Как работают противовирусные препараты: Противовирусные препараты — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

О препарате

Арбидол – оригинальный противовирусный препарат для лечения и профилактики гриппа и других острых респираторных вирусных инфекций.

В ходе совместных исследований российскими и зарубежными учеными было доказано, что АРБИДОЛ® имеет уникальный механизм действия – блокирование гемагглютинина вируса гриппа и ингибирование процесса фузии.

АРБИДОЛ блокирует раннюю стадию размножения вирусов, препятствует проникновению вируса в клетку за счет блокирования слияния вирусов с мембраной клетки.


Механизм фузии – универсальный механизм проникновения многочисленных видов вирусов в клетки. Именно поэтому АРБИДОЛ имеет широкий спектр противовирусной активности.

АРБИДОЛ специфически подавляет in vitro вирусы гриппа А и В (Influenzavirus A, B), включая высокопатогенные подтипы A(h2N1)pdm09 и A(H5N1), а также другие вирусы — возбудители острых респираторных вирусных инфекций (ОРВИ) (коронавирус (Сoronavirus), ассоциированный с тяжелым острым респираторным синдромом (ТОРС), риновирус (Rhinovirus), аденовирус (Adenovirus), респираторно-синцитиальный вирус (Pneumovirus) и вирус парагриппа (Paramyxovirus).

В 2013 году Арбидол был включен в Анатомо-терапевтическо-химической классификации (Anatomical Therapeutic Chemical Classification System) ВОЗ и присвоен международный код АТХ как противовирусному препарату прямого действия (J05A – Direct acting antivirals).

Международное общество по гриппу и другим респираторным вирусным заболеваниям (isirv) включило Арбидол в список противовирусных препаратов против гриппа как препарат, ингибирующий активность гемагглютинина, который представляет четвертый класс противовирусных препаратов, применяемых для профилактики и лечения гриппа.

На пути создания универсального антивирусного препарата

На сегодняшний день, таблетки от всех болезней не существует. Однако, создание противовирусных препаратов широкого спектра действия, способного эффективно бороться со всеми (большинством) болезнетворными вирусами, вполне может стать реальностью благодаря совместной работе международной группы учёных из США, Германии и Нидерландов.

Учёные среди прочих заинтересовались противовирусными препаратами серии T-1106, один из которых недавно был одобрен в Японии для использования в лечении гриппа. Согласно клиническим отчётам препарат справляется со своей задачей эффективнее других лекарств, но за счёт каких-именно механизмов было неизвестно. С помощью высокопроизводительной экспериментальной техники под названием «магнитные пинцеты», учёные совершили неожиданное открытие. Оказалось, что это совершенно новый класс противовирусных препаратов, способный останавливать механизм репликации вируса, не позволяя ему размножаться.

Механизм действия нового класса противовирусных препаратов

Механизм применения нового класса противовирусных препаратов. РНК-полимераза фермент (желтый) репликация генома вируса включении одного нуклеотида (черного). Нуклеотидные аналоги (красные) разработаны как противовирусные препараты, способные нарушить процесс репликации. Антивирусные препараты работают путем (1) включения мутаций, (2) остановки процесса репликации, или (3) вновь обнаруженного механизма, в котором РНК полимеразный фермент останавливается, а затем возвращается.

«Вирусы представляют собой глобальную угрозу для здоровья населения, — по словам профессора Университета штата Пенсильвания Крейга Кэмерона, одного из авторов исследования — Разработка противовирусных препаратов широкого спектра действия, которые эффективны против большинства вирусов, жизненно важна для нашей способности предотвращать или реагировать на вспышки заболеваний. В своей работе мы смогли продемонстрировать уникальный механизм действия недавно разработанного класса противовирусных препаратов».

Все вирусы, чьи геномы состоят из РНК, а не ДНК, используют фермент, называемый РНК-зависимой РНК-полимеразой, для экспрессии генов и репликации их генома, чтобы создавать новые копии самих себя. Поэтому фермент полимеразы является удобной мишенью для разработки антивирусных препаратов широкого спектра действия.

«Для того, чтобы сделать больше вирусов, фермент РНК-полимераза реплицирует геном этого вируса путем включения нуклеотидов — строительных блоков РНК или ДНК, которые состоят из основы и сахарного остатка — по одной за раз, — сказал другой автор статьи Джейми Джей Арнольд, адъюнкт-профессор в Университете штата Пенсильвания, — Для многих противовирусных препаратов альтернативные варианты этих строительных блоков разработаны таким образом, что во время репликации, они каким-то образом нарушают процесс. Чтобы понять механизм нарушения, мы использовали магнитные пинцеты, которые позволили контролировать прогрессирование сотен индивидуальных полимеразных ферментов РНК в процессе репликации в присутствии противовирусных препаратов».

>Схема магнитного пинцета

Схема магнитного пинцета используется для определения активности вирусной РНК-полимеразы (RdRp ПВ) фермента в присутствии противовирусных препаратов. Исследователи могут следить за сотнями отдельных ферментов, так как они воспроизводят прядь РНК, прикрепленную к магнитному шарику, что позволяет им собирать данные о механизме действия противовирусных препаратов.

Магнитные пинцеты связывают сотни отдельных прядей РНК между двумя поверхностями, один из которых представляет собой микроскопическую сферу. Магнит удерживает пряди вертикально, а учёные получают возможность исследовать получившуюся цепочку «бисера» под микроскопом. По мере того как полимераза РНК строит новую РНК, длина изменяется, двигая шарик вверх или вниз. Поскольку существует возможность контролировать сотни этих процессов одновременно, исследователи могут сформировать наборы данных и получить надежную статистическую картину своих наблюдений.

Изучив таким образом множество противовирусных лекарств, учёные акцентировали внимание на препараты серии T-1106, которые в отличие от других известных противовирусных препаратов влияют на РНК-полимеразу, останавливая процесс самокопирования вируса.

Учёные надеются, что это открытие позволит разработать новые усовершенствованные лекарства и стать на шаг ближе к созданию «таблетки от всех болезней».

Источник: MedicalХpress

Когда противовирусные препараты полезны, а когда опасны?

В сезон простудных заболеваний и новой волны коронавируса увеличились продажи противовирусных препаратов. Многие считают, что одних противовирусных средств достаточно, что самостоятельно вылечить любое вирусное заболевание. Поэтому люди чаще всего занимаются самолечением и стараются как можно реже прибегать к помощи врачей.

Но всегда ли противовирусные препараты эффективны? Являются ли они панацеей от всех вирусных заболеваний?

Эксперты в интервью «РИА Новости» рассказали о разновидностях противовирусных средств, о том, когда они могут быть опасны для человека и почему не все препараты, которые активно рекламируются, являются самыми лучшими.

Как работают противовирусные средства?

Противовирусные средства предназначены для лечения и профилактики вирусных заболеваний.

В зависимости от принципа действия противовирусные препараты можно разделить на 2 группы:

— стимулирующие иммунную систему, чтобы атаковать вирусы;

— атакующие вирусы самостоятельно.

Разновидности противовирусных препаратов

Классификация препаратов основана на том, каким конкретно вирусам они противостоят.

  • Противогерпетические — блокируют размножение вируса герпеса, который есть в организме каждого человека.
  • Противоцитомегаловирусные препараты назначаются, если в организме человека есть цитомегаловирусная инфекция (ЦМВИ) из семейства герпесов. Этот вирус особо опасен для беременных женщин и людей с иммунодефицитами.
  • Противогриппозные препараты представлены двумя группами (ингибиторы нейраминидазы и ингибиторы ионных каналов М2) и борются с вирусами гриппа.
  • Антиретровирусные средства — лекарства, которые блокируют развитие ВИЧ-инфекции и предотвращают разрушение иммунной системы.
  • Препараты широкого спектра действия способны воздействовать на большое количество вирусов. По мнению специалистов, эти средства «могут быть эффективны против нескольких штаммов, но у них нет четкого применения». Расширенный спектр действия может настораживать, поскольку у каждого вируса есть свои нюансы.

Когда противовирусные препараты могут быть ОПАСНЫ?

Особенно осторожно врачи назначают противовирусные средства детям

. Есть препараты, которые одобрены для детей, но «в некоторых случаях они запрещены, потому что вред от лекарства превышает пользу».

Специалисты считают, что во время беременности необходимо ограничить или вовсе исключить прием противовирусных препаратов (применение АРВТ контролируется врачом), поскольку они могут быть токсичны для организма. В особых случаях употребление противовирусных средств рекомендуется только с разрешения врача.

Когда прием противовирусных препаратов ПРОТИВОПОКАЗАН?

Не рекомендуется принимать противовирусные средства в период кормления грудью, младенцам до 1 года и детям до 3 лет, с осторожностью — людям пожилого возраста, пациентам с аллергией и заболеваниями ЖКТ, печени, почек и нервной системы.  

Чем противовирусные средства отличаются от антибиотиков?

По факту это абсолютно разные препараты. Антибиотики уничтожают бактерии, а противовирусные препараты борются с вирусами. Бактерии — это самостоятельные живые организмы, а вирусы полностью зависимы от клеток человека. То есть антибиотиками нельзя вылечить вирусное заболевания и наоборот.

В любом случае, как отмечают эксперты, прежде чем начать прием любых лекарственных средств, включая противовирусные препараты, лучше всего проконсультироваться с врачом. Специалист поможет оценить риски и подобрать «правильное лекарство».

Лечение COVID, часть 3: Противовирусные препараты для лечения COVID

Как работают противовирусные препараты?

Прежде чем мы более подробно рассмотрим каждое из этих соединений, что такое противовирусные препараты и как они действуют?

Возможно, вы хорошо знакомы с антибиотиками — это препараты, которые борются с бактериями и, следовательно, используются при бактериальных инфекциях. Антибиотики бесполезны для борьбы с вирусами, такими как простуда, грипп или COVID, если только вирус не привел к вторичной инфекции, такой как пневмония.

Вот здесь и пригодятся противовирусные препараты. Они действуют несколькими способами, в том числе путем блокирования рецепторов, используемых вирусами для связывания с клетками и проникновения в них, усиления иммунного ответа или снижения вирусной нагрузки (количества вируса, присутствующего в организме). Их также можно использовать для снижения риска передачи вируса другим или для того, чтобы помочь вашему организму избавиться от вируса.

Текущее противовирусное лечение

Ремдесивир

Ремдесивир в настоящее время является единственным противовирусным средством, используемым для пациентов с COVID, хотя ВОЗ не рекомендует его для лечения пациентов с COVID, поскольку исследования показали, что не было никаких доказательств того, что он существенно улучшил результаты лечения пациентов.

Ремдесивир — аналог нуклеозида, имитирующий некоторые строительные блоки РНК. Вирусы должны воспроизводиться с помощью «механизма» хозяйских клеток (то есть наших человеческих клеток). Он работает, останавливая фермент, необходимый вирусной РНК для продолжения добавления дополнительных связей РНК, и, как таковой, останавливает размножение вируса.

Однако компания Gilead, производитель ремдесивира (также известного как Veklury), продемонстрировала в исследованиях, что Ремдесивир продемонстрировал 87% снижение риска госпитализации или смерти от всех причин у пациентов с COVID к 28 дню. Они также обнаружили снижение риска на 81%. медицинские посещения в связи с COVID-19 или смертью от всех причин к 28 дню, и случаев смерти не было.

В Австралии TGA одобрила использование ремдесивира для пациентов с COVID, при этом препарат получил предварительное одобрение для использования у взрослых и подростков с тяжелыми симптомами COVID-19, которые были госпитализированы. Это означает, что его вводят только людям с COVID-19, которые серьезно нездоровы, нуждаются в кислороде или другой подобной высокоуровневой поддержке для дыхания и которые находятся на лечении в больнице. Была надежда, что за счет сокращения продолжительности заболевания Ремдесивир также поможет сократить продолжительность пребывания в больнице и свести к минимуму уход и поддержку более высокого уровня, необходимые для тяжелобольных пациентов с COVID.

Новые противовирусные препараты от COVID

Молнупиравир

Молнупиравир (также известный как Lagevrio) был первоначально разработан в Университете Эмори в качестве противовирусного средства для лечения гриппа. С тех пор он был доработан Ridgeback Biotherapeutics и Merck и стал первым пероральным противовирусным препаратом, который показал свою эффективность против COVID-19.

Препарат затрудняет репликацию SARS-CoV-2 внутри клеток за счет увеличения количества мутаций внутри генетического материала вируса, поэтому он больше не может эффективно размножаться. Как и Ремдесивир, это аналог нуклеозида, который имитирует строительные блоки РНК. Однако молнупаривир фактически включается в вирусную РНК и, оказавшись там, сбивает вирусную РНК, чтобы остановить правильную репликацию вируса.

Ожидается, что в качестве перорального противовирусного препарата молнупиравир будет предлагаться пациентам с COVID с легкими или умеренными симптомами, в идеале, чтобы они могли оставаться дома во время борьбы с COVID, и снизить вероятность их смерти или необходимости госпитализации или лечения более высокого уровня, необходимого для более серьезных. случаи.

Испытания показали, что лекарство может снизить потребность в госпитализации на 50%, но эффективность не наблюдалась у людей, которые уже достигли более тяжелой стадии болезни и нуждались в госпитализации. Таким образом, он кажется наиболее эффективным, если вводить его вскоре после заражения или появления симптомов COVID.

К концу 10 года компания Merck планирует произвести 2021 миллионов доз, а на 2022 год — еще больше.

Паксловид

Паксловид — это пероральное противовирусное средство от компании Pfizer. Как и молнупаривир, возможность предлагать пероральные противовирусные препараты, которые пациенты могут легко принимать дома, в идеале — раньше, в течение болезни, когда это лекарство наиболее эффективно, может оказаться жизненно важным средством борьбы с COVID.

Исследования показали, что количество смертей и госпитализаций, связанных с COVID, снизилось на 89%, когда Паксловид вводился через 3 дня с момента появления симптомов. Препарат представляет собой комбинацию противовирусного препарата PF-07321332 и низкой дозы ритонавира, антиретровирусного препарата, который традиционно использовался для лечения ВИЧ. Паксловид работает в основном за счет связывания с 3CL-подобной протеазой, ферментом, который имеет решающее значение для функции и репликации COVID.

Тапсигаргин

Хотя это соединение еще не продается в качестве лекарства от COVID, оно используется в традиционной медицине в течение сотен лет. Тапсигаргин, содержащийся в сорняке «Смертельная морковь», который обычно растет в Средиземном море, представляет собой гвайанолид — разновидность сесквитерпенового лактона. Исследования показали, что он может обладать противораковыми свойствами, а также традиционно использовался, среди прочего, для лечения ревматических болей и легочных заболеваний.  

Тем не менее, соединение показало некоторые перспективы в борьбе с COVID. В определенных дозах он цитотоксичен, но введение небольших количеств показало преимущества против ряда респираторных вирусов, включая грипп A и SARS-CoV-2. Самое приятное то, что ученые также обнаружили, что это вещество эффективно лечит все варианты, даже смертоносный и быстро размножающийся штамм Delta.

В нашей последней статье серии мы рассмотрим другие методы лечения COVID, популяризированные в основных средствах массовой информации, такие как ивермектин и гидроксихлорохин. Если вы только что присоединились к нам, взгляните на части 1 и 2, где мы рассмотрим схемы лечения COVID и ДМТ.

У вас есть вопросы?

Если у вас есть какие-либо вопросы о COVID-19, патогенах или вакцинах или вам нужен совет по безопасному обращению с опасными веществами, пожалуйста, свяжитесь с командой Chemwatch сегодня. Наш дружелюбный и опытный персонал, опираясь на многолетний опыт, предлагает самые свежие отраслевые советы о том, как оставаться в безопасности и соблюдать правила техники безопасности.

Источники:

Ученые подтвердили эффективность противовирусных препаратов в борьбе с COVID-19

Ученые и врачи Украины, США и Италии обменялись результатами последних научных исследований в сфере борьбы с коронавирусом и подтвердили эффективность противовирусных препаратов в борьбе с COVID-19.

«Проблема борьбы с пандемией является актуальной как для Украины, так и для всего мира. В нашей стране количество заболевших COVID-19 растет ежедневно. И хотя иммунизация населения проходит достаточно активно, ни одна из вакцин не гарантирует, что человек не заболеет. А значит вопрос профилактики и лечения COVID-19 на ранних этапах сейчас крайне актуален», — отмечают ученые по итогам научно-практической конференции «Новые стратегии лечения COVID-19», организованной фармацевтической компанией «Фармак» (Киев).

На конференции ученые обсуждали разработку новых и действенных существующих лекарственных средств, которые помогают при лечении пациентов с COVID-19. В частности, особое место они уделили результатам исследований противовирусных препаратов, продемонстрировавших терапевтический эффект, поделились опытом партнерства в разработке противовирусного лекарственного средства прямого действия, рассказали о перспективах разработки других противовирусных препаратов.

«Как работают противовирусные препараты? По размеру вирус гораздо меньше бактерий, однако это не мешает ему уничтожать клетки. Люди часто ошибочно полагают, что антибиотики могут обезвредить вирус, но это не так. Важно понимать, что антибиотики эффективны только против бактерий определенного вида. Чтобы быстро и эффективно справиться с вирусом используют противовирусные средства. В начале болезни они уменьшают симптомы и сокращают срок болезни. Следует также понимать, что такие препараты препятствуют его размножению», — отмечают ученые.

Итальянский ученый, доктор Института химических и биохимических исследований Ронцони Стефано Элли, в частности, отметил, что противовирусные препараты обладают огромным потенциалом в борьбе с пандемией. Он представил исследование, результаты которого демонстрируют влияние препарата «энисамиум» на SARS-CoV-2 (вирус, вызывающий COVID-19). «Энисамиум» больше известен как действующее вещество лекарственного средства компании «Фармак».

«По результатам доклинических и клинических исследований «энисамиум» подтвердил свою эффективность. Назначение препарата пациентам с COVID-19 средней тяжести позволило облегчить течение болезни у испытуемых, предотвратить ухудшение его клинического состояния, избежать летальных исходов и сократить срок пребывания в стационаре», — отметил Элли.

По словам представителя государственного предприятия «Государственный экспертный центр» (ГЭЦ) Павла Бабича, положительный опыт использования указанного препарата подтверждают результаты исследования по его применению среди пациентов с COVID-19 средней степени тяжести.

«Проведенные исследования свидетельствуют, что противовирусное лекарственное средство, успешно применяемое в лечении гриппа и ОРВИ в 11 странах мира и, как было установлено совсем недавно, объединенными усилиями ученых Украины, Германии, Великобритании, проявляет клиническую эффективность также и при COVID-19 средней степени тяжести. Действительно, препарат занимает широкий спектр противовирусного действия против РНК-вирусов, вызывающих острые респираторные заболевания, за счет угнетения фермента РНК-полимеразы вируса, под влиянием которого происходит его репликация», — сказал он.

«По результатам исследований ученых из США, Италии и Украины можно резюмировать, что противовирусные препараты — это мощное оружие в преодолении и предотвращении негативных последствий COVID-19», — констатируют ученые.

Как защититься от вируса и когда появятся лекарства от COVID-19

Академик Сергей Недоспасов об исследованиях коронавируса и подготовке нового поколения иммунологов.

Какие мифы о вирусе самые вредные, как работает коллективный иммунитет, почему одни люди болеют сильнее других, каких последствий нам ждать от пандемии, почему врачи зачастую плохо знают иммунологию и появится ли действенное лекарство от ковида рассказал в интервью Сергей Недоспасов — доктор биологических наук, профессор, академик РАН, руководитель направления «Иммунология и биомедицина» Научного центра генетики и наук о жизни Университета «Сириус» и заведующий лабораторией молекулярных механизмов иммунитета Института молекулярной биологии им. Энгельгардта РАН.

Сергей Артурович, недавно вы провели в Научно-технологическом Университете «Сириусе» очную конференцию, где ученые разных стран представили последние данные о вирусе COVID-19. Что нового рассказали ваши коллеги?

Хочу сразу уточнить, что тематика конференции была более широкой (например, там была ежегодная Зильберовская лекция, прочитанная академиком В.М. Говоруном), но в некоторых лекциях и докладах речь действительно шла об исследовании реакции людей на вакцинирование и о самом заболевании. На основе представленной информации можно сделать выводы, что иммунный ответ у всех вакцинированных и переболевших действительно падает. Это реально важный вопрос и для нашей страны, потому что у нас даже первичная вакцинация пока находится на очень слабом уровне. Когда и по каким критериям надо принимать решение о ревакцинации чтобы она была максимально эффективна? Этот вопрос действительно касается каждого.

Получается, это одна из самых острых проблем, которые стоят сегодня перед учеными?

Нет, самые острые проблемы касаются в большей степени механизмов заболевания и особенностей иммунного ответа на этот вирус. Наука в разных странах развивается по-разному, а проблема касается всего мира, поэтому очень важно на таких конференциях в реальном времени получать обзор данных. Я, например, узнал из лекции Акико Ивасаки, что беременность официально считается фактором, который усугубляет болезнь. Для здравоохранения это большое дело.

Сергей Недоспасов — доктор биологических наук, профессор, академик РАН, руководитель направления «Иммунология и биомедицина» Научного центра генетики и наук о жизни Университета «Сириус»

То есть лучше вакцинироваться как раз потому, что вакцинирование отчасти защищает от угрозы?

Говоря простым языком, это означает, что, возможно, люди не должны планировать рождение детей на пике пандемии, иначе мать может быть поставлена под дополнительный риск. Естественно, нужно смотреть статистику, но это серьезное заявление.

Какие еще доклады и выступления для вас оказались значимыми?

Впервые представитель Научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени М.П. Чумакова Любовь Козловская сделала доклад про вакцину «Ковивак», представила самые последние данные по клиническим испытаниям. Сейчас не так просто, в особенности в нашей стране, набрать группы для испытаний. Легче всего набрать группы для исследований в начале пандемии, когда еще никто не вакцинирован, и когда есть много «наивных» добровольцев.

А сейчас набрать группы непросто?

Люди, которые были вакцинированы или болели, не должны включаться в исследования третьей фазы испытаний.

Были ли доклады, которые произвели вау-эффект?

Было несколько фундаментальных работ по закономерностям иммунного ответа на заражение. Так, Григорий Ефимов из НМИЦ гематологии рассказал про так называемый Т-клеточный ответ, Т-лимфоциты. Оказалось, что у многих людей, которые не болели, уже есть Т-клетки (Т-лимфоциты), которые могут распознать вирус SARS-CoV-2. Скорее всего, это реакция на какие-то другие вирусы (или бактерии), но она может быть защитной.

Чем можно объяснить такую реакцию?

Она может быть связана с тем, что у некоторых людей уже есть иммунитет, он, может быть, не суперсильный, но он есть. В этом смысле был интересен и еще один доклад — Андрея Круглова из МГУ и Берлина. Он рассказал о том, как некоторые виды микробиоты вызывают иммунный ответ. Во-первых, в нас есть виды бактерий, которые по структуре своих антигенов вызывают иммунный ответ, перекрывающийся с ответом на вирус. И тем самым эти бактерии являются защитными. Более того, такие бактерии есть и в конкретных пробиотиках. Во-вторых, Круглов сообщил, что антитела можно измерять в слюне, а не только в крови, что гораздо проще. 

И если это подтвердят исследования, то пробиотики могут стать еще одним способом профилактики?

Да, если это будет независимо подтверждено в полноценных клинических испытаниях. Но нужно понимать, что, естественно, пробиотики не спасут нас от ковида. Хотя в отличие от очень большого количества лекарств-пустышек, пробиотики — это нечто реальное.

Под вашим руководством в Университете «Сириус» ведутся серьезные исследования по ковиду. Что представила ваша команда?

Да, Ирина Астраханцева впервые публично представила наши данные по исследованию иммунного ответа в динамике — как у переболевших, так и у вакцинированных «Спутником», «КовиВаком», «ЭпиВаком», Moderna, Pfizer и AstraZeneca. Пусть относительно международных стандартов у нас пока весьма небольшой охват людей, мы, естественно, видим тенденции, а в некоторых случаях можем говорить и о закономерностях.

Мы сейчас начинаем фокусироваться на ревакцинации. Ведь люди из исходных групп наблюдения переходят в группу ревакцинированных, которая научно может быть даже более интересна. Например, у нас есть те, кто был привит «Ковиваком», а ревакцинировался «Спутником», есть те, кто наоборот первоначально привит «Спутником», а ревакцинировался «Ковиваком», есть схема «Спутник» и «Спутник-лайт», либо снова «Спутник». Есть в нашем исследовании люди, которые были ревакцинированы «Эпиваком», а затем «Спутником», мРНК вакциной, а потом «Спутником» (или наоборот). Поскольку мы измеряем антительный и нейтрализующий ответ (чего не делается при обычных тестах, несмотря на то, что это утверждается в «справке»), мы поможем выработать определенные рекомендации,  когда и кому пора ревакцинироваться.

А какая закономерность все-таки была выявлена между вакцинами?

мРНК вакцины, которые по своей природе являются инновационными, дают очень высокий уровень антител, намного больше, чем у всех остальных вакцин – это правда. Но этот уровень через шесть месяцев в относительном значении снижается даже сильнее, чем, скажем, у «Спутника». Вообще, все вакцины имеют свои особенности. И сказать однозначно, что хорошо, что плохо довольно сложно. Нужно продолжать исследования.

У привитых «Спутником» иммунный ответ держится дольше?

Нет, он тоже падает, хотя первоначально предсказывали, что он будет защищать в течение пары лет. Кстати, буквально в момент нашей конференции вышла третья статья про «Спутник» в том же журнале «Lancet» — это несомненный успех наших ученых и признание эффективности этой вакцины. Все остальное – политика.

Получается, что за год ученым уже очень много стало известно про коронавирус, но при этом смертность очень сильно выросла и вирус постоянно мутирует. Почему болезнь становится опасней?

Во-первых, я думаю, что ничего необычного в этом вирусе нет, такие же ситуации были с другими вирусными эпидемиями. Люди умирают не от самого вируса, а от тех негативных процессов, которые он уже запустил в организме (таких, как патологические изменения в легких и сердечно-сосудистой системе). Вдобавок, непропорционально сильный иммунный ответ (который сопровождается «цитокиновым штормом») сам по себе может быть причиной осложнений и даже смерти. Если бы было легко быстро  приготовить миллиарды доз вакцин и провакцинировать все население мира, то не было бы никакого подъема смертности. Не было бы этого полигона, где вирус мог мутировать. А сейчас, поскольку значительная часть людей (особенно с иммунодефицитами) по-прежнему является нишей для вируса, он продолжает мутировать.

А он разве не должен был стать безопаснее, чтобы носитель не умирал?

Нет, это не совсем так. Вирус — слишком простой «прибор», у него никакой долгосрочной программы нет. У него только одна программа — размножаться. Если человек заразился вирусом, то через некоторое время у него можно найти не один этот вирус, а 10 или 100 его вариантов. Часть этих мутаций не приведет для вируса ни к чему хорошему, и эти варианты исчезнут. Но если по дарвиновской теории эволюции отобрался мутант, который хорошо растет, то он может оказаться опаснее, чем его «собратья». То есть мысль о том, что вирус должен обязательно ослабевать, ниоткуда не следует. Возможны все варианты.

Главные причины появления и развития заболевания в тех белках, которые помогают вирусу обходить некоторые системы иммунной защиты. Второй момент состоит в том, что этот вирус адаптировался к человеку за счет мутации или совокупности мутаций. И его «шип» (образованный S белком, который и является главным антигенов во всех вакцинах), теперь стал прилипать к некому рецептору (его зовут АСЕ-2) на клетках человека. И поэтому смог заражать эти клетки. А этот рецептор есть на многих типах клеток, не только на эпителии легких, который предположительно являлся первичной мишенью.

Вроде бы, это респираторный вирус, а находят его во многих органах, даже в мозге. И все это влияние на память и другие особенности вируса связаны с тем, что он проникает в клетки и органы, о которых первоначально не думали. Он и в печени, и в почках, и в кишечнике. Может оказаться так, что даже у выздоровевших люди на самом деле где-то в организме остается резервуар вируса (например, есть данные, что в фекалиях — по крайней мере, по ПЦР-тесту — вирус обнаруживается и после того, как человек вылечился). Слава богу, этот вирус (в отличие от ВИЧ) не встраивается к нам в геном.  

Очень много мифов существует вокруг пандемии. Какие, на ваш взгляд, самые опасные для развития ситуации?

Самый опасный миф — это миф о том, что конкретные современные вакцины могут вызвать тяжелые патологии. Это не соответствует истине. Токсичность препаратов обязательно выявляется в доклинических испытаниях, в испытаниях на животных. Тот прискорбный момент, что значительная часть населения не верит в вакцину, отражает общий уровень образования.

В распространение мифов внесла вклад внесла и противоречивая информация, которую давали в СМИ, начиная с первых дней. Теории заговора создают у людей без специального образования некий шум в голове. Еще один момент, который сейчас очень актуален, состоит в том, что вакцинированная и переболевшая часть населения искренне считает, что с невакцинированными им не надо соблюдать никакой осторожности. А ведь любой человек, даже вакцинированный, если его час назад «обчихали» в переполненном автобусе, какое-то время может быть распространителем вируса. Хоть сам, скорее всего, и не заболеет.

А верно ли, что вакцина защищает от сложной формы заболевания?

В журнале Lancet как раз и была опубликована статья по «Спутнику», в которой представлены результаты третьей фазы исследования на тысячах людей. Если вы вакцинированы правильно, то у вас практически нулевой шанс попасть в реанимацию (сейчас есть данные, что 80% людей, которые попадают в реанимацию, не вакцинированы). А вот от того, что вы легко заболеете, легко перенесете, она защищает гораздо слабее. Но если вы носите маску и соблюдаете другие меры предосторожности, то вы значительно снижаете вероятность повторного контакта с вирусом.

Как вам кажется, вирус, вообще, будет побежден?

Есть разные точки зрения. Считается, что он может стать сезонным. Но ведь мы до этого сталкивались и с другими коронавирусами. Например, на Ближнем Востоке могла бы разразиться эпидемия еще более страшного вируса MERS-CoV, но этого не случилось просто потому, что там люди живут не так скученно. Этот вирус был быстро побежден. На самом деле, наш современный образ жизни — этот безумный объем международных авиасообщений, мода на экзотические страны и вообще количество всяких «тусовок» — позволяет вирусу быстро распространяться.

Получается, вирус изменится, но останется или станет менее безопасным?

Концепция, которую представители медицины сейчас поддерживают, состоит в том, что, когда будет проведена более чем 80% вакцинация, пандемия должна закончиться. Но последствия мы будем еще долго переживать точно. Один из самых страшных эффектов, как я это вижу, состоит в том, что сейчас люди не ходят к врачам, потому что все встало, загрузка медицинской системы невероятная. Да и люди боятся — лишний раз на профилактический осмотр не пойдут. Это означает, что мы будем много лет иметь последствия того, что люди не были вовремя диагностированы, им не оказали помощь на ранней стадии болезни.

А что такое коллективный иммунитет? Что происходит с вирусом, когда вокруг него все время привитые люди?

Он уходит. Все люди, которые вакцинированы, если и являются на какое-то очень короткое время его носителями, то на очень низком уровне. Для того, чтобы эффективно заразить автобус, нужны минимум три очага: спереди, в середине, сзади с очень высоким уровнем. Если у вас в автобусе все привиты, то, во-первых, у вас уже в среднем на автобус будет только один человек, и во-вторых, не исключено, что у него будет не самая высокая вирусная нагрузка.

При коллективном иммунитете он просто не так активно размножается?

Да, если он в вас попал, то у вас уже есть антитела и у вас есть Т-клетки, которые будут убивать зараженные вирусом клетки. И то, и другое индуцируется вакцинами.

И что на сегодня известно как раз про механизм проникновения?

Я уже говорил про молекулу АСЕ2, которую вирус использует как рецептор для попадания в клетку. У нас на конференции была молодежная секция, и там был доклад Наташи Кругловой из ИБГ РАН про механизм входа вируса. На модельной системе было показано, что вирус может входить не только через рецептор АСЕ2, но и за счет слияния клеток. То есть, если у вас зараженная клетка сольется с незараженной, в последнюю тоже передастся вирус. Хотя там и нет взаимодействия АСЕ2-S белок, за которым «гоняются» вакцины. Это интересный результат, так как ставит вопрос об эффективности вакцин: возможно, их можно сделать еще лучше.  

На самом деле прямых лекарств, действующих на вирус как антибиотик на бактерию, по-прежнему нет. Почему?

Большая загадка. Так же, как и у других РНК-вирусов, у SARS-CoV-2 есть ферменты, которых нет в наших клетках. Они и представляют собой идеальные мишени для лекарств. Ведь история с антибиотиками какая? Нашли вещества, которые интерферируют с каким-то ключевым этапом жизненного цикла конкретной бактерии. Если это вещество в какой-то концентрации есть у вас в организме, то бактерии, где бы они ни находились, размножаться не будут. А иммунная система потом вычистит все, что от них осталось.

Но аналогичного действенного лекарства против ковида пока нет. Я, естественно, искренне верю, что оно скоро будет сделано. Трехмерная структура этих ферментов уже установлена, а значит, известны «карманы», куда можно «направлять» лекарства, которые испортят функции этих ферментов. Будет здорово, если удастся скомбинировать блокаторы нескольких ферментов вируса (как это произошло в случае с ВИЧ).

Но врачи выписывают же противовирусные препараты людям, которые болеют ковидом. Эти препараты не работают?

Пока большая часть действительно не работает — это не мои домыслы, это написано в научных статьях (в основном, на английском языке), но эти статьи не все читают. Самые «модные» (и выгодные для производителей) лекарства были разработана для других РНК-вирусов, но у тех «карманы» в структурах ферментов были другими. Эти лекарства, если и работают, то очень слабо. Хочу тут два слова сказать о системе нашей врожденной защиты от вирусов. Это — интерфероны первого типа, эволюционно древняя защита, потому что мы как вид с вирусами сосуществуем очень давно. Интерфероны синтезируются и выделяются клетками организма в ответ на вторжение вируса.

Люди, у которых есть генетические дефекты в интерфероновой защите, с младенчества болеют вирусными инфекциями и даже умирают от этого. Но вирус SARS-CoV-2 умеет частично обходить эту защиту, ускользать от иммунного распознавания. Казалось бы, если мы искусственно введем в организм рекомбинантный интерферон, то вирусу несдобровать. Но наивно полагать, что если вы съели таблетку интерферона, то он — как антибиотик — убьет вирус, который уже проник в разные ткани. Возможно, интерфероновая терапия работает в узком временнОм окне. Тут надо еще отметить, что сегодня в аптеках продается много лекарств-пустышек с приставкой «-ферон».  

Вы говорили, что на конференции была отдельная молодежная секция. А как сегодня развивается образование в иммунологии? Насколько нужны и востребованы эти специалисты? Пандемия же как раз показала, что, очевидно, их не хватает.

Традиционно иммунология в России была не фундаментальной, а клинической наукой. Хотя иммунология давным-давно некая совершенно самостоятельная наука, у нее свой объект изучения. Да, там есть компоненты генетики, биохимии, медицины, но сам по себе объект исследования — уникальный. Фундаментальных молекулярных основ иммунологии большая часть наших вузов просто не дает. Я это знаю, так как организовал кафедру иммунологии в МГУ им. Ломоносова в 2009 году и 11 лет ее возглавлял. И нам — коллективу опытных ученых-экспериментаторов (включая незабвенного Александра Александровича Ярилина) — тогда просто дали шанс начать с чистого листа, учить так, как мы считали нужным, взять лучшее из мирового опыта. По-моему, это первая такая кафедра в классическом российском университете. А в западных университетах фундаментальной иммунологии стали учить на несколько десятилетий раньше.

Как будут развиваться иммунология и вирусология в «Сириусе»?

Мы в следующем году запускаем новые образовательные программы — магистратуру и аспирантуру. Там будет и иммунология, и вирусология. Новое поколение ученых могут воспитывать только ученые. Наша задача привлечь сюда ярких энтузиастов. Потому что само название «Научно-технологический университет» подразумевает, что студенты не только слушают лекции, но и максимально рано вовлекаются в научную работу.

Наука — это прежде всего получение новых знаний, и ничто не может сформировать будущего ученого лучше, чем участие в живой науке. Это — физтеховский принцип, а я ведь — выпускник МФТИ. Сегодня мы заканчиваем формирование лабораторной базы университета, к следующему учебному году должны все успеть отладить. 


Вам может быть интересно

Почему лекарства не спасут нас от ковида

Николай Никитин

доктор биологических наук, профессор кафедры вирусологии биологического факультета МГУ

Как действуют противовирусные препараты?

Противовирусные препараты действуют исключительно внутри клеток, в этом их прелесть. Например, существует РНК-полимераза — фермент, который копирует РНК. Большинство противовирусных препаратов основаны на том, что они состоят из того самого кирпичика, из которого и состоит РНК. Мы знаем, что она состоит из четырех разных оснований — нуклеозидов. И эти противовирусные препараты представляют собой такой поломанный кирпичик, неправильный. Но полимераза его узнает, и далее он встраивается в синтезированную цепочку генома и блокирует синтез нуклеиновой кислоты. Цепочка обрывается, вирусная инфекция не происходит.

Если говорить не о коронавирусе, один из самых ярких примеров такого препарата — всем известный ацикловир, прекрасное средство от герпес-вирусов, которое со дня своего открытия и до сих пор является доступным аптечным лекарственным средством. Как раз по тому же самому механизму ищут противовирусные препараты против других вирусных инфекций.

Прелесть в том, что, оказывается, противовирусные препараты работают против разных вирусов. В 2020 году на этапе становления пандемии и поиска лекарственных препаратов первое, что сделали ученые, — это взяли имеющиеся разработанные противовирусные препараты против других вирусных инфекций и попробовали их в качестве борьбы с COVID-19. Сначала на клетках, потом на животных. Выяснилось, что некоторые из них действительно работают. Но, к сожалению, когда начали проводить уже клинические испытания (вначале это были очень маленькие выборки), они показывали либо средние результаты, либо условно хорошие. Но получилось так, что к 2021 году большинство противовирусных препаратов, на которые ставили ученые и медики, оказались малоэффективными. И на данный момент ВОЗ очень критически относится к тем противовирусным препаратам, которые применяются для лечения COVID-19.

Главное — не упустить момент

Противовирусные препараты действуют на вирус в момент вирусной инфекции. А это значит, что такое лекарство не может являться панацеей, потому что противовирусный препарат действует только в период, когда вирус заражает клетку. Происходит это в первые дни после появления симптомов. Этот период легко пропустить.

У нас люди ждут одну-две недели, пока симптомы пройдут или пока у них появятся признаки более тяжелого течения коронавирусной инфекции. И тут применять препараты уже бесполезно. Вируса уже нет, работает иммунная система, которая активируется — и, как мы знаем, в случае коронавирусной инфекции чрезвычайно сильно активируется. Собственно говоря, она-то и причиняет вред нашему организму, а не сам вирус.

Противовирусные препараты, если не принять их в первые дни после появления первых симптомов (а нужно еще выяснить, коронавирусная ли это инфекция или что-то другое), в дальнейшем абсолютно бесполезны. Применение эффективно лишь в самом начале инфекции, когда вирус еще в клетках. Это относится к абсолютно любым вирусным инфекциям, включая грипп, вирусы гепатита С, вирус герпеса простого первого типа. Пока он не вышел в кровь, и не разнесся по всему организму, и не заразил большинство клеток нашего организма, именно в этот момент мы можем сократить вирусную инфекцию и дать нашему организму время на борьбу с ней.

Поэтому ранняя диагностика — это очень важный момент. Известны случаи, когда спустя неделю после легкого течения коронавируса болезнь резко переходит в более тяжелое состояние и время уже упущено.

Кто купит нам лекарства по $1000?

Препаратов от коронавируса пока в России нет. Поэтому, конечно, мы можем возлагать на них надежды, но в ближайшее время они у нас не появятся. Если только мы сами их не привезем. Но надо признать: эти препараты действительно показали довольно высокие результаты в клинических исследованиях, хороших по числу добровольцев: число госпитализаций и смертей, ассоциированных с COVID-19, сокращалось примерно в два раза, а где-то и на 80%.

Также они хороши тем, что производятся в таблетках. В схеме лечения в России есть, например, ремдесивир, который ВОЗ не очень любит. Этот противовирусный препарат вводится внутривенно. И конечно, человек, который лечится на дому, этот препарат принять не может. Новые же препараты вводятся перорально, и это их большое преимущество.

Препарат распределяется по организму, по клеткам, и работает против определенного этапа жизнедеятельности вируса. Если говорить о препарате компании Merck, то его механизм примерно тот же, который я описывал: он блокирует РНК-полимеразу. А, например, противовирусный препарат от Pfizer работает по другому механизму. Он блокирует фермент, который расщепляет коронавирусный белок. В самом начале синтезируется огромный белок, и затем он разрезается на много других белков: одни из них будут подавлять интерферон в клетке, другие будут работать по другим направлениям… И препарат как раз блокирует этот механизм.

Конечно, разработка противовирусных препаратов, и те суммы, которые потрачены на клинические испытания, и вывод на рынок, и само производство этих химических соединений стоят денег. И конечно, это несопоставимая цена с вакцинами, которые сейчас есть.

Существует экономический вопрос: кто будет это оплачивать? Если полный курс вакцинации из двух вакцин стоит примерно $50 на человека, то стоимость лечения этими препаратами доходит до тысячи, а, может быть, и нескольких тысяч долларов. Понятно, что в будущем они будут стоить дешевле, но спрос огромен. И это нужно окупать тем компаниям, которые занимаются разработкой и производством этих препаратов.

Повлияет ли на пандемию наличие лекарств?

Мой ответ — нет. Потому что это лечение уже заразившегося человека. Неважно, легкие или тяжелые симптомы, но человек уже заразился и уже мог заразить свое окружение, то есть вирус распространился. Если мы говорим о предупреждении и сокращении цепочки передач, то поможет только вакцинация.

Все знают о важности открытия пенициллина, это было знаковым событием в противостоянии бактериям и спасло миллиарды жизней. Но не менее важным открытием и достижением науки было создание вакцин, спасающих людей от вирусных инфекций. В настоящее время это самый эффективный способ бороться с вирусными инфекциями. Говорят, что вакцины — это оружие проигранной войны. Тем не менее именно создание вакцин помогает минимизировать будущие вирусные инфекции.

Полностью интервью можно посмотреть в третьей части проекта канала «Наука» «Неизвестный ковид».

Эволюция коронавируса: как это устроено

Чем штамм «Дельта» удивил ученых

Новая российская вакцина заточена на борьбу с будущими штаммами коронавируса

Обзор: Механизм действия противовирусных препаратов

Противовирусные препараты представляют собой класс лекарственных средств, особенно используемых для лечения вирусных инфекций. Препараты, которые борются с вирусными инфекциями, называются противовирусными препаратами. Вирусы являются одними из основных патогенных агентов, вызывающих ряд серьезных заболеваний человека, животных и растений. Вирусы вызывают у людей множество заболеваний, от самоизлечивающихся до острых смертельных заболеваний. Разработка стратегий для противовирусных препаратов сосредоточена на двух разных подходах: нацеливание на сами вирусы или на факторы клетки-хозяина.Противовирусные препараты, которые непосредственно нацелены на вирусы, включают ингибиторы прикрепления вируса, ингибиторы проникновения вируса, ингибиторы снятия оболочки, ингибиторы полимеразы, ингибиторы протеазы, ингибиторы нуклеозидной и нуклеотидной обратной транскриптазы и ингибиторы интегразы. Ингибиторы протеазы (ритонавир, атазанавир и дарунавир), вирусной ДНК-полимеразы (ацикловир, тенофовир, валганцикловир и валацикловир) и интегразы (ралтегравир) входят в число 200 лучших лекарств по продажам в 2010-х годах.До сих пор нет эффективных противовирусных препаратов для лечения многих вирусных инфекций. Тем не менее, есть несколько препаратов от герпесвирусов, много от гриппа и несколько новых противовирусных препаратов для лечения инфекции гепатита С и ВИЧ. Механизм действия противовирусных препаратов заключается в его превращении в трифосфат после ингибирования синтеза вирусной ДНК. Анализ механизма действия известных противовирусных препаратов показал, что они могут повышать устойчивость клеток к вирусу (интерфероны), подавлять адсорбцию вируса в клетке или его диффузию в клетку и процесс его депротеинизации в клетке (амантадин) наряду с антиметаболиты, вызывающие ингибирование синтеза нуклеиновых кислот.В этом обзоре будут рассмотрены используемые в настоящее время противовирусные препараты, механизм действия и противовирусные средства, о которых сообщалось против COVID-19.

Ключевые слова: противовирусные препараты; ингибиторы интегразы; механизм действия; нуклеозидные и нуклеотидные ингибиторы обратной транскриптазы; ингибиторы протеазы; вирусные инфекции.

Как работают таблетки Merck и Pfizer

Вскоре Covid-19 можно будет лечить таблетками.

За последние шесть недель два производителя лекарств объявили многообещающие результаты клинических испытаний своих экспериментальных пероральных противовирусных таблеток, и вскоре их данные будут оценены Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов.

Первое лекарство произведено компанией Merck, которая сотрудничала с Ridgeback Biotherapys над лекарством под названием молнупиравир, противовирусным препаратом, первоначально разработанным для лечения вирусов гриппа. Консультативный комитет FDA должен собраться 30 ноября, чтобы обсудить запрос компаний на получение разрешения на использование в чрезвычайных ситуациях.А на прошлой неделе Pfizer объявила о результатах клинических испытаний противовирусного препарата Paxlovid и заявила, что в ближайшие недели представит свои данные в FDA.

Молнупиравир и Паксловид, которые предназначены для приема в виде таблеток, в ходе плацебо-контролируемых клинических испытаний доказали свою исключительную эффективность в предотвращении госпитализации и смерти от Covid-19. Эксперты надеются, что разрешение на использование лекарств станет важным шагом на пути к прекращению пандемии Covid-19.

Так как же действуют противовирусные препараты?

Коронавирус сеет хаос в организме, внедряясь в клетки и захватывая их механизмы, чтобы создавать свои копии.Затем копии вырываются из клеток и вторгаются в другие клетки, распространяясь по телу.

Полное освещение пандемии Covid-19

Молнупиравир и Паксловид нацелены на то, чтобы остановить размножение коронавируса, но они используют несколько разные методы.

Молнупиравир, разновидность противовирусного препарата, называемого ингибитором полимеразы, действует путем предотвращения точной репликации генетического материала вируса. Он обманывает фермент (называемый полимеразой), отвечающий за репликацию вирусной РНК, и вносит ошибки или мутации.Затем мутации воспроизводятся снова и снова, пока их не станет так много, что вирус больше не сможет выживать.

Так называемый метод катастрофы ошибок эффективен, говорит Кэтрин Сели-Радтке, медицинский химик из Университета Мэриленда, округ Балтимор, которая специализируется на разработке противовирусных препаратов.

Но «это также немного рискованно, потому что это также может поразить ферменты человека-хозяина», — сказала она. Некоторые исследования показывают, что препараты, подобные молнупиравиру, могут влиять на другие ферменты в организме, если их принимать в течение более длительного периода времени (молнупиравир принимают в течение пяти дней).«Но это все еще вызывает опасения», — добавила она.

Препарат Пфайзер, Паксловид, использует другой подход.

Препарат состоит из двух компонентов: экспериментальной молекулы под названием PF-07321332 и существующего препарата под названием ритонавир. Оба являются ингибиторами протеазы, что означает, что они блокируют другой фермент (называемый протеазой), который разрезает длинные нити нефункциональных вирусных белков на более мелкие функциональные белки. PF-07321332 является звездой дуэта лекарств, воздействующих на сам вирус, в то время как ритонавир не дает другим ферментам разрушить PF-07321332.Ритонавир играет ту же защитную роль в коктейлях противовирусных препаратов, которые лечат ВИЧ.

Для обоих препаратов важно начать лечение на ранней стадии. В клинических испытаниях Merck и Pfizer начали лечение в течение пяти дней после появления симптомов.

«Эти препараты можно вводить на любой стадии инфекции в зависимости от их способа действия», — сказал Феньонг Лю, вирусолог из Калифорнийского университета в Беркли. Однако они будут более эффективными, если их вводить на ранних стадиях инфекции, добавил он, «поскольку более серьезные осложнения и повреждения, вызванные инфекцией, всегда связаны с более поздними стадиями.«

Это потому, что чем дольше вирус должен делать больше копий самого себя, тем больше он будет распространяться и вызывать проблемы, — сказал Сели-Радтке. По ее словам, если вирус остановить на ранней стадии, последствия будут менее серьезными.

Клинические испытания обоих методов лечения показали отсутствие неблагоприятных побочных эффектов, которые отличались бы от побочных эффектов плацебо, что, по мнению экспертов, является многообещающим.

Хотя лекарства, вероятно, еще можно улучшить, Лю сказал: «Я думаю, что это действительно лучшее, что мы можем сделать в данный момент.«Они изначально были разработаны для других целей, но были перепрофилированы для Covid-19 из-за срочности», — сказал он. По его словам, профиль эффективности и безопасности лечения, вероятно, улучшится, потому что будет второе и третье поколения лекарств, изготовленных путем внесения небольших изменений в их химический состав.

Загрузите приложение NBC News для полного освещения пандемии Covid-19 отметил, что Pfizer не опубликовала много данных о своем новом препарате, что затрудняет подтверждение его безопасности на данный момент.

Основное преимущество новых препаратов перед существующими препаратами от Covid-19 заключается в том, что они выпускаются в виде таблеток, а не внутривенных препаратов. Противовирусный препарат ремдесивир, например, представляет собой ингибитор полимеразы, который работает аналогично молнупиравиру, и было показано, что он эффективен против Covid-19, но его можно вводить только внутривенно. Ремдесивир, одобренный FDA в октябре 2020 года, используется для лечения госпитализированных пациентов.

Препараты для лечения Covid-19 следует рассматривать для использования во всем мире, сказал Лю, и во многих частях мира внутривенное введение препарата нецелесообразно.«Доступность лечения очень и очень важна, так же важна, как и эффективность самого препарата», — сказал он.

И будем надеяться, что лекарства от Covid-19 в виде таблеток помогут не только вылечить людей, но и остановить распространение вируса. «Около 80 процентов людей [с Covid-19] не нуждаются в госпитализации», — сказал Сели-Радтке. «Их можно было бы вылечить очень рано и немедленно остановить этот вирус», предотвратив его дальнейшее распространение. «Это будет грандиозно.»

Следуйте NBC Health на Twitter и Facebook .

Как работают противовирусные препараты и как они могут полностью предотвратить заражение

Хотя противовирусные препараты не могут помочь при бактериальных инфекциях, таких как острый фарингит, они могут бороться с вирусными инфекциями, включая грипп, опоясывающий лишай или ВПЧ.В этой статье мы обсудим, как работают противовирусные препараты, как их получить и что следует учитывать перед приемом противовирусных препаратов.

Противовирусные препараты предотвращают заражение и распространение вируса

Противовирусные препараты лечат инфекции, предотвращая распространение вируса по всему телу. Другими словами, они не убивают вирус сразу, что затрудняет разработку противовирусных средств.

«Мы должны найти способы обмануть или обмануть вирус, чтобы он не размножался», — говорит Джагдиш Хубчандани, MBBS, доктор философии, профессор медицинских наук в Государственном университете Болла.Противовирусный препарат может помочь предотвратить или лечить инфекции несколькими способами.

1. Предотвратить распространение вирусной инфекции.  

Вирусу, подобно гриппу, сначала необходимо прикрепиться к клеткам человека, прежде чем он сможет заразить вас и распространиться. Противовирусные препараты могут заставить вирус прикрепиться к лекарству, а не к вашим клеткам, и, таким образом, полностью предотвратить заражение.

2. Препятствовать способности вируса к размножению.

Оказавшись внутри клетки человека, вирус берет верх и начинает копировать себя. Чем больше копий он делает, тем более зараженным и, как правило, более больным вы становитесь. Противовирусные препараты нарушают этот процесс внутри клетки, чтобы предотвратить размножение вируса, что может уменьшить тяжесть ваших симптомов, а также ускорить выздоровление.

Насколько быстро подействует противовирусный препарат, зависит от препарата. «Для многих противовирусных препаратов вы можете увидеть [] эффект, начинающийся через 48 часов», — говорит Хубчандани.

3. Предотвратить распространение вируса по организму.

После того, как вирус превратил ваши клетки в фабрики по производству вирусов, он выпустит все эти копии, которые затем попадут в вашу кровь. Противовирусные препараты останавливают распространение, предотвращая первоначальный выброс вирусных частиц из ваших клеток. Так работают противовирусные препараты, такие как Relenza, который борется с гриппом.

Создание новых противовирусных препаратов

«Большинство противовирусных препаратов действуют на определенные вирусы, а это означает, что каждый раз, когда у нас возникает новый тип инфекции, нам может понадобиться новый тип препарата», — говорит Хубчандани.По его словам, из-за этого трудно иметь общий набор ингредиентов.

Более того, вирусы постоянно мутируют и адаптируются к угрозам. Вот почему мы должны иметь новый прививка от гриппа производится каждый год.

Создание нового антивируса тоже не простой и не быстрый процесс. И тому есть множество причин, в том числе годы исследований, необходимые клинические испытания и одобрения, и даже время для выхода нового лекарства на рынок, говорит Хубчандани.

Например, противовирусный ацикловир, который лечит герпес и ветряную оспу, был запатентован в 1974 году. Клинические испытания проводились в 1977-78 годах. А клиническое использование было окончательно одобрено в 1981 году. 

Как получить противовирусный препарат

Противовирусные препараты отпускаются только по рецепту. Тем не менее, Тамифлю может стать доступным без рецепта в будущем.

Противовирусные препараты могут взаимодействовать с другими лекарствами, такими как лекарства, которые помогают:другие противовирусные препараты)

Поэтому важно сообщить своему врачу, какие еще лекарства вы принимаете. Более того, если вы находитесь на контроль рождаемости По словам Хубчандани, некоторые противовирусные препараты для лечения ВИЧ могут взаимодействовать и снижать эффективность противозачаточных средств. Но это зависит от типа противозачаточных и противовирусных средств, поэтому лучше обсудить варианты с врачом.

Кому следует и не следует принимать противовирусные препараты

Несмотря на то, что детям, беременным женщинам, людям с ослабленным иммунитетом и людям с множественными хроническими заболеваниями по-прежнему могут быть назначены противовирусные препараты, им следует соблюдать осторожность, говорит Хубчандани.

Например, «некоторые противовирусные препараты могут попасть из материнского молока к детям, а побочные эффекты могут быть серьезными или неизвестными из-за отсутствия исследований», — говорит он.

Исследования того, как противовирусные препараты влияют на эти группы, часто ограничены, и проведение исследований может быть рискованным в группе населения, которая и без того подвергается высокому риску, говорит Хубчандани.Возьмем, к примеру, Валтрекс.

Валтрекс используется в основном для лечения герпетических инфекций. Тем не менее, недостаточно информации о влиянии препарата во время беременности. Поэтому, следует ли беременной женщине принимать его, следует обсудить с врачом.

В целом вопрос о том, является ли противовирусный препарат правильным курсом лечения, зависит от конкретного человека.

«Каждый человек уникален — тип заболевания, профиль здоровья, маркеры крови, проверка функции печени и почек и ряд других факторов…. необходимо учитывать перед назначением», — говорит Кхубчандани.

Визуализация того, как работают противовирусные таблетки и вакцины против COVID-19

Текущие стратегии борьбы с COVID-19

С момента начала пандемии в 2020 году был разработан ряд методов лечения COVID-19.

Основные способы предотвращения заражения включают социальное дистанцирование, ношение масок и вакцинацию.Их по-прежнему рекомендуют во время вспышки последней мутации коронавируса, варианта Омикрон.

Но в декабре 2021 года Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (USDA) выдало разрешение на экстренное использование двух экспериментальных таблеток для лечения новых случаев COVID-19.

Эти лекарства, одно производство Pfizer, а другое Merck & Co., надеются внести свой вклад в борьбу с коронавирусом и его вариантами. Наряду с прививками они могут помочь обуздать крайние случаи COVID-19, уменьшив потребность в госпитализации.

Несмотря на то, что вакцины и таблетки борются с одним и тем же заболеванием, они действуют по-разному:

Вакцины Таблетки
Вводимые в виде инъекций Вводимые внутрь
Используется для профилактики Используется только для лечения
Создание усиленной иммунной системы путем стимуляции выработки антител Нарушение сборки новых вирусных частиц

Как вакцина помогает предотвратить COVID-19

Основной целью вакцины является предупреждение организма о потенциальной инфекции COVID-19 путем создания антител, которые нацелены на коронавирус и уничтожают его.

Для этого иммунной системе нужен антиген.

Это трудно сделать без риска, поскольку все антигены существуют непосредственно на вирусе. К счастью, вакцины безопасно подвергают нашу иммунную систему воздействию антигенов без опасных частей вируса.

В случае COVID-19 антигеном коронавируса является шиповидный белок, покрывающий его внешнюю поверхность. Вакцины вводят инструкции по созданию антигена* и используют наш собственный клеточный механизм для создания антигена коронавируса с нуля.

При воздействии шиповидного белка иммунная система начинает собирать антиген-специфические антитела. Эти антитела ждут возможности атаковать настоящий шиповидный белок, когда коронавирус попадает в организм. Поскольку антитела со временем уменьшаются, ревакцинация помогает поддерживать сильную линию защиты.

*Хотя существуют разные технологии вакцин, все они делают одно и то же: вводят антиген и укрепляют иммунную систему.

Как работают противовирусные таблетки от COVID

Противовирусные таблетки, в отличие от вакцин, являются , а не профилактической стратегией.Вместо этого они лечат инфицированного человека, испытывающего симптомы вируса.

В настоящее время на рынок поступают два препарата. Lagevrio® компании Merck & Co., состоящий из одной молекулы, и Paxlovid® компании Pfizer, состоящий из двух.

Эти лекарства нарушают определенные процессы на линии сборки вируса, подавляя способность вируса к репликации.

Механизм действия молнупиравира

РНК-зависимая РНК-полимераза (RdRp) — это клеточный компонент, который работает подобно фотокопирующему аппарату для генетических инструкций вируса.Зараженная клетка-хозяин вынуждена производить RdRp, который начинает генерировать больше копий РНК вируса.

Молнупиравир, разработанный компанией Merck & Co., является ингибитором полимеразы. Он встраивается в вирусные инструкции, которые копирует RdRp, перемешивая содержимое. Затем RdRp производит мусор.

Механизм действия нирматрелвир + ритонавир

Реплицирующийся вирус производит белки, необходимые для его выживания, в виде большой комковатой массы, называемой полипротеином. Клеточный компонент, называемый протеазой, разрезает полипротеин вируса на более мелкие рабочие части.

Противовирусный препарат Pfizer представляет собой ингибитор протеазы, состоящий из двух таблеток:

  1. Первая таблетка, нирматрелвир, не дает протеазе разрезать вирусные продукты на более мелкие части.
  2. Вторая таблетка, ритонавир, защищает нирматрелвир от разрушения организмом и позволяет ему продолжать работать.

Противовирусные препараты, содержащие неисправную полимеразу или большой непригодный для использования полипротеин, затрудняют репликацию коронавируса. При достаточно раннем лечении они могут уменьшить воздействие вируса на организм.

Будущее противовирусных таблеток и лекарств от COVID

Кажется, у противовирусных препаратов большое будущее.

Противовирусные препараты

COVID-19 основаны на ранних исследованиях, проведенных в отношении коронавирусов, вызванных вспышками SARS-CoV 2002–2004 годов и MERS-CoV 2012 года. Нынешние прорывы в этой технологии могут проложить путь к более совершенным фармацевтическим препаратам в будущем.

Половина препарата Pfizer, ритонавир, в настоящее время лечит многие другие вирусы, включая ВИЧ/СПИД.

Gilead Science в настоящее время разрабатывает пероральные производные ремдесивира, еще одного ингибитора полимеразы, который в настоящее время предлагается только стационарным пациентам в США.

В настоящее время разрабатываются новые противовирусные препараты против коронавируса, которые дают представление о том, как контролировать надвигающееся присутствие COVID-19.

Примечание автора. Медицинская информация в этой статье является только информационным ресурсом и не может использоваться или полагаться на какие-либо диагностические или лечебные цели. Пожалуйста, поговорите со своим врачом, прежде чем проходить какое-либо лечение от COVID-19.Если вы заболели и считаете, что у вас могут быть симптомы COVID-19, следуйте рекомендациям CDC.

Новое лекарство от COVID молнупиравир от Merck получает рассмотрение FDA : уколы

Молнупиравир, противовирусный препарат для лечения COVID-19 легкой и средней степени тяжести, находится на рассмотрении FDA для возможного разрешения. Мерк скрыть заголовок

переключить заголовок Мерк

Молнупиравир, противовирусный препарат для лечения COVID-19 легкой и средней степени тяжести, находится на рассмотрении FDA на предмет возможного разрешения.

Мерк

Консультативный комитет Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов проголосовал во вторник за рекомендацию молнупиравира, новой противовирусной таблетки, производимой фармацевтическими компаниями Merck и Ridgeback Biotherapy, для лечения COVID-19.

Если агентство разрешит использование препарата, это будет первое пероральное противовирусное лечение COVID-19 для использования в домашних условиях.

Таблетки, которые можно взять на дом, могут изменить правила игры в борьбе с COVID-19 и помочь людям выздороветь на ранних стадиях заболевания.

«С омикроном [вариант], дышащим нам в затылок, нам нужны лекарства, нам нужны действительно эффективные противовирусные препараты, и нам нужно их больше», — говорит Карл Диффенбах, директор отдела СПИДа в Национальном институте аллергии и инфекционных заболеваний. , который возглавляет антивирусную разработку.

Если FDA согласится с рекомендацией комиссии и одобрит ее, молнупиравир станет первым пероральным домашним средством для лечения COVID-19 легкой и средней степени тяжести. Вторая противовирусная таблетка, Paxlovid, от фармацевтической компании Pfizer, проходит проверку FDA, и вскоре может последовать разрешение.

В настоящее время единственным разрешенным FDA методом лечения пациентов с COVID-19, не находящихся на госпитализации, являются моноклональные антитела, которые обычно требуют внутривенного вливания в клинических условиях. Напротив, таблетки дешевле производить, их легче распространять и принимать.

«Это [может быть] огромным для мира с точки зрения того, что мы можем сделать, чтобы замедлить и, надеюсь, остановить передачу этого вируса», — говорит доктор Филлис Тьен, специалист по инфекционным заболеваниям из Калифорнийского университета в Сан-Франциско. Франсиско и член группы рекомендаций по лечению COVID-19 Национального института здравоохранения.

Тьен и другие специалисты отмечают, что препараты предназначены не для замены вакцинации, а для оказания дополнительной поддержки заболевшим людям, особенно пожилым людям или людям с ослабленным иммунитетом, у которых нет сильного ответа на вакцины.

«Ты не можешь принять таблетку, пока не заболеешь», — говорит Диффенбах. «Значит, вы все еще хотите избежать болезни. Я думаю, что это правило № 1».

NPR проконсультировалось с экспертами по лечению COVID-19, чтобы узнать их мнение об обещаниях и подводных камнях таблеток, а также о том, что будет дальше на горизонте лечения COVID-19.

Насколько эффективны эти таблетки?

Согласно анализу данных Merck, молнупиравир снижает риск госпитализации и смерти у пациентов с COVID-19 на 30%, если прием таблеток начинается в течение пяти дней после появления симптомов.

Эксперты в области здравоохранения считают эти результаты тусклыми. «Было бы здорово, если бы молнупиравир сохранил [более высокий уровень эффективности], потому что в некотором смысле он мог бы быть козырем в рукаве. Но это не так», — говорит Диффенбах.

Результаты по-прежнему значительны для этой таблетки с точки зрения снижения госпитализаций и смертей.Но таблетка оказывается значительно менее эффективной, чем лечение моноклональными антителами, которые снижают риск тяжелого течения COVID-19 на 70-85%.

Учитывая более высокую эффективность лечения антителами, «я думаю, что мы продолжим использовать их, особенно для людей с высоким риском», — говорит доктор Раджеш Ганди, врач-инфекционист Массачусетской больницы общего профиля и Гарвардской медицинской школы, который работает с COVID -19 групп рекомендаций по лечению для NIH и Американского общества инфекционных заболеваний.

Паксловид, препарат Pfizer, может быть намного эффективнее — компания объявила предварительные результаты, показывающие, что препарат снижает риск госпитализации и смерти на 89%, хотя эти цифры могут измениться после того, как будут проанализированы полные результаты исследования.

Молнупиравир и Паксловид представляют собой серию таблеток, которые принимают два раза в день в течение пяти дней. Паксловид принимают с дополнительной бустерной таблеткой ритонавира, препарата, который помогает дольше сохранять активность препарата в организме.

Как они работают?

Когда коронавирус проникает в человеческую клетку, он создает множество своих копий — больше вирусов, которые затем могут распространяться по всему телу и выходить из него, чтобы заразить других. Обе таблетки останавливают размножение вируса, воздействуя на части процесса репликации.

«Для того, чтобы вирус мог создать себя, ему сначала нужно создать очень длинную цепочку белков, которые являются строительными блоками, из которых будет построен следующий вирус», — объясняет Диффенбах.

Молнупиравир изменяет порядок аминокислот, входящих в состав белков, поэтому белки становятся дефектными, а созданный новый вирус разрушается и не может заражать новые клетки или воспроизводить себя.

Паксловид, препарат компании Pfizer, вмешивается в следующий этап репликации — когда вирус использует протеазу, особый тип фермента, чтобы расщепить белковую цепочку точно в нужных местах для создания строительных блоков. Препарат блокирует фермент и удерживает вирус на этом этапе.«Он разрушает работу и убивает клетку, вызывая сильный иммунный ответ», — говорит Диффенбах.

Оба препарата предназначены для того, чтобы помочь вашему организму бороться с инфекцией COVID-19. «Если ваша вирусная нагрузка снижается быстро, то вашему организму не нужно делать столько работы, чтобы попытаться избавиться от этого вируса», — говорит Тьен.

Молнупиравир нарушает репликацию SARS-CoV-2. Препарат работает, изменяя порядок аминокислот в белках, которые он производит для создания новых вирусов, поэтому белки дефектны, и новые вирусы не могут заражать новые клетки или размножаться. Хуан Гертнер/Science Source скрыть заголовок

переключить заголовок Хуан Гертнер/Science Source

Молнупиравир нарушает репликацию SARS-CoV-2. Препарат работает, изменяя порядок аминокислот в белках, которые он производит для создания новых вирусов, поэтому белки дефектны, и новые вирусы не могут заражать новые клетки или размножаться.

Хуан Гертнер/Science Source

Известны ли какие-либо риски или побочные эффекты?

Некоторые эксперты высказывают опасения, что молнупиравир может препятствовать развитию плода во время беременности или ускорять развитие новых вариантов вируса. На данный момент эти опасения по поводу безопасности лекарств в значительной степени гипотетичны, но они важны для сопоставления рисков препарата и его преимуществ, заявили члены комиссии на заседании консультативного комитета FDA.

Поскольку препарат Pfizer работает по другому механизму, опасения по поводу молнупиравира не относятся напрямую к Паксловиду, хотя компания еще не обнародовала свои данные по безопасности. Ритонавир, бустер Паксловида, — это препарат, который использовался для лечения ВИЧ и, как известно, вызывает тошноту, рвоту и горький металлический привкус.

Кому они помогут?

По словам Тьена, обе таблетки продемонстрировали наилучший эффект при приеме на ранних стадиях инфекции у пациентов с высоким риском прогрессирования заболевания.В клинических испытаниях молнупиравир и паксловид вводили пациентам в течение пяти дней после появления симптомов.

Это потому, что COVID-19 можно условно разделить на две фазы — вирусную фазу и фазу иммунной дисрегуляции. «Цель лекарств — помочь в процессе действительно сильного удара по вирусу, чтобы иммунитет мог его прикончить», — говорит Диффенбах.

На более поздних стадиях заболевания проблема со здоровьем часто переходит в гипервоспаление, когда собственная иммунная реакция человека вызывает многие симптомы тяжелого заболевания.Затем подавление иммунного ответа лекарствами, такими как стероиды, более полезно для выздоровления.

Остановить вирусную фазу было бы здорово, но есть одна загвоздка: поскольку таблетки работают лучше всего, если их принимать в течение нескольких дней после заражения, тестирование и лечение идут рука об руку, говорит Ганди.

«Когда у кого-то появляются симптомы, они [должны быть] в состоянии пройти тест и быстро получить результат, и если у них высокий риск прогрессирования, начните с таблеток», — говорит он. Если вместо этого человек ждет несколько дней, чтобы пройти тестирование, и еще несколько дней, чтобы получить результаты, период, когда эти таблетки наиболее эффективны, вероятно, прошел.

Будут ли они эффективны против вариантов, включая омикрон?

Возможно. Вполне вероятно, что противовирусные таблетки останутся эффективными против вариантов коронавируса, даже если защита от существующих вакцин и методов лечения антителами ослабнет, хотя для подтверждения этого необходимы исследования, говорит Диффенбах.

Это потому, что противовирусные таблетки нацелены на другую часть жизненного цикла вируса.

Вакцины и препараты для лечения моноклональными антителами нацелены на вирус через его шиповидный белок, который он использует для прикрепления и проникновения в клетки.По словам Диффенбаха, эта часть вируса находится под «интенсивным избирательным давлением» — новые варианты, вызывающие озабоченность, включая дельта и омикрон, часто имеют изменения в шиповидном белке, что может способствовать более легкому распространению вируса.

Противовирусные таблетки, с другой стороны, направлены на «копирующий вирус вирус» или ферменты, которые помогают вирусу размножаться, когда он находится внутри клетки, говорит Ганди: «Поэтому есть основания для оптимизма, что эти лекарства будут продолжать быть эффективным против вариантов, включая омикрон», даже если иммунитет от вакцинации снижается.

В электронном письме NPR в понедельник представитель Merck согласился, написав, что «мы считаем, что молнупирвир, вероятно, будет активен против [варианта омикрон]» и отметив, что препарат «продемонстрировал постоянную эффективность» для вирусных вариантов гамма, дельта и мю .

Однако и Диффенбах, и Ганди говорят, что для подтверждения этой догадки необходимы специальные исследования, в которых противопоставляются таблетки конкретным вариантам.

Что дальше?

Эти противовирусные таблетки, если они будут одобрены FDA, могут быть полезными инструментами, но есть возможности для разработки более эффективных противовирусных препаратов, говорит Диффенбах.И этого следовало ожидать: «Только когда у нас были лекарства от ВИЧ в течение шести, семи или восьми лет, мы действительно получили коктейль из трех лекарств, которые было легче принимать и которые не имели довольно серьезных побочных эффектов», — сказал он. говорит.

Ганди хотел бы видеть таблетки, безопасность и эффективность которых доказана для конкретных уязвимых групп населения. «Я надеюсь на лекарство, которое мы сможем безопасно давать беременным женщинам, потому что они подвержены высокому риску тяжелого течения COVID», — говорит он. Он также хотел бы увидеть испытания для людей с ослабленным иммунитетом, у которых может быть более длительное окно возможностей для противовирусного лечения, потому что им, как правило, требуется больше времени, чтобы вывести вирус из их систем.

В будущем может возникнуть необходимость в разработке методов лечения COVID-19, которые обходят лекарственную устойчивость, говорит Тьен, если коронавирус эволюционирует и сделает определенные цели неэффективными. Снова извлекая урок из лечения ВИЧ, говорит она, использование комбинаций терапии может быть одной из стратегий против вариантов.

Несмотря на улучшение методов лечения, их не следует рассматривать как замену вакцинам, говорит Ганди. «Омикрон говорит мне наиболее убедительно, что, пока мы не снизим уровень заболеваемости COVID во всем мире, эти варианты будут продолжаться», — говорит он.Что касается лечения: «Это запасной план. Они являются дополнением. Они не являются основным способом избавления от этой пандемии».

Как насчет противовирусных препаратов для лечения гриппа?

Существуют специальные противовирусные препараты, которые борются с гриппом в вашем организме и выпускаются в трех формах: таблетки, жидкость или порошок, который вы вдыхаете. У вас должен быть рецепт на противовирусные препараты, так как они не доступны без рецепта. Противовирусные препараты отличаются от антибиотиков тем, что они борются с вирусами, а не с бактериями.В отличие от антибиотиков противовирусные препараты не уничтожают свою мишень; вместо этого они предотвращают его развитие, например, они предотвращают размножение и распространение вируса гриппа по всему телу.

Прием противовирусных препаратов может ослабить симптомы и сократить время болезни на день или два. Хотя это может показаться не таким уж большим, любой, кто когда-либо болел гриппом, скажет вам, что ему бы очень хотелось отдохнуть пару дней от того, чтобы чувствовать себя таким несчастным. Возможно, что еще более важно, противовирусные препараты от гриппа могут также предотвратить серьезные осложнения гриппа, которые вызывают гораздо более серьезные проблемы со здоровьем, такие как пневмония.

Некоторые люди подвержены высокому риску осложнений от гриппа. Например, люди в возрасте 65 лет и старше, американские индейцы и коренные жители Аляски, дети в возрасте до пяти лет (особенно в возрасте до двух лет) и лица с такими заболеваниями, как астма, серповидно-клеточная анемия и хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), имеют высокий риск осложнения гриппа. Лечение противовирусным препаратом может означать разницу между относительно легким заболеванием и очень серьезным заболеванием, которое может привести к госпитализации или к худшему.

Исследования показывают, что противовирусные препараты против гриппа работают лучше всего, если их начать принимать в течение двух дней после того, как вы заболели, поэтому лучше всего обратиться к врачу, как только вы подозреваете, что заболели гриппом. Большинство людей могут довольно быстро сказать, что это не просто простуда, так как они сразу же чувствуют себя очень плохо, и развивается высокая температура, которая не характерна для обычной простуды. Если вы пропустите это двухдневное окно, все же полезно начать принимать противовирусные препараты от гриппа позже, особенно для тех, у кого есть основное заболевание или кто уже тяжело болен гриппом.

Несмотря на редкость, существуют некоторые известные побочные эффекты, связанные с противовирусными препаратами от гриппа, включая тошноту, рвоту, головокружение, насморк или заложенность носа, кашель, диарею, головную боль и некоторые поведенческие побочные эффекты. Как правило, эти лекарства хорошо переносятся, но вы должны знать о побочных эффектах и ​​связаться со своим врачом, если вы заметите их во время приема противовирусных препаратов от гриппа.

По состоянию на 30 сентября 2020 г. CDC рекомендует четыре противовирусных препарата, отпускаемых по рецепту.Они доступны в виде таблеток, жидкости, порошка для ингаляций или внутривенного введения (IV). Их торговыми марками являются Тамифлю® (общее название осельтамивир) и Реленза® (общее название занамивир), Рапиваб® (общее название перамивир) и Ксофлюза® (общее название балоксавир). Наиболее часто назначают Тамифлю®, который доступен в виде таблеток или жидкости, и Реленза®, который представляет собой порошок для ингаляций и не назначают людям с проблемами дыхания, такими как астма или ХОБЛ. Рапиваб® должен вводиться внутривенно медицинским работником.Xofluza® представляет собой противовирусный препарат с разовой дозой в форме таблеток, одобренный в настоящее время для пациентов в возрасте 12 лет и старше.

Любой человек, в том числе дети и беременные женщины, могут принимать противовирусные препараты. Тамифлю® (Осельтамивир) предназначен для лечения гриппа у людей любого возраста и одобрен для профилактики гриппа в возрасте трех месяцев и старше. Тамифлю® также рекомендуется беременным женщинам, потому что большинство исследований показали, что он безопасен для беременных. Relenza® (Zanamivir) предназначен для лечения гриппа у людей от семи лет и старше, а также для профилактики гриппа у людей от пяти лет и старше.Если это рекомендовано, Рапиваб® используется для раннего лечения гриппа в возрасте от двух лет и старше. Xofluza® пока не рекомендуется беременным женщинам, кормящим матерям, амбулаторным пациентам с осложненным или прогрессирующим заболеванием или госпитализированным пациентам, поскольку исследования по этим вопросам продолжаются.

Для лечения гриппа Тамифлю® и Реленза® обычно назначают на пять дней, хотя людям, госпитализированным с гриппом, может потребоваться больше времени.

Несмотря на то, что на рынке представлено столько противовирусных препаратов, вы все еще думаете, стоит ли вам делать прививку от гриппа? ДА! ВАМ НУЖНО СДЕЛАТЬ ПРИВИВКУ ОТ ГРИППА! Противовирусные препараты не заменяют вакцину против гриппа.Хотя вакцина против гриппа, по общему признанию, не эффективна на 100%, это первый и лучший способ предотвратить грипп, и, безусловно, лучше вообще не болеть гриппом. Противовирусные препараты — это вторая линия защиты от гриппа, если вы заболели.

Если вы хотите узнать больше, не стесняйтесь обращаться к своему поставщику медицинских услуг по поводу этих лекарств. Вы также можете посетить веб-сайты Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) или Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA). Информация.

Если у вас есть отзывы об этом контенте или идеи по дополнительным темам для SEARHC, напишите нам по адресу [email protected]

Существующие таблетки против COVID-19 хорошо работают против омикронного вируса, но препараты на основе антител менее эффективны, как показало исследование — ScienceDaily согласно новому исследованию.

Однако лабораторные тесты также показали, что доступные методы лечения антителами, обычно вводимые внутривенно в больницах, значительно менее эффективны против омикрон, чем против более ранних вариантов вируса.Некоторые антитела полностью утратили способность нейтрализовать омикрон в реальных дозах.

Если способность противовирусных таблеток бороться с омикроном подтвердится на людях, это будет долгожданная новость. Чиновники общественного здравоохранения ожидают, что таблетки станут все более распространенным средством лечения COVID-19, что снизит тяжесть заболевания у пациентов из группы риска и уменьшит бремя пандемии.

На данный момент таблетки остаются в дефиците во время текущей омикронной волны, которая побила рекорды заболеваемости в США.С. и другие страны.

Полученные данные подтверждают результаты других исследований, показавших, что большинство доступных методов лечения антителами менее эффективны против омикрон. Производители лекарств могут разрабатывать, тестировать и производить новые препараты антител, нацеленные на вариант омикрон, чтобы преодолеть ограничения существующих методов лечения, но этот процесс займет месяцы.

«Суть в том, что у нас есть контрмеры для лечения омикрон. Это хорошая новость», — говорит Ёсихиро Каваока, руководитель исследования из Университета Висконсин-Мэдисон и вирусолог Школы ветеринарной медицины Университета Вашингтона и Токийского университета.«Однако все это находится в лабораторных исследованиях. Переносится ли это на людей, мы пока не знаем».

Каваока и его сотрудники из UW-Madison и Национального института инфекционных заболеваний в Токио опубликовали свои выводы в New England Journal of Medicine 26 января.

Клинически доступные таблетки и антитела были разработаны и протестированы до того, как исследователи идентифицировали вариант омикрон, который значительно отличается от более ранних версий вируса.Когда был идентифицирован омикрон, ученые опасались, что эти различия, вызванные мутациями в вирусном геноме, могут снизить эффективность препаратов, предназначенных для лечения оригинальной версии вируса.

В лабораторных экспериментах с использованием клеток приматов, отличных от человека, команда Каваоки протестировала набор антител и противовирусных препаратов против исходного штамма вируса COVID-19 и его известных вариантов, включая штаммы альфа, дельта и омикрон.

Молнупиравир в таблетках компании Merck и внутривенный препарат ремдесивир были так же эффективны против варианта омикрон, как и против более ранних штаммов вируса.

Вместо того, чтобы тестировать таблетку Paxlovid компании Pfizer, предназначенную для перорального приема, группа исследователей протестировала аналогичный препарат компании Pfizer, который вводится внутривенно. Два препарата разрушают одну и ту же часть вирусного механизма. Исследователи обнаружили, что внутривенная форма препарата сохранила свою эффективность против омикрон, и эта версия в настоящее время проходит клинические испытания.

Все четыре протестированных исследователями метода лечения антителами были менее эффективны против омикронного вируса, чем против более ранних штаммов вируса.Два препарата, сотровимаб от GlaxoSmithKline и Evusheld от AstraZeneca, сохранили некоторую способность нейтрализовать вирус. Однако им требовалось от 3 до 100 раз больше препаратов для нейтрализации омикрон по сравнению с более ранними версиями. Антитела AstraZeneca не одобрены для использования в США

Две обработки антителами Lilly и Regeneron не смогли нейтрализовать омикрон в обычных дозировках.

Эти результаты являются ожидаемыми, учитывая, чем вариант омикрон отличается от более ранних штаммов SARS-CoV-2, вируса COVID-19.Омикрон имеет десятки мутаций в шиповидном белке, который вирус использует для проникновения и заражения клеток. Большинство антител были разработаны для связывания и нейтрализации исходного шиповидного белка, и серьезные изменения в белке могут снизить вероятность связывания антител с ним.

Противовирусные таблетки, напротив, нацелены на молекулярный механизм, который вирус использует для создания своих копий внутри клеток. Вариант омикрон имеет лишь несколько изменений в этом механизме, что повышает вероятность того, что лекарства сохранят свою способность нарушать этот процесс репликации.

В настоящее время лаборатория Каваока изучает новые кандидаты на антитела, чтобы выявить те, которые могут нейтрализовать вариант омикрон.

Эта работа была частично поддержана Национальным институтом здравоохранения (гранты HHSN272201400008C и 75N93021C00014) и Министерством обороны (грант W911QY20

). Исследование также было поддержано Японской исследовательской программой по возникающим и вновь возникающим инфекционным заболеваниям (гранты JP20fk0108412, JP21fk0108615 и JP21fk0108104), Проектом содействия поиску лекарств (грант JP20nk0101632), Японской программой исследований и инфраструктуры в области инфекционных заболеваний (грант JP21wm0125002). , а также Грант в помощь новым и вновь возникающим инфекционным заболеваниям от Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии (грант 20HA2007).

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.