ногтей, отсутствие слез запор

    тахикардия и повышение АД расширение зрачков (мидриаз) похудание

    Маниакальная триада: улучшение настроения, ускорение мышления, психомоторное возбуждение

    Высокая самооценка, оптимизм

    Бред величия

    Растормаживание влечений: повышенный аппетит; гиперсексуальность; стремление к общению; нужно помогать другим; альтруизм

    Нарушение сна: укороченный сон без утомления

    Соматические расстройства не характерны.Больные жалоб не предъявляют; они выглядят молодо; повышенное артериальное давление соответствует высокой активности больных; масса тела снижается при выраженном психомоторном возбуждении

    Замедление мышления в легких случаях выражается медленной односложной речью, долгим обдумыванием ответа. В более тяжелых случаях больные с трудом понимают заданный вопрос, не справляются с решением простейших логических задач. Они молчаливы, спонтанная речь отсутствует, но и полного мутизма (молчания) обычно не бывает.Двигательная заторможенность выявляется в скованности, медлительности, медлительности, при тяжелой депрессии может достигать степени ступора (депрессивного ступора). Поза ступорозных больных вполне естественна: лежа на спине с вытянутыми руками и ногами или сидя, склонив голову, уперев локти в колени.

    Высказывания депрессивных больных выявляют резко заниженную самооценку: они характеризуют себя как никчемных, никчемных людей, лишенных таланта. Удивлен, что врач

    уделяет свое время такому незначительному человеку.Пессимистически оценивали не только свое настоящее состояние, но и прошлое, и будущее. Говорят, что они ничего не смогли сделать в этой жизни, что принесли много бед своей семье, не были отрадой для родителей. Они делают самые печальные предсказания; Как правило, они не верят в возможность выздоровления. При тяжелой депрессии нередки бред самообвинения и самоуничижения. Больные считают себя глубоко грешными перед Богом, виновными в смерти престарелых родителей, происходящих в стране катаклизмах.Они часто винят себя в потере эмпатии по отношению к другим (анестезияпсихикадолороза). Возможны и ипохондрические бредовые идеи. Больные считают себя безнадежно больными, возможно постыдной болезнью; боязнь заразить близких.

    Подавление влечений, как правило, выражается замкнутостью, снижением аппетита (реже приступами булимии). Отсутствие интереса к противоположному полу сопровождается отчетливыми изменениями физиологических функций. Мужчины часто испытывают импотенцию и винят в этом себя.У женщин фригидность часто сопровождается нарушением менструального цикла и даже длительной аменореей. Больные избегают любого общения, среди людей чувствуют себя неловко, неуместно, чужой смех только подчеркивает их страдания. Пациенты настолько погружены в свои переживания, что не в состоянии позаботиться ни о ком другом. Женщины перестают заниматься домашним хозяйством, не могут ухаживать за маленькими детьми, не обращают никакого внимания на их внешний вид. Мужчины не в силах справиться с любимой работой, не в силах встать утром с постели, собраться и пойти на службу, целый день лежат без сна.Развлечения больным недоступны, они не читают и не смотрят телевизор.

    Наибольшую опасность при депрессии представляет суицидальная тенденция. Среди психических расстройств депрессия является наиболее частой причиной суицида. Хотя мысли об уходе из жизни присущи почти всем страдающим депрессией, реальная опасность возникает при сочетании тяжелой депрессии с достаточной активностью больных. При выраженном ступоре осуществление подобных намерений затруднено.Описаны случаи расширенного суицида, когда человек убивает своих детей, чтобы «избавить их от будущих мук».

    Одним из самых болезненных переживаний при депрессии является постоянная бессонница. Больные плохо спят ночью и не могут отдыхать днем. Особенно характерно пробуждение в ранние утренние часы (иногда в 3 или 4 часа), после которого больные уже не засыпают. Иногда больные настойчиво говорят, что не спали ни минуты ночью, никогда не закрывали глаза, хотя родные и медперсонал видели их спящими ( ощущение отсутствия сна).

    Депрессия обычно сопровождается разнообразными соматовегетативными симптомами. Как отражение тяжести состояния чаще наблюдается периферическая симпатикотония. Описана характерная триада симптомов: тахикардия, расширение зрачка и запор (триада Протопопова). Примечателен внешний вид пациентов. Кожа сухая, бледная, шелушится. Снижение секреторной функции желез выражается отсутствием слез («плакали все глаза»).Часто отмечают выпадение волос и ломкость ногтей. Снижение тургора кожи проявляется в том, что морщины углубляются и больные выглядят старше своего возраста. Может наблюдаться нетипичная бровь. Регистрируются колебания артериального давления с тенденцией к повышению. Желудочно-кишечные расстройства проявляются не только запорами, но и ухудшением пищеварения. Как правило, масса тела заметно снижается. Нередки различные боли (головные, сердечные, в животе, в суставах).

    Больной 36 лет переведен в психиатрическую больницу из терапевтического отделения, где в течение 2 недель наблюдался в связи с постоянными болями в правом подреберье.При обследовании патологии не выявили, однако мужчина утверждал, что у него рак, и признался врачу в намерении покончить с собой. Он не возражал против перевода в психиатрическую больницу. При поступлении сдавлен, на вопросы отвечает односложно; заявляет, что ему «все равно!» В палате ни с кем не общается, большую часть времени лежит в постели, почти ничего не ест, постоянно жалуется на недосыпание, хотя персонал сообщает, что больной спит каждую ночь, по крайней мере, до 5 утра.м. При утреннем осмотре у больного на шее обнаружили странгуляционную бороздку. В ходе настойчивых допросов он признался, что утром, когда персонал засыпал, пытался, лежа в постели, задушить себя петлей, связанной из 2-х носовых платков. После лечения антидепрессантами исчезли болезненные мысли и все неприятные ощущения в правом подреберье.

    Соматические симптомы депрессии у некоторых больных (особенно при первом приступе заболевания) могут выступать основной жалобой.Это связано с их обращением к терапевту и длительным безуспешным лечением «ишемической болезни сердца», «гипертонической болезни», «дискинезии желчевыводящих путей», «вегето-сосудистой дистонии» и др. В этом случае говорят о маскированных (ларватированных ) депрессия, более подробно описана в главе 12.

    Яркость эмоциональных переживаний, наличие бреда, признаки гиперактивности вегетативных систем позволяют рассматривать депрессию как синдром продуктивных нарушений (см. табл. 3.1). Это подтверждается характерной динамикой депрессивных состояний. В большинстве случаев депрессия длится несколько месяцев. Однако оно всегда обратимо. До внедрения в медицинскую практику антидепрессантов и электросудорожной терапии врачи часто наблюдали самопроизвольный выход из этого состояния.

    Наиболее типичные симптомы депрессии описаны выше. В каждом отдельном случае их набор может существенно различаться, но всегда преобладает депрессивное, тоскливое настроение. Расширенный депрессивный синдром считается расстройством психотического уровня.О тяжести состояния свидетельствует наличие бреда, отсутствие критики, активное суицидальное поведение, выраженный ступор, подавление всех основных влечений. Легкий непсихотический вариант депрессии называется   субдепрессией. При проведении научных исследований для измерения тяжести депрессии используют специальные стандартизированные шкалы (Гамильтона, Цунга и др.).

    Депрессивный синдром неспецифичен и может быть проявлением самых разнообразных психических заболеваний: маниакально-депрессивного психоза, шизофрении, органических поражений головного мозга и психогенеза.Для депрессии, обусловленной эндогенным заболеванием (БДП и шизофрения), более характерны более выраженные соматовегетативные расстройства, важным признаком эндогенной депрессии является особая суточная динамика состояния с усилением надрыва утром и некоторым ослаблением переживаний вечером. Именно утренние часы считаются периодом, связанным с наибольшим риском суицида. Еще одним маркером эндогенной депрессии считается положительный тест на дексаметазон (см.1.2).

    Помимо типичного депрессивного синдрома описан ряд атипичных вариантов депрессии.

    Тревожное (ажитированное) Депрессивное состояние характеризуется отсутствием выраженной скованности и пассивностью. Стенический аффект тревоги заставляет больных суетиться, постоянно обращаться к окружающим с просьбой о помощи или с просьбой прекратить их мучения, помочь им умереть. Предчувствие надвигающейся катастрофы не дает больным спать, они могут совершать попытки покончить с собой на глазах у окружающих.Иногда возбуждение больных достигает степени исступления (меланхолический raptus, raptusmelancholicus), когда они рвут на себе одежду, издают страшные крики, бьются головой о стену. Тревожная депрессия чаще наблюдается в инволюционном возрасте.

    Депрессивно-бредовый синдром, помимо тоскливого настроения проявляется такими сюжетами бреда, как бред преследования, драматизации, воздействия. Больные уверены в суровом наказании за проступок; «Заметьте» постоянное наблюдение за собой.Они опасаются, что их вина повлечет за собой притеснение, наказание или даже убийство их родственников. Больные беспокойны, постоянно расспрашивают о судьбе своих близких, пытаются оправдаться, клянутся, что никогда не допустят ошибки в будущем. Такие атипичные бредовые симптомы более характерны не для БДП, а для острого приступа шизофрении (шизоаффективный психоз по МКБ-10).

    Апатическая депрессия сочетает в себе эффекты тоски и апатии.Больные не интересуются своим будущим, малоподвижны, жалоб не высказывают. Их единственное желание — остаться в покое. Это состояние отличается от апатико-абулического синдрома нестабильностью и обратимостью. Чаще всего апатическая депрессия наблюдается у больных шизофренией.

    8.3.2. Маниакальный синдром

    Проявляется прежде всего повышением настроения, ускорением мышления, психомоторным возбуждением. Гипертония при этом состоянии выражается постоянным оптимизмом, пренебрежением трудностями.Наличие каких-либо проблем отрицается. Больные постоянно улыбаются, не предъявляют никаких жалоб, не считают себя больными. Ускорение мышления заметно в быстрой, галопирующей речи, повышенной рассеянности™, поверхностных ассоциациях. При выраженной мании речь настолько дезорганизована, что напоминает «словесную окрошку». Речевое давление настолько велико, что больные теряют голос, в уголках рта скапливается взбитая в пену слюна. Их деятельность из-за выраженной отвлекаемости становится хаотичной, непродуктивной.Они не могут усидеть на месте, стремятся уйти из дома, просят выписать из больницы.

    Наблюдается переоценка своих возможностей. Больные считают себя удивительно обаятельными и привлекательными, постоянно восхваляя якобы имеющиеся таланты. Они пытаются сочинять стихи и демонстрировать окружающим свои вокальные данные. Признаком крайне выраженной мании величия является бред величия.

    Увеличение характеристики всех базовых приводов. Резко повышается аппетит, иногда наблюдается склонность к алкоголизации.Больные не могут находиться в одиночестве и постоянно ищут общения. В разговоре с врачами не всегда соблюдают необходимую дистанцию, легко поворачиваясь — «брат!» Больные много внимания уделяют своей внешности, стараются украсить себя значками и медалями, женщины используют чрезмерно яркую косметику, одежда старается подчеркнуть их сексуальность. Повышенный интерес к противоположному полу выражается в комплиментах, нескромных предложениях, признаниях в любви. Больные готовы помогать и покровительствовать всем вокруг.Более того, часто оказывается, что времени на собственную семью просто не хватает. Они транжирят деньги, делают ненужные покупки. При чрезмерной активности не удается завершить ни одно из дел, потому что каждый раз возникают новые идеи. Попытки воспрепятствовать реализации своих влечений вызывают реакцию раздражения, обиды ( гневомания).

    Маниакальный синдром характеризуется резким уменьшением продолжительности ночного сна. Больные отказываются вовремя ложиться спать, продолжая суетиться по ночам.Они просыпаются очень рано утром и сразу включаются в активную деятельность, но никогда не жалуются на усталость, утверждают, что спят вполне достаточно. Такие больные обычно причиняют много неудобств окружающим, наносят вред их материальному и социальному положению, однако, как правило, прямой угрозы жизни и здоровью других людей не представляют. Легкое субпсихотическое повышение настроения ( гипомания) в отличие от тяжелой мании может сопровождаться сознанием противоестественного состояния; ерунды не наблюдается.Больные могут произвести благоприятное впечатление своей изобретательностью и остроумием.

    Физически больные манией выглядят совершенно здоровыми, несколько помолодевшими. При сильном психомоторном возбуждении они худеют, несмотря на волчий аппетит. При гипомании может наблюдаться значительное увеличение массы тела.

    Больной 42 лет с 25 лет страдает приступами неадекватно повышенного настроения, первый из которых возник в период обучения в аспирантуре на кафедре политической экономии.К тому времени женщина уже была замужем и имела 5-летнего сына. В состоянии психоза чувствовала себя очень женственной, обвиняла мужа в недостаточной доброте к ней. Она спала не более 4 часов в сутки, страстно занималась научной работой, мало внимания уделяла сыну и домашним делам. Я почувствовал страстное влечение к своему руководителю. Я тайно отправляла ему букеты цветов. Я посещал все его лекции для студентов. Однажды в присутствии всего персонала ведомства на коленях я попросила его жениться на ней.Она была госпитализирована. По окончании атаки она не смогла закончить работу над диссертацией. Во время очередного приступа влюбилась в молодого актера. Я ходила на все его выступления, дарила цветы, втайне от мужа приглашала его к себе на дачу. Я купил много вина, чтобы напоить любимую и тем самым преодолеть его сопротивление, она пила много и часто. Она с жаром призналась в недоуменных вопросах мужа. После госпитализации и лечения вышла замуж за любовника, пошла с ним работать в театр.В межприступный период спокоен; алкоголь употребляют редко. Она тепло отзывается о бывшем муже, немного сожалеет о разводе.

    Маниакальный синдром чаще всего является проявлением МДП и шизофрении. Маниакальные состояния, вызванные органическим поражением головного мозга или интоксикацией (фенамин, кокаин, циметидин, кортикостероиды, циклоспорин, тетурам, галлюциногены и др.), встречаются редко. Мания является признаком острого психоза. Наличие яркой продуктивной симптоматики позволяет рассчитывать на полную редукцию болезненных расстройств.Хотя отдельные припадки могут быть довольно длительными (до нескольких месяцев), они все же часто короче приступов депрессии.

    Наряду с типичными маниями часто встречаются атипичные синдромы сложной структуры.    Маниакально-бредовый синдром, кроме аффекта счастья, сопровождается несистематизированными бредовыми идеями преследования, драматизацией, манией величия ( острая парафрения). Больные утверждают, что они призваны «спасти весь мир», что они наделены невероятными способностями, например, являются «главным оружием против мафии» и преступники пытаются их за это уничтожить.Подобное расстройство не возникает при МДП и чаще всего свидетельствует об остром приступе шизофрении. На высоте маниакально-бредового приступа может наблюдаться онейроидное помрачение сознания.

    8.3.3. Апатико-абулический синдром

    Проявляется выраженным эмоционально-волевым обеднением. Равнодушие и равнодушие делают больных достаточно спокойными. Они малозаметны в палате, много времени проводят в постели или сидя в одиночестве, а также могут часами смотреть телевизор. Получается, что они не запомнили ни одной просмотренной передачи.Лень просвечивает во всем их поведении: они не умываются, не чистят зубы, отказываются идти в душ и стригут волосы. Они ложатся спать одетыми, потому что им лень снимать и надевать одежду. Их нельзя привести в действие, призывая к ответственности и чувству долга, потому что они не испытывают стыда. Беседа не вызывает интереса у пациентов. Говорят монотонно, часто отказываются говорить, ссылаясь на усталость. Если врачу удается настоять на необходимости диалога, часто оказывается, что больной может долго говорить, не проявляя признаков утомления.В беседе выясняется, что больные не испытывают никаких страданий, не чувствуют себя плохо, не предъявляют никаких жалоб.

    Описанные симптомы часто сочетаются с растормаживанием простейших влечений (обжорство, гиперсексуальность и др.). Более того, отсутствие скромности приводит их к попыткам удовлетворения своих потребностей в простой, не всегда социально приемлемой форме: например, они могут мочиться и испражняться прямо в постели, потому что им лень добираться до туалета.

    Апатико-абулический синдром является проявлением негативной (дефицитной) симптоматики и не имеет тенденции к обратному развитию.Чаще всего причиной апатии и абулии является терминальное состояние при шизофрении, при котором эмоционально-волевой дефект нарастает постепенно — от легкого равнодушия и пассивности до состояний эмоциональной тупости. Другой причиной апатико-абулического синдрома является органическое поражение лобных долей головного мозга (травма, опухоль, атрофия и др.).

    8.4. Физиологический и патологический аффект

    Реакция на травматическое событие может протекать очень по-разному в зависимости от индивидуальной значимости стрессового события и особенностей эмоциональной реакции человека.В одних случаях форма проявления аффекта бывает удивительно бурной и даже опасной для других. Известны случаи убийства супруга на почве ревности, ожесточенных драк между футбольными болельщиками, жарких споров между политическими лидерами. Грубому асоциальному проявлению аффекта может способствовать психопатическая черта личности (возбудимая психопатия — см. раздел 22.2.4). Тем не менее приходится признать, что в большинстве случаев такие агрессивные действия осуществляются осознанно: участники могут рассказать о своих чувствах в момент совершения акта, раскаяться в несдержанности, попытаться сгладить дурное впечатление, апеллируя к тяжести обиды. нанесенные ими.Каким бы серьезным ни было преступление, в таких случаях оно рассматривается как    физиологический аффект и влечет за собой юридическую ответственность.

    Патологический аффект называют кратковременный психоз, возникающий внезапно после действия психотравмы и сопровождающийся спутанностью сознания с последующей амнезией всего периода психоза. Пароксизмальный характер возникновения патологического аффекта свидетельствует о том, что травматическое событие становится отправной точкой для реализации имеющейся эпилептиформной активности.Пациенты часто имеют в анамнезе тяжелые травмы головы или признаки органической дисфункции с детства. Растерянность во время психоза проявляется исступлением, поразительной жестокостью совершенного насилия (десятки тяжелых ранений, многочисленные удары, каждый из которых может быть смертельным). Окружающие не в состоянии корректировать действия больного, так как он их не слышит. Психоз длится несколько минут и заканчивается сильным истощением: больные внезапно падают в обморок, иногда впадают в глубокий сон.Выйдя из психоза, они не могут вспомнить ничего из того, что происходило, крайне удивлены, узнав о том, что они сделали, и не могут поверить другим. Следует признать, что расстройства с патологическим аффектом можно лишь условно отнести к кругу эмоциональных расстройств, так как важнейшим выражением этого психоза является сумеречное головокружение (см. раздел 10.2.4). Патологический аффект служит основанием для признания больного невменяемым и освобождения его от ответственности за совершенное преступление.

    БИБЛИОГРАФИЯ

    Изард К.    Человеческие эмоции. — М.: Изд-во МГУ, 1980.

    Нумер Ю.Л., Михаленко И.Н.    Аффективные психозы. — Л.: Медицина, 1988. — 264 с.

    Психиатрическая диагностика / Завилянский И.Я., Блейхер В.М., Крук И.В., Завилянская Л.И. — Киев: Высшая школа, 1989.

    Психология Эмоции. Тексты / Под ред. В.К. Вилюнас, Ю.Б. Гиппенрайтер.- М.: МГУ, 1984. — 288 с.

    Психосоматические    расстройства при циклотимических и циклотимических состояниях. — Труды ИИП., Т.87. — Ответ. изд. С.Ф.Семенов. — М.: 1979. — 148 с.

    Рейковский Ю.    Экспериментальная психология эмоций. — М.: Прогресс, 1979.

    Синицкий В.Н.    Депрессивные состояния (Патофизиологическая характеристика, клиника, лечение, профилактика). — Киев: Наукова думка, 1986.

    Довольно часто родительская забота в основном сосредоточена на физическом здоровье своего ребенка, тогда как эмоциональная составляющая остается практически без внимания.Это связано с тем, что большинство родителей считают ранние проявления эмоциональных нарушений временными и поэтому неопасными.

    Место эмоциональных нарушений в психическом развитии ребенка представляется одной из ключевых сторон его жизни, в связи с тем, что эти нарушения влияют на его отношение к родителям и к своему окружению в целом. На сегодняшний день отмечается тенденция к нарастанию эмоциональных нарушений у детей в виде снижения социальной адаптации и склонности к агрессивному поведению.

    Причин возникновения эмоциональных расстройств у ребенка много, поэтому родители должны быть особенно осторожны при проявлении различных патологических признаков. Как правило, окончательный диагноз специалисты устанавливают при регистрации 3-х признаков эмоциональной неустойчивости.

    Наиболее распространенными причинами эмоционального расстройства являются следующие:

    • Физические особенности с учетом перенесенных заболеваний в младенческом периоде;
    • Задержка умственного и умственного развития;
    • Неправильное воспитание ребенка в дошкольном возрасте;
    • Неправильное питание, а именно недостаточное поступление необходимых веществ, существенно влияющее на развитие ребенка;

    Также данные по вышеуказанным причинам делятся на две большие группы:

    1. Биологический.

    Тип характеристики включен в эту причинную группу. нервная система. Например, при наличии синдрома дефицита внимания у ребенка впоследствии может возникнуть патологический процесс в головном мозге, возникший в результате тяжелой беременности и родов матери.

    1. Социальный

    Эта группа определяет процесс взаимодействия ребенка с другими людьми и окружающей средой. Например, если ребенок уже имеет опыт общения с первостепенной для него возрастной группой людей, сверстниками и семьей, то в некоторых случаях такая социализация может и навредить ему.

    Если ребенку постоянно отказывают взрослые, то он неосознанно начинает вытеснять информацию, поступающую из окружающей среды.

    Появление новых переживаний, не совпадающих с его понятийной структурой, начинают восприниматься им негативно, что в итоге формирует для него определенный стресс.

    При отсутствии понимания со стороны сверстников у ребенка развиваются эмоциональные переживания (ярость, обида, разочарование), которые характеризуются остротой и продолжительностью.Также постоянные конфликты в семье, требования к ребенку, непонимание его интересов также вызывают эмоциональные нарушения в психическом развитии ребенка.

    Классификации эмоциональных расстройств и их симптомов

    Трудность выявления эмоционально-волевых расстройств повлекла за собой то, что у ряда психологов сложились разные взгляды на эти виды расстройств. Например, психолог Г. Сухарева отмечала, что эмоциональные расстройства в младшем школьном возрасте часто наблюдаются у детей, страдающих неврастенией, которая отличалась чрезмерной возбудимостью.

    Еще одно представление об этих нарушениях высказал психолог Ю. Миланич. Он установил, что к эмоционально-волевым расстройствам относятся 3 группы эмоциональных расстройств;

    • Острые эмоциональные реакции, для которых характерно окрашивание определенных конфликтных ситуаций, проявляющееся в агрессии, истерии, реакции страха или обиды;
    • Состояние повышенной напряженности — тревога, робость, пониженное настроение.
    • Дисфункция эмоционального состояния, проявлявшаяся в резком переходе от положительных эмоциональных явлений к отрицательным, а также в обратном порядке.

    Однако наиболее развернута клиническая картина эмоциональных расстройств у Н.И. Костерина. Эмоциональные расстройства она делит на 2 большие группы, для которых характерно повышение уровня эмоциональности и, соответственно, его снижение.

    В первую группу входят такие состояния, как:

    • Эйфория, которая характеризуется неадекватным повышением настроения. У ребенка в этом состоянии, как правило, повышена импульсивность, нетерпеливость и стремление к доминированию.
    • Дисфория — форма, противоположная эйфории, характеризующаяся проявлением таких эмоций, как: гнев, раздражительность, агрессивность. Это разновидность депрессивного синдрома.
    • Депрессия – патологическое состояние, характеризующееся проявлением отрицательных эмоций и поведенческой пассивностью. Ребенок в этом состоянии чувствует подавленное и тоскливое настроение.
    • Тревожный синдром – состояние, при котором ребенок испытывает беспричинную тревогу и сильное нервное напряжение. Выражается в постоянной перемене настроения, плаксивости, отсутствии аппетита, повышенной чувствительности.Часто этот синдром перерастает в фобию.
    • Апатия — тяжелое состояние, при котором ребенок испытывает безразличие ко всему, что происходит вокруг него, а также характеризуется резким снижением инициативных функций. Большинство психологов утверждают, что выпадение эмоциональных реакций сочетается со снижением или полной утратой волевых мотивов.
    • Паратамия — характерное расстройство эмоционального фона, при котором переживание одной конкретной эмоции сопровождается внешними проявлениями совершенно противоположных эмоций.Часто отмечается у детей, больных шизофренией.

    Во вторую группу входят:

    • Синдром гиперактивности и дефицита внимания отличаются такими симптомами, как двигательная дезориентация, импульсивность. Отсюда следует, что ключевыми признаками этого синдрома являются отвлекаемость и чрезмерная двигательная активность.
    • Агрессия. Это эмоциональное проявление формируется как часть черты характера или как реакция на воздействия окружающей среды. В любом случае вышеперечисленные нарушения нуждаются в исправлении.Однако перед коррекцией патологических проявлений сначала выявляют основную причину заболевания.

    Диагностика нарушений

    Для последующего лечения нарушений и его эффективности очень важна своевременная диагностика эмоционального развития ребенка и его нарушений. Существует множество специальных методик и тестов, оценивающих развитие и психологическое состояние ребенка с учетом его возрастных особенностей.

    Диагностика детей дошкольного возраста включает:

    • Диагностика уровня тревожности и ее оценка;
    • Исследование психоэмоционального состояния;
    • цветовой тест Люшера;
    • Изучение самооценки и личностных особенностей ребенка;
    • Исследование развития волевых качеств.

    Обращение за психологической помощью необходимо, если ребенок испытывает определенные трудности в обучении, общении со сверстниками, поведении или у него есть определенные фобии.

    Также родителям следует обратить внимание, если ребенок испытывает какие-либо эмоциональные переживания, переживания, а также если его состояние характеризуется как депрессивное.

    Способы коррекции эмоциональных расстройств

    Ряд отечественных и зарубежных ученых в области психологии выделяют ряд методик, позволяющих корректировать эмоционально-волевые расстройства у детей.Эти методы принято делить на 2 основные группы: индивидуальные и групповые, однако это деление не отражает основной цели коррекции психических расстройств.

    Психическая коррекция аффективных расстройств у детей представляет собой организованную систему психологических воздействий. Эта коррекция в основном нацелена на:

    • Смягчение эмоционального дискомфорта
    • Повышение активности и независимости
    • Подавление вторичных личностных реакций (агрессивность, чрезмерная возбудимость, тревожность и др.).
    • Коррекция самооценки;
    • Формирование эмоциональной устойчивости.

    Мировая психология включает в себя 2 основных подхода к психологической коррекции ребенка, а именно:

    • Психодинамический подход. Он выступает за создание условий, позволяющих подавлять внешние социальные барьеры, используя такие методы, как психоанализ, игровая терапия и арт-терапия.
    • Поведенческий подход. Такой подход позволяет стимулировать ребенка к обучению новым реакциям, направленным на формирование адаптивных форм поведения и наоборот, подавляет неадаптивные формы поведения, если таковые имеются.Включает в себя такие методы воздействия, как поведенческие и психорегуляторные тренинги, которые позволяют малышу закрепить усвоенные реакции.

    При выборе метода психологической коррекции эмоциональных расстройств следует исходить из специфики нарушения, определяющего ухудшение эмоционального состояния. Если у ребенка есть внутриличностные расстройства, то отличным выходом будет использование игровой терапии (не компьютерной), и хорошо зарекомендовал себя метод семейной психокоррекции.

    При преобладании межличностных конфликтов применяют групповую психокоррекцию, позволяющую оптимизировать межличностные отношения. При выборе метода необходимо учитывать выраженность эмоциональной нестабильности ребенка.

    Эффективно работают такие методы психологической коррекции, как игротерапия, сказкотерапия и др., если они соответствуют психическим особенностям ребенка и терапевта.

    Возраст ребенка до 6 лет (дошкольный период) является важнейшим периодом его развития, так как именно в этот период закладываются личностные основы ребенка, формируются волевые качества, бурно развивается эмоциональная сфера.

    Волевые качества развиваются в основном за счет сознательного контроля над поведением при сохранении в памяти определенных правил поведения.

    Развитие этих качеств характеризуется как общее развитие личности, то есть преимущественно формирование воли, эмоций и чувств.

    Поэтому для безопасного эмоционально-волевого воспитания ребенка родителям и педагогам необходимо уделять особое внимание созданию положительной атмосферы взаимопонимания.Поэтому многие специалисты рекомендуют родителям формирование у своего ребенка следующих критериев:

    • В общении с ребенком необходимо соблюдать абсолютное спокойствие и всячески проявлять доброжелательность;
    • Нужно стараться чаще общаться с ребенком, спрашивать его о чем-то, сопереживать, интересоваться его увлечениями;
    • Совместный физический труд, игра, рисование и т.п. благополучно сказываются на состоянии ребенка, поэтому старайтесь уделять ему как можно больше внимания.
    • Необходимо следить за тем, чтобы ребенок не смотрел фильмы и не играл в игры с элементами насилия, так как это только усугубит его эмоциональное состояние;
    • Всячески поддерживайте ребенка и помогайте ему обрести уверенность в себе и своих силах.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.