Иммуностимуляторы список лучших: Рейтинг — лучшие Иммуностимуляторы: по отзывам покупателей в интернет

Содержание

Иммуностимулирующие препараты: какой выбрать?

В связи с напряжённой эпидемиологической ситуацией на первый план вышли профилактика инфекций и укрепление естественных защитных сил организма. Иммуностимулирующие препараты прописались в домашних аптечках миллионов людей. Но все ли они способны помочь в борьбе с вирусами и бактериями без вреда для нашего здоровья? Ведь при их выборе важна не только их эффективность, но и безопасность. Рассмотрим основные группы иммуностимуляторов, список которых растёт с каждым днём.

  • Синтетические иммуностимуляторы. Они содержат в основе искусственно синтезируемые вещества. Механизмы их действия разнообразны: они увеличивают выработку интерферона, антител, стимулируют активность определённых клеток иммунитета (макрофагов, нейтрофилов и др.), нарушают процесс репликации вирусов.

Химические иммуностимуляторы направлены, как правило, на определённое звено иммунной системы. И определить потребность в таком средстве может только врач на основе иммунограммы и других исследований. Прописывая же их самому себе, человек рискует расшатать тонкие настройки иммунитета.

  • Интерфероны. Это сложные белки естественного или синтетического происхождения. Организм человека вырабатывает собственные фероны, подавляющие размножение вируса. Соответственно, дополнительное введение интерферонов в организм ускоряет этот процесс, и вирусное заболевание проходит быстрее и легче. Вот только хорошо ли, что получая готовое противовирусное «оружие» наш иммунитет начинает лениться? Многие специалисты убеждены: не стоит замещать то, что в норме должно вырабатываться само.

Кроме того, побочными эффектами применения феронов могут стать повышение температуры, лихорадка, головная боль, ломота в мышцах и суставах, и что гораздо опаснее – подавление или чрезмерная реактивность иммунитета и аутоиммунные процессы.

  • Индукторы интерферона. Их применение в качестве препаратов-иммуностимуляторов вызывает не меньше сомнений. Они повышают собственную выработку феронов, грубо вторгаясь в сигнальную систему клетки, что чревато развитием серьёзных побочных эффектов, включая онкологию.
  • Иммуноглобулин. Иммуностимулирующие препараты на его основе представляют собой антитела к возбудителям различных инфекций. Вводятся внутривенно при иммунодефицитных и аутоиммунных заболеваниях. Также препараты иммуноглобулина применяются для профилактики ветрянки, оспы, гепатита, бешенства, клещевого энцефалита и ротавирусной инфекции. Эти средства не предполагают их самостоятельного использования.
  • Иммуностимулирующие препараты микробного происхождения. Их основу составляет лиофилизованный лизат различных патогенных микроорганизмов. Эти средства активизируют иммунный ответ по принципу вакцинации. Поэтому и реакция организма на такие средства бывает неоднозначной. Возможны, аллергия, расстройство кишечника и диспепсия, повышение температуры тела.
  • Иммуностимулирующие препараты животного происхождения
    . Обычно представляют собой извлечения из тканей животных – тимуса, костного мозга, селезёнки, клетки которых стимулируют различные звенья иммунитета человека. Обычно врачи назначают их при хронических и гнойных инфекциях, онкологии, туберкулёзе, для восстановления после ожогов, операций, интенсивной антибиотикотерапии. Их минус – вероятность заражения от больного животного и аллергии на чужеродный белок.
  • Иммуностимуляторы растительного происхождения. К ним можно смело отнести богатые фитонцидами и полезными для иммунитета веществами растения с нашего стола: лук и чеснок, лимон и мёд. Многие травы укрепляют иммунитет: женьшень, эхинацея, элеутерококк, левзея, шиповник, аралия, лимонник и др. При отсутствии аллергии на данные растения они прекрасно подойдут для сезонного поддержания иммунитета в тонусе. И назначения врача для их применения не требуется.

Однако их приём в форме экстракта (концентрата отдельных веществ), способно вызвать избыточное перенапряжение иммунной системы. Лучше отдать предпочтение использованию цельных лекарственных растений. Благо, что растительные иммуностимуляторы – препараты в таблетках на основе криопорошка – в продаже имеются. Например, Эхинацея П, Левзея П, Элеутерококк П.

  • Комплексные иммуностимулирующие препараты на основе витаминов, минералов аминокислот и других нутриентов, необходимых для иммунной системы. Это витаминно-минеральные комплексы и биологически активные добавки для повышения иммунитета. Их курсовой приём возможен без назначения врача. Однако, выбирая такие средства, обратите внимание на состав.

Критерием выбора должно стать наличие важнейших для иммунной системы витаминов (А, С, D, Е и группы В), макро- и микроэлементов (цинк, железо, магний, медь, марганец и др.), а также аминокислот, участвующих в иммунных реакциях. Особенно важны для боевой готовности иммунитета иммуномодулирующие витамины D3 и В6. Именно их недостаток учёные связывают с повышением уровня заболеваемости острыми и хроническими инфекциями и более тяжёлым их протеканием.

Комплексный иммуностимулятор в таблетках с таким составом – Остео-Вит D3. Его ключевой компонент HDBA органик комплекс – адсорбированный трутневый гомогенат. Это источник всех названных витаминных и минеральных веществ, а также более двух десятков свободных аминокислот (включая все незаменимые). Действие природного биостимулятора усиливают витамины D3 и В6.

Благодаря точно рассчитанным дозировкам его действие отвечает физиологии человека. Последнее очень важно, ведь подстёгивание иммунитета сильнодействующими средствами без веских на то оснований (диагностированного иммунодефицита) недопустимо. Поэтому для профилактики сезонных заболеваний лучше прибегнуть к иммуностимуляторам, действующим более мягко и физиологично, как Остео-Вит D3.

Список литературы
  1. Мирошник О. А. Иммуномодуляторы в России : справочник. / О. А. Мирошник, Ю. В. Редькин. – 2-е изд. – Омск : Омская областная типография, 2006. – 432 с.
  1. Добрица В. П. Современные иммуномодуляторы для клинического применения : руководство для врачей / В. П. Добрица, Н. М. Ботерашвили, Е. В. Добрица. – Спб. : Политехника, 2001. – С. 164–165.
  1. 3. Хаитов Р. М. Иммуномодуляторы: классификация, фармокологическое действие, клиническое применения / Р. М. Хаитов, Б. В. Пинегин // Фарматека. – 2004. – № 7. – С. 10–15.

Препараты иммуномодуляторы — доказана ли их эффективность?

Иммуномодуляторы — препараты, эффективность которых вообще не доказана, а популярность обеспечена только рекламой.

Все существующие «подниматели и создатели иммунитета» — это нереально успешная и продвинутая маркетинговая акция. Отдельные виды иммуномодуляторов даже попали в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств.

Понятие иммунитета

Иммунитет – самая тёмная и неизученная часть материи. Не то, что врачи, а даже специалисты-иммунологи не знают всех механизмов этой защитной системы и принципов её работы при конкретных ситуациях. Такое абстрактное понятие, как «неспецифический иммунитет» обусловлено индивидуальными генетическими особенностями и образом жизни. Следовательно, лекарств, которые способны его укрепить, действуя в кишечнике или где-то там не существует. А специфический иммунитет можно приобрести, только лично пообщавшись с вирусами (ОРВИ, грипп и др.) или сделав прививку.

Список иммуностимуляторов

Сегодня рекламируется масса «иммуностимулирующих» препаратов с недоказанной эк ффективностью, разберёмся в сущности некоторых из них:

Кагоцел.

Активное вещество препарата – Госсипол. По данным производителя, эффективен в отношении вируса герпеса и гриппа. Отрицательно влияет на сперматогенез и все исследования проводились только в этом направлении. Удивительно, но данное «чудо» находится в списке ЖНВЛП.

Полиооксидоний.

Спектр показаний нереально широк: от простого ОРВИ до туберкулёза. Механизм действия неизвестен, исследований не проводилось. Действующее вещество в мире, кроме стран СНГ, никогда и никому не было известно. Является компонентом состава препарата «Лонгидаза» и вакцины против гриппа «Гриппол».

Бронхо-мунал.

Препарат имеет потенциальную эффективность. Было проведено 45 мелких рандомизированных контролируемых испытаний, которые ничего не смогли доказать. Чудесная история заключается в том, что он содержит лизаты разных бактерий (стрептококка, стафилококка, гемофильной палочки), которые должны стимулировать иммунитет, воздействуя на пейеровы бляшки.

Галавит.

Рекомендован даже для лечения токсического шока. Ни одного научного исследования по действующему веществу, однако много — по торговому названию.

Деринат.

Лекарство» содержит остатки ДНК, которые якобы стимулируют иммунитет и кроветворение. В научном мире 0 исследований и около 20 описаний клинических случаев обо всём на свете (от аритмии до стресса).

Имудон.

Полный аналог предыдущего препарата с лизатами бактерий (энтеробактерии), но сюда ещё добавлены грибки.
ИРС-19. Данное лекарство замыкает тройку лидеров с лизатами бактерий (стрептококк, гемофильная палочка). Единственное отличие от других рекордсменов – путь введения назальный. Данная категория препаратов на рынке свыше 10 лет. Вряд ли кто-то осмелиться доказать их эффективность, почва для работ давно исчерпана.

Циклоферон

Является индуктором синтеза интерферона и рекомендован для лечения любых вирусных инфекций, в том числе и ВИЧ. Создан на основе неизученной молекулы «акридон». Подобные препараты вообще имунная система – это не болтик, который иногда следует подкручивать, чтобы укрепить и он продолжал исправно служить. Все указанные препараты никак не повлияют на частоту развития у Вас инфекционных заболеваний. Укрепить иммунитет невозможно!

ЦИТРОВИР-3

Иммуномодулятор и «запускатор» синтеза эндогенного интерферона. Механизма действия, фармакодинамики, доказанной результативности нет.

Эхинацея.

Растущая пурпурная травка для повышения иммунитета. Библиотека Кохран, опираясь на результат использования на 5000 пациентов, доказал нулевую эффективность этого фитотерапевтического средства в целях применения для профилактики гриппа и ОРВИ.

Мнение известных медиков о иммуномодуляторах

В бездне заблуждения находятся многие медицинские работники. Отдельные личности даже утверждают, что «интерферон точно действует на иммунитет» и его следует назначать во всём, чём только можно: каплях, порошках, свечках. Более того, форма введения является предметом ярых дискуссий.

Например, врач Никита Жуков утверждает следующее: «человеческий рекомбинантный интерферон a-2b/b-1b – крутая штуковина, но при внутримышечном введении. Отлично подойдёт для лечения онкологических заболеваний и гепатитов, вызванных вирусами. Различные мази/свечи/капли – это пустышки, паразитирующие на доказанной славе истинных препаратов, не имеющие за своей спиной ни одного исследования».

А теперь доказанный опытным путём факт: 4 часа! Именно столько времени интерферон должен непрерывно оказывать давление на клетку, чтобы хоть как-то проявилось его действие. А теперь подумайте, разве несколько капель из лекарственного препарата способны на такое? Дополнительно ряд исследований доказал, что эффективность не меняется от пути введения, точнее, её вообще нет.

В заключении хочется преподать цитату из выступления Н.В. Каверина, академика РАМН и доктора медицинских наук: «Чтобы интерферон начал действовать, нужно 4 часа. Это минимальное время! Поэтому, если вы способны 4 часа подряд капать в нос капли, при этом не мешая своим дыханием, тогда какое-то действие будет».

Препарат ведолизумаб (Энтивио®) достиг лучших показателей клинической ремиссии по сравнению с препаратом адалимумаб (Хумира®) в первом в истории прямом сравнительном клиническом исследовании биологических препаратов при язвенном колите  

Препарат ведолизумаб превосходит адалимумаб в достижении клинической ремиссии и заживления слизистой оболочки кишечника на 52 неделе терапии у пациентов со среднетяжелым и тяжелым активным язвенным колитом

Осака, Япония — Takeda Pharmaceutical Company Limited (TSE: 4502 / NYSE: TAK) (Takeda) объявила о результатах прямого сравнительного клинического исследования 3b фазы VARSITY, которое продемонстрировало, что кишечно-селективный биологический препарат ведолизумаб (Энтивио®) превосходит ингибитор фактора некроза опухоли альфа (ингибитор ФНОα) адалимумаб (Хумира®) в достижении клинической ремиссии* у пациентов со среднетяжелым и тяжелым активным язвенным колитом на 52 неделе терапии. Данные показали, что на 52 неделе 31,3% (n = 120/383) пациентов, получавших ведолизумаб внутривенно, достигли первичной конечной точки — клинической ремиссии по сравнению с 22,5% (n = 87/386) пациентов, получавших адалимумаб подкожно, со статистически значимой разницей (р = 0,0061). Эти результаты были объявлены 9 марта 2019 года на 14-м Конгрессе Европейской организации по лечению болезни Крона и язвенного колита (ECCO) в Копенгагене, Дания.1

Кроме того, лечение ведолизумабом сопровождалось более высокой частотой достижения заживления слизистой** на 52 неделе: 39,7% пациентов, получавших ведолизумаб, достигли заживления слизистой по сравнению с 27,7% пациентов, получавших адалимумаб (р = 0,0005). Статистически недостоверное различие в пользу адалимумаба было отмечено в процентном отношении пациентов, исходно принимавших пероральные кортикостероиды и прекративших прием кортикостероидов и находящихся в клинической ремиссии*** на 52 неделе. Исследование не преследовало цель сравнить безопасность этих биологических препаратов, однако у пациентов, получавших ведолизумаб (62,7%), отмечена более низкая общая частота нежелательных явлений в течение 52 недель, чем у пациентов, получавших адалимумаб (69,2%), при этом частота инфекций у пациентов, получавших ведолизумаб (33,5%), была ниже по сравнению с пациентами, получавшими адалимумаб (43,5%). Частота серьезных нежелательных явлений также была ниже у пациентов, получавших терапию ведолизумабом, чем у пациентов, получавших адалимумаб (11,0% против 13,7% соответственно). 1

«В исследовании VARSITY рассматриваются критические вопросы, касающиеся выбора биологической терапии при язвенном колите», — заявил доктор Брюс Э. Сэндс, главный исследователь VARSITY и руководитель подразделения гастроэнтерологии им. доктора Генри Д. Яновица в клинике Маунт-Синай и медицинской школы Икан в Маунт-Синай в Нью-Йорке. «Целью лечения язвенного колита является достижение клинической ремиссии и заживление слизистой оболочки. Полученные результаты демонстрируют явное преимущество ведолизумаба по сравнению с адалимумабом по этим важным критериям. Результаты исследования также показали более низкую частоту общих и серьезных нежелательных явлений, в том числе инфекций, у пациентов, получавших ведолизумаб, по сравнению с пациентами, получавшими адалимумаб».

«Результаты исследования VARSITY, первого клинического исследования, которое напрямую сравнивает эффективность и безопасность двух часто используемых биологических препаратов у пациентов с язвенным колитом, дает бесценную информацию, которая поможет врачам принять решение при выборе биологической терапии», — сказал Джефф Борнштейн, медицинский директор, компания Takeda. «Впервые было проведено прямое сравнение двух лекарственных препаратов для лечения язвенного колита с различным механизмом действия: кишечно-селективным анти-альфа4бета7-интегрином, ведолизумабом, и ингибитором ФНОα, адалимумабом. Это уникальный момент в терапии язвенного колита, так как данные, полученные в результате прямого сравнительного клинического исследования, ранее не были доступны, что осложняло выбор биологической терапии».

«По тяжести течения, частоте осложнений и негативному влиянию на качество жизни пациентов воспалительные заболевания кишечника (ВЗК) занимают одно из первых мест среди болезней желудочно-кишечного тракта. В России от ВЗК страдают более 30 000 человек, преимущественно это молодые люди в возрасте 20–40 лет. Заболевания не всегда просто диагностировать, и, к сожалению, в нашей стране преобладают среднетяжёлые и тяжелые формы. Нередко врачи стоят перед сложным выбором оптимальной терапии. Благодаря исследованию VARSITY появилось больше сравнительных данных о различных подходах в лечении язвенного колита, а значит, врачи смогут помочь еще большему числу пациентов достичь ремиссии и вернуться к полноценной жизни», — прокомментировал результаты исследования Дмитрий Колода, медицинский директор компании «Такеда Россия».

VARSITY — это рандомизированное, двойное слепое, многоцентровое исследование 3b фазы с активным контролем, посвященное оценке эффективности и безопасности внутривенного ведолизумаба по сравнению с подкожным адалимумабом у пациентов со среднетяжелым и тяжелым активным язвенным колитом на 52 неделе терапии. В исследование были рандомизированы 769 пациентов (ведолизумаб n = 383, адалимумаб n = 386), у всех пациентов до включения в исследование отмечался недостаточный ответ, потеря ответа или непереносимость кортикостероидов, иммуномодуляторов или одного ингибитора ФНОα, за исключением адалимумаба. Пациенты были рандомизированы в одну из двух групп лечения: ведолизумаб внутривенного введения и плацебо подкожного введения или адалимумаб подкожного введения и плацебо внутривенного введения. Пациентам в группе ведолизумаба вводили ведолизумаб по 300 мг внутривенно в 0, 2, 6-ю недели и затем каждые 8 ​​недель до 46-й недели, наряду с плацебо подкожно на неделе 0 и каждые 2 недели до 50-й недели. В группе адалимумаба пациенты получали адалимумаб подкожно 160 мг в 0 неделю, затем 80 мг во 2-ю неделю и в последующем 40 мг каждые 2 недели до 50-й недели, а также плацебо внутривенно в 0, 2, 6-ю недели и затем каждые 8 ​​недель до 46-й недели. Повышение дозы не разрешалось ни в одной из групп лечения в период исследования.1,2

* Первичная конечная точка: Клиническая ремиссия – общий индекс Мейо ≤2 баллов, при этом ни один показатель по подшкалам не превышает 1 балл.2

** Вторичная конечная точка: Заживление слизистой оболочки — значение по

эндоскопической подшкале индекса Мейо ≤1 балла. Шкала Мейо — инструмент для оценки активности язвенного колита. 2

*** Вторичная конечная точка: Бесстероидная ремиссия – наличие клинической ремиссии и отсутствие приема пероральных кортикостероидов на 52-й неделе у пациентов, получавших терапию пероральными кортикостероидами исходно (на неделе 0). 2

 

О язвенном колите

Язвенный колит (ЯК) является одной из наиболее распространенных форм воспалительных заболеваний кишечника (ВЗК). ЯК — это хроническое рецидивирующее воспалительное заболевание желудочно-кишечного тракта, которое часто носит прогрессирующий характер и поражает внутреннюю оболочку толстой кишки4,5. Частыми симптомами ЯК являются  дискомфорт в животе, жидкий стул, в том числе с кровью или гноем5,6. Причины возникновения ЯК полностью не изучены; тем не менее, недавние исследования показывают, что наследственные и генетические факторы, а также факторы окружающей среды и/или атипичный иммунный ответ на микробные антигены у генетически предрасположенных людей могут привести к заболеванию5,7,8.

 

О препарате Энтивио® (ведолизумаб)

Ведолизумаб является кишечно-селективным биологическим препаратом и одобрен для внутривенного введения9. Это гуманизированные моноклональные антитела, которые специфически связываются с α4β7-интегрином и молекулами клеточной адгезии слизистой оболочки кишечника адрессином-1 (MAdCAM-1), а не с молекулой 1 адгезии сосудистых клеток (VCAM-1)10. MAdCAM-1 преимущественно экспрессируется на кровеносных сосудах и лимфатических узлах желудочно-кишечного тракта11. α4β7-интегрин экспрессируется в популяции циркулирующих лейкоцитов10. Эти клетки выполняют роль связующего звена в воспалительном процессе при язвенном колите (ЯК) и болезни Крона (БК)10,12,13. Ингибируя α4β7-интегрин, ведолизумаб может ограничивать способность определенных лейкоцитов проникать в ткани кишечника10.

Ведолизумаб внутривенного введения одобрен к применению у взрослых пациентов со среднетяжелыми и тяжелыми активными болезнью Крона/язвенным колитом с неадекватным ответом, неэффективностью лечения (или снижением эффективности) или непереносимостью одного или нескольких препаратов стандартной терапии; с неудовлетворительным ответом, утратой ответа или непереносимостью одного или нескольких ингибиторов  фактора некроза опухоли-альфа9. Ведолизумаб зарегистрирован в более чем 60 странах, включая Соединенные Штаты Америки и страны Европейского Союза

Показания к применению

Язвенный колит

Ведолизумаб показан к применению у взрослых пациентов со среднетяжелым и тяжелым активным язвенным колитом:

— с неадекватным ответом, неэффективностью лечения (или снижением эффективности) или непереносимостью одного или нескольких препаратов стандартной терапии;

— с неудовлетворительным ответом, утратой ответа или непереносимостью одного или нескольких ингибиторов фактора некроза опухоли-альфа.

Болезнь Крона

Ведолизумаб показан к применению у взрослых пациентов со среднетяжелой и тяжелой активной болезнью Крона:

— с неадекватным ответом, неэффективностью лечения (или снижением эффективности) или непереносимостью одного или нескольких препаратов стандартной терапии;

— с неудовлетворительным ответом, утратой ответа или непереносимостью одного или нескольких ингибиторов фактора некроза опухоли-альфа.

 

Важная информация о безопасности применения

Противопоказания

Повышенная чувствительность к ведолизумабу или другим компонентам препарата

 Особые указания и меры предосторожности при использовании

Ведолизумаб следует применять под строгим наблюдением квалифицированного медицинского персонала, способного осуществлять контроль реакций гиперчувствительности, включая анафилактическую реакцию. При проведении инфузии должны быть доступны средства неотложной помощи. Пациенты должны находиться под строгим наблюдением во время инфузии и после ее завершения в течение двух часов для первых двух инфузий, и примерно одного часа для последующих инфузий.

Инфузионные реакции

Результаты клинических исследований включают сообщения об инфузионных реакциях (ИР) и реакциях гиперчувствительности, в основном легкой и умеренной степени тяжести.

В случае развития тяжелой ИР, анафилактической реакции или других тяжелых реакций следует немедленно прекратить введение препарата Энтивио® и принять соответствующие терапевтические меры для купирования реакции (например, с использованием адреналина и антигистаминных препаратов).

В случае развития легкой или умеренной ИР, снижают скорость инфузии или прерывают процедуру и начинают соответствующее лечение (например, с использованием адреналина и антигистаминных препаратов). После прекращения ИР продолжают инфузию. Следует рассмотреть возможность премедикации (например, с использованием антигистаминных препаратов, гидрокортизона и/или парацетамола) перед проведением следующей инфузии у пациентов с анамнезом легких или умеренных ИР на ведолизумаб с целью минимизации возможного риска.

Инфекционные заболевания

Ведолизумаб является антагонистом интегрина с селективным воздействием на кишечник, не обладающим установленной системной иммуносупрессорной активностью.

Существует потенциальный повышенный риск развития оппортунистических инфекций или инфекций, для которых кишечник является защитным барьером. Лечение с использованием препарата Энтивио® не следует назначать пациентам с активными формами тяжелых инфекций до тех пор, пока инфекции не будут взяты под контроль. Также следует рассмотреть возможность прекращения курса лечения у пациентов, у которых развитие тяжелой инфекции произошло в течение длительного курса лечения с использованием препарата Энтивио®. Необходимо соблюдать осторожность при назначении препарата Энтивио® пациентам с контролируемыми тяжелыми хроническими инфекциями или анамнезом рецидивирующих тяжелых инфекций. Пациенты должны проходить тщательный мониторинг на наличие инфекций до, в течение и после завершения курса лечения.

Так как препарат Энтивио® противопоказан пациентам с активной формой туберкулеза, то перед началом лечения пациенты должны проходить скрининг на туберкулез в соответствии с установленными нормами. В случае выявления латентного туберкулеза перед назначением препарата Энтивио® обязательно проводят лечение туберкулеза в соответствии с локальными рекомендациями. В случае выявления туберкулеза у пациентов, уже проходящих курс лечения, введение препарата Энтивио® прекращают вплоть до излечения туберкулезной инфекции.

Прогрессирующая мультифокальная лейкоэнцефалопатия

Применение некоторых антагонистов интегрина и некоторых системных иммуносупрессорных препаратов ассоциируются с ПМЛ, оппортунистической инфекцией, вызываемой вирусом Джона Каннингема (JC). Синдром ПМЛ – это редкое демиелинизирующее заболевание ЦНС, возникающее в результате реактивации латентного JC-вируса, часто заканчивается летальным исходом. Связываясь с α4β7-интегрином, экспрессированным на мигрирующих в кишечник лимфоцитах, ведолизумаб оказывает иммуносупрессорное действие на ЖКТ. Развитие ПМЛ обычно происходит у пациентов с ослабленной иммунной системой.

Медицинским работникам следует проводить мониторинг пациентов, получающих ведолизумаб, на случай возникновения новых или ухудшения имеющихся неврологических признаков и симптомов, и рассмотреть возможность направления пациента к специалисту-неврологу. В случае подозрения на ПМЛ лечение ведолизумабом должно быть приостановлено, а в случае подтверждения диагноза лечение ведолизумабом полностью прекращают.

Типичные признаки и симптомы, связанные с ПМЛ, разнообразны, прогрессируют в течение от нескольких дней до нескольких недель и включают в себя гемипарез, афазию, изменения в поведении и личности, ретрохиазмальный зрительный дефицит, судороги. Прогрессирование нарушений обычно приводит к летальному исходу или тяжелой инвалидности в течение нескольких недель или месяцев.

Злокачественные новообразования

У пациентов с язвенным колитом и болезнью Крона отмечается повышенный риск развития злокачественных новообразований.

Взаимодействие с другими лекарственными средствами

Исследований совместного применения ведолизумаба с другими препаратами, включая биологические иммуносупрессанты, не проводилось. Таким образом, не рекомендуется смешивать приготовленный инфузионный раствор ведолизумаба с другими препаратами или вводить их в инфузионную систему.

Данные клинических исследований ведолизумаба у пациентов, ранее проходивших лечение с использованием натализумаба или ритуксимаба, отсутствуют. При рассмотрении возможности применения препарата Энтивио® у этих пациентов необходимо соблюдать осторожность.

Живые и пероральные вакцины

Перед началом лечения препаратом Энтивио® рекомендуется проведение вакцинации всех пациентов в соответствии с действующими рекомендациями по иммунизации.

Введение живых и неживых вакцин одновременно с ведолизумабом допускается только в случае, если польза применения значительно превосходит риск.

Нежелательные реакции включают: назофарингит, головную боль, артралгию, бронхит, гастроэнтерит, инфекции верхних дыхательных путей, грипп, синусит, фарингит, парестезию, гипертензия, боль в области ротоглотки, заложенность носа, кашель, анальный абсцесс, анальную трещину, тошноту, диспепсию, запор, вздутие живота, метеоризм, геморрой, сыпь, зуд, экзему, эритему, ночную потливость, акне, мышечные спазмы, боль в спине, мышечную слабость, утомляемость, боль в конечностях, пирексию.

 

Такеда в гастроэнтерологии

Желудочно-кишечные заболевания могут быть сложными, изнурительными и меняющими жизнь пациентов. Признавая это, компания Takeda и ее партнеры более 25 лет занимаются улучшением жизни пациентов, разрабатывая инновационные лекарственные средства и внедряя специализированные программы поддержки пациентов с этими заболеваниями. Takeda стремится предоставить пациентам способы управления своей болезнью. Кроме того, Takeda является лидером в таких направлениях гастроэнтерологии, как воспалительные заболевания кишечника, кислотозависимые заболевания и нарушения моторики. Наша научно-исследовательская деятельность направлена на поиск решений в области целиакии и заболеваний печени, а также в области микробиомной терапии.

 

###

Источники

[1]Schreiber S, Peyrin-Biroulet L, Loftus EV Jr, et al. VARSITY: A double-blind, double-dummy, randomised, controlled trial of vedolizumab versus adalimumab in patients with active ulcerative colitis. Presented at the 14th Congress of the Crohn’s and Colitis Organisation (ECCO), Copenhagen, Denmark. Oral presentation #OP34 (Saturday March 9, 2019, 09:40-09:50).

2 An efficacy and safety study of vedolizumab intravenous (IV) compared to adalimumab subcutaneous (SC) in participants with ulcerative colitis. ClinicalTrials.gov. Available at: https://clinicaltrials.gov/ct2/show/NCT02497469. Last updated: February 28, 2019. Last Accessed: February 2019.

3  Baumgart DC, Carding SR. Inflammatory bowel disease: cause and immunobiology. Lancet. 2007;369:1627-1640.

4Torres J, Billioud V, Sachar DB, et al. Ulcerative colitis as a progressive disease: the forgotten evidence. Inflamm Bowel Dis. 2012;18:1356-1363.

5Ordas I, Eckmann L, Talamini M, et al. Ulcerative colitis. Lancet. 2012;380:1606-1619.

6Sands BE. From symptom to diagnosis: clinical distinctions among various forms of intestinal inflammation. Gastroenterology. 2004;126:1518-1532.

7  Henckaerts L, Pierik M, Joossens M, et al. Mutations in pattern recognition receptor genes modulate seroreactivity to microbial antigens in patients with inflammatory bowel disease. Gut. 2007;56:1536-1542.

8Kaser A, Zeissig S, Blumberg RS. Genes and environment: How will our concepts on the pathophysiology of IBD develop in the future? Dig Dis. 2010;28:395-405.

9  European Medicines Agency. Entyvio EPAR product information. EMEA/H/C/002782 — IB/0030 ANNEX 1 Summary of Product Characteristics. Available at: https://www.ema.europa.eu/documents/product-information/entyvio-epar-product-information_en.pdf Last updated: September 3, 2018. Last accessed: February 2019.

10  Soler D, Chapman T, Yang LL, et al. The binding specificity and selective antagonism of vedolizumab, an anti-α4β7 integrin therapeutic antibody in development for inflammatory bowel diseases. J Pharmacol Exp Ther. 2009;330:864-875.

11Briskin M, Winsor-Hines D, Shyjan A, et al. Human mucosal addressin cell adhesion molecule-1 is preferentially expressed in intestinal tract and associated lymphoid tissue. Am J Pathol. 1997;151:97‑110.

[1]2 Eksteen B, Liaskou E, Adams DH. Lymphocyte homing and its roles in the pathogenesis of IBD. Inflamm Bowel Dis. 2008;14:1298‑1312.

[1]3 Wyant T, Fedyk E, Abhyankar B. An overview of the mechanism of action of the monoclonal antibody vedolizumab. J Crohns Colitis. 2016;10:1437-1444.

[1]4Takeda Data on File. 2019.

Доктор Комаровский назвал лучшие способы укрепить иммунитет

Чеснок не укрепляет иммунитет человека, как думают многие Фото: Денис Моргунов © URA.RU

Полноценные питание и сон признаны одним из лучших способов укрепить иммунитет. При этом лук и чеснок не улучшают здоровье, предупредил врач и телеведущий Евгений Комаровский.

Доктор выделил шесть лучших и худших способов укрепить здоровье. «Для повышения иммунитета эффективны полноценные сон и питание, отказ от курения и алкоголя, умеренные физические нагрузки, вакцинация и положительные эмоции», — написал врач в своем Instargram. В перечне неэффективных способов Комаровский выделил гомеопатию, иммуномодуляторы, БАДы, лук, чеснок, амулеты от вирусов, элеутерококк и эхинацею.

Ранее Комаровский предупредил о вреде народной медицины, в частности, ингаляций с горячей картошкой, пишет «Национальная служба новостей». Также он оказался противником повсеместной чистоты — она может снизить иммунитет. По словам Комаровского, организм крепнет, если встречается с миллионами бактерий, уточняет телеканал 360. Также доктор считает, что спорт на открытом воздухе — лучшая профилактика коронавируса.

Подписывайтесь на URA.RU в Google News и наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Урала в telegram-канале URA.RU и получайте все самые важные известия с доставкой в вашу почту в нашей ежедневной рассылке.

Полноценные питание и сон признаны одним из лучших способов укрепить иммунитет. При этом лук и чеснок не улучшают здоровье, предупредил врач и телеведущий Евгений Комаровский. Доктор выделил шесть лучших и худших способов укрепить здоровье. «Для повышения иммунитета эффективны полноценные сон и питание, отказ от курения и алкоголя, умеренные физические нагрузки, вакцинация и положительные эмоции», — написал врач в своем Instargram. В перечне неэффективных способов Комаровский выделил гомеопатию, иммуномодуляторы, БАДы, лук, чеснок, амулеты от вирусов, элеутерококк и эхинацею. Ранее Комаровский предупредил о вреде народной медицины, в частности, ингаляций с горячей картошкой, пишет «Национальная служба новостей». Также он оказался противником повсеместной чистоты — она может снизить иммунитет. По словам Комаровского, организм крепнет, если встречается с миллионами бактерий, уточняет телеканал 360. Также доктор считает, что спорт на открытом воздухе — лучшая профилактика коронавируса.

Представления о механизме действия иммуностимуляторов в связи с их фармакологической активностью. Влияние имидазохинолинов на TLR8

Abstract

Имидазохинолины являются мощными иммуностимуляторами (IMMS), которые действуют через Toll-подобные рецепторы, особенно TLR7 и TLR8. Помимо усиления иммунного ответа, IMMS также действуют как противоопухолевые препараты и адъюванты вакцин. Эти небольшие соединения имеют почти одинаковую молекулярную структуру, за исключением некоторых случаев, когда атом в положении 1 меняется и изменяет характеристики имидазола.Вариабельная ациклическая боковая цепь также всегда присоединена к атому в положении 2, в то время как другая цепь может быть присоединена к атому в положении 1. Эти структурные различия изменяют иммунные реакции, такие как продукция регуляторного фактора интерферона и ядерного фактора-κB (IRF- NFκB). В данной работе методы теории квантовой механики и вычислительной химии были применены для изучения физико-химических свойств кристаллического участка связывания TLR8 в комплексе со следующими шестью молекулами IMMS: Hybrid-2, XG1-236, DS802, CL075, CL097 и R848 (резиквимод ).Идентификаторы PDB для кристаллов: 4R6A, 4QC0, 4QBZ, 3W3K, 3W3J и 3W3N соответственно. Таким образом, были рассчитаны полная энергия, энергия сольватации, энергия взаимодействия (вместо свободной энергии) системы и энергия взаимодействия полярной области ИММС. Кроме того, среди прочего были оценены дипольный момент, электростатический потенциал, полярная поверхность, заряды атомов, водородные связи, полярные и гидрофобные взаимодействия. Вместе эти свойства выявили важные различия между шестью комплексами TLR8-иммуностимулятор, отраженные в различных энергиях взаимодействия и, следовательно, в различных электростатических средах и энергиях связывания.Примечательно, что энергия взаимодействия определенной полярной области, состоящей из сильно поляризованных атомов N3, N5 и аминогруппы N11, действовала как полярный фармакофор, который напрямую коррелирует с заявленной иммунофармакологической эффективностью шести комплексообразующих молекул. На основании этих результатов был сделан вывод, что точный физико-химический анализ сайта связывания кристалла может выявить энергию связывания (измеряемую как энергия взаимодействия) и связанный молекулярный механизм действия между IMMS и TLR8.Эти результаты могут способствовать разработке и дизайну улучшенных малых молекул со свойствами IMMS, которые нацелены на систему TLR и обладают повышенной фармакологической эффективностью и сниженной токсичностью.

Образец цитирования: Кубли-Гарфиас С., Васкес-Рамирес Р., Трехо-Муньос С., Бербер А. (2017) Взгляд на механизм действия иммуностимуляторов в зависимости от их фармакологической эффективности. Влияние имидазохинолинов на TLR8. ПЛОС ОДИН 12(6): e0178846.https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846

Редактор: Чандра Верма, Институт биоинформатики, СИНГАПУР

Поступила в редакцию: 3 октября 2016 г.; Принято: 19 мая 2017 г .; Опубликовано: 5 июня 2017 г.

Авторские права: © 2017 Kubli-Garfias et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все данные содержатся в документе.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Открытие интерферона Айзексом и Линдерманом [1] стало важной вехой в иммунологии. Этот цитокин вырабатывается и высвобождается в ответ на вредоносное воздействие вирусов, бактерий и паразитов, а также других чужеродных или инвазивных клеток.Однако интерферон не был очищен и, таким образом, доступен для терапии и исследований только 20 лет спустя [2]. Следовательно, эти данные подтолкнули к поиску модуляторов иммунной системы, способных индуцировать синтез интерферона. Интересно, что нуклеозиды оказались хорошими кандидатами для активации продукции интерферона и, соответственно, иммунной системы. Примечательно, что ранняя работа с использованием производных пиримидина показала четкую антибактериальную активность, в частности, соединений тимина и пурина [3].

Для активации иммунного ответа было разработано несколько противовирусных соединений, полученных из нуклеозидов. Среди оригинальных модифицированных нуклеозидов, положивших начало современной иммунофармакологии, были следующие: нуклеозид йоддезоксиуридин [4], трифторированный нуклеозид урацила трифлуридин [5] и йодсодержащее соединение 5-йод-2-дезоксиуридин видарабин [6]. Производное гуанозина гидроксиэтоксиметил-гуанин (ацикловир), синтезированное Elion et al. . в 1977 г. [7] может быть лучшим примером успешного противовирусного средства на основе пурина.

На основе молекулы аденина были разработаны соединения имидазохинолина (IMZQ) также с целью борьбы с вирусными инфекциями. В дополнение к молекуле аденина в структуру IMZQ входит третье кольцо, дающее хинолиновый фрагмент, присоединенный к пятичленному ароматическому гетероциклическому имидазольному кольцу. Среди первых синтезированных IMZQ было соединение S-25059, за которым последовал имихимод (S-26308, R837) в 1983 г. [8]. Позднее был синтезирован и выпущен аналог резиквимода (S-28463, R848), а также противовирусное соединение [9].Индукция интерферона имихимодом была продемонстрирована в ранних исследованиях [10], и, следовательно, как имихимод, так и резихимод были классифицированы как иммуномодуляторы [11]. В настоящее время считается, что IMZQ способен модифицировать иммунный ответ, чтобы индуцировать противовирусную и противоопухолевую активность, в основном за счет продукции цитокинов, например, индукции интерферона-α, частично опосредованной активацией NF-κB, которая, в свою очередь, стимулирует врожденный иммунный ответ и приобретенную активность. иммунитет [8, 11].

Однако важным вопросом является активация иммунного ответа Toll-подобными рецепторами (TLR), индуцированными IMZQ, особенно TLR7 и TLR8, которые функционируют в иммунных ответах против вирусных инфекций [12].Таким образом, структурная основа механизма действия IMZQ и, следовательно, IMMS была раскрыта в большей степени ценными исследованиями с применением рентгеновской кристаллографии. В связи с этим было кристаллизовано несколько аналогов IMMS, демонстрирующих связывание, в частности, с TLR8 и показывающих, что IMMS образуют мостик между двумя молекулами TLR. На основании этих результатов мы выбрали шесть IMMS в комплексе с TLR8: Hybrid-2 [13], XG1-236, DS802 [14], CL075, CL097 и R848 [15]. Цель состояла в том, чтобы исследовать энергию связывания, рассчитанную как энергия взаимодействия, а также характеристики связывания, связанные с их фармакологической активностью.Для достижения этой цели мы изучили ядро ​​​​связывания шести комплексов IMMS-TLR8 по опубликованным рентгеновским структурам. Эти ядра были изучены сравнительно на основе их электронной структуры и молекулярных свойств. Для сравнения два несвязанных антагониста IMMS (соединения 15 и 16), описанные Shukla et al. . [16] были также исследованы для характеристики их молекулярных и электронных свойств.

Методы

Агонисты и антагонисты IMMS

Мы оценили и сравнили молекулярные свойства кристаллических структур следующих агонистов IMMS: Гибрид-2 (1-(4-амино-2-бутил-1H-имидазо[4,5-c]хинолин-1-ил) -2-метилпропан-2-ол), XG1-236 (2-бутил-2H-пиразоло[3,4-c]хинолин-4-амин), DS802 (2-бутил[1,3]оксазоло [4,5-c]хинолин-4-амин), CL075 (2-пропил[1,3]тиазоло[4,5-c]хинолин-4-амин), CL097 (2-(этоксиметил) -1H-имидазо[4,5-c]хинолин-4-амин) и R848 (1-[4-амино-2-(этоксиметил)-1H-имидазо[4,5-c]хинолин-1- ил]-2-метилпропан-2-ол).Все они были объединены в комплекс с TLR8 и получены из банка данных белков (идентификаторы PDB: 4R6A, 4QC0, 4QBZ, 3W3K, 3W3J и 3W3N соответственно) [17]. Комплексы IMMS-TLR8 имеют димерную форму (два мономера TLR; A и B) и два лиганда. Каждый лиганд экстрагировали из рецептора и рассчитывали его общую энергию, допуская только мономер IMMS с наименьшей энергией для всего физико-химического исследования. Точно так же среднеквадратичное отклонение (RMSD) для каждой пары одних и тех же молекул IMMS измеряли с помощью программы VMD [18].Кроме того, оценивали два антагониста IMMS: соединение 15 (1-(4-амино-2-((этиламино)метил)-3H-имидазо[4,5-c]хинолин-3-ил)-2-метилпропан- 2-ол) и соединение 16 (2-((этиламино)метил)-3Н-имидазо[4,5-с]хинолин-3-ил)-2-метилпропан-2-ол) [16]. Кристаллическая структура соединения 16 была взята из Кембриджского центра кристаллографических данных (номер доступа: CDC 718787) [19] и использовалась для моделирования соединения 15 путем добавления аминогруппы при С4. Добавленная аминогруппа в положении 11 была локально оптимизирована с помощью теории функционала плотности (DFT) с использованием функции ωB97X-D и уровня базисного набора 6-31G* с ограничениями в других атомах, чтобы предотвратить изменения в кристаллической конформации новой молекулы. .Наконец, энергию и физико-химические свойства агонистов и антагонистов оценивали в одноточечном расчете с помощью DFT с использованием функции ωB97X-D и уровня базисного набора 6-31G*. Звездочка (*) указывает на то, что базис был поляризован. Изучались следующие молекулярные свойства: полная энергия, энергия сольватации, энергия высшей занятой молекулярной орбитали (ВЗМО) и низшей незанятой молекулярной орбитали (НСМО), твердость, электроотрицательность, поляризуемость, электростатические заряды, дипольный момент (DM), площадь полярной поверхности, электростатический потенциал (ЭП), молекулярная площадь и объем.

Анализ взаимодействия комплекса IMMS-TLR8

Были проанализированы взаимодействия между кристаллическими структурами гибридов-2, XG1-236, DS802, CL075, CL097 и R848, образующих комплексы с TLR8. Включали только первую сердцевину остатков, принадлежащих связывающему карману TLR8, а расстояние отсечки между IMMS и рецептором устанавливали равным 4 Å. Включенные аминокислоты варьировались от 9 до 12 среди всех комплексов TLR8-IMMS. Остатки, демонстрирующие гидрофильные (полярные) взаимодействия, достигли расстояния приблизительно 3.3 Å, а с гидрофобными взаимодействиями достигали 4 Å по отношению к атомам IMMS. Для этой оценки использовали программу Ligand Explorer. Геометрические параметры (Å) были установлены следующим образом: водородные связи: 3,3, водородные мостиковые связи: 3,3, гидрофобные взаимодействия: 4,0 [20]. Таким образом, были изучены важные связывающие взаимодействия, а именно: водородные связи, водородные мостиковые связи с водой, гидрофобные взаимодействия (ван-дер-ваальсовые) и электростатические заряды атомов агонистов, взаимодействующих с этими атомами в аминокислотах рецептора.Количество и тип молекулярных взаимодействий комплекса TLR8-агонист и расчет энергии взаимодействия каждого комплекса позволили оценить энергию взаимодействия рецептор-лиганд, которую считали показателем степени связывания.

Были рассчитаны два значения энергии взаимодействия; полные энергии взаимодействия включали молекулу IMMS, все соседние остатки кармана связывания и молекулы воды (гидрофильные и гидрофобные взаимодействия) и энергию взаимодействия выбранной полярной области, которая включала аминогруппу N3, N5 и N11, а также атом C4 Соединение IMMS (эта область была определена как: полярный фармакофор), тогда как со стороны TLR были включены два остатка Asp543 и Thr574, а также фиксированная молекула воды.На рис. 1 показаны номера атомов и положения агониста и антагониста IMMS.

Рис. 1. Молекулярная структура и нумерация исследуемых ИММС.

Соединения расположены от самой высокой до самой низкой фармакологической активности. Предлагаемый полярный фармакофор агонистов образован атомами N3 и N5, аминогруппой N11 и атомом С4. Указаны разновидности атома в положении 1 и боковых цепей. Соединения-антагонисты 15 и 16 отличаются полярным фармакофором, имеющим боковую цепь N3, а соединение 16 лишено аминогруппы N11.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g001

Упрощенная процедура расчета энергии взаимодействия обеспечивается следующей формулой: где IE — энергия взаимодействия связывания, RLW — энергия комплекса, образованного аминокислотами рецептора, лигандом и энергией воды, R — энергия аминокислот TLR8, L – энергия лиганда-агониста, а Вт – энергия молекул воды.

Энергии взаимодействий связывания определяли расчетами по одной точке с использованием DFT с функцией ωB97X-D и уровнем базисного набора 6-31G*. Аналогичным образом, объем полостей связывающего кармана каждого димера TLR8 был рассчитан с использованием программы Swiss-Pdb Viewer [21]. Все ab initio расчеты проводились с использованием программы Spartan’14 [22]. Компьютер состоял из восьмиядерного процессора AMD с тактовой частотой 4,0 ГГц. Линейная регрессия и корреляционный статистический анализ, сравнивающие значения натурального логарифма активности агониста TLR8 и значения энергии взаимодействия фармакофора, были рассчитаны с помощью Origin 8 Pro (OriginLab, Нортгемптон, Массачусетс, США).

Результаты

Исследованные молекулы-агонисты: Hybrid-2 (I) [13], XG1-236 (II), DS802 (III) [14], CL075 (IV), CL097 (V) и R848 (VI). ) [15]. Антагонистами были соединение 15 (VII) и соединение 16 (VIII) [16]. Римские цифры были добавлены для облегчения идентификации изучаемых IMMS. Все соединения имели три кольца, образующие плоскую систему, включающую имидазолхинолиновый фрагмент. Атом C4, атомы N3 и N5 и аминогруппу N11 можно рассматривать как полярный фармакофор.

Атом в положении 1 может быть C (XG1-236), O (DS802) или S (CL075). Аналогично, аминогруппа (CL097) или боковая цепь 2-метилпропан-2-ола может находиться в положении 1 (Hybrid-2 и R848). В положении 2 находятся разнообразные боковые цепи, а именно бутил (I и III), N2-бутил (II), пропил (IV) и этоксиметил (V и VI). Молекулы-антагонисты 15 и 16 имеют атом азота в положении 1, боковую цепь этиламинометила в положении 2 и боковую цепь 2-метилпропан-2-ола в положении N3. Ясно, что структура антагониста существенно модифицирует полярную область фармакофора из-за стерического объема боковой цепи N3 в обеих молекулах антагониста и отсутствия аминогруппы N11 в соединении 16.Эффективность агонистов IMMS, а также антагонистических IMMS, по-видимому, связана с химической структурой и связанными с ней физико-химическими свойствами. На рис. 1 показаны химические структуры как агониста, так и антагониста IMMS.

Иммуностимулирующая активность факторов транскрипции IRF-NFκB

Изученные IMMS показывают разную степень стимуляции фактором транскрипции IRF-NFκB TLR7 и TLR8. Таким образом, данные EC 50 показывают различную фармакологическую активность TLR7 и TLR8 в одном и том же IMMS.Однако фармакологическая активность агонистов Hybrid-2 [13] и XG1-236 [14] действует в первую и вторую очередь как на TLR7, так и на TLR8 соответственно.

Для стимуляции IRF-NFκB XG1-236 [14], DS802 [14] и CL075 [23] более эффективны для TLR8, тогда как Hybrid-2 [13], CL097 [24] и R848 [25] более эффективны для TLR7. Включенные соединения-антагонисты 15 и 16 [16] проявляют свой антагонистический эффект при более высоких и более низких дозах EC 50 соответственно. В таблице 1 показана фармакологическая активность агонистов TLR7 и TLR8.Также включены EC 50 соединений-антагонистов 15 и 16.

Кристаллические структуры IMMS

Шесть агонистов IMMS, выделенных из кристаллов TLR8, имеют два мономера, а именно, A и B. Пары мономеров для каждого агониста сравнивали путем измерения среднеквадратичного отклонения (RMSD) положений атомов. Наибольшая разница RMSD была обнаружена в паре CL097-A и B из-за 2-этоксиметильной боковой цепи, которая принимает две противоположные конформации, которые переплетаются при наложении.На рис. 2 показано наложение IMMS и значения RMSD.

Рис. 2. Значения RMSD и наложенные изображения мономеров A и B агониста IMMS.

Наложение соединения CL097, показывающее переплетенную 2-этоксиметильную боковую цепь, которая заметно увеличивает значение RMSD. Основные различия связаны с боковыми цепями, потому что только пятисторонняя кольцевая система показывает значительно более низкие значения.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g002

Оценка физико-химических свойств ИММС

Молекулярные и физико-химические свойства кристаллических мономеров А и В были рассчитаны с помощью одноточечных расчетов ab initio.Мономеры с наибольшей энергией отбрасывали, оставляя для дальнейшего анализа только мономеры с наименьшей энергией. Физико-химические значения как агонистов, так и антагонистов демонстрируют некоторые различия из-за различного замещения атомов и присущих боковых цепей. Свойства твердости (η) и электроотрицательности (χ) рассчитывали следующим образом: η = ( εLUMO εHOMO ) / 2 и χ = − ( εLUMO + εHOMO 900 )2 соответственно.

Оба антагониста изучены; однако кристалл соединения-антагониста 15 был недоступен. Поэтому соединение 15 было смоделировано с использованием кристалла соединения 16 в качестве модели и добавления аминогруппы в положение 11. В таблице 2 показаны значения электронных и физико-химических свойств конформеров IMMS с самой низкой энергией из одноточечных расчетов ab initio. Молекулярные свойства антагонистов также включены.

Тремя агонистами с более низкой общей энергией были соединения I, IV и VI из-за атома серы в соединении IV и большого количества атомов в соединениях I, IV и VI.В дополнение к самой низкой энергии CL075 (IV) также имеет самую низкую площадь, объем, поляризуемость, полярную поверхность, твердость, ВЗМО и НСМО, а также самую высокую энергию сольватации и электроотрицательность. Молекулярные свойства следовали примерно трем направлениям; один тренд включает полную энергию, ВЗМО и НСМО, исключая соединение I. Второй тренд включает большинство следующих свойств: площадь, объем, площадь полярной поверхности, DM, поляризуемость и, в некоторой степени, твердость. Наконец, третья тенденция согласуется с энергией сольватации и электроотрицательностью.

Интересно, что антагонист соединения 16, в котором отсутствует аминогруппа N11, более эффективен, чем родственное ему соединение 15. По совпадению, соединение 16 имеет 7 из 11 физических и электронных свойств с более низкими значениями: площадь, объем, полярная поверхность, ВЗМО, НСМО, твердость. и поляризуемость. Из-за большого количества атомов соединение 15 имеет более высокие полную энергию и энергию сольватации, что приводит к большей DM и повышенной электроотрицательности. На рис. 3 показаны коррелированные кривые молекулярных свойств IMMS.

Рис. 3. Наложенные кривые, изображающие молекулярные свойства с аналогичными тенденциями.

Соединения обозначены от I до VIII. Тенденция общей энергии показывает наименьшее значение для IMMS IV, за которым следуют VI и I. Ясно, что атом S в CL075 (IV) дает либо самые низкие, либо самые высокие значения для всех свойств, кроме DM. Сходные структуры соединений I и VI обуславливают заметное сходство свойств. Из-за небольших различий между молекулами и свойствами в большинстве случаев тенденции, по-видимому, довольно хорошо коррелируют.Антагонисты (VII и VIII) демонстрируют сходные тенденции, в обоих случаях несколько исключая общую энергию и полярную поверхность. Свойства кривых окрашены, а соединения отмечены для облегчения идентификации.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g003

Отображение и сравнение электростатических потенциалов IMMS

Все IMMS имеют очень похожий EP в полярной области фармакофора. Так, атомы N3 и N5 демонстрируют интенсивный отрицательный ФП и выраженный положительный ФП в аминогруппе N11.Напротив, EP антагонистов проявлял другой характер, особенно соединение 16, в котором отсутствует аминогруппа N11. Действительно, пятичленное кольцо EP является наиболее универсальным из-за его атомного разнообразия в положении 1 и заметных различий в прикрепленных боковых цепях. Молекулы I и VI отличаются только одним атомом углерода, у которого кислород заменяется в боковой цепи, присоединенной к атому в положении 2. Эта особенность приводит к дополнительному отрицательному ЭП в VI и несколько снижает величину дипольного момента и ранжирование направлений для второе значение по сравнению с соединением I, которое имеет наибольшую DM среди шести IMMS.Кроме того, в молекулах I и VI гидроксильная группа боковой цепи, присоединенная к атому в положении 1, находится в противоположном положении. Этих различий, однако, достаточно, чтобы определить эти соединения как наиболее и менее сильнодействующие соответственно.

Молекулы от II до V имеют очень похожий паттерн ВП с переменным значением DM, но схожим направлением. EP антагонистов больше, чем у агонистов, а также сильно различаются в полярной области фармакофора, также показывая желтую область в бензольном кольце хинолиновой части, что указывает на тенденцию к отрицательному заряду.Примечательно, что антагонисты имеют более высокие значения DM и направлены противоположно агонисту VI. На рис. 4 показаны вектор EP и DM исследуемых агонистов и антагониста IMMS.

Рис. 4. Карты EP и векторы DM агониста и антагониста IMMS.

ВП закодированы в ван-дер-ваальсовом объеме, демонстрируя почти сходные паттерны агонистов в полярной области фармакофора. Остальная часть молекулы варьируется в зависимости от атомов, занимающих атомное положение 1, и различных присоединенных боковых цепей (нумерацию атомов см. на рис. 1).Стрелки DM пересекают молекулу от атома в положении 2 к атому в положении 5 (соединения II-IV) или указывают непосредственно на полярную область фармакофора с наибольшими значениями (соединения I и VI). Примечательно, что ДМ антагонистов указывает противоположно полярному фармакофору. Значения DM выше для антагонистов, предпочитающих соединение 16. Значения EP были отсечены при -200 и 200 кДж/моль.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g004

Анализ кристалла IMMS-TLR8 Взаимодействие

Кристаллы шести комплексов IMMS-TLR8 демонстрируют схожие схемы связывания, которые включают как мономеры А, так и В рецептора, образуя димер, соединенный мостиком между двумя молекулами лиганда.Примечательно, что один мономер TLR8 связывает лиганд с полярными остатками, а второй мономер образует преимущественно гидрофобные контакты с хинолиновой кольцевой системой и боковыми цепями. Для второй молекулы лиганда происходит обратное; следовательно, расположение атомов и задействованные остатки в обоих лигандах сходны. На рис. 5 показан типичный пример димера TLR8, включая область между двумя молекулами CL075 (идентификатор PDB: 3W3K).

Рис. 5. Пример связывающего мостика между CL075 (IV) и димером TLR8.

Два мономера TLR8 окрашены по-разному, чтобы показать их связь с двумя промежуточными лигандами CL075. На вставках показано увеличенное изображение, которое включает две молекулы лиганда, связанные с остатками Asp543 и Thr574. Атомы N3 и N5 (синие) и аминогруппа N11, составляющие полярный фармакофор, во всех случаях образуют водородные связи с атомами кислорода (красные) двух остатков (нумерацию атомов см. на рис. 1). Лиганды явно имеют инвертированное положение по отношению к двум мономерам TLR8.Отмеченные углы показывают различия вращения между лигандами.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g005

Площадь и объем кармана для переплета

Каждый из двух IMMS, связанных с димером TLR8, заключен в полость, которая образует связывающий карман. Таким образом, был рассчитан объем каждого кармана связывания исследуемых агонистов TLR8. Некоторые полости показали важные различия между шестью IMMS, особенно соединениями IV и VI. Однако объем IMMS у них был примерно одинаковым.Однако, как и ожидалось, соединения I и VI имели наибольший объем из-за дополнительной боковой цепи. Два примера формы и положения кармана связывания для каждого димера TLR8 показаны на рис. 6, а значения объема кармана связывания и физических свойств IMMS показаны в таблице 3.

Рис. 6. Форма и положение кармана связывания, соединяющего два мономера TLR8 молекул IMMS.

Показаны карманы связывания, выделяющие соединения I и VI. Связывающий карман соединения VI явно самый большой.Остаток Asp543 показан в качестве эталона.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g006

Внутренняя обшивка комплекса IMMS-TLR8

Оболочка взаимодействующих остатков в кармане связывания, разделяемом двумя мономерами комплекса TLR8-IMMS на расстоянии 4 Å, обнаруживает семь общих остатков у шести исследованных агонистов. Так, в соединениях I, II и IV четыре из них находятся в мономере А (Tyr348, Tyr353, Val378 и Phe405), а остальные три (Asp543, Asp545 и Thr574) — в мономере B.В соединениях III, V и VI происходит обратное. Кроме того, среди связывающих карманов, связанных с IMMS, в разной степени обнаружено семь остатков: Phe346; Глицины 351, 376 и 572; Сер352; Арг429 и Вал573. Так, соединения II, IV и VI связаны с девятью, соединения I и III с 11, а соединение V с 12 остатками соответственно. В табл. 4 показано распределение остатков по мономерам для исследованных димеров TLR8.

Во всех комплексах IMMS-TLR8 две полярные аминокислоты Asp543 и Thr574 взаимодействуют с атомами N3, N5 и N11 полярного фармакофора.Важно напомнить, что один мономер TLR8 взаимодействует со своими полярными остатками, связывающими полярный фармакофор лиганда, а второй мономер TLR8 взаимодействует с тем же лигандом, преимущественно с гидрофобными остатками, за счет ван-дер-ваальсовых сил. Второй лиганд взаимодействует противоположным образом, аналогичным образом образуя мостик между обоими мономерами TLR8. На рис. 7 показано взаимодействие на расстоянии 4 Å трех типичных комплексов IMMS-TLR8. Остатки окрашены, чтобы их можно было отличить по соответствующим мономерам.

Рис. 7. Полярные и гидрофобные взаимодействия между TLR8 и IMMS.

Количество взаимодействующих остатков несколько различается среди шести IMMS. Представленные примеры представляют собой Hybrid-2, XG1-236 и CL097 с 11, 9 и 12 взаимодействующими остатками соответственно. Остатки Asp543 и Thr574 явно близки к атомам N фармакофора и принадлежат одному мономеру TLR8, а остальные остатки, вызывающие в основном гидрофобные взаимодействия, принадлежат мономеру-аналогу TLR8.

https://дои.org/10.1371/journal.pone.0178846.g007

Электростатический потенциал комплекса IMMS-TLR8

Карты ВП комплекса IMMS-TLR8 на расстоянии 4 Å показывают важные различия в полярной области, в основном из-за разного количества фиксированных молекул воды, образующих сеть водородных связей. Наблюдались два паттерна ВП; один образец встречается в IMMS I, III и V с двумя фиксированными молекулами воды и 11, 11 и 12 остатками соответственно. Второй образец появляется в IMMS II, IV и VI с одной, четырьмя и двумя фиксированными водами и девятью остатками в каждой.Первый шаблон включает Val573. Разнообразие атомов в положении 1 несколько модифицирует картину ФП соседних атомов имидазольного кольца.

Сходства наблюдаются для различных боковых цепей IMMS. Кроме того, гидрофобные взаимодействия показывают важные вариации из-за различий в количестве взаимодействующих остатков. Однако наиболее гидрофобная область (хинолон-бензольное кольцо) во всех случаях демонстрировала низкую изменчивость. Примечательно, что была идентифицирована аккуратная и четко определенная высокополярная область фармакофора IMMS, которая включала N3, N5 и аминогруппу N11 и атом C4.В этой области Asp545 и Thr574 образуют во всех исследованных димерных комплексах IMMS-TLR8 замечательную структуру водородных связей с одной фиксированной молекулой воды. На рис. 8 показаны срезы EP обоих паттернов димерного комплекса IMMS-TLR8.

Рис. 8. Карты срезов ВП из комплекса IMMS-TLR8.

Hybrid-2 (I) и XG1-236 (II) показаны для первого и второго шаблонов соответственно. Аналогичным образом показана вставка полярной области XG1-236. Наблюдается четкое выделение как полярных, так и гидрофобных участков, в том числе соответствие анионных и катионных групп некоторых остатков молекуле ИММС.На вставке показана сеть из шести водородных связей. Четыре водородные связи образуют кольцо между фиксированной молекулой воды (W), Asp543 и Thr574 и двумя атомами водорода аминогруппы N11. Эти же остатки образуют еще две водородные связи с N5 и N3 соответственно (нумерацию атомов см. на рис. 1). Энергия ЭП терялась от -200 до 200 кДж/моль.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g008

Гидрофобные взаимодействия IMMS в кармане связывания TLR8

Комплекс IMMS-TLR8 имеет от семи до десяти гидрофобных остатков, но только пять из них являются общими для всех IMMS.Однако количество гидрофобных контактов одного и того же остатка может варьироваться в зависимости от взаимодействующих ИММС. Ароматические остатки образуют многочисленные и разнообразные контакты, особенно с имидазольным бензольным кольцом. Таким образом, количество ван-дер-ваальсовых взаимодействий варьируется от 32 до 37. На рис. 9 показаны три примера гидрофобных взаимодействий IMMS с их соответствующими взаимодействующими остатками из связывающего кармана TLR8-димера. Кроме того, в таблице 5 показаны взаимодействующие остатки и количество гидрофобных взаимодействий.

Рис. 9. Три примера гидрофобных взаимодействий IMMS с комплексом TLR8-димер.

Соединения I, III и VI имеют 9, 9 и 7 остатков с 33, 37 и 32 гидрофобными взаимодействиями соответственно. Во всех случаях присутствуют остатки Tyr348, Tyr353, Val378, Phe405 и Asp545. Asp545 принадлежит к противоположному мономеру TLR8. Остатки Tyr353 и Phe405 взаимодействуют кольцо к кольцу с хинолоновым фрагментом, демонстрируя наилучшие наибольшие взаимодействия Ван-дер-Ваальса. Tyr 348, в частности, образует гидрофобные контакты с боковой цепью IMMS, происходящей от атома в положении 2.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g009

Атомные заряды комплекса IMMS-TLR8

Атомные заряды рассчитывали в несвязанных и связанных условиях как для IMMS, так и для соответствующих атомов остатков связывающего кармана. В несвязанном состоянии атомные заряды атомов N 3, 5 и аминогруппы N11, которые образуют полярный фармакофор, сильно отрицательны, особенно атома N11. Напротив, два атома H аминогруппы N11 и соседний атом C4 являются сильно положительными.Как и ожидалось, среди шести IMMS наблюдаются различия в атомной поляризации. Атомы в положении 1 имеют разные значения заряда из-за разнообразия атомов в этом положении; то же самое происходит с его смежным числом 2, 9а и 10 атомов. Остальные атомы хинолиновой группы имеют либо отрицательный (C6-C9), либо положительный заряд (C3a и C5a). Связывание атомов IMMS с остатками TLR8 поляризует атомы бензольного кольца хинолина, а также полярные атомы фармакофора, за исключением атомов N11-H, которые практически не изменяются.

Напротив, взаимодействующие карбоксильные атомы кислорода (O-δ1 и O-δ2) Asp543 демонстрируют разную степень поляризации в пользу атома, взаимодействующего с атомом N5 хинолиновой группы. Однако атомные заряды NH, O и O-δ1 Thr574 остаются практически неизменными. Атомы кольца Phe405 были наиболее взаимодействующими с хинолин-бензольным кольцом, показывая тесное гидрофобное взаимодействие между кольцами. На рис. 10 показаны тенденции кривой для групп атомов в IMMS и атомов остатков TLR8 как в несвязанных, так и в связанных условиях.

Рис. 10. Различия зарядов атомов между взаимодействующими атомами IMMS-TLR8 в связанных и несвязанных условиях.

Большинство атомов IMMS (левая панель) были поляризованы в процессе связывания, увеличивая и уменьшая значения их заряда. Так, полярные атомы фармакофора N3, N5 и N11 наряду с C4 и C5a показали высокую поляризационную характеристику. Следует отметить, что атом в положении 1 (C, N, S и O) демонстрировал широкую вариабельность заряда, но уменьшал поляризацию. Углеродные атомы 6, 7, 8 и 9 бензольного кольца показали важные изменения заряда в некоторых IMMS.Со стороны TLR8 (правая панель) только атом O-δ2 Asp545 был модифицирован за счет связывания с атомом IMMS N5 полярного фармакофора. Напротив, кольцевые атомы Phe405 были наиболее поляризованы гидрофобными взаимодействиями в соединениях II и III. Различия несвязанных и связанных зарядов показаны в виде полос. Молекулярные и атомные данные показаны для ясности.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g010

Оценка энергии взаимодействия комплекса IMMS-TLR8

Рассчитана полная энергия взаимодействия для каждого из шести комплексов IMMS-TLR8, а также энергия взаимодействия фармакофора (полярная область).Энергия взаимодействия полярных остатков IMMS-фармакофор-TLR8 была рассчитана с учетом следующего как системы: C4, N3, N5 и аминогруппы N11 IMMS в качестве фармакофора и параллельных остатков Thr574 и Asp543 TLR8 с одной фиксированной водой. молекула (см. рис. 8). Примечательно, что тенденция кривой энергии взаимодействия полярных фармакофоров была противоположна тенденции общей энергии взаимодействия. Интересно, что кривая энергии взаимодействия, полученная с помощью шести соединенных в комплекс полярных фармакофоров, в значительной степени напоминает кривую, сформированную экспериментальной фармакологической эффективностью IMMS.Фактически линейная регрессия и корреляционный анализ для обеих кривых показали линейный тренд со статистически значимыми значениями r = 0,838 и p = 0,037 (для значений фармакологической активности использовали их натуральный логарифм). На рис. 11 показаны две кривые энергии взаимодействия, рассчитанные по связывающему карману комплекса IMMS-TLR8 и взаимодействиям полярный фармакофор-TLR8-Thr574 и Asp543. Кроме того, для корреляции включена эффективность кривой стимуляции активности агониста IMMS по отношению к факторам транскрипции IRF-NFκB (значения см. в таблице 1).На панели D показана линейная регрессия активности агониста TLR8 (значения ln) и энергии взаимодействия фармакофора. Соответствующие данные для обоих расчетов энергии взаимодействия показаны в таблице 6.

Рис. 11. Кривые общей и полярной энергии взаимодействия фармакофора комплекса IMMS-TLR8.

Обе кривые энергии взаимодействия (A и B) демонстрируют почти противоположные тенденции. Однако третья кривая (C) , которая показывает значения активности агониста TLR8, довольно хорошо коррелирует с энергией взаимодействия фармакофора, наблюдаемой в D , где корреляция обеих кривых показывает значения r = 0.838 и р = 0,037. Кривая и координаты были скорректированы для отображения самых высоких значений.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178846.g011

Обсуждение

Химическая структура исследованных IMMS очень похожа, обнаруживая лишь некоторые различия в боковых цепях, присоединенных к атомам в положениях 1 и 2 имидазольного кольца. Аналогично, атом в положении 1 также в некоторых случаях отличается, демонстрируя следующие тенденции фармакологической эффективности: C

Интересно, что некоторые физико-химические свойства коррелируют в значительной степени; например, картина полной энергии молекул IMMS напоминает кривую полной энергии взаимодействия. Обе кривые показывают более низкие значения для соединений I, IV и VI. Кроме того, кривая энергии взаимодействия подчеркивает, что среда кармана связывания различается для каждого комплекса IMMS-TLR8. Точно так же кривые энергии сольватации и электроотрицательности имитируют кривую энергии взаимодействия полярных фармакофоров, что позволяет предположить, что свойства непосредственно связаны с этой фармакофорной активностью.

Напротив, энергия пограничных орбиталей (HOMO и LUMO) показала обратную тенденцию по сравнению с энергией полярных фармакофоров. Площадь полярной поверхности достаточно хорошо коррелирует с площадью полярного фармакофора, за исключением соединения CL075 (IV), которое имеет атом серы в положении 1 [15]. Фактически из-за своих физико-химических свойств атом S изменяет общие свойства соединения IV. Примечательно, что атомы полярного фармакофора были наиболее поляризованы: N3, N5 и N11, за которыми в меньшей степени следуют C5a и C4, что усиливает важность полярного фармакофора.Что касается остатков в связывающем кармане, то лишь несколько атомов углерода Phe405 и один атом кислорода Asp843 были слегка поляризованы. Тем не менее, эти остатки необходимы для активации NF-κB [15].

Согласно нашему анализу механизма действия IMMS, энергия взаимодействия (связывания) полярного фармакофора является основной проблемой, связанной с фармакологической эффективностью шести исследованных кристаллов IMMS-TLR8. Полярная область фармакофора несколько отличается от модели с четырьмя областями, предложенной Musmuca et al .[26] для молекулы IMMS и родственных иммуномодуляторов. В интересном анализе 3-D QSAR 156 агентов, индуцирующих интерферон, эти авторы описали фармакофорную модель с четырьмя областями, включая адениновую часть с двумя областями: область HA и поляризованную область, в которой эти авторы предположили наличие водородных связей. и полярные взаимодействия. Обе области совпадают с аминогруппой N3, N5 и N11 IMMS, которую мы обозначаем как полярный фармакофор, который также включает сеть водородных связей с фиксированной молекулой воды и два полярных остатка связывающего кармана TLR8.Две другие фармакофорные области предложены Musmuca et al . [26] представляют собой заполняемый стерический карман и гидрофобную область.

Два изученных антагониста IMMS, соединения 15 и 16 [16], имеют важные молекулярные модификации, особенно в полярной фармакофорной области. Таким образом, обе молекулы содержат атом N3, ковалентно связанный с большой боковой цепью 2-метилпропан-2-ола. Кроме того, в соединении 16, наиболее эффективном антагонисте, отсутствует фармакофорная аминогруппа N11.Эти молекулярные изменения, которые блокируют или удаляют полярную область, ясно показывают, что эта область необходима для активации иммунного ответа через комплекс IMMS-TLR. Следовательно, молекулярный механизм антагониста, вероятно, обусловлен отсутствием фиксированной молекулы воды, отсутствием сети водородных связей и нулевым или низким вкладом остатков Asp545 и Thr574. Однако оба соединения-антагониста способны занимать связывающий карман и взаимодействовать, вероятно, за счет увеличения ван-дер-ваальсовых сил их двух боковых цепей.Кроме того, два антагониста имеют вектор DM, направленный к гидрофобной области; вектор соединения 15 немного короче, и оба обладают высокой энергией сольватации, что подразумевает низкую сольватацию. Эти особенности, по-видимому, способствуют гидрофобности и, вероятно, из-за особого электронного окружения приводят к эффекту антагониста. Напротив, соединения I и VI имеют вектор ДМ в полярную область, уменьшая энергию сольватации и, следовательно, увеличивая сольватацию молекулы.В связи с этим соединение I имеет наименьшую энергию сольватации и наибольшую ДМ, указывающую на N5. Точно так же сравнение соединений II и III показывает, что соединение II имеет самую низкую энергию сольватации и более высокую DM, тогда как соединение III имеет самую короткую DM. Все эти данные достаточно хорошо коррелируют с фармакологической эффективностью этих соединений.

Анализ фармакологической активности IMMS показывает почти одинаковую тенденцию активации как TLR7, так и TLR8. Однако соединения I, V и VI явно более способны стимулировать TLR7 в более низких дозах.Напротив, TLR8 лучше реагирует на соединения II, III и IV. Это различие возникает независимо от близкого филогенетического родства TLR7 и TLR8 с одним и тем же подсемейством TLR [27], демонстрируя высокий уровень гомологии последовательностей [28, 29]. Фактически, теоретическая модель предсказывает разные остатки для сайта связывания TLR7 по сравнению с TLR8 [30]. Т.о., различия в активности IMMS могут быть связаны с внутренними структурными различиями между карманами связывания TLR7 и TLR8, которые приводят к функциональным различиям для обоих рецепторов, как ранее было предложено Gorden et al .[23]. Кроме того, из-за их различных гидрофобных боковых цепей IMMS может обладать селективностью в отношении TLR, подобной той, о которой сообщалось для R837 (имихимод), который специфически активирует TLR7 [15].

Небольшие лиганды IMMS активируют как TLR7, так и TLR8 подобно природным патогенам, вызывая каскад биохимических событий, которые первоначально стимулируют несколько типов клеток, таких как моноциты и NK/NKT, T, B, тучные и опухолевые клетки. Большинство этих клеток, в свою очередь, подвергаются миграции, пролиферации и апоптозу, наряду с продукцией значительного количества интерферонов, интерлейкинов и факторов некроза опухоли, среди прочего [31].Было подтверждено, что биохимические реакции иммунной системы, вызванные IMMS, эффективны против вирусных инфекций [32]. Фактически, TLR7 и TLR8 распознают одноцепочечную вирусную РНК [33]. Плейотропные характеристики IMMS, которые запускают иммунный ответ, также играют важную роль в улучшении терапии рака, об этом см., например, [31] и важный обзор Schön and Schön [34]. Кроме того, IMMS проявляют эффект ингибитора ангиогенеза [35] и, вероятно, действуют как адъюванты вакцин [36].По нашим данным, все эти фармакологические эффекты могут быть в значительной степени связаны с региональной энергией взаимодействия IMMS. Мы также подтверждаем полезность анализа кристаллов в качестве инструмента для раскрытия новых данных, которые можно использовать для улучшения конструкции молекулы IMMS для получения лучших иммуностимулирующих реакций за счет снижения токсичности и повышения эффективности.

Выводы

Настоящие результаты показывают, что применение теории квантовой механики и методов вычислительной химии для анализа кристаллической структуры TLR8, взаимодействующего с различными небольшими синтетическими IMMS, уделяя особое внимание сайту связывания рецептора и атомным взаимодействиям IMMS, позволило выяснить молекулярных свойств и расчет энергии взаимодействия комплекса IMMS-TLR8, что достаточно хорошо коррелирует с иммунофармакологической активностью.

Молекулы IMMS явно имеют определенную полярную область, которая действует как региональный фармакофор, который, по-видимому, обладает переменной селективностью в отношении TLR7 и TLR8. Это открытие может способствовать рациональному дизайну и разработке новых агонистов и антагонистов IMMS, которые действуют специфически или избирательно в системе TLR или в отношении других рецепторов, способных обнаруживать ассоциированные с патогенами молекулярные паттерны (PAMP), улучшая терапевтическую модуляцию естественного иммунитета и терапевтическую эффективность. к инфекционным и опухолевым заболеваниям.

Вклад авторов

  1. Концептуализация: CKG AB.
  2. Обработка данных: RVR CTM.
  3. Формальный анализ: CKG RVR CTM AB.
  4. Финансирование приобретения: CKG AB.
  5. Расследование: CKG RVR.
  6. Методология: CKG RVR CTM AB.
  7. Администрация проекта: ЦКБ.
  8. Ресурсы: RVR CTM.
  9. Программное обеспечение: RVR CTM.
  10. Надзор: CKG AB.
  11. Валидация: CKG RVR CTM AB.
  12. Визуализация: RVR CTM.
  13. Письмо – первоначальный проект: CKG RVR CTM AB.
  14. Написание – проверка и редактирование: CKG AB.

Каталожные номера

  1. 1. Исаакс А., Линденманн Дж. Вирусная интерференция I. Интерферон. Proc R Soc Lond. 1957 год; 147: 258–267. пмид:13465720
  2. 2. Пешка С.Интерфероны: спустя 50 лет после их открытия предстоит еще многое узнать. Дж. Биол. Хим. 2007 г.; 282: 20047–20051. пмид:17502369
  3. 3. Хитчингс Г.Х., Фалько Э.А., Шервуд М.Б. Влияние пиримидинов на рост Lactobacillus casei . Наука. 1945 год; 102: 251. pmid:17817366
  4. 4. Прусов ВХ. Синтез и биологическая активность йоддезоксиуридина, аналога тимидина. Биохим Биофиз Акта. 1959 год; 32: 295–296. пмид:13628760
  5. 5.Гейдельбергер С., Парсонс Д., Реми Д.С. Синтезы 5-трифторметилурацила и 5-трифторметил-2’-дезоксиуридина. J Amer Chem Soc. 1962 год; 84: 3597–3598.
  6. 6. Privat-de-Garilhe M, de-Rudder J. Влияние deuxneucleosides арабинозы на размножение вируса герпеса и вакцины в клеточной культуре. CR Acad Sc Париж. 1964 год; 239: 2725–2728.
  7. 7. Элион Г.Б., Фурман П.А., Файф Дж.А., де Миранда П., Бошан Л., Шеффер Х.Дж. Избирательность действия противогерпетического средства 9-(2-гидроксиэтоксиметил)гуанина.Proc Natl Acad Sci USA. 1977 год; 74: 5716–5720. пмид:202961
  8. 8. Миллер Р.Л., Имберстон Л.М., Райтер М.Дж., Герстер Дж.Ф. Лечение первичной инфекции, вызванной вирусом простого герпеса, у морских свинок с помощью имиквимода. Противовирусный рез. 1999 г.; 44: 31–42. пмид:10588331
  9. 9. Миллер Р.Л., Томай М.А., Харрисон С.Дж., Бернштейн Д.И. Иммуномодуляция как стратегия лечения генитального герпеса: обзор доказательств. Int Immunopharmacol. 2002 г.; 2: 443–451. пмид:11962724
  10. 10. Недели CE, Reiter MJ.Противовирусный/иммуномодулятор R-837 индуцирует альфа-интерферон у мышей. Джей Инвест Дерматол. 1989 год; 93: 584.
  11. 11. Докрелл Д. Х.; Kinghorn G.R. Имиквимод и резиквимод как новые иммуномодуляторы. J Антимикробная химиотерапия. 2001, 48, 751–755. пмид:11733457
  12. 12. Лестер С.Н., Ли К. Толл-подобные рецепторы в противовирусном врожденном иммунитете. Дж Мол Биол. 2014; 426: 1246–1264. пмид:24316048
  13. 13. Ганапати Л., Ван Харен С., Даулинг Д.Дж., Бергельсон И., Шукла Н.М., Маллади С.С. и др.Имидазохинолиновый агонист Toll-подобных рецепторов-7/8 гибрид-2 сильно индуцирует продукцию цитокинов лейкоцитами новорожденных и взрослых людей. ПЛОС Один. 2015 г.; 10: e0134640. пмид:26274907
  14. 14. Yoo E, Salunke DB, Sil D, Guo X, Salyer ACD, Hermanson M, et al. Детерминанты активности человеческих Toll-подобных рецепторов 7 и 8: количественное соотношение структура-активность (QSAR) различных гетероциклических каркасов. J Med Chem. 2010 г.; 57: 7955–7970.
  15. 15. Танджи Х, Ото У, Шибата Т, Мияке К, Симидзу Т.Структурная реорганизация димера Toll-подобного рецептора 8, индуцированная агонистическими лигандами. Наука. 2013; 339: 1426–1429. пмид:23520111
  16. 16. Шукла Н.М., Кимбрелл М.Р., Маллади С.С., Дэвид С.А. Зависимый от региоизомерии агонизм и антагонизм TLR7 в отношении имидазохинолина. Bioorg Med Chem Lett. 2009 г.; 19: 2211–2214. пмид:19285861
  17. 17. Бернстайн Ф.К., Кетцле Т.Ф., Уильямс Г.Дж., Мейер Э.Е., Брайс М.Д., Роджерс Д.Р. и др. Банк данных о белках. Дж Мол Биол. 1997 год; 112: 535–542.
  18. 18. Хамфри В., Далке А., Шультен К. VMD—Visual Molecular Dynamics. Дж. Мол. График. 1996; 14: 33–38. пмид:8744570
  19. 19. Жених Ч.Р., Бруно Дж., Лайтфут М.П., ​​Уорд С.К. Кембриджская структурная база данных. Акта Крист. 2016; В72: 171–179.
  20. 20. Морленд Дж.Л., Грамада А., Бузко О.В., Чжан К., Борн П.Е. Набор инструментов для молекулярной биологии (MBT): модульная платформа для разработки приложений для молекулярной визуализации. Биоинформатика BMC. 2005 г.; 6: 21.пмид:15694009
  21. 21. Guex N, Peitsch MC. Swiss-Model и программа просмотра Swiss-Pdb: среда для сравнительного моделирования белков. Электрофорез.1997; 18: 2714–2723. пмид:9504803
  22. 22. Спартанец’14. Wavefunction Inc. Ирвин, Калифорния, США, 2014.
  23. 23. Горден К.Б., Горски К.С., Гибсон С.Дж., Кедл Р.М., Кипер В.К., Цю Х и др. Синтетические агонисты TLR обнаруживают функциональные различия между человеческими TLR7 и TLR8. Дж Иммунол. 2005 г.; 174: 1259–1268. пмид:15661881
  24. 24.InvivoGen [Интернет]. Имидазохинолиновое соединение – лиганд TLR7/8. Каталог tlrl-c97, tlrl-c97-5. [цитировано 31 августа 2016 г.]. http://www.invivogen.com/PDF/CL097_TDS.pdf
  25. 25. Shi C, Zhengming X, Chittepu P, Aldrich CC, Ohlfest JR, Ferguson DM. Открытие имидазохинолинов с толл-подобным рецептором 7/8, независимой от индукции цитокинов. ACS Med Chem Lett. 2010 г.; 3: 501–504.
  26. 26. Musmuca I, Simeoni S, Caroli A, Ragno R. Низкомолекулярные индукторы интерферона.К пониманию молекулярных детерминант с помощью подходов на основе лигандов. Модель J Chem Inf. 2009 г.; 49: 1777–1786. пмид:19499914
  27. 27. Роуч Дж. К., Глусман Г., Роуэн Л., Каур А., Перселл М.К., Смит К.Д. и соавт. Эволюция Toll-подобных рецепторов позвоночных. Proc Natl Acad Sci USA. 2005 г.; 102: 9577–9582. пмид:15976025
  28. 28. Чуанг Т-Х, Улевич Р.Дж. Клонирование и характеристика подсемейства Toll-подобных рецепторов человека: hTLR7, hTLR8 и hTLR9.Европейская сеть цитокинов. 2000 г.; 11: 372–378. пмид:11022120
  29. 29. Белл Дж. К., Маллен Г. Э., Лейфер К. А., Маццони А., Дэвис Д. Р., Сегал Д. М. Богатые лейцином повторы и распознавание патогенов в Toll-подобных рецепторах. Тренды Иммунол. 2003 г.; 24: 528–533. пмид:14552836
  30. 30. Wei T, Gong J, Jamitzky F, Heckl WM, Stark RW, Rössle SC. Моделирование гомологии человеческих Toll-подобных рецепторов TLR7, 8 и 9 лиганд-связывающих доменов. Белковая наука. 2009 г.; 18: 1684–1691. пмид:19521997
  31. 31.Смитс Э.Дж.М., Понсартс П., Бернеман З.Н., Ван Тенделу В.Ф.И. Использование лигандов TLR7 и TLR8 для усиления иммунотерапии рака. Онколог. 2008 г.; 13: 859–875. пмид:18701762
  32. 32. Докрелл Д.Х., Кингхорн Г.Р. Имиквимод и резиквимод как новые иммуномодуляторы. J Антимикробная химиотерапия. 2001 г.; 48: 751–755. пмид:11733457
  33. 33. Heil F, Hemmi H, Hochrein H, Ampenberger F, Kirschning C, Akira S, et al. Видоспецифичное распознавание одноцепочечной РНК через толл-подобные рецепторы 7 и 8.Наука. 2004 г.; 303: 1526–1529. пмид:14976262
  34. 34. Schön MP, Schön M. TLR7 и TLR8 как мишени в терапии рака. Онкоген. 2008 г.; 27: 190–199. пмид:18176600
  35. 35. Маевски С., Марчак М., Млынарчик Б., Беннингхофф Б., Яблонска С. Имиквимод является сильным ингибитором ангиогенеза, индуцированного опухолевыми клетками. Int J Дерматол. 2005 г.; 44: 14–19. пмид:15663652
  36. 36. Василакос Дж.П., Томай М.А. Применение агонистов Toll-подобных рецепторов 7/8 в качестве адъювантов вакцин.Эксперт Rev Вакцины. 2013; 12: 809–819. пмид: 23885825

Продукты, поддерживающие иммунитет: руководство покупателя по питанию для иммунитета

Старая поговорка гласит: «Яблоко в день избавляет от доктора». Но в проходах продуктового магазина есть и другие продукты, поддерживающие иммунитет. Питание для иммунитета — популярная цель современных диетических тенденций. И хотя для создания сбалансированной диеты необходимы разнообразные полезные продукты, некоторые из них являются особенно хорошими источниками питательных веществ для иммунитета.

Продукты, которые поддерживают иммунную систему вашего организма, богаты питательными веществами. Это означает, что они богаты витаминами, минералами, фитонутриентами и другими полезными питательными веществами. Бета-глюканы, витамин С, витамины группы В и цинк являются одними из наиболее важных питательных веществ для иммунитета.

Все они работают на защиту вашего здоровья. Эти питательные вещества поддерживают функцию клеток иммунной системы, таких как нейтрофилы, макрофаги и естественные клетки-киллеры. Поддерживая вашу естественную защиту, питание для иммунитета может помочь сохранить ваше здоровье.

Важно получать эти питательные вещества с ежедневным приемом пищи. И хорошая новость заключается в том, что каждый из них поставляется в здоровой и вкусной упаковке. Будь то красный перец, киви, нут или кешью, убедитесь, что вы получаете продукты, поддерживающие иммунитет, каждый раз, когда вы идете в продуктовый магазин.

Грибы, цельнозерновые и молочные продукты: бета-глюканы Известно, что грибы

связаны с иммунитетом. Но больше продуктов, чем грибы, содержат бета-глюканы — питательные вещества, отвечающие за иммунную поддержку грибов.Бета-глюканы — это сахара, содержащиеся в клеточных стенках грибов (например, грибов), бактерий и других растительных материалов. Они также присутствуют в овсе, других зернах и молочных продуктах.

Когда вы потребляете продукты, богатые бета-глюканами, ваша иммунная система процветает. Бета-глюканы являются иммуностимуляторами, то есть они поддерживают функцию и реактивность иммунных клеток. Эти микронутриенты поддерживают нормальную активность нейтрофилов, которые помогают сохранить ваше здоровье.

Ваш иммунный ответ может стимулироваться такими молекулами, как бета-глюканы.Они обучают ваш врожденный иммунитет (вашу древнюю иммунную систему) реагировать на реальные угрозы безвредными раздражителями. Теперь, когда ваша иммунная система «проснулась» и готова к внешним триггерам, она находится в состоянии повышенного сознания.

Активность макрофагов (разновидность лейкоцитов) также стимулируется присутствием бета-глюканов. Вместе (и с помощью бета-глюканов) нейтрофилы и макрофаги играют важную роль в поддержании вашего иммунного здоровья.

И вам не нужно копать слишком глубоко, чтобы найти продукты, богатые бета-глюканом.Бета-глюканы — это крупные полисахариды (крупные молекулы сахара), которые добавляют в продукты для увеличения содержания в них клетчатки. Многие крупы, хлебобулочные изделия, овсянка быстрого приготовления и молочные продукты обогащены бета-глюканами. Повысьте свою осведомленность о диетических источниках бета-глюканов, чтобы вы могли практиковать здоровое иммунное питание.

Фрукты и овощи: витамин С

Витамин С является мощным антиоксидантом. И он также работает с вашей иммунной системой для поддержания вашего здоровья.Нейтрофилы (еще один из пяти основных типов лейкоцитов) имеют высокую концентрацию витамина С. Они используют его для уменьшения свободных радикалов и других токсичных форм кислорода, чтобы защитить себя, когда они защищают ваше здоровье.

Присутствие витамина С также запускает активацию или созревание лейкоцитов. Эти важные иммунные клетки являются частью естественной защиты вашего организма, благодаря которой вы чувствуете себя лучше. Работая в тандеме с антителами, лейкоциты могут управлять другими клетками вашей иммунной системы.Эта важная функция помогает поддерживать здоровый иммунитет.

Они яркие и яркие, поэтому продукты, богатые витамином С, легко заметить, когда вы идете за покупками. Цитрусовые, разноцветный перец, шпинат и брокколи — отличные источники этого незаменимого витамина и антиоксиданта. Можно сделать закуску или гарнир. Так что берегите свою иммунную систему и добавляйте в корзину витамин С.

Белки: витамины группы В и цинк

Эта группа незаменимых витаминов и могучий минеральный партнер для вашей иммунной системы, чтобы вы были здоровы и чувствовали себя лучше.Витамины группы В делают это, поддерживая здоровый обмен веществ и помогая производить лейкоциты. Цинк поддерживает развитие иммунных клеток и действует как антиоксидант, защищая ваш организм, уничтожая свободные радикалы.

витаминов группы В представляют собой отдельный класс. Эти восемь питательных веществ для иммунитета обычно содержатся в тунце, говяжьей печени, курице и мясе индейки. Как упоминалось выше, они играют важную роль в здоровой иммунной системе, поскольку помогают организму вырабатывать лейкоциты. Витамины группы В также способствуют образованию гемоглобина.Этот белок помогает красным кровяным тельцам переносить кислород по всему телу.

Цинк помогает множеству функций иммунной системы. В вашем организме цинк стимулирует выработку иммунных клеток. Это также помогает этим клеткам инициировать правильный иммунный ответ. Макрофаги также полагаются на цинк, который помогает им играть свою обычную роль в защите вашего организма.

Свободные радикалы тоже не ровня цинку. Помогая уменьшить количество токсичных видов кислорода, цинк может свести к минимуму повреждение свободными радикалами.

Однако найти необходимый минерал бывает непросто.Цинк прячется в таких продуктах, как устрицы, крабы и лобстеры. Но если дорогие морепродукты не соответствуют вашему бюджету или вкусовым рецепторам, вместо этого возьмите коробку полезных цельнозерновых хлопьев для завтрака. Многие обогащенные и цельнозерновые хлопья для завтрака содержат значительное количество цинка.

Употребление в пищу поддерживающих иммунитет продуктов, богатых витаминами группы В и цинком, помогает вашей иммунной системе, снабжая эритроциты гемоглобином и увеличивая количество клеток-истребителей, таких как лейкоциты и нейтрофилы. Научитесь чередовать выбор макронутриентов, чтобы получить некоторое разнообразие, сосредоточившись на питании для иммунитета.

Список покупок питательных веществ для иммунитета

Питательные микроэлементы, поддерживающие иммунитет, можно получить с помощью здорового питания. Если у вас возникли проблемы с поиском продуктов, перечисленных ниже, или вы избегаете их по какой-либо причине, вам может понадобиться помощь в поддержании иммунитета. Пищевые добавки также могут обеспечить эти необходимые микроэлементы для иммунной поддержки. Добавки могут помочь вашему организму поддерживать иммунитет питательными веществами, в которых вам нужно больше.

Но начните с этого списка покупок, который обеспечивает достаточные диетические источники питания для иммунитета.Вы сможете найти продукты, богатые бета-глюканами, витамином С, витаминами группы В и цинком, в продуктовом магазине, на фермерском рынке или в собственном саду.

Эти питательные вещества прячутся у всех на виду. Все, что вам нужно сделать, это есть и наслаждаться. Приятного аппетита !

Бета-глюканы
  • Цельнозерновой хлеб
  • Цельнозерновые злаки с высоким содержанием клетчатки
  • Овес
  • Грибы
  • Морские водоросли
  • Нежирные молочные продукты
  • Нежирные мясные продукты

Витамин С
  • Апельсины
  • Киви
  • Грейпфруты
  • Красный перец
  • Зеленый перец
  • Брокколи
  • Брюссельская капуста
  • Шпинат

Витамины группы В
  • злаки, обогащенные витамином B
  • Печень
  • Куриные грудки
  • Лосось
  • Яйца
  • Йогурт

Цинк
  • Устрицы
  • Омар
  • Краб
  • Говядина
  • Нут
  • Кешью
  • Фасоль

Иммуностимулирующие эффекты стандартизированного экстракта Tinospora cri

Центр исследований лекарственных средств и лекарственных растений, факультет фармации, Университет Кебангсаан, Малайзия, Джалан Раджа Муда Абдул Азиз, Куала-Лумпур, Малайзия

использовался в народной медицине для лечения различных заболеваний, и сообщалось о нескольких фармакологических действиях.Однако влияние экстракта TC на иммунную систему в значительной степени неизвестно. Таким образом, настоящее исследование было направлено на изучение иммуномодулирующего действия стандартизированного 80% этанольного экстракта стебля ОК на врожденный иммунный ответ. Самцов крыс Wistar Kyoto ежедневно лечили дозами 100 мг/кг, 200 мг/кг и 400 мг/кг экстракта в течение 21 дня через пероральный зонд. Иммуномодулирующий потенциал ТК оценивали, определяя его влияние на хемотаксис и фагоцитарную активность нейтрофилов, выделенных из крови крыс.Для дальнейшего выяснения механизма действия также отслеживали его влияние на пролиферацию Т- и В-лимфоцитов и субпопуляций Т-лимфоцитов (CD4+ и CD8+), а также на секрецию цитокинов Th2 и Th3. Основные компоненты экстрактов, сирингин и магнофлорин, были идентифицированы и количественно проанализированы в экстрактах с использованием проверенного метода высокоэффективной жидкостной хроматографии с обращенной фазой. Было замечено, что хемотаксическая активность нейтрофилов, полученных от крыс, получавших экстракт, увеличилась по сравнению с контролем.Наблюдалось дозозависимое увеличение числа мигрировавших клеток и фагоцитарной активности нейтрофилов. Дозозависимое увеличение также наблюдалось при пролиферации Т- и В-лимфоцитов, стимулированных конканавалином А (5 мкг/мл) и липополисахаридом (10 мкг/мл), и было статистически значимым при дозе 400 мг/кг ( P >0,01). ). Помимо клеточно-опосредованного иммунного ответа, в сыворотке крыс, получавших разные дозы, достоверно повышались концентрации цитокинов Th2 (TNF-α, IL-2 и IFN-γ) и Th3 (IL-4) по сравнению с контролем. группа.Из этих данных можно сделать вывод, что ТК обладает иммуностимулирующей активностью и обладает терапевтическим потенциалом для профилактики иммунных заболеваний.

Ключевые слова: Стандартизированный экстракт Tinospora crispa , иммуностимуляция, миграция нейтрофилов, фагоцитоз, пролиферация лимфоцитов, фенотипирование Т-лимфоцитов, цитокины Th2/Th3

Введение

Иммунная система представляет собой сложную и запутанную сеть, состоящую из органов, тканей, особых клеток и белков, которые совместно функционируют для защиты организма от чужеродных вторжений, таких как токсины, паразиты и микробы.Основные иммунные факторы антигенспецифических иммунных ответов включают Т-лимфоциты (такие как цитотоксические Т-клетки, Т-супрессорные клетки и Т-хелперные [Th] клетки) и их цитокины. 1 Хорошее состояние здоровья поддерживается за счет регуляции ряда клеточных и гуморальных факторов, функционирующих в иммунорегуляторном механизме. Иммунная система участвует в патофизиологии и этиологии ряда заболеваний. Дисфункция иммунной системы вызывает ряд заболеваний, таких как рак, инфекционные заболевания, паразитарные заболевания, аллергия, астма, язвенный колит и артрит. 2 Регулировка иммунных реакций для облегчения таких заболеваний вызывает интерес уже несколько лет. Иммуномодулятор воздействует на иммунную систему, вызывая либо иммуносупрессию, либо иммуностимуляцию. Иммуностимуляция природными веществами считается перспективным способом профилактики и лечения заболеваний. 3

Обычные лекарства играют ключевую роль в подавлении и усилении иммунного ответа хозяина. Растительные препараты обладают иммуномодулирующими характеристиками и обычно действуют путем подавления или стимуляции как специфического, так и неспецифического иммунитета.Был обнаружено 4 Ряда растений, используемых в обычных лекарственных средствах, обладает иммуномодулирующим деятельностью, такими как барлерии prionitis , 5 Тиноспоры Сердцелистных , 6 ашвагандха , 7 Chenopodium ambrosioides , 8 Воронец кистевидный , 9 спаржа кистевидная , 10 Cyrtomium macrophyllum, 11 Phyllanthus amarus, Phyllanthus urinaria , 12 и Uncaria perrottetii. 13 Centella asiatica 14 и Mangifera indica изменяют иммунную функцию и обладают рядом иммуномодулирующих эффектов. В последнее время дополнительные и альтернативные лекарства привлекли внимание при лечении ряда иммунных нарушений. Среди них все чаще встречаются растительные экстракты. Оценка иммуномодулирующей активности растительных экстрактов является расширяющейся областью исследований. Кроме того, лекарственные растения, используемые для иммуномодуляции, могут стать потенциальной альтернативой традиционной химиотерапии при различных заболеваниях, особенно когда необходимо активировать защитный механизм хозяина в условиях ослабленного иммунного ответа.

Tinospora crispa (дикая) Hook f and Thomson (TC) — дерево, принадлежащее к семейству Menispermaceae. Этот вид широко используется в Индонезии, Малайзии и Таиланде в качестве горького тонизирующего средства для лечения перемежающейся лихорадки, расстройств мочеиспускания, ревматизма и желтухи. 15 Он также использовался в традиционной китайской медицине для лечения заболеваний, связанных с тропическими язвами, чесотки, переломов, лихорадки, септицемии и контузии. 16 Отвар всего растения используется для лечения диабета и послеродового лечения в традиционной малайской медицине.Установлено, что ТК обладает противопаразитарной, антиатеросклерозной, антигипергликемической, антиоксидантной, антибактериальной, антипролиферативной, сердечно-сосудистой и иммуномодулирующей активностью. 17–20

Несмотря на все эти перспективы, в литературе отсутствуют значимые данные об иммуномодулирующей активности ТС. Таким образом, настоящее исследование было направлено на изучение иммуномодулирующих эффектов ТС с использованием модели животных in vivo. Иммуномодулирующее действие стандартизированного 80% этанольного экстракта стебля ТС на врожденный иммунный ответ оценивали с помощью ряда анализов иммунного ответа.

Материалы и методы

Химикаты и реагенты

Липополисахарид (LPS), конканавалин A (Con A), меченый флуоресцеинизотиоцианатом (FITC) опсонизированный Escherichia coli , люминол (3-аминофталгидразид), таблетка с фосфатно-солевым буфером (PBS), сбалансированный солевой раствор Хенкса (HBSS), фиколл, среда RPMI-1640, фетальная телячья сыворотка (FBS), реагент трипановый синий и форбол-12-миристат-13-ацетат были приобретены у Sigma-Aldrich Co. (Сент-Луис, Миссури, США).Lymphoprep™ был получен от Axis-Shield PoC AS (Осло, Норвегия). Фетальную телячью сыворотку получали от PAA Laboratories (Дартмут, Массачусетс, США) и лизирующий раствор BD Pharm Lyse™, FITC-конъюгированный антимышиный CD3, CD8, фикоэритрин (PE)-конъюгированный CD4, APC-конъюгированный CD11b, FITC-конъюгированный CD18 и иммуноглобулин G-FITC были получены от Becton Dickinson (Franklin Lakes, NJ, USA). CytoSelect ® 24-луночные наборы для анализа миграции клеток были приобретены у Cell Biolabs, Inc. (Сан-Диего, Калифорния, США).Левамизол был получен от Cayman Chemical (Анн-Арбор, Мичиган, США). Измерения хемилюминесценции проводили на люминометре Luminoskan™ Ascent (Thermo Fisher Scientific). Считывание флуоресценции выполняли с использованием многорежимного флэш-ридера Varioskan™ (Thermo Fisher Scientific). Иммуноферментный анализ проводили с использованием набора для иммуноанализа крыс ProcartaPlex (eBioscience, Сан-Диего, Калифорния, США) и измеряли с помощью прибора Luminex (Luminex 100, прибор Mapix). Набор для фаготеста был получен от Glycotope Technology, Гейдельберг, Германия.Использовали проточный цитометр BD FACSCanto II, оснащенный аргон-ионным лазером с длиной волны 488 нм. В биопробах также использовали инкубатор CO 2 (Shel Lab, США) и световой микроскоп. Для качественного и количественного анализа экстракта использовали высокоэффективную жидкостную хроматографию (ВЭЖХ) (Waters 2998) (Leitz Wetzlar, Wetzlar, Germany). Стандартные соединения, сирингин (чистота 99,0%) и магнофлорин (чистота 99,0%), были приобретены у ChromaDex (Ирвин, Калифорния, США). Метанол, ацетонитрил и трифторуксусная кислота квалификации для ВЭЖХ были приобретены у Thermo Fisher Scientific. 3 H-тимидин и сцинтилляционный коктейль (Ultima Gold MV) были приобретены у PerkinElmer Inc. (Waltham, MA, USA). Радиоактивность измеряли с помощью жидкостного сцинтилляционного счетчика Tri-Carb 3110 TR PerkinElmer (PerkinElmer Inc.).

Коллекция растений

Целые растения TC были собраны в Маранге, Куала-Теренггану, Малайзия. Образцы отправлены на проверку подлинности и идентификацию. Образцы были идентифицированы доктором Абдулом Латифом Мохамадом с факультета науки и технологий Университета Кебангсаан Малайзии (UKM), а образец ваучера (№ UKMB 40178) был депонирован в Гербарии UKM, Банги, Малайзия.

Получение растительных экстрактов

Стебли TC измельчали ​​и экстрагировали 80% EtOH (3×3 л) при комнатной температуре в течение 72 часов, а затем фильтровали через фильтровальную бумагу Whatman No 1 (Whatman plc, Maidstone, UK). Фильтрат собирали и избыток растворителя выпаривали при пониженном давлении с использованием роторного испарителя при температуре от 55°С до 60°С. Экстракт ресуспендировали в 10% растворе Tween 20 перед пероральным введением крысам.

Стандартизация экстракта ТС

ВЭЖХ

выполняли на приборе Waters (США), оснащенном матричным фотодиодным детектором 2998.Экстракт анализировали на колонке RP, Xbridge ® C18 (5 мкм, 250 мм × внутренний диаметр 4,6 мм; Waters, Ирландия). Подвижная фаза состояла из ацетонитрила и воды + 0,02% трифторуксусной кислоты. Анализ проводили с использованием изократической элюции 10:90 ацетонитрил-вода в течение 10 минут с последующим изменением градиента до 25:75 в течение 25 минут. Скорость потока составляла 1,2 мл/мин; УФ-следы измеряли при 254 нм, а УФ-спектры (DAD) регистрировали в диапазоне от 210 до 380 нм.Экстракт ТК (ТКЭ) стандартизировали на основе стандартных соединений, сирингина и магнофлорина. Всего 100 мг ТХЭ растворяли в 1 мл метанола и фильтровали через фильтр Millipore 0,45 мкм перед введением в систему ВЭЖХ. Валидацию ВЭЖХ для стандартизации экстракта проводили путем определения линейности, прецизионности, предела количественного определения (LOQ) и предела обнаружения (LOD). Присутствие стандартных соединений сирингина и магнофлорина в ТХЭ, идентифицированное путем сравнения их времени удерживания и УФ-спектров со стандартами, соответственно, проводится индивидуально.

Животные и экспериментальный дизайн

Все процедуры в исследованиях на животных проводились в соответствии с протоколом, одобренным Комитетом по этике животных UKM. Самцы крыс Wistar Kyoto инбредных линий (возраст 6–8 недель) были получены из Universiti Sains Malaysia. Животных помещали на карантин не менее чем за 1 неделю до начала исследования. По три крысы содержались в каждой клетке в пластиковых клетках из обувных коробок. В помещениях для животных поддерживали температуру 18-26°С, относительную влажность 40-70% и 12-часовой цикл свет/темнота.Животных содержали на стандартной гранулированной диете и обеспечивали свободный доступ к водопроводной воде. После адаптации к окружающей среде в течение 1 недели крыс случайным образом разделили на шесть групп. Каждая экспериментальная группа состояла из шести животных (рис. 1).

Рисунок 1 Случайным образом разделили шесть групп крыс Wistar Kyoto.
Сокращение: TCE, Экстракт Tinospora crispa .

Всем животным ежедневно вводили пероральную дозу 1 мл/100 г (об./вес.) массы тела.Животным перорально вводили носитель или экстракт в течение 14 дней до иммунизации. Животных иммунизировали 5,0×10 8 бараньих эритроцитов (SRBC) на миллилитр внутрибрюшинно на 15-й день. Массу тела регулярно контролировали и соответственно корректировали объемы дозирования. В конце исследования крыс анестезировали эфиром и брали 5 мл крови из их ретроорбитального сплетения. Затем крыс умерщвляли путем смещения шейных позвонков и собирали органы.

Выделение нейтрофилов из цельной крови крыс

Нейтрофилы выделяли из цельной крови обработанных крыс, взятой перед иммунизацией. Это было выполнено с использованием модифицированной методики градиента Histopaque. 21 Вкратце, 5 мл Lymphoprep ® помещали в пробирку Falcon объемом 10 мл и осторожно наслаивали на градиент равный объем цельной крови крысы без какого-либо нарушения градиента. Пробирку Falcon, содержащую двухступенчатые градиенты Lymphoprep ® и кровь, центрифугировали при 400× g в течение 45 минут.Были обнаружены две различные фазы градиента плазмы и Lymhoprep ® , в то время как мононуклеарные клетки сохранялись на границе раздела образец/среда. Эритроциты и нейтрофилы с высокой плотностью осаждаются через Lymphoprep ® . Затем эритроциты лизировали с использованием лизирующего раствора Pharm Lyse™. По окончании инкубации пробирку falcon центрифугировали при 200× g в течение 5 минут. Супернатант осторожно отсасывали, не нарушая осадок, и ресуспендировали в буфере PBS.Жизнеспособность клеток проверяли методом исключения трипанового синего.

Анализ миграции нейтрофилов

Влияние на миграцию нейтрофилов количественно оценивали с использованием наборов для анализа миграции клеток CytoSelect на 24 лунки (Cell Biolabs, Inc.). Суспензию клеток, содержащую 1,5×10 6 клеток в 300 мкл бессывороточной среды, добавляли в верхнюю камеру (вставка из поликарбонатных мембран с фильтрами с размером пор 3 мкм) в 24-луночный планшет для тканевых культур. Затем в нижние камеры 24-луночного планшета добавляли 500 мкл среды RPMI, содержащей 10% FBS, в качестве хемоаттрактанта.Суспензию клеток оставляли внутри каждой вставки для миграции на 2,5 часа при 37°C и 10% CO 2 . Затем вставку переносили в новую лунку, содержащую раствор для отделения клеток, и инкубировали при 37°C и 10% CO 2 в течение 30 минут для удаления клеток. Лизисный буфер/раствор красителя CyQuant GR добавляли для окрашивания вытесненных клеток. 22 Количество клеток, мигрирующих в нижние камеры, определяли по флуоресценции в соответствии с инструкциями производителя на многомодовом флэш-ридере Varioskan™ (Thermo Fisher Scientific).

Определение экспрессии Mac-1

Анализ экспрессии интегрина CD11b/CD18 проводили с помощью проточной цитометрии (FACS). Аликвоты (100 мкл) нейтрофилов, выделенных из цельной крови крыс, стимулировали N -формилметиониллейцилфенилаланином (fMLP) (1 мкМ) в течение 90 минут при 37°С в инкубаторе СО 2 . Реакцию останавливали, одновременно перенося все пробирки в баню со льдом. Затем в смесь добавляли 10 мкл CD11b-PE, CD18-FITC или иммуноглобулина G-FITC (отрицательный контроль).Все пробирки инкубировали на льду в течение 60 минут. Лизирующий раствор FACS добавляли в каждую пробирку и инкубировали в темноте в течение 20 минут для лизиса эритроцитов (эритроцитов). Пробирки центрифугировали при 250× g в течение 5 минут при 4°С, удаляли из пробирок надосадочную жидкость, клетки промывали PBS. Затем в каждую пробирку добавляли 0,5 мл PBS и определяли экспрессию молекул адгезии с помощью FACS. Конкретная средняя интенсивность флуоресценции для клеток, окрашенных каждым антителом, указывается в процентах от экспрессии CD11b/CD18.Для каждого образца анализировали 10 000 клеток.

Определение фагоцитоза

Нейтрофилы были выделены из цельной крови крыс, получавших лечение, ретроорбитальным методом. Влияние на фагоцитарную активность нейтрофилов определяли с помощью имеющегося в продаже набора. Анализ проводили в соответствии с протоколом производителя. Вкратце, 100 мкл суспензии нейтрофилов инкубировали с 20 мкл FITC-меченой E. coli на водяной бане с встряхиванием при 37°C в течение 10 минут.В конце инкубации фагоцитоз гасили добавлением к смеси ледяного гасящего раствора. После последней промывки клетки ресуспендировали в растворе для окрашивания ДНК, чтобы исключить артефакты агрегации бактерий или клеток, и проводили анализ с помощью FACS. Фагоцитарный потенциал оценивали по лейкоцитам. Живые популяции были отобраны с помощью программного обеспечения на диаграмме рассеяния (свет, рассеянный вперед, и свет, рассеянный сбоку). Фагоцитарную активность определяли как процент фагоцитирующих нейтрофилов и моноцитов.

Препарат спленоцитов

Селезенку животных, получавших и не получавших TCE (которых внутрибрюшинно иммунизировали 5,0×10 8 SRBC/мл через 2 недели после лечения), удаляли в асептических условиях. Животных забивали путем смещения шейных позвонков. Брюшную полость разрезали для удаления селезенки. Ткань помещали в стерильную чашку, содержащую HBSS. Селезенку измельчали ​​ножницами и пропускали через тонкое нейлоновое сито для клеток с размером пор 70 мкм, полученное от Becton Dickinson.Иссеченную селезенку продавливали через сито с помощью поршня на конце шприца. Клетки промывали через сито избытком HBSS. Затем клеточную суспензию центрифугировали при 1600 об/мин в течение 5 минут. Супернатант отсасывали, а осадок ресуспендировали в 2 мл предварительно подогретого (при 37°C) лизирующего раствора BD Pharm Lyse™ для лизиса эритроцитов. 23 Клетки лизировали при комнатной температуре в течение 3 минут при 37°C. Затем клетки центрифугировали при 1600 об/мин в течение 5 минут. Осажденные клетки трижды промывали PBS после центрифугирования.Супернатант удаляли, а осевшие клетки ресуспендировали в среде RPMI-1640 (Sigma-Aldrich Co.), дополненной 10% (об./об.) FBS (Sigma-Aldrich Co.), 100 единиц/мл пенициллина и 100 мкг/мл стрептомицина (PAA Laboratories Gesellschaft m.b.H., Пашинг, Австрия). Количество клеток измеряли с помощью гемоцитометра методом исключения красителя трипанового синего.

Анализ пролиферации лимфоцитов селезенки

Лимфоциты получали из селезенки контрольных и обработанных крыс и определяли пролиферацию на жидкостном сцинтилляционном счетчике с использованием 3 H-тимидина. 24 Кратко, 4×10 5 клеток/мл в среде RPMI-1640 с 10% (об./об.) FBS, 100 единиц/мл пенициллина и 0,1 мг/мл стрептомицина высевали в 96-луночные планшеты. (200 мкл/лунку) в присутствии или в отсутствие митогенов. Затем клетки селезенки культивировали при 37°C в течение 72 часов во влажной, насыщенной атмосфере, содержащей 5% CO 2 , в присутствии Con A (5 мкг/мл) и LPS (10 мкг/мл). Con A был добавлен в качестве стимулятора Т-клеток, тогда как LPS был добавлен в качестве стимулятора B-клеток. Через 48 часов культуры инкубировали с 3 H-тимидином (0.5 мкКи/лунка). После инкубации клетки собирали на фильтры из стекловолокна, используя сборщик клеток Nunc, и определяли включение тимидина с помощью жидкостного сцинтилляционного счетчика путем добавления 5 мл сцинтилляционной жидкости. Результаты выражали в виде индекса стимуляции, который рассчитывали, используя среднее значение числа импульсов в минуту.

Фенотипирование Т-лимфоцитов методом проточной цитометрии

Суспензию клеток

спленоцитов анализировали с помощью FACS для подсчета популяции Т-лимфоцитов с использованием ранее описанного метода. 25 Используемые антитела представляли собой FITC-конъюгированные CD8 для подсчета CD8+ T-лимфоцитов и PE-конъюгированные CD4 для подсчета CD4+ T-лимфоцитов. Вкратце, спленоциты (1×10 6 клеток/мл) инкубировали с 10 мкл FITC-конъюгированных анти-CD3, анти-CD8 и PE-конъюгированных анти-CD4 антител в течение 30 минут. Получение и анализ были выполнены с помощью многоцветной FACS с использованием программного обеспечения CellQuest Pro. Результаты выражали в процентах экспрессии CD4+/CD8+.

Измерение цитокинов Th2/Th3

Цельную кровь, собранную у умерщвленных крыс, центрифугировали (3000× г ) при 4°C в течение 10 минут и отделяли сыворотку.Уровни IL-2, IL-4, IL-12, IFN-γ и TNF-α в сыворотке количественно определяли с использованием набора для иммуноанализа крыс ProcartaPlex на основе 5-плексных магнитных шариков (eBioscience). Тест проводился в соответствии с инструкциями производителя. Вкратце, магнитные шарики, покрытые антителами, улавливали путем добавления 50 мкл шариков в каждую лунку 96-луночных планшетов, которые вставляли в устройство для промывки магнитных планшетов. В общей сложности 25 мкл образцов сыворотки смешивали с захваченными магнитными шариками, покрытыми антителами. Затем в каждую лунку добавляли по 25 мкл буфера для анализа и инкубировали в течение 2 часов на магнитном шейкере со скоростью 500 об/мин при комнатной температуре в темноте.После этого гранулы трижды промывали промывочным буфером. После промывки в каждую лунку подмешивали по 25 мкл детектирующего антитела и далее образцы инкубировали в течение 30 минут при комнатной температуре в темноте. Стадии промывки повторяли после инкубации, как упоминалось ранее. Затем в каждую лунку добавляли по 50 мкл раствора стрептавидина ФЭ и инкубировали в течение 30 минут при комнатной температуре. После инкубации этапы промывки повторяли. Наконец, в каждую лунку добавляли 120 мкл буфера для считывания и планшет считывали на приборе Luminex для определения концентрации цитокина.

Статистический анализ

Результаты выражены как среднее значение ± стандартное отклонение. Данные были проанализированы с использованием одностороннего дисперсионного анализа с последующим тестом Даннета с использованием программного обеспечения GraphPad Prism 5 (GraphPad Software, Inc., Ла-Хойя, Калифорния, США). P <0,05 считалось статистически значимым.

Результаты

Стандартизация ТВК

TCE был стандартизирован на основе двух маркерных соединений, сирингина и магнофлорина.Хроматограмма ВЭЖХ с обращенной фазой 80%-ного этанольного экстракта TC показала пики сирингина и магнофлорина, соответствующие времени удерживания при 6,360 ± 0,072 минуты и 20,967 ± 0,208 минуты соответственно (рис. 2). Количественное определение маркерных соединений методом ВЭЖХ показало, что ТХЭ содержит сирингин и магнофлорин в количестве 466,92±2,23 мкг/мл и 281,21±2,078 мкг/мл соответственно. Калибровочная кривая, построенная для стандартного раствора сирингина в диапазоне концентраций 62,5–1000 мкг/мл, показала коэффициент корреляции ( r 2 ), равный 0.998. Воспроизводимость результатов была подтверждена относительным стандартным отклонением (%RSD). Для точности внутри анализа значения %RSD% площади пика и времени удерживания составляли 0,77 мкг/мл и 0,85 минуты соответственно, тогда как для анализа между днями %RSD средней площади под пиком и времени удерживания составляли 7,73 мкг/мл и 1,98 минуты соответственно. Было обнаружено, что LOD и LOQ сирингина составляют 3,11 нг/мл и 9,443 нг/мл соответственно. Для магнофлорина калибровочная кривая была линейной в диапазоне концентраций 62.5–1000 мкг/мл с коэффициентом корреляции ( r 2 ) 0,9978. Была продемонстрирована воспроизводимость результатов, где значения %RSD для внутрианалитической точности площади пика и времени удерживания составили 0,241 мкг/мл и 0,0111 минуты соответственно, тогда как значения %RSD для внутридневной точности площади пика и времени удерживания были 2,78 мкг/мл и 0,583 минуты соответственно. Было обнаружено, что LOD и LOQ магнофлорина составляют 7,792 нг/мл и 23,613 нг/мл соответственно.

Рисунок 2 Стандартизация 80% этанольного экстракта ТК сирингином и магнофлорином.
Примечания: ( A ) Хроматограмма ВЭЖХ экстракта TC 80% этанола. ( B ) ВЭЖХ хроматограмма сирингина и магнофлорина. Детектирование было при 254 нм.
Сокращения: ВЭЖХ, высокоэффективная жидкостная хроматография; TC, Tinospora crispa .

Влияние ТВЭ на миграцию нейтрофилов

Для изучения влияния TCE на хемотаксическую активность нейтрофилов был проведен анализ миграции с использованием набора для анализа миграции клеток.Нейтрофилы отделяли от крови крыс и обрабатывали экстрактом и носителем. Клеткам давали возможность мигрировать к хемоаттрактанту fMLP. Было замечено, что миграция увеличилась у нейтрофилов, полученных от крыс, получавших экстракт, по сравнению с контрольной группой. Наблюдалось дозозависимое увеличение числа мигрировавших клеток, т.е. увеличение дозы приводило к увеличению числа мигрировавших клеток. Результаты на рисунке 3 показывают, что TCE значительно увеличивает трансмиграцию нейтрофилов.Максимальная миграция нейтрофилов при стимуляции fMLP наблюдалась в дозе 400 мг/кг. Отмечается значительное увеличение количества мигрирующих клеток.

Рисунок 3 Влияние этанольного экстракта ТС (100 мг/кг, 200 мг/кг и 400 мг/кг) на миграцию нейтрофилов.
Примечания: * P <0,05, ** P <0,01, *** P <0,001 — значимые различия по сравнению с контролем, определенные с помощью однофакторного ANOVA с последующим критерием Даннетта.
Сокращения: TC, Tinospora crispa ; ANOVA, дисперсионный анализ.

Влияние TCE на экспрессию Mac-1

CD11b, провоспалительный интегрин, также известный как Mac-1, присутствующий на нейтрофилах, играет центральную роль в адгезии и экстравазации нейтрофилов. Влияние TCE на экспрессию Mac-1 нейтрофилами оценивали с помощью FACS. Было обнаружено, что нейтрофилы, выделенные из групп, получавших TCE, при оценке экспрессии Mac-1 вызывают повышенную экспрессию Mac-1 по сравнению с необработанной группой.Экспрессия Mac-1 увеличивалась с увеличением дозы. При дозах 200 мг/кг и 400 мг/кг нейтрофилы демонстрировали значительное усиление ( P <0,01) экспрессии CD11b-позитивной клеточной популяции по сравнению с контрольной группой (фиг. 4).

Рисунок 4 Проточная цитометрическая оценка влияния этанольного экстракта Tinospora crispa (100 мг/кг, 200 мг/кг и 400 мг/кг) на экспрессию (%) CD18 и CD11b на нейтрофилах.
Примечания: ( A ) Представляет результаты анализа FACS, а ( B ) представляет статистически преобразованные данные шести животных, выраженные в виде средних значений ± SD. * P <0,05 и ** P <0,01 представляют собой значимые различия по сравнению с контрольной группой, определенные однофакторным дисперсионным анализом с последующим критерием Даннета.
Сокращения: FACS, проточная цитометрия; SD, стандартное отклонение; ANOVA, дисперсионный анализ; ПЭ, фикоэритрин; FITC, изотиоцианат флуоресцеина; TCE, Экстракт Tinospora crispa .

Влияние ТХЭ на фагоцитарную активность нейтрофилов

Для оценки влияния TCE на фагоцитоз нейтрофилы, выделенные от контрольных и подопытных крыс, инкубировали с мечеными FITC E. coli . У всех животных, получавших дозы 100 мг/кг, 200 мг/кг и 400 мг/кг, наблюдалось усиление фагоцитоза FITC-меченых E. coli . Фагоцитарная активность выражается процентом фагоцитоза, как показано на фиг. 5. При дозе 100 мг/кг не наблюдалось значительных изменений в фагоцитозе по сравнению с контролем.Однако увеличение при дозах 200 мг/кг и 400 мг/кг оказалось значительным по сравнению с контрольной группой ( P <0,01). Оптимальное фагоцитирование бактерий было при дозе ТХЭ 400 мг/кг. Фагоцитарная активность при дозе 400 мг/кг была выше, чем у положительной группы.

.coli нейтрофилами.
Примечания: ( A ) Представляет результаты анализа FACS, а ( B ) представляет статистически преобразованные данные шести животных, выраженные в виде средних значений ± SD. * P <0,05 и ** P <0,01 представляют собой значимые различия по сравнению с контрольной группой, определенные однофакторным дисперсионным анализом с последующим критерием Даннета.
Сокращения: FITC, изотиоцианат флуоресцеина; FACS, проточная цитометрия; SD, стандартное отклонение; ANOVA, дисперсионный анализ; TCE, Экстракт Tinospora crispa .

Влияние TCE на пролиферацию спленоцитов

Для оценки влияния ТХЭ на способность к пролиферации спленоциты собирали у животных контрольной и испытуемой групп. Известно, что митогены, такие как LPS и Con A, специфически индуцируют пролиферацию спленоцитов. Влияние TCE на Con A- и LPS-стимулированную пролиферацию спленоцитов у иммунизированных животных показано на фиг. 6. Пролиферацию лимфоцитов изучали с помощью жидкостного сцинтилляционного счетчика.Нормальный коэффициент пролиферации лимфоцитов селезенки, индуцированный Con A или LPS у животных, получавших носитель, брали в качестве контроля. Было замечено, что TCE усиливает пролиферативный ответ спленоцитов, стимулированных Con A (5 мкг/мл) и LPS (10 мкг/мл). Увеличение пролиферации наблюдалось дозозависимым образом. Пролиферативный ответ лимфоцитов селезенки крыс, получавших ТХЭ в дозах 200 мг/кг и 400 мг/кг, был значительно выше, чем в контроле, как для Т-клеточных, так и для В-клеточных митогенов (Кон А и ЛПС соответственно).Клеточная пролиферация как Con A, так и LPS-стимулированных спленоцитов в группе, получавшей TCE, была оптимальной при дозе 400 мг/кг, и наблюдалось двукратное увеличение клеточной пролиферации по сравнению с группой, получавшей носитель.

Рисунок 6 Влияние спиртового экстракта Tinospora crispa (100 мг/кг, 200 мг/кг и 400 мг/кг) на пролиферацию Т- и В-лимфоцитов.
Примечания: Пролиферация спленоцитов выражается как SI.Данные выражены как средние значения ± стандартное отклонение для шести животных. * P <0,05 и ** P <0,01 представляют собой значимые различия по сравнению с контрольной группой, определенные однофакторным дисперсионным анализом с последующим критерием Даннета.
Сокращения: SI, индекс стимуляции; SD, стандартное отклонение; ANOVA, дисперсионный анализ; TCE, Экстракт Tinospora crispa .

Влияние ТХЭ на фенотипирование Т-лимфоцитов

Анализ экспрессии субпопуляций Т-клеток CD4+, Th-клеток и CD8+ цитотоксических Т-клеток выполняли с использованием проточного цитометра, чтобы выяснить, влияет ли ТХЭ на дифференцировку Т-клеток.Спленоциты, выделенные из иммунизированных мышей, получавших и не получавших TCE, окрашивали меченными FITC антителами против CD3 и против CD19. Результаты фенотипирования Т-клеток представлены в Таблице 1 и на Фигуре 7. Было замечено, что у животных, получавших ТХЭ, повышалась экспрессия CD4+, Th-клеток и CD8+ цитотоксических Т-клеток по сравнению с контролем. Наблюдалось дозозависимое значительное увеличение субпопуляции Т-клеток. Максимальный ответ на стимуляцию ТХЭ наблюдался при дозе 400 мг/кг, что было значительно выше, чем у стандартного иммуностимулирующего препарата левамизола в дозе 10 мг/кг.

Таблица 1 Влияние различных концентраций экстракта Tinospora crispa на фенотипы Т-лимфоцитов
Примечания: Данные представляют собой средний процент экспрессии клеток CD4 и CD8. Значения представляют собой среднее значение ± стандартная ошибка (n=6). * P <0,05 и ** P <0,001 были значимыми по сравнению с контрольной группой.

. CD8).
Сокращения: ФЭ, фикоэритрин; FITC, изотиоцианат флуоресцеина; TCE, Экстракт Tinospora crispa .

Влияние TCE на цитокины Th2 (TNF-α, IL-2 и IFN-γ) и Th3 (IL-4)

Определен эффект ТХЭ на высвобождение цитокинов Th2 и Th3. Уровень цитокинов в сыворотке крови крыс каждой группы анализировали методом мультиплексного анализа на шариках. Результаты показаны на рисунке 8. Уровни цитокинов Th2 (TNF-α, IL-2 и IFN-γ) были значительно повышены (в зависимости от дозы) в сыворотке крыс, получавших разные дозы TCE, по сравнению с контролировать.Увеличение TNF-α было почти в 2,5 раза, IFN-γ почти в 3 раза, а IL-2 в 4 раза при дозе 400 мг/кг по сравнению с контрольной группой. Определяли влияние TCE на IL-4 (цитокин Th3) (фиг. 8). Было замечено, что экспрессия IL-4 была значительно повышена у животных, получавших ТХЭ. Наблюдалось дозозависимое повышение уровня ИЛ-4 с максимальным эффектом при дозе 400 мг/кг. Уровень ИЛ-4 увеличился почти в четыре раза по сравнению с контрольной группой при дозе 400 мг/кг.

Рисунок 8 Эффект этанольного экстракта Tinospora crispa (100 мг/кг, 200 мг/кг и 400 мг/кг) цитокинов Th2/Th3.
Примечания: Данные выражены как средние значения ± SD для шести животных. * P <0,05, ** P <0,01 и *** P <0,001 представляют собой значимые различия по сравнению с контрольной группой, определенные однофакторным дисперсионным анализом с последующим критерием Даннетта.
Сокращения: SD, стандартное отклонение; ANOVA, дисперсионный анализ; TNF-α, фактор некроза опухоли альфа; ТС, Tinospora crispa ; IFN-γ, гамма-интерферон; ИЛ, интерлейкин.

Обсуждение

Иммунная система является жизненно важной защитой от опухолей, роста рака и инфекционных заболеваний. Сильная иммунная система состоит из элементов, находящихся в равновесии друг с другом; если этот баланс нарушен, наша иммунная система не сможет защитить организм от вредных веществ. Побочные эффекты, связанные с аллопатическими препаратами, наряду с их высокой стоимостью, обусловили необходимость поиска иммуномодулирующих средств, которые оказывают меньше побочных эффектов и могут применяться в течение более длительного времени для достижения постоянной иммунной активации для профилактики различных заболеваний.Иммуномодуляция с использованием лекарственных растений может стать заменой традиционной химиотерапии при ряде заболеваний, особенно когда необходимо активировать защитные механизмы хозяина в условиях ослабленного иммунного ответа или когда необходима селективная иммуносупрессия в таких ситуациях, как аутоиммунные заболевания. Существует несколько заболеваний, при которых иммуностимуляторы необходимы для преодоления иммуносупрессии, вызванной лекарствами или факторами окружающей среды, а иммунодепрессанты необходимы при нежелательном иммунопотенциале.Существует острая необходимость в препаратах, которые могут усилить иммунную систему для борьбы с иммунодепрессивными последствиями, вызванными стрессом, хроническими заболеваниями и состояниями нарушенной иммунной реактивности.

В последнее время лекарственные растения и продукты из них широко используются для модуляции иммунного ответа. 26 Хотя различные фармакологические активности лекарственных растений исследовались, иммуномодулирующий потенциал ТС до сих пор остается неизвестным. Это исследование касается ТС, который использовался из-за его иммуномодулирующей активности.В этом исследовании было обнаружено, что TCE в указанных терапевтических дозах перорально безопасен, поскольку в этот период не произошло гибели животных. Общий вид животных, получавших ТХЭ, не претерпел никаких изменений по сравнению с животными, не получавшими лечения.

Нейтрофилы являются важным компонентом врожденной иммунной системы, играя главную роль в клиренсе внеклеточных патогенов. 27 Как локализация, так и нейтрализация микроорганизмов являются ключевыми функциями нейтрофилов, которые координируются специфическими медиаторами воспаления, высвобождаемыми из очага инфекции. 28 Привлечение лейкоцитов к раздражителям является важным этапом иммунного ответа для формирования эффективного иммунного ответа. Интегрины, гликопротеины клеточной поверхности, опосредуют миграцию нейтрофилов к очагу воспаления. Молекулы семейства интегринов, особенно молекулы подсемейства β 2 -интегринов, которые обычно экспрессируются лейкоцитами, опосредуют сильную адгезию, взаимодействуя с различными клеточными компонентами и молекулами надсемейства иммуноглобулинов.Регуляция связывания β 2 -интегрина с лигандами играет ключевую роль в адгезии лейкоцитов к эндотелию сосудов и миграции циркулирующих лейкоцитов на стимул. 29–31 CD11b (также известный как Mac-1) представляет собой важный β 2 -интегрин, экспрессируемый на поверхности лейкоцитов. В этом исследовании изучалось влияние экстракта TCE на экспрессию Mac-1 в стимулированных нейтрофилах. Было обнаружено, что нейтрофилы, выделенные из групп крыс, получавших TCE, при оценке экспрессии Mac-1 вызывают повышенную экспрессию β 2 -интегрина CD11b/CD18 (Mac-1) по сравнению с необработанными контрольными группами.Улучшенная экспрессия Mac-1 обеспечила понимание механизма иммунной активации посредством TCE. На экспрессию этих интегринов положительно влияют медиаторы воспаления, такие как IL-2 и INF-γ. 32 Улучшение fMLP-индуцированного хемотаксиса ex vivo нейтрофилов, выделенных от крыс, предварительно получавших TCE, указывает на потенциальную активность TCE в отношении миграции нейтрофилов, которая может быть связана с активацией Mac-1, поскольку fMLP участвует в стимуляции нейтрофилов. хемотаксис по механизму, опосредованному Mac-1.В настоящее время иммуномодулирующий потенциал TCE всесторонне исследован на модуляцию как Т-, так и В-клеток на Т-зависимый антиген SRBC. Пролиферация В- и Т-лимфоцитов является ответом на стимуляцию, индуцированную антигенами или митогенами. Клеточная пролиферация, индуцированная Con A, обычно используется для выявления иммунитета Т-лимфоцитов, а индуцированная ЛПС активация В-клеток указывает на иммунитет В-лимфоцитов. 33 Лечение TCE усиливало Con A и LPS-индуцированную пролиферацию лимфоцитов.

Для дальнейшего выяснения механизма TCE как иммуномодулирующего агента с помощью проточной цитометрии было проанализировано влияние TCE как на CD4+, так и на CD8+ популяции Т-лимфоцитов селезенки у животных, иммунизированных SRBC. Т-лимфоциты, жизненно важная часть защитной иммунной системы, дифференцируются на две разные подгруппы в соответствии с их специфической мембранной молекулой: CD4+ и CD8+ Т-лимфоциты. Поскольку Т-клетки играют ключевую роль в регуляции иммунных ответов, будучи ответственными за клеточно-опосредованный иммунитет, в стабильной иммунной системе быстрая пролиферация Т-клеток после антигенного стимула регулируется последующей дифференцировкой в ​​эффекторные клетки.Являясь основными защитниками организма-хозяина от болезней, активация и пролиферация лимфоцитов имеют жизненно важное значение во время наступления инфекции или других патологических состояний. Агенты, ответственные за пролиферацию клеток CD4+ и CD8+, обладают значительным терапевтическим потенциалом для пациентов, страдающих CD4+-лимфопенией, вызванной многочисленными инфекционными заболеваниями, лекарствами или раком. 34 TCE в различных пероральных дозах значительно улучшал процент CD4+ и CD8+ T-лимфоцитов у животных, иммунизированных SRBC.Было замечено, что дифференцировка Т-клеток в их подтипы CD4+ и CD8+ Т-популяции удвоилась у животных, получавших TCE, что объясняет его возможную роль в клеточно-опосредованной иммунной активации.

Кроме того, Th-клетки представляют собой тип Т-лимфоцитов, которые способствуют усилению или усилению активности других иммунных клеток путем высвобождения Т-клеточных цитокинов. Пролиферирующие Th-клетки способны развиваться в эффекторные T-клетки, которые дополнительно дифференцируются в два основных функционально различных подтипа клеток, называемых Th2- и Th3-клетками. 35 Хорошо известно, что ответы Th-клеток и цитотоксических Т-лимфоцитов связаны с усилением CD4+ и CD8+ Т-лимфоцитов соответственно. Th2-лимфоциты, характеризующиеся продукцией IL-2, IFN-γ и TNF-α, способствуют клеточному иммунитету, тогда как Th3-лимфоциты, в основном участвующие в гуморальном иммунитете, продуцируют IL-4, IL-5 и IL-10. Иммунитет Th2 защищает от прогрессирования рака и некоторых внутриклеточных инфекционных заболеваний, тогда как иммунитет Th3 полезен против внеклеточных патогенных инфекций и аутоиммунных заболеваний. 36 Таким образом, баланс между высвобождением цитокинов Th2 и Th3 играет важную роль в определении направления и исхода иммунного ответа. Результаты, полученные в ходе исследования, показали, что ТХЭ усиливает продукцию цитокинов Th2 и Th3. Недавние и предыдущие исследования показали, что как CD4+, так и CD8+ Т-клетки способны контролировать иммунный ответ путем регуляции цитокинов. Согласно недавнему исследованию, CD4+ Т-клетки дифференцируются в один из двух эффекторных фенотипов, где клетки Th2 направляют иммунный ответ в сторону клеточно-опосредованного иммунного ответа, а клетки Th3 стимулируют гуморальный или аллергический ответ. 37,38 Увеличение числа В- и Т-клеток при ТХЭ может быть связано с механизмом, опосредованным цитокинами Th2/Th3. Следовательно, основываясь на наших открытиях, мы предполагаем, что TCE может усиливать клеточно-опосредованные и гуморальные иммунные функции за счет увеличения секреции цитокинов Th2 и Th3.

Заключение

Результаты показывают, что экстракт ТС способен активировать клеточно-опосредованный иммунитет за счет повышенной хемотаксической и фагоцитарной активности нейтрофилов наряду с повышенной экспрессией провоспалительного интегрина Mac-1.Кроме того, TCE также усиливал пролиферацию спленоцитов, одновременно увеличивая продукцию цитокинов Th2 и Th3. Настоящие результаты свидетельствуют о том, что этанольный экстракт ТС обладает мощными иммуностимулирующими свойствами. Поскольку исследование показывает, что этанольный экстракт TC может улучшать иммунную функцию, он может быть потенциальным иммунотерапевтическим средством, возможно, полезным для усиления иммунного ответа при заболеваниях с ослабленным иммунитетом. Однако фармакологически активные ингредиенты в TC и сигнальные пути, участвующие в иммуностимуляции, также еще предстоит выяснить.

Подтверждение

Это исследование поддерживается грантом (№ 02-01-02-SF0932) Министерства науки, технологий и инноваций Малайзии.

Раскрытие информации

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в данной работе.


Ссылки

1.

Паркин Дж., Коэн Б. Обзор иммунной системы. Ланцет . 2001;357(9270):1777–1789.

2.

Turvey SE, Broide DH. Врожденный иммунитет. J Allergy Clin Immunol . 2010 г.; 125 (2 доп. 2): 24.

3.

Шукла С., Байпай В., Ким М. Растения как потенциальные источники природных иммуномодуляторов. Rev Environ Sci Biotechnol . 2014;13(1):17–33.

4.

Патвардхан Б., Гаутам М. Ботанические иммунопрепараты: объем и возможности. Препарат Дисков Сегодня . 2005;10(7):495–502.

5.

Гуле Б.В., Йоле П.Г. Иммуномодулирующая активность in vitro и in vivo фракции иридоидов из Barleria prionitis Linn . J Этнофармакол . 2012;141(1):424–431.

6.

Александр С.П., Кирубакаран С.Дж., Майкл Р.Д. Водорастворимая фракция листьев Tinospora cordifolia усиливала неспецифические иммунные механизмы и устойчивость к болезням у Oreochromis mossambicus . Рыба Моллюски Иммунол . 2010;29(5):765–772.

7.

Кушваха С., Рой С., Майти Р. и др. Хемотипические вариации при ania somnifera приводят к дифференциально модулированному иммунному ответу у мышей BALB/c. Вакцина . 2012;30(6):1083–1093.

8.

Круз Г.В., Перейра П.В., Патрисио Ф.Дж. и др. Увеличение рекрутирования клеток, способности к фагоцитозу и продукции оксида азота, вызванное водно-спиртовым экстрактом из листьев Chenopodium ambrosioides . J Этнофармакол . 2007;111(1):148–154.

9.

Smith MJ, Germolec DR, Frawley RP, White KL Jr. Иммуномодулирующие эффекты экстракта клопогона ( Actaea racemosa ) у самок мышей B6C3F1. Токсикология . 2013; 308: 146–157.

10.

Gautam M, Diwanay S, Gairola S, Shinde Y, Patki P, Patwardhan B. Иммуноадъювантный потенциал водного экстракта Asparagus racemosus в экспериментальной системе. J Этнофармакол . 2004;91(2–3):251–255.

11.

Ren Z, He C, Fan Y и др. Иммуноусиливающие эффекты этанольного экстракта из Cyrtomium macrophyllum (Makino) Tagawa на иммуносупрессию, вызванную циклофосфамидом, у мышей BALB/c. J Этнофармакол . 2014;155(1):769–775.

12.

Юандани, Илангкован М., Джантан И., Мохамад Х.Ф., Хусейн К., Абдул Разак А.Ф.Ингибирующее действие стандартизированных экстрактов Phyllanthus amarus и Phyllanthus urinaria и их маркерных соединений на фагоцитарную активность нейтрофилов человека. Комплемент на основе Evid Altern Med . 2013;603634(10):2.

13.

Nudo LP, Catap ES. Иммуностимулирующие эффекты Uncaria perrottetii (A. Rich.) Merr. (Rubiaceae) водный экстракт коры винограда у мышей Balb/C. J Этнофармакол .2011;133(2):613–620.

14.

Джаятирта М.Г., Мишра С.Х. Предварительная иммуномодулирующая активность метанольных экстрактов Eclipta alba и Centella asiatica . Фитомедицина . 2004;11(4):361–365.

15.

Чоудхари М.И., Исмаил М., Шаари К. и др. фуранодитерпеноиды цис-клероданового типа из Tinospora crispa . J Nat Prod . 2010;73(4):541–547.

16.

Li S, Long C, Liu F, et al. Травы для лечебных ванн среди традиционных общин яо Китая. J Этнофармакол . 2006;108(1):59–67.

17.

Rungruang T, Boonmars T. Противопаразитарная активность in vivo растения тайской народной медицины – Tinospora crispa – против Plasmodium 044i 90 44. Юго-Восточная Азия J Trop Med Общественное здравоохранение . 2009;40(5):898–900.

18.

Praman S, Mulvany MJ, Williams DE, Andersen RJ, Jansakul C. Гипотензивные и кардиохронотропные компоненты Tinospora crispa в анаэробной системе и механизмы действия на сердечно-сосудистую систему. J Этнофармакол . 2012;140(1):166–178.

19.

Праман С., Малвани М.Дж., Уильямс Д.Е., Андерсен Р.Дж., Янсакул К.Сырой экстракт и очищенные компоненты, выделенные из стеблей Tinospora crispa , проявляют положительное инотропное действие на изолированное левое предсердие крыс. J Этнофармакол . 2013;149(1):123–132.

20.

Abood WN, Fahmi I, Abdulla MA, Ismail S. Иммуномодулирующий эффект выделенной фракции из Tinospora crispa на внутриклеточную экспрессию IL-8 и IL-гамма . Дополнение BMC Altern Med .2014;14(205):1472–6882.

21.

Кумар С., Джоти А., Кешари Р.С., Сингх М., Бартвал М.К., Дикшит М. Функциональная и молекулярная характеристика изоформ NOS в клетках-предшественниках нейтрофилов крысы. Цитометрия А . 2010;77(5):467–477.

22.

Verma S, Hoffmann FW, Kumar M, et al. У мышей с нокаутом по селенопротеину К наблюдается дефицит потока кальция в иммунных клетках и нарушение иммунного ответа. Дж Иммунол . 2011;186(4):2127–2137.

23.

Wang C, Yu X, Cao Q, et al. Характеристика мышиных макрофагов из костного мозга, селезенки и брюшины. ВМС Иммунол . 2013;14(6):1471–2172.

24.

Варалакшми С., Али А.М., Пардхасарадхи Б.В., Шривастава Р.М., Сингх С., Хар А. Иммуномодулирующие эффекты куркумина: in-vivo. Int Immunopharmacol .2008;8(5):688–700.

25.

Гупта А., Хаджурия А., Сингх Дж. и др. Иммуномодулирующая активность биополимерной фракции RLJ-NE-205 из Picrorhiza curroa . Int Immunopharmacol . 2006;6(10):1543–1549.

26.

Бхат Б.А., Дхар К.Л., Пури С.К., и др. Выделение, характеристика и биологическая оценка лактонов дурмана как потенциальных иммуномодуляторов. Биоорг Мед Химия . 2005;13(24):6672–6677.

27.

Стюарт Л.М., Езековиц Р.А. Фагоцитоз и сравнительный врожденный иммунитет: обучение на лету. Нат Рев Иммунол . 2008;8(2):131–141.

28.

Филлипсон М., Кубес П. Нейтрофилы при воспалении сосудов. Nat Med . 2011;17(11):1381–1390.

29.

Уильямс М.Р., Азкутиа В., Ньютон Г., Алкайд П., Лущинскас Ф.В. Новые механизмы рекрутирования нейтрофилов через эндотелий. Тренды Иммунол . 2011;32(10):461–469.

30.

Люб М., ван Койк Ю., Фигдор К.Г. Плюсы и минусы LFA-1. Иммунол Сегодня . 1995;16(10):479–483.

31.

Азар Р.Р., Маккей Р.Г., Кирнан Ф.Дж. и др.Коронарная ангиопластика вызывает системный воспалительный ответ. Ам Дж Кардиол . 1997; 80 (11): 1476–1478.

32.

Стюарт М., Тиль М., Хогг Н. Интегрины лейкоцитов. Curr Opin Cell Biol . 1995;7(5):690–696.

33.

Ван Х., Ван М., Чен Дж. и др. Полисахарид из яиц Strongylocentrotus nudus защищает от миелосупрессии и иммуносупрессии у мышей, получавших циклофосфамид. Int Immunopharmacol . 2011;11(11):1946–1953.

34.

Хан С., Малик Ф., Сури К.А., Сингх Дж. Молекулярное понимание иммуностимулирующих свойств экстракта листьев ашваганды и идентификация иммуностимулирующего химического вещества Th2. Вакцина . 2009 г.; 27(43):6080–6087.

35.

Гегинат Дж., Парони М., Магли С. и др. Пластичность субпопуляций Т-клеток CD4 человека. Фронт Иммунол . 2014;5:630.

36.

Кидд П. Баланс Th2/Th3: гипотеза, ее ограничения и последствия для здоровья и болезней. Altern Med Rev . 2003;8(3):223–246.

37.

Xu M, Zhao M, Yang R, Zhang Z, Li Y, Wang J. Влияние пищевых нуклеотидов на иммунную функцию у мышей Balb/C. Int Immunopharmacol . 2013;17(1):50–56.

38.

Абид С., Хаджурия А., Парваиз К. и др. Иммуномодулирующие исследования биоактивной фракции плодов Prunus cerasus на мышах линии BALB/c. Int Immunopharmacol . 2012;12(4):626–634.

Опасения по поводу безопасности лекарственных средств, связанные с иммуномодуляторами

Фарм. 2016;41(6):HS2-HS8.

ВЫДЕРЖКА: Количество лекарств, используемых для лечения аутоиммунных заболеваний, резко возросло.Эти агенты — иммуномодуляторы — привели к улучшению результатов лечения пациентов и, в некоторых случаях, к замедлению прогрессирования заболевания. Несмотря на эти достижения, иммуномодуляторы также связаны с серьезными проблемами безопасности лекарств. Потенциал неблагоприятных реакций на лекарства, серьезных осложнений, связанных с приемом лекарств, и ошибок при приеме лекарств значителен. Фармацевты должны хорошо осознавать сложность иммуномодуляторов и связанный с ними потенциал побочных эффектов. Необходимо уделять внимание всем аспектам процесса применения лекарств — закупке и хранению, назначению, выдаче, введению и контролю — для обеспечения наиболее безопасного и эффективного использования этих препаратов.

Аутоиммунные расстройства включают широкий спектр болезненных состояний и состояний, которые проще всего описать как реакцию иммунной системы на компоненты собственного организма. Соответственно, огромное количество лекарств, используемых для лечения этих расстройств, либо подавляют, либо стимулируют элемент иммунной системы, преодолевая разрушительные последствия иммуноопосредованных заболеваний. Эти лекарства, называемые иммуномодуляторами или иммуномодуляторами , привели к улучшению результатов лечения пациентов и, в некоторых случаях, к замедлению прогрессирования заболевания.Несмотря на их вклад в лечение заболеваний, эти мощные агенты часто усугубляют осложнения, а их сложность приводит к проблемам с безопасностью лекарств. Обсуждение всех иммуномодуляторов выходит за рамки данного обзора; скорее, будут определены категории связанных нежелательных явлений (НЯ) и необходимые меры предосторожности при использовании этого класса препаратов.

Классификация агентов

В целом иммуномодуляторы можно разделить на две категории: иммунодепрессанты и иммуностимуляторы.В каждой категории есть несколько типов лекарств, каждый из которых имеет уникальные механизмы действия, иммунные мишени и показания (как маркированные, так и немаркированные).

Безопасность лекарств, нежелательные явления и процесс использования лекарств

В сфере безопасности лекарств фармацевты должны сосредоточиться на побочных реакциях на лекарства, а также на ошибках при назначении лекарств. Побочные реакции носят неожиданный характер и подразумевают невозможность предсказать, какие пациенты испытают событие. Например, при отсутствии анамнеза трудно установить, у какого пациента может быть реакция гиперчувствительности на моноклональные антитела (МАТ).Однако, если данный агент имеет высокую вероятность инфузионных реакций, эти реакции можно свести к минимуму путем предварительной обработки и начала инфузии с более низкой скоростью. Лекарственные ошибки считаются предотвратимыми (например, неправильная доза или неправильный препарат), и первостепенное значение имеет бдительность в улучшении процесса использования лекарств, чтобы избежать распространенных врачебных ошибок. В этом обзоре будут определены этапы процесса использования иммуномодуляторов и меры предосторожности, которые могут быть реализованы, чтобы свести к минимуму побочные реакции на лекарства и избежать ошибок при лечении.

Закупка и хранение лекарств

Потенциальная вероятность ошибок при приеме лекарств начинается с закупки и хранения этой сложной группы лекарств. Номенклатура и упаковка похожих/похожих друг на друга звуков (LASA) создают потенциал для путаницы между продуктами. Полезно распознавать известные препараты LASA и использовать такие стратегии, как надписи с изображением высокого человека и предупреждающие этикетки в местах хранения. Институт безопасной медицинской практики (ISMP) регулярно обновляет свой список часто путаемых названий лекарств и является отличным источником профилактических стратегий в начале процесса использования лекарств. 1 См. ТАБЛИЦА 1 .

Также важно регулярно пересматривать требования к хранению. Хотя большинство иммуномодуляторов стабильны при комнатной температуре, анализ маркировки на упаковке с учетом уникальных требований и недопущение экстремальных колебаний температуры сохранит целостность продукта и защитит финансовые вложения.

Предписание

Одной из самых больших проблем для пациентов, получающих иммуномодуляторы, является риск инфицирования, как первичного, так и реактивации латентных инфекций.Проблемы включают реактивацию вирусов гепатита В и гепатита С, латентный туберкулез (ТБ), инвазивные грибковые инфекции, пневмонию Pneumocystis jiroveci (PJP), вирусы герпеса, ВИЧ и прогрессирующую многоочаговую лейкоэнцефалопатию (ПМЛ). До начала лечения пациенты должны быть обследованы на наличие факторов риска или истории контакта с патогенами, связанными с этими инфекциями. В некоторых случаях профилактика (например, триметоприм-сульфаметоксазол при ПЯП), сопутствующая терапия (например, лечение латентного ТБ) или иммунизация перед терапией (например,g., может быть показана живая вакцина против опоясывающего лишая за 2-4 недели до терапии у пациентов в возрасте 60 лет). Во многих случаях руководства, основанные на фактических данных, отсутствуют, и решение о начале или продолжении терапии иммуномодуляторами принимается в зависимости от соотношения риска и пользы. 2,3

ПМЛ, серьезное демиелинизирующее заболевание головного мозга, вызываемое полиомавирусом JC (JCV), представляет собой серьезную проблему, о которой сообщалось у пациентов, получающих определенные препараты, 4,5 , что требует интенсивного обучения пациентов и наблюдения.Пациентам, которые являются кандидатами на натализумаб, рекомендуется тестирование на антитела к JCV. Если результат отрицательный на антитела, пациент не подвергался воздействию и считается, что риск развития ПМЛ незначителен. Несмотря на этот недавний прогресс, тщательный мониторинг признаков и симптомов ПМЛ остается критически важным. 6

Несмотря на то, что фармацевту системы здравоохранения нецелесообразно быть осведомленным о новых данных о риске инфицирования для множества доступных в настоящее время иммуномодуляторов, фармацевт должен работать с ревматологами, неврологами и другими специалистами системы здравоохранения, чтобы обеспечить наличие стратегии скрининга и наблюдения за пациентами на предмет потенциального риска инфицирования.

Что касается профилактики инфекций, то фармацевт должен играть активную роль в обеспечении пациентов профилактическими инактивированными вакцинами (например, гриппозной, пневмококковой). Использование живых вакцин не является абсолютным противопоказанием; однако, как правило, терапию иммуномодуляторами следует приостановить на 3 месяца. Исключением являются пациенты, получающие глюкокортикоиды, в этом случае рекомендуется 1-месячный период вымывания. 7

Учитывая обширный профиль НЯ, связанный с классом иммуномодуляторов ( ТАБЛИЦА 2 ), также важно измерить соответствующие исходные лабораторные параметры и следить за ними до начала приема препарата.Некоторые реакции невозможно предотвратить (например, повышение уровня трансаминаз, изменения артериального давления, нарушения липидного обмена), но при тщательном наблюдении за пациентом можно принять решение относительно возможных альтернатив, риска или пользы или дополнительных лекарств для лечения побочных эффектов.

 

Известно, что некоторые иммуномодуляторы (например, митоксантрон, терифлуномид) обладают тератогенным действием, при беременности категорий D и X ( ТАБЛИЦА 2 ). Тесты на беременность и консультирование по вопросам контрацепции имеют первостепенное значение до начала приема наркотиков.

Одной из простых мер безопасности при назначении лекарств является отказ от использования сокращений. Сложный характер многих названий лекарств и режимов приема увеличивает вероятность использования сокращенных инструкций; история, однако, учит, что такая практика может привести к ошибкам в лечении. Например, ISMP сообщил, что один пациент, назначавший адалимумаб «раз в неделю» (тогда как имелось в виду «каждые две недели»), получал двойную дозу адалимумаба каждую неделю в течение >9 месяцев. 8

Наконец, очень важны скрининг лекарственного взаимодействия и соответствующие предупреждения о безопасности в электронных системах.Обычно не рекомендуется одновременное введение нескольких иммуномодуляторов (за исключением глюкокортикоидов), и пациентам не следует вводить живые вакцины. Также следует избегать других лекарственных взаимодействий, специфичных для отдельных препаратов. Ключевым инструментом безопасности лекарств для фармацевтов при использовании иммуномодуляторов является надежный справочник по лекарственному взаимодействию.

Отпуск

Во-первых, фармацевты должны взять на себя обязательство тщательно изучить вышеупомянутые вопросы безопасности при назначении до проверки или отпуска иммуномодуляторов.Еще одним соображением является осторожное обращение, чтобы избежать профессионального риска для медицинских работников и сохранить целостность продукта. Национальный институт безопасности и гигиены труда регулярно публикует руководящие документы и процедуры по безопасному обращению с опасными лекарствами, чтобы избежать профессиональных рисков. 9 Кроме того, некоторые препараты класса Mab требуют осторожного обращения или отсутствия встряхивания, чтобы избежать пенообразования и других проблем, связанных с целостностью продукта. По этим причинам такие лекарства следует регулярно помещать в список «Не использовать трубку» в учреждениях, использующих системы пневматических трубок для доставки лекарств.

Введение

Существует множество соображений безопасности лекарственных средств на этапе введения в процессе применения лекарств. Финголимод, например, связан с брадикардией после первой дозы и требует тщательного наблюдения в течение > 6 часов после первоначального введения. 10

Препараты, вводимые подкожно, часто вызывают реакции в месте инъекции и боль. Блокаторы фактора некроза опухоли-альфа адалимумаб и этанерцепт вызвали более 10 000 реакций в месте инъекции в недавнем ежеквартальном сводном отчете о травмах, полученном FDA. 11 Наличие немедленных постинъекционных реакций при подкожном введении глатирамера хорошо задокументировано. 12

Пациенты и медперсонал должны быть обучены методам минимизации реакций в месте инъекции, например чередование мест введения, теплые или холодные компрессы и введение меньших объемов препарата. Существует множество веб-сайтов и блогов, особенно в сообществе больных рассеянным склерозом (РС), которые посвящены боли или реакциям в месте инъекции и предлагают средства для улучшения состояния, хотя не все эти ресурсы имеют научную основу.Также крайне важно повысить приверженность пациентов лечению. Пациенты, получающие интерфероновую терапию по поводу рассеянного склероза, часто сообщают о реакциях в месте инъекции и побочных эффектах, таких как утомляемость, гриппоподобные симптомы и мышечная ригидность, как о причинах прекращения приема препарата. 13 Реакции в месте инъекции и гриппоподобные симптомы имеют тенденцию к уменьшению через 1 год; если пациент отвечает клинически, полезно поощрять его или ее продолжать терапию, если это возможно. 14 Кроме того, сообщалось о более низкой частоте реакций в месте инъекции при еженедельном в/м введении по сравнению с трехкратным подкожным введением интерферона в неделю. 15

Еще одной проблемой безопасности являются инфузионные реакции (IAR) на иммуномодуляторы, вводимые внутривенно. Реакции включают головную боль, крапивницу, лихорадку, озноб, гипотензию, брадикардию, тахикардию и анафилаксию. Лекарства для управления реакциями должны быть легко доступны, наряду с руководствами или алгоритмами для лечения. Премедикация антигистаминными, жаропонижающими, противорвотными средствами и/или анальгетиками может быть показана в зависимости от препарата и анамнеза пациента.Замедление скорости инфузии может свести к минимуму незначительные реакции; однако инфузии следует прекратить в тяжелых случаях. Фармацевты должны играть активную роль в разработке соответствующих протоколов и оптимизации процедур для управления IAR. 16,17

Наконец, аллергия на латекс или повышенная чувствительность могут быть проблемой при использовании некоторых продуктов. Адалимумаб, этанерцепт, голимумаб и секукинумаб упакованы в предварительно заполненные шприцы с колпачками для игл, которые содержат латекс. 18-21 Некоторые реакции в месте инъекции могут быть результатом чувствительности к латексу, и в этом случае скрининг и обучение пациентов могут помочь свести к минимуму побочные эффекты.

Мониторинг

Основные вопросы безопасности, связанные с наблюдением за пациентами, включают вопросы, рассмотренные в разделе Назначение препаратов , где основное внимание уделяется принятию решений относительно альтернативной терапии, полипрагмазии для лечения НЯ или методов минимизации побочных эффектов. Пожизненные пользователи терапии иммуномодуляторами подвергаются особому риску инфекций, вторичных злокачественных новообразований, нефротоксичности, гепатотоксичности и нарушения гликемического контроля. Недавние предварительные данные свидетельствуют о том, что у взрослых, госпитализированных с некоторыми аутоиммунными заболеваниями, риск венозной тромбоэмболии (ВТЭ) повышен на 20%.Хотя необходимы дополнительные исследования, пристальное внимание к оценке риска ВТЭ и профилактике особенно важно для этой популяции пациентов. 22

Заключение

Класс препаратов-иммуномодуляторов постоянно развивается, представляя как большие риски, так и большие преимущества для пациентов с разрушительными хроническими заболеваниями. Фармацевт играет решающую роль в обеспечении безопасного и эффективного использования этих лекарств. Системы, обеспечивающие безопасный и надлежащий выбор лекарств, а также их выдачу и введение, должны быть на месте и, по возможности, оптимизированы.Наконец, необходимы постоянный мониторинг и постоянное консультирование пациентов, включающее напоминания о соответствующей контрацепции, иммунизации (при необходимости) и бдительность в отношении лабораторных оценок.

ССЫЛКИ

1. Институт безопасной медицинской практики (ISMP). Список запутанных названий лекарств ISMP. www.ismp.org/tools/confuseddrugnames.pdf. По состоянию на 29 февраля 2016 г.
2. Водопивец И., Милославский Э.М., Коттон К.Н., Чо Т.А. Руководство невролога по безопасному использованию иммуномодулирующей терапии. Семин Нейрол . 2014; 34:467-478.
3. Вингерчук Д.М., Картер Дж.Л. Рассеянный склероз: современные и новые методы лечения и стратегии лечения, модифицирующие заболевание. Mayo Clin Proc . 2014;89:225-240.
4. Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Тизабри (натализумаб): информирование о безопасности препарата — новый фактор риска прогрессирующей многоочаговой лейкоэнцефалопатии (ПМЛ). www.fda.gov/safety/medwatch/safetyinformation/safetyalertsforhumanmedicalproducts/ucm288602.htm. По состоянию на 20 марта 2016 г.
5. FDA. Сообщение FDA о безопасности лекарственных средств: FDA предупреждает о случаях редкой инфекции головного мозга препаратом Gilenya (финголимод) от рассеянного склероза у двух пациентов, ранее не принимавших иммунодепрессанты.www.fda.gov/Drugs/DrugSafety/ucm456919.htm. По состоянию на 20 марта 2016 г.
6. Джеффри Д.Р. Последние достижения в лечении рассеянного склероза: эффективность, риски и место в терапии. Ther Adv Chronic Dis . 2013;4:45-51.
7. Орлицка К., Барнс Э., Калвер Э.Л. Профилактика инфекций, вызванных иммунодепрессантами в гастроэнтерологии. The Adv Chronic Dis. 2013;4:167-185.
8. ИСМП. QOWEEK. www.ismp.org/newsletters/ambulatory/archives/200612_2.asp. По состоянию на 5 марта 2016 г.
9. Connor TH, MacKenzie BA, DeBord DG, et al. Список NIOSH противоопухолевых и других опасных препаратов в медицинских учреждениях, 2014 г. Цинциннати, Огайо: Национальный институт безопасности и гигиены труда; 2014. Номер публикации 2014-138.
10. Информация о продукте Галения (финголимод). Восточный Ганновер, Нью-Джерси: Novartis Pharmaceuticals Corp.; Февраль 2016.
11. ИСМП. Годовой отчет QuarterWatch 2014: сигналы для блокаторов TNF, антикоагулянтов, Lipitor, гормона роста. www.ismp.org/newsletters/acutecare/showarticle.aspx?id=119. По состоянию на 5 марта 2016 г.
12. Anderson G, Meyer D, Herrman CE, et al. Переносимость и безопасность полмиллилитровой формы глатирамера для подкожной инъекции: открытое, многоцентровое, рандомизированное сравнительное исследование. J Нейрол . 2010; 257:1917-1923.
13. Догерти К.К., Батлер Дж.С., Маттингли М., Райан М. Факторы, побуждающие пациентов прекратить лечение рассеянного склероза. Ассоциация J Am Pharm (2003 г.). 2005;45:371-375.
14. Kappos L, Polman CH, Freedman MS, et al.Лечение интерфероном бета-1b задерживает конверсию в клинически определенный РС и МС Макдональда у пациентов с клинически изолированными синдромами. Неврология . 2006;67:1242-1249.
15. Panitch H, Goodin DS, Francis G, et al. Рандомизированное сравнительное исследование схем лечения интерфероном бета-1а при РС: исследование EVIDENCE. Неврология. 2002; 59:1496-1506.
16. McEwan L, Caon C, Chieffe C, et al. Лучшие практики введения алемтузумаба: практические рекомендации по инфузии у пациентов с рассеянным склерозом. Дж Инфус Нурс . 2016;39:93-104.
17. Namey M, Halper J, O’Leary S, et al. Передовой опыт лечения рассеянного склероза: инфузионные реакции в сравнении с гиперчувствительностью, связанной с биологической терапией. Дж Инфус Нурс . 2010;33:98-111.
18. Информация о препарате Хумира (адалимумаб). Северный Чикаго, Иллинойс: AbbVie Inc.; Март 2016 г.
19. Информация о препарате Энбрел (этанерцепт). Таузенд-Оукс, Калифорния: Amgen, Inc.; Март 2015 г.
20. Информация о препарате Simponi (голимумаб). Хоршам, Пенсильвания: Centocor Ortho Biotech; 2009.
21. Информация о препарате Козэнтикс (секукинумаб). Восточный Ганновер, Нью-Джерси: Novartis Pharmaceuticals Corp.; Январь 2016 г.
22. Yusuf HR, Hooper WC, Beckman MG, et al. Риск венозной тромбоэмболии среди госпитализаций взрослых с отдельными аутоиммунными заболеваниями. J Тромб Тромболизис . 2014;38:306-313.
23. Райан М., Дено С., Цвибель Х.Л. Обзор клинических дебатов относительно вмешательств при рассеянном склерозе. J Manag Care Pharm . 2009; 15 (дополнение S-b): S1-S17.
24.Харт И.К., Сатхасивам С., Шаршар Т. Иммунодепрессанты при миастении. Кокрановская база данных Syst Rev . 2007; (4): CD005224.
25. Агарвал С.К., Фархин К., Одерда Г.М. и соавт. Стратегии управляемого ухода для улучшения результатов лечения пациентов с ревматоидным артритом. J Manag Care Pharm . 2011;17(прил.9-б):S3-S8.
26. Ченг Ф.К., Маклин Л.П., Кросс Р.К. Какова роль ведолизумаба в эпоху анти-ФНО агентов? Энн Трансл Мед . 2014;2:1-4.
27. Рубиль К., Харауи Б.Интерстициальные заболевания легких, вызванные или усугубленные БПВП и биологическими агентами при ревматоидном артрите: систематический обзор литературы. Семин Артрит Рев. 2014;43:613-626.
28. Micromedex Healthcare Series [база данных в Интернете]. Версия 5.1. Гринвуд-Виллидж, Колорадо: Thomson Micromedex; 2016.

Чтобы прокомментировать эту статью, обращайтесь по адресу [email protected]

47 От редакции: metatheatre — Veterinaria Digital

Иммуностимуляторы – это вещества, способные стимулировать иммунную систему, повышать выработку антител или повышать активность различных иммунных клеток.

Он также представлен в качестве альтернативы антибиотикам для снижения наличия бактериальной резистентности и уровня остатков в продуктах животного происхождения.

Новорожденные жвачные животные зависят от потребления молозива для пассивного иммунитета через иммуноглобулины.

Таким образом, есть два возможных варианта защиты от инфекций. Первое молозиво может быть использовано для замены введения большего количества иммуноглобулинов или, как второй вариант, может быть использовано для повышения иммуностимуляторами активного иммунитета самого животного.

Было изучено использование различных типов иммуностимулирующих веществ, включая различные препараты, такие как левамизол (предназначенный как антигельминтное средство), витамины, такие как витамины С и Е, цитокины или на основе экстрактов растений, богатых пронутриентами, среди других продуктов.

Интерлейкины (цитокины) положительно влияют на ранний возраст, выступая в роли посредников между лимфоидными, кроветворными и воспалительными клетками. По этой причине употребление продуктов, содержащих пронутриенты, увеличивает выработку цитокинов.

Более того, несколько исследований документально подтвердили использование растений со свойствами по содержанию лактоферрина или соматических клеток в коровьем или козьем молоке соответственно или по количеству лакто-иммуноглобулинов в молозиве. В этих экспериментах были получены значительные результаты по увеличению лактоферрина и иммуноглобулина, но не по уменьшению соматических клеток в молоке.

У других видов проводились исследования, в которых оценивали титр антител после иммунизации, получали результаты, превосходящие результаты вакцинации, и наблюдали увеличение иммуноглобулина в крови после введения.

Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить влияние этих продуктов как на производство молока, так и на их возможное применение в качестве субклинических средств профилактики заболеваний, а также на избежание использования антибиотиков .

Иммуномодуляторы Побочные эффекты | Американское онкологическое общество

Иммуномодуляторы представляют собой группу препаратов, которые в основном нацелены на пути лечения множественной миеломы и некоторых других видов рака. У них есть много способов работать, в том числе напрямую воздействовать на иммунную систему, отказываясь от одних белков и повышая другие.

Талидомид, леналидомид и помалидомид

Талидомид (таломид), леналидомид (ревлимид) и помалидомид (помалист) известны как иммуномодулирующие препараты (или IMiD).

Эти препараты могут вызывать побочные эффекты, такие как сонливость, утомляемость, запор, низкий уровень клеток крови и невропатия (болезненное повреждение нервов). Существует также повышенный риск серьезных тромбов (которые начинаются в ноге и могут попасть в легкие). Они более вероятны при приеме талидомида, чем при приеме других препаратов.

Эти препараты также могут вызывать серьезные врожденные дефекты, если их принимать во время беременности.

Бацилла Кальметта-Герена

Бацилла Кальметта-Герена (БЦЖ) — это микроб, который не вызывает серьезных заболеваний у людей, но поражает ткани человека и помогает активировать иммунную систему. Это делает БЦЖ полезной в качестве формы иммунотерапии рака. БЦЖ была одним из первых иммунотерапевтических средств, используемых против рака, и используется до сих пор.

БЦЖ используется для лечения рака мочевого пузыря на ранней стадии.Это жидкость, которую вводят в мочевой пузырь через катетер. БЦЖ привлекает клетки иммунной системы организма к мочевому пузырю, где они могут атаковать раковые клетки мочевого пузыря. Лечение БЦЖ может вызвать симптомы, похожие на грипп, такие как лихорадка, озноб и утомляемость. Это также может вызвать чувство жжения в мочевом пузыре. БЦЖ также можно использовать для лечения некоторых видов меланомы кожи, вводя ее непосредственно в опухоль. Он также используется в качестве вакцины против туберкулеза.

Имихимод

Имиквимод — препарат, который наносится на кожу в виде крема.Стимулирует местный иммунный ответ против раковых клеток кожи. Он используется для лечения некоторых видов рака кожи на очень ранних стадиях (или предраковых состояний), особенно если они находятся в чувствительных областях, таких как лицо.

Крем наносится от одного до двух раз в неделю в течение нескольких месяцев. У некоторых людей наблюдаются серьезные кожные реакции на этот препарат.

Ведущие иммуностимуляторы — Scientia Press

Определение наилучших способов стимуляции иммунной системы для борьбы с инфекционными заболеваниями и раком имеет большой смысл и может обеспечить весьма привлекательные преимущества.Но это нелегко сделать. Вот список ведущих в категории иммуностимуляторов, за которым следует обсуждение затронутых вопросов.

Цитокины : ИЛ-2 зарекомендовал себя в качестве эффективного общего иммуностимулятора в десятках клинических испытаний по различным показаниям и кажется многообещающим против ВИЧ (Cohen and Powderly, 2004). Используемый в высоких дозах ИЛ-2 имеет значительные побочные эффекты, поэтому его лучше всего использовать в качестве адъюванта в низких дозах. Другие цитокины с доказанной общей ценностью включают G-CSF и GM-CSF, оба для гемопоэза.Интерфероны могут работать в определенных случаях, но их побочные эффекты делают их менее подходящими в качестве адъювантов широкого спектра действия.

Микробные фрагменты/токсины : Из большого числа кандидатов бета-глюканы (также обнаруженные в растениях) наиболее часто исследуются как средство провоцирования общего иммунного ответа (Wagner, 1999).

Травы : Эхинацея является единственной травой, которая на сегодняшний день в контролируемых клинических испытаниях показала, что сама по себе регулярно стимулирует иммунную систему, хотя даже эхинацея не является полностью надежной, а преимущества часто незначительны (Wagner, 1999).Другие многообещающие иммуностимуляторы включают астрагал, чеснок, женьшень, гудучи (Tinospora cordifolia), маку и грибы рейши (Ganoderma lucidum) или экстракты из них. Популярная, в основном на основе грибов, комбинация RM-10 (Сад Жизни) содержит селен, поэтому нужно соблюдать осторожность, чтобы не избежать передозировки.

Пробиотики : Lactobacillus rhamnosus GG взаимодействует с лимфоидными очагами желудочно-кишечного тракта и стимулирует иммунную систему, например, у детей с истощением (Gill and Cross, 2002; Clancy, 2003). Lactobacillus (L.) и Bifidobacterium (B.) безопасно используются в молочных продуктах и ​​присутствуют в микробиоте кишечника. Они повышают иммунитет слизистых оболочек и сокращают респираторные и желудочно-кишечные инфекции (Wu, 2019)

Антиоксидантные витамины : Витамин С часто проявляет иммуностимулирующий эффект. Витамин D повышает врожденный и адаптивный иммунитет (Wu, 2019). Хотя витамин Е, строго говоря, не является иммуностимулятором, его антиоксидантное действие действительно защищает иммунную систему.Было обнаружено, что вместе витамины С и Е замедляют или останавливают прогрессирование заболевания при ВИЧ/СПИДе (Hughes, 2002; Allard et al., 1998). Недавние исследования показали, что прием высоких доз витаминов С и Е в течение длительного периода времени может иметь вредные последствия для пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, но нет никаких доказательств этих эффектов, когда они используются при ВИЧ/СПИДе и респираторных заболеваниях.

Минералы : Цинк обладает доказанным иммуностимулирующим действием (Prasad, 2002; Wu, 2019). Железо играет роль в повышении иммунитета у людей с дефицитом железа (Кувибидила и Балига, 2002).Трансдермальное введение цинка и железа может быть более иммуностимулирующим, чем пероральное введение (микроминералы). Соль, сконцентрированная организмом в коже, оказывает стимулирующее действие на Т-клетки и макрофаги (Минтон, 2015). Этот эффект предполагает, что полоскание горла гипертоническим солевым раствором может действовать аналогичным образом.

Продукты животного происхождения : Прополис (пчелиная камедь), собираемый пчелами из выделений различных деревьев и растений, используется для обеспечения противомикробной защиты ульев. Его мощное антибиотическое, противовирусное и противогрибковое действие на протяжении тысячелетий применялось для борьбы с инфекциями как путем прямого противомикробного действия, так и путем общей иммуностимуляции.Прополис особенно показан при оральных и респираторных инфекциях (Sforcin, 2007).

Фототерапия : Биофотонная терапия, ведущее фототерапевтическое лечение инфекционных заболеваний, имеет проверенный и хорошо изученный иммуностимулирующий эффект (Dillon, 1998, 2003, 2008).

КАМ-терапия : Гомеопатия неоднократно превосходила другие КАМ-терапии в контролируемых клинических испытаниях в качестве адъювантного лечения ВИЧ (Ullman, 2003). Мнения относительно механизмов действия гомеопатии расходятся.Одна точка зрения состоит в том, что они носят информационный характер; во-вторых, они напоминают биофотонную терапию.

ОБСУЖДЕНИЕ : Учитывая исключительные преимущества, которые может дать определение нескольких первоклассных подходов к стимуляции иммунной системы, можно разумно задаться вопросом, почему мы, кажется, не имеем такого хорошего представления о том, какими они могут быть. Часть ответа связана с путаницей, вызванной термином «иммуномодулятор», который в последние годы стал использоваться гораздо шире, чем слово «иммуностимулятор».Иммуномодулирующие вмешательства, которые стимулируют или подавляют иммунную систему, в зависимости от обстоятельств и доз, привлекли гораздо больше научного внимания и финансирования, чем простое понятие иммуностимуляции. Но на самом деле подавить иммунную систему довольно легко. Бесчисленные лекарства, различные отрицательные эмоции и другие факторы легко могут сделать это. Достаточно надежный стимулирующий эффект встречается реже, поэтому его следует отделить от туманного общего термина «иммуномодуляция» и уделить ему особое внимание.

Другая часть ответа связана с определением критериев выбора ведущих иммуностимуляторов. Какими должны быть эти критерии? Как можно сравнивать яблоки и апельсины? То, что работает против рака яичников, может не работать против туберкулеза или даже против рака молочной железы. Можем ли мы полагаться на данные клинических испытаний? В большинстве случаев эти данные отрывочны или ненадежны. Редко они включают в себя непосредственную сравнительную структуру, которая облегчила бы выбор лучшего. Также играют роль соображения удобства и стоимости.В этом отношении высокотехнологичный внутривенный подход имеет намного меньшие баллы, чем простые пищевые добавки, но он может оказаться несколько более эффективным. Доза и приемлемость побочных эффектов также являются факторами.

Более того, предубеждение против теоретических аргументов в пользу клинических данных может привести к выбору посредственного иммуностимулирующего вмешательства, которое было тщательно проверено, вместо менее проверенного, но — теоретически и согласно несколько скудным доказательствам — гораздо более эффективного.

Кроме того, сильные искажения искажают картину. Коммерческие корпорации не будут финансировать клинические испытания недорогих вмешательств, таких как гомеопатия, в то время как миллиарды долларов были вложены в исследования цитокинов и других молекул иммунной системы корпорациями, стремящимися к прибыли, и государственными учеными, заинтересованными в высокотехнологичных исследованиях. Между тем, специалисты по инфекционным заболеваниям и группам пациентов отдают предпочтение новым лекарственным препаратам, а не иммуностимулирующим адъювантам широкого спектра действия.

Все это причины для принятия подхода лидера категории, который обеспечивает одинаковое выставление счетов за вмешательства из разрозненных источников. Неявно этот метод допускает риск того, что одна категория может содержать два или три вмешательства, которые превосходят лучшие в других категориях, потому что до сих пор кластеризация финансирования и внимания, особенно в отношении цитокинов и им подобных, была вопиющей и привела к пренебрежение конкурирующими недорогими и, вполне вероятно, более эффективными подходами.

Еще одно соображение : мы должны различать вмешательства, которые восстанавливают целостность иммунной системы (например, добавки железа для людей с дефицитом железа) и те, которые стимулируют здоровую иммунную систему работать на еще более высоком уровне (возможно, витамины). С, особенно в сочетании с витамином Е). Ясно, что оба типа вмешательства могут принести пользу данному человеку; но только второй является, строго говоря, иммуностимулирующим. Тем не менее, с точки зрения больного человека, оба вида вмешательства повышают иммунитет.Поэтому при составлении этого списка мы намеренно упустили из виду различие между восстановлением и стимуляцией иммунной системы.

В этот список не включены такие вмешательства, как физические упражнения, терапевтическое прикосновение, психология, религия и т. д. на том основании, что их эффекты трудно измерить и сравнить. Тем не менее, в будущей версии, возможно, имеет смысл включить их. Кроме того, комбинированные подходы вполне могут оказаться более эффективными, чем, например, отдельные травы. Но они менее поддаются надежной проверке и объяснению.Наконец, мы должны знать, что учебники по иммунологии не в полной мере отражают более глубокие аспекты человеческого иммунитета. Убедительные клинические данные об эффективности биофотонной терапии, например, должны заставить серьезных ученых копнуть глубже.


Allard, J.P. et al. (1998). «Влияние добавок витаминов Е и С на окислительный стресс и вирусную нагрузку у ВИЧ-инфицированных», AIDS 12, стр. 1653-1659

.

Биофотонная терапия

Клэнси, Роберт (2003), «Иммунобиотики и эволюция пробиотиков», FEMS Immunology and Medical Microbiology (18 августа), Vol.38(1), стр. 9-12

Коэн, Джонатан и Уильям Г. Паудерли (2004). Инфекционные заболевания. 2-е изд., 2 тт. Нью-Йорк: Мосби, с. 1402

Диллон, Кеннет Дж. (1998). Исцеляющие фотоны. Вашингтон, округ Колумбия: Scientia Press

.

Диллон, Кеннет Дж. (2003). Природная медицина. Вашингтон, округ Колумбия: Scientia Press

.

Диллон, Кеннет Дж. (2008). Интригующие аномалии: введение в научную детективную работу. Вашингтон, округ Колумбия: Scientia Press

.

Сад Жизни (www.Gardenoflifeusa.com)

Гилл, Харшарнджит С. и Мартин Л. Кросс (2002), «Пробиотики и иммунная функция», в Calder, Philip C., C.J. Field, and H.S. Джилл. Питание и иммунная функция. Нью-Йорк: CABI, стр. 251–272

.

Хьюз, Дэвид А. (2002), «Витамины-антиоксиданты и иммунная функция», в Calder, Philip C., CJ Field и H.S. Джилл. Питание и иммунная функция. Нью-Йорк: CABI, стр. 171–191

.

Кувибидила, Соло и Б. Сурендра Балига (2002 г.), «Роль железа в иммунитете и инфекциях», Колдер, Филип С., CJ Field и H.S. Джилл. Питание и иммунная функция. Нью-Йорк: CABI, стр. 209–228

.

Микроминералы

Минтон К. (2015). «Щепотка соли.» Обзоры природы Иммунология. 13 марта

г.

Prasad, Ananda S. (2002), «Цинк, инфекция и иммунная функция», Calder, Philip C., CJ Field, and H.S. Джилл. Питание и иммунная функция. Нью-Йорк: CABI, стр. 193–207

.

Сфорцин Дж.М. (2007) «Прополис и иммунная система: обзор». Журнал этнофармакологии 113(1):1-14

Ульман, Дана (2003 г.), «Контролируемые клинические испытания по оценке гомеопатического лечения людей с вирусом иммунодефицита человека или синдромом приобретенного иммунодефицита», Журнал альтернативной и комплементарной медицины, Vol.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.