Седативное лекарство: Аптека Ригла – забронировать лекарства в аптеке и забрать самовывозом по низкой цене в Москва г.

Содержание

VIFITEKH

VIFITEKH (495) 716-15-81, (495) 716-15-90 Каталог \ Таблетки АВИСАН Спазмолитическое средство растительного происхождения для применения в урологии АДОНИС-БРОМ Седативное средство растительного происхождения АПИЛАК 10 мг Биостимулирующее средство природного происхождения БЕРБЕРИН Желчегонное средство растительного происхождения МАРЕЛИН Урологическое спазмолитическое средство растительного происхождения МУКАЛТИН Отхаркивающее средство растительного происхождения ПАНТОКРИН таблетки Пантов благородного оленя экстракт. Общетонизирующее средство природного происхождения. ПЕКТУСИН Противомикробное средство растительного происхждения ПОЛИСПОНИН Гиполипидемическое средство растительного происхождения ПРОСТАТ ОФФ Доброкачественной гиперплазии простаты средство лечения растительного происхождения РАУНАТИН Гипотензивное средство растительного происхождения РЕГЛИСАМ таблетки Аммония глицирризинат. Противовоспалительное средство растительного происхождения СИЛИБИНИН Гепатопротекторное средство растительного происхождения ФЛАМИН Желчегонное средство растительного происхождения ЭХИНАЦЕЯ® Иммуностимулирующее средство растительного происхождения

Представление доклада о воздействии некондиционной и фальсифицированной медицинской продукции на здоровье населения, общество и экономику

Ваши Превосходительства, уважаемые гости, друзья, дамы и господа,

Я рад присутствовать на презентации этих крайне интересных докладов.

Качественные лекарства крайне важны для здоровья человека и нужны в любой системе здравоохранения.

Те из нас, кто живет в развитых странах, не привыкли сомневаться в том, что принимаемые нами лекарства действуют так, как мы того ожидаем.

Однако во многих частях планеты покупка лекарства является рискованным делом.

От этой проблемы больше всего страдают страны с низким и средним уровнем доходов, однако она все чаще угрожает и богатым странам в связи с продажей некондиционных и фальсифицированных лекарственных средств через Интернет.

Иными словами, эта проблема актуальна для всех нас.

Представьте себе, что вы принимаете лекарство, ожидая, что оно спасет вам жизнь, но вам становится все хуже и хуже, и вы умираете.

Это, увы, весьма распространенное явление.

В 2011 г. в Пакистане в результате приема сердечного препарата с опасными примесями умерло более 200 пациентов, а 850 пациентов попали в больницу.

В 2015 г. в Демократической Республике Конго в результате приема подделок под распространенное седативное средство диазепам умерли 11 человек и было госпитализировано свыше 1000 пациентов.

Некондиционные и фальсифицированные лекарственные средства губят здоровье людей и ослабляют столь нужные им системы здравоохранения.

Они, однако, также подрывают доверие к здравоохранению и медицинским специалистам.

А когда доверие подорвано, человек не обращается за помощью, когда она нужна, и это в дальнейшем усугубляет проблемы самого человека и системы здравоохранения.

Оценить масштабы и глубину этой проблемы чрезвычайно сложно.

Некондиционные и фальсифицированные лекарства трудно выявлять и крайне непросто отслеживать.

Поэтому сегодняшние доклады являются крайне необходимым первым шагом в направлении более четкого понимания последствий такой продукции.

В них на примере 50 000 образцов продукции из 88 стран делается вывод о том, что примерно 1 образец из 10 в странах с низким и средним уровнем доходов оказывается подделкой или не соответствует стандартам качества.

Такая продукция в лучшем случае никак не действует и только продлевает болезнь, отнимает деньги и гасит надежду. В худшем случае она убивает, калечит и усугубляет проблему лекарственной устойчивости.

Особую тревогу вызывает то, что некондиционными и фальсифицированными чаще всего оказывается два класса препаратов: противомалярийные средства и антибиотики.

От этих лекарств зависит жизнь людей.

Терапевтические схемы на основе артемизинина являются основой борьбы против малярии.

Они же наш последний защитный рубеж. Потеряв артемизининовые препараты, мы лишимся всех завоеваний на этом фронте.

Однако устойчивость к этому классу препаратов, появившись в регионе Меконга, развивается уже несколько лет.

Некондиционные и фальсифицированные лекарственные средства сыграли в этом не последнюю роль.

Препараты, содержащие недостаточное для терапевтического воздействия количество действующего вещества, подливают масла в огонь лекарственной устойчивости.

Это в полной мере относится и к антибиотикам.

Кроме того, в докладе особо отмечается, что каждый год люди тратят миллиарды долларов на некондиционную или фальсифицированную медицинскую продукцию.

Мы знаем, что проблема такой продукции наибольшим бременем ложится на те страны, где люди расходуют больше всего собственных средств на услуги здравоохранения.

Получается, что больше всего денег на бесполезные или даже вредные лекарства тратят те, кто меньше всего может себе это позволить.

Почему же так происходит?

Причин несколько.

Двигателем спроса на некондиционную и фальсифицированную продукцию является недоступность приемлемых по цене и качественных лекарственных средств.

Не имея возможности получать лекарства из надежных источников или не имея на это денежных средств, люди ищут альтернатив.

Во многих странах проблема усугубляется также низким уровнем осведомленности об опасности некондиционных и фальсифицированных лекарственных средств, даже среди специалистов здравоохранения.

Отсутствие четких правил или недостаточный контроль за их соблюдением создает правовой вакуум, которым всегда готовы воспользоваться преступники.

А онлайновая продажа лекарственных средств порождает рынок, значительная часть которого не регулируется и не прослеживается.

Что же можно с этим сделать?

Нам надлежит действовать на трех фронтах: мы должны предупреждать, выявлять и реагировать.

Во-первых, мы не должны допускать, чтобы некондиционные и фальсифицированные лекарственные средства вообще попадали к пациентам.

Нам необходимо более активно проводить информационные кампании, предостерегающие об этой угрозе как общественность, так и специалистов здравоохранения.

Нам следует обеспечивать надежность цепей поставок и ликвидировать лазейки для проникновения в систему ненадлежащих лекарственных препаратов.

И нам требуется надежная нормативно-правовая база, обеспечивающая сотрудников полиции и таможни инструментами, необходимыми для защиты людей.

Во-вторых, мы должны выявлять некондиционные и фальсифицированные лекарственные средства.

Для этого требуются инвестиции в усиление пограничного контроля, совершенствование систем сбора информации, повышение эффективности проверок и расширение доступности лабораторий и досмотровой аппаратуры для использования на местах.

И в-третьих, мы должны принимать ответные меры,

распространяя оповещения и отзывая продукцию при выявлении некондиционных и фальсифицированных изделий;

укрепляя регулирование;

и повышая транспарентность юридических процедур.

Чтобы все это обеспечить, нам требуются политическая воля и совместная работа.

Эта проблема касается не только сектора здравоохранения. Она касается регулирующих органов, сил правопорядка, таможни, логистической и других сфер.

Однако нам необходимо, чтобы политические лидеры воплотили политику в конкретные действия, выделив на это необходимые кадровые и финансовые ресурсы.

Такие ассигнования – не расходы; это инвестиции, защищающие предприятия и рынки, а также целостность систем здравоохранения.

Но в первую очередь это инвестиции в человеческий капитал.

Дамы и господа,

Публикация этих докладов не должна стать подведением итогов.

Она должна служить отправной точкой, в которой страны получат фактические данные, необходимые им для принятия мер.

Я настоятельно призываю вас обеспечить их широкое распространение, массовое ознакомление с ними и принятие последующих мер в каждой стране.

Благодарю вас.

 

сайт фармацевтической фирмы Кревель Мойзельбах

Современный образ жизни вынуждает каждого – даже внешне абсолютно здорового – человека иметь под рукой аптечку. Стресс, переутомление, повышенная нервозность и как результат – бессонница, проблемы со стулом, простуда. Эти состояния знакомы каждому из нас.

Фармацевтическая компания, которой можно доверять

Вы находитесь на сайте немецкого предприятия в России. Krewel Meuselbach – компания с вековой историей и безупречной репутацией. Производство в Германии оборудовано новейшими технологиями в сфере фармацевтики.

Мы с заботой и уважением относимся не только к своим клиентам и пациентам, но и к собственным работникам и, конечно же, окружающей среде. Мы убеждены, что только в такой атмосфере можно создавать эффективные препараты, которые будут помогать людям жить полноценной активной жизнью, без оглядки на усталость, нервозность. Решая проблемы с кишечником и кашлем, наши препараты значительно улучшают качество жизни.

Наши самые популярные лекарства

  • Быстродействующее седативное средство «Валокордин», которое не только успокаивает, но и обладает выраженным спазмолитическим эффектом. Результат – спокойное уравновешенное состояние в расслабленном теле.

  • Растительный препарат «Геделикс» на основе листьев плюща, который помогает эффективно бороться с кашлем. Сироп не содержит ни алкоголя, ни сахара и безопасен даже для младенцев.

  • Капли «Регулакс» для правильной работы кишечника. Незаменимы для людей с малоподвижным образом жизни и детей, которые имеют проблемы со стулом из-за психологического дискомфорта в детском саду или школе. Действуют предсказуемо и подходят малышам с 4-х лет.

Конечно, мы ни в коем случае не призываем принимать лекарственные средства по малейшему поводу и без него, но когда симптомы усугубляются, терпеть дискомфорт нет смысла. Будьте для своего тела добрым хозяином и не игнорируйте его просьб о помощи. Тем более что немецкая компания «Кревель Мойзельбах» уже более 100 лет выпускает препараты, которые:

  • действуют бережно и эффективно;

  • при строгом соблюдении дозировки не наносят вреда другим органам;

  • имеют подробное и в то же время простое описание, а значит, разобраться со схемой применения не составит никакого труда;

  • имеют удобную фармацевтическую форму капель, небольших таблеток и сиропов;

  • расфасованы таким образом, чтобы максимально сократить риск передозировки. Плотные капельницы, мягкая мерная ложечка у сиропа. Все продумано для комфортного применения.

Например, «Валокордин» содержится внутри флакончика с удобной плотной капельницей. Даже находясь в состоянии крайнего возбуждения, Вы сможете отмерить именно то количество препарата, которое нужно, не превысив рекомендуемую дозу. Берегите себя и будьте здоровы!

Arpimed

Сообщите своему врачу, если Вы принимаете, недавно принимали или могли бы принимать любые другие лекарства. Особенно важно отметить следующие лекарственные препараты:

При необходимости Ваш  лечащий врач  снизит дозу данных лекарств, прежде чем  использовать лоразепам.

Избегайте употребления алкоголя при приеме лоразепама, поскольку это может увеличить седативные свойства лекарства.

Сообщите своему врачу или фармацевту, если Вы принимаете Лоразепам, прежде чем использовать любые-другие препараты или при стационарном лечении.  

У некоторых пожилых пациентов могут наблюдаться головокружения и обмороки после приема Лоразепама.

При приеме Лоразепама существует риск развития привыкания, что и может привести к    постепенному уменьшению эффективности  через нескольких недель приема Лоразепама.    

Лоразепам имеет потенциал развития зависимости, в частности  у пациентов с наличием в анамнезе истории злоупотребления алкоголем и / или рекреационными препаратами.

При обычном режиме приема Лоразепама развитие зависимости маловероятно, но риск возрастает при повышении дозы и увеличении длительности лечения, а также у пациентов с наличием в анамнезе истории злоупотребления алкоголем и / или рекреационными препаратами или у пациентов с расстройством личности. Поэтому следует избегать приема лоразепама у пациентов с наличием в анамнезе истории злоупотребления алкоголем и / или рекреационными препаратами.

Зависимость может  привести к развитию синдрома отмены, особенно при внезапном прекращении лечения.  Поэтому необходимо проводить отмену  препарата постепенно.

При приеме лоразепама длительностью  более чем 4 недель, Ваш лечащий врач должен  провести изучение картины периферической крови, а также биохимический анализ крови на предмет печеночных маркеров, так как лекарства данной группы могут привести к  нарушению функции печени.

Длительный прием Лоразепама может привести к развитию лекарственной зависимости.  Поэтому обычно Лоразепам назначают короткими курсами длительностью от нескольких дней до 4 недель,  включая период снижения дозы и отмены препарата. Это уменьшает риск развития лекарственной зависимости или неблагоприятных побочных эффектов наблюдающихся при отмене  препарата. (См. Раздел «Отмена Лоразепама»).

Дозу Лоразепама следует увеличивать постепенно  для избежания  развития побочных эффектов.

Вечерняя доза должна быть выше дневных доз препарата.

Как принимать Лоразепам

Лоразепам следует принимать в точности так, как назначено врачом. Если у вас есть какие-то сомнения, то вам следует проконсультироваться с  Вашим лечащим врачом.

При применении Лоразепама для лечения тревоги и бессонницы, лечение обычно длится  от нескольких дней  до 4 недель, включая период снижения дозы и отмены препарата.

Врач должен назначить самую низкую эффективную дозу, рассчитанную на максимально возможный  короткий период приема препарата.

Таблетки лоразепама необходимо проглотить запивая водой. 

 

Взрослые и дети старше 13 лет

При тревожном состоянии суточная доза Лоразепама составляет  1-4 мг, принимаемая разделенными дозами. Ваш лечащий врач определит частоту приема Лоразепама. Не рекомендуется принимать Лоразепам детям младше 12 лет при  тревожных состояниях.

При нарушениях снаназначают 1-2 мг Лоразепама перед сном. Перед приемом препарата  вы должны быть уверены в том, что сможете поспать 7-8 часов.

2-3 мг Лоразепама назначают на ночь перед  хирургическим вмешательством и 2-4 мг за 1-2 часа до хирургического  вмешательства.

 

Дети от 5 до 13 лет

При хирургическом вмешательстве доза обычно составляет  0,5 -2,5 мг ( в зависимости от веса вашего ребенка) принимая  за час до данной процедуры.

Не рекомендуется применять Лоразепам детям от 5 до 13 лет для лечения тревожных состояний и нарушений сна, а также  детям в возрасте до 5 лет.

 

Пожилой возраст

Врач должен назначить Лоразепам  лицам пожилого возвраста или истощенным пациентам в низких дозах.

Препарат может быть эффективен при приеме половины или даже меньшей рекомендуемой дозы у пожилых пациентов, однако в случае необходимости доза должна быть откорректирована.

 

Пациенты с почечной и печеночной недостаточностью

При нарушении функции почек или легкой и умеренной степени печеночной недостаточности разрешается  принимать Лоразепам только в низких дозах.

Пациентам с тяжелой печеночной недостаточностью прием Лоразепама противопоказан.

 

Если Вы забыли принять Лоразепам

Если вы забыли принять Лоразепам для лечения тревожного состояния  и если от назначенного времени приема прошло меньше 3 часов,  вы должны принять его, как только вы вспомните. Если  от назначенного времени прошло более 3 часов, не волнуйтесь, примите последующую дозу в назначенное время. Не принимайте двойную дозу, чтобы компенсировать  пропущенную.

Если Вы забыли принять Лоразепам для лечения нарушении сна, примите его, если уверены, что вы в состоянии поспать 7-8 часов  после приема препарата.

 

Если Вы употребили больше Лоразепама, чем рекомендовано

Если Вы употребили больше Лоразепама, чем предписано врачом, немедленно обратитесь за медицинской помощью, позвоните врачу или обратитесь  в ближайшую больницу. Возьмите с собой упаковку лекарства, даже если там не осталось таблеток.

 

Отмена Лоразепама

После прохождения назначенного курса лечения , Ваш лечащий врач примет решение относительно продления дальнейшего лечения. 

Дозу и частоту приема Лоразепама следует  снизить постепенно до прекращении приема препарата. Это позволяет вашему организму приспосабливаться к отсутствию Лоразепама, и снизить  риск развития неблагоприятных эффектов при отмене препарата. Ваш врач объяснит вам, как это сделать.

Если у Вас есть дополнительные вопросы по применению препарата, обратитесь к лечащему врачу или фармацевту.

 

Синдром отмены

При внезапном прекращении приема Лоразепама могут возникнуть симптомы отмены, такие как головные, мышечные боли, тревожность, напряженность, депрессия, беспокойство, головокружения, тошнота, диарея, потеря аппетита, спутанность, раздражительность, возбужденность, тремор, боли в животе, нарушения сердечного ритма, кратковременная потеря памяти, повышенние  температуры тела и  потоотделение.  Возможен рецидив бессонницы.  Если у Вас имеется какое-либо из указанных симптомов, обратитесь к вашему врачу.    

Не следует прекращать прием Лоразепама внезапно. Это может привести  к более серьезным симптомам отмены, таким как потеря чувства реальности,  ощущение нереальности происходящего  или оторванности от повседневной жизни,  потеря способности чувствовать эмоции.  

У некоторых пациентов наблюдается онемение или покалывание рук или ног, рвота, звон в ушах, мышечные подёргивания, галлюцинации, судороги и повышенная  чувствительность к свету, звуку и  прикосновениям. Если у Вас имеются какие-либо из указанных симптомов, немедленно обратитесь к врачу. 

Седативные препараты — Успокаивающие таблетки от нервов и стресса


Стрессы и развивающиеся на их почве нервные расстройства способны сильно ухудшить качество жизни. Если негативное влияние на психику продолжается, через некоторое время может развиться невроз – состояние нервного истощения с тревожностью и вегетативными нарушениями. Среди основных признаков невроза отмечают:

  • неспособность противостоять стрессу – даже небольшое раздражение выводит человека из равновесия;

  • тревожность, склонность к забывчивости;

  • расстройства сна, вегетативные нарушения;

  • снижение либидо, проблемы с потенцией.

В долгосрочной перспективе нервоз будет не только причиной дискомфорта, но и приведет к возможной потере трудоспособности, поэтому нельзя игнорировать симптомы нарушения и при первом их появлении стоит обратиться к врачу.

Когда применяют таблетки от нервов

Вопреки расхожему мнению, начинать лечение нервных расстройств с приема седативных препаратов не стоит. Для начала нужно изменить образ жизни:

  • Избегать стрессовых ситуаций или минимизировать их влияние. В тех случаях, когда нервное истощение образовалось из-за плотного графика и постоянных проблем на работе, полезно взять небольшой отпуск, пусть даже и незапланированный.

  • Заниматься спортом и посещать тренажерный зал. Умеренная физическая нагрузка способствует выработке серотонина, который еще называют «гормоном хорошего настроения».

  • Отказаться от алкоголя, табака, кофеина, так как они способствуют увеличению тревожности и негативному влиянию стресса на человека.

Если пересмотр образа жизни не дает результата, вместе с врачом стоит выбрать, какие принимать таблетки от нервов. Желательно, чтобы они были основаны на натуральных растительных компонентах, которые помогают уменьшить возбудимость, напряженность, бессонницу.

В некоторых случаях при нервном истощении могут использоваться биологически активные добавки. Такие средства оказывают дополнительную помощь организму, способствуя уменьшению проявлений неврастении, чувства тревоги, нарушений сна. Популярные БАД, используемые при нервном истощении, представлены такими средствами:

  • таблетки и настойки на основе пустырника – оказывают успокаивающее, противосудорожное и кардиотоническое действие;

  • препараты от стресса на основе глицина – способствуют уменьшению психоэмоционального напряжения, нормализации сна, повышению работоспособности;

  • травяные сборы с пустырником, боярышником, мятой, валерианой – выпускаются в виде сиропов или настоек;

  • комплексы витаминов и микроэлементов, способствующих повышению устойчивости к стрессу и общих защитных сил организма. Например – магний и витамины группы В, необходимые для поддержания в норме нервной системы. Могут дополнять препараты седативного действия, назначенные врачом.

Предупреждаем проблему

Нервные расстройства могут существенно осложнить жизнь на многие месяцы, поэтому важно уметь вовремя их распознавать. Хроническая усталость, головная боль, тревожность, забывчивость, нарушения сна – все это сигнализирует о проблеме, с которой нужно обратиться к врачу.

Домоседан® | Orion

Общие сведения

В 1 мл домоседана в качестве действующего вещества содержится 10 мг детомидина гидрохлорида. По внешнему виду препарат представляет собой прозрачный бесцветный раствор. Выпускают лекарственное средство в форме стерильного раствора для инъекций, расфасованного по 5 и 20 мл в стеклянные флаконы, укупоренные хлорбутаноловыми пробками, закатанные алюминиевыми колпачками и помещенные в индивидуальные картонные коробки.

Фармакологические свойства

Детомидина гидрохлорид, входящий в состав домоседана, является агонистом α2-адренорецепторов. Домоседан оказывает седативное и анальгезирующее действие. Действие детомидина зависит от дозы: малые дозы оказывают легкое седативное действие без анальгезии, в то время как большие дозы вызывают значительный седативный и анальгезирующий эффект. Препарат оказывает более быстрое действие при внутривенном введении, более медленное — при внутримышечном. Препарат быстро всасывается после внутримышечного введения. Максимальная концентрация в плазме крови достигается через 15-30 минут. Детомидин быстро распределяется в организме. Связывание с белками плазмы крови составляет 85-90 %. Детомидин окисляется в печени, небольшая часть метилируется в почках. Большинство метаболитов препарата выводится с мочой. Период полувыведения — 1-2 часа.

 

Показания

Назначают для получения седативного эффекта и анальгезии лошадей при хирургических операциях и различных клинических исследованиях.

Дозы Способ применения

Домоседан вводят лошадям внутримышечно или внутривенно. Степень седативного действия можно регулировать, подбирая дозу препарата. Внутривенно препарат вводят медленно (1 мл в минуту) в следующих дозах:

 

Необходимый седативный эффект

Доза

Наступление эффекта (мин*)

Продолжительн. действия (мин*)

 

мкг/кг

мл/100 кг

в/в

в/м

 

Легкий

10 – 20

0,1 – 0,2

3

5

30 – 60

Средний

20 – 40

0,2 – 0,4

2

5

30 – 60

Глубокий

40 – 80

0,4 – 0,8

1

5

30 – 120

* – время указано приблизительно и может варьировать у отдельных животных

Распространенность, факторы риска и связи с индексом массы тела с использованием данных на уровне населения

Резюме

Цели исследования:

Оценить распространенность и выявить социально-демографические факторы риска использования седативных препаратов среди населения Канады в целом, а также изучить связь между приемом седативных препаратов и индексом массы тела (ИМТ).

Дизайн:

Поперечное исследование

Установка:

Население Канады

Участники:

Участники канадских национальных обследований здоровья 1994-2003 гг., Национального обследования состояния здоровья населения (NPHS) и Обследования здоровья населения Канады ( ЦЧС).В CCHS 2003 г. n = 134 072 человека в возрасте от 12 до 80 лет и старше.

Вмешательства:

Неприменимо

Измерения и результаты:

Общая распространенность использования седативных препаратов в Канаде в 2003 г. — пожилые и тучные люди. После поправки на потенциальные искажающие факторы социально-демографического состояния и состояния здоровья, включая сопутствующие психиатрические заболевания, вероятность использования седативных средств была значительно выше среди мужчин с морбидным ожирением (ИМТ ≥ 35 кг/м 2 ) (ОШ = 1.89 лет, 95% ДИ = 1,02-3,53) и с недостаточным весом (ИМТ < 18,5 кг/м 2 ) женщин (ОШ = 2,11, 95% ДИ = 1,26-3,53).

Выводы:

Использование седативных препаратов значительно возросло среди населения Канады в целом и среди определенных подгрупп населения. Большая вероятность использования седативных препаратов среди мужчин с морбидным ожирением может отражать наличие основного обструктивного апноэ сна, что, в свою очередь, может частично объяснить известную взаимосвязь между седативными препаратами и смертностью.Увеличение количества седативных препаратов в сочетании с их известными неблагоприятными ассоциациями со здоровьем вызывает потенциальные проблемы общественного здравоохранения.

Ссылка:

Возорис Н.Т.; Люнг Р.С. Использование седативных препаратов: распространенность, факторы риска и связь с индексом массы тела с использованием данных на уровне населения. СОН 2011;34(7):869-874.

Ключевые слова: Седативные средства, индекс массы тела, эпидемиология

ВВЕДЕНИЕ

Продольные оценки использования седативных препаратов на уровне населения отсутствуют.Немногочисленные канадские исследования по использованию седативных препаратов, которые существуют, являются одноточечными перекрестными,1–3 и ограничены определенными регионами страны,2–5 пожилыми людьми,1,3–5 или только пользователями бензодиазепинов.1 ,3–5 Одноточечные перекрестные оценки использования седативных препаратов доступны для нескольких других стран,2,6–10, но лонгитюдные данные об использовании седативных препаратов минимальны.11 Хотя гендерные и возрастные различия в отношении использования седативных препаратов были задокументированы ,2,7,11,12 тенденции с течением времени и другие потенциальные факторы риска, которые могут лежать в основе использования седативных препаратов (такие как социально-экономический статус, употребление сигарет и алкоголя), плохо изучены.

Понимание масштабов и характера использования седативных препаратов важно, поскольку использование седативных средств связано с увеличением смертности,13,14 хотя это не было последовательно продемонстрировано.1,15–17 Данные исследования профилактики рака, охватившего более 1,1 миллиона человек в США показали, что использование отпускаемых по рецепту седативных средств (не ограничиваясь каким-либо конкретным типом лекарств) более или равно 30 раз в месяц было связано с примерно 25% увеличением риска смертности в течение 6-летнего периода наблюдения как у мужчин, так и у женщин. .13 Эта связь не зависела от 32 социально-демографических переменных и ковариатов состояния здоровья, включая продолжительность сна и различные кардиореспираторные заболевания.13 Повышенный риск падений и переломов,18,19 автомобильных аварий,20,21 и отравлений22,23 служат для объяснения связи седативных средств со смертностью. Имеются также данные, свидетельствующие о том, что седативные средства чаще используются людьми с обструктивным апноэ во сне,24,25 что, в свою очередь, связано с повышенной смертностью.26,27 Однако эти данные основаны на небольших, отобранных популяциях, и потенциальные искажающие факторы не учитывались. Если действительно седативные средства используются с повышенной частотой при апноэ во сне, это также может частично объяснить повышенную смертность, связанную с седативными средствами. Ожирение считается основным фактором риска обструктивного апноэ сна,28-31 при этом распространенность обструктивного апноэ сна среди лиц с ожирением достигает 71%.32

Целями этого исследования были оценка распространенности и выявление факторы риска использования седативных препаратов среди населения Канады в целом.Мы также изучили связь между применением седативных средств и индексом массы тела (ИМТ), который является важным фактором риска обструктивного апноэ во сне.

МЕТОДЫ

Источники данных

Это исследование было проведено с использованием данных национальных обследований здоровья Канады, Национального обследования здоровья населения (NPHS) и Обследования здоровья населения Канады (CCHS), последнее из которых заменило NPHS в 2000 году. NPHS и CCHS были предприняты Статистическим управлением Канады для сбора перекрестных самоотчетных социально-демографических данных и данных о состоянии здоровья каждые 2 года по национальной репрезентативной выборке из 98% населения Канады в возрасте 12 лет и старше.Подробное описание планов и методологий обследований можно найти в других источниках33,34. Три цикла NPHS (1994, 1996, 1998) были завершены до того, как начали проводить CCHS. Информация об использовании седативных препаратов была собрана во время всех трех циклов NPHS и первых двух циклов CCHS (2000/01, 2003). Информация об использовании седативных препаратов не собиралась CCHS после 2003 г. Размеры выборки и общие показатели ответов для этих обследований см. в Приложении. Анализ факторов риска использования седативных препаратов и связи с ИМТ был проведен специально для CCHS 2003 г., поскольку это был самый последний доступный цикл национального обследования состояния здоровья и поскольку, в отличие от предыдущих циклов, в нем собиралась информация о диагностированном медицинским работником самочувствии. и тревожные расстройства, что позволяет нам контролировать их потенциально смешанные эффекты.

Определения переменных

И NPHS, и CCHS включали следующий вопрос: Принимали ли вы в прошлом месяце снотворное? Хотя были предоставлены потенциальные примеры снотворного, ответы не ограничивались какими-либо конкретными типами лекарств и потенциально включали как рецептурные, так и безрецептурные седативные средства. Доля ответов на этот вопрос была очень высокой среди всех циклов опроса (например, 98,8% для CCHS 2003 г.). Респонденты, которые не знали или не указали свой статус употребления седативных препаратов, были исключены из анализа (например,г., 1,2 % опрошенных по ЦКВО 2003 г.).

Все социально-демографические данные были собраны посредством самоотчета. Наличие аффективных и тревожных расстройств основывалось на самооценке медицинского работника диагноза медицинского состояния, которое длилось или, как ожидается, продлится в течение 6 месяцев или дольше. ИМТ был основан на самооценке роста и веса, а классификация ИМТ соответствовала пороговым значениям Всемирной организации здравоохранения.35 Ранее было обнаружено, что самооценка ИМТ имеет высокую точность с объективно измеренным ИМТ.36,37 Анализ данных CCHS 2005 г., в которых собраны самооценки и объективно измеренный ИМТ по случайно выбранной подвыборке участников опроса, также показал высокую корреляцию между самооценкой и измеренным ИМТ (коэффициент корреляции Пирсона = 0,89, P <0,0001). . Респонденты, не знавшие или не указавшие свой рост и вес, были исключены из анализа ИМТ (14% респондентов по CCHS 2003 г.).

Статистический анализ

Все анализы проводились в SAS версии 9.1.3. Общая распространенность и распространенность использования седативных препаратов, стратифицированные по полу, возрастной группе и статусу ожирения, рассчитывались для каждого из циклов национального обследования состояния здоровья. Используя CCHS 2003 года, множественная логистическая регрессия использовалась для выявления независимых социально-демографических факторов риска использования седативных препаратов. Логистическая регрессия также использовалась для расчета нескорректированных шансов использования седативных средств в группах с ИМТ с использованием CCHS 2003 года. Все социально-демографические переменные, перечисленные в , в том числе диагностированные расстройства настроения и тревожные расстройства, о которых сообщают медицинские работники, затем были включены во вторую регрессионную модель для расчета шансов использования седативных средств после поправки на эти потенциальные искажающие факторы.Учитывая известные гендерные различия в ИМТ и использовании седативных препаратов,2,7,11,12 регрессионный анализ также проводился отдельно по полу.

Таблица 1

Таблица 1

Шансы седативного применения лекарств через различные социально-экономические факторы с использованием образца CCCS 2003 года

Область (0.72-1.08) Уровень дохода (0.62-1.39) 0,71 (1.12-2.68) (0.68-1.37)
Reducted или (95% CI) * P-значение
    Мужчина 1.00
Женский 1,40 (1.17-1.67) <0,01
Ontario 0,88 0,21
Британский Columbia 1.00
12-19 12-19 0.61 (0.40-0.92) 0.02
20-39 1.00
40-59 1,36 (1.05-1.77) 0.02
60+ 1,75 (1.29-2.37) 0,01
Race
Caucasian 1.00
Видимое меньшинство 1.30 (0.96-1.75) 0.09
иммигрант
Да 0.95 (0.77-1.17) 0,64
Нет 1.00
Самая низкая 0,92
Нижняя Средний 0,96 (0.74-1.35) 0.99
(0,77-1.19) 0.69
Верхний Средний 1.00
Самые высокие 0.95 (0.77-1.19) 0,67
Основной источник дохода
занятости 1.00
благосостояния 1.74 0,01
Преимущества пожилых людей 1.60 (1.26-2.02) <0,01
Другое 1.46 (0,97-2.18) 0.07
Высшее образование достигло
<Средний 1.04 (0.74-1.46) 0.83
Средний
(0.68-1.37) 0.84
Некоторые пост-вторичные 1.00
Сообщение 0.98 (0,72 -1.33) 0.89
Состояние курения
Никогда не курильщик 1.00
Бывший курильщик 1.42 (1.15-1.76) <0,01
Текущий курильщик 1.61 (1.27-2.05) <0,01
Алкоголь питьевой статус
НИКОГДА НИКОГДА ПИСЬ 1.00
Non-Daily Phareer 0.94 (0.77-1.16) 0.58
ежедневный пьющий
1.11 (0.80-1.54) 0.53
Здоровье-диагностированное настроение расстройство
    Да 3.46 (2.58-4.64) <0,01
NO
Профессионально-диагностированные тревоги
Да 1.82 (1.31-2.53)
    Нет 1,00

CCHS использует сложную схему выборки, применяя стратификацию и многоступенчатую кластеризацию. Чтобы учесть неравные вероятности выбора респондентов, все результаты были взвешены с использованием предоставленных весов выборки.Все веса выборки масштабировались перед каждым анализом путем деления исходного веса на средний вес респондентов, включенных в конкретный анализ, в соответствии с рекомендациями Статистического управления Канады. интервалы были рассчитаны с использованием методов повторной выборки начальной загрузки с весами начальной загрузки, созданными Статистическим управлением Канады. Одобрение этики было предоставлено Управлением этики исследований Университета Торонто.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Из 20 745 участников опроса, которым был задан вопрос об использовании седативных препаратов в CCHS 2003 и которые дали ответ, 1 192 человека или 5,5% ответили утвердительно на использование седативных препаратов в течение последнего месяца. В период с 1994 по 2003 год общая распространенность использования седативных средств в Канаде увеличилась более чем в два раза (). Хотя использование седативных средств неизменно выше среди канадских женщин, относительное процентное изменение в использовании седативных средств в период с 1994 по 2003 год было больше среди мужчин (1.от 9% до 4,5%, или увеличение на 200%), чем у женщин (от 3,6% до 6,6%, или увеличение на 83%). В то время как использование седативных средств было постоянно выше среди лиц в возрасте 60 лет и старше по сравнению с лицами в возрасте до 60 лет, относительное процентное изменение в использовании седативных средств было больше в последней возрастной группе (от 1,9% до 4,7%, или увеличение на 147%), чем в группе старшего возраста. бывший (6,6% до 9,1%, или 38% увеличение) (). До 2000 года распространенность использования седативных средств была одинаковой среди канадцев с ожирением и без него. Однако, начиная с 2000 года, седативные средства все чаще стали использоваться среди людей с ожирением по сравнению с людьми без ожирения (7.2% против 5,8% в 2003 г. соответственно; ). Независимыми факторами риска использования седативных препаратов были женский пол, пожилая возрастная группа, лица, пользующиеся социальным обеспечением и пособиями для пожилых людей, нынешние и бывшие курильщики, а также лица с медицинскими диагнозами аффективных и тревожных расстройств (1).

Распространенность употребления седативных препаратов среди участников национального обследования состояния здоровья Канады в период с 1994 по 2003 год, с разбивкой по полу.

Распространенность употребления седативных препаратов среди участников национального обследования здоровья Канады в период с 1994 по 2003 год, стратификация по возрастным группам.

Распространенность употребления седативных препаратов среди участников национального обследования здоровья Канады в период с 1994 по 2003 год, стратифицированная по статусу ожирения.

Вероятность использования седативных препаратов среди групп, использующих ИМТ, имела U-образное распределение со значительно более высокими шансами среди лиц с недостаточным весом (ИМТ < 18,5 кг/м 2 ) и среди лиц с ожирением (ИМТ ≥ 30 кг/м 2 ) и лица с болезненным ожирением (ИМТ ≥ 35 кг/м 2 ) (). Связь между приемом седативных препаратов и недостаточной массой тела и патологическим ожирением оставалась значимой даже после учета 12 ковариатов, перечисленных в .После стратификации анализа по полу вероятность использования седативных препаратов была значительно выше только среди женщин с недостаточным весом и среди мужчин с патологическим ожирением.

Таблица 2

Вероятность использования седативных препаратов в группах ИМТ, стратифицированная по полу, с использованием выборки CCHS 2003 г. значение для всех Скорректированное ОШ (95% ДИ) с Р-значением для всех Скорректированное ОШ (95% ДИ) с Р-значением для мужчин Скорректированное ОШ (95% ДИ) с Р-значением для женщин < 18.5 1.84 (1.15-2.95), p = 0,01 1.91 (1.21-3.04), p <0,01 0,96 (0,03-29.23), p = 0,98 2.11 (1.26-3.53), p <0,01 9.5-24.9 9.5-24.9 1.00 1.00 1.00 1,009 25-29.9 1,12 (0,93-1.36), p = 0.23 1.06 (0.88-1.29), p = 0.53 1,09 (0,79-1,51), Р = 0,60 1,06 (0,83-1,34), Р = 0,65 30-34.5 1,33 (1,03-1,72), Р = 0,03 1,22 (0,93-1,60), Р = 0,15 1,20 (0,76-1,92), Р = 0,42 8 = 0,09-7,91 (0,09-7,91) 7 ≥ 35 1.72 (1.21-2.45), p <0,01 1.47 (1.02-2.12), p = 0,04 1.89 (1.02-3.53), p = 0,04 1.29 (0,84-2,00), P = 0,25

ОБСУЖДЕНИЕ

Распространенность использования седативных препаратов увеличилась более чем вдвое в Канаде с 1994 г., что вызывает озабоченность, учитывая увеличение заболеваемости и смертности, связанных с этими препаратами.13,14,18–23,39 В то время как седативные средства чаще используются женщинами и более старшими возрастными группами, удивительно, что заметный рост использования седативных средств наблюдается среди мужчин, лиц моложе 60 лет и среди лиц с ожирением. После поправки на социально-демографические и психиатрические искажающие факторы большая вероятность использования седативных препаратов была обнаружена среди мужчин с патологическим ожирением и женщин с недостаточным весом. Повышенное использование седативных средств среди мужчин с морбидным ожирением может быть связано с наличием основного обструктивного апноэ во сне, что, в свою очередь, может частично объяснить известную взаимосвязь между седативными препаратами и смертностью.

Общая распространенность использования седативных препаратов в Канаде относительно аналогична некоторым странам, таким как США9, Норвегия7 и Италия.6 Однако наши оценки распространенности в Канаде выше по сравнению с Германией и Великобританией6 и ниже по сравнению с Франция,2,6,8, где частота использования седативных средств более чем в два раза выше, чем в Канаде. Наш новый вывод о росте использования седативных препаратов с течением времени среди канадцев вызывает обеспокоенность, учитывая множество связанных с ними неблагоприятных последствий для здоровья, включая падения и переломы бедра,18,19 автомобильные аварии,20,21 отравления,22,23 когнитивные нарушения,39 и смертность.13,14 В то время как ранее сообщалось о снижении использования седативных препаратов в Канаде,4 этот анализ включал только жителей Онтарио в возрасте 65+ лет и тех, кто принимал рецептурные бензодиазепины. Напротив, в наш анализ были включены жители из нескольких регионов страны в возрасте от 12 до 80+ лет, а также более широкое использование седативных препаратов. Мы рассчитали изменение распространенности за тот же период для нескольких других классов лекарств, включая ингаляторы, антигипертензивные средства, антибиотики, пероральные гипогликемические средства и антидепрессанты (данные не представлены).За исключением антидепрессантов, никакие другие классы лекарств не имели такого же роста с течением времени, как седативные, что указывает на то, что рост седативных агентов не происходит в контексте растущего использования лекарств по всем направлениям.

Наблюдаемый рост использования седативных средств может быть объяснен повышением осведомленности общества о бессоннице и ее потенциальных последствиях или увеличением числа симптомов бессонницы среди населения. Увеличение использования седативных препаратов в общих психиатрических целях также может объяснить временной рост.Появление потенциально более безопасных агонистов небензодиазепиновых рецепторов также может объяснить рост использования седативных средств. Зопиклон появился на канадском рынке в 1994 г.,40 что является первым годом нашего анализа данных, а залеплон стал доступен в Канаде в 2000 г.40, но был снят с производства в 2007 г.41 Хотя золпидем был одобрен в Канаде в 1996 г., он никогда не поступал в продажу для использования,40 пока что недоступен. Хотя тенденции в использовании лекарств также могут быть результатом изменений в государственном фармакологическом справочнике, не было никаких изменений в фармакологическом справочнике в отношении седативных средств в самой большой по численности населения провинции Канады (Онтарио) в течение исследуемого периода42, хотя в других провинциях могут быть отличия.

Как и в предыдущих исследованиях,2,7,11,12 мы обнаружили, что женщины и старшие возрастные группы чаще используют седативные средства. Однако наши выводы о том, что использование седативных средств также растет среди мужчин и лиц пожилого возраста, являются новыми. В отличие от предыдущих исследований, которые не выявили увеличения или уменьшения использования седативных средств среди лиц, курящих сигареты и употреблявших алкоголь, в общей 43 и пожилой популяции 44, мы обнаружили значительное увеличение использования седативных средств среди нынешних и бывших курильщиков, но не среди потребителей алкоголя.Хотя связь между приемом седативных средств и курением можно объяснить более высоким уровнем психических заболеваний среди курильщиков,45 наши результаты не зависели от сопутствующих расстройств настроения и тревожных расстройств.

Значительно более высокие шансы использования седативных препаратов были обнаружены среди мужчин с морбидным ожирением, независимо от сопутствующей психической патологии, и распространенность использования седативных препаратов увеличивается в большей степени среди людей с ожирением по сравнению с людьми без ожирения в популяции. Обнаружение повышенного использования седативных препаратов среди мужчин с морбидным ожирением может быть объяснено обструктивным апноэ во сне.Ожирение является широко признанным фактором риска апноэ во сне, при этом распространенность обструктивного апноэ во сне среди людей с ожирением в популяционных исследованиях колеблется от 7% до 36%,30,31 и от 25% до 71% в клинических исследованиях.28,29, 32 Ожирение является еще более сильным фактором риска обструктивного апноэ сна у мужчин, чем у женщин,28,30,31 с распространенностью среди мужчин с ожирением, достигающей 88%.29 Высокая распространенность жалоб на бессонницу наблюдается среди лиц с объективно диагностированным обструктивным сном. апноэ, колеблющееся примерно от 40% до 60%,46,47 причина которого не совсем ясна.Предыдущие исследования сообщали о высоком уровне использования седативных средств среди лиц с обструктивным апноэ во сне, от 50% до 74%,24,25, но эти данные были основаны на небольших, отобранных популяциях и представляли собой одномерные ассоциации, которые не контролировали какие-либо потенциальные искажающие факторы. Учитывая, что обструктивное апноэ сна связано как с ожирением, так и с повышенной смертностью,26,27 лежащее в основе обструктивного апноэ сна может частично объяснить взаимосвязь между седативными препаратами и смертностью.В качестве альтернативы, более широкое использование седативных препаратов среди лиц с ожирением может быть объяснено наличием бессонницы из-за никтурии48,49 или мышечно-суставных болей,50 которым подвержены повышенный риск лиц с ожирением. Более широкое использование седативных средств среди людей с ожирением также потенциально вызывает обеспокоенность, учитывая, что седативные средства, и особенно бензодиазепины, могут усугубить течение нелеченого апноэ во сне,51–54, хотя это не было последовательным выводом.55–58

Было также обнаружено, что седативные препараты использовался с повышенной частотой среди женщин с недостаточным весом, и эта взаимосвязь не зависела от диагностированных расстройств настроения и тревожных расстройств, о которых они сообщали.В то время как невыявленное или незарегистрированное психическое расстройство потенциально может объяснить эту взаимосвязь, наличие других сопутствующих заболеваний, связанных с недостаточным весом женщин и связанных с нарушением сна, также может служить возможным объяснением, включая расстройства пищевого поведения59, гипертиреоз,60 заболевания соединительной ткани,61 и гинекологические злокачественные новообразования.62

Сильные стороны этого исследования заключаются в том, что оно основано на очень большой выборке канадцев, включая данные по широкому спектру социально-демографических переменных и переменных состояния здоровья.Многие спрашивали об использовании седативных препаратов, включая как рецептурные, так и безрецептурные препараты. Хотя использовался самооценка ИМТ, он имел отличную корреляцию с объективно измеренным ИМТ в CCHS. Более 12 социально-демографических переменных и переменных состояния здоровья были включены в наши модели логистической регрессии ИМТ для контроля возможных искажений. Наше исследование также имеет несколько ограничений. Использование седативных препаратов основывалось на самоотчетах и, возможно, было недооценено из-за предвзятости отзывов и социальной желательности.Наши оценки распространенности употребления седативных препаратов действительно, вероятно, занижены, учитывая предыдущие исследования, показавшие, что вопросы об употреблении снотворного, о котором сами сообщают, занижают фактическое употребление седативных препаратов на целых 27%.63 Употребление седативных препаратов задавалось только в отношении предыдущего месяца. , и, таким образом, хроническое использование седативных препаратов не было зафиксировано, хотя было показано, что большая часть седативных препаратов используется хроническими потребителями.64 Разбивка данных по типам седативных препаратов (например, бензодиазепиновые, небензодиазепиновые) была невозможна.Хотя процент ответов участников на вопрос об использовании седативных препаратов был очень высоким, поскольку эти вопросы были включены в опрос только для избранных регионов страны, как это было определено провинциальными представителями здравоохранения в консультации со Статистическим управлением Канады (17% от общего числа регионов Канады, ограниченных провинциями Онтарио и Британская Колумбия), результаты могут быть не применимы ко всей Канаде.

В заключение, увеличение использования седативных средств среди канадцев потенциально вызывает озабоченность, учитывая повышенную заболеваемость и смертность, связанные с этими лекарствами.Использование седативных средств растет среди определенных групп, таких как мужчины и не пожилые люди, которые ранее считались подверженными меньшему риску использования седативных средств. Большая вероятность использования седативных препаратов была обнаружена как при крайних значениях массы тела, при патологическом ожирении, так и при недостаточной массе тела, с заметными гендерными различиями. Обнаружение повышенного использования седативных средств среди мужчин с морбидным ожирением может отражать наличие основного обструктивного апноэ во сне, что, в свою очередь, может частично объяснить известную взаимосвязь между седативными препаратами и смертностью.Увеличение вероятности использования седативных препаратов среди мужчин с морбидным ожирением также может быть причиной для беспокойства, учитывая, что есть некоторые данные, свидетельствующие о том, что седативные средства могут усугубить апноэ во сне. Существенный рост использования седативных средств среди населения в целом в контексте их известных многочисленных неблагоприятных ассоциаций со здоровьем вызывает потенциальную озабоченность в отношении безопасности для общественного здравоохранения.

Versed (мидазолам) для седации и хирургии

Versed (мидазолам) — это бензодиазепин, тип препарата, вызывающий расслабление, сонливость и частичную или полную потерю памяти во время приема.Он обычно используется, чтобы помочь вам лучше переносить медицинские процедуры.

Тьерри Досонь / Стоун / Getty Images

Почему Versed используется

Versed обычно используется для:

  • Седативный эффект во время процедур, не требующих общей анестезии , но требующих сохранения спокойствия и расслабления, таких как колоноскопия
  • Седация после операции
  • Чтобы помочь пациентам в реанимации сохранять спокойствие при подключении к аппарату искусственной вентиляции легких

Versed можно использовать в сочетании с обезболивающими или другими типами седативных средств.Хотя его обычно комбинируют с фентанилом, сильным обезболивающим, его также можно комбинировать с пропофолом и другими лекарствами.

Формы стихов

Versed доступен в виде инъекций, внутривенных вливаний и сиропов для приема внутрь. Обычно его вводят через капельницу, чтобы он мог быстро подействовать. Сиропу требуется больше времени, чтобы подействовать, и труднее предсказать, когда он подействует.

Сироп часто используется для людей, у которых есть зонд для кормления, будь то постоянный или временный, и обычно для пациентов, которым требуется седация в течение длительного периода времени, а не только несколько минут или несколько часов.

Versed и фентанил

Versed часто комбинируют с фентанилом, мощным болеутоляющим средством, для обеспечения «сознательной седации», также известной как «сумеречный сон» или «контролируемая анестезия (MAC)». Этот тип анестезии не требует, чтобы вы были на искусственной вентиляции легких. во время процедуры.

Два препарата, работая вместе, обеспечивают облегчение боли, расслабление и амнезию. Цель состоит в том, чтобы предотвратить боль и беспокойство во время процедуры, а если есть какой-либо дискомфорт или стресс, пациент вряд ли вспомнит об этом.

Комбинация верседа и фентанила также используется в условиях отделения интенсивной терапии, как правило, внутривенно. Его можно давать, чтобы с медицинской точки зрения вызвать своего рода «кому», когда пациент не осознает свое окружение.

Это может быть необходимо, если кого-то не удается успокоить, кто-то рискует получить травму, сопротивляется подключению аппарата ИВЛ или страдает заболеванием, вызывающим сильную боль (например, ожогом).

Побочные эффекты Versed

Пациенты могут испытывать определенные побочные эффекты при приеме лекарства.Они включают:

  • Потеря памяти во время приема препарата и некоторое время после него (препарат часто используется из-за этого побочного эффекта.)
  • Медленное дыхание, требующее тщательного наблюдения
  • Возбуждение, гиперактивность или воинственность у небольшого числа людей
  • Сонливость, поэтому после получения воздержаться от вождения
  • Новый или усиленный кашель

Versed Домашнее использование

Versed не подходит для домашнего использования.Он используется во время процедур или стационарного лечения. При использовании Versed требуется постоянный мониторинг, поэтому он редко используется в больницах за пределами операционных, процедурных кабинетов и отделений интенсивной терапии.

Подробные предупреждения

Versed может вызвать угнетение дыхания, то есть желание дышать уменьшается. Из-за этого побочного эффекта вы должны находиться под пристальным наблюдением в медицинском учреждении во время приема Versed.

Versed также может усиливать действие других лекарств, включая опиоиды, угнетение дыхания.Из-за этого эффекта угнетения дыхания пациенты с респираторными заболеваниями, такими как ХОБЛ, могут не подходить для Versed.

Людям, подключенным к аппарату ИВЛ, у которых может быть респираторное заболевание, а может и нет, может быть назначен Versed, чтобы помочь им переносить установленную дыхательную трубку.

Versed может снижать кровяное давление, и его следует использовать с осторожностью, когда у пациента низкое кровяное давление, независимо от того, вызвано ли оно шоком, сепсисом или нормальным состоянием пациента.

Versed следует использовать с осторожностью у тех, кто кормит грудью или беременна.Было показано, что он преодолевает плацентарный барьер, а это означает, что плод получит некоторое количество препарата.

Versed выводится медленнее у людей с ослабленной функцией почек, поэтому его действие может иметь более длительный эффект. Могут потребоваться более низкие дозы и/или более длительные периоды восстановления.

Подробные дозировки

В отличие от большинства лекарств, дозировка Versed основана на эффекте препарата, а не на вашем весе. Дозу следует скорректировать в зависимости от результата начальной дозы, а это означает, что вам дадут большее или меньшее количество препарата в зависимости от его эффективности.

Ваша способность переносить алкоголь часто дает намёк на вашу вероятную терпимость к Versed. Если вы легко впадаете в состояние алкогольного опьянения, вам может потребоваться меньше лекарств, чем тому, кто может «держать спиртное».

Слово из Веривелла

Versed — очень полезный препарат для седации во время процедур, но его следует использовать в соответствующих условиях, в присутствии обученного персонала и с использованием электронного мониторинга в целях безопасности.

Это лекарство может вызвать потерю памяти и затрудненное дыхание, поэтому важно, чтобы обученный специалист присутствовал для наблюдения за эффектами, которые вы испытываете.

Часто задаваемые вопросы

  • Для чего используется Versed (мидазолам)?

    Versed — бензодиазепин, используемый в качестве седативного средства перед медицинскими или стоматологическими процедурами. Он одобрен для седации и индукции анестезии, но иногда его назначают не по прямому назначению для снятия беспокойства и возбуждения.

  • Есть ли у Versed побочные эффекты?

    Да, побочные эффекты Versed включают сонливость, потерю памяти и замедление дыхания.Это также может вызвать кашель. В некоторых случаях Versed может вызывать возбуждение, гиперактивность или воинственность по мере того, как проходит. Вы не должны садиться за руль после приема Versed.

  • Как долго Versed остается в вашей системе?

    Versed — это лекарство короткого действия, действие которого длится от одного до шести часов, в зависимости от индивидуальных особенностей. Наркотик остается в вашем организме и может быть обнаружен при тестировании на наркотики в течение двух дней.

Когда обычное успокоительное становится наркотиком для казни

«Штаты будут следить за судебными разбирательствами в Огайо, а также за событиями на местах в Арканзасе, Вирджинии и других местах», — сказала Меган МакКракен, специализирующаяся на смертоносных судебное разбирательство по поводу инъекций на юридическом факультете Калифорнийского университета в Беркли.«Снова и снова, когда вы видите казни с применением мидазолама, вы видите в лучшем случае сюрпризы, а в худшем — очень плохие казни».

Штаты сопротивлялись такой критике, и во время споров на прошлой неделе в федеральном апелляционном суде в Цинциннати Эрик Мерфи, поверенный штата Огайо, сказал, что использование мидазолама в протоколе с тремя препаратами «не создает существенного риска боли, который, несомненно, или очень вероятно, что это произойдет».

Относительно недавнее появление мидазолама в центре далеко идущих судебных баталий поразило доктора К.Вальзер, который работал в Нью-Джерси в швейцарской фармацевтической компании Hoffmann-La Roche, когда помогал изобретать лекарство в 1970-х годах. Это была водорастворимая альтернатива валиуму, и, как рассказал доктор Вальзер в публикации компании, для открытия «потребовалось совпадение нескольких событий, а также доля удачи».

Мидазолам был запатентован через несколько лет после его синтеза и превратился в звезду медицины. В учебнике по анестезиологии мидазолам, иногда называемый Versed, описывается как «наиболее часто используемый у пожилых людей бензодиазепин», а в 2011 году Всемирная организация здравоохранения добавила этот препарат в свой Примерный список основных лекарственных средств.

Но судебные документы и показания показывают, что к моменту принятия решения ВОЗ американские исправительные учреждения более года рассматривали вопрос о назначении мидазолама для новой цели: успокоения приговоренных к казни заключенных. В 2009 году штат Огайо принял мидазолам как часть протокола резервного копирования.

Прошло несколько лет, прежде чем мидазолам превратился из вспомогательной процедуры в одном штате в важнейшее лекарство как минимум в шести, поскольку тюремная система все больше сталкивалась с трудностями при покупке барбитуратов, которые они долгое время использовали для успокоения заключенных перед казнями.В 2013 году Флорида добавила мидазолам в свой протокол казни и стала первым штатом, в котором казнили с использованием этого препарата.

RACGP — антихолинергические и седативные препараты

История вопроса
нарушения, связанные с антихолинергическими и седативными препаратами. Этот нарушения могут быть ошибочно отнесены к самому болезненному процессу.

Цель
В этом обзоре рассматриваются клинические аспекты, связанные с применением антихолинергических препаратов. и седативные препараты у людей с деменцией или начальными когнитивными нарушение.В нем освещаются проблемы, связанные с одновременным применением холинэстеразы. ингибиторы и антихолинергические препараты, а также фармакотерапия состояний, часто возникают у людей с деменцией.

Обсуждение
Применение препаратов с антихолинергическими или седативными свойствами может привести к неблагоприятным события за счет увеличения общей антихолинергической или седативной нагрузки. Пациенты могут польза от клиницистов, рассматривающих антихолинергическую нагрузку текущего лекарства режим до начала применения ингибиторов холинэстеразы или мемантина.Сокращение количество и дозы антихолинергических и седативных препаратов могут улучшиться когнитивную функцию и снизить вероятность нежелательных явлений.

Лекарства с антихолинергическими свойствами

Вероятность того, что лекарственные средства могут вызывать нежелательные центральные антихолинергические эффекты, частично зависит от возрастной и специфической для пациента изменчивости фармакокинетических параметров, проницаемости гематоэнцефалического барьера, степени дегенерации холинергических нейронов и исходного когнитивного статуса пациента. 4,5 Лекарства, специально назначаемые за их антихолинергические свойства (например, оксибутинин, бенгексол и бензтропин), хорошо известны клиницистам. Однако клиницисты могут быть менее осведомлены о том, что некоторые лекарства, назначаемые для других целей, также обладают антихолинергическими свойствами (таблица 1) . 2,6–8 К ним относятся ингаляционные антихолинергические препараты, ипратропий и тиотропия бромид при назначении в обычных терапевтических дозах. Даже препараты с незначительными антихолинергическими свойствами могут способствовать развитию нежелательных центральных и периферических нежелательных явлений, если их использовать в комбинации с другими средствами с антихолинергическими эффектами.Клинически значимые нежелательные явления (Таблица 2) варьируются от легких когнитивных нарушений до бреда. Кумулятивный эффект от приема одного или нескольких препаратов с антихолинергическими свойствами получил название «антихолинергическая нагрузка». 9

Использование препаратов с антихолинергическими свойствами у пожилых людей связано с нарушением физических и когнитивных функций. В поперечном исследовании 364 человек в возрасте старше 80 лет, проживающих в Италии, использование препаратов с сывороточной антихолинергической активностью было связано с более низкими показателями физической работоспособности, снижением силы хвата рук и нарушением повседневной активности. 10 У 932 проживающих в сообществе людей в возрасте старше 65 лет в исследовании Women’s Health and Aging Study, проведенном в США, использование лекарств с антихолинергическими свойствами было связано с трудностями в равновесии и подвижности. 11 Имеются смешанные доказательства связи между антихолинергическими препаратами и повышенной смертностью. 12–14

Таблица 1. Лекарственные средства с клинически значимыми антихолинергическими эффектами, обычно используемые у пожилых людей с деменцией 6–8
  Нейролептики Антидепрессанты Лекарства от недержания мочи Антигистаминные препараты
Сильные антидепрессанты Хлорпромазин
Оланзапин
Перициазин
Трициклические
антидепрессанты
(напр.амитриптилин,
доксепин, имипрамин)
Дарифенацин**
Оксибутинин
Пропантелин
Солифенацин**
Толтеродин**
Бромфенирамин***
Хлорфенирамин***
Ципрогептадин
Дифенгидрамин***
Прометазин***
Умеренные антихолинергические эффекты – применять с осторожностью у людей с деменцией Галоперидол
Прохлорперазин
Кветиапин
Рисперидон
Зипразидон
Десвенлафаксин
Дулоксетин*
Флуоксетин
Миртазапин
Пароксетин
Ребоксетин*
Венлафаксин
   
* Новое лекарство: зарегистрированный профиль побочных эффектов соответствует умеренному антихолинергическому эффекту
** Не включен в список льгот PBS/RPBS
*** Присутствует в препаратах для лечения простуды и гриппа, может быть приобретен без рецепта
Воспроизведено из терапевтического бюллетеня ветеранов MATES 25.Доступно на www.veteransmates.net.au
Таблица 2. Примеры антихолинергических побочных эффектов
Спутанность сознания/галлюцинации/делирий
Сухость во рту
Расширение зрачков/затуманенное зрение
Задержка мочи
Запор
Тахикардия/аритмии
Воспроизведено из терапевтического бюллетеня ветеранов MATES 25. Доступно на сайте www.veteransmates.net.au

Лекарства с седативными свойствами

Лекарства с седативными свойствами включают также обладающие седативными свойствами.Лекарства с седативными свойствами были связаны с депрессивными симптомами, ухудшением когнитивных функций, угнетением дыхания, снижением мышечной силы, падениями и переломами. 15–19 Совокупный эффект от приема одного или нескольких лекарственных средств с седативными свойствами называют «седативной нагрузкой». 20 Все лекарства с седативными свойствами, а не только те, которые прописаны для преднамеренной седации, могут усиливать седативную нагрузку у пожилых людей.

Одновременное применение ингибиторов холинэстеразы и антихолинергических препаратов

Ингибиторы холинэстеразы (донепезил, ривастигмин и галантамин) могут незначительно улучшать когнитивные функции за счет ингибирования фермента ацетилхолинэстеразы.Ограниченные поставки этих лекарств субсидируются в рамках Схемы фармацевтических льгот (PBS) с использованием системы полномочий для лечения болезни Альцгеймера легкой и средней степени тяжести. Одновременное применение антихолинергических препаратов может снижать эффективность ингибиторов холинэстеразы. 21 Несмотря на это, австралийское исследование показало, что из 5797 человек, начавших лечение ингибиторами холинэстеразы, субсидированными PBS, в период с апреля по июнь 2006 г., 32% также получили рецепт на антихолинергические препараты за 14 недель до бензодиазепинов и других гипноседативных средств, и после первой даты поставки. 3 Отпуск антихолинергических препаратов также увеличился после начала приема ингибиторов холинэстеразы. Некоторые из этих антихолинергических препаратов могли назначаться для лечения побочных эффектов ингибитора холинэстеразы (например, лекарства от недержания мочи). Пациентам может быть полезно, если клиницисты пересматривают антихолинергическую нагрузку их текущего режима лечения перед началом приема ингибиторов холинэстеразы или мемантина с целью минимизации или прекращения приема препаратов с антихолинергическими свойствами.

Снижение антихолинергической и седативной нагрузки у пациентов с деменцией

Фармакотерапия особых состояний

Недержание мочи

Недержание часто является многофакторным у пожилых пациентов с деменцией. Лекарства могут способствовать недержанию мочи через агонизм альфа-1-адренорецепторов или рецепторов никотиновой кислоты, приводящий к стрессовому недержанию мочи, или антагонизм бета-3-адренорецепторов или агонизм мускариновых рецепторов, приводящий к императивному недержанию мочи. 22 Антагонизм мускариновых рецепторов может привести к недержанию мочи из-за переполнения при одновременном применении лекарств с нейролептиками, противосудорожными препаратами, антидепрессантами, опиоидными анальгетиками и трамадолом, а также антагонистами гистаминовых Н2-рецепторов, которые обычно используются при аллергических состояниях. Седативные свойства многих антихолинергических препаратов (например, бензодиазепинов, опиоидов и трициклических антидепрессантов) могут способствовать функциональному недержанию мочи. Антихолинергические препараты могут вызывать запоры, что может привести к задержке мочи и императивному недержанию мочи.

Ингибиторы

холинэстеразы, назначаемые пациентам с болезнью Альцгеймера, также вызывают недержание мочи. 23 В ретроспективном популяционном когортном исследовании 44 884 пожилых людей с деменцией использование ингибиторов холинэстеразы было связано с повышенной вероятностью получения антихолинергических препаратов для лечения недержания мочи. 24 Недержание мочи, вызванное лекарствами, у людей с деменцией может быть ошибочно отнесено к прогрессированию основного заболевания. 25 Это может привести к «каскаду назначений», если затем для лечения недержания назначают антихолинергические препараты. 24

В качестве лечения первой линии рекомендуются немедикаментозные подходы. Срочное или синхронизированное мочеиспускание может уменьшить недержание мочи у жителей учреждений по уходу за престарелыми с деменцией. Людям с функциональным недержанием мочи, связанным с нарушением подвижности, эрготерапевт или физиотерапевт может порекомендовать меры по улучшению доступа к туалету (например,устранение беспорядка, хорошее освещение, нескользкий пол, четкая маркировка туалета, поручни, приподнятое сиденье унитаза и соответствующая одежда). При этих вмешательствах лечение антихолинергическими препаратами может не понадобиться. Тем не менее, если антихолинергические препараты подлежат испытанию, пациентам и лицам, осуществляющим уход, может потребоваться информирование о возможных побочных эффектах антихолинергических препаратов. Рассмотрите прекращение приема антихолинергических средств при симптомах со стороны мочевыводящих путей, если после 4 недель лечения нет никакой пользы. 8

Депрессия

Депрессивные симптомы были зарегистрированы у 40% людей с болезнью Альцгеймера, что отражается в высокой распространенности использования антидепрессантов в этой популяции. 26 Тем не менее, недостаточно доказательств для назначения антидепрессантов. 27 Два недавних исследования показали менее благоприятное соотношение риска и пользы, чем предполагалось ранее. В обсервационном исследовании сообщалось о повышенном риске падений и переломов, инсульта/транзиторной ишемической атаки и смертности от всех причин среди пользователей селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) по сравнению с трициклическими антидепрессантами (ТЦА). 28 Исследование по оценке использования антидепрессантов при депрессии при деменции (HTA-SADD), в котором приняли участие 326 пациентов, показало, что сертралин и миртазапин не более эффективны, чем плацебо, и связаны с повышенным риском побочных эффектов. 29 Это открытие противоречило более раннему метаанализу, включавшему 165 пациентов, который подтвердил эффективность антидепрессантов для лечения депрессии при болезни Альцгеймера. 30 В Кокрейновском обзоре также сообщается, что сертралин и циталопрам ассоциировались со снижением ажитации у людей с деменцией по сравнению с плацебо в двух исследованиях. 31 Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, как правило, обладают меньшим седативным действием, чем трициклические антидепрессанты, миансерин или миртазапин. Некоторые ТЦА (например, амитриптилин, доксепин) обладают сильным седативным и антихолинергическим действием. Комбинированное лечение антидепрессантами нецелесообразно из-за повышенного риска нежелательных явлений, в том числе связанных с антихолинергической и седативной нагрузкой. 32

Бессонница

Жалобы на сон часто встречаются у людей с болезнью Альцгеймера и другими деменциями. 33 Основные проблемы, которые могут способствовать нарушению сна, включают лекарства, медицинские условия и факторы окружающей среды. Пожилым людям часто требуется меньше сна, чем молодым, и полезно объяснить это пациентам. Немедикаментозные методы лечения бессонницы считаются препаратами первой линии. 34 Седативные и снотворные препараты следует назначать на как можно более короткий срок в качестве дополнения к немедикаментозным методам лечения. Полезно согласовать конкретную продолжительность лечения с пациентом во время назначения. 8 Людям, которые уже принимают бензодиазепины в течение длительного времени, может помочь снижение дозировки и постепенное прекращение приема, чтобы максимизировать когнитивные функции и снизить риск падений. Несмотря на их относительно широкое применение, ТЦА и седативные антигистаминные препараты лучше избегать при лечении бессонницы из-за их антихолинергических свойств.

Лечение боли

Опиоидные анальгетики и трамадол могут оказывать седативное действие. То, как люди с деменцией испытывают и выражают боль, является областью постоянных исследований. 35 Люди с деменцией могут выражать боль в виде мимики, движений тела и поведенческих нарушений, таких как агрессия или возбуждение. Эти симптомы могут быть ошибочно истолкованы как поведенческие симптомы деменции. Боль может быть недооценена и недолечена, особенно на поздних стадиях деменции. 36 Исследования показали более низкий общий уровень использования анальгетиков среди людей с деменцией. 37,38 Однако, хотя люди с деменцией в целом могут получать меньше анальгетиков, им чаще назначают сильные опиоиды (например,трансдермальный фентанил) вместо парацетамола и других анальгетиков с меньшей вероятностью побочных эффектов. 38 Трансдермальные пластыри с фентанилом не следует назначать людям с хронической незлокачественной болью, которые ранее не принимали опиоиды. 8 Противоэпилептические препараты, используемые для лечения невропатической боли (например, габапентин, прегабалин, карбамазепин, вальпроат), могут нарушать когнитивные функции и вызывать седативный эффект. Люди с деменцией также могут быть особенно восприимчивы к ухудшению памяти и снижению когнитивных функций, связанным с приемом некоторых противоэпилептических средств. 39

Поведенческие и психологические симптомы

Поведенческие и психологические симптомы деменции распространены и включают возбуждение, агрессию, галлюцинации и блуждание. Немедикаментозные стратегии считаются лечением первой линии. Лечение антипсихотическими препаратами следует зарезервировать для людей с агрессией и психозом, которые не ответили на немедикаментозные стратегии. Использование нейролептиков первого (например, галоперидола) и второго поколения (например, оланзапин, кветиапин, рисперидон) связано с повышенным риском смерти у людей с болезнью Альцгеймера. 40,41 Как и некоторые другие лекарства, обычно назначаемые пожилым людям (например, СИОЗС, ТЦА, опиоиды), нейролептики также могут вызывать гипонатриемию, которая может привести к спутанности сознания и сонливости. Хотя нейролептики второго поколения имеют меньший риск поздней дискинезии, они могут вызывать седативный эффект и постуральную гипотензию. Пациенты с деменцией с тельцами Леви особенно восприимчивы к экстрапирамидным побочным эффектам нейролептиков. 42 Исследование отмены нейролептиков при деменции (DART-AD), проведенное в Соединенном Королевстве, показало, что у большинства пациентов с болезнью Альцгеймера отмена нейролептиков не оказывала вредного влияния на функциональный и когнитивный статус.У людей, которые продолжали принимать нейролептики, выживаемость была ниже, чем у тех, кто получал плацебо (то есть у тех, кто прекратил лечение нейролептиками). 43 В Австралии рисперидон является единственным антипсихотическим PBS, внесенным в список для лечения поведенческих нарушений, характеризующихся психотическими симптомами и агрессией у пациентов с деменцией, когда немедикаментозные методы оказались безуспешными. Такие проблемы, как крик/вокализация, «закат» и блуждание, не поддаются надежному лечению нейролептиками.

Ключевые точки

  • Пожилые люди с деменцией могут быть особенно подвержены нарушениям физических и когнитивных функций, связанным с приемом антихолинергических и седативных препаратов.
  • Физические и когнитивные нарушения у пожилых людей с деменцией, вызванные лекарственными препаратами, могут быть ошибочно отнесены к прогрессированию основных болезненных процессов.
  • Лекарства со слабыми антихолинергическими или седативными свойствами (включая безрецептурные препараты) могут вызывать нежелательные явления, усиливая антихолинергическую или седативную нагрузку у пожилых людей.Эту нагрузку можно уменьшить, уменьшив количество и дозу препаратов с антихолинергическими и седативными свойствами.
  • Пациенты могут получить пользу от того, что клиницисты проанализируют антихолинергическую нагрузку их текущего режима лечения перед началом приема ингибиторов холинэстеразы или мемантина с целью минимизировать или прекратить, если это возможно, препараты с антихолинергическими свойствами.
  • Недержание мочи может быть вызвано приемом лекарств. Антихолинергические препараты часто не нужны для лечения недержания мочи.Рассмотрите возможность прекращения приема антихолинергических препаратов, если через 4 недели не будет никакой пользы.
  • Депрессивные симптомы часто встречаются при болезни Альцгеймера. Имеются смешанные данные о безопасности и эффективности антидепрессантов у пациентов с деменцией. Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина обладают меньшим седативным действием, чем трициклические антидепрессанты, миансерин или миртазапин. Трициклические антидепрессанты могут оказывать как седативное, так и антихолинергическое действие.
  • У большинства пациентов с болезнью Альцгеймера отмена нейролептиков не оказывает пагубного влияния на функциональный и когнитивный статус.

Конфликт интересов: Все авторы заполнили форму раскрытия информации ICMJE о потенциальном конфликте интересов. Оливер Франк работает в Университете Аделаиды, у которого есть контракт на предоставление консультаций по программе DVA MATES. Кристофер Олдерман получал оплату от различных фармацевтических компаний за лекции, консультации, экспертные заключения и разработку образовательных презентаций. Симона Росси работает в National Prescribed Service Ltd.Дебра Роуэтт работает в Больнице общего профиля для репатриантов, которая получает финансирование от DVA.

Отказ от ответственности

Эта работа была подготовлена ​​при финансовой поддержке Департамента по делам ветеранов правительства Австралии. Однако высказанные мнения не обязательно отражают точку зрения министра по делам ветеранов или Департамента по делам ветеранов. Содружество не дает никаких гарантий и не несет никакой ответственности в отношении содержания этой работы.

Благодарности

Программа MATES Департамента по делам ветеранов предоставляется Исследовательским центром качества лекарственных средств и фармацевтики Института Сансом Университета Южной Австралии совместно с Дисциплиной общей практики Университета Аделаиды; Дисциплина общественного здравоохранения, Университет Аделаиды; Больница общего профиля для репатриантов, Доу Парк; Национальная служба назначения; Австралийский справочник по лекарственным средствам; и Информационная служба по наркотикам и терапии. Материалы ветеранской программы MATES доступны на сайте www.ветераныmates.net.au.

Единый центр (кампус Rambam Health Care Campus), проспективное, обсервационное обследование

Аннотация

Фон

Обезболивание и седация являются важными аспектами лечения госпитализированных пациентов, особенно находящихся на искусственной вентиляции легких. Во многих больницах такие больные лечатся не только в реанимационных отделениях, но и в других отделениях. В 1980-х годах многочисленные исследования продемонстрировали множество неверных представлений и неадекватных знаний, касающихся широко используемых седативных средств, анальгетиков и миорелаксантов, которые могут препятствовать соответствующему лечению.После этих публикаций многочисленные исследования показали, что соответствующая седация и обезболивание связаны с улучшением клинических результатов, были разработаны образовательные программы и опубликованы руководства. Успевал ли за этими изменениями уровень знаний личного состава, неизвестно. Цель этого исследования состояла в том, чтобы определить текущий уровень неправильных представлений и пробелов в знаниях относительно широко используемых седативных, обезболивающих и нервно-мышечных препаратов.

Методы

В ходе этого проспективного обсервационного перекрестного исследования опросник был разослан по электронной почте врачам и медсестрам, регулярно лечащим пациентов на искусственной вентиляции легких в кампусе Rambam Health Care Campus (Хайфа, Израиль).

Результаты

Было возвращено

355 анкет. 82,54% знали, что мидазолам не оказывает обезболивающего действия. 71–72% были знакомы с седативным эффектом опиатов. 27% полагали, что пропофол обладает обезболивающими свойствами, а 30,52% считали, что рокуроний обладает седативным действием.

Заключение

Наши результаты показывают, что, хотя за последние десятилетия многое было сделано для улучшения лечения пациентов в критическом состоянии, уровень неправильных представлений о фармакологических характеристиках широко используемых лекарств неприемлемо высок.Мы призываем к проведению подобных исследований в других учреждениях и к немедленным действиям по улучшению ухода за пациентами.

Образец цитирования: Эпштейн Д., Стейнфельд Й., Маркусон Э., Аммури Х., Миллер А. (2020) Знание медицинских работников о часто используемых седативных, обезболивающих и нервно-мышечных препаратах: единый центр (кампус здравоохранения Рамбам), проспективный, наблюдательный опрос. ПЛОС ОДИН 15(1): e0227499. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0227499

Редактор: Federico Bilotta, Римский университет «Ла Сапиенца», ИТАЛИЯ

Поступила в редакцию: 23 сентября 2019 г.; Принято: 19 декабря 2019 г.; Опубликовано: 10 января 2020 г.

Авторское право: © 2020 Epstein et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Необработанные результаты опроса можно найти в следующем DOI: http://dx.doi.org/10.17632/9yrcj9r7x6.1.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Адекватное обезболивание и седация являются важными аспектами лечения пациентов в критическом состоянии. Это требует использования проверенных инструментов оценки в сочетании с междисциплинарным подходом к лечению и связано с улучшением результатов, сокращением продолжительности искусственной вентиляции легких, снижением частоты инфекций, сокращением продолжительности пребывания в больнице и 30-дневной смертности.[1] Несмотря на публикации многочисленных исследований и руководств по седации и обезболиванию в отделении интенсивной терапии, почти 50% пациентов сообщают о боли от умеренной до сильной во время обычных процедур, выполняемых на протяжении всей их госпитализации.[1–3] Эти процедуры, обычно недооцениваемые медицинским персоналом как болезненные, включают отсасывание трахеи, мобилизацию и смену повязок. Неподвижность сама по себе может вызвать ригидность мышц и пролежни.[1] Целых 50% пациентов, выписанных из отделения интенсивной терапии, помнят боль как свой худший опыт.[4] От 30 до 80% послеоперационных пациентов испытывают умеренную или сильную боль во время госпитализации, которая часто продолжается долгое время после выписки из стационара. [5] Непреодолимая боль может способствовать развитию посттравматического стрессового расстройства, постоянной боли и ухудшению качества жизни.[6]

В то время как надлежащая седация и анальгезия могут создавать определенные трудности, знания медицинского персонала могут создавать дополнительные препятствия и препятствовать соответствующему лечению. Одним из таких факторов могут быть недостаточные знания и заблуждения, связанные с характеристиками и подходящими дозировками седативных средств, анальгетиков и миорелаксантов. Многочисленные исследования, опубликованные в 1980-х годах, показали, что значительное число пациентов в критическом состоянии, находящихся на искусственной вентиляции легких, могли лечиться блокаторами мышц без сопутствующих наркотиков или седативных средств.[7,8] В 1989 г. Лопер и соавт. исследовали фармакологические знания врачей и медсестер отделения интенсивной терапии относительно обезболивающего и анксиолитического действия наркотиков, бензодиазепинов и миорелаксантов.[9] Результаты их работы показали, насколько распространены эти заблуждения. Результаты этих испытаний цитируются в различных учебниках и более чем в 80 исследованиях.[10] После публикации этих тревожных данных были разработаны образовательные программы, опубликованы руководства и введены в клиническую практику новые препараты.[11] Влияние этих изменений на клинические знания домашнего персонала и уровень неправильных представлений неизвестны.

Чтобы оценить уровень знаний и уровень ошибочных представлений, мы провели опрос среди врачей и медсестер, работающих в третичной академической больнице, относительно фармакологических характеристик широко используемых седативных, анальгетических и нервно-мышечных блокаторов.

Methods

Исследование было одобрено Институциональным наблюдательным советом Rambam Health Care Campus (RHCC) (номер утверждения RMB-0470-18).Требование о письменном информированном согласии было отменено Институциональным наблюдательным советом.

Дизайн исследования

Это проспективное обсервационное кросс-секционное исследование с использованием анонимного самостоятельного опроса, рассылаемого по электронной почте, среди врачей и медсестер, работающих в RHCC в Хайфе, Израиль.

Веб-опросник из 20 вопросов был разработан авторами для изучения клинических знаний врачей и медсестер в отношении фармакологии широко используемых седативных, анальгетических и скелетно-мышечных блокаторов.Анкета была основана на ранее опубликованном и широко цитируемом опросе, проведенном Loper et al. в 1989 году с соответствующими обновлениями. [9] Опрос был разработан в соответствии с аббревиатурой BRUSO (Brief, Relevant, Unambiguous, Specific, and Objective), опубликованной Робертом А. Петерсоном. [12] Цифровой опрос включал три раздела:

  1. Краткое объяснение сути исследования и пояснение, что участие в исследовании является исключительно добровольным и анонимным;
  2. Демографические вопросы, касающиеся возраста, пола, профессии (медицинская сестра или врач), опыта, трудового стажа (только для врачей) и отдела, в котором работает участник.Кроме того, каждого респондента спросили, лечит ли он регулярно пациентов на искусственной вентиляции легких.
  3. Раздел «Знания» — участникам было задано только два коротких вопроса относительно пяти седативных, обезболивающих и блокирующих опорно-двигательный аппарат средств — обладает ли средство седативными и обезболивающими характеристиками, например: «Оказывает ли мидазолам обезболивающее действие?». На каждый вопрос было четыре варианта ответа: «Да», «Нет», «Не знаю» и «Я не пользуюсь этим агентом».

Полную анкету можно найти в файле S1.

RHCC — академическая больница на 1000 коек, обслуживающая более двух миллионов жителей северного Израиля, ежегодно госпитализируется от 80 000 до 90 000 человек. В РПЦЦ на ИВЛ пациенты госпитализируются в 5 отделений интенсивной терапии (хирургическое, терапевтическое, кардиологическое, кардиоторакальное и нейрохирургическое), 5 терапевтических и 2 общехирургических отделения. Кроме того, пациенты с искусственной вентиляцией легких проходят лечение в отделении неотложной помощи (ER) до 48 часов. Отделения интенсивной терапии укомплектованы врачами интенсивной терапии, кардиологами, нейрохирургами и торакальными хирургами в дневные смены, а также анестезиологами, хирургами (общей, торакальной, нейрохирургией и ортопедией) и резидентами внутренних болезней в ночные смены.Внутривенное введение седативных средств, анальгетиков и миорелаксантов разрешено и применяется по показаниям во всех отделениях, где лечат больных на ИВЛ.

В течение декабря 2018 года ссылка на электронную анкету и сопроводительное письмо были разосланы по электронной почте 426 врачам и 579 медсестрам, работающим в терапевтических и хирургических отделениях, где проходят лечение пациенты на ИВЛ. Не ответившим снова отправили ссылку в текстовом сообщении по телефону. Участие было чисто добровольным, и заполнение анкеты подразумевало, что было дано согласие на участие в исследовании.Анкеты заполнялись анонимно. Исследуемая группа состояла из врачей и медсестер, которые представили заполненные формы в электронном виде. В анализ опроса были включены только участники, работающие в терапевтических и хирургических отделениях, лечащих взрослых пациентов на ИВЛ.

Статистический анализ

Мы подсчитали, что размер выборки из 278 участников (в то время как вся популяция составляет 1005 человек) обеспечит 95% доверительный интервал и 5% погрешность. Недавние исследования в области анестезиологии сообщили о частоте ответа от 54 до 33%.[13]

Исходные характеристики были обобщены с использованием описательной статистики. Критерий Колмогорова-Смирнова использовался для проверки значительных отклонений от нормального распределения непрерывных переменных. Критерий Стьюдента для независимых выборок использовался для сравнения средних значений переменных с нормальным распределением, а U-критерий Манна-Уитни использовался для переменных, которые отклонялись от нормального распределения. Критерий хи-квадрат и точный критерий Фишера использовались для анализа различий между дихотомическими переменными в зависимости от размера выборки.Значение P<0,05 считалось статистически значимым.

Анализ данных проводился с использованием Статистического пакета для социальных наук версии 23.0 (SPSS, Чикаго, Иллинойс, США), Microsoft Excel версии 14.0 (Microsoft Corporation, Редмонд, Вашингтон) и статистического программного обеспечения MedCalc версии 14.8 (MedCalc Software, Остенде, США). Бельгия).

Эта рукопись соответствует применимым рекомендациям по усилению отчетности об наблюдательных исследованиях в эпидемиологии (STROBE).

Результаты

После двух попыток связи (e-mail и SMS) было возвращено 404 анкеты.49 респондентов были исключены из анализа, поскольку они не лечили пациентов на ИВЛ на регулярной основе. В исследование было включено 355 анкет (87,87%).

Доля ответивших составила 42,49% (181/426) для врачей и 30,05% (174/579) для медсестер. Характеристики участников приведены в Таблице 1.

Таблица 1. Демографические характеристики 355 врачей и медсестер, ответивших на анкеты и включенных в исследование.

Значения являются средними (± стандартное отклонение), медианой (межквартильный размах [диапазон]) или числом (в процентах %).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0227499.t001

Основные результаты опроса представлены на рис. 1.

Мидазолам

Все респонденты заявили, что знакомы с мидазоламом (n = 355). Хотя мидазолам не оказывает обезболивающего действия, только 82,54% (n = 293) респондентов признали его исключительно седативным средством. Остальные 17.46% считают, что он также обладает обезболивающим эффектом. Частота правильных ответов была несколько выше среди медсестер, чем среди врачей (86,78% против 79,01%), разница не была статистически значимой (р = 0,07). 87,5% и 95% персонала отделений интенсивной терапии и неотложной помощи соответственно правильно распознали фармакологический эффект мидазолама. Частота правильных ответов была значительно выше среди персонала скорой помощи и отделения интенсивной терапии по сравнению с другими отделениями (90,91% против 79,85%, р = 0,02). Значительно больше лиц, осуществляющих уход, с клиническим опытом менее пяти лет ошибались в отношении анестезирующего действия мидазолама по сравнению с их более опытными коллегами (73.11% против 87,01%, р = 0,002). Среди врачей достоверно больше специалистов знали о фармакологическом эффекте мидазолама, чем их более молодые коллеги (89,66% против 74,77%, р = 0,03).

Фентанил и морфин

Все респонденты заявили, что знакомы с фентанилом и морфином (n = 355). Хотя 96,34% и 100% респондентов, соответственно, знали, что эти препараты обладают обезболивающим эффектом, только 72,11% и 70,99%, соответственно, были знакомы с их седативным эффектом.Частота правильных ответов у врачей и медсестер существенно не отличалась (89,5% против 74,71%, р = 0,34 и 71,82% против 69,54%, р = 0,72 соответственно). 73,81% и 63,33% персонала отделений интенсивной терапии и неотложной помощи правильно распознали седативный эффект фентанила соответственно. 73,81% и 53,33% персонала отделений интенсивной терапии и неотложной помощи правильно распознали этот фармакологический эффект морфина соответственно. Осведомленность о седативном эффекте опиатов была одинаковой среди персонала ОИТ и персонала других отделений (71,29% для фентанила и 69.3% для морфина, p = 0,87 и 0,7 соответственно).

Менее опытные лица, обеспечивающие уход (со стажем менее пяти лет), имели значительно более высокий уровень неправильных представлений о седативном эффекте фентанила по сравнению с лицами с большим опытом (63,03% против 76,62%, p = 0,01). Различия между стационарами и пожилыми врачей не были статистически значимыми (70,27% против 82,76%, p = 0,11 для фентанила и 77,59% против 76,58% для морфина, p = 0,96 соответственно).

Пропофол

Все респонденты были знакомы с пропофолом (n = 355).27% (n = 98) предположили, что он обладает обезболивающими свойствами. Значительно больше медсестер, чем врачей (82,18% против 64,09%, p = 0,0002) признали его чисто седативным средством. 85,42% и 82,5% персонала отделений интенсивной терапии и неотложной помощи, соответственно, правильно признали исключительно седативный эффект пропофола. Значительно меньше опекунов, работающих за пределами отделений интенсивной терапии и неотложной помощи, знали об исключительно седативном эффекте пропофола (84,09% против 69,29%, р = 0,01).

Мы не обнаружили существенной связи между опытом лиц, осуществляющих уход, и знанием свойств пропофола (67.23% для тех, у кого стаж менее пяти лет и 75,32% для более опытного домашнего персонала, р = 0,07). Различия между ординаторами и старшими врачами не были статистически значимыми (63,79% против 71,17%, р = 0,42).

Рокуроний

Триста сорок четыре (96,9%) респондента были знакомы с рокуронием и применяли его на регулярной основе. 89,83% респондентов знали об отсутствии обезболивающего действия рокурония. Однако только 69,48% респондентов знали, что этот миорелаксант не оказывает седативного действия.Отсутствие обезболивающего действия рокурония правильно признали 88,41% медицинских сестер и 91,11% врачей (р=0,52). Об отсутствии седативного действия этого средства знали значительно больше врачей по сравнению с медицинскими сестрами, 80,56% против 57,32%, р<0,0001.

Большинство сотрудников отделений интенсивной терапии и неотложной помощи (93,75% и 92,5% соответственно) правильно ответили относительно отсутствия обезболивающего эффекта рокурония, в то время как только 83,33% и 60% сотрудников отделений интенсивной терапии и неотложной помощи, соответственно, знали об отсутствии седативного эффекта. .Среди медицинского персонала вне ОРИТ на вопросы об обезболивающем и седативном действии препарата правильно ответили 88,59% и 66,78% соответственно. Хотя данные об обезболивающем эффекте рокурония статистически не отличались (p = 0,4), значительно больше лиц, осуществляющих уход в отделении интенсивной терапии, по сравнению с другими отделениями, знали об отсутствии седативного эффекта этого препарата (p = 0,033). Мы не обнаружили существенной связи между опытом лица, осуществляющего уход, и знаниями об обезболивающем эффекте рокурония (88.24% у тех, у кого стаж менее пяти лет, против 86,15% у тех, у кого больше опыта, p = 0,26). Значительно меньшее количество домохозяйств со стажем работы более 10 лет правильно признали отсутствие седативного действия этого средства, 62,32% против 75,63%, р = 0,029. Различия между ординаторами и старшими врачами не были статистически значимыми: 93,1% пожилых людей правильно распознали отсутствие обезболивающего эффекта по сравнению с 89,19% ординаторов (p = 0,58) и 82,76% пожилых людей правильно распознали отсутствие седативного эффекта по сравнению с 82,76% пожилых врачей.76,58% жителей (р = 0,46).

Общий балл

Присвоив каждому вопросу один балл (два вопроса для каждого агента были включены в опрос, один относительно обезболивающего эффекта и второй относительно седативного эффекта), мы получили оценку по шкале от нуля до десяти для каждой анкеты. Медиана баллов для всей популяции составила девять (межквартильный размах (IQR) 8–10). Различий между врачами и медсестрами не было, средний балл 9 (МКР 8–10) для обоих, p = 0.66. Опекуны со стажем работы не менее пяти лет получили значительно более высокие баллы, чем их более молодые коллеги, средний балл составил девять (МКР 8–10) против восьми (МКР 7–9), p = 0,045. Персонал ОИТ и лица, осуществляющие уход, работающие за пределами отделений ОИТ, набрали девять баллов с разным IQR (8–10 против 7–10), достигнув статистической значимости, p = 0,002. Среди врачей пожилые люди набрали больше баллов, чем жители, со средним баллом девять (IQR 8–10) против 8 (IQR 7–9), p = 0,006. Дополнительная информация о распределении баллов представлена ​​на рис. 2.

Рис. 2. При присвоении каждому вопросу одного балла (в опрос были включены два вопроса для каждого агента, один относительно обезболивающего эффекта и второй относительно седативного эффекта) была получена оценка по шкале от нуля до десяти для каждого вопросника.

Показано распределение баллов по 355 анкетам, включенным в анализ, баллы врачей (181) и медсестер (174), а также баллы персонала ОИТ (48). Низкие баллы (1–5) представлены вместе.

https://дои.org/10.1371/journal.pone.0227499.g002

Обсуждение

Это одноцентровое проспективное обсервационное исследование показало высокий уровень неправильных представлений о фармакологических характеристиках широко используемых лекарственных средств, седативных, обезболивающих и нервно-мышечных препаратов среди медицинского персонала.

Часто цитируемые исследования, проведенные несколько десятилетий назад, показали, что большая часть медицинского персонала, работающего в отделениях интенсивной терапии, придерживается неправильного представления о том, что бензодиазепины обеспечивают анальгезию, а нервно-мышечные блокаторы обладают как седативным, так и обезболивающим действием.Авторы пришли к выводу, что такая ситуация неприемлема, и указали на тревожную возможность того, что пациенты на ИВЛ могут быть парализованы, но в сознании и страдать от боли. Было рекомендовано немедленное осуществление образовательных программ. [7–9] В то время как в 1980-х и 1990-х годах глубокая седация и нервно-мышечная блокада были обычной практикой, в новых рекомендациях подчеркивается концепция приоритета обезболивания, преимущества, вытекающие из более легкого уровня седации, и важность избегать ненужной мышечной блокады.[14] Другим важным фактором, влияющим на современную клиническую практику, является тот факт, что во многих больницах пациенты с искусственной вентиляцией легких находятся не только в отделении интенсивной терапии, но и в хирургических и терапевтических отделениях. [15] Даже те врачи и медсестры, которые не лечат пациентов на ИВЛ на регулярной основе, имеют дело с седативными пациентами и парентеральной анальгезией в ортопедических отделениях, ожоговых отделениях, отделениях неотложной помощи и других отделениях.[16] В этой реальности мы ожидаем, что медицинский персонал третичных академических больниц будет знаком с фармацевтическим эффектом широко используемых седативных средств, анальгетиков и миорелаксантов.

К сожалению, результаты нашего исследования отражают другую и тревожную реальность, которая подчеркивается высоким уровнем неправильных представлений среди широкого круга медицинских специальностей.

В ходе нашего опроса мы обнаружили, что большинству медицинского персонала знакомы седативные эффекты мидазолама и пропофола, которые сегодня становятся основными седативными препаратами в отделении интенсивной терапии.[3] Однако почти треть считает, что эти препараты также обладают обезболивающим эффектом. Что касается опиатов, то, хотя почти во всех анкетах они считались обладающими обезболивающими свойствами, большая часть не знала, что они обладают седативным эффектом.

Эти основные заблуждения противоречат руководящим принципам, рекомендующим стратегию обезболивания в первую очередь седации, и могут привести к тому, что медицинский персонал будет проводить чрезмерно глубокую седацию и отсутствие анальгезии, с одной стороны, и лечить пациентов, получающих опиаты, ненужным мидазоламом или пропофолом, с другой рука. Такие необязательные вмешательства могут вызвать гемодинамическую нестабильность, продлить вентиляцию и госпитализацию, вызвать делирий и привести к различным осложнениям во время седации у спонтанно дышащих пациентов.[3]

Рокуроний — недеполяризующий миорелаксант, не обладающий обезболивающим или седативным действием. Однако почти треть всех респондентов считали, что он обладает седативными свойствами, а более десяти процентов считали, что он оказывает обезболивающее действие. Целых 40% персонала отделений неотложной помощи и 17% сотрудников отделений интенсивной терапии считали, что миорелаксанты обладают седативным эффектом. Использование миорелаксантов без сопутствующих седативных средств или анальгетиков может привести к ситуации, в которой пациенты осознают свое окружение и чувствуют боль, не имея возможности ее выразить.Этот ужасающий сценарий был предметом описательных немедицинских статей и фильмов. Это один из самых больших страхов людей перед медицинской процедурой.[7,17]

Частота ошибочных представлений о фармакологических эффектах бензодиазепинов и пропофола была выше среди врачей по сравнению с медсестрами, в то время как врачи лучше знали об опиатах и ​​миорелаксантах. Старшие врачи набрали больше баллов, чем их младшие коллеги. Тот факт, что более опытные лица, осуществляющие уход, имели более высокий уровень ошибочных представлений о седативном эффекте миорелаксантов, может отражать устаревшую практику введения либеральных и PRN миорелаксантов.Хотя медицинский персонал отделений интенсивной терапии показал лучшие результаты по всем параметрам, мы считаем, что уровень ошибочных представлений среди этой группы населения неприемлемо высок.

Наши выводы требуют проведения аналогичных исследований в других учреждениях и принятия немедленных мер по улучшению ухода за пациентами. Нет сомнений в том, что необходимы персонализированные образовательные программы, направленные на устранение конкретных пробелов в знаниях каждой группы населения, и периодические обязательные экзамены, а также включение курсов безопасной седации и обезболивания в учебную программу любой медицинской и хирургической ординатуры.Однако тот факт, что один и тот же дефицит знаний существует уже более 30 лет, повышает вероятность того, что следует использовать более жесткие «защитные меры». Они могут включать разработку протоколов седации и анальгезии во всех отделениях, где лечат пациентов с искусственной вентиляцией легких, а также ежедневный клинический фармацевт-проверщик вводимых седативных, анальгетических и паралитических средств. В различных областях медицины, в том числе в интенсивной терапии, убедительные доказательства поддерживают использование инструментов поддержки принятия клинических решений для улучшения оказания медицинской помощи и соблюдения медицинских рекомендаций.[18,19] Включение автоматизированных инструментов поддержки принятия клинических решений в систему электронных медицинских карт пациентов, находящихся на искусственной вентиляции легких, может помочь лицам, осуществляющим уход, в правильном выборе лекарств и может предотвратить недостаточную или чрезмерную седацию и обезболивание.

Наше исследование имеет некоторые ограничения. Поскольку исследование проводится в одном центре, его результаты может быть трудно распространить на другие медицинские учреждения, хотя врачи и медсестры, работающие в RHCC, окончили разные факультеты в Израиле и за рубежом, что увеличивает вероятность того, что наши результаты отражают более широко распространенную проблему.Результаты этого исследования не могут быть распространены на центры, где вентилируемые пациенты лечатся исключительно в отделениях интенсивной терапии гораздо меньшей и избирательной группой лиц, осуществляющих уход. Тем не менее, мы считаем, что во многих странах пациенты на искусственной вентиляции легких лечатся в различных медицинских отделениях за пределами отделения интенсивной терапии. Частота ответа в нашем исследовании составила 35,32%, что близко к частоте ответа, о которой сообщалось в других исследованиях по анестезиологии. [20,21] Доля ответивших в опросах в других областях колеблется от 4 до 64%. [22,23] Хотя в литературе нет единого мнения о минимально приемлемой частоте ответов, она колеблется от 30 до 50%.[13,24] Частота ответов в нашем исследовании может сделать результаты предметом «систематической ошибки, связанной с отсутствием ответов». [13] Участие в опросе было добровольным, поэтому мы полагаем, что большинство респондентов считали, что знают правильные ответы. Мы предполагаем, что введение обязательного участия увеличит количество ложных ответов. Дексмедетомидин не был включен в наше исследование, поскольку этот препарат недоступен в большинстве отделений интенсивной терапии в Израиле.

Таким образом, это исследование подчеркивает неудовлетворительную ситуацию среди медсестер и врачей, лечащих критически больных пациентов, нуждающихся в седации и обезболивании.В этой реальности кажется крайне важным продвигать образовательные программы и разрабатывать протоколы и рекомендации в отделениях интенсивной терапии и других медицинских и хирургических отделениях.

Благодарности

Авторы благодарят миссис Анат Шитрит и миссис Яэль Маркусон за их вклад в исследование.

Каталожные номера

  1. 1. Сигакис М.Дж.Г., Биттнер Э.А. Десять мифов и заблуждений относительно обезболивания в отделении интенсивной терапии. Крит Уход Мед. 2015; 43: 2468–2478. пмид:26308433
  2. 2.Devlin JW, Skrobik Y, Gélinas C, Needham DM, Slooter AJC, Pandharipande PP, et al. Клинические практические рекомендации по профилактике и лечению боли, возбуждения/седативного эффекта, бреда, неподвижности и нарушения сна у взрослых пациентов в отделении интенсивной терапии. Крит Уход Мед. 2018; 46: e825–e873. пмид:30113379
  3. 3. Патель С.Б., Кресс Дж.П. Седация и обезболивание у пациентов на ИВЛ. Американский журнал респираторной и интенсивной терапии. 2012. стр. 486–497.пмид:22016443
  4. 4. Paiement B, Boulanger M, Jones CW, Roy M. Интубация и другой опыт кардиохирургии: взгляды потребителей. Can Anaesth Soc J. 1979; 26: 173–80. пмид:466561
  5. 5. Rockett M, Vanstone R, Chand J, Waeland D. Обзор служб экстренной помощи в Великобритании. Анестезия. 2017; 72: 1237–1242. пмид:288

  6. 6. Мартин Дж.А.Дж., Мао Дж., Биттнер Э.А. Толерантность к опиоидам при критических состояниях. Ингельфингер младший, редактор. N Engl J Med.2019; 380: 365–378. пмид:30673555
  7. 7. Миллер-Джонс CMH, Уильямс JH. Седация для вентиляции. Анестезия. 1980; 35: 1104–1107. пмид:7004256
  8. 8. Парализованный страхом. Ланцет (Лондон, Англия). 1981;1: 427.
  9. 9. Лопер К.А., Батлер С., Нессли М., Уайлд Л. Парализованный болью: потребность в образовании. Боль. 1989; 37: 315–316. пмид:2569177
  10. 10. Марьино ПЛ и КМС. Книга ICU. 4-е издание. Балтимор: Уильямс и Уилкинс; 2014.
  11. 11. Кресс Дж.П., Полман А.С., Холл Дж.Б. Седация и обезболивание в отделении интенсивной терапии. Am J Respir Crit Care Med. 2002; 166: 1024–1028. пмид:12379543 ​​
  12. 12. Петерсон Р. Составление эффективных анкет. Составление эффективных анкет. SAGE Publications, Inc.; 2014. https://doi.org/10.4135/9781483349022
  13. 13. Рассказ Д.А., Тайт А.Р. Исследовательский опрос. Анестезиология. 2019; 130: 192–202. пмид:30688782
  14. 14. Шехаби Ю., Белломо Р., Мехта С., Райкер Р., Такала Дж.Седация в интенсивной терапии: прошлое, настоящее и будущее. Критический уход. 2013;17: 322. pmid:23758942
  15. 15. Hersch M, Sonnenblick M, Karlic A, Einav S, Sprung CL, Izbicki G. Механическая вентиляция пациентов, госпитализированных в медицинские отделения, по сравнению с отделением интенсивной терапии — обсервационное сравнительное исследование. J Крит Уход. 2007; 22: 13–17. пмид:17371738
  16. 16. Браун Т.Б., Ловато Л.М., Паркер Д. Процедурная седация в условиях неотложной помощи. Ам семейный врач. 2005; 71: 85–90.пмид:15663030
  17. 17. Роули П., Бонцик С., Гаскелл А., Абсалом А., Бономм В., Коберн М. и др. Что люди ожидают от общей анестезии? Бр Джей Анаст. 2017; 118: 486–488. пмид:28403409
  18. 18. Джонс С.С., Рудин Р.С., Перри Т., Шекелле П.Г. Информационные технологии в области здравоохранения: обновленный систематический обзор с упором на эффективное использование. Энн Интерн Мед. 2014; 160: 48–54. пмид:24573664
  19. 19. Уильямс К.Н., Браттон С.Л., Хиршберг Э.Л. Компьютеризированная поддержка принятия решений в области интенсивной терапии взрослых и детей.World J Crit Care Med. 2013;2: 21–8. пмид:24701413
  20. 20. Кеон-Коэн З., Майлз П.С., Стори Д.А. Исследование отношения анестезиологов Австралии и Новой Зеландии к реанимации в периоперационном периоде. Интенсивная терапия Анест. 2017; 45: 396–402. пмид:28486899
  21. 21. Браун А.Р., Лесли К., Мерри А.Ф., Стори Д. Что мы говорим нашим пациентам? Обзор раскрытия информации о рисках анестезии в Австралии и Новой Зеландии. Интенсивная терапия Анест. 2010; 38: 935–938.пмид:20865882
  22. 22. Du Y, Wolf IK, Knopf H. Связь употребления психотропных препаратов с падениями среди пожилых людей в Германии. Результаты Немецкого опроса о состоянии здоровья взрослых и обследований за 2008–2011 гг. (DEGS1). ПЛОС Один. 2017;12. пмид:28792521
  23. 23. Мохаммади Э., Телуолл М., Квасни М., Холмс К.Л. Академическая информация в Твиттере: опрос пользователей. ПЛОС ОДИН. Публичная научная библиотека; 2018. пмид:29771947
  24. 24. Drugalis JLR, Coons SJ, Plaza CM.Лучшие практики для отчетов об исследованиях: краткий обзор для авторов и рецензентов. Американский журнал фармацевтического образования. Американская ассоциация фармацевтических колледжей; 2008. пмид:18322573

Снотворное и успокаивающее средство

В отделении интенсивной терапии вы будете постоянно подвергаться частым раздражителям. В зависимости от характера вашего заболевания и степени его тяжести может потребоваться прием лекарств, которые помогут вам уснуть

Сон

Иногда вам может быть необходимо спать все 24 часа в сутки.Глубина сна, необходимая для достижения тишины и покоя, различна. Глубина вашего сна влияет на то, что вы впоследствии будете помнить после пребывания в отделении интенсивной терапии. Это также может повлиять на ваше самочувствие после выписки из больницы.

Оптимальная седация

Задача персонала — добиться приемлемого для Вас уровня самочувствия с помощью оптимальной седации, а также уменьшить боль, тревогу и беспокойство. Это также позволит вам общаться с окружающими, несмотря на прием седативных препаратов.В связи с выздоровлением и по мере необходимости запас снотворного будет сокращен.

Ритм сна

Нарушение ритма сна во время пребывания в больнице – это нормально. Обстановка в помещении важна для того, чтобы создать условия, располагающие к тишине и покою. Должна быть предусмотрена возможность переключения дневного и ночного освещения. Шум окружающей среды, приборов и тон разговоров должны быть скорректированы, чтобы свести к минимуму отвлекающие факторы.Следует приложить усилия для поддержания хорошего контакта с персоналом, который будет регулярно информировать вас о том, что происходит, и давать вам информацию о времени, месте и причине вашей госпитализации.

Бред

Нормально страдать от состояния спутанности сознания, известного как бред отделения интенсивной терапии — гипоактивный бред, гиперактивный бред или их сочетание. Признаки этого включают психомоторное беспокойство, гиперактивность, такую ​​как тревога, дезорганизованность и иногда отыгрывание.Сны могут быть другими и более интенсивными. Вы также можете испытывать неестественные ощущения, такие как ночные кошмары и галлюцинации. Может быть трудно отличить сон от реальности, и вы можете потерять заземление и потерять связь с реальностью. Факторы, влияющие на то, произойдет ли это, могут включать тяжесть вашего заболевания, продолжительность вашего пребывания в отделении интенсивной терапии на аппарате искусственной вентиляции легких, лечение лекарствами, побочные эффекты которых могут негативно повлиять на вас.

Остальное

В отделении интенсивной терапии постоянно что-то происходит.Потеря суточного ритма в сочетании с недостатком отдыха и сна может привести к ухудшению здоровья. По этой причине важно планировать периоды отдыха даже в дневное время. Нарушения сна могут продолжаться некоторое время после интенсивной терапии. Важно работать и говорить с персоналом интенсивной терапии об этом после вашего пребывания.

Процедурная седация в условиях неотложной помощи

1. Американский колледж врачей скорой помощи. Клиническая политика процедурной седации и обезболивания в отделении неотложной помощи. Энн Эмерг Мед . 1998;31:663–77….

2. Комитет по наркотикам Американской академии педиатрии. Руководство по мониторингу и ведению пациентов педиатрического возраста во время и после седации для диагностических и терапевтических процедур. Педиатрия . 1992; 89 (6 пт. 1): 1110–5.

3. Практическое руководство по седации и обезболиванию для неанестезиологов. Отчет Целевой группы Американского общества анестезиологов по седации и обезболиванию неанестезиологами. Анестезиология . 1996; 84: 459–71.

4. Иннес Г., Мерфи М, Нейссен-Джордан С, Дюшарм Дж, Драммонд А. Процедурная седация и обезболивание в отделении неотложной помощи. Канадские руководящие принципы консенсуса. J Emerg Med . 1999; 17: 145–56.

5. Зеленый СМ, Краусс Б. Терминология процедурной седации: выход за рамки «сознательной седации». Энн Эмерг Мед . 2002; 39: 433–5.

6.Австралазийский колледж скорой медицинской помощи, Австралийский и новозеландский колледж анестезиологов; Факультет медицины боли и объединенный факультет медицины интенсивной терапии. Заявление о клинических принципах процедурной седации. Экстренная медицинская помощь . 2003; 15: 205–6.

7. Зеленый СМ, Краусс Б. Риск легочной аспирации во время процедурной седации в отделении неотложной помощи — изучение роли голодания и глубины седации. Академия скорой медицинской помощи . 2002; 9: 35–42.

8. Этомидат. Фармакопея США по дозированию. Энглвуд, Колорадо Микромедекс . 2001; 1:1459–61.

9. Авессалом А., Залогодатель Д, Конг А. Функция коры надпочечников у больных в критическом состоянии через 24 ч после однократного приема этомидата. Анестезия . 1999; 54: 861–7.

10. Шенартс КЛ, Бертон Дж. Х., Райкер РР. Дисфункция коры надпочечников после индукции этимидатом у пациентов отделения неотложной помощи. Академия скорой медицинской помощи . 2001; 8: 1–7.

11. Винсон Д.Р., Брэдбери Др. Этомидат для процедурной седации в неотложной медицине. Энн Эмерг Мед . 2002; 39: 592–8.

12. Рут В.Дж., Бертон Дж. Х., Бок А.Дж. Этомидат внутривенно для процедурной седации у пациентов отделения неотложной помощи. Академия скорой медицинской помощи . 2001; 8:13–8.

13. Бертон Дж. Х., Бок Эй Джей, Страут ТД, Марколини ЭГ.Этомидат и мидазолам для уменьшения переднего вывиха плеча: рандомизированное контролируемое исследование. Энн Эмерг Мед . 2002; 40: 496–504.

14. Дикинсон Р., певица ЭйДжей, Каррион В. Этомидат для детской седации перед вправлением перелома. Академия скорой медицинской помощи . 2001; 8: 74–7.

15. Зеленый СМ, Ротрок С.Г., Линч Э.Л., Хо М, Харрис Т, Хестдален Р, и другие. Кетамин внутримышечно для педиатрической седации в отделении неотложной помощи: профиль безопасности в 1022 случаях. Энн Эмерг Мед . 1998; 31: 688–97.

16. Наводнение РГ, Краусс Б. Процедурная седация и обезболивание у детей в отделении неотложной помощи. Emerg Med Clin North Am . 2003; 21: 121–39.

17. Шервин Т.С., Зеленый СМ, Хан А, Чепмен Д.С., Данненберг Б. Снижает ли дополнительный прием мидазолама ажитацию восстановления после седации кетамином при педиатрических процедурах? Рандомизированное двойное слепое плацебоконтролируемое исследование. Энн Эмерг Мед . 2000; 35: 229–38.

18. Ватен Дж. Э., Робак МГ, Маккензи Т, Ботнер Дж. П. Изменяет ли мидазолам клинические эффекты внутривенной седации кетамином у детей? Двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование отделения неотложной помощи. Энн Эмерг Мед . 2000; 36: 579–88.

19. Чудновский Ч.Р., Вебер Дж. Э., Стоянов П.Я., Полковник ДП, Уилкерсон, доктор медицины, Халлинен Д.Л., и другие.Комбинация мидазолама и кетамина для процедурной седации и обезболивания у взрослых пациентов отделений неотложной помощи. Академия скорой медицинской помощи . 2000; 7: 228–35.

20. Зеленый СМ, Ли Дж. Кетамин у взрослых: что нужно знать врачам неотложной помощи об отборе пациентов и реакциях возникновения. Академия скорой медицинской помощи . 2000; 7: 278–81.

21. Мидазолам. Фармакопея США по дозированию. Энглвуд, Колорадо Микромедекс . 2001; 1: 2074–81.

22. Производные фентанила. Фармакопея США по дозированию. Энглвуд, Колорадо Микромедекс . 2001; 1:1495–503.

23. Кеннеди Р.М., Портер Флорида, Миллер Дж.П., Джефф Дм. Сравнение фентанила/мидазолама с кетамином/мидазоламом в педиатрической неотложной ортопедической помощи. Педиатрия . 1998; 102 (4 pt 1): 956–63.

24. Bailey PL, Темп НЛ, Эшберн Массачусетс, Молл Дж. В., Восточная КА, Стэнли ТХ.Частая гипоксемия и апноэ после седации мидазоламом и фентанилом. Анестезиология . 1990;73:826–30.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.