Гемоглобин 68 у женщин: Низкий гемоглобин – симптомы, причины, признаки, виды и лечение у женщин и мужчин в Москве в «СМ-Клиника»

Содержание

Состояние щитовидной железы у беременных с анемией в условиях зобной эндемии | Зельцер

Аннотация

Одним из заболеваний, часто осложняющих течение беременности, является анемия.

Особую актуальность проблема анемии приобретает в регионах Казахстана и Средней Азии, где ее частота у женщин детородного возраста достигает 18,7—78%. В Алма-Ате в I триместре беременности анемией страдают 34,5% беременных, в III триместре эта цифра возрастает до 54,3%.

Причины высокой распространенности анемии в названных регионах не всегда ясны. Не установлена причина резистентности анемий беременных к лечению железосодержащими препаратами.

Не исключено, что ответы на поставленные вопросы следует искать в особенностях экологической обстановки в названных регионах. Дело в том, что многие из них характеризуются выраженным дефицитом йода, что приводит к поражению значительной части населения эндемическим зобом. Частота зоба среди беременных в Алма-Ате составляет 23%. Хроническая йодная недостаточность вызывает у здоровых беременных в I триместре беременности повышение активности щитовидной железы, сменяющееся во II и III триместрах ее снижением. Имеются данные о развитии у 42% беременных с эндемическим зобом гипотиреоза.

В то же время известно, что тиреоидные гормоны, ускоряя процессы синтеза трансферрина и усиливая абсорбцию железа в желудочно-кишечном тракте, являются активными стимуляторами эритропоэза.

Отсюда следует, что частое развитие анемии у беременных в очагах зобной эндемии, возможно, имеет причинную связь с дефицитом йода во внешней среде. В этой ситуации при лечении анемии беременных было бы оправданным сочетанное применение препаратов железа и йода.

В связи со сказанным, на наш взгляд, представляет интерес определение состояния щитовидной железы у беременных с анемией в условиях зобной анемии.

Одним из заболеваний, часто осложняющих течение беременности, является анемия [5, 9, 11].

Особую актуальность проблема анемии приобретает в регионах Казахстана и Средней Азии, где ее частота у женщин детородного возраста достигает 18,7—78% [4, 7]. В Алма-Ате в I триместре беременности анемией страдают 34,5% беременных, в III триместре эта цифра возрастает до 54,3% [1 ].

Причины высокой распространенности анемии в названных регионах не всегда ясны. Не установлена причина резистентности анемий беременных к лечению железосодержащими препаратами.

Не исключено, что ответы на поставленные вопросы следует искать в особенностях экологической обстановки в названных регионах. Дело в том, что многие из них характеризуются выраженным дефицитом йода [6, 10], что приводит к поражению значительной части населения эндемическим зобом. Частота зоба среди беременных в Алма-Ате составляет 23% [12]. Хроническая йодная недостаточность вызывает у здоровых беременных в I триместре беременности повышение активности щитовидной железы, сменяющееся во II и III триместрах ее снижением [2, 3 ]. Имеются данные о развитии у 42% беременных с эндемическим зобом гипотиреоза [10, 12].

В то же время известно, что тиреоидные гормоны, ускоряя процессы синтеза трансферрина и усиливая абсорбцию железа в желудочно-кишечном тракте, являются активными стимуляторами эритропоэза [8, 13 ].

Отсюда следует, что частое развитие анемии у беременных в очагах зобной эндемии, возможно, имеет причинную связь с дефицитом йода во внешней среде. В этой ситуации при лечении анемии беременных было бы оправданным сочетанное применение препаратов железа и йода.

В связи со сказанным, на наш взгляд, представляет интерес определение состояния щитовидной железы у беременных с анемией в условиях зобной анемии.

Материалы и методы

Обследовано 120 беременных женщин, страдающих анемией I — II степени и проживающих в Алма-Ате, являющейся очагом умеренной зобной эндемии. Из них у 60 обнаружено эндемическое увеличение щитовидной железы IA и 1Б степени, 60 других не имели какой-либо патологии щитовидной железы. Все больные клинически были в эутиреоидном состоянии. Контрольную группу составили 20 здоровых беременных. Возраст женщин, паритет родов в сравниваемых группах не имели существенных различий. В контрольной группе средний возраст беременных составил 24,0+1,2 года, в группе беременных с анемией и эндемическим зобом—25,3+1,8 года, у беременных с анемией без зоба — 27,5 + 2,0 года.

У всех наблюдавшихся женщин пальпаторно определялись размеры щитовидной железы, при необходимости проводились ультразвуковое исследование и пункционная биопсия ее. Радиоиммунологическим методом определяли уровень тиреотропного гормона (ТТГ), общих тироксина (Т

4) и трийодтиронина (Т3), иммуноферментным — содержание свободных фракций тиреоидных гормонов (сТ3, сТ4), а также тироксинс- вязывающего глобулина (ТСГ).

Диагностика анемии базировалась на результатах определения в периферической крови содержания гемоглобина, количества эритроцитов, уровня сывороточного железа, общей железосвязывающей способности сыворотки (ОЖСС), коэффициента насыщения.

Результаты и их обсуждение

Результаты исследования показателей красной крови у здоровых беременных в очаге зобной эндемии представлены в табл. 1.

Как видно, в контрольной группе все изучавшиеся показатели красной крови на протяжении всей беременности не выходили за пределы допустимых величин. Однако по мере нарастания срока гестации происходило заметное снижение как содержания гемоглобина и количества эритроцитов, так и уровня сывороточного железа, достигавшее к III триместру цифр, приближающихся к нижним границам нормы. ОЖСС сыворотки, как и следовало ожидать, в динамике беременности достоверно нарастала, что сочеталось со снижением коэффициента насыщения.

Следовательно, для здоровых беременных в очаге зобной эндемии характерна тенденция к развитию анемии к концу беременности.

Показатели красной крови в динамике беременности у здоровых женщин в очаге зобной эндемии (л = 20)

Триместр беременности

Содержание Нв, г/л

Количество

эритроцитов • 1012

Уровень сывороточного железа, мкмоль/л

ОЖСС, мкмоль/л

Коэффициент насыщения, %

126,7+ 1,1

4,1+0,05

15,1+0,2

61,1+0,6

24,8 + 0,41

124,1 + 1,0

3,9 + 0,05

14,5 + 0,3

62,3 + 0,5

23,2 + 0,53

Р

>0.05

<0,05

>0,05

>0,05

<0.05

119,1 + 1,2

3,8 + 0,05

13,5 + 0,3

65,2 + 0,9

20,68 + 0,49

р

<0,05

<0,01

<0,01

<0,01

<0,01

Значительный интерес представляют данные о функциональном состоянии щитовидной железы у здоровых беременных, проживающих в эндемичной местности (табл. 2).

Из табл. 2 следует, что с увеличением срока беременности происходит достоверное повышение уровня общих Т3 и Т

4, сопровождающееся увеличением концентрации и ТТГ.

Повышение содержания общих Т3 и Т4 в данном случае объясняется характерным для беременности нарастанием количества транспортных белков. Причину же повышения выработки ТТГ следует искать в снижении содержания свободных фракций Т3 и Т4 в крови.

Таким образом, для здоровых беременных, проживающих в очаге умеренной зобной эндемии, характерно достоверное нарастающее в динамике снижение функции щитовидной железы, о чем свидетельствуют снижение содержания свободных фракций Т3 и Т4, сопровождающееся повышением уровня ТТГ.

Данные табл. 3 отражают картину красной крови у беременных с анемией в зависимости от наличия эндемического зоба.

Как видно из табл. 3, наличие эндемического зоба неблагоприятно влияет на показатели красной крови у беременных с анемией. При одинаково низком количестве эритроцитов и содержании гемоглобина в сравниваемых группах у беременных с зобом отмечаются более низкий уровень сывороточного железа, повышение ОЖСС и большее снижение коэффициента насыщения.

Сравнение показателей тиреоидного статуса (табл. 4) у женщин с анемией, проживающих в условиях хронического дефицита йода, но не имеющих эндемического зоба, в III триместре беременности с аналогичными данными у женщин контрольной группы выявило у первых существенное снижение в крови уровня общего и сТ4, сТ3, сочетающееся с повышением выработки ТТГ. Еще более значимыми указанные отклонения, свидетельствующие о наличии у обследованных первичного гипотиреоза, оказались у женщин с анемией, страдавших эндемическим зобом.

Таким образом, проведенные исследования указывают на серьезные отклонения в функцио-

Таблица2

Содержание тиреоидных гормонов и ТТГ в крови в динамике беременности у здоровых женщин (л = 20) в очагах зобной эндемии

Триместр беременности

Т3, нмоль/л

Т4, нмоль/л

ТТГ, мМЕ/мл

сТ3, нмоль/л

сТ4, нмоль/л

ТСГ, мг/л

1

1,8 + 0,08

136.0+1,3

1,1+0,10

5,6 + 0,13

16,9 + 0,8

21,8 + 0,9

11

2,2 + 0,08

146,0+1,7

1.3 + 0,08

5,0 + 0.10

14,9 + 0,6

30,8+1,7

р

<0.05

<0.01

<0.01

<0,05

<0.01

III

2,2 + 0,08

148,0+1,2

1,4 + 0.09

4.5 + 0.12

14,7 + 0,5

41,7+ 1,5

р

<0,05

<0,01

<0,05

<0,01

<0.05

<0,01

Таблица 3

Сравни тельная характеристика показателей красной крови у женщин с анемией, проживающих в очаге зобной эндемии, в III тримес тре беременности (л = 60)

Группа беременных с анемией

Содержание Нв, г/л

Количество

эритроцитов • 1012

Уровень сывороточного железа, мкмоль/л

ОЖСС, мкмоль/л

Коэффициент насыщения, %

Без эндемического зоба

99,4+1,3

3,1+0,04

11,5 + 0,2

84,9+1,8

14,0 + 0,5

С эндемическим зобом IA и 1Б степени

100,8+1,0

3,1+0,03

9,5+ 0,3

86,5+ 1,6

11,5+ 0,4

Р

>0.05

<0,01

>0,05

<0.01

Таблица 4

Сравнительная характеристика уровня тиреоидных гормонов и ТТГ у женщин с анемией, проживающих в очаге зобной эндемии, в III триместре беременности (л = 60)

Группа беременных с анемией

Т3, нмоль/л

Т4, нмоль/л

ТТГ, мМЕ/мл

сТ3, нмоль/л

сТ4, нмоль/л

ТСГ, мг/л

Без эндемического зоба

2,1+0,06

130,6+1,3

1,6 + 0,08

3,4 + 0,1

12,7 + 0,21

39,6+ 1.4

С эндемическим зобом

1,7 + 0,04

124,7 + 0,8

2,1+0,09

2,7+ 0,2

11,2 + 0,16

49,0+1.4

Р

<0,01

<0,01

<0,01

<0,05

<0,01

<0,01

нальном состоянии щитовидной железы у женщин с анемией, проживающих в условиях зобной эндемии.

Выводы

  1. Для здоровых беременных женщин, проживающих в условиях хронического дефицита йода, характерна тенденция к формированию анемии в III триместре. Беременные женщины в очаге зобной эндемии составляют группу риска в отношении возможности развития в III триместре анемии.
  2. Наличие эндемического зоба усугубляет тяжесть анемии беременных.
  3. Хроническая йодная недостаточность способствует формированию у беременных женщин субклинического гипотиреоза. Выраженность последнего нарастает при наличии у беременных анемии и особенно при ее сочетании с зобом.

Данные о состоянии щитовидной железы у беременных с анемией в очагах зобной эндемии следует учитывать при разработке терапевтической тактики.

1. Грискин Г. Я. Причинные факторы развития анемии у беременных: Автореф. дис. … канд. мед. наук.— Алма-Ата, 1990.

2. Гросблат Р. Ш. // Акуш. и тин.— 1963.— № 4.— С. 48 — 49.

3. Данилова Э. А. Йодный обмен и функциональная активность щитовидной железы при нормально протекающей беременности и привычном выкидыше: Автореф. дис. … канд. мед. наук.— Ереван, 1972.

4. Джаббарова Ю. К. // Акуш. и тин.— 1985.— № 1.—С. 59—63.

5. Димитров Д. Д. // Анемия беременных.— София. 1980.— С.197—198.

6. Зельцер М. Е. // Пробл. эндокринол.—1988.— № 4.— С. 43—45.

7. Каюпова Н. А. // Перинатальная охрана плода.— Алма- Ата, 1988,—С. 146—149.

8. Кузьмак Н. И. //Пробл. эндокринол.— 1976. — № 4.— С. 71—75.

9. Мезинова Н. Н., Аманжолова 3. Д., Кобзарь Н. Н.ЦЗдра- воохр. Казахстана.— 1993.— № 7.— С. 39—41.

10. Мухитдинова Т. К. Показатели функционального состояния щитовидной железы и белкового обмена у беременных и новорожденных в условиях зобной эндемии: Автореф. дис. … канд. мед. наук.— М., 1976.

11. Омаров С., Хасаев А. Ж.//Акуш. и гин.— 1971.— № 6.— С. 31—33.

12. Плотникова Г. Е. Антенатальные условия развития плода и состояние здоровья новорожденного в связи с функциональным состоянием щитовидной железы в зоне умеренной зобной эндемии: Автореф. дис. … канд. мед. наук.— Алма-Ата, 1975.

13. Файтельберг Р. О. Всасывание железа в желудочно-кишечном тракте.— М., 1976.


Отделение онкогематологии

Одна из самых больших и разнообразных по этиологии (симптоматике) группа заболеваний – заболевания крови.

Когда следует заподозрить заболевание крови?

  • Увеличилось или уменьшилось число лейкоцитов
  • Вы отметили, что гемоглобин стал ниже нормы или наоборот значительно превышает норму;
  • количество кровяных телец (тромбоцитов) отклонилось от нормы в ту или другую сторону;
  • показатель СОЭ длительное время превышает норму и это не связано с инфекцией
  • Вы заметили увеличение лимфоузла

При этом помните, что не все заболевания крови являются злокачественными!!!

Мы предлагаем Вам быструю и качественную диагностику заболеваний крови. Но мы не только делаем анализы, мы решаем вашу проблему, так как наша клиника владеет всеми современными методами лечения заболеваний крови.

Гемоглобин

Наиболее частой формой патологии крови является снижение уровня гемоглобина и это состояние называют анемией.

Анемия как проблема общественного здоровья

Анемией называется снижение уровня гемоглобина менее 120г/л у женщин и менее 130 г/л у мужчин. До недавнего времени медицинское сообщество не считало анемию серьезным и широко распространенным заболеванием. На самом же деле по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) во всем мире анемии подвержено 1,62 миллиарда человек, что соответствует 24,8% населения. Встречаемость анемии среди разных слоев населения широко варьирует. Фактически только Европа и Америка могут быть отнесены к странам, где распространенность анемии не превышает 20%, в других странах анемический синдром встречается более чем у 40% населения, что представляет собой серьезную проблему общественного здравоохранения и требует повышенного внимания. Анемия это состояние, которое существенно сказывается на качестве жизни человека и может привести к развитию осложнений, представляющих угрозу для жизни.

Самой распространенной формой анемического синдрома является железодефицитная анемия. Наиболее часто страдают женщины детородного возраста, которые имеют естественные ежемесячные кровопотери, испытывают недостаток железа при беременности. Кроме того, зачастую следование различным диетам, вызывающим дефицит питательных веществ, может также привести к снижению продукции гемоглобина и эритроцитов. Железодефицитная анемия является риском преждевременных родов, неблагоприятного течения беременности. Дефицит железа увеличивает вероятность инфекционных болезней и у женщины и у ребенка, снижению иммунных механизмов защиты.

Однако назначение препаратов железа всем пациентам с анемией является ошибочным и может даже нанести вред. Существует много разновидностей анемий. Также разнообразны причины ее возникновения. Анемия может сопровождать течение тяжелого гематологического заболевания, например лейкоза, и быть первым ее проявлением. Анемия может быть связана с дефицитом витаминов, фолиевой кислоты. Анемия может быть следствием повышенного разрушения эритроцитов. В ряде случаев анемия носит наследственный характер. Часто анемия сопутствует тяжелым заболеваниям, таким как хроническая почечная недостаточность, хронические воспалительные процессы, инфекции. Именно поэтому в нашей клинике мы предлагаем вам самый широкий спектр обследования для диагностики анемии.

Широко распространена анемия среди пожилых пациентов, и ее частота растет с возрастом. Ранее считалось, что снижение уровня гемоглобина является нормальным следствием процесса старения, однако в настоящее время появились доказательства, что анемия у пожилых также имеет свои причины, которые нужно выявлять. Основной причиной анемии у пожилых людей являются хронические заболевания и дефицит железа. Пожилые люди более остро воспринимают недостаток гемоглобина как основного источника кислорода, и они обращаются к врачу с жалобами на сердце, при этом уровень гемоглобина может быть на уровне 100 г/л и, как говорят терапевты, это не требует лечения. Но это не так. Как показывают данные Европейского исследования, коррекция железа у пациентов с хронической сердечной недостаточностью позволяла значительно повысить толерантность к физической нагрузке и улучшить общее качество жизни независимо от того, страдали пациенты анемией или нет. Но зачастую препараты железа, принимаемые в виде таблеток, оказываются неэффективными вследствие плохого усвоения железа у пожилых людей, в таком случае пациенты нуждаются в терапии препаратами железа для внутривенного введения.

Высокая распространенность анемии отмечена у больных с различными типами рака. Масштабное Европейское исследование показало, что в процессе 6-месячного наблюдения за пациентами с опухолями анемия была выявлена у 68% пациентов. Причины развития анемии у онкологических больных также разнообразны.

Задача этой статьи не дать ответ на все вопросы, а задача – обратить внимание на проблему анемии. Анемия – это состояние, характерное для многих болезней, которые может быть следствием разных факторов. Сегодня мы имеем мощный арсенал лабораторных тестов, которые способствуют постановке правильного диагноза и обеспечивают контроль терапии. Да, безусловно, не все анемии могут быть излечены, но улучшить состояние пациента, добиться компенсации анемического синдрома – это реально.

Тромбоциты отвечают за свертывание крови

При снижении уровня тромбоцитов развивается синдром кровоточивости, который характеризуется появлением мелких синячков. Снижение уровня тромбоцитов может быть вызвано разными причинами. Наиболее частой причиной является аутоиммунные патологии (так называются болезни, когда иммунная система принимает клетки собственного организма за чужеродные и уничтожает их). Также нередко снижение уровня это может быть обусловлено инфекциями (гепатиты, ВИЧ).

Повышение уровня тромбоцитов опасно развитием тромбозов

Различают два вида тромбоцитоза: первичный и вторичный. Первичный возникает в результате нарушения деятельности клеток костного мозга, то есть костный мозг (а тромбоциты образуются именно в нем) вырабатывает слишком много кровяных пластинок и это уже относится к группе опухолевых заболеваний крови.

Вторичный же тромбоцитоз может быть обусловлен множеством различных факторов. Среди них: инфекции, удаление селезенки, хирургические вмешательства и травмы, применение некоторых лекарственных препаратов, дефицит железа, злокачественные опухоли.

Лейкоциты

Снижение или повышение уровня лейкоцитов, особенно в сочетании с другими нарушениями в анализах крови чаще всего свидетельствует о серьезных проблемах. В таких ситуациях, прежде всего, следует исключать лейкоз

Лейкоз (лейкемия) относится к злокачественным заболеваниям кроветворной системы. Этому заболеванию подвержены люди всех возрастных групп. При лейкозе клетки крови являются патологическими, из-за чего они не способны функционировать как нормальные. Они не способны помочь организму в борьбе с инфекционными агентами, поэтому нередко лейкоз начинается с повышения температуры тела и частых инфекций. Кроме того, пациент может отмечать слабость, снижением аппетита, появление болей в костных тканях. Однако, ранние симптомы лейкозов относятся к неспецифическим и могут восприниматься как симптомы других заболеваний, которые являются менее опасными.

На сегодняшний день причина возникновения лейкоза остается до конца невыясненной. Исследователи отмечают связь с наличием хромосомных аномалий. Эту патологию относят к разряду приобретаемых заболеваний, и ее передача детям не осуществляется.

Сегодня лейкоз можно излечить (см. раздел лечение)

Увеличение лимфоузлов

Лимфатические узлы являются частью лимфатической системы, которая защищает и очищает наш организм. При возникновении воспалительного процесса в организме первыми, кто реагируют, становятся лимфоузлы. В теле человека примерно 150 групп лимфоузлов. Группы лимфатических узлов, которые может заметить пациент, находятся в области шеи, около ключицы, в подмышечной впадине (подмышечные), и в паху. Причиной воспаления лимфоузлов (лимфаденит) могут стать инфекционные и бактериальные заболевания, включая туберкулез.

Следует помнить, что беспричинного увеличения лимфоузлов не бывает. Обязательно надо искать причину этого увеличения, особенно, если увеличен не один, а несколько лимфатических узлов, так как системное их поражение чаще всего свидетельствует о серьезных проблемах. И необходимо исключать такие заболевания как лейкоз или лимфома (см. раздел диагностика)

Лимфомы – это опухолевое заболевание, которое первым делом затрагивает лимфатические ткани. Все лимфомы условно можно разделить на зрелоклеточные, протекающие более благоприятно по типу хронической болезни и агрессивные лимфомы, которые характеризуются быстрым ростом, поражением не только лимфатических узлов, но и органов, т.е проявляют все признаки злокачественного роста. Вариантов лимфом на сегодня множество. И установка варианта лимфомы является первоочередной задачей. От правильно установленного варианта лимфомы напрямую зависит вариант терапии. К сожалению, в последующем, ошибки диагностики, а, следовательно, ошибки терапии не могут быть исправлены, так как первоначальный противоопухолевый ответ является залогом успеха излечения от лимфомы.

Да! Да! Да! Лимфому сегодня можно излечить (см. раздел лечение)

В большинстве случаев помочь больным может только химиотерапия. Что у взрослых, что у детей она проводится в несколько последовательных курсов, особенно, когда речь идет об острой форме болезни.

У нас работают профессиональные гематологи и онкологи, которые подберут для вас максимально щадящую программу лечения, которая будет вашим эффективным помощником в борьбе с заболеванием. Согласно собранным данным, приблизительно 30% пациентов достаточно химиотерапии для выздоровления.

  • Трансплантация стволовых клеток и костного мозга

Несмотря на довольно высокие показатели исключительно химиотерапии, мы рекомендуем, как только была достигнута ремиссии, провести пересадку стволовых клеток или костного мозга. Это повысит ваши шансы на выздоровление до 55%.

В нашей клинике мы тщательно подготовим вас к этой операции и проведут ее высококвалифицированные специалисты с большим опытом. Мы оказываем эту услугу, начиная с 1997 года, и за все это время показатели нашей успешности находятся на уровне ведущих европейских центров трансплантации, что официально подтверждено Европейской группой трансплантации костного мозга (ЕВМТ), куда мы подаем отчеты.

Только мы можем предложить вам аллогенную пересадку костного мозга от родственника. Ну а в случае, если у вас нет подходящего донора, наши сотрудники обратятся к коллегам в России и за рубежом и приложат все усилия, чтобы найти вариант по Мировому регистру.

  • Медикаментозное лечение

Мы всегда стараемся минимизировать ущерб для организма пациента и потому, по возможности, предпочитаем медикаментозное вмешательство хирургическому или химиотерапии.

Это возможно, например, при хронической миеломной форме лейкоза. В этом случае хорошие результаты дает длительная терапия с применением генонаправленного лекарства Иматиниб.

Также наша клиника снабжена новейшими противоопухолевыми медикаментами, с помощью которых мы проводим эффективные кратковременные курсы лечения хронического лимфолейкоза.

Даже с самыми страшными онкогематологическими заболеваниями у вас есть шанс выздороветь, если вы обратитесь в нашу Клинику иммунопатологии!

В зависимости от источника клеток костного мозга, различают аутологичную трансплантацию (заранее заготовленные клетки, которые получены от самого пациента) и аллогенную трансплантацию (от доноров, в том числе родственников).

Подбор донора костного мозга для конкретного пациента — сложная процедура, которая производится по принципутканевой совместимости донора и реципиента. Совпадение групп крови по системе AB0 при этом не является обязательными учитывается только при прочих равных условиях.

Наибольшие шансы найти донора обычно бывают среди родных братьев и сестёр больного: вероятность полной совместимости с братом или сестрой составляет 25 %. Если братьев и сестёр, пригодных для донорства, нет, то необходимо искать неродственных доноров костного мозга. Для представителей некоторых народов России вероятность найти полностью совместимых доноров в иностранных регистрах низка в силу генетических различий между нациями.

Наиболее крупный регистр, насчитывающий более 6.5 миллионов, находится в США, что позволяет им выполнять более тысячи трансплантаций ежегодно. Больше всего доноров среди европейских стран предоставляет Германия(более 5 миллионов человек состоят в регистре). Всего в Международной поисковой системе доноров костного мозга насчитывается более 22 миллионов потенциальных доноров.

В России количество регистров доноров очень невелико, а донорская база в них крайне мала, по этой причине почти все неродственные трансплантации костного мозга в России проводятся от иностранных доноров.

Начали мы работать по японским протоколам, которые были привезены Лисуковым И.А. после годичной стажировки в Токио. Но невозможно даже сравнить уровень японской медицины на тот момент с нашим. Поэтому нам пришлось под себя, под наши возможности отрабатывать программу сохранения клеток, а затем программу их консервирования. Далеко не сразу мы стали выполнять протоколы кондиционирования с использованием метода заморозки клеток. Заморозку клеток мы начали делать в 1998 году, когда приобрели низкотемпературный холодильник.

До 2000 года основным источником стволовых кроветворных клеток для нас был костный мозг, который мы набирали в условиях операционной ГКБ №1. При этом, особое спасибо следует сказать лаборатории под руководством Е.Р. Черных. Именно, сотрудники этой лаборатории кропотливо отрабатывали методику сохранения и криоконсервации стволовых кроветворных клеток, делая множество культуральных исследований. Благодаря их работе, приживление костного мозга было достигнуто у всех пациентов.

В 2000 году мы приобрели первый сепаратор клеток для проведения лейкофереза и с этого момента мы начали трансплантировать периферические стволовые кроветворные клетки. И все это мы учились делать самостоятельно. Непростым был и метод освоения подсчета СД34+-клеток. Программный замораживатель появился в лаборатории только в 2007 году. Сегодня мы безусловно хорошо оснащены: 3 сепаратора клеток крови, криозамораживатель, 3 низкотемпературных холодильника, отдельный бокс с ламинарным потоком воздуха по стандартам GMP, 3 сортера для проведения методик проточной цитометрии, прибор “Clinimax” для селекции клеток и т.д.

В течение нескольких лет мы отрабатывали протоколы мобилизации периферических стволовых клеток и сегодня мы отработали новую медицинскую технологию, позволяющую нам сократить экономические затраты на процедуру мобилизации, что принципиально важно не только для снижения финансовых затрат, но и позволяет не подвергать пациента ненужному неэффективному процессу афереза клеток.

Наши инновационные проекты в трансплантологии

Наличие такого уникального сочетания ревматологии с отделением трансплантации костного мозга в одном институте позволило нам запланировать проведение совместного исследования «Высокодозная иммуносупрессивная терапия с аутологичной трансплантацией СКК при аутоиммунных заболеваниях»

Исследование проводилось с 1998 года в рамках протокола EBMT.Основной задачей научно-исследовательской работы являлось изучение особенностей реконституции иммунной системы у больных АИЗ. Основной акцент был сделан на изучение особенностей Т-регуляторных клеток. Программа продолжалось до 2009 года, в 2009 году в связи с невозможностью проведения аутоТКМ при АИЗ в рамках федерального финансирования (аутоиммунные заболевания были исключены из перечня ВМП в разделе трансплантации), эта программа была остановлена. За период с 1998 по 2009 год в протокол включено 15 пациентов с СКВ. После аутоТКМ у 11/15 пациентов достигнута полная ремиссия, 3 пациентов умерли в период трансплантации, 1 – частичная ремиссия. Э

Но что оказалось наиболее ценным: наши коллеги ревматологи (профессор Демин А.А., проф. Сентюкова Т.Н.) в 2011 году провели анализ эффективности высокодозной иммуносупрессивной терапии (ВДИСТ) и аутологичной трансплантации стволовых кроветворных клеток (АТСКК) при рефрактерной системной красной волчанке (СКВ) с поражением почек (n=10).Средний срок наблюдения после АТСКК составил 39,6 ± 6,9 мес. Только у одной больной отмечена прогрессия почечной недостаточности. Показатель 5-летней выживаемости составил 79%. После чего наши коллеги ревматологи сделали вывод, что метод ВДИСТ с АТСКК позволяет добиться неполной ремиссии более чем у половины больных (у 66,7 %) при абсолютно резистентной СКВ с поражением почек. И очень жаль, что сегодня этот метод может быть продолжен только на платной основе.

В этой связи опять хочется вернуться в оценке медицинских технологий. В Европе исследование по изучению эффективности аутологичной трансплантации при тяжелых иммунных заболеваниях продолжается. Но уже сегодня они также делают вывод, что наиболее эффективен этот метод у больных СКВ .

Следующим нашим проектом, которое мы проводим с 2007г. является «Клиническое исследование совместной трансплантации мезенхимальныхстромальных (МСК) и стволовых кроветворных клеток (ПСКК) после высокодозной полихимиотерапии»

Исследование проводится в рамках научно-исследовательской работы совместно с лабораторией клеточной иммунотерапии (зав.лабораторией -чл-корр. РАН Черных Е.Р.). На данный метод получена лицензия, и новая технология внедрена в работу отделения. Эта тема является основной, включена в тему института «Медицинские клеточные технологии». Всем больным с лимфомами без поражения костного мозга проводится контрансплантацияаутоПСКК и МСК, что позволяет сократить средний срок посттрансплантационной критической нейтропении и тромбоцитопении в сравнении с контрольной группой (без МСК). Это повышает эффективность более раннего восстановления лимфоцитов, что является очень важным с точки зрения снижения частоты тяжелых инфекционных осложнений.

Следующим инновационным проектом является ««Клиническое исследование совместной трансплантации мезенхимальных стромальных (МСК) и стволовых кроветворных клеток (ПСКК) с целью профилактики развития РТПХ после аллогенной трансплантации»

Этот проект стартовал также в 2007году. С этого времени практически все паценты на аллогенной трансплантации получают в день трансфузии донорских стволовых кроветворных клеток также и мезенхимальные клетки от того же донора. Исключение составляют пациенты, которые берутся на трансплантацию в период нестабильности болезни, и мы не имеем возможности заготовить достаточное количество МСК. Учитывая, что всего проведено 19 трансплантаций, в анализ были включены и ретроспективные пациенты, леченные до 2007 года. Группы получились примерно равные. Частоты рецидивов не увеличилась в связи с использованием МСК. Примерно равное количество острых и хронических РТПХ отмечено в обеих группах. Однако следует сказать, что в группе с использованием МСК не было зарегистрировано острейших форм IV степени РТПХ, которые послужили причиной смерти, несмотря на проводимую различную иммуносупрессивную терапию. В то время как в группе без МСК мы потеряли 2 пациентов. И даже этот факт вполне оправдывает использование данного метода.

При этом следует сказать, что высокая трансплантационная активность позволила нам отработать различные методики криоконсервации, выделения клеток, что послужило основой разработки различных современных методов клеточной терапии, которая проводится практически во всех отделениях клиники.

Сегодня, имея за плечами большой опыт аутологичных трансплантаций, мы начали подводить итоги нашей деятельности по отдельным нозологическим формам. И можем сказать, что эффективность излечения лимфом достигает 70-80%, острых миелоидных лейкозов 50%, что абсолютно соответствует данным европейских центров трансплантации.

Учитывая тесную связь с научными лабораториями института, мы проводим большую научно-исследовательскую работу, которая со временем может стать новой технологией диагностики, прогнозирования и лечения тяжелых социально-значимых нозологических форм, таких как онкологические заболевания кроветворной системы.

Клинический анализ крови — расшифровка, нормальные показатели

Клинический анализ крови позволяет диагностировать воспалительные процессы, течение болезни, сосудистые изменения. Он является базисным оценочным методом при характеристике видов заболеваний и травм. Что входит в клинический анализ крови? Определяют уровень гемоглобина, эритроциты и скорость их оседания, концентрацию лейкоцитов, наличие тромбоцитов, цветной показатель. Это наиболее простые данные, благодаря которым получают 60 % информации для формирования анамнеза.

Сдача крови проводится натощак, перед ней следует соблюдать диету (отказаться от жирных, солёных, острых блюд, спиртного), минимизировать физические нагрузки, количество стрессов. В противном случае клинический анализ крови укажет на изменение нормы по другим причинам.

Гемоглобин и эритроциты

Гемоглобин – сложный железосодержащий белок, являющийся частью эритроцитов. В его задачи входит перенос кислорода в организме человека. Норма у мужчин колеблется от 130 до 160 г/л, женщин – в границах 120–140. Пониженное количество свидетельствует об анемии, повышенное – о сгущении, образовании функционально неактивного НЬСО, обезвоживании.

Эритроциты выполняют функцию биологического окисления. У мужчин их норма находится в пределах 4–5,1×1012/л, женщин – 3,7–4,7. У новорождённых норма колеблется от 3,9 до 5,5×1012/л, при достижении 3-месячного возраста от 2,7 до 4,9, старше 2 лет – от 4,2 до 4,7.

Если количество эритроцитов больше нормы, клинический анализ крови говорит об обезвоживании организма или вторичном эритроцитозе, как физиологическом ответе при кислородном голодании. Макроцитоз обычно свидетельствует о предыдущей потере крови, усиленном гемопоэзе, а изменение формы подтверждает хроническую анемию.

Динамика СОЭ и изменения гематокрита

Полный клинический анализ крови и его расшифровка у взрослых имеют свои особенности. Так, нормальный СОЭ у мужчин находится в границах от 1 до 10, женщин – от 2 до 15. У новорождённых колеблется от 3 до 51, малышей возрастом от месяца до года – от 3 до 15. Увеличение СОЭ наблюдается в случае инфекционно-воспалительного процесса, при беременности, менструации, в послеродовой период, после оперативных вмешательств. Снижение СОЭ указывает на повышенный уровень билирубина, дефицит фибриногена, ухудшенное кровообращение.

При отборе капиллярной крови оценивают гематокрит (отношение клеточных элементов к уровню плазмы). Биологическую жидкость отбирают в капилляр с гепарином. Клинический анализ крови у детей по этому показателю разный: у новорождённых он самый высокий (54–68 %). У мужчин уровень меньше (41–53), а самый низкий фиксируется у женщин (36–46 %). Повышение гематокрита свидетельствует об обезвоживании, сильной рвоте, диарее, ожогах, перитоните. Снижение указывает на кровопотерю, голодание, гемодилюцию, часто бывает с середины второго триместра беременности.

Цветной показатель и уровень ретикулоцитов

Цветной показатель важен для диагностики анемий. Он отражает уровень эритроцитарного гемоглобина, находится в границах 0,86–1,1. Увеличение говорит об анемиях, возникших из-за дефицита В12 и фолиевой кислоты, полипоза желудка. Снижение констатирует нехватку железа, отравление свинцом, встречается при беременности.

Ретикулоциты (предшественники эритроцитов) указывают на скорость смены поколений кровяных телец. Нормальными границами принято считать 0,2–1,2 % (среднее 0,7 %). Повышение показателя говорит о ретикулоцитарном кризе, гемолитической анемии, кислородном голодании. Снижение происходит при разных формах анемий (а- и гипопластической, дефицитарной), лучевой болезни или терапии, введении цитостатиков.

Лейкограмма: ключевой показатель успешности терапии

Проведённый клинический анализ крови и его расшифровка уделяют особое внимание лейкограмме. Суммарная лейкоцитарная формула равна 4–9×109/л. Если наблюдается лейкоцитоз до 10х109/л, его называют физиологическим (причины – холод, усиленная инсоляция, беременность, сразу после приёма пищи, при ГВ). Умеренный (свыше 10х109/л) указывает на воспаление, инфекционные заболевания, инсульт, инфаркт. Показатели 70–80х109/л и 100х109/л подтверждают соответственно сепсис и лейкоз (острое либо хроническое течение).

Из нормального количества лейкоцитов 47–67 % приходится на сегментоядерные нейтрофилы, 25–35 % – лимфоциты. От 2 до 4 % колеблется число палочкоядерных нейтрофилов, 2–6 – моноцитов, 0,5–5 – эозинофилов. Число базофилов составляет не больше 1 %.

Увеличение уровня нейтрофилов свидетельствует о бактериальной инфекции, интоксикации, распаде тканей. Незрелые нейтрофилы подтверждают тяжесть заболевания, рост эозинофилов указывает на аллергию, эндокардит. Если моноцитов свыше 0,7х109/л, это может быть признаком лейкоза или лёгочного туберкулёза.

Клинический анализ крови взрослый по особенностям взятия не отличается от детского. Диагностическое заключение выдаёт клиницист на основе комплексного изучения полученных данных.


Диагностика и лечение анемии беременных женщин Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

316

Вопросы онкогематологии

Е. Н. Никитин, О. Н. Долгова, Е. М. Виноходова, И. С. Краснова

Диагностика и лечение анемии беременных женщин

ГБОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия М3 РФ»

ВУЗ УР «Первая республиканская клиническая больница М3 УР»

В условиях гинекологического отделения и перинатального ц ентра БУЗ УР «Первая республиканская клиническая больница» МЗ Удмуртской Республики обследованы 106 беременных женщин с анемией в возрасте от 16 до 45 (в среднем 28,36±0,42) лет.

У обследованных определялись показатели гемограммы: уровень гемоглобина, гематокрит, число эритроцитов, величины эритроцитарных индексов (средний объем эритроцита — MCV, среднее содержание и концентрация гемоглобина в эритроцитах — соответственно, MCH и MCHC). Определение концентрации сывороточного железа (СЖ), ненасыщенной железосвязывающей способности сыворотки (НЖСС) с вычислением общей железосвязывающей способности сыворотки крови (ОЖСС) и коэффициента насыщения трансферрина железом (КНТ) проводилось наборами реактивов IRON liquicolor, TIBC (Human, Germany), а концентрации сывороточного ферритина (СФ) — иммуноферментным методом тест-системами Ferritin EIA (VEDA. LAB., Франция). Все показатели исследовались в I триместре (срок гестации 9,5±0,7 недель), во II триместре (20,52±0,5 недель) и III триместре (35,7±0,7 недель) беременности.

Критериями железодефицитной анемии (ЖДА) у беременных служили снижение концентрации СЖ<12,5 мкмоль/л, КНТ<16%, повышение ОЖСС>67,0 мкмоль/л, НЖСС>50,0 мкмоль/л, СФ<12,0 мкг/л при уровне гемоглобина <110г/л.

Показатели периферической крови и обмена железа у беременных женщин представлены в таблице 1, из которой видно достоверное снижение средних показателей уровня гемоглобина, числа эритроцитов и гематокрита на протяжении всего срока

Диагностика и лечение анемии беременных женщин

317

беременности. Показатели MCV и MCH в I триместре также были снижены по сравнению с нормой, однако наблюдалось их повышение во II и III триместрах беременности. Величина MCHC оставалась в пределах нормы и лишь в III триместре достоверно снижалась. В I триместре анемия носила гипохромный (MCH -28,3 ± 0,68 пг) и микроцитарный (MCV-83,58±1,8 фл) характер (в норме, соответственно, 31,12±0,21 пг и 92,1±0,63фл, p<0,05). Во II и III триместрах беременности анемия имела нормохром-ный (MCH — 30,2±0,47 пг и 30,67±0,39 пг, соответственно) и нор-моцитарный (MCV- 90,24±1,35 фл и 92,5±0,9 фл) характер. Вероятно, это было связано со значительным разбавлением эритроцитов крови плазмой (гемодилюцией). Не исключена роль и недостатка фолиевой кислоты, которая нередко наблюдается у беременных женщин. Среди всех беременных анемия легкой степени была диагностирована у 103 человек (97,16%), а анемия средней тяжести — у 3.

Таблица 1 — Показатели гемограммы у беременных женщин с анемией (M±m)____________________________________________

Показатели Норма I триместр II триместр III триместр

Гемоглобин, г/л 134.34±0.59 101,36±1,04* 101,8±0,9* 103,5±1,5*

Эритроциты, х1012/л 4.32 ±0.03 3,67±0,08* 3,4±0,04* ** 3,39±0,05* **

Гематокрит, л/л 0,4 ±0,002 0,298±0,004* 0,306±0,003* 0,31±0,003* **

MCV, фл 92.1±0.63 83,58±1,8* 90,24±1,35** 92,5±0,9**

MCH, пг 31.12±0.21 28,3±0,68* 30,2±0,47** 30,67±0,39**

MCHC, г/л 336.3 ±0,34 338,9±3,7 331,5±2,7 329,3±2,2*

Примечание: * — достоверность показателей при сравнении с нормой;

** — достоверность при сравнении с показателями в I триместре.

Среди беременных с анемией малокровие железодефицитного генеза обнаружено у 61 (57,54%) женщины, показатели крови и обмена железа которых в различные триместры беременности представлены в таблице 2.

Из таблицы 2 видно, что в различные триместры беременности ЖДА носила гипохромно — микроцитарный характер. Начиная с I триместра, показатели обмена железа у беременных претерпели существенные изменения, характерные для абсолютного дефицита железа. Причем эти изменения были более выражены в III триместре беременности.

Клиническая картина малокровия у беременных женщин проявилась общеанемическими признаками, обусловленными

318

Вопросы онкогематологии

и и и V U V

гемическои и тканевой гипоксиеи: общей слабостью и утомляемостью (34,53%), одышкой и сердцебиением при физической нагрузке (27,8%), бледностью кожи и видимых слизистых оболочек (15,43%), периодически возникающей головной болью и головокружением (38,36%). Более чем у трети беременных женщин наблюдались специфические сидеропенические клинические проявления: ломкость, изменение формы ногтей, повышенное выпадение волос, извращение вкуса и обоняния.

Таблица 2 — Показатели периферической крови и обмена железа у беременных женщин с ЖДА (M±m)

Показатели Норма I триместр II триместр III триместр

Гемоглобин, г/л 134,34±0,59 99,9±1,27* 97,71±1,18* 98,65±0,91*

Эритроциты, х1012/л 4,32 ±0,03 3,74±0,1* 3,47±0,08* 3,8±0,075*

Гематокрит, л/л 0,4 ±0,002 0,291±0,004* 0,292±0,003* 0,297±0,004*

MCV, фл 92,1±0,63 80,64±1,91* 84,27±1,72* 80,27±1,08* ***

MCH, пг 31,12±0,21 27,39±0,78* 28,46±0,68* 26,62±0,59* ***

MCHC, г/л 336,3 ±0,34 339,9±4,97 334,14±4,35 329,0±3,12

СЖ, мкмоль/л 18,06±0,29 11,31±4,2 13,5±1,3* 11,57±2,7*

ОЖСС, мкмоль/л 54,81±0,58 61,94±3,5* 71,7±4* 90 99±3* ** ***

НЖСС, мкмоль/л 36,87±0,68 56,31±5,11* 59,04±4,67* 78,66±2,4* ** ***

КНТ, % 33,34±0,71 13,12±5,4* 18,6±2,77* 12,39±2,6*

Примечание: * — достоверность показателей при сравнении с нормой; ** — достоверность при сравнении с показателями в I триместре;

*** — достоверность при сравнении с показателями во II триместре.

Основными осложнениями беременности при ЖДА явились хроническая плацентарная недостаточность, синдром задержки внутриутробного развития плода с угрозой прерывания беременности и преждевременных родов (31,14%), хроническая гипоксия плода (4,11%), гестозы (13,11%) и хронический пиелонефрит (6,55%).

Заслуживало внимания изучение результатов лечения у 19 (47,5%) беременных женщин с ЖДА препаратами железа. В результате лечения ЖДА продолжительностью 19,3±1,8 суток, отмечался положительный эффект, что сопровождалось регрессом клинических проявлений анемии и улучшением показателей крови и обмена железа (табл. 3). Так, средняя концентрация ге-

Диагностика и лечение анемии беременных женщин

319

моглобина увеличилась с 98,1±1,39 г/л до 119,86± 2,37 г/л (р<0,01), что в целом указывало на железодефицитный генез малокровия.

Таблица 3 — Показатели гемограммы и обмена железа у беременных женщин с анемией в процессе лечения (M±m)____________

Показатели До лечения После лечения

Гемоглобин, г/л 98,1±1,39 119,86±2,37*

Эритроциты, х1012/л 3,73±0,06 4,05±0,072*

Гематокрит, л/л 0,3±0,006 0,36±0,006*

MCV, фл 80,43±1,25 88,9±0,72*

MCH, пг 26,3±0,58 29,6±0,34*

MCHC, г/л 323,5±3,6 332,13±3,2*

Ретикулоциты, % 0,43±0,02 0,79±0,03*

СЖ, мкмоль/л 11,9±2,67 14,68±2,04

ОЖСС, мкмоль/л 91,07±4,45 62,16±5,3*

НЖСС, мкмоль/л 79,79±2,93 47,88±7,28*

КНТ, % 11,63±2,24 24,86±5,06*

СФ, мкг/л 10,1±3,43 25,08±5,14*

Примечание: * — достоверность при сравнении с показателями до лечения.

Выводы: 1. Анемия беременных женщин носит сложный патогенез: в большинстве случаев (57,54%) имеет железодефицитный характер, у более чем 40% возникновение малокровия связано с гемодилюцией, или гестозом, или инфекционновоспалительным процессом.

2. Лечение ЖДА беременных женщин препаратами железа сопровождается исчезновением клинических признаков анемии, достоверным улучшением показателей красной крови и обмена железа.

Анемия при злокачественных новообразованиях » Медвестник

В медицинской литературе не нашел применения термин «раковая анемия». Чаще всего анемию рассматривают как один из симптомов заболевания или как осложнение лечения без выделения в самостоятельную нозологическую единицу. Подобная механистическая интерпретация снижения концентрации гемоглобина в крови ведет к недопониманию глубоких дальнейших последствий для физического, социального и психологического состояния онкологического больного. Насколько специфична анемия при онкологическом заболевании, каковы ее последствия и степень влияния на эффективность проводимого лечения? Это лишь часть вопросов, на которые важно иметь ответы.

Характерная особенность — многофакторность патогенеза

Анемия — синдром, патологическое состояние организма, развившееся в результате заболевания и нередко углубляющееся в процессе химиотерапии. При этом регистрируется снижение уровня Hb крови ниже физиологической нормы (

Противоопухолевое лечение также влияет на количество эритроцитов в крови. Основными патогенетическими факторами, снижающими уровень гемоглобина, являются миелосупрессия и блокирование выработки эритропоэтина, продуцируемого интерстициальными клетками коркового слоя почек.

Таким образом, анемия злокачественного заболевания (АЗН) может быть определена как сложный симптомокомплекс, синдром, патологическое состояние, развивающееся при злокачественном процессе вследствие болезни и лекарственного лечения. Снижение уровня гемоглобина ниже физиологической нормы влияет на качество жизни пациента, прогноз жизни и течения заболевания и, вероятно, на эффективность специфического лечения.

Характерной особенностью АЗН является многофакторность патогенеза. Отчетливо выделяются следующие механизмы: угнетение эритропоэза, сокращение продолжительности жизни эритроцитов, нарушение обмена железа.

АЗН относится к гипорегенераторным анемиям с относительно уменьшенным числом ретикулоцитов, не соответствующим степени анемии. Имеются различия между анемиями различных типов АЗН по их тяжести, процентам микро- и макроцитарных форм. В большинстве случаев, однако, АЗН — это гипорегенераторная анемия с низким числом ретикулоцитов (ретикулоцитопения), с величинами гемоглобина между 80 г/л и 100 г/л. Средний объем эритроцита и концентрация клеточного гемоглобина в пределах нормы.

Большинство проявлений — из-за анемической гипоксии

Патофизиология хронической анемии при ЗН включает интенсивное взаимодей­ствие между популяцией опухолевых клеток и иммунной системой, что приводит к активации макрофагов и повышенной экспрессии различных цитокинов. Все характерные патофизиологические черты АЗН (уменьшение периода жизни эритроцитов, уменьшенная реутилизация железа костным мозгом, неадекватная продукция эритропоэтина /ЭПО/ и супрессия эритроидных предшественников) являются результатом активации иммунной и воспалительной систем злокачественными клетками.

Как правило, пациенты с анемией отмечают проявления, обусловленные развитием анемической гипоксии. При легких формах это может быть слабость, быстрая утомляемость, общее недомогание, а также снижение концентрации внимания. Люди с более выраженной анемией могут жаловаться на одышку при незначительной или умеренной нагрузке, сердцебиение, головную боль, шум в ушах, могут также встречаться нарушения сна, аппетита, снижение либидо. При тяжелой анемии или при наличии сопутствующей патологии возможно развитие сердечной недостаточности.

Часто встречаемым диагностически важным симптомом умеренной или выраженной анемии является бледность (кожных покровов, видимых слизистых и ногтевых лож). Также ценное значение имеют такие симптомы, как усиление сердечного толчка и сердечных тонов, появление функциональных систолических шумов при аускультации сердца.

Кроме общих симптомов, непосредственно связанных с развитием гипоксии, при анемии могут быть и другие проявления в зависимости от этиологии и патогенеза. Например, развитие неврологической симптоматики при сопутствующем дефиците витамина B12, желтуха — при гемолитическом компоненте.

Дефициту железа при АЗН свойственны так называемые сидеропенические симптомы: выраженные изменения кожи, ногтей, волос, которые не встречаются при других видах анемий, мышечная слабость, не соответ­ствующая глубине анемии, извращения вкуса (патофагия) и запаха (патоосмия). У больных часто наблюдаются сухость и трещины кожи на руках и ногах, ангулярный стоматит.

Полный клинический анализ крови необходим

Следует обратить внимание на необходимость при первичном исследовании проводить полный клинический анализ крови, включающий определение количества гемо­глобина, подсчет числа эритроцитов и ретикулоцитов, цветового показателя и показателя гематокрита, а также количества лейкоцитов, тромбоцитов, лейкоцитарной формулы и СОЭ. Существующая в поликлинике практика исследования только трех показателей (гемоглобин, лейкоциты, СОЭ) не только не информативна, но и вредна, так как может привести к ошибочным заключениям. Фрагментарные исследования крови допустимы только при динамическом наблюдении за результатами терапии.

При установлении характера и причин развития анемий важен синдромный подход, включающий оценку числа лейкоцитов, тромбоцитов, лейкоцитарной формулы и величины СОЭ. При обнаружении, например, признаков, типичных для миело- и лимфо­пролиферативных заболеваний, как острых, так и хронических, трактовка генеза анемии не представит особых трудностей. Если при анемии имеются преходящая лейкемоидная реакция типа нейтрофильного лейкоцитоза и тромбоцитоза, это может помочь в диагностике острой постгеморрагической анемии, а выявление наряду с анемией лейкопении и тромбоцитопении сразу вызывает обоснованное подозрение на аплазию кроветворения или В12-дефицитную анемию. Столь же велико и диагностическое значение величины СОЭ при анемиях.

С помощью определения цветового показателя и разделения анемий на гипо-, нормо- и гиперхромные возможно ограничить круг диагностических поисков. Так, при обнаружении гипохромных анемий следует предполагать хроническую железодефицитную анемию, или сидеробластную, а при обнаружении гиперхромных анемий ожидаются В12- или фолиево-дефицитные анемии и т.д. Необходимо, однако, отметить, что при современном инструментальном подсчете числа эритроцитов возможны ошибки в определении цветового показателя, дезориентирующие врача: и железодефицитные, и В12-дефицитные анемии нередко оказываются нормохромными.

В этой связи большое значение приобретает изучение врачом-лаборантом морфологии эритроцитов и ее описание в анализе крови. По факту обнаружения гипохромии и микроцитоза эритроцитов может быть диагностирован дефицит железа, а по обнаружению макроцитоза, мегалоцитоза, гиперхромии эритроцитов, колец Кебота, базофильной пунктуации — дефицит витамина В12.

Основное лечение донорскими эритроцитами

Основой лечения выраженных анемий при хронических заболеваниях остается заместительная терапия донорскими эритроцитами. Следует подчеркнуть крайне негативное отношение к гемотрансфузиям при анемии хронических заболеваний: каждая гемотрансфузия требует отдельного обоснования — резкое снижение уровня гемоглобина, нарастание гипоксии, сосудистые реакции и т.д. Нельзя шаблонно назначать переливания эритроцитов «в плановом порядке». Кроме опасности вирусного инфицирования, повторные гемотрансфузии сопровождаются гемосидерозом, угнетают, по принципу обратной связи, собственный эритропоэз.

В некоторой степени гемотрансфузиям противопоставляется терапия рекомбинантным эритропоэтином (рч-ЭПО). Во всяком случае, если встает вопрос о гемотрансфузиях при этом виде анемий, необходимо обсуждать и терапию эритропоэтином. Впервые эритропоэтин был выделен и воспроизведен в 1977 г. М.I. Yake. Применение его рекомбинантной формы в качестве средства терапии анемии при хронической почечной недостаточности было разрешено лишь в 1987 г., хотя начало экспериментального применения в клинике относится к 1985 году (J.W. Eschabach). С 1990  г. эритропоэтин применяется для лечения ВИЧ-инфицированных больных, а с 1993 г. — для терапии анемии у больных с онкологической патологией.

Это пример патогенетического лечения, восполняющего дефицит эндогенного гематогормона. На рынке лекарств уже несколько лет доступны эпрекс, неорекормон, эритро-стим. Активно исследуется новый стимулятор эритропоэза — дарбопоэтин.

Показанием для ЭПО-терапии пациента с АЗН следует считать уровень гемоглобина меньше 100 г/л, и почти всегда требуется лечение рч-ЭПО, если уровень гемоглобина меньше 80 г/л. Вначале нужно дифференцировать другие возможные причины анемии. В ситуации, когда число ретикулоцитов повышено, следует иметь в виду гемолитический процесс или острую кровопотерю как возможные причины. Если число ретикулоцитов неадекватно степени анемии (т.е. меньше, чем 3—5%), нужно иметь в виду алиментарную недостаточность (железо, витамин В12 или фолаты).

Если симптомы анемии выражены и мы заключили, что анемия является следствием низкой продукции эритроцитов и обусловлена или самой болезнью, или миелосупрессивной терапией, или обеими причинами, то должна быть предписана соответствующая терапия. В этой связи мы должны обсудить «про» и «контра» ЭПО-терапии.

Трансфузия обеспечивает более быстрый паллиатив симптомов анемии, но с некоторыми неудобствами для пациента и определенным риском острой или хронической реакции или переноса инфекции. С другой стороны, ЭПО-терапия свободна от факторов риска, удобна для пациента, который сам может сделать себе дома инъекцию, хотя эффект более медленный по сравнению с гемотрансфузией.

Заблуждение, весьма распространенное

К сожалению, большинство врачей привыкли считать неизбежным развитие легкой или умеренной анемии у онкологических больных. Считается, что снижение уровня Hb до 10 г/дл и даже до 8 г/дл не приносит значимого вреда пациенту.

Насколько ошибочна подобная точка зрения, показали исследования взаимосвязи качества жизни и анемии, при этом своевременная и адекватная коррекция анемии значимо улучшала благополучие пациентов. Показано достоверное влияние коррекции анемии на эффективность химиотерапии, в том числе и в сочетании с лучевым лечением. Результаты проспективных и ретроспективных исследований, проведенных за последнее десятилетие, убедительно свидетельствуют, что проблема анемии, ее значение для больного явно недооценены. Внедрение в клиническую практику ряда новых цитостатиков, активное использование агрессивных режимов лечения, включая одновременную химио- и лучевую терапию (например, при локализованном мелкоклеточном раке легкого), использование высоких доз интерферонов и интерлейкинов позволяет повысить эффективность лечения злокачественного заболевания. Но интенсификация лечения ухудшает качество жизни пациентов и требует активной поддерживающей терапии, одной из составляющих которой является своевременная коррекция анемии с применением современных препаратов — стимуляторов эритропоэза.

Анемия и уровень гемоглобина у пожилых людей: связь с возрастом, полом и состоянием здоровья

Цель: Определить связь уровня гемоглобина и анемии с возрастом и состоянием здоровья у пожилых людей.

Дизайн: Опрос.

Параметр: Сообщество.

Участники и методы: Гематологические тесты были получены от 3946 взрослых в возрасте старше или равном 71 году в трех сообществах (Восточный Бостон, Массачусетс; округа Айова и Вашингтон, Айова; и Нью-Хейвен, Коннектикут).

Результаты: Уровень гемоглобина был обратно пропорционален возрасту, хотя у мужчин это было более выражено, чем у женщин.Доля анемичных была одинаковой для мужчин и женщин в возрасте 71-74 лет (8,6%) и дифференцированно увеличивалась с возрастом, достигая 41% и 21% для мужчин и женщин в возрасте старше или равном 90 годам соответственно. Гемоглобин и анемия были независимо связаны с возрастом, расой, индексом массы тела, курением, раком, госпитализацией, почечной недостаточностью и гипоальбуминемией. Скорректированные относительные шансы анемии для 5-летнего увеличения возраста составили 1,5 (95% доверительный интервал [ДИ] 1,3-1,8) для мужчин и 1,2 (95% ДИ 1.1-1.4) для женщин.

Выводы: Возраст в значительной степени связан как с уровнем гемоглобина, так и с анемией, с более сильным эффектом у мужчин по сравнению с женщинами, даже после одновременной поправки на демографические характеристики и состояние здоровья. Снижение гемоглобина и сопутствующее увеличение анемии с возрастом не обязательно является результатом «нормального старения», поэтому обнаружение анемии у пожилых людей должно вызывать соответствующее клиническое внимание.

Определение анемии у пожилых людей | Гематология | ДЖАМА

Контекст  Определяются ли концентрации гемоглобина как анемия по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) связана с повышенная смертность среди пожилых людей неизвестна.

Цель  Исследовать связь между гемоглобином концентрация и причинно-следственная смертность пожилых людей.

Дизайн  Общественное исследование, проведенное с 1986 по 1996 год. (период наблюдения 10 лет).

Настройка  Лейден, Нидерланды.

Участники Всего 1016 жителей населенных пунктов в возрасте 85 лет и старше. пожилые люди имели право, и 872 человека согласились сдать образец крови. Концентрацию гемоглобина измеряли у 755 человек (74%).

Показатели основных результатов Концентрация гемоглобина, 10-летняя выживаемость, и основная причина смерти.По критериям ВОЗ анемия была определяется как концентрация гемоглобина ниже 7,5 ммоль/л (120 г/л) в у женщин и ниже 8,1 ммоль/л (130 г/л) у мужчин.

Результаты  По сравнению с лицами с нормальным гемоглобином концентрации риск смертности составил 1,60 (95% доверительный интервал [КИ], 1,24-2,06; P <0,001) у женщин с анемией и 2,29 (95% ДИ, 1,60-3,26; P <0,001) у мужчин с анемией. В обоих пола, риск смертности увеличивался при более низком уровне гемоглобина. концентрации.У лиц, не сообщающих о себе клинического заболевания в исходный риск смертности от анемии составил 2,21 (95% ДИ, 1,37-3,57; P = 0,002). Смертность от злокачественных и инфекционных заболеваний была выше у лиц с анемией.

Выводы Анемия, определенная по критериям ВОЗ, была связана с повышенный риск смертности у лиц в возрасте 85 лет и старше. Таким образом, критерии подходят для пожилых людей. низкий гемоглобин концентрация в старости означает болезнь.

Анемия определена Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), 1 , но для пожилых людей критерии анемии могут быть не так широко приняты, как для молодые люди. Концентрация гемоглобина в среднем ниже люди пожилого возраста и, следовательно, могут потребовать корректировки критерии. 1 С другой стороны, снижение концентрации гемоглобина при старении незначительно и может не требовать уникального критерии. 2

Целью данного исследования было изучение связи между концентрация гемоглобина и смертность у пожилых людей. Мы использовали данные о смертности, чтобы определить, соответствуют ли критерии ВОЗ для гемоглобина концентрация и определение анемии ВОЗ подходят для лица в возрасте 85 лет и старше. Мы предположили, что низкий гемоглобин концентрация представляет основное заболевание и поддерживает оценку больного на предмет возможных причин анемии.

Субъекты были участниками Лейденского общественного 85+ Исследование. Первоочередной целью исследования было изучение связь между фенотипами человеческого лейкоцитарного антигена (HLA) и старение. 3 Лица включались, если они были жителями Лейден, Нидерланды, в возрасте 85 лет и старше на начало исследование (1 декабря 1986 г.). Критериев исключения не было. популяция исследования составила в общей сложности 1258 человек, из которых 73% были женщины. Комитет по медицинской этике Лейденского медицинского университета Центр одобрил исследование.

Все лица посещались по месту жительства. Запрос на участие осуществлялось по телефону, с кратким посещением на дому или через родственники, если человек проживал в доме престарелых. После словесного информированное согласие, врач опросил лиц, находящихся на их медицинском историю и повседневную деятельность и проверили их когнитивные функция с мини-тестированием психического состояния. 4 В конце интервью попросили разрешения на забор венозной крови образец. Образцы крови были взяты во время отдельного звонка на дом.

Образцы крови собирали в стерильные пробирки с ЭДТА (Becton Dickinson Vacutainer Systems, Meylan Cedex, Франция) и обработанные в течение 3 часов в центральных лабораториях Лейденского медицинского университета Центр. Измерения проводились с помощью автоматизированной системы (Coulter счетчик, Coulter Electronics, Хайалиа, Флорида).

Анемия была определена по критериям ВОЗ. 1 Референтный интервал для концентрации гемоглобина был установлен на уровне от 7,5 до 10,0 ммоль/л (120-160 г/л) у женщин и от 8,1 до 11,2 ммоль/л (130-180 г/л). г/л) у мужчин. Референтный интервал для объема эритроцитов был установлено от 80 до 100 фл для обоих полов.

Все участники наблюдались на предмет смертности до 1 октября 1996 г., общий период наблюдения 10 лет.Места и даты проведения смерти и номера свидетельств о смерти были получены из гражданские реестры. 5 Два человека, выехавшие за границу в период исследования, не были включены в анализ.

Первичные причины смерти оценивались путем связывания смерти номера справок о причинах смерти, закодированные врачом Центральное статистическое бюро Нидерландов. 5 Причины смерти были классифицированы в соответствии с Международной классификацией Болезни, Девятая редакция . 6 Начиная с 1996 года свидетельства о смерти кодировались в соответствии с Международным стандартом . Классификация болезней, 10-й пересмотр. 7 Для целях исследования, они были переклассифицированы в соответствии с девятым ревизия. Коды от 390 до 459 были отнесены к категории «сердечно-сосудистые заболевания». расстройства», коды от 140 до 239 как «злокачественные новообразования», и коды с 460 по 519 как «респираторные заболевания». Выбрано инфекции дыхательных путей (коды 460-466.1, 475, 480-487,8, 510.0-510.9 и 513.0-513.1) были включены в категорию «все инфекций». В категорию «все инфекции» также вошли туберкулез (коды 010-018.9 и 137-137.4), септицемия (коды 038-038.9), инфекции почек и мочевыводящих путей (коды 590-590,9 и 599,0). Других инфекционных заболеваний не зарегистрировано. наше исследование. 5

Непрерывные данные представлены в виде медиан и интерквартильных размахов. риск смертности от анемии и 95% доверительный интервал (ДИ) был оценивается с помощью регрессионной модели пропорциональных рисков Кокса. (линейный сплайн-модель дала очень похожие результаты; только модель Кокса представлены здесь.) Риск смертности лиц с анемией был по сравнению с лицами с нормальным гемоглобином концентрация. Мы использовали 4 модели регрессии. В модели 1 регулировка была сделано для возраста и пола. Во второй модели учитывались возраст, пол и Самооценка заболеваний на исходном уровне, связанных с анемией: злокачественная новообразование, инфекционное заболевание, заболевание щитовидной железы, язвенная болезнь, почечная недостаточность и ревматоидный артрит.В модели 3 была сделана поправка на возраст, пол и функциональное состояние, определяемое как любая зависимость в повседневная активность и когнитивные нарушения, измеряемые Минимальная оценка психического состояния ниже 24 баллов. 4 В модели 4 риск смертности от анемии оценивался только для лиц без самоотчета о клиническом заболевании, после поправки на возраст и секс.

В дополнительном анализе концентрацию гемоглобина разделили на категории от 6.от 5 до 10,0 ммоль/л с шагом 0,5 ммоль/л. Для Для каждой категории гемоглобина использовалась модель пропорциональных рисков Кокса. оценить риск смертности и 95% ДИ. Риск смертности для лиц с определенной категорией гемоглобина сравнивали со всеми другие категории.

Риски смертности были оценены для 2 разных периодов: от 0 до 5 лет после даты забора крови и через 5–10 лет после выборка. Время выживания рассчитывали от даты забора крови. вперед.

Возрастные различия были проверены с помощью теста Манна-Уитни U . Различия в пропорциях проверяли критерием χ 2 или, при необходимости, точным критерием Фишера. Все анализы проводились с статистический пакет SPSS для Windows, версия 6.1 (SPSS Inc, Чикаго, штат Иллинойс).

В ходе последующего наблюдения у 21 человека, который был первоначально включен, было обнаружено, что не соответствуют возрастным критериям, а 221 человек умерли до опрос.Таким образом, 1016 человек имели право на участие в исследовании. Из них 57 человек (6%) отказались от интервью, 2 человека не удалось отследить, и 1 человек был ошибочно не опрошен. Всего 956 человек. (94%), из которых 872 человека (86% правомочного числа) одобрили образец крови, дал согласие на интервью. Если только небольшое количество можно было взять кровь, сначала было выполнено HLA-типирование, потому что это было основная цель исследования. Концентрация гемоглобина была оценено у 755 человек (74% от числа правомочных).

Анемия обнаружена у 17% женщин и у 28% мужчин (таблица 1). У обоих полов анемия была в основном нормоцитарные (80% всех женщин с анемией и 92% всех женщин с анемией). мужчины). Медиана возраста (межквартильный размах) составила 90 лет (88-93 года). у лиц с анемией и 89 лет (88-91 год) у лиц с нормальная концентрация гемоглобина ( P = 0,003).

Исходно анемия была связана с заболеваниями, вызывающими снижение концентрации гемоглобина.Злокачественные новообразования обнаружены в у 19 (13%) лиц с анемией и у 28 (5%) лиц с нормальным содержанием гемоглобина (χ 2 1 =11,83, P <.001). В анамнезе пептическая язва. 3 (2%) лиц с анемией по сравнению ни с одним из пациентов с нормальной концентрацией гемоглобина ( P = .03). Любая инфекция была обнаружена у 7 (5%). лиц с анемией и у 11 (2%) лиц с нормальная концентрация гемоглобина ( P =.07). Там не было выявлено различий между лицами с анемией и лицами с нормальный уровень гемоглобина при других заболеваниях.

На исходном уровне у 29 (21%) лиц с анемией не было клиническим заболеванием по сравнению с 148 лицами (26%) с нормальным концентрация гемоглобина (χ 2 1 =1,65, P = .20).

В первые 5 лет после забора крови риск смертности был увеличивается у лиц с анемией (табл. 2).У женщин с анемией смертность риск в этот период был 1,60 (95% ДИ, 1,24-2,06; P <0,001) по сравнению с женщинами с нормальным содержанием гемоглобина. Для мужчин при анемии риск смертности составил 2,29 (95% ДИ 1,60-3,26; P <0,001) по сравнению с мужчинами с нормальным гемоглобином концентрация. Не было различий в риске смертности между лица с микроцитарной, нормоцитарной или макроцитарной анемией (табл. 2).

Риск смертности, связанный с анемией, был одинаковым после была сделана поправка на исходные заболевания, связанные с анемией, а также при поправке на функциональные нарушения (табл. 2).Если бы анализ был ограничен лицами, свободными от клиническое заболевание на исходном уровне, риск смертности от анемия была выше (табл. 2).

Риск смертности увеличивается при более низком уровне гемоглобина концентрации для обоих полов. У женщин риск смертности был повышается у лиц с концентрацией гемоглобина ниже 8,0 ммоль/л и был самым высоким у лиц с концентрацией гемоглобина 6,5 ммоль/л: 2,20 (95% ДИ, 1,35-3,58; P =.002) по сравнению со всеми другими концентрациями (рис. 1). У мужчин риск смертности был повышается у лиц с концентрацией гемоглобина ниже 8,5 ммоль/л а также был самым высоким у лиц с концентрацией гемоглобина 6,5 ммоль/л: 2,54 (95% ДИ, 1,33-4,87; P = 0,005) по сравнению со всеми другими концентрациями (рис. 2).

В сроки от 5 до 10 лет после забора крови не было различия в риске смертности (табл. 2).

Во время наблюдения у 133 (86%) из 151 человека с анемией умерло по сравнению с 390 (65%) из 599 человек с нормальным концентрация гемоглобина.Злокачественных новообразований и инфекций было больше. часто отмечается как основная причина смерти у лиц с анемией, тогда как респираторные заболевания чаще отмечались как основная причина смерти у лиц с нормальной концентрацией гемоглобина. разница в распределении первичных причин смерти была статистически значимый (χ 2 4 =9,89, P = 0,04) (табл. 3).

Концентрация гемоглобина не измерялась у 201 человека, сдававшего согласие на участие в исследовании.Риск смертности от этих человек был 1,24 (95% ДИ, 1,03-1,48; P = 0,02) по сравнению с исследуемой выборкой. Половых различий не было распространение, возраст или основные причины смерти.

Риск смертности у лиц с анемией, определенный по критериям ВОЗ увеличилась в 2 раза по сравнению с лица с нормальным содержанием гемоглобина. Риск смертности повышается при снижении концентрации гемоглобина.Ассоциация между низкая концентрация гемоглобина и повышенная смертность не могли быть объясняется исходными заболеваниями или функциональными нарушениями. Кроме того, низкая концентрация гемоглобина также связана с повышенный риск смертности у пожилых людей без клинических проявлений заболевания. Хотя клиническое заболевание определялось по самоотчетам пациентов, предыдущее исследование показало, что самоотчет является разумным точный. 8 ,9

Критерии ВОЗ для анемии были выбраны произвольно. были подтверждены нашими данными.Анемия определяется ВОЗ как концентрация гемоглобина ниже 7,5 ммоль/л (120 г/л) у женщин и ниже 8,1 ммоль/л (130 г/л) у мужчин. 1 Эти гемоглобин концентрации основаны на данных молодых людей, но также были связаны с повышенным риском смертности у лиц в возрасте 85 лет и старше. Таким образом, критерии анемии ВОЗ также подходят для лица в возрасте 85 лет и старше, а возрастные критерии не необходимо.

Причина анемии обнаруживается у большинства пожилых людей с низким уровнем гемоглобина концентрация. 10 ,11 В нашем исследовании анемия также связанные с плохим состоянием здоровья. Как и в др. исследований, 10 ,11 злокачественных новообразований и инфекций было больше часто встречается у пожилых людей с анемией. Эти заболевания были также более часто отмечают как основную причину смерти. Таким образом, анемия в пожилом возрасте наверное из-за болезни. Из-за этого повышенный риск смертности, уровень гемоглобина ниже нормы является поводом для дальнейшего обследования пожилых людей в клинической практике.

Также была описана более высокая распространенность анемии у мужчин. в других исследованиях. Частота анемии колеблется от 27% до 40%. у мужчин в возрасте 85 лет и старше и от 16% до 21% у женщин в возрасте 85 лет и старше. 12 ,13 Риск смертности мужчин в нашей когорта была несколько выше, чем у женщин. 3 Это предполагает что более высокая частота анемии у мужчин может быть объяснена более высокой распространенность основных заболеваний. 12

Плохое состояние здоровья также может играть роль, если гемоглобин концентрация высокая. По сравнению с самым низким риском смертности, небольшой увеличение риска смертности наблюдалось у пожилых людей с высоким концентрация гемоглобина. Обусловлено более высокой концентрацией гемоглобина, например, при обезвоживании или обструктивной болезни легких. В нашем исследования, заболевания органов дыхания чаще отмечались как первопричина смерти у лиц с нормальной концентрацией гемоглобина, чем у лица с анемией.Эти расстройства приведут как к более высокому концентрации гемоглобина и увеличению риска смерти.

В заключение следует отметить, что риск смертности был повышен у пожилых людей. лица с анемией, если анемия была определена ВОЗ критерии. 1 Таким образом, критерии ВОЗ подходят для пожилых людей. Анемия у пожилых людей связана с болезнью, а не со старением. Таким образом, дальнейшее клиническое исследование оправдано, если концентрация гемоглобина у человека ниже нормальных значений ВОЗ, даже если у человека нет явного клинического заболевания.

1.

Всемирная организация здравоохранения. Питательный Анемии: отчет научной группы ВОЗ. Женева, Швейцария: Всемирная организация здоровья; 1968.

2. Нильссон-Эле Х., Ягенбург Р., Ландаль С. и другие. Отклонить гемоглобина крови у пожилых людей: лонгитюдное исследование городского Население Швеции в возрасте от 70 до 81 года. Br J Haematol. 1989;71:437-442.Google Scholar3.Izaks GJ, Van Houwelingen HC, Schreuder GMT, Ligthart GJ.Связь между антигенами лейкоцитов человека (HLA) и смертность жителей населенных пунктов в возрасте 85 лет и старше. Дж. Ам Гериатр соц. 1997;45:56-60.Google Scholar4.Folstein MF, Folstein SE, McHugh PR. «Мини-Ментал Состояние»: практический метод оценки когнитивного состояния пациентов для клинициста. J Psychiatr Res. 1975;12:189-198.Google Scholar5.Weverling-Rijnsburger AWE, Blauw GJ, Lagaay AM. и другие. Общий холестерин и риск смертности у пожилых людей. Ланцет. 1997;350:1119-1123.Google Scholar6.

 Международная классификация болезней, девятая Пересмотр (МКБ-9). Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 1977.

7.

 Международная статистическая классификация Болезни, 10-й пересмотр (МКБ-10). Женева, Швейцария: Всемирное здравоохранение организация; 1992.

8. Лагаай А. М., Ван дер Мейдж Дж. К., Хиджманс В. Проверка сбор анамнеза в рамках популяционного обследования субъектов в возрасте 85 лет и старше.  BMJ. 1992;304:1091-1092.Google Scholar9.Изакс Г.Дж., Гуссеклоо Дж., Дермут К.М.Т., Херен Т.Дж., Лигтхарт Г.Дж. Трехлетнее наблюдение за результатами мини-теста психического состояния в жители поселка в возрасте 85 лет и старше. Психомед. 1995;25:841-848.Google Scholar10.Joosten E, Pelemans W, Hiele M. и другие. Распространенность и Причины анемии у гериатрических госпитализированных пациентов.  Геронтология. 1992;38:111-117.Google Scholar11.Аня Б.Дж., Суман В.Дж., Фэрбенкс В.Ф., Радемахер Д.М., Мелтон Л.Дж. Заболеваемость анемией у пожилых людей: эпидемиологическое исследование в четко определенная популяция. J Am Geriatr Soc. 1997;45:825-831.Google Scholar12.Salive ME, Cornoni-Huntley J, Guranik JM. и другие. Анемия и уровень гемоглобина у пожилых людей: связь с возрастом, пол, состояние здоровья. J Am Geriatr Soc. 1992;40:489-496.Google Scholar13.Тимирас М.Л., Браунштейн Х. Распространенность анемии и корреляция гемоглобина с возрастом в гериатрической скрининговой клинике Население. J Am Geriatr Soc. 1987;35:639-643.Google Scholar

Медицинские услуги, связанные с уровнем гемоглобина и кровопотерей у женщин в постменопаузе: Инициатива по охране здоровья женщин

https://doi.org/10.1016/j.jval.2010.11.008Получить права и содержание

Резюме

Цели

Целью нашего исследования было использование данных о качестве жизни, связанных со здоровьем, из Инициативы по охране здоровья женщин для расчета весов полезности, связанных со здоровьем, и изучения различия в этих весовых коэффициентах полезности для здоровья при разных уровнях гемоглобина (Hgb). Эти веса полезности затем можно было бы использовать в будущих исследованиях экономической эффективности.

Методы

Веса полезности для здоровья измерялись с помощью Краткой формы-6D (SF-6D), индекса полезности для здоровья, полученного из анкеты Short Form Medical Outcomes.Скорректированные средние значения методом наименьших квадратов были рассчитаны для каждого исходного уровня Hgb, и в продольном регрессионном анализе была изучена взаимосвязь между изменением Hgb и изменением SF-6D. Исходный и продольный анализы проводились для всех женщин в постменопаузе и отдельно для женщин с сердечной недостаточностью, раком и остеоартритом.

Результаты

Женщины с Hgb в диапазоне анемии имели более низкий вес полезности для здоровья, чем женщины с более высоким уровнем Hgb.В продольном направлении потеря 2 г/дл Hgb или более была связана со статистически значимым и клинически значимым снижением SF-6D у всех участников, а также в группе участников с раком и остеоартритом, но не у пациентов с сердечной недостаточностью.

Выводы

Более низкие уровни Hgb и потеря Hgb связаны со статистически значимым и клинически значимым снижением полезности для здоровья у всех изученных нами женщин в постменопаузе, а также у женщин с хроническими заболеваниями.

Ключевые слова

здравоохранение

hgb

остеоартрит

постменопауза

Рекомендуемые статьи

Copyright © 2011 Международное общество фармакоэкономики и исследований результатов (ISPOR). Опубликовано Elsevier Inc. Все права защищены.

Тест на гемоглобин — Клиника Майо

Обзор

Тест на гемоглобин измеряет количество гемоглобина в крови. Гемоглобин — это белок в красных кровяных тельцах, который переносит кислород к органам и тканям вашего тела и переносит углекислый газ из ваших органов и тканей обратно в легкие.

Если анализ гемоглобина показывает, что уровень гемоглобина ниже нормы, это означает, что у вас низкий уровень эритроцитов (анемия). У анемии может быть множество различных причин, в том числе дефицит витаминов, кровотечения и хронические заболевания.

Если анализ крови показывает уровень гемоглобина выше нормы, возможны несколько причин — заболевание крови, полицитемия, проживание на большой высоте, курение и обезвоживание.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов Mayo Clinic

Зачем это делается

Вы можете пройти тест на гемоглобин по нескольким причинам:

  • Для проверки общего состояния здоровья. Ваш врач может проверить ваш гемоглобин в ходе общего анализа крови во время планового медицинского осмотра, чтобы следить за вашим общим состоянием здоровья и скринингом на различные расстройства, такие как анемия.
  • Для диагностики состояния здоровья. Ваш врач может предложить вам пройти тест на гемоглобин, если вы испытываете слабость, утомляемость, одышку или головокружение. Эти признаки и симптомы могут указывать на истинную анемию или полицитемию. Анализ гемоглобина может помочь диагностировать те или иные заболевания.
  • Для наблюдения за состоянием здоровья. Если у вас диагностирована анемия или истинная полицитемия, ваш врач может использовать тест на гемоглобин, чтобы контролировать ваше состояние и назначать лечение.

Как вы готовитесь

Если ваш образец крови проверяется только на гемоглобин, вы можете нормально есть и пить перед тестом. Если ваш образец крови будет использоваться для других анализов, вам может потребоваться воздержаться от пищи в течение определенного времени перед взятием образца.Ваш врач даст вам конкретные инструкции.

Что вы можете ожидать

Для анализа гемоглобина член вашей медицинской бригады берет образец крови, прокалывая кончик пальца или вставляя иглу в вену на руке. У младенцев образец можно получить, проколов пятку.

Образец крови отправлен в лабораторию для анализа. Вы можете вернуться к своей обычной деятельности сразу после взятия пробы.

Результаты

Здоровый диапазон гемоглобина:

  • Для мужчин, 13.от 2 до 16,6 г на децилитр
  • Для женщин, от 11,6 до 15 г на децилитр

Здоровые диапазоны для детей зависят от возраста и пола. Диапазон здорового уровня гемоглобина может немного отличаться от одной медицинской практики к другой.

Результаты ниже нормы

Если уровень гемоглобина ниже нормы, у вас анемия. Существует много форм анемии, каждая из которых имеет разные причины, в том числе:

  • Дефицит железа
  • Дефицит витамина B-12
  • Дефицит фолиевой кислоты
  • Кровотечение
  • Рак, поражающий костный мозг, например лейкемия
  • Болезнь почек
  • Болезнь печени
  • Гипотиреоз
  • Талассемия — генетическое заболевание, вызывающее низкий уровень гемоглобина и эритроцитов

Если у вас ранее диагностировали анемию, уровень гемоглобина ниже нормы может указывать на необходимость изменения плана лечения.

Результаты выше нормы

Если уровень гемоглобина выше нормы, это может быть результатом:

  • Истинная полицитемия — заболевание крови, при котором костный мозг вырабатывает слишком много эритроцитов
  • Болезнь легких
  • Обезвоживание
  • Жизнь на большой высоте
  • Тяжелое копчение
  • Бернс
  • Чрезмерная рвота
  • Экстремальные физические упражнения

Если у вас ранее диагностировали истинную полицитемию, повышенный уровень гемоглобина может указывать на необходимость изменения плана лечения.

Если ваш уровень гемоглобина ниже или выше нормы, ваш врач может захотеть оценить результаты теста на гемоглобин вместе с результатами других тестов, или могут потребоваться дополнительные тесты, чтобы определить следующие шаги.

Для получения подробной информации о том, что означают результаты вашего теста на гемоглобин, поговорите со своим врачом.

Клинические испытания

Ознакомьтесь с исследованиями Mayo Clinic, посвященными тестам и процедурам, помогающим предотвращать, выявлять, лечить или управлять состояниями.

11 февраля 2022 г.

Данные национального обследования

Аннотация

Фон

Анемия — это состояние, характеризующееся снижением количества функциональных эритроцитов или гемоглобина. Женщины репродуктивного возраста из стран с низким и средним уровнем дохода подвержены более высокому риску развития анемии, которая может привести к дородовым, акушерским и перинатальным осложнениям.Целью нашего исследования было изучение связи между статусом анемии и набором демографических, социально-экономических и репродуктивных факторов среди эквадорских женщин репродуктивного возраста (WRA).

Методы

Мы использовали данные небеременных женщин WRA (≥12 и ≤49 лет), включенных в общенациональное репрезентативное перекрестное Эквадорское национальное обследование здоровья и питания 2012 г. (ENSANUT-ECU 2012). Анемию и анемию средней и тяжелой степени оценивали с использованием пороговых значений концентрации гемоглобина <12 г/дл и <11 г/дл соответственно.Логистическую регрессию использовали для получения нескорректированного и скорректированного отношения шансов распространенности (aOR). Все анализы были скорректированы с учетом многоступенчатой ​​выборки, стратификации и кластеризации.

Результаты

Исследуемая популяция включала подмножество из 7415 небеременных WRA. Средняя концентрация гемоглобина составила 12,84 г/дл (95% ДИ = 12,8–12,9). Общая распространенность анемии и среднетяжелой анемии составила 16,8% и 5,0% соответственно. Некоторые факторы были связаны с увеличением шансов распространенности анемии: проживание в Гуаякиле (aOR 1.82, 95% ДИ 1,16–2,84) и Кито (СОШ 1,84, 95% ДИ 1,17–2,90) по сравнению с проживанием в сельской местности Амазонки, родившим более четырех живых детей, по сравнению с нерожавшими (СОШ 1,85, 95% ДИ 1,00–3,43), принимающих противозачаточные средства в настоящее время по сравнению с тем, что использовалось ранее (aOR 1,46, 95% ДИ 1,09–1,97). Кроме того, среднетяжелая анемия была связана с возрастом и регионом проживания.

Заключение

В 2012 году распространенность анемии среди эквадорских WRA считалась легкой проблемой общественного здравоохранения.Однако мы выявили группы с более высокой распространенностью анемии. Таким образом, подчеркивая важность анализа распространенности WRA в субпопуляциях и выявления групп населения, в которых может быть полезен более частый эпиднадзор.

Образец цитирования: Соса-Морено А., Рейносо-Гонсалес С., Мендес М.А. (2020) Анемия у женщин репродуктивного возраста в Эквадоре: данные национального обследования. ПЛОС ОДИН 15(9): е0239585. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0239585

Редактор: Monica Cartelle Gestal, Университет Джорджии, США

Получено: 13 января 2020 г.; Принято: 9 сентября 2020 г .; Опубликовано: 24 сентября 2020 г.

Авторское право: © 2020 Sosa-Moreno et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Файлы ENSANUT-ECU 2012, использованные в исследовании, доступны на веб-сайте INEC: https://www.ecuadorencifras.gob.ec/encuesta-nacional-de-salud-salud-reproductiva-y-nutricion -энсанут-2012/.

Финансирование: Учреждения, Universidad San Francisco de Quito через Grupo de Quimica Computacional y Téorica (QCT), Instituto de Simulación Computacional (ISC) и Фонд научных публикаций USFQ поддержали это исследование.Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Анемия — это состояние, характеризующееся снижением количества функциональных эритроцитов или гемоглобина, белка, ответственного за транспортировку кислорода [1, 2]. Дефицит железа является наиболее частой причиной анемии; однако причины могут быть многофакторными, такими как паразитарные инвазии, малярия, воспаление, гемоглобинопатии, а также заболевания почек [3–6].Измерение концентрации гемоглобина является частью рутинного обследования для выявления анемии, особенно в странах с высокой распространенностью [7].

Анемия является особой проблемой общественного здравоохранения среди женщин в возрасте 15–49 лет в странах с низким и средним уровнем дохода. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила о 496 миллионах небеременных женщин с анемией во всем мире в 2011 г., с тенденцией к увеличению с 1995 г. [8-10]. Среди этой группы распространенность анемии в мире в 2016 г. составила 32,8% [11]. Некоторые из причин высокой распространенности анемии у женщин включают диету с низким содержанием железа, потерю железа в результате менструации и меноррагии, диеты для снижения веса, выкидыши и отслойку плаценты; кроме того, анемия часто связана с социально-экономическими факторами, такими как образование [12–14].Беременные с анемией имеют более высокий риск неблагоприятных исходов беременности, таких как низкая масса тела при рождении, преждевременные роды, перинатальная и неонатальная смертность [1, 15]. Другие последствия включают утомляемость и низкую производительность, например, снижение производительности на работе [16]. Анемия считается легкой проблемой общественного здравоохранения среди женщин репродуктивного возраста (WRA: ≥ 12 и < 49 лет согласно определению ENSANUT-ECU 2012) в Эквадоре [17]. Несмотря на это, исследования анемии были сосредоточены на детях, беременных женщинах и пожилых людях.Исследования, посвященные WRA, обычно имеют ограниченное количество участников или сосредоточены на конкретном сообществе, регионе, городе или районе [18].

Предыдущие оценки анемии для Эквадора были рассчитаны с использованием данных Эквадорского национального обследования здоровья и питания, ENSANUT-ECU 2012, национального и регионального репрезентативного обследования, направленного на описание состояния здоровья и питания эквадорцев путем сбора информации о статусе микронутриентов, материнском и детское здоровье, репродуктивное здоровье и хронические заболевания, среди прочего.В исследовании ENSANUT-ECU 2012 сообщается о распространенности анемии в 15,1% среди небеременных WRA (≥12 и ≤ 49 лет) без поправки на курение [19], в то время как среди небеременных женщин в возрасте от 20 до 49 лет распространенность составляет 16,9%. % [20]. Более свежие данные Всемирного банка показали, что 19% эквадорских женщин в возрасте от 15 до 49 лет страдали анемией в 2016 г. [11]. Анемия также является легкой проблемой общественного здравоохранения в других странах Латинской Америки, таких как Аргентина, Колумбия, Коста-Рика, Гондурас, Никарагуа, Мексика и Перу. В Латинской Америке и Карибском бассейне, используя данные за период с 2000 по 2010 год, только Чили, Колумбия, Сальвадор, Коста-Рика и Никарагуа имели более низкую распространенность анемии, чем Эквадор [17].Исследование переменных, связанных со статусом анемии, было ограничено экономическим квинтилем и этническими группами. Кроме того, предыдущие оценки были сосредоточены на наличии любой анемии, не делая различия между анемией и анемией средней и тяжелой степени [19].

Профилактические вмешательства по поводу анемии в WRA могут оказать положительное влияние на материнскую и младенческую смертность и заболеваемость [21]. В настоящем исследовании изучается связь между наличием анемии или анемии средней и тяжелой степени с демографическими, социально-экономическими и репродуктивными факторами среди небеременных женщин репродуктивного возраста (≥12 и ≤49 лет), включенных в поперечное популяционное исследование. на основе опроса ENSANUT-ECU 2012.

Методы и материалы

Исследуемая популяция и сбор данных

Эквадор — испаноязычная страна, расположенная на северо-западе Южной Америки. В 2010 году последняя национальная перепись населения оценила население в 14 483 499 человек [22]. Более свежие данные оценивают население в 17,4 млн человек по состоянию на март 2020 года [23]. Эквадор имеет площадь 283 561 км 2 , разделенную на 4 региона: побережье, высокогорье, Амазонка и Галапагосские острова.Его валютой является доллар США с 2000 года (официальная долларизация), а его основными статьями экспорта являются нефть, бананы, срезанные цветы и креветки [24].

Мы использовали данные ENSANUT-ECU 2012, общенационального репрезентативного перекрестного исследования, в ходе которого была собрана информация о людях в возрасте от 0 до 59 лет по всей стране с использованием 12 различных анкет (таблица S1). Данные, представленные в ENSANUT-ECU 2012, были собраны в период с 2011 по 2013 год Министерством общественной безопасности Эквадора (MSP) совместно с Национальным институтом статистики и цензов Эквадора (INEC).Многоэтапная выборка ENSANUT-ECU 2012 была стратифицирована по географическим районам (город/село) и сгруппирована по переписным участкам. Коэффициенты расширения были рассчитаны с использованием населения из Национальной переписи 2010 года. WRA и по одному субъекту в каждой возрастной группе были случайным образом выбраны в отобранных домохозяйствах. Дополнительные данные по методологии ENSANUT-ECU 2012 можно найти в другом месте [19]. Неидентифицируемые данные из ENSANUT-ECU 2012 находятся в открытом доступе на веб-сайте INEC [25].

ЖРВ, которые были включены в анкету для домохозяйств и заполнили анкету для женщин репродуктивного возраста, антропометрические измерения и биохимический анализ ENSANUT-ECU 2012, подходили для включения в это исследование (n = 7690).В рамках биохимического анализа образцы крови были собраны в подвыборке домохозяйств и среди испытуемых, давших согласие. Концентрации гемоглобина оценивались компанией Synlab-Ecuador (ранее Netlab) с использованием автоматического счетчика клеток крови. Беременные женщины (n = 275) были исключены из анализа, поскольку механизмы, приводящие к анемии среди этой группы населения, могут отличаться от таковых у небеременных женщин. Следующие результаты основаны на подмножестве 7415 небеременных WRA (рис. 1).

Оценка анемии

Концентрации гемоглобина были скорректированы с учетом высоты над уровнем моря и курения в соответствии с рекомендациями CDC [26].Мы разделили субъектов на лиц с наличием или отсутствием какой-либо анемии (пороговое значение <12 г/дл) в качестве нашего основного результата. Кроме того, мы оценивали наличие или отсутствие анемии средней и тяжелой степени (пороговое значение <11 г/дл). Пороговые значения были выбраны в соответствии с рекомендациями ВОЗ для WRA [27].

Предикторы анемии

Мы изучили связь между статусом анемии и набором переменных, которые были выбраны на основе предыдущей литературы, описывающей факторы риска анемии [28–32]. Демографические переменные включали возраст (12–24, 25–34, 35–49 лет), семейное положение (никогда, в настоящее время и в прошлом не состояли в браке), уровень образования (нет, начальное, среднее, высшее), регион проживания (городское нагорье, сельская местность). Горная местность, городское побережье, сельское побережье, городская Амазония, сельская Амазонка, Галапагосские острова, Кито и Гуаякиль) и этническая принадлежность, по самооценке (коренные жители, афроэквадорцы, монтубио и другие).Социально-экономические переменные включали экономические квинтили (беднейшие, беднейшие, средние, богатые, самые богатые), статус занятости (занятый, безработный) и уровень грамотности (грамотный, неграмотный). Другие переменные включали количество детей, рожденных живыми (0, 1–2, 3–4, >4), неблагоприятный исход беременности в анамнезе, включая мертворождения, выкидыши или аборты (нет, да) и использование контрацептивов в анамнезе (никогда, в настоящее время, ранее). . Наша переменная оценка истории контрацепции включала такие методы, как стерилизация, имплантаты, инъекции противозачаточных средств, противозачаточные таблетки, медные внутриматочные спирали (ВМС) и презервативы.Для каждого субъекта было доступно до трех измерений роста и веса. Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали, используя средний рост и средний вес на человека. Женщины были разделены на категории с нормальным или недостаточным весом (менее 25 кг/м 2 ), избыточным весом (25–29,9 кг/м 2 ) или страдающими ожирением (больше или равно 30 кг/м 2 ).

Статистический анализ

Все анализы были скорректированы с учетом многоэтапной выборки, стратификации и кластеризации в соответствии с рекомендациями в отчете ENSANUT-ECU 2012 [19].Рассчитывали описательную статистику. Взвешенные пропорции сообщались с использованием весов выборки для получения национальных репрезентативных оценок. Был проведен двумерный логистический регрессионный анализ для оценки связи между наличием анемии и каждой переменной без поправки на другие переменные. В многопараметрическую модель были добавлены переменные с p-значениями <0,2. Многопараметрическая логистическая регрессия измеряла связь между распространенностью анемии и каждой переменной с поправкой на другие переменные в модели.Статистический анализ проводили в SAS 9.4 (SAS. Кэри, Северная Каролина).

Результаты

Среди нашей выборки из 7415 WRA средняя концентрация гемоглобина составила 12,84 г/дл (95% ДИ = 12,8–12,9). Общая распространенность анемии с использованием порогового значения 12 г/дл составила 16,8%, тогда как распространенность анемии средней и тяжелой степени составила 5,0%. В таблице 1 показана взвешенная доля лиц по всем переменным, проанализированным в настоящем исследовании. В целом, мы обнаружили распространенность анемии и анемии средней и тяжелой степени выше среднего среди женщин в возрасте от 35 до 49 лет (анемия = 17.6 %, среднетяжелая анемия = 6,4 %), ранее состоявшие в браке (18,9 %, 6,4 %), необразованные (25,8 %, 8,6 %), проживающие на городском побережье (18,4 %, 5,5 %), проживающие в Гуаякиле (21,3 %). %, 8,6%), родивших 3-4 детей (17,4%, 5,9%), афро-эквадорской национальности (22,3%, 6,6%), неграмотных (23,8%, 8,7%), с нормальным или недостаточным весом (17,1% , 5,2%). Распространенность анемии также была выше среди женщин, проживающих в Кито (19,5%), тогда как распространенность анемии средней и тяжелой степени была выше среди женщин, проживающих в сельской местности на побережье (5,5%), из беднейшего квинтиля (5,5%).5%), а также внутри этнической группы монтубио (5,8%).

Нескорректированные ассоциации между статусом анемии и всеми переменными, за исключением неблагоприятного исхода беременности в анамнезе, этнической принадлежности и ИМТ, имели p-значения ниже 0,2 и поэтому были добавлены в многопараметрическую модель. Результаты моделей многомерной логистической регрессии показали, по крайней мере, одну категорию семейного положения, регион проживания, количество детей, рожденных живыми, и использование контрацептивов в анамнезе, связанное со статусом анемии (p-значение общего эффекта).После поправки на ковариаты у замужних в настоящее время женщин были более низкие шансы распространенности анемии по сравнению с бывшими замужними женщинами (aOR = 0,67, 95% ДИ: 0,51–0,88). Женщины, проживающие в Кито (aOR = 1,84, 95% ДИ: 1,17–2,90), Гуаякиле (aOR = 1,82, 95% ДИ: 1,16–2,84) и на городском побережье (aOR = 1,53, 95% ДИ: 0,97–2,42) имели более высокие шансы распространенности анемии по сравнению с женщинами, живущими в сельской Амазонке. Кроме того, у женщин с более чем четырьмя детьми, родившимися живыми, были более высокие шансы распространенности анемии (aOR = 1,85, 95% ДИ: 1.00–3,43) по сравнению с нерожавшими женщинами. У женщин, в настоящее время принимающих противозачаточные средства, вероятность анемии была выше, чем у женщин, ранее принимавших противозачаточные средства (aOR = 1,46, 95% ДИ: 1,09–1,97) (таблица 2). Другие факторы не были связаны со статусом анемии.

Что касается анемии средней и тяжелой степени, результаты обобщены в таблице 3. При однофакторном анализе мы обнаружили, что все переменные, за исключением неблагоприятных исходов беременности в анамнезе, этнической принадлежности и статуса занятости, имели p-значения ниже 0.2, и поэтому они были включены в многофакторный анализ. Результаты моделей многомерной логистической регрессии показали, что по крайней мере одна категория региона проживания была связана с анемией средней и тяжелой степени (p-значение общего эффекта). После поправки на ковариаты мы обнаружили, что шансы распространенности анемии увеличиваются с возрастом. Женщины в возрасте от 35 до 49 лет имели более высокие шансы распространенности анемии средней и тяжелой степени, чем женщины в возрасте от 12 до 24 лет (aOR = 2,32, 95% ДИ: 1,09–4,94). Точечные оценки также показали снижение распространенности анемии средней и тяжелой степени на более высоких уровнях образования, но эта связь не была статистически значимой.Женщины, которые проживали в городских высокогорьях (aOR = 1,70, 95% ДИ: 1,00–2,90), на городском побережье (aOR = 1,76, 95% ДИ: 0,96–3,23) и в Гуаякиле (3,11, 95% ДИ: 1,88–5,13). ) имели более высокие шансы распространенности умеренно-тяжелой анемии по сравнению с женщинами, живущими в сельских высокогорьях. Женщины с избыточным весом имели более низкие шансы распространенности анемии по сравнению с женщинами с нормальным или недостаточным весом (aOR = 0,68, 95% ДИ: 0,46–1,00).

Обсуждение

В настоящем исследовании была проанализирована связь между распространенностью анемии и набором демографических, социально-экономических и репродуктивных факторов среди небеременных женщин из Эквадора с использованием данных, доступных в ENSANUT-ECU 2012.Кроме того, мы проанализировали состояние анемии средней и тяжелой степени, что является важной оценкой, поскольку анемия средней и тяжелой степени имеет дополнительные серьезные последствия для здоровья [33]. Результаты многопараметрического анализа показали, что проживание на городском побережье, в Кито и Гуаякиле, рождение более четырех детей и в настоящее время использование методов контрацепции были связаны с более высокой вероятностью распространенности анемии, в то время как те, кто в настоящее время состоит в браке, были связаны с более низкой распространенностью. шансы. Кроме того, у женщин в возрасте от 35 до 49 лет, проживающих в городских горных районах, на городском побережье и в Гуаякиле, и имеющих избыточный вес, вероятность анемии средней или тяжелой степени была выше.

Мы обнаружили, что среди небеременных эквадорских WRA общая распространенность анемии и анемии средней и тяжелой степени составила 16,8% и 5% соответственно. По данным ВОЗ, эта доля анемии находится в верхней части категории «легких проблем общественного здравоохранения» (5–19,9%) [27]. Эквадорские женщины имеют более низкую распространенность анемии по сравнению с глобальными оценками (примерно 30%, небеременные женщины в 2011 г.) [8] и оценками из Латинской Америки и Карибского бассейна (22,5%, небеременные женщины в возрасте от 15 до 49 лет) и Южной Только Америка (24.2%, небеременные женщины от 15 до 49 лет) [34]. Распространенность анемии в Мексике/Центральной Америке (16,3%) близка к таковой в Эквадоре [34]. В Непале, еще одной развивающейся стране, распространенность анемии среди женщин в возрасте 15–49 лет составляет 41% [32].

Что касается анемии средней и тяжелой степени, распространенность среди 15-49-летних составляла 7% и 0,3% среди непальских женщин [32]. Напротив, в таких странах, как США, распространенность анемии средней и тяжелой степени составляет 2,5% [33], что составляет половину распространенности, указанной в этом исследовании.Различия в оценках распространенности можно объяснить различиями в определении репродуктивного возраста в исследованиях и различиями в программах питания, здоровья и питания в разных странах.

Распространенность анемии и анемии средней и тяжелой степени увеличивалась с возрастом в нескорректированной модели. Эта тенденция согласовывалась только с многомерным анализом анемии средней и тяжелой степени, где женщины в возрасте 35–49 лет чаще страдали анемией средней и тяжелой степени по сравнению с самой молодой группой.Другие исследования с использованием данных из развивающихся и развитых стран согласуются с нашими результатами [32, 35]. Gautam et al. не обнаружили существенной связи между статусом анемии и возрастом женщины [32], в то время как Le et al. обнаружили, что возрастные тенденции анемии следуют бимодальному распределению риска анемии у женщин с пиком в 40–49 лет. [33]. Что касается анемии средней и тяжелой степени, возможно, что некоторые состояния здоровья, такие как дефицит железа, гипоальбуминемия, рак и хронические заболевания, увеличивают распространенность среди пожилых людей в Эквадоре [36].Кроме того, женщины в возрасте 35–49 лет могут включать в себя субъектов, находящихся в перименопаузе, с такими симптомами, как меноррагия (обильное менструальное кровотечение), что увеличивает риск анемии [37].

В нашем исследовании у женщин, которые в настоящее время и никогда не были замужем, шансы заболеть анемией ниже, чем у бывших замужних женщин, даже после учета других факторов. В странах с низким доходом замужние и бывшие замужние женщины, как правило, выполняют большинство видов деятельности, включая работу на полях, работу по дому и уход за детьми.Наличие такого большого количества обязанностей на их плечах может нанести вред их здоровью [13]. Хотя это и не является статистически значимым, чем выше уровень образования, тем ниже вероятность распространенности анемии. Это можно объяснить тем, что образованные женщины будут получать более высокие доходы и, следовательно, будут придерживаться сбалансированной диеты, включающей больше мяса или другой железосодержащей пищи [38].

Регион проживания был связан как с анемией, так и с анемией средней и тяжелой степени. Мы сообщили о некоторых городских условиях с более высокими шансами распространенности анемии и анемии средней и тяжелой степени по сравнению с аналогичными сельскими районами.В 2010 г. в Гуаякиле проживало около 2 300 000 жителей [22], и на момент проведения исследования ENSANUT-ECU 2012 г. это был самый густонаселенный город Эквадора. До 1990 г. Cañizares et al. указали, что распространенность анемии в Эквадоре заметно различалась по районам страны, что частично согласуется с нашим исследованием [39]. В других исследованиях также сообщалось о значительных различиях в распространенности анемии по географическим регионам [40]. По данным Elzahaf и Omar, различия в распространенности анемии по регионам, провинциям и городам могут быть связаны с особенностями и привычками питания населения [41].Для объяснения региональных различий необходима информация о дополнительных факторах, таких как генетические особенности, некоторые неинфекционные заболевания, инфекции, вызванные вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ), и недостаточная биодоступность пищевого железа, фолиевой кислоты или витамина B12 [10].

Мы не смогли сделать однозначных выводов о связи между экономическим квинтилем и статусом анемии, согласующихся с другим исследованием, проведенным в Непале [32]. Кроме того, тот факт, что женщины в среднем квинтиле имели более высокую распространенность по сравнению с самым богатым квинтилем, по-видимому, не демонстрирует четкой тенденции.Напротив, анализ демографических и медицинских обследований в 32 странах с низким и средним уровнем дохода показал, что у женщин, принадлежащих к самому низкому квинтилю, риск развития анемии на 25% выше, чем у женщин, принадлежащих к самому высокому квинтилю благосостояния [42]. Стоит отметить, что в Эквадоре уровень бедности снизился, в то время как индекс человеческого развития увеличился в последние годы, и страна классифицируется Всемирным банком как страна с доходом выше среднего [43, 44].В 2014 г. средняя цена базовой потребительской корзины для семьи в Эквадоре (Canasta básica) составляла 636,78 долл. США [45]. По состоянию на июнь 2017 г. 5 % эквадорцев принадлежали к домохозяйствам с экономическим доходом до 153,0 долл. США в месяц, а 22,7 % и 23,5 % мужчин и 23,5 % мужчин относились к категории бедных соответственно и [46]. Более свежие данные показали, что к июню 2019 года среднемесячный доход семьи составлял 735,47 доллара, тогда как стоимость базовой потребительской корзины составляла 715,83 доллара. Тем не менее, неравенство и бедность сохраняются у некоторых слоев населения, особенно в высокогорных районах и в прибрежных районах, как в городских, так и в сельских районах [45].

Распространенность анемии у эквадорских женщин была связана с количеством детей, рожденных живыми: чем больше число детей, рожденных живыми, тем больше распространенность по сравнению с нерожавшими женщинами, как и в других исследованиях [42]. Эти результаты оставались постоянными после поправки на ковариаты. Возможным объяснением этого является тот факт, что чем больше детей вынашивает женщина, тем больше питательных веществ выводится из ее организма [47]. Во время беременности объем крови увеличивается до 50%, что приводит к более высокой потребности в железе, что может повлиять на распространенность анемии, если диета женщины не удовлетворяет эту потребность [48].Повторные беременности также снижают запасы железа в организме [49].

Хотя афроэквадорцы имеют более высокую распространенность анемии и анемии средней и тяжелой степени по сравнению с распространенностью по стране, этническая принадлежность не была связана ни со статусом анемии, ни с анемией средней и тяжелой степени в нашем многофакторном анализе в соответствии с предыдущей литературой [32]. Среди женщин в возрасте от 20 до 49 лет Freire и соавт. сообщили, что в численном отношении афроэквадорские женщины имели несколько более высокую распространенность анемии по сравнению с другими этническими группами; однако они не проводили никаких статистических тестов [19].Другое исследование показало, что пожилые афро-эквадорцы (средний возраст 71,8 года, стандартное отклонение: 8,2) имели более высокую распространенность анемии по сравнению с другими этническими группами [36].

Использование контрацептивов в анамнезе было связано с анемией, но не с анемией средней или тяжелой степени после контроля ковариатов. Женщины, использующие в настоящее время противозачаточные средства, имели более высокую распространенность анемии по сравнению с женщинами, которые ранее использовали противозачаточные средства. В отличие от наших результатов, в Соединенных Штатах данные NHANES (2003–2012 гг.) показали, что использование противозачаточных средств молодыми женщинами (12–21 год) было связано со снижением вероятности развития железодефицитной анемии [33].Исследование, проведенное среди женского населения Танзании, показало, что гормональные контрацептивы снижают вероятность развития проблем со здоровьем, связанных с беременностью, в том числе дефицита железа [50]. Однако оба исследования были нацелены на разные сегменты населения, отличные от нашего (12-21-летние и беременные женщины, в отличие от небеременных 12-49-летних), что могло объяснить наши разные результаты. Кроме того, мы не делали различий между методами контрацепции.

Хотя это и не является статистически значимым, неграмотные женщины имели более высокую распространенность анемии средней и тяжелой степени по сравнению с грамотными женщинами.Грамотные женщины могут иметь более высокий уровень жизни и адекватное медицинское обслуживание, что снижает вероятность анемии, что может частично объяснить наши результаты. В 2016 г. в Эквадоре уровень грамотности среди женщин в возрасте 15 лет и старше составлял 93,3%. Несмотря на то, что уровень неграмотности снизился в последние годы, Эквадор занимает 69-е место в рейтинге по уровню грамотности [51].

Сила нашего исследования заключается в том, что наши результаты основаны на репрезентативных в национальном масштабе данных, которые позволили нам получить репрезентативные в национальном масштабе оценки распространенности анемии.Однако наше исследование также имеет несколько ограничений. Во-первых, есть другие переменные, которые были связаны с анемией, но не были включены в этот анализ, потому что эти переменные не были включены в исследование ENSANUT-ECU 2012. К таким переменным относятся: паразитарная инфекция, ВИЧ и малярийный статус. Во-вторых, мы не учитывали диетические факторы, которые могли быть связаны с анемией. Наконец, ENSANUT-ECU 2012 представляет собой поперечное исследование, в котором состояние анемии и переменные, проанализированные в этом исследовании, измерялись одновременно, поэтому оно не позволяет нам понять причинно-следственные эффекты факторов, которые, как мы определили, связаны с анемией в WRA в Эквадоре.

Заключение

Мы обнаружили, что общая распространенность анемии и анемии средней и тяжелой степени составляет 16,8% и 5% соответственно среди небеременных WRA из Эквадора. Этот процент позиционирует анемию как легкую проблему общественного здравоохранения. Кроме того, мы исследовали набор демографических, социально-экономических и репродуктивных факторов, связанных с анемией и анемией средней и тяжелой степени. Мы обнаружили, что живущие на городском побережье, в Кито и Гуаякиле; родив более четырех детей; и использование в настоящее время противозачаточных средств были связаны с более высокой распространенностью анемии.Кроме того, у женщин в возрасте 35–49 лет, проживающих в горной местности, на городском побережье или в Гуаякиле, распространенность анемии средней и тяжелой степени выше. Таким образом, подчеркивая важность анализа распространенности WRA в субпопуляциях и выявления групп населения, в которых может быть полезен более частый эпиднадзор. Результаты нашей работы помогут сформулировать гипотезы о потенциальных факторах риска развития анемии среди этих групп населения. Необходимы дополнительные исследования, посвященные статусу анемии, чтобы понять, получат ли женщины в этих группах пользу от программ вмешательства, нацеленных на анемию.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Николь Талге, Аиде Чисагуано, Саре Комсток и Кирстен Герольд за конструктивную критику рукописи.

Каталожные номера

  1. 1. Леви Т.С., Де ла Крус Гонгора В., Вильяльпандо С. Анемия: причины и распространенность. В: Энциклопедия еды и здоровья [Интернет]. Эльзевир; 2016 [цитировано 15 апреля 2020 г.]. п. 156–63. Доступно по адресу: https://linkinghub.elsevier.com/retrieve/pii/B97801238400295
  2. 2.Мина К., Тайал Д.К., Гупта В., Фатима А. Использование методов классификации для статистического анализа анемии. Искусственный интеллект в медицине. 2019 март; 94: 138–52. пмид:30871679
  3. 3. Соловьева АВ, Гаце ​​В, Ермоленко К.С., Хорольский В.А. Анемия у женщин репродуктивного возраста. В: Хан Дж, редактор. Актуальные темы анемии [Интернет]. ИнТех; 2018 [цитировано 15 апреля 2020 г.]. Доступно по адресу: http://www.intechopen.com/books/current-topics-in-anemia/anemia-in-women-of-reproductive-age
  4. 4.Перси Л., Мансур Д., Фрейзер И. Дефицит железа и железодефицитная анемия у женщин. Лучшая практика и клинические исследования в области акушерства и гинекологии. 2017 апр;40:55–67.
  5. 5. Перси Л., Мансур Д. Дефицит железа и железодефицитная анемия в женском здоровье. Акушерство Гинекол. 2017 апр; 19 (2): 155–61.
  6. 6. Хайдар Дж. Распространенность анемии, дефицита железа и фолиевой кислоты и их детерминанты у эфиопских женщин. J Health Popul Nutr. 2010 г., 6 сентября; 28 (4): 359–68.пмид:20824979
  7. 7. Фрейре ВБ. Гемоглобин как предиктор ответа на терапию препаратами железа и его использование в скрининге и оценках распространенности. Американский журнал клинического питания. 1989 г., 1 декабря; 50 (6): 1442–1449. пмид:2596434
  8. 8. Распространенность анемии в мире в 2011 г. [Интернет]. Женева. Всемирная организация здравоохранения: ВОЗ; 2015. Доступно по адресу: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/177094/97864960_eng.pdf;jsessionid=7D2817244226D3DBD69DC6FF6F7A582D?sequence=1
  9. 9.Вос Т., Аллен С., Арора М., Барбер Р.М., Бхутта З.А., Браун А. и др. Глобальная, региональная и национальная заболеваемость, распространенность и годы жизни с инвалидностью по 310 заболеваниям и травмам, 1990–2015 гг.: систематический анализ для исследования глобального бремени болезней, 2015 г. The Lancet. 2016 г., октябрь; 388 (10053): 1545–602.
  10. 10. Stevens GA, Finucane MM, De-Regil LM, Paciorek CJ, Flaxman SR, Branca F, et al. Глобальные, региональные и национальные тенденции концентрации гемоглобина и распространенности тотальной и тяжелой анемии у детей, беременных и небеременных женщин за 1995–2011 гг.: систематический анализ данных, репрезентативных для населения.Ланцет Глобальное Здоровье. 2013 июль; 1 (1): e16–25. пмид:25103581
  11. 11. Группа Всемирного банка. Распространенность анемии среди женщин репродуктивного возраста (% женщин в возрасте 15–49 лет) [Интернет]. [цитировано 6 сентября 2019 г.]. Доступно по адресу: https://data.worldbank.org/indicator/SH.ANM.ALLW.ZS
  12. 12. Кусуми Э., Сёдзи М., Эндо С., Киши Ю., Сибата Т., Мурасиге Н. и др. Распространенность анемии среди здоровых женщин в 2 городских районах Японии. Международный журнал гематологии.2006 1 октября; 84 (3): 217–9. пмид:17050194
  13. 13. Адамс С., Костелло А., Флинн С. Железодефицитная анемия в Эквадоре: имеет ли значение образование? [Интернет]. 2019 г., июнь. Доступно по адресу: https://pdfs.semanticscholar.org/cf26/89806194d67bf893d3615f398dc7e8f096db.pdf
  14. 14. Камруззаман Мд, Раббани МдГ, Пила А, Сайем МдА, Хоссейн МдГ. Различия в распространенности анемии среди небеременных, когда-либо состоявших в браке женщин в Бангладеш: многоуровневый логистический регрессионный анализ данных Бангладешского демографического и медицинского обследования 2011 года.Женское здоровье BMC. 2015 дек;15(1):54.
  15. 15. Рахман М.М., Абэ С.К., Рахман М.С., Канда М., Нарита С., Билано В. и др. Материнская анемия и риск неблагоприятных исходов родов и здоровья в странах с низким и средним уровнем дохода: систематический обзор и метаанализ1,2. Американский журнал клинического питания. 1 февраля 2016 г .; 103 (2): 495–504. пмид:26739036
  16. 16. Хаас Дж. Д., Браунли Т. Дефицит железа и снижение работоспособности: критический обзор исследования для определения причинно-следственной связи.Журнал питания. 2011;131(2):676S–690S.
  17. 17. Мухика-Купман М.Ф., Брито А., Лопес де Романья Д., Риос-Кастильо И., Кори Х., Оливарес М. Распространенность анемии в Латинской Америке и Карибском бассейне. Еда Нутр Бык. 36 июня 2015 г. (2_suppl): S119–28.
  18. 18. Фрейре В.Б., Сильва-Харамильо К.М., Рамирес-Лузуриага М.Дж., Белмонт П., Уотерс В.Ф. Двойное бремя недоедания и избыточной массы тела в Эквадоре. Американский журнал клинического питания. 1 декабря 2014 г .; 100 (6): 1636S–1643S.пмид:25411306
  19. 19. Freire WB, Ramirez-Luzuriaga MJ, Belmont P, Mendieta MJ, Silva-Jaramillo MK, Romero N, et al. Tomo I: Encuesta Nacional de Salud y Nutrición de la población ecuatoriana de cero a 59 años. ENSANUT-ECU 2012. Кито-Эквадор: Ministryio de Salud Pública/Instituto Nacional de Estadísticas y Censos.;
  20. 20. Петри Н., Олофин И., Харрелл Р., Бой Э., Вирт Дж., Мурси М. и др. Доля анемии, связанной с дефицитом железа в странах с низким, средним и высоким индексом человеческого развития: систематический анализ национальных исследований.Питательные вещества. 2016 ноябрь 2;8(11):693.
  21. 21. ВОЗ. Глобальные цели на 2015 г. Улучшить питание матерей, детей грудного и раннего возраста [Интернет]. Всемирная организация здоровья; Доступно по адресу: https://www.who.int/nutrition/topics/nutrition_globaltargets2025/en/
  22. 22. ИНЭК. Censo de Poblacion y Vivienda [Интернет]. 2010. Доступно по адресу: http://www.ecuadorencifras.gob.ec/censo-de-poblacion-yvivienda/
  23. 23. ИНЭК. Contador Nacional [Интернет]. 2020.Доступно по адресу: https://www.ecuadorencifras.gob.ec/estadisticas/
  24. 24. Обсерватория экономической сложности. Эквадор (ECU) Экспорт, импорт и торговые партнеры [Интернет]. Доступно по адресу: https://atlas.media.mit.edu/en/profile/country/ecu/
  25. 25. Encuesta Nacional de Salud, Salud Reproductiva y Nutrición (ENSANUT)-2012 [Интернет]. [цитировано 17 августа 2020 г.]. Доступно по адресу: https://www.ecuadorencifras.gob.ec/encuesta-nacional-de-salud-salud-reproductiva-y-nutricion-ensanut-2012/
  26. 26.CDC. Рекомендации по профилактике и контролю дефицита железа в США [Интернет]. 1998. Доступно по адресу: https://www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/00051880.htm
  27. 27. ВОЗ. Концентрации гемоглобина для диагностики анемии и оценки тяжести. Информационная система по витаминно-минеральному питанию. [Интернет]. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 2011. Доступно по адресу: https://www.who.int/vmnis/indicators/haemoglobin.pdf
  28. 28. Bentley ME, Гриффитс PL.Бремя анемии среди женщин в Индии. Eur J Clin Nutr. 2003 г., январь; 57 (1): 52–60. пмид:12548297
  29. 29. Нгуен П.Х., Гонсалес-Казанова И., Нгуен Х., Фам Х., Труонг Т.В., Нгуен С. и др. Мультипричинная этиология анемии среди женщин репродуктивного возраста во Вьетнаме. Eur J Clin Nutr. 2015 янв; 69 (1): 107–13. пмид:25205323
  30. 30. AlQuaiz AM, Gad Mohamed A, Khoja TAM, AlSharif A, Shaikh SA, Al Mane H, et al. Распространенность анемии и связанных с ней факторов у женщин детородного возраста в Эр-Рияде, Саудовская Аравия.Журнал питания и обмена веществ. 2013;2013:1–7.
  31. 31. ЮНИСЕФ. Состояние детей мира. [Интернет]. Оксфорд: University Press: Нью-Йорк, штат Нью-Йорк; 1998. Доступно по адресу: http://www.unicef.org/sowc98/pdf.htm
  32. 32. Гаутам С., Мин Х., Ким Х., Чон Х.С. Определяющие факторы распространенности анемии среди женщин репродуктивного возраста в Непале: данные недавнего национального обследования. Кабир Р., редактор. ПЛОС ОДИН. 2019 12 июня; 14 (6): e0218288. пмид:31188883
  33. 33.Ле ЧХ. Распространенность анемии и анемии средней и тяжелой степени среди населения США (NHANES 2003–2012). Коллинз Дж. Ф., редактор. ПЛОС ОДИН. 2016 15 ноября; 11 (11): e0166635. пмид:27846276
  34. 34. Панамериканская организация здравоохранения. Анемия в Латинской Америке и Карибском бассейне, 2009 г.: Анализ ситуации, тенденции и последствия для программ общественного здравоохранения [Интернет]. Вашингтон, округ Колумбия: ПАОЗ; 2010. Доступно по адресу: https://www.paho.org/hq/dmdocuments/2011/anemiaLAC.pdf
  35. 35.Вирт Дж. П., Вудрафф Б. А., Аарон Г. Предикторы анемии у женщин репродуктивного возраста: проект «Биомаркеры, отражающие воспаление и пищевые детерминанты анемии» (BRINDA). Am J Clin Nutr. 106.
  36. 36. Орки Ч. Распространенность анемии среди пожилых людей, проживающих в прибрежных и Андских горах Эквадора: результаты исследования SABE. Текущие геронтологические и гериатрические исследования. 2017;2017:1–10.
  37. 37. Фирке А., Киршнер В., Битцер Дж. Женщины в возрасте от 40 до 55 лет и дефицит железа: клинические соображения и качество жизни.Гинекологическая эндокринология. 3 июля 2017 г .; 33 (7): 503–9. пмид:28347197
  38. 38. Робинсон С.М., Крозье С.Р., Borland SE, Хаммонд Дж., Баркер Д.П., Инскип Х.М. Влияние уровня образования на качество питания молодых женщин. Eur J Clin Nutr. 2004 г., август; 58 (8): 1174–80. пмид:15054431
  39. 39. Canizares C, Bonilla R, Vasquez C. Распространенность различных видов анемии в Эквадоре. Braz J Med Biol Res. 1988;21(4):767–72. пмид:3266472
  40. 40. Бора К.Временные тенденции и дифференциальные закономерности распространенности тяжелой анемии в Индии: наблюдения за общенациональными определениями гемоглобина в 2008–2018 гг. Троп Мед Int Health. 2019 6 мая; tmi.13240.
  41. 41. Эльзахаф Р., Омар М. Распространенность анемии среди беременных женщин в городе Дерна, Ливия. Общественное здравоохранение Int J Community Med. 2016; 1915–20.
  42. 42. Balarajan Y, Ramakrishnan U, Özaltin E, Shankar AH, Subramanian S. Анемия в странах с низким и средним уровнем дохода.Ланцет. 2011 декабрь; 378 (9809): 2123–35.
  43. 43. Розер М. Индекс человеческого развития (ИРЧП) [Интернет]. 2014. Доступно по адресу: https://ourworldindata.org/human-development-index
  44. 44. Группа Всемирного банка. Эквадор [Интернет]. Доступно по адресу: https://data.worldbank.org/country/ecuador
  45. 45. ИНЭК. Serie Histórica de la canasta familar básica nacional [Интернет]. 2019. Доступно по адресу: https://www.ecuadorencifras.gob.ec/canasta/
  46. 46.Центральный банк Эквадора. Reporte de pobreza, ingreso y desigualdad: Junio ​​2017 [Интернет]. Июль 2019 г. Доступно по адресу: https://contenido.bce.fin.ec/documentos/Estadisticas/SectorReal/Previsiones/IndCoyuntura/Empleo/PobrezaJun2017.pdf
  47. 47. Лопес С., Тейтс С. Оценка индикатора флуоресценции ретикулоцитов (IRF) и крови гемоглобина ретикулоцитов (RET-HE), как индикадорес де резерва капрал де Йерро и де терапевтическая помощь в дополнение к Йерро en mujeres embarazadas [Интернет].2013. Доступно по адресу: http://www.dspace.uce.edu.ec/bitstream/25000/1327/1/T-UCE-0006-42.pdf
  48. 48. Сотунде О.Ф., Санни С.А., Онабанджо О.О., Олайивола И.О., Агбонлахор М. Ретроспективное исследование профиля здоровья новорожденных матерей с анемией во время беременности и гипертензией, вызванной беременностью, в Лагосе, Нигерия. J Public Health Africa [Интернет]. 2014 г., 4 июля [цитировано 15 апреля 2020 г.]; 5(2). Доступно по адресу: http://www.publichealthinafrica.org/index.php/jphia/article/view/286
  49. 49.Мавани М., Азиз Али С. Железодефицитная анемия среди женщин репродуктивного возраста, важная проблема общественного здравоохранения: анализ ситуации. Reprod Syst Sex Disord [Интернет]. 2016 [цитировано 15 апреля 2020 г.];5(3). Доступно по адресу: https://www.omicsonline.org/open-access/iron-deficiency-anemia-among-women-of-reproductive-age-an-important-public-health-problem-situation-analysis-2161-038X -1000187.php?aid=78570
  50. 50. Lokare P, Gattani P, Karanjekar V, Kulkarni A. Исследование распространенности анемии и социально-демографических факторов, связанных с анемией, среди беременных женщин в городе Аурангабад, Индия.Энн Нигериэн Мед. 2012;6(1):30.
  51. 51. ЮНЕСКО. Эквадор: статистика [Интернет]. Доступно по адресу: http://uis.unesco.org/en/country/ec

Анемия в пожилом возрасте связана с повышенной смертностью и госпитализацией | Журналы геронтологии: Серия A

Аннотация

Фон .  Анемия часто встречается в пожилом возрасте и, как было показано, влияет на физическую функцию пожилых людей.Чтобы более полно понять пагубные последствия анемии для здоровья, мы изучили взаимосвязь анемии со смертностью и исходами госпитализации в большой выборке пожилых людей из сообщества.

Методы .  Данные получены от 3607 человек в возрасте 71 года и старше, участвующих в спонсируемом Национальным институтом старения (NIA) исследовании «Установленные группы населения для эпидемиологических исследований пожилых людей» (EPESE). Анемия определялась в соответствии с критериями Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) как концентрация гемоглобина ниже 12 г/дл у женщин и ниже 13 г/дл у мужчин.Данные о последующей смертности и госпитализации в течение 4 лет были получены из записей о смерти и базы данных Medicare.

Результаты .  Анемия присутствовала у 451 из 3607 (12,5%) участников. В течение периода наблюдения у лиц с анемией вероятность смерти была выше, чем у лиц без анемии (37,0% против 22,1%, p <0,001). Кроме того, лица с анемией чаще госпитализировались (65,9% против 54,6%, p <0,001) и проводили в больнице больше дней (25.0 против 13,7, p <0,001). После поправки на демографические данные и исходные сопутствующие заболевания анемия значительно предсказывала последующую смертность и госпитализацию (относительный риск = 1,61, 95% доверительный интервал, 1,34–1,93; и относительный риск = 1,27, 95% доверительный интервал, 1,12–1,45 соответственно). После исключения лиц с распространенными заболеваниями на исходном уровне анемия оставалась значимо связанной с повышенным риском смертности и госпитализации. Более высокий уровень гемоглобина был значительно связан с более низкими рисками смертности и госпитализации ( p для тренда <.001 для обоих).

Выводы .  Эти данные показывают, что анемия в пожилом возрасте характерна для лиц, подверженных риску важных клинических последствий для здоровья, и демонстрируют важность клинической осведомленности об анемии, даже если у человека нет явных клинических проявлений заболевания.

АНЕМИЯ, определяемая Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) как концентрация гемоглобина (Hb) ниже 12 г/дл у женщин и ниже 13 г/дл у мужчин (1), часто встречается в пожилом возрасте с распространенностью примерно 13%. у лиц в возрасте 70 лет и старше (2).В большинстве случаев анемия в пожилом возрасте связана с основным заболеванием, таким как рак, хроническая болезнь почек и застойная сердечная недостаточность (ЗСН), или с недоеданием или дефицитом железа (3,4). Однако в 16–35 % случаев напрямую связать анемию с этими факторами невозможно (3–5).

Независимо от причины, анемия влияет на физическую функцию пожилых людей как в перекрестных, так и в лонгитюдных исследованиях (6,7). Эти исследования показали, что анемия увеличивает риск физической инвалидности и связана с нарушением работоспособности и мышечной слабостью.В когортах пожилого возраста, а также в группах больных с конкретным заболеванием анемия увеличивает риск смертности (8–10). Кроме того, два недавних независимых исследования показали, что даже среди лиц без анемии существует обратный градиент риска между концентрацией гемоглобина и исходами соматического состояния, при этом лица, у которых концентрации гемоглобина на 0,1–1 г/дл превышают пороговое значение для анемии, демонстрируют значительно более высокий уровень риска. снижается по сравнению с теми, у кого концентрация гемоглобина выше (6,11).

Для дальнейшего описания и количественной оценки клинических исходов, связанных с анемией, в этом когортном исследовании изучалась последующая смертность, госпитализации и диагнозы при выписке среди лиц с анемией и без нее в соответствии с критериями ВОЗ.Кроме того, была изучена связь между концентрацией гемоглобина и этими клиническими исходами.

Методы

Данные для этого исследования получены из трех сообществ, входящих в установленную популяцию для эпидемиологических исследований пожилых людей (EPESE). План выборки и методы сбора данных были подробно описаны ранее (12). В период с 1981 по 1983 год в Восточном Бостоне, штат Массачусетс, были опрошены более 10 000 проживающих в общине мужчин и женщин в возрасте 65 лет и старше; Нью-Хейвен, Коннектикут; и округа Айова и Вашингтон в сельской местности Айовы.Последующие интервью проводились ежегодно в течение 6 лет. В общей сложности 5174 человека прошли личное интервью на дому во время шестого контрольного осмотра в 1988 г. Эта последующая оценка считается исходной для данного исследования, поскольку это была первая оценка, включающая сбор крови. Из-за отсутствия образца крови ( n = 1567) в настоящий анализ было включено 3607 человек.

Анемия

С помощью венепункции у участников была получена кровь во время исходного уровня настоящего исследования (оценка 1988 г.).Образцы отправляли в коммерческую лабораторию (Институт Николса, Сан-Клементе, Калифорния), где определяли уровни гемоглобина с помощью счетчика Коултера. Анемию определяли по критериям ВОЗ (1): концентрация гемоглобина ниже 12 г/дл (7,5 ммоль/л) у женщин и ниже 13 г/дл (8,1 ммоль/л) у мужчин. Анализы также проводились с использованием Hb в качестве категориальной переменной (уровень Hb ≥1 г/дл ниже порогового значения для анемии, уровень Hb 0–0,9 г/дл ниже порогового значения для анемии, уровень Hb на 0,1–1 г/дл выше порогового значения для анемии, уровень Hb 1,1– 2 г/дл выше порогового значения анемии, уровень гемоглобина 2.1–3 г/дл выше порогового значения для анемии и уровень гемоглобина >3 г/дл выше порогового значения для анемии.

Последующая смертность и госпитализация

Результаты этого исследования включали жизненный статус и госпитализации в период времени с шестой оценки (исходный уровень для этого исследования) до конца 1992 года. Информация о жизненном статусе была получена в результате седьмого последующего наблюдения, контактов с доверенными лицами, некрологов в местных газетах. и связь с Национальным индексом смертности. Свидетельства о смерти кодировались одним нозологом с использованием Девятой редакции Международной классификации болезней (МКБ-9; 13).Информация о дате госпитализации и до пяти диагнозах при выписке для госпитализации каждого участника была собрана из файлов анализа и обзора поставщиков медицинских услуг Управления финансирования здравоохранения (HCFA), которые содержат информацию обо всех лицах, охваченных частью A программы Medicare (97% участников). населения США в возрасте 65 лет и старше). Поступление в учреждения квалифицированного сестринского ухода не считалось госпитализацией в этом исследовании. Диагнозы при выписке кодировались в соответствии с клинической модификацией МКБ-9 (13).Во время последующего наблюдения участники были классифицированы как имеющие 0 или ≥1 госпитализаций. Кроме того, были рассмотрены конкретные базовые общие условия, которые были разделены на различные общие категории. Сердечно-сосудистые заболевания включали острый инфаркт миокарда (410,0–410,9), стенокардию (413,0–413,9), ЗСН (428,0–428,9) и инсульт (430,0–432,9, 434, 436). Желудочно-кишечные кровотечения (578.0–578.9, 531.0, 531.2, 531.4, 531.6, 532.0, 532.2, 532.4, 532.6, 533,0, 533.2, 533,4, 533,6) и рака (140,0–212,9). Инфекционные состояния включали пневмонию (480.0–486.9, 507.0) и другие инфекции (МКБ-9, используемые коды клинических модификаций предоставляются по запросу). Другие состояния включали диабет (250,0–250,9), хроническую обструктивную болезнь легких (ХОБЛ; 490,0–496,9), деменцию (290,0–290,9, 294,1, 294,9), пролежни (707,0), переломы (800,0–819,9, 820,0–822,0). , 929,9), обезвоживание или проблемы с электролитами (276.0, 276,5, 276,9).

Ковариаты

Исходные социально-демографические данные включали возраст, пол, расу и образование. Показатели исходного состояния здоровья включали статус курения (никогда не куривший, бывший или действующий курильщик) и индекс массы тела (ИМТ; вес в килограммах, деленный на квадрат роста в метрах). Распространенность ишемической болезни сердца (ИБС) определялась любым из следующего: (i) диагноз при выписке с кодами 410–414 по МКБ-9 за 3 года до исходного уровня, как установлено в файлах анализа и обзора поставщиков медицинских услуг HCFA Medicare; (ii) самоотчет о сердечном приступе; или (iii) положительный ответ на стенокардию по опроснику Роуза (14) при любом интервью до исходного уровня.Распространенная ХСН была выявлена, если у участников в течение последних 3 лет было диагностировано это заболевание при выписке из больницы (код МКБ-9 428) или в настоящее время они принимали мочегонные препараты, а также препараты наперстянки или сосудорасширяющие препараты. Распространенный диабет, инсульт, рак и заболевания легких считались имеющимися, если респондентам когда-либо сообщал врач о наличии у них этих заболеваний или если у них в последние 3 года выписывался диагноз этих заболеваний (МКБ-9, код 250 для диабет, 430-434 для инсульта, 140-208 для рака или 491-493 для болезни легких).Инфекционные заболевания были диагностированы на основании конкретных диагнозов при выписке из стационара за последние 3 года (кодирование по МКБ-9 предоставляется по запросу). Заболевание почек определяли по уровню креатинина в сыворотке >1,5 мг/дл у женщин и >1,7 мг/дл у мужчин.

Статистический анализ

Различия в пропорциях и средних исходных характеристиках, а также смертности и исходах госпитализации между людьми с анемией и без нее оценивались с использованием статистики критерия Хи-квадрат и теста t соответственно.Модели регрессии пропорциональных рисков Кокса использовались для оценки связи анемии со временем до смерти и первой госпитализации. Лица, выжившие без признаков госпитализации или смерти, подвергались цензуре в конце наблюдения (31 декабря 1992 г.). Что касается исхода госпитализации, то лица, умершие без признаков госпитализации, подвергались цензуре в момент их смерти. Относительные риски (ОР) и 95% доверительные интервалы (ДИ) были скорректированы для ковариатов, которые, как было установлено, однозначно связаны со статусом анемии.Дополнительный регрессионный анализ пропорциональных рисков Кокса был проведен для изучения связи между категориальной переменной для уровней Hb со смертностью и исходами госпитализации.

Результаты

Средний возраст всей выборки на исходном уровне исследования составлял 78,2 года (стандартное отклонение [ SD ] = 5,3 года), и 64,4% были женщинами. Средний уровень гемоглобина в сыворотке крови составлял 14,5 г/дл ( SD = 1,6 г/дл) у мужчин и 13,4 г/дл ( SD = 1).4 г/дл) у женщин. Анемия присутствовала у 451 из 3607 (12,5%) участников. Из этих людей с анемией 38 (8,4%) имели уровень Hb <10 г/дл. Как показано в Таблице 1, участники с анемией чаще были пожилыми, чернокожими и менее образованными, имели более низкий ИМТ и историю ИБС, ЗСН, диабета, рака, инфекционных заболеваний или заболеваний почек по сравнению с теми, у кого не было анемия. В соответствии с этим лица с анемией, как правило, чаще госпитализировались в предыдущем году. В многофакторном логистическом регрессионном анализе следующие исходные характеристики были значительно связаны с более высокой распространенностью анемии: пожилой возраст (RR = 1.06, 95% ДИ, 1,04–1,08), черная раса (ОР = 4,08, 95% ДИ, 2,74–6,09), ИМТ (ОР = 0,97, 95% ДИ, 0,96–0,99), рак (ОР = 1,39, 95% ДИ 1,08–1,77), заболевание почек (ОР = 2,75, 95% ДИ, 2,06–3,68) и госпитализация в предыдущем году (ОР = 1,60, 95% ДИ, 1,21–2,11).

Средний период наблюдения составил 4,1 года ( SD = 1,1 года). В течение этого периода люди с анемией чаще умирали (37,0%), чем люди без анемии (22,1%, p <0,001; см. Таблицу 2). Кроме того, число лиц, госпитализированных во время наблюдения, было значительно выше среди лиц с анемией (65.9%), чем среди лиц без анемии (54,6%, p <0,001). Лица с анемией значительно чаще и дольше оставались в больнице во время наблюдения, чем люди без анемии.

В таблице 3 приведено описание последующих диагнозов при выписке из больницы среди лиц с анемией и без нее. Во время наблюдения анемия была в значительной степени связана с различными диагнозами при выписке из больницы: сердечно-сосудистые заболевания (особенно стенокардия и ЗСН), желудочно-кишечные кровотечения, рак, инфекционные состояния, диабет и пролежни.Незначительные тенденции были обнаружены для увеличения частоты госпитализаций по поводу переломов и обезвоживания с анемией.

В таблице 4 показаны риски смертности и госпитализации после корректировки исходных характеристик с (пограничными) значимыми одномерными ассоциациями с анемией: возраст, пол, раса, образование, статус курения, ИМТ, ИБС, ЗСН, диабет, рак, инфекционные заболевания, почки заболеваний и госпитализаций в прошлом году. Анемия значительно увеличивала риск смертности (RR = 1.63, 95% ДИ, 1,37–1,95) и риск госпитализации (RR = 1,23, 95% ДИ, 1,09–1,41). После исключения лиц с важными исходными состояниями (ИБС, ЗСН, диабетом, инсультом, раком, заболеваниями легких, почек и инфекционных заболеваний) связь между анемией и смертностью и результатами госпитализации была очень похожей, если не выше: ОР для смертности = 2,12 (95% ДИ, 1,48–3,04) и ОР для госпитализации = 1,30 (95% ДИ, 1,02–1,66). Связь между анемией и смертностью, а также исходами госпитализации также в значительной степени присутствовала среди лиц с одним или несколькими из этих исходных состояний.Дополнительные анализы, стратифицированные по длительности наблюдения (≤2 лет или >2 лет), показали, что связь между анемией и клиническими исходами наблюдалась не только в первые 2 года наблюдения, но оставалась столь же эффективной в последующие годы наблюдения. вверх.

Наконец, мы рассчитали скорректированный риск смертности и госпитализации в соответствии с повышением категорийного уровня Hb: Hb ≥1 г/дл ниже порогового значения для анемии ( n = 159), Hb на 0–0,9 г/дл ниже порогового значения для анемии ( n = 292), Hb 0.На 1–1 г/дл выше порогового значения для анемии ( n = 736), Hb на 1,1–2 г/дл выше порогового значения для анемии ( n = 1109), Hb на 2,1–3 г/дл выше порогового значения для анемии ( n = 820), а Hb ≥3,1 г/дл выше порогового значения анемии ( n = 491) (см. рис. 1). После поправки на ковариаты более высокий уровень Hb был значительно связан с более низким риском смертности ( p для тренда <0,001) и более низким риском госпитализации ( p для тренда = 0,004). По сравнению с людьми с уровнем гемоглобина 1.1-2 г/дл выше порогового значения анемии (контрольная группа), лица с уровнем гемоглобина 0-0,9 г/дл или ≥1 г/дл ниже порогового значения анемии имели повышенный риск смертности 1,66 (95% ДИ, 1,30- 2,12) и 1,91 (95% ДИ, 1,44–2,53) соответственно. Интересно, что лица с уровнем гемоглобина на 0,1–1 г/дл выше порогового значения для анемии также значительно отличались от лиц с уровнем гемоглобина на 1,1–2 г/дл выше порогового значения для анемии (ОР = 1,32, 95% ДИ, 1,08). –1,60). Что касается госпитализаций, у лиц с уровнем гемоглобина 0–0,9 г/дл или ≥1 г/дл ниже порогового значения анемии риск 1 был повышен.15 (95% ДИ, 0,97–1,36) и 1,47 (95% ДИ, 1,20–1,80) соответственно по сравнению с контрольной группой.

Обсуждение

В нашем исследовании было обнаружено, что анемия, определенная в соответствии с критериями ВОЗ, в значительной степени связана с повышенной смертностью и госпитализацией. Эти ассоциации оставались значимыми после поправки на возраст, пол, ИМТ и различные сопутствующие заболевания и были подтверждены среди лиц, у которых исходно не измерялись распространенные заболевания. Диагнозы при выписке из больницы, которые чаще встречались у лиц с анемией, были связаны с раком, инфекционными заболеваниями, сердечно-сосудистыми заболеваниями, диабетом и пролежнями.Кроме того, мы обнаружили значительный обратный градиент риска между концентрацией гемоглобина и последующей смертностью и госпитализацией. Наши результаты согласуются с предыдущими выводами Чавеса и коллег (9) и Изакса и коллег (8), которые сообщили об обратном градиенте риска между уровнем гемоглобина и смертностью среди пожилых женщин и среди выборки лиц в возрасте 85 лет и старше.

Наше исследование подтверждает, что анемия распространена среди пожилых людей. Двенадцать процентов мужчин и женщин в нашей старшей выборке соответствовали критериям ВОЗ для анемии.Этот процент согласуется с другими сообщениями о распространенности 11% у лиц в возрасте 65 лет и старше (5) и 13% у лиц в возрасте 70 лет и старше (2). Как в одномерном, так и в многомерном анализе пожилой возраст был важным фактором, определяющим анемию, что ясно указывало на то, что распространенность анемии увеличивается с возрастом. Среди лиц в возрасте 85 лет и старше 20% страдали анемией, что согласуется с распространенностью, зарегистрированной в других исследованиях пожилых людей (8,15). Другими значительными независимыми детерминантами анемии были диабет, рак, заболевание почек и госпитализация в предыдущем году.Эти результаты отражают то, что некоторые основные хронические заболевания, вероятно, объясняют большую часть распространенности анемии. Предыдущие исследования показывают, что помимо основного заболевания недоедание и недостаточность железа, фолиевой кислоты и витамина B12 по отдельности или в сочетании могут объяснить еще 20–30% случаев анемии. Однако примерно в 16–35 % случаев невозможно связать анемию с основными факторами (3–5). Последнее может быть частично связано с неустановленными фоновыми состояниями, снижением резерва костного мозга, адаптацией к уменьшенной безжировой массе тела со сниженной потребностью в кислороде или сниженной секрецией эритропоэтина (16,17).

Основной вопрос, касающийся анемии у пожилых людей, заключается в том, является ли анемия независимым фактором риска функционального ухудшения или она является просто суррогатным маркером сопутствующих хронических заболеваний или самого процесса старения. Тот факт, что существенных различий между результатами выборки в целом и выборкой без признаков заболевания не наблюдалось, свидетельствует о том, что влияние анемии на клинические исходы не зависит от хронического или острого статуса заболевания. В качестве альтернативы возможно прямое неблагоприятное воздействие анемии, которое объясняет более высокую частоту клинических исходов.Физиологически сердечно-сосудистые и легочные нарушения, характерные для пожилых людей, могут существенно ограничивать эффективность компенсаторных реакций на низкие концентрации гемоглобина. В этом контексте даже низконормальные концентрации гемоглобина могут вызвать снижение доставки кислорода и способствовать развитию неблагоприятных клинических исходов и последующих госпитализаций и смертности.

Хотя анемия может иметь прямое физиологическое воздействие, вполне вероятно, что часть наших результатов связана с тем фактом, что анемия представляет собой основное заболевание.Наши анализы были скорректированы с учетом распространенных хронических состояний, и результаты были подтверждены в анализах, исключающих лиц с заболеваниями, обычно связанными с анемией. Тем не менее, анемия может отражать тяжесть заболевания, субклинические заболевания или другие заболевания, которые не измеряются (например, заболевания печени и/или поджелудочной железы). В этом контексте анемия представляется эффективным прогностическим маркером неблагоприятных последствий для здоровья и заслуживает дальнейшего клинического изучения.

В течение 4-летнего периода наблюдения пожилые люди с анемией чаще госпитализировались по поводу рака, инфекционных заболеваний, сердечно-сосудистых заболеваний (например,g., ХСН и стенокардия), сахарный диабет и пролежни с тенденцией к увеличению числа госпитализаций по поводу переломов. Эти данные подтверждают, что анемия связана с некоторыми заболеваниями, такими как рак и ЗСН, и что со временем госпитализация по поводу этих состояний становится более вероятной. Кроме того, некоторые другие диагнозы при выписке из больницы, которые чаще встречались у пожилых людей с анемией, включали пролежни, переломы и инфекции, которые можно было бы рассматривать как более общие состояния, указывающие на слабость (18).Эти данные свидетельствуют о том, что анемия, довольно независимая от определенного заболевания, может идентифицировать ослабленных пожилых людей. Это предположение согласуется с недавними данными о том, что низкий уровень гемоглобина связан с слабостью (19, 20) и повышенной инвалидностью, ухудшением физической работоспособности и снижением мышечной силы (6, 7).

Наши результаты указывают на значительный обратный градиент риска между концентрацией гемоглобина и последующей смертностью и госпитализацией. Даже среди лиц без анемии лица с низким нормальным уровнем гемоглобина (0.на 1–1 мг/дл выше порогового значения анемии) подвергались более высокому риску смерти, чем лица с более высоким уровнем гемоглобина. Эти результаты согласуются с более ранними выводами о том, что низкий нормальный уровень гемоглобина связан с повышенным риском инвалидности и ухудшения физического состояния (11). Возможно, у значительной части лиц с низким уровнем гемоглобина вскоре после исходного обследования развилась анемия, что может объяснить их повышенный риск смертности. Однако может случиться так, что низкий нормальный уровень гемоглобина уже определяет лиц с риском определенных клинических исходов.Для изучения этих вопросов необходимы дальнейшие исследования, поскольку это даст представление о целесообразности корректировки критериев анемии ВОЗ в пожилом возрасте. Таким образом, наши результаты показывают, что из-за повышенного риска смертности и госпитализации уровни Hb ниже нормы у пожилых людей являются причиной клинической осведомленности, даже если у пожилых людей нет явных клинических проявлений заболевания.

Рисунок 1.

Скорректированные риски (ОР) смертности и госпитализации в зависимости от уровня гемоглобина (hb).* С поправкой на возраст, пол, расу, образование, статус курения, индекс массы тела, ишемическую болезнь сердца, застойную сердечную недостаточность, диабет, рак, инфекционные заболевания, заболевания почек и госпитализацию в прошлом году

Рисунок 1.

Скорректированные риски (ОР) смертности и госпитализации в зависимости от уровня гемоглобина (hb). * С поправкой на возраст, пол, расу, образование, статус курения, индекс массы тела, ишемическую болезнь сердца, застойную сердечную недостаточность, диабет, рак, инфекционные заболевания, заболевания почек и госпитализацию в прошлом году

Таблица 1.

Исходные характеристики в соответствии со статусом анемии.

98,094 99,9 (5.8) 9991 <.001 1 27,9% 9.3 (3.4) 98,094 99,9 (5.8) 9991 <.001 1 27,9% 9.3 (3.4)
Характеристики . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Возраст, средний лет ( SD ) 78.0 (5.2) 78,0 (5.2)
Секс,% Женский 64.9% 61,0% 1 61,0% 0 0
6.1% 20,6% <0 <0
Бывший 27,9% 30,4% 9072
% Текущий 8,3% 8,3% 5,3%
Годы Образования означают ( SD ) 10.1 (3.3) 9.3 (3.4) 9.3 (3.4) <.001
9072 1 25.1 (6.0) 24.2 (5.8) .004
Болезнь сердца,% 20.1 % 29.0794 29,0% <.001
Застойные сердечные сбой,% 9,4% 14,2% .001
8,6% 9,8% .40
Сахарный диабет, % 16.6% 22,6% 1 22,6% .002 .002
Рак,% 18,6% 24,6% .002
COMD,% 7,9% . 56
Инфекционные заболевания,% 5.9% 9,1% 9,1% 0.01
7,0% 7,0% 20,1% <2001
Госпитализация прошлого года,% 13.Характеристики . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Возраст, средний лет ( SD ) 78.0 (5.2) 78,0 (5.2)
Секс,% Женский 64.9% 61,0% 1 61,0% 0 0
6.1% 20,6% <0 <0
Бывший 27,9% 30,4% 9072
% Текущий 8,3% 8,3% 5,3%
Годы Образования означают ( SD ) 10.1 (3.3) 9.3 (3.4) 9.3 (3.4) <.001
9072 1 25.1 (6.0) 24.2 (5.8) .004
Болезнь сердца,% 20.1 % 29.0794 29,0% <.001
Застойные сердечные сбой,% 9,4% 14,2% .001
8,6% 9,8% .40
Сахарный диабет, % 16.6% 22,6% 1 22,6% .002 .002
Рак,% 18,6% 24,6% .002
COMD,% 7,9% . 56
Инфекционные заболевания,% 5.9% 9,1% 9,1% 0.01
7,0% 7,0% 20,1% <2001
Госпитализация прошлого года,% 13.2% 22,2% <0,001
Таблица 1. Исходные характеристики

в зависимости от статуса анемии.

+0,07 9.3 (3.4) 98,094 99,9 (5.8) 9991 <.001 1 27,9% 9.3 (3.4)
Характеристики . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Возраст, средние годы ( SD 78,0 (5,2)  79.9 (5.8) .
статус курильщика
% Бывший 27,9% 30,4%
% Текущий 8,3% 5,3%
Годы образования, среднее ( SD ) 10.1 (3.3) 9.3 (3.4) 9.3 (3.4) <.001
9072 1 25.1 (6.0) 24.2 (5.8) .004
Болезнь сердца,% 20.1 % 29.0794 29,0% <.001
Застойные сердечные сбой,% 9,4% 14,2% .001
8,6% 9,8% .40
Сахарный диабет, % 16.6% 22,6% 1 22,6% .002 .002
Рак,% 18,6% 24,6% .002
COMD,% 7,9% . 56
Инфекционные заболевания,% 5.9% 9,1% 9,1% 0.01
7,0% 7,0% 20,1% <2001
Госпитализация прошлого года,% 13.Характеристики . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Возраст, средний лет ( SD ) 78.0 (5.2) 78,0 (5.2)
Секс,% Женский 64.9% 61,0% 1 61,0% 0 0
6.1% 20,6% <0 <0
Бывший 27,9% 30,4% 9072
% Текущий 8,3% 8,3% 5,3%
Годы Образования означают ( SD ) 10.1 (3.3) 9.3 (3.4) 9.3 (3.4) <.001
9072 1 25.1 (6.0) 24.2 (5.8) .004
Болезнь сердца,% 20.1 % 29.0794 29,0% <.001
Застойные сердечные сбой,% 9,4% 14,2% .001
8,6% 9,8% .40
Сахарный диабет, % 16.6% 22,6% 1 22,6% .002 .002
Рак,% 18,6% 24,6% .002
COMD,% 7,9% . 56
Инфекционные заболевания,% 5.9% 9,1% 9,1% 0.01
7,0% 7,0% 20,1% <2001
Госпитализация прошлого года,% 13.2% 22,2% <.001
Таблица 2.

Последующая госпитализация и информация о смертности в зависимости от статуса анемии.

9079 9
Госпитализация/смертность Переменная . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Средние годы наблюдения ( SD ) 4.1 (1.0) 3.6 (1.3) 3,6 (1.3) <.001
Умерли во время последующей деятельности,% 22,1% 37,0% <.001
госпитализированы во время последующей деятельности,% 54,6% 54,6% 65,9% <.001
Количество госпитализаций во время наблюдения ( SD ) 1.4 (2.0) 2.0 (2.5) <001
Количество дней госпитализации во время наблюдения ( SD 13.7 (28.1) 250794 25.0 (47,3) <.001
Количество больничных дней на госпитализацию ( SD ) 9.2 (9.6) 10.9 (10.4) .01
97,0%
Госпитализация/смертность Переменная . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Средние годы последующего наблюдения ( SD ) 4.1 (1.0) 3.6 (1.3) <.001
Умерли во время последующей деятельности,% 22,1% 37.0% <.001
госпитализирован во время последующего времени,% 54,6% 65,9% <.001
Количество госпитализаций во время наблюдения ( SD ) 1.4 (2.0) 20794 2.0 (2.5) <.001
Количество больничных дней во время последующего наблюдения ( SD ) 13.7 (28.1) 25,0 (47,3) <.001
Количество больничных дней на госпитализацию ( SD ) 9,2 (9.6) 9.2 (9.6) 10.9 (10.4) . 01
Таблица 2.

Последующая госпитализация и информация о смертности в соответствии с статусом анемии.

Госпитализация/смертность Переменная . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Средние годы последующего наблюдения ( SD ) 4.1 (1.0) 3.6 (1.3) <.001
Умерли во время последующей деятельности,% 22,1% 37,0% <0,001
Госпитализированы за период наблюдения, % 54.6% 65,9% 65,9% <.001
Количество госпитализаций во время последующей деятельности ( SD ) 1.4 (2.0) 2.0 (2.5) <.001
НЕТ , Больничные дни во время последующего наблюдения ( SD ) 13.7 (28.1) 13.7 (28.1) 25.0 (47.3) <.001 9,6) 10,9 (10,4) .01 
Госпитализация/смертность Переменная . Нет анемии ( N = 3156) . Анемия ( N = 451) . р * .
Средние годы наблюдения ( SD ) 4.1 (1.0) 1 4.1 (1.0) 3.6 (1.3) <.001
Умерли во время последующего наблюдения,% 22.1% 37.0794 37,0% <.001
госпитализированы во время последующего наблюдения,% 54,6% 65,9% <.001
Количество госпитализаций во время наблюдения ( SD ) 1.4 (2.0) 20794 2.0 (2.5) <.001
Количество больничных дней во время наблюдения ( SD ) 13.7 (28.1) 25,0 (47,3) <.001 
№больничных дней на одну госпитализацию ( SD ) 9,2 (9,6) 10,9 (10,4) ,01
Таблица 3. Диагнозы

при выписке из больницы во время последующего наблюдения в зависимости от статуса анемии.

Инфекционные заболевания 120 Другие условия .05 0,16 .13 2.7
. Нет анемии ( N = 3156)
.
. Анемия ( N = 451)
.
. .
Диагностика при выписке . Н . % . Н . % . р .
Сердечно-сосудистые условия 768 24.3 145 145 145 32.2 <099994
Острый инфаркт миокарда 224 7.1 38 8,4 0,31
стенокардия 180 5,7 37 8.2 .04
Застойная сердечная недостаточность 432 13,7 101 22.4 <.001 <.001
219 219 6.9 3,9 7 9 7.5 0,64 0,64
144 4.6 40 8,9 <0,001
Рак 313 9,9 74 16,4 <0,001
539 17,1 26.6 <.001
Pneumonia 305 9.7 9.7 61 13.09 0.01 0,01
Острые и хронические инфекции 330 10.5 85 18,8 <0,001
Диабет 324 10,3 60 13,3
COMD 320 320 10.1 47 47 10.4 0,4 0,85
Dehydration 285 9.0 50 11,1
Переломы 249 7,9 45 10,0
Деменция 79 2,5 12 .84
Decubitus Icer 27 0,9 9 9 0 . 02
сердечно-сосудистых заболеваний 0,31 0,64 Желудочно-кишечные геморрагии 9 .01 .05 0,85 11.1
. Нет анемии ( N = 3156)
.
. Анемия ( N = 451)
.
. .
Диагностика при выписке . Н . % . Н . % . р .
768 24,3 145 32,2 <.001
Острый инфаркт миокарда 224 7.1 38 8,4
Engina 180 180 5.7 37 37 8.2 0,4 0,04
Застойная сердечная недостаточность 432 13.7 101 22,4 <.001
Инсульт 219 6,9 34 7,5
144 4,6 40 8.9 <.001
313 9.9 74 74 16.4 <0 <001
Инфекционные заболевания 539 17.1 120 26,6 <.001
Пневмония 305 9,7 61 13,5
Острые и хронические инфекции 330 10,5 85 18.8 <.001 <007
Другие условия
Диабет 324 10.3 60 13,3
ХОЗЛ 320 10,1 47 10,4
Обезвоживание 285 9,0 50 .16
Переломы 249 79 79 45 45 .13 .13
Dementia 79 2.5 12 12 2 2.7 .84 .84 . 9072 9
27 0,9 9 2,0 02 02
Таблица 3.

Больничная разгрузка Диагностики в течение продолжения Статус анемии.

0,31 0,64 Желудочно-кишечные геморрагии .01 Другие условия 0,85 0,16
. Нет анемии ( N = 3156)
.
. Анемия ( N = 451)
.
. .
Диагностика при выписке . Н . % . Н . % . р .
Сердечно-сосудистые заболевания 768 24,3 145 32,2 <.001
Острый инфаркт миокарда 224 7.1 38 8,4
стенокардия 180 5,7 37 8.2 .04
Застойная Сердечная недостаточность 432 13.7 101 101 22.40794 22.49994 <0 <001
219 219 6.9 34 7,5
144 4,6 40 8,9 <0,001
Рак 313 9,9 74 16.4 <.001
539 539 17.1 120 120 26.6 <2001
Pneumonia 305 9.7 61 13,5
Острые и хронические инфекции 330 10,5 85 18,8 <0,001
Диабет 39 9 324 10.3 60 9 13.3 13.3 0.05
COMD 320 10 10.1 47 10,4
осушки 285 9,0 50 11,1
Переломы 249 7,9 45 10,0 .13
Dementia 79 79 12 12 . 27 0,74 0,84
Decubitus Icer 27 0.9  2.0  .02 
сердечно-сосудистых заболеваний 0,31 Инфекционные заболевания .01 Другие условия .05 0,85 11.1
. Нет анемии ( N = 3156)
.
. Анемия ( N = 451)
.
. .
Диагностика при выписке . Н . % . Н . % . р .
768 24,3 145 32,2 <.001
Острый инфаркт миокарда 224 7.1 38 8,4
    Стенокардия 180 5.7 37 8.2 .04
Застойная сердечная недостаточность 432 13,7 101 22,4 <.001
Инсульт 219 6,9 34 7.5 . 64 .64
144 144 46 40 40 8,9 <.001
Рак 9 9.9 74 16,4 <0,001
539 17,1 120 26,6 <.001
Пневмония 305 9,7 61 13,5
Острые и хронические инфекции 330 10,5 85 18,8 <0,001
    Диабет 324 10.3 60 13,3
ХОЗЛ 320 10,1 47 10,4
Обезвоживание 285 9,0 50 .16
Переломы 249 79 79 45 45 .13 .13
Dementia 79 2.5 12 12 2 2.7 .84 . 8 4
Decubitus Icer 27 0,9 9 . 2,0 02
Таблица 4. Скорректированный риск смертности и госпитализации

в зависимости от статуса анемии*.

. . Смертность
.
. Госпитализация
.
.
. Н . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р .
Общая выборка
Нет анемия 3156 1 1
Анемия 451 1.63 (1.37-1.95) <.001 1 <.001 1.23 (1.09-1.41) .001 .001
человек без базовых заболеваний †
No Anemia 1396 1 1 9
анемия 142 142 142 212 (1.48-3.04) <2001 1.30 (1.02-1.66) .03
Лица с исходными заболеваниями †
Нет анемия 1760 1 1
Анемия 309 1,43 (1.16-1.76) .001 1.21 (1.04-1.41) .01 .01 .
События в первые 2 года последующего до
Нет Anemia 3156 1 1
анемия 451 1.63 (1.23-2.17) .001 .001 . 1,26 (1.07-1.50) .007 .007 9079 События после первых 2 лет последующих
Нет анемия 3156 1 1 4
анемия 451 451 1,51 (1.19-1,92) 0,201 1.20 (0,98-1,46) .08
. . Смертность
.
. Госпитализация
.
.
. Н . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р .
Общая выборка
Нет анемия 3156 1 1
Анемия 451 1,63 (1,37 -1,95) <.001 1,23 (1.09-1.41) .001
Лица без базовых заболеваний †
Нет анемия 1396 1 1
    Анемия 142 2.12 (1.48-3.04) <.001 1 1.30 (1.02-1.66) .03
человек с базовыми заболеваниями †
1760 1 9
309 309 309 1.43 (1.16-1.76) .001 1.21 (1.04-1.41) .01
первых 2 лет от последующих
Нет анемия 3156 1 1
анемия 451 1.63 (1.23-2.17) .001 .001 . 1,26 (1.07-1.50) .007 .007 9079 События после первых 2 лет последующих
Нет анемия 3156 1 1 4
анемия 451 451 1,51 (1.19-1,92) 0,201 1.20 (0,98-1,46) .08 
Таблица 4.

Скорректированный риск смертности и госпитализации в зависимости от статуса анемии*.

1 9077 9
. . Смертность
.
. Госпитализация
.
.
. Н . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р .
Общая выборка
Нет анемия 3156 1 1
Анемия 451 1,63 (1,37 –1,95) <.001 1,23 (1.09-1.41) .001
Лица без базовых заболеваний †
Нет анемией 1396 1
142 142 212 (1.48-3.04) <.001 1.30 (1.0294 1,3074 .03
человек с базовыми заболеваниями †
No Anemia 1760 1760 1 1
Anemia 309 1.43 (1.16-1.76) .001 1.21 (1.04-1.41) .01 .01 .
Мероприятия в первых 2 года последующей деятельности
нет анемия 3156 1 1
анемия 451 1,63 (1.23-2.17) .001 1,26 (1.07-1.50) .007
События после первых 2 лет и последующих
Нет анемия 3156 1 1
анемии 451 1.51 (1,19–1,92) ,001 1,20 (0,98–1,46) ,08
1 9077 9
. . Смертность
.
. Госпитализация
.
.
. Н . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р . Скорректированный ОР (95% ДИ) . р .
Общая выборка
Нет анемия 3156 1 1
Анемия 451 1,63 (1,37 –1,95) <.001 1,23 (1.09-1.41) .001
Лица без базовых заболеваний †
Нет анемией 1396 1
142 142 212 (1.48-3.04) <.001 1.30 (1.0294 1,3074 .03
человек с базовыми заболеваниями †
No Anemia 1760 1760 1 1
Anemia 309 1.43 (1.16-1.76) .001 1.21 (1.04-1.41) .01 .01 .
Мероприятия в первых 2 года последующей деятельности
нет анемия 3156 1 1
анемия 451 1,63 (1.23-2.17) .001 1,26 (1.07-1.50) .007
События после первых 2 лет и последующих
Нет анемия 3156 1 1
анемии 451 1.51 (1,19–1,92) .001 1,20 (0,98–1,46) ,08

Работа выполнена при поддержке Национального института старения AG-6-2102 и N01-AG-6-2103) и при поддержке Ortho Biotech Products, LP

Drs. Пеннинкс, Гуральник и Пахор были оплачиваемыми консультантами Ortho Biotech Products, LP. Доктор Вудман является сотрудником Ortho Biotech Products, LP

Ссылки

1

Всемирная организация здравоохранения. Пищевые анемии. Доклад научной группы ВОЗ . Серия технических отчетов № 405. Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 1968.

2

Salive ME, Cornoni-Huntley J, Guralnik JM, et al. Анемия и уровень гемоглобина у пожилых людей: связь с возрастом, полом и состоянием здоровья.

J Am Geriatr Soc.

1992

;

40

:

489

-496.3

Йостен Э., Пелеманс В., Хиле М., Нойен Дж., Верхаге Р., Бугертс М.А. Распространенность и причины анемии у гериатрической госпитализированной популяции.

Геронтология.

1992

;

38

:

111

-117.4

Аня Б.Дж., Суман В.Дж., Фэрбенкс В.Ф., Радемахер Д.М., Мелтон Л.Дж., III. Заболеваемость анемией у пожилых людей: эпидемиологическое исследование в четко определенной популяции.

J Am Geriatr Soc.

1997

;

45

:

825

-831,5

Гуральник Дж.М., Эйзенштадт Р.С., Ферруччи Л., Кляйн Х.Г., Вудман Р.С. Распространенность анемии среди лиц в возрасте 65 лет и старше в Соединенных Штатах: свидетельство высокой частоты необъяснимой анемии.

Кровь.

2004

;

104

:

2263

-2268.6

Penninx BW, Guranik JM, Onder G, Ferrucci L, Wallace RB, Pahor M. Анемия и снижение физической работоспособности у пожилых людей.

Am J Med.

2003

;

115

:

104

-110,7

Penninx BW, Pahor M, Cesari M, et al. Анемия связана с инвалидностью и снижением физической работоспособности и мышечной силы у пожилых людей.

J Am Geriatr Soc.

2004

;

52

:

719

-724,8

Изакс Г.Дж., Вестендорп Р.Г., Кнук Д.Л. Определение анемии у пожилых людей.

ЯМА.

1999

;

281

:

1714

-1717.9

Чавес П.Х., Сюэ К.Л., Гуральник Дж.М., Ферруччи Л., Вольпато С., Фрид Л.П. Что представляет собой нормальный уровень гемоглобина у пожилых женщин-инвалидов, проживающих в общине?

J Am Geriatr Soc.

2004

;

52

:

1811

-1816.10

Косибород М., Смит Г.Л., Рэдфорд М.Дж., Фуди Дж.М., Крумхольц Х.М. Прогностическое значение анемии у больных сердечной недостаточностью.

Am J Med.

2003

;

114

:

112

-119.11

Чавес П.Х., Ашар Б., Гуральник Дж.М., Фрид Л.П. Рассмотрение взаимосвязи между концентрацией гемоглобина и преобладающими затруднениями при передвижении у пожилых женщин. Следует ли пересмотреть критерии, используемые в настоящее время для определения анемии у пожилых людей?

J Am Geriatr Soc.

2002

;

50

:

1257

-1264.12

Cornoni-Huntley J, Ostfeld AM, Taylor JO, et al. Установленные группы населения для эпидемиологических исследований пожилых людей: дизайн и методология исследования.

Старение (Милан).

1993

;

5

:

27

-37.13

Всемирная организация здравоохранения. Руководство по Международной статистической классификации болезней, травм и причин смерти . Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 1977.

14

Роуз Г. Диагностика ишемической боли в сердце и перемежающейся хромоты при полевых обследованиях.

Бык Всемирный орган здравоохранения.

1962

;

27

:

645

-658.15

Timiras ML, Brownstein H. Распространенность анемии и корреляция уровня гемоглобина с возрастом в гериатрической клинике скрининга.

J Am Geriatr Soc.

1987

;

35

:

639

-643.16

Forbes GB, Halloran E. Снижение безжировой массы тела у взрослых.

Гум Биол.

1976

;

48

:

162

-173.17

Карио К., Мацуо Т., Кодама К., Накао К., Асада Р. Снижение секреции эритропоэтина при старческой анемии.

Am J Гематол.

1992

;

41

:

252

-257.18

Penninx BW, Ferrucci L, Leveille SG, Rantanen T, Pahor M, Guranik JM. Показатели нижних конечностей у здоровых пожилых людей как предиктор последующей госпитализации.

J Gerontol Med Sci.

2000

;

55A

:

M691

-M697.19

Leng S, Chaves P, Koenig K, Walston J. Сывороточный интерлейкин-6 и гемоглобин как физиологические корреляты при гериатрическом синдроме слабости: экспериментальное исследование.

J Am Geriatr Soc.

2002

;

50

:

1268

-1271.20

Chaves PH, Semba RD, Leng SX, et al. Влияние анемии и сердечно-сосудистых заболеваний на состояние слабости пожилых женщин, проживающих в общине: исследования женского здоровья и старения I и II.

J Gerontol A Biol Sci Med Sci.

2005

;

60А

:

729

-735.

Геронтологическое общество Америки

Уровень гемоглобина и связанные с ним факторы среди беременных женщин в сельских районах Юго-Западной Эфиопии

История вопроса . Анемия — это ситуация, при которой количество и размер эритроцитов или концентрация гемоглобина падают ниже установленных пороговых значений. Низкий уровень гемоглобина во время беременности способствует изменению плацентарного ангиогенеза и приводит к ограничению доступа питательных веществ к плоду и, следовательно, к задержке роста плода и низкому весу при рождении.Это исследование направлено на оценку уровня гемоглобина и связанных с ним факторов среди беременных женщин в сельских общинах зоны Джимма, Юго-Западная Эфиопия. Методы . В период с 1 по 30 июня 2020 г. было проведено внебольничное перекрестное исследование среди 367 беременных женщин. Для отбора субъектов исследования использовалась систематическая случайная выборка. Уровень гемоглобина измеряли с помощью HemoCue HB 301. Для сбора данных использовался структурированный вопросник, заполняемый интервьюером. Для описания субъектов исследования использовалась описательная статистика.После проверки предположений о линейности, нормальности, мультиколлинеарности и гомоскедастичности была использована многомерная модель линейной регрессии. Нестандартизированный коэффициент бета () вместе с 95% доверительным интервалом был рассчитан для оценки связи между независимыми и зависимыми переменными. Статистическую значимость заявляли при значении < 0,05. Результаты . Средний (± SD) уровень гемоглобина у респондентов составил 12,66 (± 1,44) г/дл. Общая величина анемии () среди беременных составила 85 [23.16%, (95% ДИ: 18,3%-27,5%)]. Частота приема пищи [, (95% ДИ: 0,12, 0,69), ], интервал между беременностями [, (95% ДИ: 0,02, 0,15), ], измерение окружности середины плеча [, (95% ДИ: 0,07, 0,20), ], собственные фрукты/овощи [, (95% ДИ: 0,79, 0,31), ], потребление кофе [, (95% ДИ: -1,31, -0,68), ] и мертворождение в анамнезе [, (95% ДИ: -1,31, -0,68), ] : -1,06, -0,20), ] были достоверно связаны с уровнем гемоглобина беременных. Выводы . Было установлено, что анемия является умеренной проблемой общественного здравоохранения в районе исследования.Таким образом, консультирование по вопросам питания должно быть сосредоточено на необходимости хотя бы одного дополнительного приема пищи, поощрении потребления фруктов/овощей и улучшении состояния питания женщин во время дородового наблюдения. Кроме того, важное значение также имеет ранний скрининг и ведение женщин с мертворождением в анамнезе на предмет анемии.

1. Общие сведения

Анемия — это ситуация, при которой количество и размер эритроцитов или концентрация гемоглобина падают ниже установленных пороговых значений, что, следовательно, ухудшает способность крови транспортировать кислород в организм [1]. ].Всемирная организация здравоохранения определила анемию во время беременности как уровень гемоглобина <11  г/дл [2]. Хотя измерение концентрации гемоглобина в крови само по себе не определяет причину анемии, оно является надежным индикатором анемии на популяционном уровне [3]. Во всем мире около 38% беременных женщин страдают анемией, из которых почти две трети были из развивающихся стран [3]. Низкий уровень гемоглобина или анемия во время беременности является проблемой общественного здравоохранения, связанной со многими неблагоприятными исходами родов, такими как преждевременные роды, низкая масса тела при рождении и повышенная смертность новорожденных и матерей [4, 5].

Железодефицитная анемия является наиболее распространенной причиной анемии, на которую приходится более 50% всех видов анемии у женщин, в результате длительного отрицательного баланса железа, вызванного плохим всасыванием в кишечнике или недостаточным потреблением железа с пищей, повышенной потребностью организма в железе во время беременность или периоды роста, а также повышенная потеря железа [3, 6]. Железо имеет решающее значение для основного метаболического процесса в клетках и функциях организмов, включая дыхание, производство энергии, производство ДНК и пролиферацию клеток [7].Во время беременности низкий уровень гемоглобина способствует изменению плацентарного ангиогенеза и приводит к ограничению доступа кислорода к плоду и, следовательно, к задержке роста плода и низкой массе тела при рождении [8]. Доказательства показали, что существует U-образная зависимость между концентрацией гемоглобина у матери и риском неблагоприятных исходов родов; однако связь варьировалась в зависимости от триместра [9]. Исследования показали, что как низкие, так и высокие концентрации гемоглобина во время беременности были связаны с риском неблагоприятных исходов родов посредством нескольких механизмов.Следовательно, необходимо только адекватное поступление железа во время беременности [10]. Связь между низкой концентрацией гемоглобина у матери и неблагоприятными исходами родов более очевидна, когда она измеряется в течение первого триместра беременности, тогда как высокая концентрация гемоглобина связана во всех трех триместрах беременности [9]. Для снижения этого риска ВОЗ рекомендует универсальную ежедневную добавку перорального приема элементарного железа в дозе 30-60 мг и фолиевой кислоты в дозе 0,4 мг в рамках рутинного дородового наблюдения на протяжении всей беременности [11].Исследования также показали, что повышение уровня гемоглобина у матери во время беременности может снизить риск материнской смертности и заболеваемости послеродовым кровотечением [4].

Зная об этом, федеральное правительство Эфиопии разработало национальные пакеты питания для восполнения дефицита микронутриентов среди беременных женщин, обеспечив доступ к рутинным консультациям по вопросам питания и добавкам, таким как разогревающие, обработанные инсектицидами сетки и добавки железа и фолиевой кислоты во время перинатального ухода [ 12].Несмотря на то, что были предприняты значительные усилия для снижения распространенности анемии в стране, демографическое обследование состояния здоровья в Эфиопии в 2016 г. показало, что 29% беременных женщин и 24% женщин репродуктивного возраста по-прежнему страдают анемией [13]. Для достижения второй глобальной цели в области питания, предусматривающей снижение на 50% анемии среди женщин репродуктивного возраста к 2025 г., было решено, что сочетание ключевых программ и стратегий, адаптированных к местным условиям, с учетом конкретной причины и частота анемии в данной местности и группе населения [1, 6].Однако было мало информации, которая разъясняла бы уровень гемоглобина беременных женщин в странах с низким уровнем дохода, таких как Эфиопия, особенно в изучаемой области, сельских общинах. Таким образом, это исследование направлено на оценку уровня гемоглобина и связанных с ним факторов среди беременных женщин в сельских общинах зоны Джимма, Юго-Западная Эфиопия.

2. Методы и материалы
2.1. План исследования, условия и участники

В период с 1 по 30 июня 2020 года в районах Мана и Сека Чекорса зоны Джимма на юго-западе Эфиопии было проведено перекрестное исследование на уровне сообщества.Зона была обнаружена в 345 км от столицы Аддис-Абебы. В зоне Джимма известны два агроэкологических (кофейных и продовольственных) района [14, 15]. Соответственно, Мана была выбрана из районов, в основном выращивающих кофе, и обнаружена на высоте 1911 метров над уровнем моря с предполагаемой общей численностью населения 160 096 человек, из которых 79 615 были женщинами. В районе 26 кебеле (небольших административных единиц), включая города Йебу и Билида. Другим выбранным районом был Сека Чекорса из основных районов, производящих зерновые и продовольственные культуры.Он находился на высоте от 1580 до 2560 метров над уровнем моря, а его общая численность населения составляла 336 277 человек, из которых 167 414 женщин. В этом районе 37 кебелей, в том числе два городских кебеля Сека. Исследование проводилось среди беременных женщин первого триместра в возрасте от 15 до 49 лет.

2.2. Критерии включения и исключения

В исследование были включены все случайно отобранные беременные женщины в первом триместре беременности, проживающие в данном районе как минимум в течение последних шести месяцев до исследования.Беременные женщины в первом триместре беременности с известными ранее существовавшими или текущими заболеваниями были исключены.

2.3. Определение размера выборки и метод выборки

Размер выборки был рассчитан с использованием программного обеспечения G power 3.1 с учетом следующих допущений: -тесты-корреляция: точечная бисериальная модель, два хвоста, размер эффекта , α err prob 0,05, , затем общая размер выборки составил 343 человека. Окончательный размер выборки составил 378 человек после добавления 10% процента неответов. Был составлен список всех кебеле обоих районов (37 из Сека Чекорса и 26 из Маны), и каждому был присвоен уникальный идентификационный номер.Затем этот идентификационный номер использовался в качестве основы выборки для выбора кебелей. Из 63 перечисленных кебеле 21 был выбран методом простой случайной выборки. В конце концов, размер выборки был пропорционально распределен каждому кебеле. Основа выборки участников исследования была подготовлена ​​после домашней идентификации и регистрации всех подходящих беременных матерей. Затем с помощью систематической случайной выборки были отобраны беременные женщины в первом триместре. Беременных женщин, которые отсутствовали дома, на следующий день снова посещали.Если женщина все еще отсутствовала в своем доме во время интервью, были опрошены подходящие беременные женщины в следующем доме в порядковом номере. Беременность была подтверждена ультразвуковым сканированием, а беременности, которые были диагностированы как нежизнеспособные или имели неизлечимые деформации, направлялись в ближайшее медицинское учреждение для ведения.

2.4. Инструменты, методы и измерения сбора данных

Данные были собраны с помощью предварительно протестированного структурированного вопросника, заполняемого интервьюером.Его собрали восемь опытных и обученных акушерок со степенью бакалавра наук, говорящих на местном языке «афан оромо».

2.5. Измерения уровня гемоглобина

Уровень гемоглобина у женщин измеряли с помощью HemoCue AB Sweden 301 (HemoCue AB, Angelhom, Швеция). Машина представляла собой предварительно откалиброванный прибор, предназначенный для измерения концентрации гемоглобина. Образец крови был взят у каждого участника с использованием метода фигурного укола, чтобы собрать три капли крови из левого безымянного пальца.Первую и вторую капли крови вытерли. Затем третью каплю использовали для проверки уровня гемоглобина. Кровь отбирали через микрокюветы и помещали в аппарат HemoCue, после чего регистрировали результаты.

2.6. Измерение окружности середины плеча

Измерение окружности середины плеча представляло собой среднее из трех измерений на соседний сантиметр с использованием гибкой неэластичной ленты. Он находится посередине между кончиком плеча (акромиальный отросток) и кончиком локтя (локтевой отросток) левой руки, свободно свисающей.

2.7. Минимальное разнообразие рациона питания для женщин (MDD-W)

Данные о минимальном балле разнообразия рациона питания были собраны с использованием метода 24-часового отзыва рациона в соответствии с руководством ФАО 2016 года [16]. Каждой группе продуктов питания, которые женщина съела за 24 часа до сбора данных, присваивалась оценка «1», в противном случае — «0». Оценка диетического разнообразия была сделана путем подсчета количества баллов пищевых групп. Для одной пищевой группы была дана только оценка «1», и все они суммировались без учета количества продуктов, съеденных в одной и той же пищевой группе.Наконец, женщина, набравшая 5 и более баллов из десяти, была отнесена к категории адекватных и неадекватных диетических разнообразий. Десять используемых пищевых групп включали крахмалистые продукты, бобовые, орехи и семена, молоко и молочные продукты, мясо, яйца, темно-зеленые листовые овощи, фрукты и овощи, богатые витамином А, другие овощи и другие фрукты.

2.8. Контроль качества данных

Анкета была сначала подготовлена ​​на английском языке и переведена на местный язык « Афан оромо » свободно говорящими на обоих языках.Затем третий эксперт перевел его обратно на английский язык, чтобы обеспечить его согласованность. Для обеспечения качества данных для сборщиков данных и супервайзеров было выделено три дня интенсивного обучения по целям исследования, методам сбора данных, антропометрическим измерениям, сбору проб крови и методам регистрации данных. Для сборщиков данных был проведен практический тест, чтобы убедиться, что навык был передан надлежащим образом. В дополнение к этому были назначены два обученных супервайзера для оказания поддержки на месте и наблюдения за полнотой собранных данных в одночасье.Предварительное тестирование было проведено на 5% от общего размера выборки в невыбранных условиях, которые имели сходные характеристики с респондентами в районе Керса зоны Джимма.

2.9. Обработка и анализ данных

Данные были проверены на непротиворечивость, точность и полноту. Затем он был введен в Epi-data версии 3.1 и экспортирован в STATA версии 13 для очистки и анализа данных. Очистка данных производилась путем проверки выбросов, возрастания и убывания. Для описания субъектов исследования использовались описательные статистические данные, такие как измерения центральной тенденции и вариации: среднее, частота, проценты и стандартные отклонения.Основные допущения для бинарного и многомерного линейного регрессионного анализа проверялись путем изучения остатков для допущения о линейности с использованием графика рассеяния для всех числовых переменных-предикторов и зависимой переменной (средний уровень гемоглобина). Все переменные были нормально распределены и оценивались визуально с помощью гистограммы. Более того, гомоскедастичность проверялась с помощью точечной диаграммы, и на ней не было ни гетероскедастичности, ни четкой закономерности. Аналогичным образом мультиколлинеарность была проверена с использованием фактора увеличения дисперсии, и взаимодействия не было.Для каждой независимой переменной был проведен простой линейный регрессионный анализ относительно зависимой переменной. Переменные со значением <0,25 рассматривались для многомерного линейного регрессионного анализа, чтобы контролировать возможные эффекты вмешивающихся факторов. Переменные со значением 0,05 были объявлены значимо связанными со средним уровнем гемоглобина у женщин в окончательной скорректированной модели линейной регрессии с несколькими переменными. Нестандартизированные бета-коэффициенты ( β ) вместе с 95% доверительным интервалом (ДИ) были рассчитаны для оценки уровня ассоциации и статистической значимости в многопараметрическом линейном регрессионном анализе.Индекс благосостояния рассчитывался как составной показатель уровня жизни с учетом 29 переменных, связанных с владением домохозяйствами долгосрочных активов (как производственных, так и непроизводственных). Были проверены допущения анализа главных компонент. Была проверена общая адекватность выборки (), критерий сферичности Бартлетта (), имеющий общность >0,5, не имеющий сложных структурных предположений, и компоненты, которые в совокупности объясняют более 60% дисперсии в наборе переменных, использовались для построения непрерывная переменная путем суммирования главных компонентов в один и тройной ранг была сделана в богатых, средних и бедных.

2.10. Этическое рассмотрение

Этическое одобрение было получено от Институционального наблюдательного совета Университета Джиммы (IRB) и Регионального бюро здравоохранения Оромии. Письмо-разрешение было получено из отдела здравоохранения района Джимма. После объяснения цели и задачи исследования у каждого участника было получено письменное информированное согласие и отпечатки пальцев (не умеющих читать и писать). Конфиденциальность и приватность соблюдались на протяжении всего исследования. Конфиденциальность респондентов поддерживалась путем опроса их в изолированной комнате.Данные хранились под запирающимся шкафом и никому, кроме следователей, не разглашались. Процедура представляла минимальный риск для участников и объяснялась перед началом процесса сбора данных.

3. Результаты

Всего в исследовании приняли участие 367 беременных женщин, доля ответивших составила 97%. Средний (SD±) возраст респондентов составил 23,77 (±4,80) года. Большинство (96,73%) участников были оромо по этническому происхождению и 90% — последователи мусульманской религии.Около половины из них (48,5%) посещали некоторые классы начальной школы, тогда как четверть (21,8%) не умели читать и писать. Большинство респондентов (72,76%) были домохозяйками, за ними следуют торговцы (21%) и поденщики (2,72%). Почти все участники (99,72%) были женаты. Большинство респондентов (72%) использовали для питья охраняемую родниковую воду. Большая доля (70,30%) участников была из терциля среднего достатка. Общая величина анемии () среди беременных составила 85 [23.16%, (95% ДИ: 18,3%-27,5%)] (таблица 1).

9 (22.89) 9 9 (1.91) 92 (11.44) 97 (20.20) 9 (1.91) 1 0 (0)

9072

9079
Переменная
Анемия (<11 г / л) Всего (%) Значение
NO (%) () Да (%) ()

Возраст в возрасте
15-20 4 36 (9.80) 126 (34.33) 6.22 0,18 0.18
21-24 9072 21-24 48 (13.08) 12 (3.27) 60 (16.35)
25-29 25-29 108 (29.43) 28 (7.63) 136 (37.06)
30-34 20 (5.45) 8 (2.18) 28 (7.63)
35-49 16 (4.36) 1 (0.27) 17 (4,63)
Этническая принадлежность
 Оромо 271 (73.84) 84 (22.89) 3959 ) 2.18 0,707994 0,7072
4 (1.09) 4 (1.09) 4 (0.27) 5 (1.36)
Dawuro 4 (1.09) 0 (0) 4 (1.09)
Yem 3 (081) 0 (0) 3 (0.81)
Религия
 Муслим 250 (68.12) 83 (22.62) 333 (90.74) 6.63 0.03 0.03
26 (7.08) 1 (0.28) 27 (7.36)
Протестант 6 (1.64) 1 (0.27) 7 (1.91)
Материнское образование
Невозможно прочитать и написать 59 (16.07) 21 (5.73) 80 (21.80) 1.13 0,9594 0,95
9 136 (37.06) 42 (11.44) 178 (48.50)
Завершено 8 2 42 (11.44) 10 (2.73) 52 (14.17)
Высококалальные классы 21 (5.72) 5 (1.36) 26 (7.08)
Коллаж и старше 24 (6.53) 7 (1.91) 31 (8.44)
Род занятий матери
 Торговец 59 (16.07) 18 (4.13) 77 (20.20) 2,99 0.55 0.55
Домохозяйка 203 (55.32) 64 (17.43) 267 (72.75)
Правительственный сотрудник 5 (1.36) 2 (0.55) 2 (0.55) 7 (1.91)
студент 6 (1.63) 0 (0) 6 (1.63)
Daily Laborer 9 ( 2,46) 1 (0,26) 10 (2.72)
семейное положение
замужем 281 (76,56) 85 (23.16) 366 (99,72) 0,30 0,58
Вдова 1 (0.28) 0 (0) 1 (0.28)
Профессия мужа
Merchant 76 (20.71) 21 (5.72) 97 (26.43) 10.63 0.10 9079 0.10 9072
122 (33.25) 122 (33.25) 40 (10.89) 162 (44.14)
9077 9
Правительственный сотрудник 18 (4.9) 0 (0) 18 (4.9)
Daily Laxer 57 (15.53) 57 (15.53) 9 (2.45) 66 (17.98)
Частный сотрудник 16 (4.36) 8 (2.18) 24 (6.54)
Размер семьи
  Менее пяти 236 (64.30) 71 (19.35) 71 (19.35) 307 (83.65) 0.001 0.001 0.97 0.97
шесть и старше 46 (12.53) 14 (3.82) 60 (16.35)
Домохозяйство голова
Man 271 (73,84) 83 (22,62) 354 (96,46) 0,45 0,49
Женщина 11 (3,00) 2 ( 0,54) 13 (3.54)
Питьевая вода источника
Общественный лента 35 (9,54) 14 (3,81) 49 (13,35) 0,05 0,56
Protected пружина 20794 206 (56.13) 58 (15.80) 58 (15.80) 264 (71.93)
Труба Вода 29 (7,90) 11 (3,00) 11 (3,00) 40 (10.90)
River 12 (3.27) 2 (0.54) 2 (0.54) 14 (3.81)
Домохозяйственный индекс
9 1 21 (5.72) 6 (1.64) 27 (7.36) 1.42 0,49 0.49
Medium 202 (55.04) 202 (55.04) 56 (15.26) 258 (70.30)
Бедный 59 (16.08) 23 (6.26) 82 (22.34 )

3.1. Акушерские и связанные с беременностью характеристики

Все респонденты были в первом триместре беременности, у большинства (93,73%) 8-13 недель гестации. Более половины респондентов (63,22%) имели межбеременный интервал менее двух лет. При этом у большинства из них в анамнезе не было мертворождений (91,55%) и кесарева сечения (97,55%). Менее четверти (19,35%) опрошенных имели в анамнезе аборты (табл. 2).

2 NO () ≤2 лет 135)

9072

9072
Переменный
Anemia (<11 г / л) Всего (%) Value
Да ()

Гестационный возраст
 <8 недель 5 (1.36) 11 (3.00) 11 (3.00) 16 (4.36) 0.61 0.61 0.43 0,43
8 к 13 недели 271 271 391 (95.64)
Интерм между беременностью
37 95 132 (35,96) 2,74 0,09
> 2 лет 48 187 235 (64,03)
Соотношение женщин
 Primi Para 26 79 105 (28.61) 4.85 0.30 1-2 детей 43 43 136 179 (48.77)
3-4 детей 11 56 67 (18.26)
5 и более детей 1,93 0,16
Нет 73 223 296 (80,65)
История мертворождения
Да 9 22 31 (8,45) 0,61 0,43
Нет 76 260 336 (91,55)
История кесарева сечения
Да 1 8 9 (2.45) 0,75 0,38
Нет 84 274 358 (97,55)
имеет тошнота или рвота
Да 32 120 152 (41.42) 0.64 0.42 0,42
53 162 162 215 (58.58)


3.2. Диетическая практика беременных женщин

Более половины (52,86%) респондентов имели в своем саду фрукты/овощи либо для потребления, либо для продажи. Большинство опрошенных (74,39%) не меняли свой рацион во время беременности. Кроме того, 20% из них избегали некоторых видов продуктов во время беременности из-за пищевых табу. Около 83,11% женщин не получали добавки фолиевой кислоты железа в течение первого триместра беременности. При этом большая часть опрошенных употребляла кофе во время текущей беременности (82.29%) (табл. 3).

9072 92 (47.30) 99 (45.41) 9 0.52 99 (72.03) 1 3 (0.81) 9 96 (20.70)


9072
Переменная
Anemia (<11 г / дл) Всего (%) Значение
Да
(%)

(%)

9077 9 2 Собственный фрукт / овощной сад
Да (10.35) 156 (42.51) 194 (52.86) 2.95 0,08
Нет 47 (12,81) 126 (34.33) 173 (47,14)
Б фрукты / овощи
продать все 0 ( 0) 2 (1.02) 2 (1.02) 2 (1.02) 0.57 0.57 0.74
Продают около 23 (6.27) 82 (47.30) 105 (53.57)
20 (5.45) 69 (39.96) 89 (45.41)
Измененные продукты питания при привычке беременности
Да 26 (7.08) 68 (18.53) 94 (25.61 ) 1,43 0,23
Нет 59 (16,07) 214 (58,32) 273 (74,39)
Избегайте пищи во время беременности
Да 19 (5.18) 53 (14.44) 72 (19.62) 0.52 0.52 0.46
66 (17.98) 299 (62.40) 295 (80.38)
Виды продуктов питания избегать
сахарного тростника 9 (2,46) 23 (41.98) 32 (44.44) 0,08 0,96
Авокадо 5 (1,36) 15 (25.02) 20 (26.39)
помидор 6 (1.63) 15 (29.54) 21 (29.17)
9
Большой ребенок 16 (4.35) 16 (4.35) 39 (72.03) 55 (76.39) 55 (76.39) 2.78 0,42 0,42
0 (0) 2 (2.78) 2 (2.78)
 Обесцвечивание плода 0 (0) 5 (6.94) 5 (6.94) 5 (6.94)
Сложность в возрасте 3 (0,81) 7 (13.07) 10 (13.89)
Да 9 (2.46) 9 (2.46) 53 (14.44) 62 (16.89) 62 (16.89) 3.13 0,07 0,07
76 (20.70) 229 (62.40) 305 (83.11)
Потребление кофе
 Да 71 (19.34) 231 (62.95) 302 (82.29) 302 (82.29) 0.11 0.11 0,73
14 (3.81) 51 (13.90) 65 (17.71)
Khat Chening +
Да 19 (5,18) 68 (18.53) 87 (23.71) 0,11 0,73
Нет 66 (17,98) 214 (58,31) 280 (76.29)
Потребление алкоголя
Да 0 (0) 3 (0,82) 3 (0,82) 0,91 0,34
Нет 85 (23.16) 279 (76.02) 364 (99.18)

2 3.3282 Факторы, связанные с гемоглобиновым статусом матери

Для всех независимых переменных был проведен простой линейный регрессионный анализ.Тем не менее, только десять переменных, MUAC (окружность середины плеча), образование матери (окончание 8-го класса), интервал между беременностями, мертворождение в анамнезе, частота приемов пищи, потребление кофе, добавки железа с фолиевой кислотой, собственные фрукты/овощи, были линейно связаны с уровень гемоглобина женщины при значении < 0,05 (табл. 4). Окончательный скорректированный многопараметрический линейный регрессионный анализ показал, что уровень гемоглобина у матери положительно связан с частотой приема пищи [, (95% ДИ: 0.123; [, (95% ДИ: 0,317, 0,796),]. В то время как это было отрицательно связано с женщинами, у которых в анамнезе были мертворождения [, (95% ДИ: -1,061, -0,208)] и употребление кофе во время текущей беременности [, (95% ДИ: -1,317, -0,683),] (таблица 5).

+
0,24 Высшая школа 9 Потребляемая кофе +

9072

9072
Модель
Модель Нестандартные коэффициенты Значение 95% Доверительный интервал
STD.ошибка Нижняя граница Верхняя граница

Возраст (лет)
15-20 Ref
21-24 0,07 0,21 0,74 -0,35 0,50
25-29 0,14 0,17 0,39 -.019 0,48
30-34 -0.32 0,29 0,26 -0,89
35-49 0,17 0,36 0,63 -0,53 0,88
Религия
мусульманка 0.61 0.53 0.53 0.25 — 0.43 1.66 9072
0.52 0.59 0.37 — 0.63 1.69
 Протестант Арт.
Материнское образование
не умеют читать и писать Ref
Начальная школа 0,01 0,18 0,99 -0,35 0,37
 Полный 8 класс 0,51 0,24 0.03 0,02 0,99
0,20 0,31 0,50 -0,40 0,82
Коллаж и выше -0,05 0,29 0,84 -0,63 0,52
Gravida 0,02 0,04 0,54 -0,06 0,11
Тошнота и рвота
Да 0.17 0,14 0,23 -0,11 0,46
Нет Ref
еды табу
Да 0,22 0,18 0.22 -0.13 0.58 0.58 9
9 9 9 943
Да 1.28 0,18 <0,001 0,92 1,64
Нет Ссылка
Частота питания 0,54 0,17 0,002 0,20 0,88
Интервал интерпретации 0.14 0.03 <0,07 9 1 <0,07 0.07 0.02
-0. Да -0.86 0,25 0,001 -1,37 -0,36
 № Ref.
MUAC 0,18 0,04 <0,001 0,10 0,26
Да -1,22 0,17 <0,001 -1,57 -0,86
 № Ссыл.
выпитого
Да 0,20 0,80 0,80 -1,38 0,88
Нет Ref.
Да 0,03 0,03 0,85 0,85 —0.30 0.36
 № Арт.
Собственные фрукты / овощи
Да 0,60 0,14 < 0,001 0,32 0,88
Нет Ref.

+
+ 96 211
1,01 коэффициент бета; MUAC: окружность середины плеча; : 0,332.
Модель Нестандартизованные коэффициенты значение 95% доверительный интервал теста Мультиколлинеарность
Станд.Ошибка Нижняя граница Верхняя граница ПНП

(Константа) 9,89 0,95 <0,001 8,02 11,76
Частота питания 0.40 0,14 0,14 0,005 0,12 0,12 0,69 1.02 1.02
Интервал толкования
0,08 0,03 0.007 0,02 0,15 1,03
История до сих пор рождение -0,63 0,21 0,004 -1,06 -0,20
MUAC 0,13 0,03 <0.001 0.07 0.0.09 1.03 1,03
Потребляемый кофе Потребляемый кофе -1.00 0.16 <0,001 -1.31 —0.68 1,05
Собственные фрукты / овощи 0,55 0,12 <0,001 0,31 0,79 1,02
Утюг-фолат добавка 0,96 0,16 <0,001
4.Обсуждения

Это исследование показало, что средний (± стандартное отклонение) уровень гемоглобина беременных женщин в сельских районах Юго-Западной Эфиопии составлял 12,66 (±1,40) г/дл с диапазоном 9-18 г/дл. Текущий результат, полученный в этом исследовании, согласуется с результатами предыдущих исследований, проведенных в зоне Западный Арси в Эфиопии 12,05 (±1,5) г/дл [17], в больнице Бсидимо 11,4 (±2,3) г/дл [18]. ], сельская община Восточной Эфиопии 11(±1,7) г/дл [19], Южная Эфиопия 11,9 (±1,4) г/дл [20], больница Дебремаркос 12.65 (±2,82) г/дл [21], а Северо-Западная зона Тыграйского района 11,21 (±1,8) г/дл. Однако он был выше, чем в отчетах из Аккры, Гана, 10,9 (±1,3) г/дл [22], Карнатаки, Индия, 9,6 (±1,63) г/дл [23], и округа Колар Талук в Индии, 10,5 г/дл. [24]. Эта разница может быть связана с географическими различиями и различиями в размере выборки в исследованиях.

Распространенность анемии () среди беременных, наблюдаемых в этом исследовании, составила 23,16% [2]. Это согласуется с выводами из региона Оромия (24.09%) [25], Южная Эфиопия (23,2%) [20] и Китай (23,5%) [26]. Однако это было намного ниже, чем в аналогичных исследованиях, зарегистрированных в Юго-Западной Эфиопии (31,4%) [27], сельских общинах Восточной Эфиопии (43,9%) [19], различных частях Эфиопии [13, 18, 28–30], Демократической Республике. Конго (53,4%) [31] и Индии (62,3%) [24]. С другой стороны, это было выше, чем результаты, полученные в больнице Адама (14,9%) [32], больнице Святого Павла (11,6%) [33], Аддис-Абебе (18,4%) [34], центральной зоне Тыграя. регион Эфиопия (16.88%) [35], Танзании (18%) [36] и Турции (7%) [37]. Возможное объяснение может быть связано с условиями исследования и географическими вариациями. В дополнение к этому, использование различных точек отсчета и измерений уровня гемоглобина для анемии также могло привести к изменению коэффициента распространенности.

Текущее исследование также показало, что у беременных женщин, которые увеличили частоту приема пищи во время беременности, средний уровень гемоглобина повысился на 0,41  г/дл. Этот вывод был подтвержден исследованиями, проведенными в сельских общинах Восточной Эфиопии [19], северо-западной зоне Тыграя [38] и центральной зоне Тыграя [35].Это можно объяснить тем, что увеличение частоты приемов пищи во время беременности увеличивает вероятность употребления богатой железом разнообразной диеты и снижает риск развития анемии [20].

Увеличение интервала между беременностями на один год увеличило средний уровень гемоглобина у женщины на 0,09  г/дл в текущем исследовании. Это наблюдение было сопоставимо с результатами аналогичных предыдущих исследований, проведенных в зоне Асосса в Эфиопии [39], регионе Тыграй в Северной Эфиопии [40], систематическом обзоре и метаанализе, проведенном в Эфиопии [30] и Танзании [41].Это означало, что женщина с коротким межбеременным интервалом была более склонна к развитию анемии во время текущей беременности, чем другие. Это может быть объяснено тем, что близкое чередование беременностей ухудшает нутритивный статус матери за счет истощения общего железа в организме женщины и развития анемии из-за нехватки времени для восстановления от физиологического стресса протекающей беременности до того, как она подвергнется следующей. [42].

Это исследование также показало, что увеличение на один сантиметр окружности плеча матери увеличивает средний уровень гемоглобина у женщины на 0.14 г/дл. Текущий вывод был подтвержден исследованиями, проведенными в городских районах Восточной Эфиопии [28], сельской части Джигджиги [29], беременных женщин Эфиопии [43] и жителей сельских районов Оромии [25]. Это может быть связано с тем, что беременные женщины с недостаточным питанием имеют более высокую вероятность дефицита питательных микроэлементов и анемии [44].

Аналогичным образом, наличие собственных фруктов/овощей в своем саду повышало уровень материнского гемоглобина на 0,5  г/дл в этом исследовании. Другие аналогичные исследования из разных частей Эфиопии, зоны Западной Арси [17] и Центральной Эфиопии [45], зоны Ассоса и Северо-Западной Эфиопии (27) дали сопоставимые результаты.Этот результат может быть связан с тем, что женщины, владеющие фруктами/овощами, могут быть легко доступны и потреблять фрукты/овощи, являющиеся источниками витамина С и А, которые усиливают всасывание железа в желудочно-кишечном тракте [46]. Растворимое комплексное соединение, образующееся при реакции витамина А и β -каротина с железом в просвете кишечника, позволяет избежать ингибирующего действия полифенолов и фитатов на всасывание железа [47].

В этом исследовании мы также обнаружили отрицательную линейную связь между средним уровнем гемоглобина беременных женщин и фактом мертворождения в анамнезе.Так, наличие мертворождения в анамнезе снизило средний уровень гемоглобина у женщин на 0,63 г/дл. Наши результаты согласуются с отчетами других исследований из Аддис-Абебы [48], Демократической Республики Конго [31], Индии [49] и Англии [50]. Это может быть объяснено материнской анемией с нарушением функции плаценты за счет усиления фетоплацентарного васкулогенеза и ангиогенеза как адаптивного ответа. Таким образом, это снижает поступление питательных веществ к плоду и приводит к задержке внутриутробного развития и мертворождению [51, 52].

Потребление кофе было еще одной переменной, отрицательно связанной с уровнем гемоглобина матери. Соответственно, потребление кофе во время текущей беременности снизило уровень гемоглобина у беременных женщин на 1,00  г/дл. Этот настоящий результат подтверждает отчет о предыдущих исследованиях в Центральной Эфиопии [45], районе Кача Бира в Южной Эфиопии [53], городе Дураме в Эфиопии [54], больнице Дебремаркос [21] и Картум-Судан [55]. Это может быть связано с тем, что кофе содержит фенольную кислоту, такую ​​как хлорогеновая кислота, которая ингибирует абсорбцию негемового железа, необходимого для производства эритроцитов [56, 57].

В этом исследовании был проведен анализ различных социально-демографических, акушерских и пищевых факторов, которые могли быть связаны с уровнем гемоглобина у женщин. В отличие от предыдущих результатов, в этом исследовании не наблюдалось статистически значимой связи между уровнем гемоглобина у матери и такими факторами, как возраст матери [26, 27, 39, 58, 59], многопартийность [17, 20, 27, 30, 60], добавки железа с фолиевой кислотой [20, 29, 33, 58, 61], индекс дохода/богатства [20, 26, 40, 59, 60], уровень образования матери [59, 61] и жевание ката [19].Исследовательская группа рекомендует дальнейшее исследование для оценки взаимосвязи между вышеупомянутыми переменными.

Это исследование проводится не только без ограничений. Собранная информация была основана на отчете матери о том, что она, вероятно, имеет социальную желательность и предвзятость припоминания. Некоторые предикторы анемии, такие как некоторый дефицит микронутриентов и наличие паразитарных и малярийных инфекций, не измерялись из-за проблем с выполнимостью.

5. Выводы

Анемия оказалась умеренной проблемой общественного здравоохранения в районе исследования.Частота приема пищи, интервал между беременностями, измерение окружности середины плеча, употребление фруктов/овощей, потребление кофе и мертворождение в анамнезе были линейно связаны с уровнем гемоглобина беременных женщин. Таким образом, консультирование по вопросам питания должно быть сосредоточено на необходимости хотя бы одного дополнительного приема пищи, поощрении потребления фруктов/овощей и улучшении состояния питания женщин медицинскими работниками во время дородового наблюдения. Кроме того, важное значение также имеет ранний скрининг и ведение женщин с мертворождением в анамнезе на предмет анемии.

Доступность данных

Данные, использованные для подтверждения результатов этого исследования, можно получить у соответствующего автора по разумному запросу.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Благодарности

Мы благодарим Университет Джиммы за поддержку во время исследовательской деятельности.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.