Эстравен: Арек Харт рем ир Эстравен / Arek Harth rem ir Estraven

Содержание

предатель — Choose your future — LiveJournal

Перечитывал «Левую руку Тьмы» Ле Гуин.

Для тех, кто не читал: действие разворачивается в мире андрогинов, людей, которые 4/5 времени бесполы (соответствующие органы неактивны и полностью скрыты в брюшной полости), но в течение нескольких дней каждого месяца под действием внешних условий и внутренней гормональной деятельности становятся «женщинами» или «мужчинами», способными к зачатию — период «кеммера», бурной половой активности. Без привязки к определенному полу (родивший/ая одного или нескольких детей андрогин в следующий раз может стать отцом для детей другого андрогина). Действие разворачивается через несколько веков после промышленной революции этой планеты по имени Гетен.

Но речь в отрывке идёт совсем не о физиологии, да и сам отрывок — древняя легенда мира Гетен.

     Давным-давно,  задолго  до  того  как  король  Аргавен  I создал единое
государство Кархайд, тяжкая распря шла между княжеством  Сток  и  княжеством
Эстре  земли  Керм.   Налеты  и грабежи с обеих сторон продолжались в течение
трех поколений, и конца этому спору не предвиделось, ибо спор был  связан  с
земельными  владениями.  Хорошей пахотной земли в Керме мало, и слава любого
княжества  --  в  протяженности  его  границ,  а  правят  там  люди  гордые,
вспыльчивые, отбрасывающие черные тени.
     Случилось так, что родной сын и наследник лорда Эстре во время охоты на
пестри бежал на лыжах по Ледяному озеру в первый месяц весны, Иррем, попал в
трещину  и провалился под лед. Однако, положив поперек полыньи одну лыжу, он
все-таки выбрался из воды. И оказался  в  не  менее  ужасном  положении:  он
промок  насквозь,  а было очень холодно, настоящий курем, к тому же
близилась ночь. Юноша не чувствовал в себе сил, чтобы добраться до дому,  --
до  Очага было не менее десяти километров вверх по склону холма, -- а потому
направился к деревне Эбос на северном берегу озера.  Когда  наступила  ночь,
все  затянуло туманом, спустившимся с ледника, и над озером сгустилась такая
мгла, что он ничего не видел перед собой, не видел даже, куда  ставит  лыжи.
Он шел медленно, опасаясь трещин, но все-таки старался двигаться вперед, потому что уже промерз до костей и понимал, что вскоре не сможет двигаться вовсе. Наконец во тьме и тумане он разглядел впереди огонек. Он снял лыжи, потому что берег озера здесь был неровным, каменистым и местами совсем лишенным снега. Едва держась на ногах, из последних сил устремился он к этому огоньку, находившемуся явно в стороне от Эбоса. Оказалось, что это светится окно одинокого домика, со всех сторон окруженного густыми деревьями тор, единственными, что могут расти на земле Керм. Деревья тесно обступили домик, и, хотя они были невысоки, он буквально утонул в зелени. Юноша кулаками застучал в дверь и громко позвал на помощь; кто-то впустил его в дом и подвел к огню, пылающему в очаге. Там был всего один человек, больше никого. Этот человек раздел Эстравена, хотя одежды его задубели на морозе и превратились в металлический панцирь, потом завернул его голым в меховые одеяла и, согревая собственным телом, изгнал ледяной холод из тела и членов.
Потом напоил горячим пивом, и юноша в конце концов пришел в себя и уставился на своего спасителя и благодетеля. Человек этот не был ему знаком; они были примерно ровесниками и смотрели друг другу в лицо. Оба были красивы, стройны и хорошо сложены, с тонкими чертами лица, темнокожие. Эстравен заметил в глазах незнакомца огонек кеммера. И сказал: -- Я Арек из Эстре. -- А я Терем из Стока, -- откликнулся тот. При этих словах Эстравен рассмеялся, потому что был еще слишком слаб, и сказал: -- Значит, ты отогрел меня и спас от смерти, чтобы потом убить, Стоквен? -- Нет, -- ответил тот, протянул руку и дотронулся до Эстравена, чтобы убедиться, что холод совсем покинул тело юноши. И тут Эстравену, хотя ему оставалось еще день или два до наступления кеммера, показалось, что в душе его разгорается огонь. И оба они застыли, едва касаясь друг друга руками. -- Смотри, они совсем одинаковые, -- сказал Стоквен и положил свою ладонь на ладонь Эстравена, и ладони действительно почти совпали: одинаковой длины и формы -- словно левая и правая рука одного человека, просто сложившего их вместе.
-- Я тебя никогда раньше не видел, -- сказал Стоквен. -- И мы с тобой смертельные враги. Он встал и поворошил дрова в камине; потом вернулся к своему гостю. -- Да, мы смертельные враги, -- сказал Эстравен. -- Мы заклятые враги, но я бы дал тебе клятву кеммеринга. -- А я тебе, -- сказал Стоквен. И тогда они поклялись друг другу в вечной верности, а в земле Керм -- как тогда, так и сейчас -- клятва эта нерушима и неизменна. Ту ночь и следующий день и еще одну ночь провели они в хижине на берегу замерзшего озера. Наутро небольшой отряд явился из княжества Сток, и один из пришедших узнал наследника лорда Эстре. Ни слова не говоря и никого не предупредив, он вытащил нож и на глазах у юного Стоквена, на глазах у всех зарезал Эстравена, вонзив клинок ему в грудь и горло. Юноша, обливаясь кровью, замертво рухнул на холодную золу в очаге. -- Он был единственным наследником Эстре, -- сказал его убийца. Стоквен ответил: -- В таком случае кладите его в свои сани и везите в Эстре: пусть его с честью похоронят там.
А сам вернулся в Сток. Однако убийцы хоть и пустились было в путь, но не повезли тело Эстравена домой, а оставили в дальнем лесу на растерзание диким зверям и той же ночью вернулись в Сток. Терем в присутствии своего родителя по крови лорда Хариша рем ир Стоквена спросил их: -- Сделали вы то, что я велел вам? -- Да, -- ответили они. И Терем сказал: -- Вы лжете, ибо никогда не вернулись бы из Эстре живыми, если бы выполнили мой приказ. Итак, вы его не выполнили и вдобавок солгали, чтобы скрыть это; я прошу изгнать этих людей из Стока. И по приказу лорда Хариша убийцы были изгнаны из Очага и княжества и объявлены вне закона. Вскоре после случившегося Терем покинул родной дом, сказав, что мечтает некоторое время пожить в Цитадели Ротерер, и на целый год исчез из княжества Сток. А в княжестве Эстре все это время тщетно искали юного Арека в горах и на равнинах, а потом оплакали его гибель; горько оплакивали его все лето и осень, ибо он был единственным родным сыном князя и его наследником.
Однако к концу месяца Терн, когда тяжелым снежным покрывалом накрывает землю зима, пришел со стороны гор некий лыжник и подал стражнику у ворот сверток из меха, сказав: -- Это Терем, сын сына лорда Эстре. А потом, подобно камню, скатывающемуся по крутому склону горы, он ринулся вниз на своих лыжах и исчез из виду прежде, чем кому-то пришло в голову задержать его. В свертке оказался новорожденный младенец. Он плакал. Люди отнесли его старому лорду Сорве и передали то, что сообщил им незнакомец; и душа лорда, исполненная тоски, узнала в младенце своего утраченного сына Арека. Он приказал объявить ребенка сыном своей семьи и дал ему имя Терем, хоть подобное имя никогда раньше не встречалось в роду Эстре. Ребенок рос красивым, умным и сильным; это был темнокожий и молчаливый мальчик, и все же каждый замечал в нем сходство с покойным Ареком. Когда Терем вырос, лорд Сорве, будучи главой семьи, объявил его наследником Эстре. И тут ожесточились сердца многих сводных его братьев, отцом которых был старый князь; каждый из них обладал своими достоинствами и силой, каждый давно дожидался места правителя.
И они сговорились устроить юному Терему ловушку, когда тот в одиночестве отправился поохотиться на пестри в первый месяц весны, Иррем. Юноша оказался хорошо вооружен, и заговорщикам не удалось застать его врасплох. Двоих он застрелил в тумане, что толстым покрывалом укутывает Ледяное озеро в начале весны, а с третьим дрался на ножах и убил его, хотя и сам оказался тяжело ранен -- в грудь и в шею. После схватки он бессильно стоял над телом брата и смотрел, как на землю опускается ночь. Терем слабел и страдал от боли, раны его сильно кровоточили, и он решил обратиться в ближайшую деревушку Эбос за помощью, однако во тьме и тумане сбился с пути и забрел в густой лес на восточном берегу Ледяного озера. Там в зарослях деревьев тор он заметил уединенную хижину, открыл дверь, вошел, но был слишком слаб и не смог разжечь огонь в очаге, а без сил упал на его холодные камни и лишился чувств. Кровь же продолжала сочиться из его неперевязанных ран.
Среди ночи кто-то тихонько вошел в хижину. То был никому не известный одинокий путник. Человек этот так и застыл на пороге, увидев юношу, лежащего в луже собственной крови. Потом торопливо устроил удобное и теплое ложе из меховых одеял, которые достал из сундука, развел в очаге огонь, промыл и перевязал раны Терема. Заметив, что юноша пришел в себя и смотрит на него, незнакомец сказал: -- Я Терем из Стока. -- А я Терем из Эстре. И оба вдруг умолкли. Потом юноша улыбнулся и спросил: -- Ты перевязал мне раны и спас меня, чтобы потом убить, Стоквен? -- Нет, -- ответил старший из этих двух Теремов. Тогда Эстравен спросил: -- Но как случилось, что ты, правитель княжества Сток, оказался здесь один, в столь опасном месте, на земле, из-за которой идет вражда? -- Я часто прихожу сюда, -- спокойно ответил Стоквен. Он взял юношу за руку, чтобы проверить, нет ли у того жара; на какое-то мгновение ладонь его легла на ладонь юного Эстравена -- каждый палец, каждая линия этих двух рук в точности совпали, словно то были руки одного человека.
-- Мы с тобой смертельные враги, -- сказал Стоквен. И Эстравен ответил: -- Да, мы смертельные враги. Но я никогда не видел тебя раньше. Стоквен чуть отвернулся. -- Когда-то очень давно я однажды видел тебя, -- сказал он. -- Я бы очень хотел, чтобы между нашими Очагами и княжествами установился мир. И Эстравен сказал: -- Клянусь, что между мной и тобой всегда будет мир. Итак, они поклялись друг другу хранить мир и больше уже ни о чем не говорили. Раненый уснул. А рано утром Стоквен покинул хижину, но вскоре из деревни Эбос за Эстравеном пришли люди и перенесли его домой, в Эстре. Больше ни один человек не осмеливался оспаривать волю старого князя: справедливость его решения доказана была кровью троих сыновей, пролитой на льду замерзшего озера; и после смерти старого Сорве лордом Эстре стал Терем. Уже через год он прекратил старую распрю, передав половину оспариваемых земель княжеству Сток. За это, а также за убийство трех своих братьев его прозвали Эстравен-Предатель.
Однако имя его, Терем, по-прежнему очень часто дают детям княжества Эстре.

Урсула К. Ле Гуин «Левая рука Тьмы»

Разумеется, я читала ЛРТ и раньше. Но по моим подсчетам, прошло уже больше 10 лет, и, признаться, я плохо помню свою первоначальную реакцию. Однако сейчас, перечитав роман, я уже больше недели пребываю в неизменно шоковом состоянии. Наверное, в 13-14 у меня просто недоставало ума или жизненного опыта, чтобы понять, насколько это страшная и болезненная история. Зато теперь она прошлась по мозгам и сердцу по полной. И мне просто надо выговориться и немного привести свои мысли и чувства в порядок.

1. Первое. Основной — для меня — смысл истории, можно сказать, керигма. Цели, которые мы перед собой ставим, и цена, которую за это платим. Потому что, в зависимости от того, с какой точки зрения смотреть, Дженли Аи либо победил и выполнил свою миссию, либо полностью провалился. С точки зрения общечеловеческой, то есть для всей Экумены, для Гетена, для Кархайда, финал исключительно положительный. Он добился того, зачем прилетел. Но есть такой тонкий момент. Помните, встречу Аи с Аше Форетом, бывшим кеммерингом Эстравена, — когда Аи говорит, что его миссия выше всех личных привязанностей, а Аше отвечает, что в таком случае его миссия аморальна? Собственно, я могу сказать то же самое. Может быть, с какой-то сверхобщей, экуменической точки зрения, Аи действительно прав и победил. Но с точки зрения человеческой он, безусловно, проиграл.

И, более того, я уверена, что никаких «общих» точек зрения и общего блага не существует. Не то чтобы я могла это доказать, и на протяжении всей истории человечества раз за разом утверждали обратное — просто я так чувствую. Сама не ожидала, признаться, что дедушка Кант отомстит мне за неуважение к его философии. Однако мне при чтении так настучало по голове категорическим императивом, что я никак не могу прийти в себя. Если бы мне кто-нибудь в любое другое время сказал, что внутри меня есть какой-то «моральный закон», я бы над ним только посмеялась; однако поди ж ты, действительно, есть. «Глумись, глумись над категорическим императивом. Доглумишься» (с) М.Успенский

К чему я все это — к тому, что человек, тем более любимый, должен быть целью. И ни в коем случае нельзя позволять ему быть средством, даже если он сам этого хочет и сам к этому готов. В этом плане Эстравен куда вернее и себе, и общим принципам человеческой морали — в конце концов, то, что он делал, он делал скорее ради самого Аи, и уже потом — ради его миссии. Аи ради самого Эстравена не делал никогда и ничего. Что в моих глазах является признанием его моральной несостоятельности, его провала.

Еще один аспект — можно сказать, на полдороги к теодицее. Сначала Кант, теперь — «Легенда о Великом Инквизиторе» Ивана Карамазова. Внимание, вопрос — а союз Гетена с Лигой Миров действительно стоит смерти Эстравена? То есть это цена, на которую можно согласиться, своего рода необходимые «раствор» для закрепления замкового камня? С жертвами, которые готов был принести — и принес — Дженли, все понятно — работа у него такая. Он в любом случае знал, на что шел. Но с Эстравеном история совершенно другая — по большому счету, он ни в малой степени не был *обязан* делать что-то ради этого союза, не говоря уж о том, чтобы чем-то жертвовать. Даже пусть он хотел этого сам — Дженли в любом случае не имел права принимать такие жертвы. Я имею в виду не только последнюю, но и вообще все, что делал Эстравен для него. А он принимает это, как само собой разумеющееся, и у меня просто в голове не укладывается, как так можно.

2. Еще один жуткий момент — история из серии «в конце концов он опоздал всего лишь на одну секунду». Я говорила об этом уже. Знаете, что самое страшное в этой истории — понять, что вот оно, счастье, вот она, цель и смысл жизни — только тогда, когда это уже потеряно. И продолжать жить дальше, так никогда и не избавившись от власти своего прошлого, от воспоминаний об утраченном счастье. Жить, как во сне, то и дело погружаясь в грезы о прошлом, то «выныривая» в жестокое настоящее. Так жил Эстравен, вспоминая о брате. Теперь так будет жить Дженли, вспоминая об Эстравене.

Когда читаешь в первый раз и еще не знаешь, чем все закончится, эти слова Дженли как-то непонятны. Вот они идут по льдам, в нечеловеческих условиях, спят в палатке, мерзнут, голодают и тд. А потом он внезапно говорит: знаете, потом всю жизнь я вспоминал это время, как недостижимое и потерянное счастье. Заканчиваешь читать книгу, переживаешь смерть Эстравена, переживаешь успех миссии, возвращаешься к этому моменту — и становится так жутко, что холодеет внутри.

3. Еще я хотела сказать, что меня тяготит в ЛРТ — кажущаяся бессмысленность жертвы Эстравена для него самого. Он погиб в пути, так и не успев дойти до конца. Так и не убедившись, что то, что он делал — верил Дженли, всеми силами стремился к успеху его миссии — делал не зря. Другими словами, не увидел плоды своих трудов.

Но я подумала, что при таком раскладе придется считать, что основным мотивом действий Эстравена было все-таки желание успеха миссии Дженли, а не симпатия к нему самому, любовью к нему как к человеку. Я все-таки склоняюсь ко второму варианту. И в этом случае Эстравен в принципе достиг всего, чего хотел, своей цели — сумел оставить неизгладимый след в душе любимого и значительно облегчить ему жизнь и поспособствовать его успеху. Для него самого этого явно было достаточно. В этом случае, даже если бы у Аи ничего не получилось с миссией, это не делало бы жертвы Эстравена бессмысленными.

4. Еще в свете всех дискуссий хочу сказать про андрогинную проблематику. Имхо — Урсула слишком умный автор, и ничего не делает зря. В том числе и создание персонажей-андрогинов — оно отнюдь не только для фантастического антуража. Можно сказать, что будь Эстравен просто мужчиной — это, может, и не повлияло бы на сам сюжет. Во всяком случае, всю дорогу Дженли воспринимал его именно в таком качестве — как друга и боевого товарища, упорно отказываясь видеть, что все не так просто. Но андрогинность Эстравена в данном случае должна повлиять на наше восприятие. Потому что на самом деле, он в той же степени боевой товарищ и хитрый политик, как и «влюбленная барышня». И его собственное отношение к Дженли в этой связи должно быть очень непростым. Итак, вводя в уравнение еще одну переменную, Урсула значительно усложняет ситуацию.

Что лишний раз доказывает, что если даже люди начинают вместе просто потому, что у них есть общая цель, постепенно их отношения выходят далеко за рамки этой цели.

Получается, что если разбираться, ЛРТ — книга не об успехе в установлении контакта с жителями другой планеты, не о триумфе человечности. А о личном крушении, о потерях и страшных ошибках. No happy end.

Урсула Ле Гуин «Левая рука Тьмы» — отзыв Sotofa

Невыразимо прекрасная и такая же холодная книга. Все время чтения я, как и Дженли Аи, старалась потеплее одеться, закутаться в одеяло, выпить побольше горячего чаю, потому что на планете Зима очень холодно.

На планете холодно, а вот сердца у тамошних обитателей такие горячие как и наши. У них удивительные обычаи, проистекающие из экстремальных условий жизни и необычного для нас строения тела. Чего стоит только клятва кеммерингов или отсутствие запрета на инцест до тех пор, пока у одного из кеммерингов не родится ребенок. Развитие цивилизации движется настолько медленно, что можно было бы подумать: его вовсе нет, но это не так. Тем более теперь, когда появился Посланник Экумены — Дженли Аи. Разумеется, сначала ему не верили. Но ведь нашелся человек, который поверил полностью и безоговорочно — лорд Эстравен. Но Дженли Эстравену не верил, а все из-за культурных различий, которые на самом-то деле не так уж важны.

И вот я, грея руки о традиционный вечерний чай, пытаюсь разобраться что к чему. Но мне не удается. Я все еще вижу не целую картинку, а просто историю Эстравена. Историю без хэппи-эндинга. Ведь как бы я ни хотела чего-то в духе «и старые раны перестали болеть, он полюбил и нарожал кучу детишек» я прекрасно понимаю, что такой хэппи-энд нереален. Поэтому я еще больше ценю реалистичность жизни Эстравена, и поэтому она в моих глазах еще ценнее, поэтому я прекрасно понимаю Дженли, который завершил начатое Эстравеном дело.

Правда, есть еще одна история, на сей раз о дружбе (я не буду говорить «любви», потому что для меня дружба — одна из ее разновидностей). Дружба эта основана на непохожести во всем, начиная от физиологии и заканчивая психологией. Поэтому она более всего напоминает всем известный символ Инь-Янь или же стихи, которые читал Эстравен:

Свет — рука левая тьмы,
Тьма — рука правая света.
Двое — в одном, жизнь и смерть,
И лежат они вместе.
Сплелись нераздельно,
Как руки любимых,
Как путь и конец.

И была третья история, о присоединении планеты Зима к Экумене. Но этой истории понадобится другой рассказчик, хотя бы потому что я застала только ее начало. Но вот здесь я могу смело надеяться на счастливый конец, ведь был задан вопрос и получен ответ.

Ну и напоследок кусочек из предисловия самой ле Гуин, на случай, если кто-то его еще не видел или мне вдруг очень понадобится.

Мой роман 1969 года «Левая рука тьмы» начинался с отчета Мобиля Экумены — путешественника — Стабилям, которые сидят безвылазно на Хайне. Слова приходили на ум вместе с лицом рассказчика. Он заявил, что его зовут Дженли Аи, и начал свою повесть, а я записывала.

Постепенно, и не без труда, мы с ним поняли, где находимся. Он-то раньше не попадал на Гетен, а вот мне доводилось, в рассказике «Король планеты Зима». Этот первый визит оказался настолько краток, что я даже не заметила, что с половыми признаками гетенианцев что-то не в порядке. Андрогины? Что, правда?
Покуда я писала «Левую руку», стоило мне запнуться, как в рассказ вклинивались обрывки легенд и мифов; порой первый рассказчик передавал эстафету другому, гетенианину. Но Эстравен оказался человеком исключительно замкнутым, а сюжет волок обоих моих рассказчиков за собой, в неприятности, так быстро, что многие вопросы или не получили ответа, или не прозвучали вовсе.

Прочитано в рамках игры «Книжное путешествие», 3 тур

Урсула К. Ле Гуин «Левая рука Тьмы&raquo

Аннотация

Планета Гетен, которую пришельцы из Экумена назвали Зимой, не балует своих обитателей ни приятным климатом, ни разнообразием жизненных форм. Во многих отношениях гетенцы не имеют аналогий в других мирах. Например, они не представляют себе, что такое «полет», тек как на Гетене нет ни одного летающего существа. Поэтому осмыслить появление чужака, прилетевшего из другого мира, для них особенно трудно. Но они владеют даром предсказания, который мог бы обогатить Экумен. И вот на Гетене Генли Ай, посланник галактического содружества.

Генли Аю невероятно трудно. Но Урсула Ле Гуин доказывает, что взаимопонимание возможно даже между самыми чуждыми народами и расами. Ай не остается в одиночестве. Как и у Роканнона, у него появляются друзья и единомышленники среди жителей планеты. И это прежде всего Эстравен, премьер-министр государства Кархид. Трагичная и величественная фигура Эстравена выдвигается на первый план и почти заслоняет Ая. Эстравен мыслит шире, чем все феодальные владыки Гетена. Он мыслит категориями вселенной и человечества, а не отдельной страны и отдельного народа. Это заставляет его совершать поступки, необъяснимые с точки зрения короля и его приближенных. Это губит его. Эстравен, как и Ай, сознает, что неважно, какая именно из двух гетенских стран первой присоединится к Экумену, потому что вслед за ней присоединится и другая. И когда Эстравен и Ай понимают, что в Кархиде им не добиться успеха, они отправляются во враждебное государство Оргорейн. Король Кархида объявляет Эстравена предателем и отдает приказ об его уничтожении. В конце концов Эстравен и Ай добиваются присоединения планеты к Экумену — ценой многих мук и унижений, ценой гибели Эстравена. И когда в конце романа король Кархида спрашивает Ая, чему же служил Эстравен, Ай отвечает: «Вероятно, тому же, чему и я». «Экумену?» — спрашивает изумленный король. «Нет, человечеству», — отвечает Ай. Это служение человечеству, готовность на жертвы ради него прославляет Урсула Ле Гуин.

© А. Щербакова, 1982

Отзывы

«Одно из лучших произведений Урсулы Ле Гуин. Очень необычный мир описан чрезвычайно правдоподобно. Одной из ключевых в произведении является очень интересная идея — человеческие существа, способные менять свой пол. Автор много внимания уделила особенностям социального строения общества и психологии людей с учетом этой особенности и результат получился весьма удачным. Очень интересно рассмотрены проблемы обновления общества, взаимодействия старого и нового, восприятия людьми нововведений. Отлично показаны главные герои, делающие свой нелегкий выбор. Вообще, в этом романе каждый читатель может найти что-то свое. Любитель приключений с интересом прочтет описание интересного и сложного пути героев, любитель запутанных интриг тоже будет удовлетворен закрученным сюжетом. В романе есть и романтичные легенды, и неоднозначная философия, и тонкие психологические моменты. Этот роман доставит вам удовольствие и заставит немало поразмыслить.» — kkk72 (FantLab.Ru)

«Не могу сказать, что меня эта книга потрясла, но написана она действительно качественно — правдоподобно, продуманно, а дружба землянина с Эстравеном — еще и трогательно. Очень сильно в финале прозвучало то, что Ай перестал воспринимать деление людей по половому признаку как нечто нормальное и само собой разумеющееся. Так что «Хьюго» и «Небьюлу» Ле Гуин заработала честно. 🙂
Однако были в книге несколько реплик, которые лично для меня прозвучали диссонансом с общей атмосферой романа. Это рассуждения Ая о «мистических» принципах работы Экумена, о земных женщинах (вообще, похоже, весь роман — это реакция на феминистское движение на Западе, только вот не разберу, «за» Ле Гуин или «против») и — самая забавная — похвала гетенианцам, выработавшим теорию эволюции, даже несмотря на отсутствие переходных форм и бедность животного мира (а ведь теория эволюции в нашем мире и есть производная от изучения разных ископаемых ). Так что не только у советских фантастов можно найти «веяния эпохи», американские по-своему подвержены им ничуть не меньше. :)»
— irish (FantLab.Ru)

Награды и премии

  •    Hugo Award (1970) — Роман
  •    Nebula Award (1969) — Роман
  •    James Tiptree Jr. Award (1996) — Ретроспектива Типтри
  •    Nagroda «SFinks» (1996) — Книга года

Номинации на премии

  •    Великое Кольцо (1991) — Крупная форма (перевод) [номинация]
     

Фантастические Ромео и Джульетта

Шекспировский сюжет о Ромео и Джульетте не стареет и продолжает обрастать новыми интерпретациями. Не обошла известная история любви и фантастику. Ведь писатели, как известно, любят обращаться к «вечным» сюжетам. Поговорим о том, как в фантастике представляют самую известную историю любви.

«Левая рука тьмы», Урсула Ле Гуин

Самый необычный роман великого Хайнского цикла посвящен природе человеческих взаимоотношений. Жители планеты Гетен большую часть своей жизни остаются бесполыми и лишь раз в месяц становятся мужчинами или женщинами. Посланник Дженли Аи оказывается втянутым в политическую игру, и только кархайдец по имени Терем Харт рем ир Эстравен понимает важность миссии Посланника и решает помочь ему, пусть даже ценой собственного благополучия. В нынешние времена роману непременно приписали бы скрытую пропаганду однополой любви, но герои не становятся любовниками. Мотив «Ромео и Джульетты» здесь в другом: Дженли Аи и Терем Харт учатся общаться телепатически, их мысли открыты друг для друга, а их расы настроены враждебно.

В книге хватает трагических и острых моментов, но самое главное происходит в душах двух очень разных людей, которые искренне стремятся постичь друг друга. Во главе угла — ранимость и, как следствие, невероятная деликатность и забота о своем ближнем. Просто как о человеке, без какого бы то ни было сексуального подтекста.

«Вспоминая Сири» («Гиперион»), Дэн Симмонс

«Вспоминая Сири» — ранний рассказ Дэна Симмонса, которой затем вошел в сотав романа «Гиперион». Любовь между юношей-космолетчиком из Земной Гегемонии и девушкой с колониальной планеты, чьи жители упорно борются за независимость. История совпадает с шекспировской трагедией скорее в мелочах, чем общим сюжетом. К примеру, сцена убийства Майка, друга и коллеги героя, очень напоминает эпизод гибели Меркуцио, из-за которой Ромео убил Тибальда, чем приблизил трагическую развязку истории. А в концовке герой входит в гробницу Сири и надеется, что та всего лишь спит. А вот у Шекспира Джульетта действительно спала, а не умерла, только Ромео об этом не знал. Однако у Дэна Симмонса трагедия в непримиримой разнице убеждений героев, конформиста Мерри и революционерки Сири, и несоразмерной друг другу силе их характеров. Это разделяет куда сильнее, чем даже многолетняя вражда двух семейств.

«Эта свирепая песня», Виктория Шваб

Город И-Сити кишит чудовищами и поделен пополам. Властитель Юга Генри Флинн охотится за монстрами, пересекающими границы его территории. Молодому Августу Флинну всегда хотелось играть более значительную роль в войне Севера и Юга. Когда ему встречается Кейт Харкер, дочь лидера северян, он по заданию втирается в ее доверие. Но вскоре их отношения начинают меняться, и именно у молодых людей появляется шанс примирить монстров и людей.

«Меня зовут I-45», Вера Огнева

Альтернативный «Новый Рим» будущего жесток. Рай для патрициев и ад для бедняков, которым вместо имен присвоены номера. Это переложение романа Ромео и Джульетты в декорациях антиутопии. Динамичная и пронзительная история, где Ромео умирает и воскресает, а Джульетта превращается в мстительную графиню Монте-Кристо. Ситуация обостряется тем, что у героев находятся двойники…

«Hет повести печальнее на свете», Георгий Шах

В своем антиутопическом романе Георгий Шах не скрывает явных отсылок к шекспировской трагедии. Более того, здесь она гипертрофирована до невозможного: на планете Гермес люди разделены на профессиональные кланы, где вопреки законам и традициям мата Ула и агрянин Ром полюбили друг друга и были подвергнуты гонениям и преследованию. История любви здесь подана в формате социально-философской фантастики — не слишком динамичной из-за обилия рассуждений и деталей, зато достаточно нетривиальной.

Добрый день, уважаемые. У меня сразу много вопросов. 1. Урсула К. Ле Гуин, «Левая рука тьмы». Эстравен Дженли Дон Вито Сонни Май… — @дневники: асоциальная сеть

среда, 27 октября 2010

Добрый день, уважаемые. У меня сразу много вопросов.

1. Урсула К. Ле Гуин, «Левая рука тьмы».
Эстравен — Драйзер
Дженли — ?

2. Марио Пьюзо, «Крестный отец».
Дон Вито — Максим
Сонни — Наполеон
Майк — Максим (?)
Том Хейген — Робеспьер
Люка Брази — Жуков

3. Мервин Пик, «Горменгаст».
Стирпайк — Гамлет
Фуксия — Есенин
Титус — Дон
Гертруда — Драйзер
Сепулкрейв — Робеспьер
Флэй — Максим

(и совсем маловероятное)

4. Брайдер & Чадович, «Евангелие от Тимофея».
Шатун — Максим
Головастик — Гексли (Гамлет)
Яган — Джек (Штирлиц)
Главный герой — ?

Ваше мнение?

@темы: Типирование Помогите оттипировать Сериалы Книги

  • ← Предыдущая запись
  • Следующая запись →

Этот пост будет безвозвратно удален:


Вы уверены в том, что действительно хотите это сделать?

Да Нет

ТОО «ЭСТРАВЕН» — Екатеринбург

Организация ТОО «ЭСТРАВЕН», г. Екатеринбург, зарегистрирована 22 февраля 2011 года, ей были присвоены ОГРН 1116658003549, ИНН 6658058956 и КПП 665801001, регистратор — Инспекция Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г. Екатеринбурга. Полное наименование — ТОВАРИЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕСТВЕННОСТЬЮ ПРЕДПРИЯТИЕ «ЭСТРАВЕН». Юридический адрес организации — 620014, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Московская, д. 27, кв. 301. Организационно-правовая форма (ОПФ) — общества с ограниченной ответственностью. Организация была ликвидирована 22 февраля 2011 года.

Смотрите также

МОНХМАРГАД
ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МОНХМАРГАД»
670023, республика Бурятия, Иволгинский район, территория Ст Тулунжа Звездопадная, д. 85, пом. 2
Исследование конъюнктуры рынка и изучение общественного мнения
СКС-ТЕКС
ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «СКС-ТЕКС»
153008, Ивановская область, г. Иваново, пер. 2-й Алексеевский, д. 10, литер А1, пом. 43, 44
Торговля оптовая текстильными изделиями
ПРОФИТ АЛЬЯНС ЦЕНТР
ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ПРОФИТ АЛЬЯНС ЦЕНТР»
115582, г. Москва, Каширское шоссе, д. 116, корп. 1, кв. 54
Работы строительные специализированные прочие, не включенные в другие группировки
МСК
ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МОНТАЖСВЯЗЬКОМПЛЕКТ»
620144, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Щорса, д. 7, офис 3
Строительство местных линий электропередачи и связи
МЕРИДИАН
ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «МЕРИДИАН»
614046, Пермский край, г. Пермь, ул. Барамзиной, д. 18
Деятельность вспомогательная прочая, связанная с перевозками
ПРАЙМФИНАНС
ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ПРАЙМФИНАНС»
644042, Омская область, г. Омск, пр-т Карла Маркса, д. 22
Консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления
МБДОУ ДЕТСКИЙ САД №7
МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ДОШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДЕТСКИЙ САД №7 Г. ЯРЦЕВА СМОЛЕНСКОЙ ОБЛАСТИ
215800, Смоленская область, Ярцевский район, г. Ярцево, ул. 50 Лет Октября, д. 3
Образование дошкольное

«Свет — левая рука тьмы»: разрушение гендерного бинаризма | автор: Grace Lapointe

Grace Lapointe

(Примечание: как дань уважения Урсуле К. Ле Гуин, я хотел опубликовать статью о The Left Hand of Darkness , которую я написал в Стоунхилле в юношестве в 2009 году и представленную в Стоунхилле. и литературная конференция бакалавриата штата Бриджуотер в 2010 году. Хотя сегодня я могу использовать несколько иной язык для описания гендерных бинарных форм, я не редактировал исходный текст и считаю, что он хорошо сохранился.Ле Гуин, однако, явно опередила свое время на десятилетия.)

Грейс Лапойнт

«Свет — левая рука тьмы»: разбор гендерных бинаризмов

Научно-фантастический роман Урсулы К. Ле Гуин 1969 года Левая рука Darkness изображает планету под названием Гетен, что означает «зима» на вымышленном языке книги Кархайде, который находится в перманентном ледниковом периоде (Le Guin 1). Хотя жители Гетена не являются строго интерсексуальными в смысле одновременного наличия мужских и женских гениталий, каждый человек может стать мужчиной или женщиной в разное время своей жизни.Гетенианцы проявляют физиологически мужские или женские характеристики только во время последней фазы репродуктивного цикла, называемой «кеммер» (63). Процесс Кеммера демонстрирует идею Джудит Батлер о том, что нормативная гетеросексуальность порождает гендерные различия (Butler 231). Поскольку каждый человек может стать мужчиной или женщиной, гетенианское общество не разработало концепции гендерных ролей. Действие романа происходит в альтернативной вселенной, но его главный герой, Дженли Ай, является посланником с неназванной планеты, похожей на Землю.В отличие от гетенианцев, чьи половые характеристики могут колебаться, Гай всегда биологически является мужчиной. Гетениане подвергают остракизму Гая, потому что они считают любого, кто постоянно является мужчиной или женщиной, сексуальным отклонением. Их подход к Ай отражает описание Батлером маргинализации гетеросексуальным обществом «квир-людей», которые не вписываются в бинарные категории мужественности и женственности (Butler 226). Левая рука тьмы , изображая воображаемый мир, в котором физиологический пол людей изменчив, предполагает, что гендер — это нестабильная социальная конструкция, которая функционирует независимо от сексуальной активности.

Левая рука тьмы использует научно-фантастические предпосылки для метафорического исследования несоответствия между биологическим полом и социальной конструкцией пола. В эссе, опубликованном в 1976 году в журнале Novel , Донна Герстенбергер сравнивает роман Ле Гуин с романами других феминистских писателей 1960-х и 1970-х годов, в которых исследуется статус женщин в обществе, где доминируют мужчины. Левая рука тьмы — единственный научно-фантастический роман, который Герстенбергер упоминает в своем эссе, в то время как остальные строго реалистичны. Герстенбергер утверждает, что широкое использование метафор в жанре научной фантастики делает его уникальным подходом для исследования социальных проблем. Она пишет, что научная фантастика способствует «исследованию концептуальных ограничений и способов, деятельности, в которой современные писательницы очень заинтересованы, но в которой писатели-феминистки, особенно американские, участвовали очень мало» (Герценбергер 143). В эссе научная фантастика рассматривается как средство метафорического исследования сложных концепций.

В Левая рука тьмы, уникальный репродуктивный цикл гетенианцев метафорически представляет идею Джудит Батлер о том, что гетеросексуальные нормы порождают гендерные тела.Обитатели воображаемой планеты Гетен проявляют сексуальные признаки только во время полового акта. У гетенианцев есть репродуктивный цикл, называемый кеммером, похожий на течку у некоторых млекопитающих (Le Guin 64). Половые признаки остаются скрытыми до конца цикла Кеммера, когда происходит половой акт (63). Человек может проявлять сексуальные характеристики только в ответ на гормональные сигналы своего партнера: «партнер, вызванный изменением, берет на себя другую сексуальную роль» (63).Если гетенианец находится в изоляции, физиологический секс не может развиваться, что говорит о том, что пол создается внешними факторами. В своей книге Gender Trouble , которая помогла развитию теории квир, Джудит Батлер утверждает, что гендер не является стабильной идентичностью, а «устанавливается во внешнем пространстве посредством стилизованного повторения действий» (Leitch 2500–01). Для Батлера гендер является перформативным или разыгрываемым, а не неотъемлемой частью личности человека (2497). Батлер пишет: «То, что гендерное тело перформативно, предполагает, что оно не имеет онтологического статуса, кроме различных действий, составляющих его реальность» (2497).Для Батлера пол не является неотъемлемой частью, а формируется в результате действий человека и определяется внешними факторами. На Гетене физиологические половые различия проводятся буквально, потому что они являются результатом повторения гетеросексуальных действий. Тот факт, что половые характеристики Getheniens необходимо воссоздавать в течение каждого цикла, предполагает, что бинарные категории мужского и женского пола незначительны.

Хотя половые признаки гетенианцев не являются постоянными, люди не могут выбирать свой пол, что говорит о том, что пол является обязательным.Гетенианин может стать женщиной в течение одного цикла и мужчиной в следующем (Le Guin 64). Люди не могут выбирать, какого пола они станут во время кеммера (63). В книге Bodies That Matter, Джудит Батлер пишет, что гендер конструируется посредством серии «обязательных действий» (Butler 238). Хотя сексуальные роли не являются постоянными в Гетене, они непроизвольны и, следовательно, по-прежнему обязательны. Однако, хотя сексуальность Getheniens разделяет идею пола и гендера, она также создает свои собственные ограничения.Посетительница с другой планеты замечает в своих полевых заметках, что на Гетене гомосексуальные пары «настолько редки, что их можно игнорировать» (65). Несмотря на то, что гетенианская сексуальность не сопровождается социальной концепцией пола, определенные сексуальные действия по-прежнему запрещены.

Парадоксально, но сказав, что изменчивая сексуальность Гетениенса устраняет бинарность полов, в романе усиливается идея о том, что биологический пол подтверждает гендерные различия между мужчинами и женщинами на других планетах. Поскольку половые признаки гетенианцев скрыты четыре пятых каждого месяца, гетенианское общество не разработало концепцию пола (65).В одной главе неназванный исследователь с другой планеты отмечает в своей области заметки, что на Гетене «нет разделения человечества на сильную и слабую половины, защитную / защищенную, доминирующую / покорную, собственника / движимое имущество, активную / пассивную» (Ле Гуин 65). Однако, упоминая об этих двоичных файлах, она усиливает их значимость в обществе, где каждый постоянно является либо мужчиной, либо женщиной. Исследователь предупреждает будущих посетителей Гетена, что они могут быть встревожены неспособностью гетениан признать пол: «Мужчина хочет, чтобы его мужественность была оценена, а женщина хочет, чтобы ее женственность ценили [. . .] Зимой их не будет. Человека уважают и судят только как человека. Это ужасный опыт »(66). Сопоставляя мужскую «мужественность» и «женственность», рассказчик предполагает, что эти качества противоположны друг другу и также являются неотъемлемой частью личности каждого человека. Если люди считают гендер важным элементом своей идентичности, становится «ужасно» рассматриваться только как человеческое существо. Напротив, Батлер пишет, что гендер порождается социальными нормами, и каждый человек «никогда полностью не населяет идеалы, к которым он / она вынужден приближаться» (Butler 231).Батлер рассматривает гендер не как неотъемлемую часть личности человека, а как роль, которую невозможно выполнить полностью. Отсутствие фиксированного пола у Getheniens заставляет их бояться и неправильно понимать Ай, постоянного мужчину-посланника с планеты, похожей на Землю.

На Гетене люди с постоянным полом маргинализируются как девиантные, что соответствует маргинализации квир-индивидуумов в гетеросексуальном обществе. Главный герой романа, Дженли Ай, — посланник с неуказанной планеты, похожей на Землю, где люди имеют фиксированный пол.Поскольку Гай — постоянно мужчина, а гетенианцы проявляют сексуальные характеристики только в возбужденном состоянии, лидеры гетениан называют его «извращенцем» (Le Guin 24). В Bodies That Matter Джудит Батлер использует слово «квир» для обозначения «пересекающихся разделений» людей, которых нельзя отнести к гетеросексуальным нормам (Butler 228). Она пишет, что «термин« квир »использовался как одна лингвистическая практика, цель которой заключалась в [. . .] создание субъекта посредством этого позорного запроса »(226).Батлер использует термин «запрос» в альтуссерианском смысле, имея в виду, что идеология создает субъектов, обращаясь к конкретным людям (225). Хотя на своей родной планете Гай не считается сексуальным отклонением, на Гетене его называют «извращенцем», потому что гетенианские власти считают его ненормальным. Это демонстрирует, что темы не предшествуют запросу, а создаются путем запроса.

Поскольку Ай считается ненормальным только по отношению к гетенианцам, это говорит о том, что маргинализация квиров произвольна и определяется гетеросексуальным большинством.Батлер пишет, что термин «квир» приобретает свою силу именно благодаря повторяющимся призывам, благодаря которым он становится связанным с обвинением, патологизацией, оскорблением »(Butler 226). Для гетенианцев постоянное принадлежность к мужчине или женщине — это социальная стигма. Называя Ай «извращенцем», Гетениенцы молчаливо обвиняют его в девиантном поведении: постоянном возбуждении. Когда Ай пытается объяснить королю Гетена биологический состав своего народа, король заключает, что, поскольку у них есть постоянный пол, они должны быть «обществом извращенцев» (Le Guin 25).Однако Гай считается только «извращенцем» в отличие от гетенианцев. Мужественность Ая не считается постыдной на его собственной планете, но на Гетене она «патологизирована» или характеризуется как ненормальная, потому что отклоняется от гетенианской нормы. Поскольку человека можно считать «извращенцем» только по отношению к социальной норме, это сделало бы невозможным создание всего «общества извращенцев». Биологические различия Аи отдаляют его от гетенианцев и затрудняют установление с ними отношений.

Благодаря отношениям Дженли Ай с бывшим премьер-министром Гетениена Эстравеном, Левая рука тьмы показывает, что все человеческие существа обладают характеристиками, которые можно поляризовать как мужские или женские. Поскольку секс не является постоянной частью идентичности Getheniens, они не могут рассматривать какие-либо человеческие качества как связанные с половыми характеристиками. Ай пытается определить гетенианскую концепцию шифгретор : «престиж, лицо, место, гордость-отношения» (Ле Гуин 10).Позже Ай сравнивает шифгретор со своим собственным «мужским самоуважением», потому что он не может представить себе человеческие качества без гендерной принадлежности (153). Когда Гай впервые встречает Эстравена, он не доверяет ему, потому что он находит поведение Эстравена «женственным, полным обаянием, тактом и отсутствием содержания, благовидным и ловким» (8). Хотя Эстравен биологически не является ни мужчиной, ни женщиной, Ай характеризует его как женского, потому что у него есть атрибуты, которые считаются женскими в культуре Ай. Это говорит о том, что гендер в большей степени социально сконструирован, чем биологически присущ.Когда Батлер описывает перформативную природу перетаскивания, она пишет, что перетаскивание привлекает внимание к «гиперболической» или преувеличенной природе гетеросексуальных ролей (Butler 237). Восприятие Ай Эстравен как «женского» демонстрирует, что гендерные различия могут быть созданы в социальном плане, даже если они не поддерживаются биологией человека.

Хотя Эстравен и Ай никогда не вступают в половые отношения, их близкая дружба беспокоит Ай, потому что она бросает вызов запрету его культуры на однополую близость.В качестве премьер-министра Эстравен уступает спорную территорию соседней стране и высылается как предатель. Если он вернется в родную страну, его убьют. Эстравен и Ай проводят остаток романа, путешествуя вместе по замерзшим пустыням Гетена. Их дружба приобретает новый уровень эмоциональной близости, когда Ай учит Эстравена «мысленному языку», форме телепатии (Le Guin 174). Эстравен отмечает, что интеллектуальная речь уникальна, потому что она делает невозможной ложь другому человеку (177).Когда Эстравен входит в кеммер и Ай видит его в женском облике, Ай признается: «И я снова увидел, и навсегда, то, что я всегда боялся увидеть и делал вид, что не видел в нем: что он был женщиной. как и мужчина »(173). Батлер пишет, что в гетеросексуальном обществе гомосексуальность «конституируется набором отвергнутых привязанностей или идентификаций, которые составляют другую область« невыполнимого »» (Батлер, 236). Люди отрицают или отвергают свою идентификацию с гомосексуальными желаниями, потому что они считаются невозможными в рамках нормы гетеросексуального воспроизводства.Однако Ай опасается своей привязанности к Эстравену по противоположной причине: Эстравен становится женщиной во время кеммера, что позволяет им иметь гетеросексуальный половой акт. Хотя дружбу Эстравена и Аи технически нельзя считать гомосексуальной, Ай опасается, что его влечет к человеку, который хотя бы частично является мужчиной.

Ближе к концу романа подавленные эмоции Ай по поводу смерти Эстравена иллюстрируют идею Батлера о том, что гетеросексуалы должны отрицать возможность гомосексуальных привязанностей.После того, как Эстравен и Ай провели несколько месяцев в совместном путешествии по замерзшей тундре, Эстравен на лыжах направляется прямо на путь двух вооруженных пограничников, которые ждут его. Смерть Эстравена можно интерпретировать как самоубийство, что является табу для Гетена. Ай держит Эстравена перед смертью, хотя охранники пытаются его остановить: «Они стреляли, чтобы убить его. Он умирал, когда я подошел к нему, растянулся и вывернулся от его лыж, торчащих из снега, его грудь была наполовину отодвинута. Я обнял его за голову и заговорил с ним, но он мне так и не ответил [.. .] Я держал его, притаившегося в снегу, пока он умирал. Они позволили мне это сделать »(Ле Гуин 198). Когда Эстравен умирает, Ай пытается сказать ему, что любит его, но обнаруживает, что не может этого сделать. Сказав: «Они позволили мне это сделать», Ай показывает, что охранники пытались помешать ему горевать. Точно так же Батлер пишет, что гетеросексуальное большинство пытается удержать гомосексуалистов от выражения потери. В Bodies That Matter Батлер пишет: «Пока горе остается невыразимым, ярость из-за потери может удвоиться, если вы остаетесь нераскрытым» (Butler 236).По словам Батлера, не признавая законность гомосексуальных отношений, гетеросексуальные власти также отказывают гомосексуалистам в праве открыто горевать. Однако охранники подавляют горе Ай не из-за сексуальной ориентации, а потому, что Эстравен считается предателем. Этот отрывок демонстрирует, что власти отрицают горе людей, пытаясь подавить запретные отношения. Это также показывает, что Ай подавил свою любовь к Эстравену, потому что его чувства не были строго гетеросексуальными.

В своем романе Левая рука тьмы Урсула К. Ле Гуин изобретает альтернативную вселенную, в которой сексуальные характеристики людей существуют только во время полового акта. У человека могут развиться женские сексуальные характеристики в течение одного месячного цикла, а в следующем — мужские (Le Guin 64). В результате люди идентифицируют себя не как мужчины или женщины, а только как люди (65). Отсутствие фиксированной сексуальной идентичности у гетенианцев иллюстрирует идею Джудит Батлер о том, что гендер определяется социально детерминированными ролями (Butler 231).На Гетене человеческие качества нельзя считать «мужскими» или «женскими», что подчеркивает искусственную, социально сконструированную природу пола. Это поддерживает идею Батлера о том, что гендер создается посредством повторяющихся «принудительных действий» (Butler 238). На Гетене сексуальные характеристики временны и могут меняться на протяжении всей жизни человека, что свидетельствует о нестабильности категорий мужественности и женственности.

Хотя гетенианцы не считают себя мужчинами или женщинами, их сексуальная активность по-прежнему подкрепляет гетеросексуальные нормы. Поскольку секс существует только с целью воспроизводства, гомосексуальные действия «настолько редки, что их можно игнорировать» (Le Guin 65). Во время полового акта один партнер почти всегда временно становится физиологически мужчиной, а другой — женщиной. Хотя гетенианцы частично деконструируют гендерную бинарность мужской / женский, определенные действия однополых людей по-прежнему запрещены.

Отсутствие у гетениан постоянного пола порождает их собственные сексуальные нормы, поскольку заставляет их маргинализировать людей, которые навсегда являются мужчинами или женщинами.Поскольку гетенианцы проявляют сексуальные характеристики только тогда, когда они сексуально возбуждены, гетенианцы маргинализируют Дженли Ай как «извращенца» из-за того, что они постоянно являются мужчинами. Их осуждение Ai аналогично идее Батлера о том, что гетеросексуальное большинство маргинализирует квир-людей, потому что они не вписываются в нормативные гетеросексуальные категории (Butler 226). По сравнению с биологией гетенианцев, постоянный мужской пол Гая считается девиантным, но на его собственной планете он считается нормальным. Это говорит о том, что сексуальные нормы произвольны и определяются большинством. The Left Hand of Darkness переосмысливает сексуальную нормальность и изображает мир, в котором сексуальные характеристики не являются фиксированной частью личности человека, предполагая, что пол — не неотъемлемая часть человеческой идентичности, а искусственное различие.

Цитированные работы

Батлер, Джудит. Материальные тела: о дискурсивных границах секса. Нью-Йорк: Рутледж, 1993.

Герстенбергер, Донна. «Концепции литературного и прочего: писательницы и современное воображение.РОМАН: Форум художественной литературы. Vol. 9, №2, (Зима, 1976): 141–150.

Лейтч, Винсент Б. (ред.) Нортонская антология теории и критики. Нью-Йорк: В. В. Нортон и компания, 2001.

Ле Гуин, Урсула К. Левая рука тьмы. Нью-Йорк: Harper & Row, 1969.

Урсула К. Ле Гуин — Глава 9. Эстравен-предатель

из

Левая рука тьмы

Восточно-кархидская сказка, рассказанная в Горинхеринге Тобордом Чорхава и записанная автор: G. A. История хорошо известна в различных версиях, и основанная на ней пьеса «хаббен» находится в репертуаре странствующих игроков к востоку от Каргава.

Давным-давно, еще до того, как король Аргавен I объединил Кархайд в единое королевство, была кровная месть между Доменом Сток и Доменом Эстре в Земле Керм. Вражда велась в набегах и засадах на протяжении трех поколений, и уладить ее было невозможно, поскольку это был спор из-за земли. Богатых земель в Керме мало, а гордость домена — протяженность его границ, а лорды Земли Керма — гордые и смелые люди, отбрасывающие черные тени.

Случилось так, что наследник плоти лорда Эстре, молодой человек, катаясь на лыжах по озеру Айсфут в месяц охотничьего пестри Иррем, наткнулся на гнилой лед и упал в озеро. Хотя с помощью одной лыжи в качестве рычага на более твердой кромке льда он наконец вытащил себя из воды, он был почти в таком же тяжелом случае вне озера, как и в нем, потому что он был промок, воздух был курем. , и наступала ночь. Он не видел никакой надежды добраться до Эстре в восьми милях вверх по холму и направился к деревне Эбос на северном берегу озера.С наступлением ночи туман спустился с ледника и распространился по всему озеру, так что он не видел ни дороги, ни места, где ставить лыжи. Он шел медленно, опасаясь тухлого льда, но в спешке, потому что холод сковал его кости, и вскоре он уже не мог двигаться. Наконец он увидел перед собой свет в ночи и тумане. Он сбросил лыжи, потому что берег озера был неровным и местами голым. Его ноги больше не могли удерживать его, и он изо всех сил пытался выбраться на свет.Он был далеко от пути на Эбос. Это был маленький домик, стоящий отдельно в лесу среди береговых деревьев, которые представляют собой все леса Земли Керм, и они росли близко к дому и были не выше его крыши. Он бил в дверь руками и громко крикнул, а один открыл дверь и вывел его на свет костра.

Там больше никого не было, только один этот человек. Он снял с Эстравена одежду, которая была подобна одежде из железа со льдом, и положил его обнаженным между мехами, и теплом собственного тела прогнал мороз с ног, рук и лица Эстравена и дал ему выпить горячего пива. .Наконец молодой человек выздоровел и посмотрел на того, кто о нем заботился.

Это был незнакомец, молодой, как он сам. Они посмотрели друг на друга. Каждый из них был хорошеньким, с сильным телосложением и прекрасными чертами, прямые и темные. Эстравен увидел, что огонь кеммера был перед лицом другого.

Он сказал: «Я Арек из Эстре».

Другой сказал: «Я Ферем из Стокса».

Тогда Эстравен засмеялся, потому что он все еще был слаб, и сказал: «Ты согрел меня к жизни, чтобы убить меня, Стоквен?»

Другой сказал: «Нет.

Он протянул руку и прикоснулся к руке Эстравена, как будто хотел убедиться, что мороз ушел. От этого прикосновения, хотя Эстравен был в днях или двух от своего кеммера, он почувствовал, как в нем просыпается огонь. Некоторое время оба стояли неподвижно, соприкасаясь руками.

«Они такие же», — сказал Стоквен и, приложив ладонь к ладони Эстравена, показал, что это так: их руки были одинаковой длины и формы, палец за пальцем, совпадающие, как две руки одного человека, положенные ладонь на ладонь.

«Я никогда не видел вас раньше», — сказал Стоквен. «Мы смертельные враги». Он встал, развел огонь в очаге и вернулся, чтобы сесть рядом с Эстравеном.

«Мы смертельные враги», — сказал Эстравен. «Я готов поклясться кеммерингом с вами».

«И я с тобой», — сказал другой. Затем они поклялись друг другу в кеммеринге, и тогда, как и сейчас, в Земле Керм, эту клятву верности нельзя ни нарушать, ни заменять. Эту ночь, и следующий день, и следующую ночь они провели в хижине в лесу у замерзшего озера.На следующее утро к хижине пришла группа мужчин из Сока. Один из них знал юного Эстравена в лицо. Он не сказал ни слова и не предупредил, но вытащил свой нож, и там, на глазах Стоквена, он ударил Эстравена в горло и грудь, и молодой человек упал мертвым на холодный очаг в своей крови.

«Он был наследником Эстре», — сказал убийца.

Стоквен сказал: «Посадите его на свои сани и отнесите в Эстре для погребения».

Он вернулся в Сток. Мужчины отправились с телом Эстравена на санях, но оставили его далеко в бордовом лесу для диких зверей и вернулись той же ночью в Сток. Терем встал перед своим родителем во плоти, лордом Хариш рем ир Стоквеном, и сказал мужчинам: «Вы сделали, как я вам сказал?» Они ответили: «Да». Терем сказал: «Ты лжешь, потому что никогда бы не вернулся живым из Эстре. Эти люди не подчинились моему приказу и солгали, чтобы скрыть свое непослушание: я прошу их изгнания ». Лорд Хариш согласился, и они были изгнаны из очага и закона.

Вскоре после этого Терем покинул свои владения, сказав, что он хочет некоторое время пребывать в Крепости Ротереров, и он не возвращался в Сток, пока не прошел год.

В области Эстре они искали Арека в горах и на равнинах, а затем оплакивали его: горький траур летом и осенью, потому что он был единственным чадом господина из плоти. Но в конце месяца Терн, когда на земле стояла тяжелая зима, человек поднялся на лыжах по склону горы и дал стражнику у Эстр-Гейт сверток, обернутый мехами, и сказал: Estre ». Затем он спустился с горы на лыжах, как скала, перепрыгивающая через воду, и у него не было ни малейшей мысли удержать его.

В узелке с мехами лежал плачущий младенец. Они привели ребенка к лорду Сорве и сказали ему слова незнакомца; и старый лорд, полный горя, увидел в младенце своего потерянного сына Арека. Он приказал вырастить ребенка как сына Внутреннего Очага и называть его Терем, хотя это имя никогда не использовалось кланом Эстре.

Ребенок вырос красивым, красивым и сильным; он был темнокожим и молчаливым, но все видели в нем какое-то сходство с потерянным Ареком. Когда он вырос, лорд Сорв по своей старости назвал его наследником Эстре.Затем были раздутые сердца среди сыновей-кеммеринг Сорве, все сильные люди в расцвете сил, которые долго ждали своего господства. Они устроили засаду против молодого Терема, когда он в одиночестве вышел на охоту за чумой в месяце Иррем. Но он был вооружен, и его не застали врасплох. Он застрелил двух своих домашних братьев в тумане, который густо лежал на озере Айсфут в оттепель, а третьего он дрался ножом с ножом и в конце концов убил, хотя сам был ранен в грудь и шею. с глубокими разрезами. Затем он встал над телом своего брата в тумане над льдом и увидел, что наступает ночь.Он почувствовал себя больным и слабым, когда кровь текла из его ран, и он решил отправиться в деревню Эбос за помощью; но в сгущающейся темноте он заблудился и пришел в лес на восточном берегу озера. Там, увидев заброшенную хижину, он вошел в нее и, слишком слабый, чтобы зажечь огонь, упал на холодные камни очага и лежал так с незащищенными ранами.

Один пришел из ночи, мужчина один. Он остановился в дверном проеме и замер, глядя на человека, который лежал в его крови напротив очага.Затем он поспешно вошел и сделал постель из меха, который достал из старого сундука, развел костер, очистил раны Терема и перевязал их. Когда он увидел, что молодой человек смотрит на него, он сказал: «Я Терем из Стокса».

«Я Терем Эстре».

Некоторое время между ними стояла тишина. Тогда молодой человек улыбнулся и сказал: «Ты перевязывал мои раны, чтобы убить меня, Стоквен?»

«Нет, — сказал старший.

Эстравен спросил: «Как это может случиться, что ты, Владыка Сока, один здесь, на спорной земле?»

«Я часто приезжаю сюда», — ответил Стоквен.

Он пощупал у молодого человека пульс и руку на предмет лихорадки и на мгновение приложил ладонь к ладони Эстравена; и палец за пальцем их две руки совпадали, как две руки одного человека.

«Мы смертельные враги», — сказал Стоквен.

Эстравен ответил: «Мы смертельные враги. Но я тебя раньше никогда не видел.

Стоквен отвернулся. «Однажды я видел тебя очень давно, — сказал он. «Я хочу, чтобы между нашими домами был мир».

Эстравен сказал: «Я поклянусь с тобой в мире.

И они дали этот обет, а потом больше не говорили, и раненый заснул. Утром Стоквена не было, но группа людей из деревни Эбос подошла к хижине и отнесла Эстравена домой в Эстре. Никто больше не осмеливался противостоять воле старого лорда, справедливость которого была ясно написана кровью трех мужчин на льду озера; и после смерти Сорве Терем стал лордом Эстре. В течение года он положил конец старой вражде, уступив половину спорных земель Владению Сток. За это и за убийство своих собратьев по сердцу его прозвали Эстравеном Предателем.Тем не менее, его имя, Терем, по-прежнему дается детям этого Домена.

Человечество Эстравена | Утопия, Антиутопия, Фэнтези

Левая рука тьмы следует по пути Дженли Ай, который прибыл на планету Гетен в качестве посланника межгалактического правительства. На протяжении всей истории самым важным повторяющимся персонажем является Терем Харт Рем ир Эстравен, который оказывается единственным человеком, которого встречает Дженли, который верит в свою миссию. Среди всего предательства и паранойи других гетенианцев именно Эстравен обеспечил будущее своего народа, убедившись, что Дженли преуспел в своей миссии.Поступив так, Эстравен доказал, что он был самым человечным из всех гетенианцев в истории.

Первое место, где Эстравен демонстрирует свою веру в Дженли, находится в Кархайде, когда он является премьер-министром безумного короля Аргавена. Безумие Аргавена доводит его до постоянной паранойи, и он считает, что Эстравен пытается одолеть его. За это его сослали в Оргорейн. Когда Дженли отправляется в Оргорейн в поисках более открытой обстановки, это оказывается немного лучше. Бюрократы, которые правят страной, не доверяют никому из них, в особенности Генли.В инверсии предательства в Кархайде они заключают в тюрьму Дженли и позволяют Эстравену, известному предателю в Кархайде, выйти на свободу. В первой половине книги Эстравен демонстрирует свою веру в Дженли. Способность верить во что-то, чему нет доказательств, — это человеческая черта, и гетенианцы в большинстве своем не проявляют ее. Ни король, ни правители Оргорейна не верят, что Генли — это то, чем он себя называет.

Когда Дженли заключен в тюрьму Орготой, истинный характер Эстравена дает о себе знать.Он в безопасности в Оргорейне, но окружен лжецами, которые не верят в общую картину — присоединение к Экумену и становление частью человечества в целом. Они могут видеть только то, как избить Кархайда до удара, и из-за страха лишают их единственного шанса сделать это. Несмотря на то, что Эстравен знает, что Генли не доверяет ему, он по-прежнему доверяет Генли больше всех и идет на все, чтобы спасти его из лагеря. Он знает, что единственный способ обеспечить успех Дженли — это рискнуть собственной жизнью и забрать Дженли обратно в Кархайде через ледник Гобрин.Хотя для этого требуются все навыки выживания и ресурсы, которые Эстравен усвоил на протяжении всей своей жизни, он переносит Дженли по льду и обратно в Кархайд.

Почему Estraven это делает? Потому что он верит в то, во что не верит ни один другой гетенианец. В мире, где всегда первый год, Estraven верит в прогресс. Он идеалист и мыслит за пределами Кархайда и Оргорейна, внутри которых все, кажется, застряли. Король Аргавен, безумец, быстро считает Дженли сумасшедшим или просто извращенцем.Бюрократы Орготы, все лжецы, поспешили предположить то же самое и Дженли. Мечтатель Эстравен считает, что Генли — это путь к достижению его мечты. Говорят, что Эстравен — патриот, хотя его любовь к одной стране не означает ненависти к другой. Он не просто кархидский патриот, но и гетенианский патриот, и этот патриотизм заставляет его в конце концов отдать свою жизнь (отказавшись от гетенианского табу на самоубийство) ради выполнения миссии Генли.

Мечта Эстравена не заканчивается с его смертью. Это цель сцены с Дженли и сыном Эстравена в конце.Дженли прибывает в Эстре с новостями о смерти Эстравена. Вместо того, чтобы хотеть услышать историю перехода через ледяной лед Гобрин, сын Эстравена Сорве хочет услышать о других мирах и других людях, живущих там. Как и его отец, Сорве смотрит вперед и во все стороны на Экумен и будущее Гетена. Хотя Эстравен умер, появится еще одно поколение гетенианцев-идеалистов, готовых продвигаться вперед после Первого Года и стагнации своих предков из-за жертвы Эстравена.

персонажей Генли и Эстравена из «Левая рука тьмы» Ле Гуина

Внимательно посмотрите на сходства и различия между двумя главными персонажами Дженли Ай и Терем Харт Рем Ир Эстравен в «Левая рука тьмы». Список различий и сходств между двумя персонажами взят только из моей интерпретации и поэтому может быть добавлен студентами, которые разрабатывают свою собственную интерпретацию Дженли и Эстравена.

Для простоты написания я называю Генли Ай (Genly) и Терема Харт Рем Ир Эстравен (Estraven) в примечаниях ниже.

Отличия Генли от Estraven
  • Дженли Ай с Терры (Земля), ему почти 30 лет
  • 1 st Посланник из Экумена, чтобы завербовать планету Гетен в Экумен, чтобы стать частью универсального и мистического торгового предприятия планет
  • Различные физические характеристики — высокий рост, черная кожа, крепкий, без волос, большие руки, не приспособлен к холоду
  • Стереотипный мужчина — гетеросексуальный, сексуально активный, все время считающийся «извращенцем» гетенианцами
  • Пробыл в Кархайде 2 года, пытаясь добиться расположения короля Аргавена и убедить его и Кархайда присоединиться к Экумену
  • Неспособность доверять и факторы неуверенности влияют на его решения и страх неизвестного
  • Гендерный страх перед различиями, особенно женские черты гетенианцев, которые он считает отрицательными
  • Неверующий в андрогинных гетенианцев, не может понять их реакции или лица, которые он считает не человеческими, а похожими на животных — кота, тюленя, выдры
  • Часто нетерпелив, быстро впадает в отчаяние, а затем радуется
  • Не хватает проницательности, чтобы понять, и в Гетене нельзя верить инопланетянину
  • Имеет проблемы с общением и пониманием сложных тонкостей «шифгретора»
  • Не знает мотивов других людей, особенно Эстравена
  • Не обладает качествами Ханддара в отношении интуиции или «нусута»
  • Борется со слишком большим количеством ян для создания гармонии в начале романа
  • Фактически, с точки зрения дуализма, Генли является «правой рукой» Эстравена (Ле Гуин подчеркивает, что каждый ян содержит свой инь, каждый инь содержит свой ян).

Сходства Генли с Estraven
  • Верит в миссию убедить жителей Гетена присоединиться к Экумену с целью расширения торговли и межпланетного союза
  • Несмотря на то, что Дженли был в Гетене в течение 2 лет, он не прекращает попытки выполнить свою миссию
  • Это похоже на Эстравена в его продолжающейся миссии по присоединению Гетена к Экумену, поскольку он верит в преимущества объединения своей планеты с другими мирами, даже если это означает изгнание
  • Genly лоялен, благороден и идеалистичен, как Estraven
  • Они оба многим пожертвовали ради своих амбиций, но видят общую картину помощи человечеству
  • Оба находятся в изгнании, Дженли со своей планеты и Эстравен из его дома в Эстре
  • На льду Гобрина они оба объединяются ради выживания
  • On the Gobrin Ice Genly трансформирует и понимает значение инь и янь в Estraven и важность гармонии как целостного человека
  • Следовательно, Дженли, наконец, принимает Эстравена как андрогинного человека не как мужчину / женщину, а как за единицу
  • Отношения Дженли с Эстравеном описываются Ле Гуином как «глубокая любовь», которая меняет Дженли

Отличия Estraven от Genly
  • Эстравен из области Эстре в земле Керм, южной оконечности Кархайда на планете Гетен (возраст неизвестен)
  • Премьер-министр Кархайда в начале романа
  • Различные физические характеристики — коренастый, темный, с жирным слоем для защиты от холода, черные глаза и гладкие волосы
  • Он андрогин, ни мужчина, ни женщина, но оба вместе, как и все гетениане
  • Типичный андрогин переходит в кеммер
  • От брата Арека родился Сын Сорве и принес Ареку «обет верности».
  • У него был кеммеринг с Эшем, и у них было 2 сына
  • Его личная жизнь была пропитана глубокими и бурными человеческими эмоциями, включая любовь и смерть, которые питают его душу
  • Он честный, сообразительный, мудрый, разносторонний и адаптируемый, отважный, творческий в реагировании на новые ситуации, проницательный политик, могущественный, агрессивный, когда это необходимо, и постоянно стремящийся вперед
  • Он обладает силой характера и дипломатичностью, не позволяя Кархайду и Оргорейну развязать войну из-за спора в долине Синнот
  • Обладает хорошо обученными навыками Ханддара, что заставляет его реагировать интуитивно, делая не больше или не меньше того, что требуется
  • Его спиритизм — важная часть его характера
  • Он восхваляет «тьму», когда она приходит, и это аналог «света»
  • Он не движется личным желанием, интересом или преимуществом и действует спонтанно в соответствии со своей истинной природой, как учит качество Ханддара.
  • Он использует свою женскую интуицию как хорошее качество и довел до совершенства баланс инь и ян в своих гармоничных действиях, что демонстрирует, что для выживания необходимы как мужские, так и женские характеристики
  • Фактически Эстравен — «левая рука» Генли, и без Эстравена Генли не смог бы осуществить свою трансформацию характера, которая приведет его к более глубокому пониманию гетенианцев и самого себя.
  • Эстравен готов пожертвовать своей жизнью ради успеха миссии и блага всего мира

Сходства Estraven с Genly
  • Верит в миссию Дженли — убедить жителей Гетена присоединиться к Экумену с целью расширения торговли и межпланетного союза
  • Эстравен по-прежнему верит в миссию присоединения Гетена к Экумену, поскольку он верит в преимущества объединения своей планеты с другими мирами, даже если это означает его изгнание
  • Оба находятся в изгнании, Дженли со своей планеты и Эстравен из его дома в Эстре
  • Estraven лоялен, благороден и идеалистичен, как Genly
  • Они оба многим пожертвовали ради своих амбиций, но видят общую картину помощи человечеству
  • На льду Гобрина они оба объединяются, чтобы выжить
  • Принимает Дженли как разное, но он понимает сходство, целостность и важность гармонии
  • Отношения Эстравена и Дженли описываются Ле Гуином как «глубокая любовь» и воплощают в себе как физическое, так и духовное путешествие Дженли к большему самопознанию и пониманию
Эта запись была опубликована в Year 12 VCE English и помечена как Дженли и Эстравен в «Левая рука тьмы», «Левая рука тьмы» Маргарет. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Сюжет | Левая рука тьмы Wikipedia

Главный герой романа — Дженли Ай, уроженец терранов мужского пола, которого послали пригласить планету Гетен присоединиться к Экумену, коалиции гуманоидных миров. [24] Ай путешествует к планетной системе Гетен на звездолете, который остается на солнечной орбите с товарищами Ай, находящимися в стазисе; Сам Гай отправляется в Гетен в одиночку, как «первый мобильный» или посланник. Как и все посланники Экумена, он может «говорить мыслями» — форма квазителепатической речи, на которую способны гетенианцы, но о которой они не подозревают.[25] Он приземляется в гетенианском королевстве Кархайд и проводит два года, пытаясь убедить членов его правительства в ценности присоединения к Экумену. Кархайды — одна из двух основных наций на Гетене, другая — Оргорейн. [B]

Роман начинается за день до аудиенции, которую Ай получил с Аргавеном Харджем, королем Кархайда. Ай справляется с этим с помощью Эстравена, премьер-министра, который, кажется, верит в миссию Ая, но накануне аудиенции Эстравен говорит Аю, что он больше не может поддерживать дело Гая с королем. Ай начинает сомневаться в лояльности Эстравена из-за его странных манер, которые Ай считает женственными и двусмысленными. Поведение людей в Кархайде продиктовано шифгретором , запутанным набором невысказанных социальных правил и формальной вежливости. Ай не понимает этой системы, что затрудняет понимание мотивов Эстравена и усиливает его недоверие к Эстравену. [26] На следующий день, готовясь к встрече с королем, Ай узнает, что Эстравен обвиняется в измене и изгнан из страны.Поводом для изгнания Эстравена было урегулирование пограничного спора с соседней страной Оргорейн, в котором Эстравен считался слишком примирительным. Ай встречается с королем, который отклоняет его приглашение присоединиться к Экумену. [27] Обескураженный, Ай решает отправиться в путешествие через Кархайде, так как весна только началась, делая доступными внутренние районы замороженной страны.

Ай путешествует в Крепость, жилище людей Ханддаррата, одной из двух основных гетенских религий. Он платит стойкостью за предсказание, искусство, которое практикуется, чтобы доказать «полную бесполезность знания ответа на неправильный вопрос». [28] [29] Он спрашивает, будет ли Гетен членом Экумена через пять лет, ожидая, что Предсказатели дадут ему двусмысленный ответ, но ему ответили «да». Это наводит его на мысль, что гетенианцы «натренировали интуицию бегать в упряжке» [30]. После нескольких месяцев путешествия по Кархайде Ай решает продолжить свою миссию в Оргорейне, на которую он получил приглашение.

Ай достигает столицы Орготы Мишнори, где обнаруживает, что политики Орготы изначально гораздо более прямолинейны с ним.Ему предоставили удобные апартаменты и разрешили представить свое приглашение совету, правящему Оргорейном. Особенно его поддерживают трое членов совета — Шусгис, Обсле и Егей. Эти трое являются членами фракции «Открытая торговля», которая хочет положить конец конфликту с Кархайдом. Эстравен, изгнанный из Кархайда, работает с этими членами совета и говорит Аю, что он отвечал за прием Аи в Оргорейне. [31] Несмотря на поддержку, Ай чувствует себя неловко. Эстравен предупреждает его не доверять лидерам Орготы, и он слышит слухи о «Сарфе», или тайной полиции, которая действительно контролирует Оргорейн. Он игнорирует и свое чувство, и предупреждение, и снова оказывается ошеломленным; Однажды ночью его неожиданно арестовывают, допрашивают и отправляют в трудовой лагерь на крайнем севере, где он страдает от сильного холода, подвергается каторжным работам и получает изнуряющие лекарства. Он заболевает, и его смерть кажется неминуемой.

Его похитители ожидают, что он умрет в лагере, но, к великому удивлению Гая, Эстравен, которому Ай все еще не доверяет, идет на все, чтобы спасти его. Эстравен изображает из себя тюремного охранника и вырывает Ай из фермы, используя свои тренировки с Ханддарратом, чтобы вызвать доте , или истерическую силу, чтобы помочь ему в этом процессе.Эстравен тратит последние деньги на припасы, а затем ворует еще, нарушая собственный моральный кодекс. Пара начинает опасный 80-дневный поход через северный ледниковый покров Гобрина обратно в Кархайд, потому что Эстравен считает, что повторное появление Ай в Кархайде убедит Кархайда принять договор в Экумене, зная, что Кархайд будет желать чести сделать это до Оргорейна. . В ходе своего путешествия Ай и Эстравен учатся доверять и принимать различия друг друга. Ай, в конечном итоге, успешно обучает мыслительной речи Эстравена; Эстравен слышит, как Ай говорит в своем сознании голосом мертвого брата и любовника Эстравена Арека [32], демонстрируя тесную связь между Аи и Эстравеном.Когда они достигают Кархайда, Ай отправляет радиопередачу на свой корабль, который приземляется через несколько дней. Эстравен пытается пересечь сухопутную границу с Оргорейном, потому что он все еще изгнан из Кархайда, но его убивают пограничники, которые захватывают Ай. Прогноз Эстравена подтверждается, когда присутствие Ай в Кархайде вызывает крах правительств как в Кархайде, так и в Оргорейне — Оргорейн, потому что его утверждение о том, что Ай умер от болезни, оказалось ложным. Кархайд соглашается присоединиться к Экумену, а вскоре за ним следует Оргорейн, завершая миссию Ай.[33]

Этот контент взят из Википедии. GradeSaver — это предоставляя этот контент в порядке любезности, пока мы не сможем предложить профессионально написанное учебное пособие от одного из наших штатных редакторов. Мы делаем не считайте этот контент профессиональным или цитируемым. Пожалуйста, используйте свой осмотрительность, полагаясь на нее.

Персонажи The Left Hand of Darkness

Эти заметки были предоставлены членами сообщества GradeSaver. Мы благодарны за их вклад и призываем вас сделать свой собственный.

Дженли Ай — главный герой.Он посланник всего обитаемого земного шара, избранного властями для торговли, обмена знаниями и технологиями. Дженли отправляется в Гетен Экуменом в качестве посланника. Его описывают как высокого и смуглого человека. По сюжету Дженли пытается завоевать доверие Кинга. Также он разумный человек, который знает все о культуре и языках своей планеты. Он хорошо образован и производит впечатление смелого и надежного человека, который знает, чего хочет, и знает, как этого добиться.

Эстравен — житель Гетена.В начале истории он является премьер-министром Кархайда, но чуть позже его высылают. Он тот, кто верит Дженли Ай и всегда ему помогает. Эстравен не «патриот», напротив, он ставит под сомнение саму идею. Он говорит: «Что такое любовь к своей стране; неужели это ненависть к своей стране?». Позже выясняется, что он «горячо любил свою страну … но не служил ей», а скорее служил другому хозяину: «Человечеству».

Аргавен Хардж XV — король Кархайда. Его подчиненные и Эстравен описывают его как ужасного человека.Он груб и даже жесток. По сюжету, он беременен, но теряет ребенка еще до его рождения. Он плохо обращается с Дженли и не верит ему. Также Аргавен отказывается присоединиться к Экумену и всему обитаемому миру.

Пеммер Харге рем ир Тибе — двоюродный брат Аргавена. Он отрицательный персонаж. Он становится премьер-министром после Эстравена. Он агрессивный человек, который хочет, чтобы началась война. Он использует свою власть премьер-министра, чтобы получить еще больше власти, его не очень интересует то, что выгодно его стране.Он также против миссии Дженли. В конце этой истории он уходит в отставку.

Обновите этот раздел!

Вы можете помочь нам, пересматривая, улучшая и обновляя эта секция.

Обновить этот раздел

После того, как вы заявите права на раздел, у вас будет 24 часа , чтобы отправить черновик. Редактор рассмотрит заявку и либо опубликует ее, либо оставит отзыв.

Под радугой вики / Sorve Harth rem ir Estraven

PB: модель DevArt под названием Chove

Канон: Левая рука тьмы Урсулы К.Ле Гуин

Игрок: Вен

Сорве — сын Арека и Терема, двух плотских сыновей Эсванса Харта рем ир Эстравена, властителя владений Эстре в Земле Керм, части восточного Кархайд (их генетический отец не назван и в культурном отношении , не имеющий отношения). Сорве 20 лет, и он унаследовал свою светлость после смерти деда через несколько месяцев после визита Генли Ай к их очагу (вскоре после окончания книги). Сорве из большой богатой семьи, его генетический отец (Терем) несколько лет был премьер-министром Кархайда — ближайшим советником безумного короля Аргавена XV.Терем был сослан в соседнюю страну Оргорейн как предатель за поддержку поисков Дженли в качестве посланника, чтобы Кархайд присоединился к Экумену (в основном, то же самое, что и Федерация в Star Trek), но после его смерти, как условие Кархайда. членства, Дженли потребовал, чтобы Аргавен отменил изгнание Терема и простил его преступления, подняв тень над очагом Эстре.

Как кархидер, Сорве тихий, серьезный, осторожный, резкий и не может произносить букву «л» (хотя магия перевода этого мира может создать впечатление, что он произносит в обычной речи собственные имена и слова без прямой перевод на его родном языке будет неправильно произнесен).Как гетениец, Сорве — идеальный андрогин: ни мужчина, ни женщина, только несколько дней в месяц (кеммер). [После использования языка в его каноне, повествование будет продолжать относиться к нему с использованием местоимений мужского рода.] Физически Сорв ниже 5 футов ростом с почти детским телом — без изгибов и углов взрослого, но несется с гораздо большей грацией и силой.

Согласно закону, касающемуся инцеста, отец Сорве Терем навсегда покинул Эстре, когда Арек забеременела.Арек встретил безвременную и неопределенную смерть, когда Сорве было шесть лет (некоторые подсказки в каноне предполагают, что это могло быть самоубийство), оставив его на воспитание другим взрослым в его очаге — не редкость для кархидского ребенка.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *