Субфебрилитет симптомы: основные заболевания, диагностика и лечение субфебрилитета

Содержание

Повышение температуры без симптомов

Повышенная температура у ребенка, но нет других симптомов


Повышенная температура тела наиболее частый симптом, с которым обращаются к педиатру. Чаще всего повышенная температура сопровождается и другими симптомами: насморк, кашель, боли в горле, боли в животе. Причиной этому являются – инфекции верхних дыхательных путей (риниты, фарингиты, бронхиты), ангины, кишечные инфекции. 


Но что делать, когда нет других симптомов. Об этом расскажет врач-педиатр Киргизова Мария Евгеньевна.


Бывает, что у некоторых детей на протяжении длительного времени – в течение месяца, а иногда и нескольких месяцев держится повышенная температура от 37,5 до 38. Ребёнок её не ощущает, чувствует себя хорошо (иногда может быть небольшая вялость, утомляемость). Врачи называют такое состояние «длительный субфебрилитет», «лихорадка неясного генеза», «доброкачественный субфебрилитет».

Причины возникновения очень разнообразны:

  • инфекционные изменения

  • гормональные изменения

  • нарушения работы терморегулирующего центра головного мозга 

  • психические нарушения


Самое важное – понять, почему поднимается высокая температура у ребенка и выявить причину. Для этого потребуется консультация врача. Ребенка с повышенной температурой нельзя оставлять без внимания, т.к. длительный субфебрилитет, лихорадка может быть одним из признаков таких заболеваний, как ревматические заболевания, эндокардит, туберкулёз, тиреотоксикоз и др.

Такие дети подлежат обследованию по определённому алгоритму

  • Первый этап диагностики – проводится тщательный сбор анамнез, физикальное обследование, данные термометрии.

  • При наличии каких-то изменений назначаются дополнительные клинические, биохимические и инструментальные методы обследования.


Основная задача педиатра: исключить «серьёзные» заболевания.

Бывает, что у детей при обследовании не находят никаких изменений. В таких случаях необходимо продолжать наблюдение за температурой тела ребёнка и следить за появлением необычных симптомов (резкое снижение веса, увеличение лимфатических узлов, увеличение печени, селезёнки). При их появлении повторно обратится к врачу.

Родители должны вести себя с ребёнком с длительным субфебрилитетом, как со здоровым. Необходим рациональное питание, прогулки на свежем воздухе, достаточный сон, общение со сверстниками, семьёй, посильная работа по дому, занятия физической культурой.

Хронический шигеллез / КонсультантПлюс

Хронический шигеллез

Протекает в виде непрерывного или рецидивирующего течения более 3-х месяцев с периодами обострения (рецидивы) или виде вялотекущего, без выраженной интоксикации процесса. При ректороманоскопии выявляются не резко выраженные воспалительные и атрофические процессы. Развивается редко — после острого шигеллеза Флекснера в 2 — 5% случаев, дизентерии Зонне — в 1% случаев. Клинические проявления шигеллеза зависят от ряда факторов: вида возбудителя, возраста больного, сопутствующих заболеваний. Обычно хронический шигеллез длится не более 1,5 — 2 лет.

При непрерывной форме хронического шигеллеза практически отсутствует ремиссия, патологический процесс неуклонно прогрессирует, состояние больного ухудшается. Симптомы общей интоксикации слабо выражены, в большей степени страдает нервно-психическая сфера (раздражительность, легкая возбудимость, плохой сон, потливость, лабильность вегетативных реакций и др.). Больные жалуются на озноб, субфебрилитет, дисфункцию кишечника, боли, вздутие и урчание в животе. Поносы отличаются упорством, стул до 5 — 6 раз в сутки, то жидкий, то оформленный, иногда с примесью слизи, гноя, реже — крови. Часто развивается дисбактериоз кишечника, анемия, гиповитаминоз. При ректороманоскопии обнаруживают полиморфные изменения слизистой оболочки толстой кишки, усиливающиеся во время обострений. Тотально в патологический процесс вовлекаются другие органы желудочно-кишечного тракта (желудок, тонкая кишка, поджелудочная железа)

При рецидивном течении хронического шигеллеза обострения чередуются с периодами ремиссии, которые продолжаются от нескольких недель до 2 — 3 месяцев, иногда дольше. В период рецидива явления интоксикации и дисфункции кишечника выражены не так резко, как в остром периоде шигеллеза. Самочувствие больных существенно не нарушается, температура тела обычно нормальная, редко субфебрильная. Частота стула обычно не превышает 3 — 5 раз в сутки, кровь в испражнениях, как правило, отсутствует. В межрецидивный период состояние больных удовлетворительное. Стул может быть неустойчивым, особенно после приема обильной пищи, употребления молока, овощей, фруктов и физических нагрузок.

При бессимптомном течении хронического шигеллеза только при ректороманоскопии выявляются признаки хронического процесса в виде субатрофии слизистой, полипы, язвы, рубцы, эрозии, грануляции, рубцы и др.

Открыть полный текст документа

Изучение аутоиммунных заболеваний и последствий новой коронавирусной инфекции

В лечебно-диагностическом комплексе Клиники высоких медицинских технологий им. Н. И. Пирогова Санкт-Петербургского государственного университета по адресу проспект Кораблестроителей, д. 20 к 1 открыт первый в мире Центр по изучению аутоиммунных заболеваний и последствий новой коронавирусной инфекции им. профессора И. Шенфельда. Сотрудники Клиники, медицинского факультета, специалисты лаборатории Мозаики Аутоиммунитета Санкт-Петербургского государственного университета и ученые Ариэльского университета из Израиля объединили свои усилия для решения актуальной задачи по изучению и реабилитации последствий аутоиммунных заболеваний и новой коронавирусной инфекции.

Цели центра:

  • улучшения качества долгосрочного наблюдения, планового лечения и реабилитации пациентов, перенесших вирусные инфекции, в том числе, COVID-19 и имеющих осложнения иммунопатологического характера,

  • обмена научным и клиническим опытом в вышеуказанной области с российскими и зарубежными коллегами,

  • диагностика и реабилитация последствий аутоиммунных заболеваний. 

Задачи Центра

  • Использование синергичного эффекта при объединении научного и клинического потенциала указанных подразделений СПбГУ и специалистов разного профиля (кардиоревматология, пульмонология, неврология, гастроэнтерология, эндокринология, иммунология и аллергология, психиатрия, эпидемиология) — для уточнения этиологии, патогенеза и разработки эффективных методов лечения и профилактики нарушений здоровья у лиц, перенесших новую коронавирусную инфекцию.

  • Развитие внутрироссийского и международного сотрудничества в медико-биологических и клинических исследованиях постинфекционных аутоиммунных и иммунопатологических синдромов и болезней.

  • Разработка индивидуализированного плана лечения для каждого пациента в сжатые сроки в рамках амбулаторных консультаций, диспансерного осмотра бригадой специалистов и стационара одного дня.

  • Создание центра телемедицинских консультаций для работы с пациентами вне Санкт-Петербурга. 

Постковидный синдром – это состояние, возникающее в виде долгосрочных патологических симптомов после перенесенной новой короновирусной инфекции, сохраняющиеся на протяжении трех месяцев и более. 

Постковидный синдром может проявляться в виде:

  • общей физической слабости, головокружения,

  • продолжительной субфебрильной температуры, колебания температуры тела,

  • тяжести в грудной клетке,

  • затруднении дыхания,

  • сосудистых симптомов (васкулиты, нарушения микроциркуляторного русла),

  • сердцебиения, колебания артериального давления и пульса,

  • болей в суставах, мышцах,

  • головных болей,

  • потери и искажение обоняния и вкуса,

  • нарушении пищеварения, в том числе, диарея,

  • расстройстве сна,

  • тревоги, панических атак,

  • снижения когнитивных функций, потери памяти, «тумана в голове»

  • потери волос, выпадения зубов, кистозные образования челюстей,

  • расстройстве терморегуляции и пр.    

Тяжесть и длительность проявлений зависит от течения инфекционного процесса. Лечение заключается в симптоматической терапии и включает в себя прием лекарственных препаратов, ЛФК и физиотерапию. 

Общие сведения

Постковидный синдром иногда называют лонг-ковидом или постковидом. На сегодняшний день постковидный синдром недостаточно изучен медицинским сообществом. В МКБ-10 данной нозологии уже отведено отдельное место, что подтверждает ее актуальность для современного здравоохранения – U09.9 «Состояние после перенесенной инфекции COVID-19 неуточненное».

Причины

Главной причиной возникновения постковидного синдрома является перенесенная новая короновирусная инфекция. Длительность заболевания зависит от тяжести и может при легком течении составлять 2-3 недели, а при средне-тяжелом и тяжелом — 4-6 недель и более.

При данном заболевании у пациента может сохранятся определенная симптоматика, которую исследователи связывают с:

  • сохраняющимся воспалительным процессом,

  • возможным длительным нахождением вируса SARS-CoV-2 в организме,

  • развитием вегетативной дисфункции,

  • хроническим стрессом обусловленным изменением образа жизни (введением карантинных мероприятий).

Патогенез

Механизм возникновения постковидного синдрома малоизучен и, предположительно, связан со морфологической структурой и свойствами вируса и его воздействием на ткани и органы человека.

Одной из причин называют тропность вируса к эндотелию сосудов нервной, почечной, легочной ткани и способностью вызывать в ней хронический васкулит с развитием тромбоэмболии, тканевой гипоксии и ишемии органов.

Нельзя исключить развитие патологического иммунного ответа, приводящего к развитию хронического аутоиммунного воспаления, поражающего органы и системы человека.

Отдельно следует учитывать влияние вируса SARS-CoV2 на развитие вегетативной дисфункции, что клинически проявляется в нарушении функции сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, дыхательной и нервной системы. 

Симптомы

Единой картины и клинических проявлений постковидного синдрома не существует. Некоторые пациенты отмечают те же проявления, что и во время болезни, а у других возникают новые симптомы. К наиболее часто встречающимся симптомам относят:

  • постоянную утомляемость,

  • нарушение циркадных ритмов (сон и бодрствование),

  • периодический субфебрилитет или гипотермия,

  • боль, заложенность, тяжесть в грудной клетке,

  • кашель и нехватка воздуха,

  • раздражительность, плаксивость, тревожность,

  • головные боли,

  • боли в сердце, нарушения ритма сердца,

  • гипер- или гипотензия,

  • выпадение волос,

  • нарушение чувствительности кожи,

  • нарушение слуха и обоняния,

  • расстройство пищеварения,

  • потеря концентрации внимания и памяти. 

Диагностика

Диагностировать постковидный синдром может терапевт, кардиолог или невролог, в зависимости от причины обращения и симптоматики проявления. Пациенту могут быть назначены следующие обследования:

  • Лабораторная диагностика. Включает в себя проведение количественного и качественного анализа иммуноглобулинов классов M и G к SARS-CoV-2. Возможно проведение клинического и биохимического анализов крови, а также коагулограммы.

  • Инструментальная диагностика. К исследованиям, назначаемым при данных нарушениях, могут относится: ЭКГ, эхокардиограмма, суточное мониторирование ритма сердца по Холтеру, лазерная допплеровская флоуметрия, активная ортостатическая проба, ольфакторный тест, электроэнцефалограмма. При прочих жалобах в зависимости от симптоматики могут быть назначены МРТ или УЗИ органов брюшной полости, малого таза. УЗДС вен или артерий.

  • Психодиагностика. Больным с тревожными и депрессивными симптомами, когнитивными нарушениями необходима консультация клинического психолога или психотерапевта.

Лечение постковидного синдрома

При выявлении лечащим врачом подозрения на имеющийся у пациента пост-ковидный синдром рекомендуется консультация в центре. Лечащий врач при отрицательных анализах на вирус SARS-CoV2 направляет пациентов или пакет документов на отборочную комиссию в указанный центр. Отборочная комиссия согласует амбулаторную консультацию в Центре, оформляет первичную смежную документацию. При наличии показаний, после проведения амбулаторной консультации, пациенту может быть рекомендована госпитализация в стационар одного дня для проведения дальнейших исследований и получения терапии. Лечащий врач Центра приглашает пациентов на дальнейшее лечение и реабилитацию. При необходимости, устанавливается диспансерное наблюдение, проводится санпросветработа, повышающая информированность пациентов о данном заболевании и увеличивающая мотивацию к лечению и реабилитации.

Лечение включает в себя симптоматическую фармакотерапию, физическую реабилитацию и ЛФК, физиотерапию.

Прогноз и профилактика

Прогноз последствий перенесенной новой коронавирусной инфекции на сегодняшний день малоизучен. У большинства пациентов отмечается исчезновение симптомов в течение полугода, однако, в отдельных случаях, могут развиться длительные нарушения, что в медицинском сообществе определяется как пост-ковидный синдром. Пациентам на протяжении 6-9 месяцев следует избегать чрезмерных физических нагрузок, стрессов, переутомлений.

Прием и лечение пациентов в Клинике

В Клинике проводится предварительная запись пациентов с постковидным синдромом на консультацию к специалистам Центра по телефонам 8 (812) 676 25 25 или 8 (800) 250 30 32. Консультация платная, осуществляется врачами центра и проводится для отбора пациентов на последующую медицинскую реабилитацию.

Клиника на соответствие требованиям стандарта ГОСТ Р ИСО 9001-2015 применительно ко всем видам оказываемых клиникой услуг каждый год проходит процедуру подтверждения соответствия системы менеджмента качества. Наличие такого добровольного сертификата во многих странах является знаком качества оказываемых услуг для потребителя, дополнительной гарантией надежности и профессиональной компетентности не только на национальном, но и на международном уровне.

Тонзиллит у детей — симптомы, причины возникновения, способы профилактики

Тонзиллит — заболевание, которое характеризуется воспалением одной или нескольких миндалин, чаще небных, вызванным бактериальной или вирусной инфекцией. Он является одним из самых распространенных инфекционных заболеваний верхних дыхательных путей.

Причины

  • Осложнение после ангины.
  • Постоянное инфицирование из кариозных зубов.
  • Хроническое воспаление в области носа и его придаточных пазух, глотки.
  • Стрептококки, стафилококки, реже — другие возбудители (вирусы, хламидии и т.д.).

Симптомы

  • Неприятный запах изо рта, ощущение дискомфорта в горле при глотании.
  • Отклонения со стороны нервной системы (плаксивость, раздражительность, нарушение сна, снижение успеваемости).
  • Головная боль, головокружения.
  • Субфебрилитет (температура тела 37–37,5°С).
  • Осложнение в виде отита, у старших детей может возникнуть синусит.

Хронический тонзиллит опасен своими осложнениями:

  • Гнойное воспаление тканей ротоглотки.
  • Воспаление легких.
  • Воспаление среднего уха, снижение слуха.
  • Обострение аллергических заболеваний.
  • Заболевание почек.

Постановке диагноза хронического тонзиллита предшествует сбор анамнеза, осмотр ребенка педиатром и детским отоларингологом, инструментальное и лабораторное обследование.

На этапе лабораторного обследования выполняется клинический забор крови и мочи, бакпосев материала из зева на флору, определение С-реактивного белка и АСЛ-О.

При декомпенсированной форме хронического тонзиллита дети должны быть проконсультированы детским ревматологом, детским кардиологом, детским нефрологом.

Для исключения других очагов инфекции в полости рта необходим осмотр ребенка детским стоматологом.

Из дополнительных исследований может потребоваться проведение ЭКГ, ЭхоКГ, УЗИ почек, рентгенографии придаточных пазух носа, посева крови на стерильность, туберкулиновых проб.

Профилактика

  • Гигиена полости рта, носа.
  • Увлажнение воздуха, в детском саду.
  • Правильное и сбалансированное питание.
  • Закаливание организма (воздушные ванны, обтирание и обливание водой, систематическое полоскание горла водой комнатной температуры).Правильное, адекватное лечение острого тонзиллита.
  • Проведение профилактического курса местной санации миндалин, который обязательно нужно делать через 10-14 дней после острого тонзиллита.

Подробнее о детской оториноларингологии в клинике «ЮгМед»

Инфекции и сердце

Тябут Тамара Дмитриевна, профессор кафедры кардиологии и ревматологии Бел МАПО, доктор медицинских наук 

Год здоровья. Прочитай и передай другому

Среди многообразной патологии сердца немалую долю занимают заболевания, возникающие вследствие негативного воздействия инфекционных агентов на сердце.
Инфекционные агенты — это огромное количество микроорганизмов, встречающихся в окружающем человека мире. К ним относятся бактерии, спирохеты, риккетсии, простейшие, патогенные грибы, вирусы. Если в прошлом веке виновниками поражения сердца были преимущественно бактерии,  то в последние годы увеличивается значимость вирусных инфекций.
Инфекционные агенты могут оказывать прямое повреждающее действие на сердечную мышцу — миокард, или вызывать определенные  негативные изменения со стороны иммунной системы, что приводит к нарушению ее функций.
Иммунная система — совокупность клеток, органов и тканей, осуществляющих иммунные реакции, основной смысл которых сводится к защите человеческого организма от негативного воздействия факторов окружающей среды.  Защита осуществляется путем распознавания  чужеродных клеток или веществ, попавших в организм человека,   их обезвреживании или удалении из организма.
Функции иммунной системы регулируются нервной и эндокринной системами. Многообразие мощных стрессорных воздействий, сопровождающих жизнь современного человека,  приводит к нарушению функций иммунной системы, а, следовательно,  ослабляет его защиту от воздействия инфекционных агентов. Поэтому достаточно часто инфекционные поражения сердца возникают на фоне чрезмерных нагрузок, психических травм, негативных событий в жизни человека (конфликт на работе или в семье, болезнь близких людей, потеря работы, развод, смерть близкого человека и т.д.).
Защита организма от инфекций  — бактериальной, вирусной, грибковой или паразитарной — осуществляется двумя системами иммунитета: врожденного, определенного генетическими факторами, передающимися от родителей, и  приобретенного, формирующегося в процессе жизни человека.  
Выделяют естественный и искусственный иммунитет.  Естественный   иммунитет  формируется вследствие   передачи от матери к плоду через плаценту или с молоком готовых защитных факторов,   а также в результате контакта с возбудителем (после перенесенного заболевания или после скрытого контакта без появлений симптомов болезни). Профилактика инфекционных поражений начинается с зачатия ребенка и продолжается после его рождения —  здоровая мать и грудное вскармливание — лучшие методы профилактики на этом этапе жизни человека.
После рождения ребенка в защиту включается и искусственный иммунитет, формирующийся при проведении профилактических прививок.  Соблюдение календаря прививок — основа профилактики на последующих этапах жизни человека.  В настоящее время прививки осуществляются против наиболее распространенных и тяжелых инфекций, но существует огромное количество других микроорганизмов, оказывающих повреждающее действие на организм человека в целом и  сердце, в частности.
Наступила зима, а с ее приходом увеличивается количество болезней простудного характера.  К наиболее  распространенным простудным заболеваниям относятся острый тонзиллит (ангина),  обострения хронического тонзиллита, фарингиты.  
Тонзиллит — это воспаление глоточных миндалин, которые относятся к вторичным органам иммунной системы. Причиной возникновения как острого, так и хронического тонзиллита являются патогенные микроорганизмы (бактерии вирусы и грибки), которые, проникая в ткань миндалины, вызывают воспалительный процесс и могут  оказать  общее негативное воздействие  на организм в виде интоксикации.
Острый и хронический процессы в миндалинах протекают по-разному. Проявлениями ангины бывают сильные боли в горле при глотании, увеличение подчелюстных и шейных лимфатических узлов,  повышение  температуры до 39-40 градусов, головные и  мышечные боли, общая  слабость,  связанные с интоксикацией.  Эти симптомы требуют обязательного,  раннего обращения к врачу.    Хронический тонзиллит и его обострения могут проявляться незначительным повышением температуры, особенно в вечерние часы, першением или небольшими болями в горле,  сочетающимися  с повышенной утомляемостью, утренней слабостью, беспокойным сном, нарушением аппетита, что в итоге снижает трудоспособность человека. Такое состояние  называют  тонзиллогенной интоксикацией. Очень часто пациент, побывав на приеме у многих специалистов, так и уходит от них без ответа на вопрос: «Почему у него повышенная температура?».  А все дело только в хроническом воспалении миндалин, при лечении которого указанные симптомы исчезают. Многие люди переносят  обострения  тонзиллита «на ногах»,    не придают значения его симптомам. А в последующем расплачиваются за это развитием осложнений. Для возникновения  тонзиллита есть несколько причин — особенности строения   миндалин,  нарушение иммунитета, неблагоприятные факторы внешней среды — переохлаждение, вирусные простудные заболевания.     Среди факторов,  вызывающие обострение тонзиллита,  выделяют   социальные -некачественное питание, неблагоприятная экологическая обстановка,  максимальная  занятость на рабочем месте, стрессы, условия труда, быта, курение,  и медицинские —  заболевания    ЛОР-органов патология околоносовых пазух,  индивидуальные особенности строения ЛОР-органов (искривление носовой перегородки, увеличение носовых раковин, заболевания носоглотки (аденоиды, полипы), частые респираторные заболевания, а также кариес зубов. Хроническому воспалению в небных миндалинах могут способствовать   иммунодефицитные состояния, другие заболевания внутренних органов, сопутствующая эндокринная патология.
При хроническом тонзиллите в миндалинах можно обнаружить до нескольких десятков (обычно около 30) видов микроорганизмов — грибов и бактерий, но основной причиной заболевания является стрептококк.

 

 

Тонзиллит, вызванный бета-гемолитическим стрептококком.


При наличии хронического тонзиллита  в лакунах скапливается большое количество гноя, состоящего из погибших микробов, белых кровяных телец — лейкоцитов, других клеток (гнойно-казеозные пробки). В гнойном содержимом лакун   размножаются болезнетворные микробы.   Продукты жизнедеятельности микробов из миндалин попадают в кровь и  приводят к развитию тонзиллогенной интоксикация, проявляющейся    утомляемостью, болями  в мышцах и суставах, головными  болями, снижением настроения, субфебрилитетом. Миндалины превращаются в хранилище инфекционных агентов, откуда они могут распространяться по организму и быть причиной воспалительных процессов.    Частые болезни еще более ослабляют иммунитет, что приводит к дальнейшему развитию тонзиллита. Так формируется порочный круг заболевания. 
Хронический тонзиллит   опасен   осложнениями, связанными с распространением инфекции по организму. К ним относятся  паратонзиллярные абсцессы, ·поражение сердца (тонзилогенная миокардиодистрофия, острая ревматическая лихорадка), сосудов,    почек.
Тонзиллогенная миокардиодистрофия  относится к часто развивающимся, но  гораздо реже диагностируемым поражениям сердечной мышцы при хроническим тонзиллите.  Она вызывается токсинами бактерий, находящихся в миндалинах, и продуктами   местного воспаления и распада тканей. 
Клинические признаки  тонзиллогенной дистрофии миокарда обусловлены нарушением деятельности вегетативной нервной системы (вегетативной дисфункцией)  и нарушением различных видов обмена в сердечной мышце (электролитного, белкового), следствием которых является нарушение образования энергии в сердечной мышце.      На ранних этапах развития тонзилогенная миокардиодистрофия  проявляется высокой частотой сердечных сокращений — тахикардией,   перебоями в работе сердца — экстрасистолией, одышкой при интенсивных физических нагрузках, нарушением общего самочувствия больных. При поздней диагностике появляются признаки сердечной недостаточности, уменьшается объем нагрузки, вызывающей одышку, появляются более тяжелые нарушения ритма и проводимости. При своевременной диагностике и лечении внесердечного фактора — хронического тонзиллита, вызвавшего перечисленные изменения в сердечной мышце, они обратимы и  постепенно   структура и функции сердечной мышцы
восстанавливаются.             
Наибольшую опасность для прогноза и качества жизни пациентов представляет поражение сердца при острой ревматической лихорадке.
Острая ревматическая лихорадка (ОРЛ) — постинфекционное осложнение тонзиллита (ангины) или фарингита, вызванных бета — гемолитическим стрептококком группы А, в виде системного воспалительного заболевания соединительной ткани с преимущественной локализацией патологического процесса  в сердечно-сосудистой системе (кардит), суставах (мигрирующий полиартрит), мозге (хорея) и коже (кольцевидная эритема, ревматические узелки), развивающегося у предрасположенных лиц, главным образом молодого возраста (7-15 лет).  В Российской Федерации и в РБ заболеваемость ревматической лихорадкой  составляет от 0,2 до 0,6 случаев на 1000 детского населения. Первичная заболеваемость ОРЛ в России в начале ХХI века составила  0,027 случая на 1000 населения. Частота впервые выявленной хронической ревматической болезни сердца (ХРБС), которая включает пороки сердца и специфические изменения клапанов (краевой фиброз), выявляемые при ультразвуковом исследовании сердца    — 0,097случаев  на 1000 населения, в том числе ревматических пороков сердца   — 0,076 случаев на  1000  взрослого населения.   Имеющиеся статистические различия между частотой первичной заболеваемости острой ревматической лихорадкой и хронической ревматической болезнью сердца свидетельствует о наличии большого количества не диагностированных острых форм  болезни.
Временной интервал между перенесенным острым стрептококковым тонзиллитом, фарингитом, обострением хронического тонзиллита и  возникновением  проявлений острой ревматической лихорадки составляет   3-4 недели. При острой ревматической лихорадке могут поражаться все структуры сердца — эндокард,  миокард, перикард. Поражение миокарда (мышцы сердца) встречается всегда. Проявлениями поражения сердца   могут быть сердцебиение, одышка, связанная с физической нагрузкой или в покое, боли в области сердца ноющего характера, которые в отличие о стенокардии не имеют четкой связи с физической нагрузкой и могут сохраняться длительный период времени, сердцебиение, перебои в работе сердца, приступообразные нарушения ритма — мерцательная аритмия, трепетание предсердий.  Обычно поражение сердца сочетается с суставным синдромом по типу артралгий — болей  в крупных суставах (коленных, плечевых, голеностопных, локтевых) или артрита (воспаления) этих же суставов. Для воспаления суставов характерны боль, изменения формы сустава, вызванные отеком, покраснение кожи в области пораженного сустава, местное повышение температуры и нарушение функции сустава в виде ограничения объема движений. Мелкие суставы поражаются гораздо реже.   Воспалительный процесс в суставах носит мигрирующий характер и быстро проходит на фоне правильного лечения. Поражение сердца и суставов обычно сопровождается повышением температуры тела, слабостью потливостью, нарушением трудоспособности. У части пациентов встречаются поражения нервной системы, кожные сыпи по типу кольцевидной эритемы и подкожные ревматические узелки.
Для постановки диагноза острой ревматической лихорадки существуют диагностические критерии, которые включают клинические, лабораторные и инструментальные данные, а также информацию о перенесенной инфекции, вызванной бета-гемолитическим стрептококком группы А, его ревматогенными штаммами. Своевременно поставленный диагноз позволяет добиться выздоровления больного при проведении терапии антибиотиками, глюкокортикоидными гормонами, нестероидным противовоспалительными  препаратами. Однако, при поздно начатом лечении, несоблюдении пациентами  двигательного  режима, наличии генетической предрасположенности, не санированной очаговой инфекции (декомпенсированный тонзиллит, кариес)  исходом острой ревматической лихорадки может быть хроническая ревматическая болезнь сердца с пороком сердца или без него. Порок сердца возникает как исход воспалительного поражения клапанов сердца. Наличие порока сердца ревматической этиологии требует отнесения пациента к группе высокого риска развития инфекционного эндокардита, наиболее тяжелой формы поражения сердца, связанного с инфекционными агентами.
Острая ревматическая лихорадка относится к заболевания, при которых профилактика имеет важное значение для снижения как первичной заболеваемости, так и повторных эпизодов болезни (повторная острая ревматическая лихорадка).
Первичная профилактика  имеет своей целью снижение первичной заболеваемости и включает комплекс медико-санитарных и гигиенических  мероприятий, а так же адекватное лечение инфекций, вызванных бета-гемолитическим стрептококком группы А. Первое направление включает мероприятия по закаливанию,  знакомство с гигиеническими навыками, санацию хронических очагов инфекции, в первую очередь — хронического тонзиллита и кариеса.    Миндалины тщательно санируют повторными полосканиями и промываниями растворами антибактериальных средств, вакуум-аспирацией патологического содержимого лакун. Если это  не дает желаемого результата обсуждается вопрос хирургического лечения — удаления миндалин. В каждом конкретном случае выбор тактики лечения определяет врач отоларинголог и терапевт,  кардиолог или ревматолог.    
Адекватное лечение ангины и фарингита направлено на подавление роста и размножения стрептококка в организме при развитии стрептококкового фарингита, ангины, тонзиллита. Основу  лечения  составляет антибиотикотерапия в сочетании с противовоспалительными средствами, которые должны проводиться не менее 10 дней с обязательным контролем общего анализа крови, мочи, а по показаниям биохимического анализа крови при возникновении признаков болезни, при окончании лечения и через месяц от появления первых признаков болезни. Лабораторное исследование, проведенное в эти сроки,  позволяет правильно поставить диагноз, определить эффективность лечения,  и что самое главное,  не пропустить начало развития осложнения в виде острой ревматической лихорадки.
Вторичная профилактика имеет своей целью предупреждение развития повторной острой ревматической лихорадки и прогрессирования заболевания у лиц, перенесших ОРЛ. Она проводится у пациентов, не имеющих аллергии к препаратам пенициллинового ряда. Лекарственным средством,  используемым для профилактики у взрослых является бензатинбензилпенициллин (экстенциллин, ретарпен) в дозе 2 400 000 ЕД 1 раз в 3 недели внутримышечно. Профилактические режимы зависят от возраста пациента и исхода  острой ревматической лихорадки. В соответствии с рекомендациями Ассоциации ревматологов России вторичная профилактика включает следующие режимы:

  • Для больных, перенесших ОРЛ без кардита (артрит, хорея) — не менее 5 лет после атаки или до 18 лет (по принципу «что дольше»).
  • Для больных, с излеченным кардитом без порока сердца — не менее 10 лет после атаки или до 25 лет (по принципу «что дольше»).
  • Для больных, со сформированным пороком сердца (в том числе оперированным) — пожизненно.

Наиболее тяжелым и прогностически неблагоприятным заболеванием сердца, связанным с инфекцией считается  инфекционный эндокардит — заболевание, характеризующееся развитием воспалительного процесса на клапанном или пристеночном эндокарде, включающее  поражение крупных внутригрудных сосудов, отходящих от сердца,  возникающее вследствие воздействия микробной инфекции. Наиболее часто это различные бактерии-  стрептококки, стафилококки, энтерококки, кишечная палочка, синегнойная палочка и многие другие. Описано 119 различных возбудителей, приводящих к развитию заболевания.

 

    Аортальный клапан

    Митральный клапан


Так выглядят клапаны сердца при развитии инфекционного эндокардита.
Наложения из микробов, клеток крови нарушают их функцию,
разрушают клапан и зачастую требуют экстренного хирургического лечения.


Распространенность инфекционного  эндокардита  в начале 21 века составляла  2- 4 случая на 100 000 населения в год. Отмечается повсеместный рост заболеваемости, наиболее выраженный в старших возрастных группах и составляющий 14, 5 случая на 100 000 населения в возрасте 70-80 лет. Диагностика заболевания сложна. При первом обращении к врачу диагноз ставится только у 19 — 34,2% больных. Средний срок от первичного обращения до постановки диагноза составляет не менее 1,5 — 2 месяцев.

Выделяют группу  больных  с высоким  риском развития инфекционного эндокардита, в которую входят:

  • пациенты с ранее перенесенным инфекционным эндокардитом,
  • пациенты с протезированными клапанами сердца,
  • пациенты с синими врожденными пороками,
  • пациенты после хирургических операций на аорте, легочных сосудах
  • пациенты с приобретенными пороками сердца, в первую очередь ревматической этиологии (ХРБС).

Кроме этого выделена группа умеренного (промежуточного)  риска, объединяющая пациентов со следующими заболеваниями:

  • Пролапс митрального клапана, обусловленный миксоматозной дегенерацией или другими причинами с регургитацией 2-3 степени или пролапсы нескольких клапанов
  • Нецианотичные врожденные пороки сердца (исключая вторичный ДМПП)
  • Бикуспидальный (двухстворчатый)аортальный клапан
  • Гипертрофическая кардиомиопатия (идиопатический гипертрофический субаортальный стеноз).

Установлено,  что для развития инфекционного эндокардита необходимо попадание возбудителя в кровь. Наиболее частой причиной этого могут быть стоматологические манипуляции, сопровождающиеся повреждением десны и кровоточивостью. При наличии кариеса или заболеваний десен,  бактериемия (наличие возбудителя в крови)  может возникать достаточно часто.

 

Вид манипуляции

Частота бактериемии

Эк­стракция зубов

61-85%,

Профилактическое лечение зубов

0-28%,

Чистка зубов

0-26%,

 

В зависимости от исходного состояния сердца и эндокарда  заболевание может протекать в двух вариантах. Первичный ИЭ (30% случаев) возникает на непораженном   эндокарде  под воздействием тяжелых инфекций (стафилококки, грамотрицательные микроорганизмы, грибы).
Вторичный ИЭ (70% случаев) разви­вается на клапанах или эндокарде,  измененных вследствие  врож­денных или приобретенных пороков сердца.  
Диагностика инфекционного эндокардита затруднена в связи с тем, что на ранних этапах отсутствуют какие-либо специфические признаки заболевания. К неспецифическим можно отнести лихорадку, общее недомогание, потерю веса, снижение трудоспособности. Признаки поражения сердца формируются на 3-4 неделе болезни. До этого заболевание может маскироваться под болезни почек, легких, инсульты, тромбоэмболии в различные внутренние органы, утяжеление хронической сердечной недостаточности.  
Профилактика инфекционного эндркардита может привести к снижению заболеваемости. По данным исследователей из Франции на  1500 пациентов,  получивших антибиотикопрофилактику предотвращается от 60 до 120 случаев инфекционного эндокардита. Экономические затраты на профилактику инфекционного эндокардита значительно меньше, чем на его лечение

К манипуляциям, которые могут вызвать бактериемию и при которых следует проводить антибиотикопрофилактику отнесны:

  • Бронхоскопия.
  • Цистоскопия во время инфекции мочевых путей.
  • Биопсия мочевыводящих органов или предстательной железы.
  • Стоматологические процедуры с риском повреждения десны или слизистых.
  • Тонзилэктомия, аденоидэктомия.
  • Расширение пищевода или склеротерапия варикозных вен пищевода.
  • Вмешательства при обструкции желчевыводящих путей.
  • Трансуретральная резекция предстательной железы.
  • Инструментальное расширение уретры.
  • Литотрипсия (дробление камней).
  • Гинекологические вмешательства в присутствии инфекции.

Активными участниками организации и проведения профилактики инфекционного эндокардита должны быть не только врачи, и сами пациенты. Ни один самый грамотный и знающий врач не сможет осуществить программу профилактики без желания и  понимания значимости профилактики со стороны самого пациента.

 

 

«Если кто-то ищет здоровье,  спроси его вначале,
готов ли он в дальнейшем расстаться со всеми причинами своей болезни, —
только тогда ты сможешь ему помочь». Сократ


В этом смысл профилактики как немедикаментозной, в основе которой лежит коррекция многих поведенческих факторов риска, так и медикаментозной.
Зная когда проводить профилактику,  следует познать и как ее проводить.  Выбор  способа  профилактики  базируется на 3  принципах. Принцип первый — определить к какой группе Вы относитесь — высокого или промежуточного риска. Принцип второй — оценить переносимость антибактериальных препаратов — регистрировались когда-либо любые аллергические реакции на препараты пенициллинового ряда (пенициллин, бициллин, ампициллин, амоксициллин, оксациллин, и другие).Принцип третий — перед какой процедурой проводится профилактическое введение антибактериального препарата.

При проведении зубоврачебных процедур или диагностических и лечебных манипуляций на дыхательных путях, пищеводе рекомендуются  следующие профилак­тические режимы:

Для пациентов всех групп без аллергии к препаратам пенициллинового ряда:

  • Амоксициллин в дозе 2,0 грамма через рот внутрь за 1 час до  процедуры.
  • В случае проблем с приемом через рот ампициллин или амоксициллин в дозе 2 грамма внутривенно за 30-60 минут до процедуры.

Для пациентов с аллергией к препаратам пенициллинового ряда:

  • Клиндамицин 600 мг   или

  • Азитромицин 500 мг  или

  • Кларитромицин 500 мг  внутрь  за 1 час до процедуры

При проведении  манипуляций на  органах моче-полового и желудочно-кишечного тракта   применяются следующие профилактические режимы:

  • Для лиц, не имеющих аллергии к препаратам пенициллинового ряда: Группа высокого риска — ампициллин или амоксициллин в дозе 2 г внутривенно и гентамицин из расчета 1,5 мг/кг массы тела внутривенно за 30-60 минут до процедуры. Через 6 ч внутрь принимается ампициллин или амоксициллин в дозе 1 грамм.

Группа промежуточного риска —   Ампициллин (амоксициллин) 2,0  г внутривенно     за 30-60 минут  до процедуры или амоксициллин 2,0 г  внутрь  через рот за 1 час до процедуры

Группа высокого риска  — ванкомицин 1, 0 грамм внутривенно за 1 час  до процедуры   в сочета­нии с внутривенным  или внутримышечным  введением ген­тамицина из расчета 1,5 мг/кг массы тела.

Группа промежуточного риска —  ванкомицин 1,0 грамм внутривенно за 1 час  до процедуры   

Представленные профилактические программы для  пациентов с острой ревматической лихорадкой и инфекционным эндокардитом не являются рецептом для  покупки и направлением для введения препарата. Все профилактические режимы должны быть обсуждены с лечащим врачом — терапевтом, кардиологом, ревматологом. Но без знаний самого пациента, его информированности о сути и значимости первичной и вторичной профилактики любого заболевания, в том числе и инфекционных поражений сердца   для сохранения высокого качества его жизни осуществить   профилактические мероприятия  невозможно.  А ведь именно профилактика,  как самого заболевания, так и его осложнений играет наиболее значимую роль. Любую болезнь легче предупредить, чем ее лечить.
Значимость взаимодействия врача и пациента  признавалась древними целителями. Гиппократ писал: «Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай быстротечен, опыт ненадежен, суждение трудно. Поэтому не только сам врач должен быть готов совершить все, что от него требуется, но и больной, и окружающие, и все внешние обстоятельства должны способствовать врачу в его деятельности.
А китайский врачеватель Лао-Цзюнь пишет о профилактике:
«Если желаешь спастись от катастрофы или разрешить проблему, то лучше всего заранее предотвращать их появление в своей жизни. И тогда не будет трудностей.
Для того чтобы излечить недуг, избавиться от болезни, лучше всего быть готовым к ним загодя. Тогда будет счастливый исход. В настоящее время люди не обращают внимание на это и не стараются предотвращать, а направляют силы на то, чтобы спасаться. Не стараются готовиться загодя, а пытаются излечиться с помощью лекарств. Потому есть такие государи, которые не способны охранить жертвенный алтарь государственной власти. Есть и такие организмы, которые не способны сохранить себя в целости в течение долгой жизни.
Таким образом,  человек мудрости добивается счастья, когда нет еще и предзнаменований. Он избавляется от беды, когда она еще не появилась. Ведь катастрофа рождается из мелочей, а болезнь возникает из тончайших отклонений. Люди считают, что маленькое добро не приносит пользы, и потому не желают делать добро. Им кажется, что от маленького зла не будет ущерба, и потому они не стремятся исправиться. Если не накапливать добро мало-помалу, тогда не получится великой Потенции. Если не воздерживаться от зла в малом, тогда свершится большое преступление. Поэтому выберем самое важное, чтобы показать, как оно рождается.»

Как понять, что не хватает железа. Тест от краснодарского диетолога


В организме взрослого человека содержится от 2-5 граммов железа, у новорождённых 340-400 мг. Не смотря на не большое количество, по своей значимости, железо является уникальным микроэлементом. Входя в состав крови, железо участвует в переносе кислорода от легких ко всем тканям, органам и системам нашего организма.

«При кислородном голодании клетки начинают умирать. Любое нарушение обменных процессов идёт на фоне гипоксии. Токсикозы беременности – это дефицит железа. Можно и без анализов понять, что у человека ЖДА — железодефицитная анемия», — рассказала интернет-порталу «Россия.Кубань», врач диетолог, нутрицолог, Александра Сурмина.

По словам специалиста, этот список поможет определить, хватает ли организму железа. Врач советует посчитать, сколько наблюдает симптомов.
1.Слабость, повышенная утомляемость.
2. Раздражительность, эмоциональная лабильность.
3. Недостаточность концентрации внимания.
4. Снижение трудоспособности, снижение переносимости физических нагрузок. 5. Дневная сонливость.
6. Головные боли по утрам.
7. Пониженный аппетит.
8. Отвращение или нездоровый аппетит к некоторым продуктам питания (мясо, шоколад, лёд, сладкое) и непищевым веществам (глина, шерсть).
9. Тяжесть/боли в пояснице в конце рабочего дня.
10. Непроизвольное желание шевелить/двигать ногами перед засыпанием.
11. Предрасположенность к инфекциям (герпес, ОРВИ, фурункулы…).
12. Обильные менструации.
13. Низкое давление, склонность к обморокам в душном помещении.
14. Одышка и сердцебиение при обычных физических нагрузках.
15. Зябкость рук и ног, немотивированный субфебрилитет.
16. Сухость кожи, сухие локти, стопы.
17. Кожный зуд.
18. Ломкость, исчерченность ногтей.
19. Стоматит, заеды, кариес.
20. Голубоватый оттенок склер.
21. Трудности при проглатывание твёрдой пищи, таблеток, капсул.
22. Снижение мышечного тонуса, силы мышц.
23. Императивные позывы к мочеиспусканию, недержание мочи при смехе, чихании, ночные позывы к мочеиспусканию.
24. Неустойчивый стул, запоры, снижение желудочной секреции, атрофический гастрит.

По словам специалиста, если у человека отмечается от 0-5 пунктов из списка, симптомы слабовыраженные, возможно, есть признаки других дефицитов.


«Начальная стадия наблюдается у людей, которые наблюдают у себя от 5-10 симптомов. ЖДА в 100% случае, есть у тех, кто заметил у себя от 15 пунктов из списка», — уверенна врач.

Лечение дисбактериоза в ТН-Клинике|Запись на прием к гастроэнтерологу в Москве

Дисбактериоз — нарушение микробной флоры. Обычно микробная флора нарушается в кишечнике (чаще всего это бывает толстый кишечник) или в области гениталий (микробная флора влагалища). При дисбактериозе происходит снижение количества полезных микробов, а вот те бактерии и грибки, которые способны нарушить здоровье человека, начинают бурно размножаться. В определенный момент, когда изменения микрофлоры становятся существенными, у человека появляются определенные симптомы.

Причины дисбактериоза

Обычно под дисбактериозом понимают именно кишечное расстройство, причем дисбактериоз не считается диагнозом или заболеванием. Часто нарушения микрофлоры развиваются при наличии каких-либо заболеваний пищеварительной системы (например, хронического гастрита), серьезных погрешностей в питании или вследствие приема медикаментов. Стоит отметить, что уже с рождения кишечник заселяется полезной и условно-патогенной микрофлорой, которые находятся в состоянии динамического равновесия (эубиоза). Масса микробов, которые постоянно живут в кишечнике, может составлять 1-2 кг, поэтому если бактериальный состав существенно меняется, это не может пройти незамеченным.

Что может привести к дисбактериозу:

  • заболевания желудка и кишечника, при которых пища недостаточно переваривается и поступает в толстую кишку в полурасщепленном виде. Могут способствовать запоры, поносы, холецистит, панкреатит, спазмы кишки при стрессах, вегетососудистой дистонии, операциях на органах брюшной полости;
  • жесткие диеты, дефицит в питании кисломолочных продуктов, потребление большого количества пищевой химии, наличие паразитов кишечника, инфекционных заболеваний – сальмонеллеза, дизентерии, лямблиоза;
  • длительный прием антибиотиков – подразумеваются мощные, системные антибиотики, два-три препарата и сроки не менее двух-трех недель. В остальных случаях стандартные курсы широко применяемых антибиотиков существенных нарушений микрофлоры не вызывают, либо расстройства проходят самостоятельно и быстро. При длительном лечении кишечник стерилизуется, в нем могут выжить только наиболее устойчивые микробы, с которыми самостоятельно нормальная микрофлора не справится, и возникнут неприятные проявления;
  • нарушения пищеварения из-за недостаточного количества каких-либо ферментов, участвующих в процессе пищеварения — еще одна причина нарушения микробной флоры кишечника. Неправильное пищеварение создает условия для гибели полезной микрофлоры и роста вредных бактерий и грибков в кишечнике.
  • онкологические заболевания крови при лучевой, химиотерапии, ВИЧ формируются самые тяжелые расстройства микробного сообщества в кишечнике. При таком состоянии иммунная система не может сдерживать даже условно-патогенную флору, которая начинает активно размножаться.

Симптомы дисбактериоза

Проявления дисбактериоза разнообразны, у каждого человека они могут выражаться своим набором симптомов. Это могут быть проявления как со стороны пищеварения, так и со стороны других органов и систем.

К пищеварительным симптомам могут относиться:

  • отрыжки, неприятный привкус во рту, обложенный налетом язык,
  • изжога,
  • тошнота с рвотой или без нее,
  • вздутие живота и метеоризм, отхождение зловонных газов,
  • боли и спазмы в животе,
  • поносы, разжиженный стул,
  • запоры, задержки стула до нескольких дней.

Из симптомов со стороны других органов и систем могут быть:

  • развитие аллергических реакций на вполне привычные продукты,
  • постоянный субфебрилитет (температура до 37.3-37.5°С),
  • раздражительность, вялость, отсутствие аппетита, головные боли,
  • сухость кожи, прыщи, неприятный запах тела, потливость, бледность.

Зачастую симптомы дисбактериоза могут быть схожими с проявлениями паразитозов. Нарушения пищеварения с болями, вздутием живота и тошнотой, нарушениями стула и нервными расстройствами могут давать острицы, аскариды и другие паразиты. Такие симптомы ошибочно могут быть приняты за дисбактериоз, хотя лечение в этих случаях требуется специфическое. Поэтому, для того, чтобы исключить наличие паразитов и точно поставить диагноз проводится анализ кала на паразитов или крови на антитела к ним.

Лечение дисбактериоза в ТН-Клинике

Обратившись за помощью в ТН-Клинику, Вы можете быть уверены, что проблема дисбактериоза будет решена качественно и результативно. Чтобы провести полноценное лечение дисбактериоза и восстановить состав нормальной микрофлоры кишечника, проводят ряд необходимых следований, подтверждающих наличие проблемы.

Для установления дисбактериоза используются два вида исследований:

  • Бактериологическое, с определением количества основных 14-25 видов микробов кишечника. Этот анализ делается длительно и не всегда отражает истинное положение дел в кишечнике, так как на него влияют техник сбора, хранение и доставка образца в лабораторию.
  • Выявление определенных метаболитов микробной флоры (веществ, которые выделяют микробы в процессе своей жизни). Этот метод быстрый, простой и достаточно точно определяет проблемы кишечника.

Стоит помнить, что состав микробной флоры у каждого человека различен и уникален, он зависит от возраста, типа питания, состояния здоровья и многого другого. Поэтому диагноз устанавливают не только на основе анализов, но и многих других данных, дополнительных обследований. Это необходимо для выработки комплексного лечения этого состояния. Врач-гастроэнтеролог назначит необходимо лечение патологии, которая привела к нарушению флоры (гастрита, кишечной инфекции и тд). Очень важно участие в процессе лечения и врача-диетолога. Коррекция микрофлоры при помощи специальной диеты, которую разрабатывает диетолог с учетом индивидуальных особенностей, осуществляется в несколько этапов.

  1. Правильное питание, содержащее полезные для роста нормальной микрофлоры продукты, способствует постепенной нормализации микрофлоры.
  2. Затем при помощи специальных лекарственных средств (для приема внутрь) кишечник дополнительно заселяется полезными бактериями.
  3. В дальнейшем при помощи специальной диеты и препаратов поддерживается микробное равновесие и местный иммунитет кишечника.

На всех этапах коррекции дисбактериоза врач (терапевт, гастроэнтеролог, диетолог) назначает различные лекарственные препараты, которые принимаются по определенной схеме. Таким образом восстанавливается здоровье кишечника.


На Ваши вопросы отвечают

К чему может привести дисбактериоз?

Ответ

Роль кишечной микрофлоры очень велика. Бактерии полезны для человека. Дисбактериоз это нарушение баланса кишечной микрофлоры, а всякое нарушение может привести к разнообразным последствиям. Например к авитоминозу, поскольку некоторые витамину группы В не усваиваются человеческим организмом без помощи бактерий. Мы их усваиваем, благодаря микробам. Так что дисбактериоз может привести к авитоминозу, нарушениям в иммунной системе, кожным заболеваниям.

Можно в клинике сдать анализ на дисбактериоз? Какой порядок отбора материала для проведения анализа на дисбактериоз?

Ответ

Да, можно. Необходим свежий анализ в течении двух часов. Если нет возможности сразу привезти в лабораторию, то можно поместить в холодильник.

Остались вопросы

Записаться на прием и получить подробную информацию вы всегда можете у специалистов нашего консультативного отдела по телефонам:

+7(495) 210-02-48+7(495) 799-02-06

Записаться на прием

Это ключевые пост-ковидные симптомы, и вот что с этим делать

  • Примерно 1 из 10 человек страдает по крайней мере одним симптомом от умеренного до тяжелого после того, как вирус покинул тело, и восстановление может занять некоторое время. несколько месяцев.
  • Эти симптомы не ограничиваются людьми с легкими инфекциями или людьми с сопутствующими заболеваниями, а также пожилыми, молодыми и здоровыми, которые также испытывают пост-ковидные симптомы
  • Легкая лихорадка около 99-99.6°F может держаться несколько недель. Никаких лекарств не требуется. Иногда для облегчения состояния можно принять жаропонижающее, например парацетамол.
Потоп, вызванный пандемией, похоже, не прекращается, и тех, кому удалось пройти через основную часть, встречает множество недомоганий даже на другой стороне — некоторые даже длятся месяцы после первоначальной инфекционное заболевание. И эти симптомы не ограничиваются людьми с легкими инфекциями или сопутствующими заболеваниями, а также пожилыми, молодыми и здоровыми, которые также испытывают пост-ковидные симптомы.Фактически, примерно у 1 из 10 человек после того, как вирус покинул организм, наблюдается по крайней мере один симптом средней или тяжелой степени, и восстановление может занять несколько месяцев.

Д-р Випин Вашиштха — бывший руководитель Комитета по иммунизации Индийской академии педиатрии (IAP) и педиатр в больнице и исследовательском центре Мангла в Уттар-Прадеше — выделяет некоторые распространенные симптомы, которые сохраняются даже после выздоровления.

Общие краткосрочные симптомы Общие долговременные симптомы Симптомы, на которые следует обратить внимание и которые требуют медицинского вмешательства Субфебрильная лихорадка и общее недомогание. Боль в мышцах/суставах. Кашель. Нарушение сна с бессонницей. Сердцебиение. Желудочно-кишечные симптомы, такие как диарея, запор и диспепсия. Психологические симптомы Внезапное появление одышки, особенно в покое — Боль в груди — Внезапное начало учащения пульса при ходьбе — Слабость конечностей или половины тела

Легкие симптомы, которые со временем проходят вмешательство:

  • Потеря обоняния (аносмия)
  • Потеря вкуса (агевзия)
  • Одышка (одышка)
  • Жир igue
Все эти симптомы незначительны и обычно не требуют специального лечения и проходят самостоятельно.
Другие общие симптомы, которые могут длиться от нескольких недель до месяцев:
  • Субфебрильная лихорадка и недомогание: умеренная лихорадка около 99-99,6°F может длиться несколько недель. Никаких лекарств не требуется. Иногда для облегчения состояния можно принять жаропонижающее, например парацетамол. Однако, если у пациента возникают приступы озноба, ему следует обратиться к врачу, чтобы исключить любую вторичную инфекцию.
  • Боль в мышцах/суставах: обычно длится 2–4 недели, но в некоторых случаях может сохраняться в течение нескольких месяцев.Хорошая питательная диета наряду с большим количеством жидкости, соков, витаминов и т. д. может помочь.
  • Постковидный кашель: обычно длится 2-3 недели, может продолжаться до 2-3 месяцев. Можно принимать средства от кашля — муколитики, отхаркивающие, бронходилататоры, такие как ингаляторы, среди прочего — в зависимости от типа кашля.
  • Нарушение сна с бессонницей: могут потребоваться занятия йогой, пранаямой, легкие физические упражнения.
  • Сердцебиение (учащенное сердцебиение): Специального лечения не требуется. Избегайте чрезмерных, напряженных тренировок.
  • Желудочно-кишечные симптомы, такие как диарея, запор и диспепсия: может потребоваться симптоматическое лечение, такое как пероральный регидратационный раствор (ОРС), жидкости, мягкая диета, слабительные и т. д.
  • Нарушение концентрации внимания: может пройти самопроизвольно.
  • Нарушение памяти: может помочь правильное питание, легкие физические упражнения и гигиена сна.
  • Головная боль: может быть облегчена жаропонижающими и противовоспалительными средствами.
  • Нейропсихиатрические/психологические симптомы: Редко требуется какое-либо конкретное лекарство.
Красные флажки/предупреждающие знаки:

Следует обратить внимание на следующие знаки, которые представляют опасность. Не следует относиться к ним легкомысленно, и требуется немедленное направление.

  1. Внезапное появление одышки, особенно в состоянии покоя: это может быть признаком легочной эмболии, тяжелого состояния из-за образования тромбов.
Это тяжелое состояние, при котором одна или несколько артерий в легких закупориваются тромбом. Это часто вызвано сгустками крови, которые перемещаются из ног или, реже, из других частей тела (тромбоз глубоких вен или ТГВ).Выздоровевшие пациенты могут испытывать боль в груди при дыхании, головокружение или недостаток кислорода в организме, учащенное сердцебиение или сердцебиение, учащенное дыхание, одышку и сухой кашель.

Другие признаки и симптомы, на которые следует обратить внимание:


  • Лихорадка.
  • Боль в ноге или отек, или и то, и другое, обычно в области голени, вызванное тромбозом глубоких вен.
  • Липкая или обесцвеченная кожа (цианоз).
Необходимо немедленно обратиться к врачу. 2. Боль в груди: может быть признаком сердечного приступа, то есть инфаркта миокарда, опять же из-за образования тромба. Это также наблюдается при легочной эмболии.

Даже выздоровевшие пациенты с COVID-19, у которых ранее не было сердечных заболеваний, испытывают дискомфорт, полноту и сердечные осложнения. Случаи миокардиальных осложнений являются одной из наиболее распространенных проблем, с которыми сталкиваются пациенты после COVID.

3. Внезапное появление тахикардии (учащение пульса) при ходьбе: может быть признаком легочной эмболии

4.Слабость конечностей или одной половины тела: может указывать на церебральный инсульт или тромбоэмболию.

Некоторые другие серьезные осложнения включают следующее:


  1. Фиброз легких: Вирус SARS-COV-2 в основном атакует ваши легкие, что может вызвать рубцевание органов дыхания, что приводит к состоянию, называемому фиброзом. Поскольку вирус, по сути, представляет собой респираторную инфекцию, он может начать «сгущать» части вашей дыхательной системы, что приводит к затруднению дыхания.Учитывая, что органам требуется время для заживления, пациенты испытывают приступы одышки, усталости, низкого насыщения кислородом еще долго после отрицательного результата теста.
  2. Поражение почек: исследования показали, что в тяжелых случаях коронавируса могут быть повреждены почки, последствия которых сохраняются в течение длительного времени. Это также происходит с теми, у кого не было проблем с почками. В некоторых случаях пациентам приходится проходить диализ. В первую очередь это наблюдается у пациентов с ранее существовавшими заболеваниями, такими как диабет и высокое кровяное давление.
  3. Снижение когнитивных функций и туман в мозгу. Туман в мозгу, тревога, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и снижение качества жизни — это другие симптомы, наблюдаемые в тяжелых случаях после выздоровления. Эти проблемы не следует воспринимать легкомысленно, и их необходимо решать, поскольку они могут повлиять на период восстановления. Некоторые пациенты также испытывают потерю памяти, спутанность сознания, забывчивость, уподобляя их признакам, подобным слабоумию.

Субфебрильная температура во время выздоровления от COVID-19: отчет о 3 случаях

World J Clin Cases.2020 26 июня; 8(12): 2655–2661.

Shu-Fan Zhuang

Отделение гастроэнтерологии, Больница-филиал Университета традиционной китайской медицины Цзянси, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай

Jia Hu

Отделение гастроэнтерологии, Больница-филиал Университета традиционной китайской медицины Цзянси , Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай. [email protected]

Nan Qiao

Департамент по делам студентов, Институт экономических администраторов Цзянси, Наньчан 330088, провинция Цзянси, Китай

Zhi-Hui Lan

Отделение респираторных заболеваний, филиал больницы Цзянси Университет традиционной китайской медицины, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай

Джун-Ю Лай

Отделение кардиологии, дочерняя больница Университета традиционной китайской медицины Цзянси, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай

Цзянь-Гуан Ву

Отделение кардиологии, Больница-филиал Университета традиционной китайской медицины Цзянси, Наньчан, 330006, провинция Цзянси, Китай Провинция, Китай

Shu-Fan Zhuang, отделение гастроэнтерологии, The Affiliated Ho больница Цзянсиского университета традиционной китайской медицины, Наньчан, 330006, провинция Цзянси, Китай;

Участие авторов: Чжуан С.Ф. и Ху Дж. проанализировали литературу и подготовили рукопись; Цяо Н набросал все таблицы и рисунки; Hu J, Lan ZH и Lai JY лечили этих пациентов и участвовали в сборе данных; Лечение под руководством Wu JG; Wu XY провел рентгенографический анализ; Все авторы прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи.

При поддержке Специального экстренного проекта по профилактике и лечению COVID-19 с помощью традиционной китайской медицины, № 2020YBBGWL007.

Автор, ответственный за переписку: Цзя Ху, доктор медицинских наук, лечащий врач, академический исследователь, отделение гастроэнтерологии, больница-филиал Цзянсиского университета традиционной китайской медицины, 445 Bayi Avenue, Donghu District, Nanchang 330006, Jiangxi Province, China. [email protected]

Поступила в редакцию 21 марта 2020 г.; Пересмотрено 5 мая 2020 г .; Принято 21 мая 2020 г.

Copyright © Автор(ы), 2020 г. Опубликовано Baishideng Publishing Group Inc. Все права защищены.

Эта статья находится в открытом доступе, она была выбрана штатным редактором и полностью проверена внешними рецензентами. Он распространяется в соответствии с некоммерческой лицензией Creative Commons Attribution (CC BY-NC 4.0), которая позволяет другим распространять, микшировать, адаптировать, использовать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на других условиях при условии, что оригинальная работа правильно цитируется и используется в некоммерческих целях.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Субфебрильная температура в период выздоровления является нетипичным симптомом коронавирусной болезни 2019 (COVID-19). Сообщения о таких случаях редки, а механизм и исход субфебрилитета во время выздоровления от COVID-19 до конца не ясны. Мы сообщаем о 3 случаях субфебрилитета во время выздоровления от COVID-19 и выделяем основные клинические, рентгенологические и лабораторные характеристики, тем самым повышая уровень знаний в области клинического ведения пациентов с COVID-19 во время выздоровления и облегчая индивидуальное принятие решений.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ДЕЛА

Мы описываем 3 пациентов с COVID-19, двух женщин в возрасте 62 и 66 лет и мужчину 55 лет, у которых была субфебрильная температура во время выздоровления от COVID-19. У всех 3 пациентов не было других неприятных ощущений или сопутствующих заболеваний при вялотекучем процессе. Очаги на компьютерной томографии у всех 3 пациентов за этот период разрешились. Два пациента дали отрицательный результат при двух последовательных тестах на коронавирус 2 тяжелого острого респираторного синдрома с интервалом между тестами не менее 24 часов.Температура тела у всех 3 больных нормализовалась через несколько дней без лечения, рецидива лихорадки не наблюдалось.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Расширение знаний о субфебрилитете во время выздоровления от COVID-19 может повысить квалификацию в предоставлении оптимальных медицинских услуг.

Ключевые слова: COVID-19, Выздоровление, Субфебрильная лихорадка, Клинические характеристики, SARS-CoV-2, История болезни

Основной совет: Коронавирусная болезнь 2019 г. знания об этой инфекции во многих отношениях еще недостаточны.Мы представляем 3 случая субфебрилитета во время выздоровления от COVID-19. Эти случаи освещают основные клинические, рентгенографические и лабораторные характеристики COVID-19 и помогают предоставить рекомендации медицинскому персоналу, работающему на переднем крае, с точки зрения клинического ведения и индивидуального принятия решений во время выздоровления.

ВВЕДЕНИЕ

С момента вспышки в декабре 2019 г. коронавирусная болезнь 2019 г. (COVID-19) распространилась по всему миру[1]. Число инфицированных и число погибших заметно увеличились[2].Исследования подтвердили, что COVID-19 вызывается коронавирусом тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2) через передачу от человека к человеку[3]. Хотя были сообщения об эпидемиологических и клинических характеристиках COVID-19[1,4], наши знания об этой инфекции по-прежнему недостаточны во многих отношениях, таких как симптомы, тенденции, прогноз, 90–190 и т. д. 90–191. В частности, если колебания или рецидивы заболевания развиваются во время выздоровления, что относится к выздоровевшим пациентам без лихорадки и респираторных симптомов [5], лечение пациента может быть неэффективным, и пациент может передать вирус другим людям.Таким образом, мы сообщаем о 3 клинических случаях субфебрильной температуры (подмышечная температура 37-38°С) в период реконвалесценции COVID-19 и выделяем основные клинико-рентгенологические и лабораторные характеристики. Мы надеемся, что этот отчет расширит знания о COVID-19 и поможет повысить уровень знаний медицинского персонала, работающего на переднем крае, в отношении клинического ведения и принятия индивидуальных решений во время выздоровления.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ СЛУЧАЯ

Основные жалобы

Пациентка А, 62-летняя женщина, у которой была лихорадка, кашель и анорексия в течение 1 недели. Пациентка В, 66-летняя женщина, лихорадка и кашель в течение 2 недель. d, а пациент C был 55-летним мужчиной с лихорадкой, кашлем и усталостью в течение 4 d.

Анамнез настоящего заболевания

Пациент А: С начала заболевания 1 февраля 2020 г. у больного отмечалась лихорадка с максимальной подмышечной температурой 39,8°С, которая сопровождалась кашлем и анорексией (подробности представлены в таблице). . Считалось, что у пациента распространенная инфекция верхних дыхательных путей, и его лечили антибиотиками и рибавирином. Изоляция и профилактические мероприятия не проводились. Состояние пациента не улучшилось, и 7 февраля COVID-19 был подтвержден положительным тестом мазка из ротоглотки на SARS-CoV-2 в нашем местном Центре контроля заболеваний (CDC).Ее перевели в изолятор и назначили противовирусное лечение арбидолом. Ее температура нормализовалась 10 февраля, но новые очаги на компьютерной томографии (КТ) были обнаружены 13 февраля (рис. ). Антибиотики и арбидол были прекращены 18 и 20 февраля соответственно, и с тех пор никакие препараты не применялись. В период выздоровления у пациента полностью купировались кашель и анорексия, а два последовательных теста на SARS-CoV-2 были отрицательными с интервалом между тестами не менее 24 ч.Тем не менее, у нее развилась субфебрильная температура в течение 3 дней с 23 по 25 февраля без какого-либо другого дискомфорта или сопутствующих заболеваний, и ее КТ-очаги разрешились (рис. ). Температура нормализовалась без лечения.

Таблица 1

Информация о 3 пациентах в разных временных точках

пациента
    0
9 9002 1 Возраст в YR 1 лихорадка 9002 9002 1 Cough 1 Кашель Нет Анорексия Усталость 5 1 INSOMNIA 9002 1 Lym: 0.8-4 × 10 9 / L 1.6 1 SAA: ≤ 10 мг / л 9.1 1 SARS-COV-2 TEXT
пациента
пациента B
пациента C
7
1 , 02-07 NORMOTERMIA, 02-18 , 02-05 Normothermia, 02-14 Низкокачественная лихорадка, 02-23 Начало, 02-03 5 5
4 62 9 66 55
женщина самец 9 мужчина
1 Да
1 NO 5 Да Да Нет Да 9 0022 Да No NO Да
1 ++ + 5 № 5 ++ 5 + 5 + 5 NO 5 ++ 5 + 5 NO
Нет Нет Нет ++ + Нет + +
++ + Нет Нет Нет Нет + Нет Нет
+ + Нет Нет Нет Нет ++ + Нет
Фарингалгия
Нет Нет Нет Да Нет Нет 2 Да 0022 Нет
Одышка
Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет Нет
Понос
Нет Нет Нет ++ + Нет Нет Нет Нет
Запор
Нет Нет Нет Нет Нет Нет + NO NO 5 NO
1 + 1 + 5 + 5 NO 5 NO 5 NO 5 NO 5 + 5 NO 5 NO
WBC: 4-10 × 10 9 /L
3.5 4,8 3,8 2,9 4,0 3,5 3,3 5,8 3,2
RBC: 3,5-5,5 × 10 12 / л
3,2 3,1 2,5 3,6 3,4 3,1 4,6 3,2 3,8
Hb: 110-160 г / л
97,0 89,0 73,0 112,0 105.0 96,0 145,0 99,0 115,0
NEUT: 2-7 × 10 9 / л
1,7 2,2 1,8 1,7 2,7 1,8 2.2 3.8 3.8 5 1.1
1 1,6
1 1,6 5 1.7 5 1.6 5 0,8 5 1,0 1.2 5 0,9 1 .4
РСТ: 0,5-1,5 нг / мл
Н.А. 0,07 0,05 Н.А. 0,11 0,05 Н.А. 0,05 0,05
ГОС : ≤ 10 мг / л
3.4 0,9 0,8 7.2 1.6 0,8 68.7 0,8 5 0,8
1
1 № 10.3 9.0 Na Na 11.3 9.0 NA 8.2 9.1
1 P 5 P 5 N 5 P P P P P N

Компьютерная томография поражений у 3 пациентов в разные моменты времени. Новые поражения появились у пациентов А и С после того, как температура нормализовалась.Поражения разрешились у всех 3 пациентов, когда появилась субфебрильная температура. Красные стрелки указывают на новые поражения.

Пациент Б: С начала заболевания 4 февраля 2020 г. у пациента отмечалась лихорадка с максимальной подмышечной температурой 38,1°С, сопровождающаяся кашлем (детали представлены в таблице ) и множественными очагами поражения на КТ (рис. ). Считалось, что у пациента обычная инфекция верхних дыхательных путей, и его лечили таблеткой Lianhua Qingwen. Изоляция и профилактические мероприятия не проводились.Состояние пациента не улучшилось, и 5 февраля COVID-19 был подтвержден положительным тестом мазка из ротоглотки на SARS-CoV-2 в нашем местном CDC. Ее перевели в изолятор и лечили таблетками лопинавира и ритонавира. Ее температура нормализовалась 8 февраля. Таблетки лопинавира и ритонавира были прекращены 17 февраля, и с тех пор лекарства не использовались. Во время выздоровления кашель пациентки полностью прекратился, а поражения на КТ исчезли (рис. ), но ее тест на SARS-CoV-2 оставался положительным.У нее развилась субфебрильная лихорадка в течение 4 дней с 23 по 26 февраля без других неприятных ощущений, сопутствующих заболеваний или новых КТ-очагов (рис. 1). Температура нормализовалась без лечения.

Больной С: С начала заболевания 31.01.2020 у больного была лихорадка с максимальной подмышечной температурой 39,9°С, которая сопровождалась кашлем и утомляемостью (подробности представлены в таблице). Было установлено, что у пациента распространенная инфекция верхних дыхательных путей, и его лечили антибиотиками.Изоляционно-профилактические мероприятия не проводились, состояние больного не улучшалось. COVID-19 был подтвержден 3 февраля положительным тестом мазка из ротоглотки на SARS-CoV-2 в нашем местном CDC. Его перевели в изолятор и лечили арбидолом, интерфероном, глюкокортикоидом и отхаркивающими средствами. Его температура нормализовалась 9 февраля, но 10 февраля были обнаружены множественные новые КТ-очаги (рис. 1). Все препараты были отменены 13 февраля. В период выздоровления у пациента полностью исчезли кашель и утомляемость, а два последовательных теста на SARS-CoV-2 были отрицательными с интервалом между тестами не менее 24 ч.Тем не менее, у него развилась субфебрильная температура в течение 3 дней с 24 по 26 февраля без какого-либо другого дискомфорта или сопутствующих заболеваний, и его КТ-очаги разрешились (рис. ). Температура нормализовалась без лечения.

Личный и семейный анамнез

Пациент А имел контакт с пациентом с подтвержденным COVID-19 (на тот момент не подтвержденным). Пациент Б не имел истории контактов в пораженных регионах или с инфицированными людьми. Пациент С контактировал с людьми из Уханя, Китай, где впервые была выявлена ​​эпидемия.

Физикальное обследование при поступлении

У всех 3 пациентов вначале выслушивались хрипы на липучке в обоих легких, которые исчезли в процессе выздоровления.

Лабораторные исследования

Анализ клеток крови и результаты теста на SARS-CoV-2 у 3 пациентов в разные моменты времени представлены в таблице. Результаты биохимии крови (функция печени, функция почек, электролиты, липиды и глюкоза), биомаркеры опухоли и функция свертывания были нормальными и показаны в дополнительной таблице 1.

Визуализирующие исследования

Пациент А: 5 февраля (начальная стадия) в задней правой нижней части легкого были обнаружены затемнения по типу матового стекла (GGO). 13 февраля (температура нормализовалась) очаг значительно увеличен в размерах со сплошными тенями и размытыми краями. 24 февраля (субфебрильная стадия реконвалесценции) очаги рассосались, плотность уменьшилась.

Больной Б: 6 февраля (стадия начала) в обоих легких (преимущественно под плеврой) множественные нерегулярные шистозные ГГО с уплотнениями и полосчатыми тенями.16 февраля (температура нормализовалась) очаги частично рассосались, уменьшились размеры, плотность. 24 февраля (субфебрильная стадия реконвалесценции) очаги рассосались и стали менее плотными.

Пациент С: 3 февраля (начальная стадия) в правом легком появился мелкоочаговый ГГО. 10 февраля (температура нормализовалась) очаги увеличились и увеличились в размерах, в обоих легких (преимущественно под плеврой) были множественные неравномерные шистозные ГГО и несколько полосчатых теней в задней части левого нижнего отдела легкого.25 февраля (субфебрильная стадия реконвалесценции) очаги рассосались и уменьшились, с частичными полосовыми изменениями.

Изображения поражений у всех 3 пациентов в разные моменты времени показаны на рисунке .

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

У 3 пациентов был подтвержден COVID-19 в результате положительного теста мазка из ротоглотки на SARS-CoV-2 в нашем местном CDC.

ЛЕЧЕНИЕ

Все 3 пациента не получали никакого лечения субфебрилитета, и температура тела нормализовалась через несколько дней.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ПОСЛЕДУЮЩИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

У 3 пациентов не было рецидивов субфебрилитета, какого-либо другого дискомфорта или сопутствующих заболеваний. У пациентов А и С не было повторных положительных тестов на SARS-CoV-2. Тесты на SARS-CoV-2 у пациента Б были отрицательными 4 марта и не изменились на положительные.

ОБСУЖДЕНИЕ

Самокупирующаяся субфебрильная температура в период реконвалесценции COVID-19 является нетипичным симптомом инфекционных заболеваний. Характеристики трех представленных случаев резюмируются следующим образом.

У всех 3 пациентов наблюдались лейкопения и нейтропения во время субфебрилитета. Лейкопения и нейтропения часто указывают на низкий иммунитет[6,7] и чаще встречаются у пациентов с COVID-19, чем у пациентов без COVID-19[8]. Тенденция лейкоцитов у 3 больных менялась в зависимости от дебюта заболевания, нормотермии и субфебрилитета. То есть лейкопения возникала во время лихорадки, но возвращалась к норме, когда пациенты были нормотермией. Мы предполагаем, что у этих пациентов с COVID-19 во время выздоровления была субфебрильная температура, потому что их иммунитет не был полностью восстановлен на этом этапе.Это говорит о том, что флуктуации заболевания и рецидивы положительного SARS-CoV-2 могут происходить в период выздоровления [9], поэтому на данном этапе нельзя ослаблять надзор.

Особенности КТ у 3 пациентов соответствовали типичному COVID-19 и включали вовлечение как паренхимы легкого, так и интерстиция; GGO и одиночное поражение, появляющееся в ранней фазе заболевания; сосуществование обострения и восстановления признаков КТ в поздней фазе; и презентация многоочагового распределения в средних и нижних отделах легких и задней области легких [10].В других исследованиях сообщалось, что во время выздоровления от COVID-19 (без тяжелой дыхательной недостаточности) тяжелые аномалии легких наблюдаются примерно через 10 дней после появления первых симптомов [11]. Это говорит о том, что изменения поражений на КТ не связаны напрямую с температурой тела, и эти два набора данных могут дополнять друг друга при оценке риска COVID-19.

В течение субфебрилитета у 3 пациентов не было других неприятных ощущений или сопутствующих заболеваний, и их температура нормализовалась без какого-либо лечения.Мы предполагаем, что субфебрилитет может быть вызван эволюцией SARS-CoV-2 с генетическим разнообразием. Фан [3] обнаружил мутации и делеции в кодирующих и некодирующих областях в полных или почти полных геномах SARS-CoV-2. Поэтому появление дефектных геномов при мутациях и рекомбинации вируса неудивительно[12], и это похоже на дефектные клеточные стенки бактерий[13]. Недоминантные дефицитные геномы могут легко избежать иммунных атак, в то время как доминантные геномы очищаются. Примечательно, что этот дефектный геном может принести пользу пациентам, препятствуя полной репликации вируса [14] и стимулируя противовирусный иммунный ответ хозяина [15].

Примечательно, что у двух из 3 пациентов были последовательные отрицательные тесты на SARS-CoV-2 с интервалом не менее 24 часов между тестами, но у другого пациента оставался положительный результат при появлении субфебрильной температуры. На сегодняшний день ни одно исследование точно не подтвердило заразный период COVID-19. Сообщалось о возвращении положительного теста на РНК SARS-CoV-2 во время выздоровления [9]. В дополнение к основному иммунитету хозяина и биологическим характеристикам SARS-CoV-2 с высокой степенью мутации на выявление могут влиять место получения образцов, опыт операторов и фактическая вирусная нагрузка[9,16]. .Кроме того, инфекция SARS-CoV-2 в основном поражает легкие, а не верхние дыхательные пути[17], и некоторые исследования показали, что в носу была обнаружена более высокая вирусная нагрузка, чем в горле[9]; таким образом, отбор проб на стадии выздоровления с использованием мазка из горла или мокроты может не выявить вирус.

Учитывая возможность повторного получения положительного результата на SARS-CoV-2 и предупреждение о других случаях COVID-19, мы предлагаем следующее: (1) следует рассмотреть несколько тестов биологических образцов, включая мазки из ротоглотки, мазки из носоглотки, мокроту, жидкость бронхоальвеолярного лаважа, кровь, кал и моча, особенно при подозрении на ложноотрицательные результаты кандидатов на SARS-CoV-2; (2) Количество последовательных отрицательных тестов на SARS-CoV-2 с интервалом не менее 24 часов между тестами должно быть увеличено до 3 перед выпиской; (3) Все выписанные пациенты должны продлить домашний карантин не менее чем на 21 день; и (4) пациенты, у которых не было более 1 отрицательного результата на SARS-CoV-2.5 мес. следует тщательно наблюдать, и даже во время выздоровления следует регулярно проверяться для оценки риска.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Субфебрильная температура в период выздоровления является нетипичным симптомом COVID-19. Эти случаи нередки, но механизм и исход субфебрилитета в период реконвалесценции еще до конца не ясен. Расширение знаний о субфебрилитете во время выздоровления от COVID-19 может способствовать более точному наблюдению за рисками, точной оценке рисков и динамическому управлению рисками, тем самым повышая уровень знаний для индивидуального предоставления оптимальных медицинских услуг для каждого пациента с COVID-19.

Сноски

Источник рукописи: Незатребованная рукопись

Тип специальности: Медицина, исследования и эксперименты

Страна/территория происхождения: Китай

Классификация научного качества отчета рецензента

Оценка A (Excellent): 0 9016 B (Очень хорошо): 0

Оценка C (Хорошо): C

Оценка D (Удовлетворительно): D

Оценка E (Плохо): 0

Заявление об информированном согласии: От пациента получено информированное письменное согласие на публикацию данного отчета и любых сопутствующих изображений.

Заявление о конфликте интересов: Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Контрольный список CARE (2016 г.): авторы ознакомились с контрольным списком CARE (2016 г.), и рукопись была подготовлена ​​и отредактирована в соответствии с контрольным списком CARE (2016 г.).

Рецензирование началось: 21 марта 2020 г.

Первое решение: 24 апреля 2020 г.

Статья в печати: 21 мая 2020 г. : Filipodia E-Editor: Zhang YL

Contributor Information

Shu-Fan Zhuang, Отделение гастроэнтерологии, Дочерняя больница Университета традиционной китайской медицины Цзянси, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай.

Цзя Ху, отделение гастроэнтерологии, филиал больницы Цзянсиского университета традиционной китайской медицины, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай. [email protected]

Нан Цяо, Департамент по делам студентов, Цзянсиский институт экономических администраторов, Наньчан 330088, провинция Цзянси, Китай.

Zhi-Hui Lan, Отделение дыхания, Больница-филиал Цзянсиского университета традиционной китайской медицины, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай.

Jun-Yu Lai, Отделение кардиологии, Дочерняя больница Университета традиционной китайской медицины Цзянси, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай.

Jian-Guang Wu, Отделение кардиологии, Больница-филиал Цзянсиского университета традиционной китайской медицины, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай.

Xiao-Yong Wu, отделение радиологии, больница-филиал Цзянсиского университета традиционной китайской медицины, Наньчан 330006, провинция Цзянси, Китай.

Ссылки

1. Jiang F, Deng L, Zhang L, Cai Y, Cheung CW, Xia Z. Обзор клинических характеристик коронавирусной болезни 2019 (COVID-19) J Gen Intern Med. 2020; 35: 1545–1549. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Лин И, Сюй С.Б., Линь И.С., Тянь Д., Чжу ZQ, Дай Ф.Х., Ву Ф., Песня З.Г., Хуан В., Чен Дж., Ху Б.Дж., Ван С., Мао Э.К., Чжу Л., Чжан В.Х., Лу Х.З. Стойкость и клиренс вирусной РНК у реабилитационных пациентов с новым коронавирусным заболеванием 2019 года. Chin Med J (Англия) 2020; 133: 1039–1043.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]6. Хастрайтер А.А., Макияма Э.Н., Борелли П., Фок Р.А. Нарушение рецептора G-CSF на клетках-предшественниках гранулоцитов вызывает нейтропению при белковой недостаточности. Питание. 2020;69:110540. [PubMed] [Google Scholar]7. Wen J, Yang T, Wang J, Ma X, Tong Y, Zhao Y. Инъекция Kanglaite в сочетании с химиотерапией по сравнению с одной только химиотерапией для улучшения клинической эффективности и иммунной функции у пациентов с запущенным немелкоклеточным раком легкого: систематический обзор и метаанализ.Комплемент на основе Evid Alternat Med. 2020;2020:8586596. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]8. Li YX, Wu W, Yang T, Zhou W, Fu YM, Feng QM, Ye JM. [Характеристики дифференциального подсчета лейкоцитов периферической крови у пациентов с COVID-19] Zhonghua Nei Ke Za Zhi. 2020;59:E003. [PubMed] [Google Scholar]9. Chen D, Xu W, Lei Z, Huang Z, Liu J, Gao Z, Peng L. Рецидив положительной РНК SARS-CoV-2 при COVID-19: история болезни. Int J Infect Dis. 2020; 93: 297–299. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10.Чжоу С., Ван И, Чжу Т., Ся Л. КТ Особенности коронавирусной болезни 2019 (COVID-19) пневмонии у 62 пациентов в Ухане, Китай. AJR Am J Рентгенол. 2020: 1–8. [PubMed] [Google Scholar] 11. Пан Ф., Йе Т., Сунь П., Гуй С., Лян Б., Ли Л., Чжэн Д., Ван Дж., Хескет Р.Л., Ян Л., Чжэн С. Динамика изменений легких при КТ грудной клетки во время выздоровления от коронавирусной болезни 2019 г. (COVID- 19) Рентгенология. 2020;295:715–721. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]12. Исмаил СНФБ, Бахарум С.Н., Фазри С., Низкий CF. Сравнительный анализ генома показывает отчетливое влияние нуклеотидного состава на видоспецифическое взаимодействие вируса-хозяина нодавируса, заражающего креветок.Дж. Фиш Дис. 2019;42:1761–1772. [PubMed] [Google Scholar] 13. Xu Y, Zhang B, Wang L, Jing T, Chen J, Xu X, Zhang W, Zhang Y, Han J. Необычные особенности и молекулярные пути бактерий L-формы Staphylococcus aureus. Микроб Патог. 2020;140:103970. [PubMed] [Google Scholar] 14. Сайра К., Лин Х, ДеПассе Дж. В., Халпин Р., Тваддл А., Стоквелл Т., Ангус Б., Коцци-Лепри А., Дельфино М., Дуган В., Дуайер Д.Е., Фрайберг М., Хорбан А., Лоссо М., Линфилд Р., Вентворт Д.Н., Holmes EC, Davey R, Wentworth DE, Ghedin E INSIGHT FLU002 Study Group; Исследовательская группа INSIGHT FLU003.Анализ последовательности in vivo дефектной интерференционно-подобной РНК пандемического вируса гриппа A h2N1. Дж Вирол. 2013; 87: 8064–8074. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]15. Бергелинг Ю., Рождественский Т.С., Шмолке М., Реза-Инфанте П., Робек Т., Рандау Г., Вольф Т., Габриэль Г., Брозиус Дж., Людвиг С. Доказательства нового механизма индуцированной вирусом гриппа экспрессии интерферона I типа с помощью дефектной РНК -Кодируемый белок. PLoS Патог. 2015;11:e1004924. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]16. Li Z, Yi Y, Luo X, Xiong N, Liu Y, Li S, Sun R, Wang Y, Hu B, Chen W, Zhang Y, Wang J, Huang B, Lin Y, Yang J, Cai W, Wang X , Cheng J, Chen Z, Sun K, Pan W, Zhan Z, Chen L, Ye F.Разработка и клиническое применение экспресс-теста на комбинированные антитела IgM-IgG для диагностики инфекции SARS-CoV-2. J Med Virol. 2020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]17. Хуан С, Ван И, Ли Х, Жэнь Л, Чжао Дж, Ху Ю, Чжан Л, Фань Г, Сюй Дж, Гу Х, Ченг З, Ю Т, Ся Дж, Вэй Й, Ву В, Се Х, Инь В , Li H, Liu M, Xiao Y, Gao H, Guo L, Xie J, Wang G, Jiang R, Gao Z, Jin Q, Wang J, Cao B. Клинические особенности пациентов, инфицированных новым коронавирусом 2019 года в Ухане, Китай . Ланцет. 2020; 395: 497–506. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Long COVID: Обзор — PMC

Abstract

Предыстория и цели

Long COVID — это собирательный термин, обозначающий сохранение симптомов у тех, кто выздоровел от SARS-CoV -2 инфекция.

Методы

МЫ провели поиск оригинальных статей и обзоров в базах данных pubmed и scopus. Основываясь на результатах поиска, в этой обзорной статье мы анализируем различные аспекты Long COVID.

Результаты

Усталость, кашель, стеснение в груди, одышка, учащенное сердцебиение, миалгия и трудности с концентрацией внимания — это симптомы, о которых сообщается при длительном COVID. Это может быть связано с повреждением органов, поствирусным синдромом, посткритическим синдромом и другими. Клиническая оценка должна быть сосредоточена на выявлении патофизиологии с последующими соответствующими лечебными мерами.У людей с симптомами, указывающими на затяжной COVID, но без известной истории предыдущей инфекции SARS-CoV-2, серологическое исследование может помочь подтвердить диагноз.

Выводы

Этот обзор поможет клиницистам справиться с различными аспектами длительного COVID.

Ключевые слова: Long COVID», «Дальнобойщики», «Пост-COVID-синдром»

1. Введение

Инфекция SARS-CoV-2 (COVID-19) представляет собой крупную пандемию, приводящую к значительной смертности и заболеваемости во всем мире.Около 80% пострадавших имели заболевание от легкой до умеренной степени тяжести, а среди лиц с тяжелым заболеванием у 5% развивается критическое заболевание [1]. У некоторых из тех, кто выздоровел от COVID-19, развиваются стойкие или новые симптомы, длящиеся недели или месяцы; это называется «долгосрочный COVID», «дальнобойщики» или «пост-ковидный синдром».

1.1. Острый COVID

У инфицированных вирусом SARS-CoV-2 симптомы обычно проявляются через 4–5 дней после заражения. Острые симптомы COVID включают лихорадку, боль в горле, кашель, боли в мышцах или теле, потерю вкуса или обоняния и диарею.Исследование, проведенное в Англии, Уэльсе и Шотландии, выявило три кластера симптомов во время острого заболевания [2]. Они есть.

  • • Кластер респираторных симптомов: с кашлем, мокротой, одышкой и лихорадкой;
  • • Группа скелетно-мышечных симптомов: с миалгией, болью в суставах, головной болью и утомляемостью
  • • Группа кишечных симптомов: с болью в животе, рвотой и диареей

Симптомы COVID Исследовательская группа выявила шесть групп симптомов [3]. К ним относятся:

  • • «гриппоподобный» без лихорадки — головная боль, потеря обоняния, мышечные боли, кашель, боль в горле, боль в груди, без лихорадки
  • • «гриппоподобный» с лихорадкой — головная боль, потеря запах, кашель, боль в горле, охриплость, лихорадка, потеря аппетита
  • • Желудочно-кишечные — головная боль, потеря обоняния, потеря аппетита, диарея, боль в горле, боль в груди, отсутствие кашля
  • • Тяжелая первая степень, усталость — головная боль, потеря обоняния, кашель, лихорадка, охриплость, боль в груди, утомляемость
  • • Тяжелая степень 2, спутанность сознания — головная боль, потеря обоняния, потеря аппетита, кашель, лихорадка, охриплость, боль в горле, боль в груди, утомляемость, спутанность сознания, мышечная боль
  • • Тяжелая третья степень, абдоминальная и респираторная — головная боль, потеря обоняния, потеря аппетита, кашель, лихорадка, охриплость, боль в горле, боль в груди, утомляемость, спутанность сознания, мышечная боль, одышка, диарея, боль в животе

Выздоровление от легкой формы инфекции SARS-CoV-2 обычно происходит в течение 7–10 дней после начала заболевания. симптомы при легкой форме заболевания; это может занять 3–6 недель при тяжелом/критическом заболевании [4].Однако продолжающееся наблюдение за пациентами, выздоровевшими от COVID-19, показало, что один или несколько симптомов сохраняются у значительного процента людей даже через недели или месяцы после COVID-19.

1.2. «Длинный COVID»

Термин «долгий COVID» был впервые использован Perego в социальных сетях для обозначения сохранения симптомов через несколько недель или месяцев после первоначального заражения SARS-CoV-2, а термин «дальнобойщики» был использован Уотсоном и Йонгом [[ 5], [6], [7]].

«Длительный COVID» — это термин, используемый для описания наличия различных симптомов даже через несколько недель или месяцев после заражения SARS-CoV-2 независимо от вирусного статуса [8].Его также называют пост-COVID-синдромом. Он может носить непрерывный или рецидивирующий и ремиттирующий характер [9]. Может наблюдаться сохранение одного или нескольких симптомов острого COVID или появление новых симптомов. Большинство людей с пост-COVID-синдромом имеют отрицательный результат ПЦР, что указывает на микробиологическое выздоровление. Другими словами, пост-COVID-синдром — это временной лаг между микробиологическим выздоровлением и клиническим выздоровлением [10]. У большинства людей с длительным течением COVID наблюдается биохимическое и рентгенологическое выздоровление. В зависимости от продолжительности симптомов пост-COVID или длительный COVID можно разделить на две стадии: пост-острый COVID, когда симптомы продолжаются более 3 недель, но менее 12 недель, и хронический COVID, когда симптомы продолжаются более 12 недель [11].( ).

Классификация длительных COVID.

Таким образом, среди людей, инфицированных SARS-CoV-2, наличие одного или нескольких симптомов (постоянных или рецидивирующих и ремиттирующих; новые или те же симптомы острого COVID) даже после ожидаемого периода клинического выздоровления, независимо от основного механизма, определяется как пост-COVID-синдром или Long COVID.

При диагностике длительного COVID возникает несколько проблем. Время, необходимое для клинического выздоровления, зависит от тяжести заболевания; в то время как сопутствующие осложнения затрудняют определение конечного времени для постановки диагноза.Значительная часть людей, инфицированных SARS-CoV-2, не имеют симптомов, и многие люди не прошли бы никаких тестов для подтверждения инфекции SARS-CoV-2. Если у этих людей впоследствии развиваются множественные симптомы, постановка диагноза затяжного COVID без предшествующих признаков инфекции SARS-CoV-2 является сложной задачей. Политика тестирования различается в разных странах, и во время пандемии обычной практикой является клиническая диагностика на основе симптомов без каких-либо подтверждающих тестов. Поэтому сохранение симптомов у тех, кто никогда не проверялся на COVID, представляет собой проблему [12].Точно так же остаточные симптомы у тех, у кого тест на COVID дал отрицательный результат (ложноотрицательный, поскольку тестирование может быть проведено слишком рано или слишком поздно в ходе болезни), также могут усугубить диагностическую дилемму [13]. Реакция антител на инфекцию также различается, и около 20% не вызывают сероконверсии. Уровень антител может снижаться со временем, что затрудняет ретроспективную диагностику недавней инфекции SARS-CoV-2 [14,15].

1.3. «Долгий COVID» — сценарий реального мира

Отчет из Италии показал, что у 87% людей, выздоровевших и выписанных из больниц, сохраняется хотя бы один симптом даже через 60 дней [16].Из них 32% имели один или два симптома, а 55% — три или более. Лихорадки или признаков острого заболевания у этих больных не наблюдалось. Наиболее часто сообщаемыми проблемами были усталость (53,1%), ухудшение качества жизни (44,1%), одышка (43,4%), боль в суставах (27,3%) и боль в груди (21,7%). Другими симптомами, о которых сообщалось, были кашель, кожная сыпь, учащенное сердцебиение, головная боль, диарея и ощущение покалывания. Пациенты также сообщали о неспособности выполнять обычную повседневную деятельность в дополнение к проблемам с психическим здоровьем, таким как тревога, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство.

Другое исследование показало, что пациенты с COVID-19, выписанные из больницы, испытывают одышку и чрезмерную усталость даже через 3 месяца [17].

Распространенность остаточных симптомов составляет около 35% у пациентов, лечившихся от COVID-19 амбулаторно, и около 87% среди когорт госпитализированных пациентов [16,18].

Процент людей, не вернувшихся на работу через 14–21 день после заражения COVID-позитивным, по данным одного опроса, составил 35% [18]. Чаще встречается в старших возрастных группах (26% в возрасте 18–34 лет, 32% в возрасте 35–49 лет и 47% в возрасте 50 лет и старше), а также среди лиц с сопутствующими заболеваниями (28% с отсутствием или одной сопутствующей патологией). , 46% с двумя и 57% с тремя и более сопутствующими заболеваниями).Ожирение (ИМТ>30) и наличие психических состояний (тревожное расстройство, депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство, паранойя, обсессивно-компульсивное расстройство и шизофрения) связаны с более чем двукратным увеличением шансов не вернуться на работу через 14–21 день после положительный результат [18]. Лихорадка и озноб, присутствующие на острой стадии инфекции, исчезли у 97% и 96% пациентов соответственно. Но кашель, усталость и одышка не прошли у 43%, 35% и 29% пациентов во время опроса.Для устранения потери вкуса и обоняния потребовалось больше времени (8 дней). Согласно недавнему мета-анализу, пятью наиболее распространенными проявлениями длительного COVID-19 были утомляемость (58%), головная боль (44%), нарушение внимания (27%), выпадение волос (25%), одышка (24%) [19]. ].

Среди пациентов, поступивших в отделение интенсивной терапии и находящихся на искусственной вентиляции легких в течение длительного времени, часто встречаются остаточные симптомы. Тем не менее, пациенты с COVID, у которых было легкое заболевание, также сообщают, что не восстановили свое состояние здоровья до COVID, что фактически ставит под сомнение терминологию «легкого» заболевания.

1.4. Факторы риска затяжного COVID

Наблюдение за пациентами, выздоровевшими от COVID, выявило несколько факторов, которые обычно связаны с развитием затяжного COVID. Риск длительного COVID вдвое выше у женщин по сравнению с мужчинами [9]. Увеличение возраста также является фактором риска, и установлено, что пациенты с длительным течением COVID примерно на четыре года старше, чем пациенты без него [9]. Наличие более 5 симптомов в острой стадии заболевания связано с повышенным риском развития затяжного COVID [20].Симптомы, наиболее часто связанные с длительным COVID, включают утомляемость, головную боль, одышку, хриплый голос и миалгию [20]. Наличие сопутствующих заболеваний также увеличивает риск развития пост-COVID-синдрома. Было отмечено, что даже у тех, у кого были легкие симптомы при первоначальном обращении, развился длительный COVID.

1.5. Патофизиология «длительного COVID»

Необходимо определить точный механизм сохранения симптомов. Причиной персистенции симптомов могут быть последствия повреждения органов, разная степень повреждения (повреждение органов) и разное время, необходимое для восстановления каждой системы органов, сохранение хронического воспаления (фаза выздоровления) или иммунный ответ/генерация аутоантител, редкая персистенция вируса в организме, неспецифический эффект госпитализации, последствия критического состояния, постреанимационный синдром, осложнения, связанные с короновирусной инфекцией, или осложнения, связанные с сопутствующими заболеваниями или побочными эффектами применяемых лекарственных препаратов [21,22].( ) Персистенция инфекции может быть обусловлена ​​стойкой виремией у лиц с измененным иммунитетом, повторным заражением или рецидивом [[23], [24], [25]]. Декондиционирование, психологические проблемы, такие как посттравматический стресс, также способствуют появлению симптомов [[26], [27], [28]]. Социальные и финансовые последствия COVID-19 также способствуют возникновению проблем после COVID, включая психологические проблемы. Дифференциация остаточных симптомов от повторного заражения важна с точки зрения общественного здравоохранения. Постоянно повышенные воспалительные маркеры указывают на хроническую персистенцию воспаления.Полезно помнить, что у любого пациента несколько механизмов могут способствовать длительным симптомам COVID.

Различные патофизиологические механизмы «длительного COVID».

1.6. Общие симптомы при «длительном COVID»

Общие симптомы у людей с «длительным COVID» включают сильную усталость, одышку, кашель, боль в груди, сердцебиение, головную боль, боль в суставах, миалгию и слабость, бессонницу, покалывание, диарею, сыпь или выпадение волос, нарушение равновесия и походки, нейрокогнитивные проблемы, включая проблемы с памятью и концентрацией внимания, а также ухудшение качества жизни.У людей с «длительным COVID» могут присутствовать один или несколько симптомов.

Исследователи выявили две основные модели симптомов у людей с длительным течением COVID: 1) утомляемость, головная боль и жалобы со стороны верхних дыхательных путей (одышка, боль в горле, постоянный кашель и потеря обоняния) и 2) мультисистемные жалобы, включая постоянные лихорадка и гастроэнтерологические симптомы [20]. Отчет Survivor Corps показывает, что 26,5% людей с длительным COVID испытывали болезненные симптомы [27-PP45] [29]. У пациентов с длительным течением COVID некоторые симптомы впервые появляются через 3–4 недели после появления острых симптомов [20].

Сильная усталость является распространенной проблемой, и одно исследование показало, что через 10 недель после заражения SARS-CoV-2; более 50% людей страдали от усталости. Не было выявлено связи между развитием усталости, тяжестью течения COVID-19 и уровнем маркеров воспаления. Женский пол и диагноз депрессии/тревоги чаще встречаются у лиц с усталостью [30]. Поствирусная усталость обычно наблюдается у людей с вирусными инфекциями, такими как EBV, Эбола, грипп, SARS и MERS. При отсутствии какой-либо другой причины, если усталость сохраняется в течение 6 месяцев или дольше, это называется синдромом хронической усталости.До 40% пациентов, переболевших атипичной пневмонией 2003 года, имеют хроническую усталость. Среди предполагаемых механизмов мышечной усталости были наличие хронического окислительного и нитрозативного стресса, слабовыраженное воспаление и нарушение выработки белков теплового шока. Глубокая усталость представляет собой проблему не только для пациента, но и для медицинского работника, так как не существует объективных методов ее достоверной диагностики. В таких условиях может произойти нарушение доверия в отношениях между врачом и пациентом [31].

Инфекция SARS-CoV-2 может привести к различным легочным осложнениям, таким как хронический кашель, фиброзное заболевание легких (фиброз после COVID или фиброз после ОРДС), бронхоэктазы и заболевания легочных сосудов [32].Хроническая одышка может быть результатом остаточного поражения легких, которое, как известно, со временем проходит медленно. К сожалению, многие бессимптомные пациенты с COVD-19 имеют значительное поражение легких, как показано на КТ. COVID-19 может привести к легочному фиброзу, который может привести к стойкой одышке и потребности в дополнительном кислороде.

Общие проблемы с сердцем у пациентов с COVID-19 включают лабильные реакции частоты сердечных сокращений и артериального давления на активность, миокардит и перикардит, нарушение резерва кровотока в миокарде из-за микрососудистых повреждений, инфаркт миокарда, сердечную недостаточность, опасные для жизни аритмии и внезапную сердечную смерть.Аневризма коронарной артерии, аневризма аорты, ускоренный атеросклероз, венозная и артериальная тромбоэмболия, включая опасную для жизни легочную эмболию [33]. Некоторые из них могут проявляться как длительный COVID-19 после выздоровления от острого заболевания.

Присутствие SARS-CoV-2 в спинномозговой жидкости свидетельствует о его нейроинвазивных свойствах и возможном нарушении микроструктурной и функциональной целостности головного мозга у пациентов, выздоровевших от COVID-19 [34,35]. Головная боль, тремор, проблемы с вниманием и концентрацией; когнитивное притупление («мозговой туман»), дисфункция периферических нервов; а проблемы с психическим здоровьем, такие как тревога, депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство, часто встречаются у людей с длительным течением COVID.Нейропсихиатрические проявления COVID-19 были задокументированы в британском исследовании. Инсульт и измененный психический статус были самыми распространенными среди этой группы. Множественные психические симптомы, обусловленные энцефалопатией или энцефалитом, и первичные психиатрические диагнозы, часто отмечались у молодых пациентов [36]. Приобретенное фокальное или мультифокальное повреждение периферических нервов (ПНИ) было замечено у тех, кому была проведена вентиляция легких в положении лежа по поводу ОРДС, связанного с COVID [37]. Критическое заболевание и длительная искусственная вентиляция легких по любой причине могут привести к приобретенным в отделении интенсивной терапии слабости, ухудшению состояния, миопатии, невропатии и делирию.

Воспаление после COVID может проявляться различными симптомами. Воспалительную артралгию необходимо дифференцировать от других подобных состояний, таких как ревматоидный артрит и СКВ [38]. Тяжелая инфекция SARS-CoV-2 может привести к аутореактивности против различных аутоантигенов [39]. Коагулопатия, связанная с COVID-19 (CAC), может приводить как к артериальному, так и к венозному тромбозу [40].

1.7. Подход к пациентам с длительным течением COVID

Подробный анамнез и клиническое обследование помогают в диагностике у людей с недавней инфекцией SARS-CoV-2.У пациентов с симптомами, указывающими на затяжной COVID, без предшествующих признаков инфекции SARS-CoV-2 подтверждение положительного результата на антитела помогает подтвердить диагноз. Однако известно, что уровни антител со временем падают; поэтому отрицательный серологический тест не исключает перенесенную инфекцию SARS-CoV-2. В таком сценарии диагностика затяжного COVID может быть сложной задачей. Критерии Равендрана для диагностики затяжного COVID-19 помогают классифицировать синдром как подтвержденный, вероятный, возможный или сомнительный затяжной COVID-19 [12].Большинству людей с длительным течением COVID не требуется расширенного обследования. Исследования могут быть направлены на симптомы.

Клиническая оценка пациентов с длительным течением COVID начинается с документирования существующей проблемы — ее улучшения или ухудшения, а также документирования новых проблем, если таковые имеются ( ).

Подход к пациентам с длительным COVID.

Длительный COVID можно разделить на различные категории в зависимости от преобладающих остаточных симптомов, таких как сердечно-респираторный синдром после COVID, синдром усталости после COVID и нейропсихиатрический синдром после COVID [13,41,42].(Видеть ). Классификация симптомов в соответствии с вовлеченной системой органов поможет определить этиологию. Например, у людей с одышкой оценка в основном фокусируется на поражении сердечной и дыхательной систем. Сильная усталость требует исключения распространенных причин, таких как анемия, гипергликемия, дисбаланс электролитов и гипотиреоз, в зависимости от клинического сценария. Любые новые симптомы после выздоровления от COVID-19 следует лечить должным образом, чтобы исключить опасные для жизни осложнения, такие как пневмоторакс, тромбоэмболия легочной артерии, ишемическая болезнь сердца и инсульт (см. ).

Таблица 1

Категории синдрома после COVID.

9002
Post Covid Syndrome Преобладающие клинические особенности Заметки
1 Scovid Устаночный синдром Глубокая усталость Глубокая усталость респираторный синдром Кашель, субфебрилитет, одышка, боль в груди, Внезапное усиление одышки может быть связано с напряженным пневмотораксом, легочной эмболией, ишемической болезнью сердца или сердечной недостаточностью у пациентов, выздоровевших от COVID-19
Нейропсихиатрический синдром после COVID Головные боли, аносмия, нейрокогнитивные трудности, бессонница, депрессия и другие психические расстройства У пациентов с острым началом неврологических симптомов подозревают васкулит, тромбоз или демиелинизацию.Психологические проблемы после COVID необходимо решать должным образом.
Желудочно-кишечный синдром после COVID Дискомфорт в животе, диарея, запор, рвота, Желудочно-кишечные симптомы могут быть последствиями заболевания. Различные препараты, используемые во время острого COVID, особенно лопинавир/ритонавир, вызывают желудочно-кишечные симптомы
Гепато-билиарный синдром после COVID Тошнота, желтуха, психоз LFT Препараты, используемые для лечения COVID-19, такие как ремдесивир, фавипиравир, лопинавир/ ритонавир и тоцилизумаб могут вызывать печеночную недостаточность.
Скелетно-мышечный синдром после COVID Мышечные боли и слабость, артралгия Может быть вызвано заболеванием, длительным пребыванием в отделении интенсивной терапии, неврологическими проблемами, миопатией или дисбалансом электролитов. Обычно стихают во время наблюдения. Воспалительную артралгию необходимо дифференцировать от других причин, таких как РА, СКВ
Тромбоэмболический синдром после COVID В зависимости от сосудистой зоны поражения одышка при ТЭЛА, боль в груди при ИБС и слабость в конечностях и неврологический дефицит при ЦОН Ранняя диагностика и лечение спасает жизнь.Следуйте стандартному протоколу лечения.
Мультисистемный воспалительный синдром после COVID/аутоиммунный синдром после COVID Лихорадка, желудочно-кишечные симптомы, сыпь, боль в груди, сердцебиение Повышенные уровни маркеров воспаления.
Мочеполовые симптомы после COVID Протеинурия, гематурия, развитие поражения почек Эндотелиальная дисфункция, коагулопатия, активация комплемента, прямое действие вируса на почки, сепсис и полиорганная дисфункция способствуют развитию
Дерматологический синдром после COVID Везикулярные, макуло-папулезные, уртикарные или обмороженные поражения на конечностях (COVID пальца стопы)

Во время каждого визита общее улучшение симптомов можно оценить по шкале от 0 до 10 , где 0 означает отсутствие улучшения, а 10 — полное выздоровление.У пациентов с несколькими симптомами каждый симптом может быть задокументирован с использованием аналогичной оценки. Общее улучшение функционального состояния и общее улучшение психического самочувствия также можно представить с помощью баллов от 0 до 10 (см. ). Появление новых симптомов также можно оценить по шкале от 0 до 10 с префиксом «N» для обозначения новых симптомов. Запрос о здоровье и функциональном состоянии пациента до заражения SARS-CoV-2 помогает понять влияние длительного COVID.

Таблица 2

Шкала оценки состояния после COVID.

1.8. Ведение пациентов с длительным течением COVID

Лечение людей с длительным течением COVID требует междисциплинарного подхода, включающего обследование, симптоматическое лечение, лечение основных проблем, физиотерапию, трудотерапию и психологическую поддержку [11]. Незначительные симптомы, такие как кашель, боль, миалгия, можно лечить симптоматически с помощью парацетамола, средств от кашля и пероральных антибиотиков (при подозрении на вторичную бактериальную инфекцию). Этиологию симптомов, если таковые имеются, например легочную эмболию, нарушение мозгового кровообращения, ишемическую болезнь сердца, следует лечить в соответствии со стандартным протоколом.Лечебная физиотерапия и нейрореабилитация важны для пациентов с легочными и нервно-мышечными осложнениями. Поскольку это новое заболевание, знания о долгосрочных последствиях и вариантах лечения все еще развиваются. У людей после заражения SARS-CoV-2 может наблюдаться ухудшение основных сопутствующих заболеваний, таких как диабет, гипертония и сердечно-сосудистые заболевания, что требует оптимизации лечения.

Идеальная частота и продолжительность наблюдения также четко не определены. Людям с интерстициальной пневмонией, вызванной COVID-19, в первые 12 месяцев рекомендуется 7 визитов к медицинским работникам (4 очных), а также 4 КТВР, 4 6MWT, 4 анализа крови (включая общий анализ крови и метаболическую панель) и 2 теста на SARS-CoV-2-IgG [43].По нашему опыту, большинство людей с легкими или умеренными симптомами и те, у кого наблюдается улучшение симптомов, могут получить консультацию онлайн или по телефону с меньшим количеством личных взаимодействий. Те, у кого серьезные симптомы и прогрессирующее ухудшение, нуждаются в частом личном осмотре. Тем, у кого развивается острое ухудшение симптомов или острое появление новых симптомов, следует рекомендовать немедленно сообщить в отделение неотложной помощи. Частота наблюдения должна быть индивидуальной в соответствии с клиническим профилем пациента.

Хроническое сохранение симптомов у людей с инфекцией SARS-CoV-2 имеет значительные социальные и экономические последствия. Поскольку болезнь продолжает распространяться, большему количеству людей может понадобиться медицинская помощь в ближайшем будущем, что может привести к перегрузке системы здравоохранения. Четкие рекомендации по ведению длительного COVID-19 помогут устранить путаницу среди медицинских работников. Долгосрочное наблюдение за пациентами, выздоровевшими от COVID, прольет больше света на «затяжной COVID» и его лечение [44].

Мои симптомы Covid-19 длятся более 100 дней.Я не одинок

14 марта у меня появились первые симптомы Covid-19: субфебрилитет, сильные боли в ногах, недомогание, потеря аппетита. Спустя более 100 дней Covid-19 все еще со мной. Иногда я задаюсь вопросом, уйдет ли он когда-нибудь.

В первые дни, когда мои симптомы колебались, я твердо решил не обращаться в отделение неотложной помощи или за неотложной помощью, потому что казалось, что слишком много людей нуждаются в помощи больше, чем я. Может быть, я был особенно чувствителен к переполненности отделений неотложной помощи, потому что я врач.Но оказывается, что эта стратегия была распространенной.

В Нью-Йорке, где я живу и работаю, в период с 11 марта по 2 мая было зарегистрировано более 5000 избыточных смертей, не связанных напрямую с Covid-19, вероятно, из-за того, что люди откладывали оказание помощи или не обращались в отделения неотложной или неотложной помощи из-за страх заразиться Covid-19 или перенасытить медицинскую систему.

реклама

В конце концов, однажды я обратился в отделение неотложной помощи, когда у меня были сильные боли в животе и тошнота.Рутинное обследование показало, что уровень ферментов печени в моей крови был выше, чем должен был быть, но ненамного, и меня отправили домой.

Связанный:

Новое исследование показывает, что когда Covid-19 поражает мозг, это может вызвать инсульты, психозы и синдром, подобный деменции

По прошествии 14-го дня мой страх надвигающегося дыхательного коллапса превратился в неуверенность в отношении траектории моей болезни и отчаяние в поисках ответов.Я регулярно связывался со своими врачами, надеясь, что их ответы принесут облегчение в виде какого-то вмешательства. Тем не менее, большая часть их усилий мало что сделала для существенного изменения течения моих симптомов.

реклама

Будучи относительно неопытным врачом, большая часть моей медицинской практики была сосредоточена больше на известном, чем на неизвестном. Как резидент психиатрии, я стал несколько более привычным к диагностической неопределенности и клиническим методам проб и ошибок.Тем не менее, по мере того как мои симптомы Covid-19 затягивались, моя личность врача начала сливаться с моей личностью пациента. Поскольку я неоднократно сталкивался с термином «поддерживающая терапия», я понял, что этот выжидательный подход вряд ли вообще похож на заботу.

Начали закрадываться сомнения. Легкие и среднетяжелые случаи разрешаются в течение двух недель , я продолжал повторять себе снова и снова, в то время как мое тело говорило мне другую историю. Вскоре, однако, стали поступать статьи о потенциально длительных симптомах, ослабивших изоляцию, которую я чувствовал из-за того, что я был изгоем, и вселившие в меня некоторую надежду.В то же время на заднем плане скрывалось чувство вины за то, что я не смог помочь своим коллегам в трудную минуту.

Мои поиски ответов в конце концов привели меня к онлайн-группе поддержки, в которую входили такие же люди, как я, с длительными симптомами Covid-19. В дополнение к подтверждению своего опыта, я чувствовал сильное чувство принадлежности к более широкому сообществу, когда читал отчеты других людей, переживших то же самое, что и я, иногда даже с такой же эмоциональной реакцией.

У некоторых в группе была длительная субфебрильная температура, которая не реагировала на стандартные жаропонижающие препараты.Некоторые испытали ужасающие неврологические проявления, такие как потеря памяти и изменения в их способности вспоминать слова на основном или второстепенном языке. Другие боролись с усталостью, вызванной физическими упражнениями, а попытки ходить по кварталу вызывали рецидив симптомов. Я видел, как люди ссылались на симптомы в центральной и периферической нервной системе, желудочно-кишечном тракте, коже, сердечно-сосудистой системе и многом другом.

Связанный:

Проверки лихорадки — ошибочный способ выявления случаев Covid-19.Эксперты говорят, что тесты на запах могут помочь

Множество систем органов, которые были поражены, наряду с нарастающей и ослабевающей природой и непредсказуемой траекторией симптомов, были особенно поучительны.

Я узнал, что есть много людей с более серьезными симптомами, чем у меня, некоторые из которых были изолированы как физически, так и эмоционально, предоставлены сами себе, без надежной системы поддержки, которая мне повезло иметь.

Я также обнаружил исследовательский проект под руководством пациентов, пытающийся охарактеризовать пост-Covid-19 синдром.По мере того, как я участвую в этом проекте в качестве пациента и клинициста, я надеюсь подчеркнуть точку зрения пациента, гарантируя, что эта группа населения будет услышана медицинским сообществом, и подчеркнув ущерб, который эта болезнь нанесла пациентам, способным успешно жить своей повседневной жизнью.

Недавние суицидальные смерти медицинских работников с положительным результатом на Covid-19, хотя связь с болезнью или ее последствиями не подтверждена, подчеркивают огромную потребность в поддержке в это время, когда многие из нас страдают от неопределенности.Такие люди, как я, с длительными симптомами Covid-19, описывали сомнения, с которыми они столкнулись, временами чувствуя себя обманутыми членами семьи и работодателями, приписывая их текущие симптомы поствирусному синдрому хронической усталости или тревоге, и подвергая сомнению свою неспособность вернуться на работу через два часа. недели болезни. Даже если окажется правдой, что в длительном выздоровлении есть психологический компонент, комментарии типа «все ваши симптомы психологические» или «у вас все в порядке с медицинской точки зрения» лишь создают дистанцию ​​и усиливают обиду.

К настоящему моменту я зарегистрировал симптомы почти четыре месяца, и мало признаков того, что я полностью вернусь к себе до Covid. Как врач, я знал о концепции поствирусных синдромов; как пациент, это понятие несет новый мрачный смысл, сигнализируя о возможности новой болезни, и все неизвестно — особенно, как долго продлятся симптомы и какие из них могут быть постоянными.

Мне повезло, что у меня нет изнуряющей усталости, одышки и лихорадки, которые испытывают другие.На данный момент я все еще испытываю периодические желудочно-кишечные симптомы, постоянно высокие ферменты печени, которые пытается выяснить специалист по печени, и странный и постоянный дискомфорт в ноге, который может быть парестезией. Я могу нормально ходить на работу и жить своей жизнью. Многие другие не могут этого сделать.

Я пишу с надеждой, что еще один пациент, который борется с длительными симптомами Covid-19, может не чувствовать себя таким одиноким. Я пишу с надеждой, что еще один врач, друг, член семьи или супервайзер увидят эту статью и осознают важность поддержки, поскольку в настоящее время не хватает вариантов лечения.

До сих пор во время пандемии клиницисты были сосредоточены почти исключительно на лечении респираторных симптомов и предотвращении распространения SARS-CoV-2, вируса, вызывающего Covid-19. По мере того, как мы вступаем в следующую фазу, все больше данных указывает на то, что значительная часть из нас имеет длительные симптомы, и это требует внимания.

Йохай Реем — врач и третий курс психиатрии, резидент Нью-Йоркской пресвитерианской больницы, Weill Cornell Medicine.

Цитомегаловирусная инфекция человека у пациентов без иммунодефицита: ретроспективный анализ и обзор литературы — Полный текст — Intervirology 2016, Vol.59, № 3

При ретроспективном анализе пациентов, посещавших поликлинику отделения инфекционных болезней и тропической медицины в течение 3 лет, мы выявили высокую частоту симптоматической нетяжелой цитомегаловирусной (ЦМВ) инфекции у неиммунокомпромиссных пациентов . Мы представляем 11 симптоматических случаев инфекции HCMV у пациентов без иммунодефицита с неопасными для жизни симптомами, такими как длительное истощение, утомляемость и субфебрильная лихорадка с мышечной болью и артралгией или без них.Хотя симптомы не были опасными для жизни, все пациенты страдали длительным течением болезни до улучшения состояния. Эти случаи подтверждают тот важный факт, что инфекции HCMV у пациентов без иммунодефицита не всегда протекают бессимптомно. Таким образом, ЦМВ-инфекцию всегда следует включать в дифференциальную диагностику пациентов с неспецифическими признаками заболевания, такими как истощение, субфебрильная лихорадка и артралгия.

© 2017 S. Karger AG, Базель

Введение

Цитомегаловирус человека (ЦМВ) представляет собой бета-герпесвирус, поражающий значительную часть населения.Инфекция обычно протекает бессимптомно у иммунокомпетентных лиц, но может вызывать тяжелые заболевания у пациентов с ослабленным иммунитетом и беременных женщин, вызывая врожденную инфекцию.

Хотя HCMV-инфекция часто встречается у иммунокомпетентных хозяев, большинство инфекций протекает бессимптомно. Наиболее частая клиническая картина — мононуклеозоподобный синдром (ЦМВ-мононуклеоз).

Многие инфекции HCMV у иммунокомпетентных взрослых пациентов не являются первичными инфекциями и, вероятно, связаны с реинфекцией другим штаммом или реактивацией латентного вируса.Лабораторные результаты во многих случаях не позволяют отличить первичную инфекцию от непервичной [1].

Наше внимание привлекла высокая частота симптоматических инфекций HCMV среди иммунокомпетентных взрослых в нашем амбулаторном отделении. Тяжелые опасные для жизни осложнения ЦМВ-инфекции у иммунокомпетентных пациентов могут быть не такими редкими, как считалось ранее [2].

Целью нашего исследования было оценить заболеваемость симптоматическими инфекциями ЦМВ у иммунокомпетентных взрослых.В систематическом обзоре (Кокрановская библиотека) за период с 1950 по 2007 год в 89 статьях сообщалось о тяжелых инфекциях ЦМВ у 290 иммунокомпетентных взрослых [3]. Наше внимание привлекла история болезни детей с атипичным течением первичной ЦМВ-инфекции [4] и обзор ожогов [5].

Методы

Дизайн исследования

Это исследование было одобрено Этическим комитетом Венского медицинского университета. При ретроспективном анализе пациентов, посещавших амбулаторное отделение отделения инфекционных болезней и тропической медицины в течение 3 лет, мы оценили 32 пациента без иммунодефицита с положительным результатом на ЦМВ.Критерии включения: отсутствие иммуносупрессии, сопутствующих заболеваний или медикаментозного лечения. Двадцать один пациент посетил амбулаторное отделение только один раз, поэтому клиническое наблюдение было недоступно. 21 исключенный пациент имел симптомы мононуклеозоподобного синдрома (мононуклеоз ЦМВ) и был положительным на антитела IgM ИФА ЦМВ. Полимеразная цепная реакция (ПЦР) на ЦМВ и дальнейшие серологические исследования не проводились. Только 11 пациентов могли быть оценены для этого исследования, потому что необходимые серологические и клинические исследования были задокументированы.Особенно важным для нашего исследования было наблюдение за длительными клиническими симптомами.

Оценки, проведенные в нашем отделении, зависели от исследований, проведенных в другом месте, и клинических симптомов. Наши методы диагностики включали серологию, качественную и количественную ПЦР для HCMV и вируса Эпштейна-Барр (EBV).

Серологический анализ

Стандартный набор ELISA IgM и IgG HCMV (ELISA; Dade Behring®, Deerfield, IL, USA) и набор ELISA для EBV (анти-EBV-CA [IgM и IgG], анти-EBNA-1 [IgG] и анти-EBV-EA-D [IgG]; Euroimmun AG, Любек, Германия).

Методы ПЦР

Количественный анализ ПЦР (Cobas Amplicor® CMV Monitor Test; Roche Diagnostics Inc., Бранчбург, штат Нью-Джерси, США), амплифицирующий фрагмент гена полимеразы HCMV размером 365 п.н., использовали для обнаружения ДНК HCMV в плазме. Реакции амплификации и детекции выражали в единицах ДНК HCMV на миллилитр плазмы. Анализ имеет нижний предел чувствительности 400 МЕ/мл ДНК ЦМВ [6].

Результаты

Пациенты

Мы обнаружили в общей сложности 32 пациента с инфекцией ЦМВ без иммуносупрессии или других сопутствующих заболеваний или медикаментозного лечения.В это исследование могут быть включены одиннадцать пациентов. Средний возраст пациентов (4 женщины и 7 мужчин), включенных в это исследование, составил 38 лет (от 28 до 57 лет).

Клиническое течение

Все пациенты сообщали о таких симптомах, как упадок сил (длительное истощение), утомляемость и лихорадка (субфебрильная; таблица 1). Некоторые пациенты жаловались на мышечную боль и артралгию. Лабораторными данными у всех пациентов были лимфоцитоз (медиана 49%, диапазон 43-66, нормальный диапазон 25-40) и повышенный уровень лактатдегидрогеназы (медиана 972 ЕД/л, диапазон 386-1370, нормальный диапазон 120-240) и печеночных трансаминаз ( Медиана GOT/ASAT 79 ЕД/л, диапазон 27–156, нормальный диапазон 0–15; медиана GPT/ALAT 71 ЕД/л, диапазон 25–98, нормальный диапазон 0–19; медиана y-GT 132 ЕД/л, диапазон 59-174, нормальный диапазон 4-18) уровней.Не было значительного повышения С-реактивного белка или других белков острой фазы (фибриногена). Только скорость оседания крови показала повышение (медиана 42 мм/ч, диапазон 23-68, нормальное значение 10).

Таблица 1

Результаты серологического анализа 11 пациентов в амбулаторном отделении

Время, пока пациенты не стали здоровыми, нельзя было точно оценить, поскольку последующее наблюдение через 1 и 2 месяца показало, что такие симптомы, как утомляемость и недомогание, все еще присутствует у всех больных.Хотя лабораторные показатели нормализовались (лимфоцитоз, лактатдегидрогеназа и печеночные трансаминазы), пациенты отмечали сохраняющуюся утомляемость и слабость в течение многих месяцев. Последующее исследование IgM HCMV было положительным у всех пациентов в течение контрольного периода.

Обследование перед посещением нашего амбулаторного отделения

Приблизительное время от появления первых симптомов до постановки диагноза ЦМВ-инфекции составляло 20-30 дней. Все пациенты сначала посетили практикующего врача, а один был госпитализирован в другую больницу.В среднем через 14 дней они посетили нашу поликлинику. Наружное обследование у всех больных включало электрокардиографию, серодиагностику (без ЦМВ), пневмомонографию и ультразвуковое исследование (ЧПЭ, брюшной полости), а также компьютерную томографию (грудной клетки, брюшной полости) в 2 случаях и пункцию костного мозга в 1.

Серологический курс

После исключения типичных вирусных инфекций (например, ВЭБ) 6 из 11 пациентов дали положительный результат на ЦМВ с помощью ПЦР (медиана ДНК ЦМВ 120 МЕ/мл, диапазон 100–1270, предел чувствительности 400).

Десять пациентов были положительными на HCMV ELISA IgG и HCMV ELISA IgM в серологическом анализе. У одного пациента была сероконверсия до контрольной оценки (через 49 дней; таблица 1).

Обсуждение

Диагноз первичной ЦМВ-инфекции у иммунокомпетентных хозяев обычно ставится с помощью серологических исследований (либо обнаружение специфических к HCMV IgM, либо 4-кратное повышение специфических к HCMV IgG). Эти результаты тестов позволяют поставить предположительный диагноз в соответствующих клинических условиях.Присутствие только IgM HCMV нельзя использовать для диагностики первичной инфекции HCMV, потому что IgM также может присутствовать во время вторичной инфекции HCMV, которая включает повторное заражение другим штаммом или реактивацию латентного HCMV, приобретенного в прошлом. IgM-положительные результаты в сочетании с низкой авидностью IgG (не проводилось в нашем исследовании) считаются надежным доказательством первичной инфекции.

Многие инфекции HCMV у иммунокомпетентных взрослых пациентов не являются первичными инфекциями и, вероятно, связаны с реинфекцией другим штаммом или реактивацией латентного вируса.Эти типы инфекций очень распространены среди взрослого населения (особенно повторное заражение) и могут имитировать симптомы первичной инфекции. Лабораторные результаты во многих случаях не позволяют отличить первичную инфекцию от непервичной.

Согласно статье Navalpotro et al. [7], не все исследования подтвердили полезность ПЦР-анализа ЦМВ для диагностики острых инфекций ЦМВ у иммунокомпетентных лиц. Используя сыворотку, полученную от 34 пациентов с подтвержденным мононуклеозом ЦМВ, исследователи обнаружили ДНК ЦМВ в сыворотке только 7 (21%) пациентов с использованием 3 различных коммерчески доступных анализов.Пациенты в этом случае имели клинические данные, свидетельствующие об остром мононуклеозе, и лабораторные признаки сероконверсии HCMV или специфических IgM HCMV, а диагностическое тестирование на EBV и вирус герпеса человека 6 было отрицательным [7].

Хотя в систематическом обзоре (Кокрановская библиотека) за период с 1950 по 2007 г. было опубликовано 89 статей, в которых сообщалось о тяжелых инфекциях ЦМВ у 290 иммунокомпетентных взрослых [3], наши пациенты отличались клинической картиной. У всех были тяжелые симптомы (то есть истощение, утомляемость, лихорадка [субфебрильная], мышечная боль и артралгия), но они не были в критическом состоянии.Основной проблемой было длительное чувство тошноты и истощения, хотя все лабораторные показатели нормализовались.

В ходе нашего ретроспективного анализа мы обнаружили, что инфекция ЦМВ длилась 20-30 дней. Все пациенты с облегчением получили диагноз инфекции HCMV в качестве объяснения длительной продолжительности заболевания и медленного улучшения.

Являются ли эти HCMV-инфекции реактивацией или, возможно, повторной инфекцией, нельзя было ответить, потому что реактивация возможна у иммунокомпетентных хозяев в связи со стрессом и даже воспалением или эндогенными катехоламинами [8].

В нашем исследовании первичная инфекция ЦМВ была возможна только у 1 пациента из-за отрицательного серологического анализа (IgM- и IgG-) в начале симптомов. Ограничением нашего исследования является то, что мы не могли сказать, была ли у пациентов с положительным результатом на IgM и IgG первичная инфекция или нет, потому что тест на авидность IgG HCMV отсутствовал. Хотя на вопрос, был ли каждый случай реактивацией или новой инфекцией, нельзя было ответить, диагноз HCMV у иммунокомпетентных пациентов не следует исключать при дифференциальной диагностике лихорадки неизвестного происхождения или утомляемости.

Мы смогли показать, что HCMV иногда упускают из виду, потому что при диагностической оценке HCMV не будет тестироваться, если у пациента нет ослабленного иммунитета. На основании нашего исследования можно сказать, что HCMV следует исследовать у пациентов без иммунодефицита после исключения типичных вирусных инфекций, таких как EBV.

Заявление о раскрытии информации

У авторов нет соответствующих раскрытий информации.

Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Предикторы COVID-19 в лихорадочной поликлинике

Аннотация

Фон

Цель этого исследования состояла в том, чтобы определить клинические факторы риска для COVID-19 в немецкой амбулаторной лихорадочной клинике, которые позволяют отличить пациентов, инфицированных SARS-CoV-2, от других пациентов с гриппоподобными симптомами.

Методы

Это ретроспективное одноцентровое когортное исследование. Включены пациенты, посещавшие лихорадочную клинику с 4 апреля 2020 года по 15 мая 2020 года. Симптомы, сопутствующие заболевания и социально-демографические факторы регистрировались стандартизированным образом. Для выявления факторов риска COVID-19 использовалась многомерная логистическая регрессия, на основании которых оценивалась дискриминация модели с использованием площади под кривыми работы приемника (AUROC).

Результаты

В окончательный анализ были включены 930 пациентов, из которых 74 (8%) имели COVID-19. Аносмия (ОШ 10,71; ДИ 6,07–18,9) и агевзия (ОШ 9,3; ДИ 5,36–16,12) были тесно связаны с COVID-19. Воздействие высокого риска (ОШ 12,20; ДИ 6,80–21,90), особенно в том же домашнем хозяйстве (ОШ 4,14; ДИ 1,28–13,33), также коррелировало; чем больше членов семьи, особенно с гриппоподобными симптомами, тем выше риск заражения COVID-19. Работа на жизненно важном рабочем месте также была связана с COVID-19 (ИЛИ 2.35; ДИ 1,40–3,96), тогда как курение имело обратную корреляцию (ОШ 0,19; ДИ 0,08–0,44). Модель, в которой учитывались такие факторы риска, как аносмия, агевзия, сопутствующие симптомы у членов семьи и курение, хорошо отличала пациентов с COVID-19 от других пациентов с гриппоподобными симптомами (AUROC 0,84).

Выводы

Мы сообщаем о наборе из четырех доступных клинических параметров, которые позволяют идентифицировать лиц с высоким риском заражения COVID-19. Наше исследование не заменит молекулярное тестирование, но поможет направить усилия по сдерживанию в ожидании результатов теста.

Образец цитирования: Трюбнер Ф., Штайгерт Л., Эхтердиек Ф., Юнг Н., Шмидт-Хеллерау К., Золлер В.Г. и др. (2021) Предикторы COVID-19 в амбулаторной лихорадочной клинике. ПЛОС ОДИН 16(7): e0254990. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0254990

Редактор: Sherief Ghozy, Mayo Clinic Minnesota, США

Получено: 7 февраля 2021 г.; Принято: 7 июля 2021 г .; Опубликовано: 21 июля 2021 г.

Авторское право: © 2021 Trübner et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в рукописи и ее рисунках S1 и S2 и таблицах S1–S3.

Финансирование: Авторы не получали специального финансирования для этой работы.

Конкурирующие интересы: Нью-Джерси сообщает о плате за лекции от Gilead, Infectopharm, MSD, Bayer, Gilead, Basilea, а также о грантах на поездки от Gilead, Basilea, Correvio и Pfizer, помимо представленной работы.Все остальные авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов. Это не меняет нашей приверженности политике PLOS ONE в отношении обмена данными и материалами.

Исходная информация

SARS-CoV-2 (тяжелый острый респираторный синдром коронавирус 2), вирус, вызывающий коронавирусную болезнь 2019 (COVID-19), быстро распространился по всему миру. Диагноз в первую очередь основывается на молекулярных методах, таких как полимеразная цепная реакция с обратной транскриптазой (ОТ-ПЦР) или обнаружение антигена в мазках из носоглотки.В частности, результаты теста ОТ-ПЦР, считающегося золотым стандартом, часто задерживаются из-за транспортировки, медленных сроков выполнения работ и необходимости наличия централизованной лаборатории [1]. Но решение о карантине или переводе больного в изолятор должны принимать медики незамедлительно. Быстрое выявление потенциальных случаев имеет важное значение для сдерживания распространения вируса [2]. Однако клиническая дифференциация между COVID-19 и заболеваниями, сопровождающимися гриппоподобными симптомами, затруднена из-за часто неспецифической клинической картины [3].

Было проведено несколько исследований моделей прогнозирования, но большинство из них были сосредоточены на предикторах для пациентов в условиях стационара [4–6]. Однако у большинства пациентов с COVID-19 симптомы проявляются от легкой до умеренной степени тяжести, и госпитализация часто не требуется [7]. Эти пациенты чаще консультируются со своим терапевтом, который направляет их в местную лихорадочную клинику.

Здесь мы провели исследование в местной лихорадочной клинике в Штутгарте, Германия, уделяя особое внимание амбулаторным случаям COVID-19 легкой и средней степени тяжести.Наше исследование было направлено на определение параметров, которые легко доступны в амбулаторных условиях и помогают выявить пациентов с высоким риском заражения SARS-CoV-2.

Материалы и методы

Исследуемая популяция

Штутгарт — столица и крупнейший город немецкой земли Баден-Вюртемберг с населением около 635 000 человек. В отличие от других лихорадочных клиник, связанных с местными больницами, эта лихорадочная клиника Штутгарта не была частью больницы, а была создана местными органами здравоохранения.

В это одноцентровое ретроспективное когортное исследование были включены все пациенты, посещавшие эту лихорадочную клинику с 4 апреля 2020 года по 15 мая 2020 года. у них были общие респираторные симптомы, совместимые с COVID-19, и/или подтвержденный контакт с больным COVID-19.

Сбор данных

Данные о типе симптомов, появлении симптомов, демографических данных, сопутствующих заболеваниях, лекарствах, предрасполагающих факторах риска, воздействии и самооценке здоровья регистрировались с помощью стандартизированного вопросника, используемого лечащим врачом.Опросник был введен в лихорадочную клинику независимо от этого исследования для гармонизации рабочего процесса. Это показано на рис. S1 (английская версия) и рис. S2 (немецкая версия). В случае повторных визитов пациента для анализа использовались только данные первого визита.

Самооценка здоровья регистрировалась по шкале от одного (отличное) до пяти (плохое). Отсутствующие данные были указаны как таковые. Анализ отсутствующих данных показан в таблице S1. Отсутствующие данные в регрессии отбрасывались в каждом конкретном случае.

Определение факторов риска и основных показателей жизнедеятельности.

Курение было зарегистрировано в пачке лет (PY). Если PY отсутствовал, документировалось количество выкуриваемых сигарет в день. Мы создали две категории для курения от легкого до умеренного (≤5сиг/день или ≤15PY) и тяжелого (>5сиг/день или>15PY) курения.

Основные работники (EW) были определены как люди, работающие в критической инфраструктуре, такой как розничная торговля, здравоохранение или полиция. Определение контактных лиц соответствовало определениям Института Роберта Коха, ответственного за контроль и профилактику заболеваний.Воздействие высокого риска определяется как контакт с больным COVID-19 в течение более 15 минут на расстоянии до 1,5 метра без средств индивидуальной защиты (СИЗ). Воздействие с низким уровнем риска определялось как контакт в закрытом помещении с больным COVID-19 в течение менее 15 минут или на расстоянии более 1,5 метра, а также без средств индивидуальной защиты. Воздействие в качестве медицинского работника (HCW), оказывающего помощь пациенту с COVID-19 в рекомендованных СИЗ, рассматривалось независимо.

Тестирование
SARS-CoV-2 и отчетность в отдел общественного здравоохранения.

Тестирование на SARS-CoV-2 проводили на мазках из носоглотки с помощью ОТ-ПЦР на системе Cobas 6800 (Cobas, Roche, Базель, Швейцария). В соответствии с Законом Германии о защите от инфекций (Infektionsschutzgesetz) о пациентах с подозрением или подтвержденным диагнозом COVID-19 сообщалось в местный отдел здравоохранения.

Этика.

Исследование было одобрено комитетом по этике Landesärztekammer Baden-Württemberg, Штутгарт, Германия (голосование F-2020-067). Из-за ретроспективного и анонимного подхода местный комитет по этике отказался от необходимости получения информированного согласия.

Статистический анализ.

Непрерывные данные выражались как среднее, медиана и межквартильный размах (IQR), а категориальные переменные сообщались как число (n) и процент (%). Статистические различия между положительными/отрицательными пациентами с SARS-CoV-2 определяли с помощью t-критерия Стьюдента для непрерывных переменных. Критерий хи-квадрат или точный критерий Фишера были выполнены для категориальных переменных. Критерий хи-квадрат использовали, когда во всех ячейках было не менее десяти наблюдений. В противном случае применялся точный критерий Фишера.Критерий суммы рангов Уилкоксона использовали для сравнения ИМТ между группами. Результат теста на SARS-CoV-2 (положительный/отрицательный) использовался в качестве зависимой переменной в логистической регрессии. Факторы риска-кандидаты вводились сначала по отдельности, чтобы оценить их связь с положительными тестами на SARS-CoV-2. Многомерное моделирование основывалось как на предварительном знании факторов риска, так и на результатах двумерных моделей. Результаты логистической регрессии представлены в виде отношения шансов (OR) с 95% доверительными интервалами (95% CI).Сообщаемые значения p являются двусторонними, при этом P≤0,05 считается статистически значимым. Наконец, площадь под рабочими характеристиками приемника (AUROC) использовалась для изучения ценности моделей, различающих пациентов с положительными и отрицательными тестами на SARS-CoV-2.

Блок-схема была создана с помощью LibreOffice Draw (версия 6.4.4, The Document Foundation, Берлин, Германия). Визуализацию данных проводили с помощью GraphPad Prism (версия 7.0.0, GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния, США).Регрессии моделировались с использованием STATA 13 (StataCorp. 2013, Stata Statistical Software: Release 13, College Station, TX: StataCorp LP).

Результаты

Исследуемая популяция и клинические характеристики

Блок-схема, показывающая выбор популяции для исследования, показана на рис. 1. Всего в окончательный анализ было включено 930 пациентов. Среди них у 74 пациентов (8%) выявлен положительный результат ОТ-ПЦР на SARS-CoV-2.

Рис. 1. Блок-схема, показывающая выбор исследуемой популяции.

В это исследование были включены все пациенты, посещавшие лихорадочную клинику с 4 апреля 2020 г. по 15 мая 2020 г. с гриппоподобными симптомами или подверженные высокому риску. В случае повторных посещений использовались только данные первого посещения.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0254990.g001

Характеристики и демографические данные пациентов приведены в таблице 1. Средний возраст составил 44 года (IQR 34–55) для пациентов с COVID-19 и 41 год (IQR 30–54) для лиц с отрицательным результатом теста на SARS-CoV-2.Различий между группами по возрасту и полу не было. Медиана ИМТ у пациентов с COVID-19 была значительно выше, чем в контрольной группе (27 против 25,5 кг/м 2 ; значение p = 0,0165). По крайней мере, пятая часть пациентов в обеих группах имела одно или более сопутствующих заболеваний. Однако различий в сопутствующих заболеваниях или приеме лекарств не наблюдалось.

Гриппоподобные симптомы и показатели жизнедеятельности как предикторы COVID-19

Хотя большинство симптомов не позволяли провести различие между положительными и отрицательными пациентами с SARS-CoV-2, некоторые из них были идентифицированы как предикторы COVID-19 после поправки на возраст и пол (рис. 2А).Это были аносмия (ОШ 10,71; ДИ 6,07–18,9; значение р <0,001), агевзия (ОШ 9,3; ДИ 5,36–16,12; значение р <0,001) и артралгия (ОШ 1,95; ДИ 1,18–3,23; значение р 0,01). ). Одышка в покое реже встречалась у пациентов с COVID-19 (ОШ 0,32; ДИ 0,11–0,89; p-значение 0,03). Наиболее распространенными симптомами, о которых сообщали пациенты с COVID-19, были головная боль (64%), утомляемость (60%), лихорадка (53%), артралгия (51%) и боль в горле (45%), за которыми следовали агевзия (42%) и аносмия (40%) (рис. 2В). Подробные данные приведены в таблице S2.

Рис. 2.Симптомы как предикторы COVID-19.

(A) На рис. 2а показана лесная диаграмма, изображающая связь между симптомами и риском COVID-19. Референтной группой для всех симптомов является группа, в которой соответствующий симптом отсутствовал. Для расчета использовали точный критерий Фишера. По оси X показано относительное увеличение риска COVID-19 в виде отношения шансов. Ось Y обозначает отдельные симптомы. Результаты выражены с 95% доверительными интервалами. (B) На рис. 2b показана относительная частота отдельных симптомов у пациентов с COVID-19 и другими гриппоподобными симптомами.Ось X показывает отдельные симптомы, а ось Y показывает относительную частоту в процентах. Сокращения: Т; Температура.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0254990.g002

У пациентов с COVID-19 субфебрильная температура (37,5–37,9°C) отмечалась чаще, чем у пациентов без COVID-19. Это было справедливо для измерения температуры дома (ОШ 2,36; ДИ 1,16–4,79; р-значение 0,02), а также измерения температуры в лихорадочной клинике (ОШ 2,54; ДИ 1,08–5,99; р-значение 0.03). Не было обнаружено различий между группами по насыщению кислородом (медиана 97% против 98%, p-значение 0,41), систолическому (медиана 120 мм рт. ст. против 125 мм рт. ст., p-значение 0,13) или диастолическому артериальному давлению (медиана 80 мм рт. ст. против 80 мм рт. ст., p-значение 0,16). ни частота сердечных сокращений (медиана 85,5 против 83, p-значение 0,22).

Социальные факторы риска COVID-19

Результаты представлены в Таблице 2. Было обнаружено, что воздействие высокого риска на человека с COVID-19 является сильным фактором риска для COVID-19 (ОШ 12,20; ДИ 6,80–21,90; значение p <0.001). Контакт с больным, проживающим в том же домохозяйстве, также был предиктором заражения COVID-19 (ОШ 4,14; ДИ 1,28–13,33; p-значение = 0,02), чего не было в случае, когда заражение произошло заведомо в (медицинской или немедицинской) -медицинское) рабочее место со средствами индивидуальной защиты или без них. Тем не менее, основные работники подвергались более высокому риску (ОШ 2,35; ДИ 1,40–3,96; значение p = 0,001). Проживание в домохозяйстве из двух человек показало значительно более высокий риск по сравнению с домохозяйством из одного человека (ОШ 2,82; ДИ 1,06–7,53; значение p = 0,04). Риск был еще выше для домохозяйства с более чем двумя людьми (ОШ = 4.72; ДИ 1,82–12,26; р-значение = 0,001). Эта разница была более выраженной, когда члены домохозяйства также сообщали о гриппоподобных симптомах. Активное курение было обнаружено значительно реже у пациентов с COVID-19 (ОШ 0,19; ДИ 0,08–0,44; значение p <0,001). Это верно как для заядлых курильщиков (более 15 лет курения или более 5 сигарет в день), так и для курильщиков от легкой до умеренной степени.

Разработка модели риска

Аносмия и агевзия (отдельно или в сочетании) имели субоптимальную эффективность как единственные предикторы COVID-19 (AUROC 0.67–0,74). То же самое относится и к воздействию высокого риска (AUROC 0,74). Наилучшая многофакторная модель была достигнута, когда в качестве параметров были включены возраст, пол, аносмия, агевзия, статус курения и контакты с членами домохозяйства с симптомами. Эта модель показала отличные результаты с AUROC 0,84 (рис. 3). Подгонка модели логистической регрессии показана в таблице S3.

Рис. 3. Многопараметрическая модель прогнозирования COVID-19.

Эффективность многопараметрической модели прогнозирования COVID-19, включая переменные возраста, пола, аносмии, агевзии, членов домохозяйства с симптомами и курения с использованием площади под кривой рабочей характеристики приемника (AUROC).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0254990.g003

Обсуждение

Расширяется доступ к быстрым и надежным лабораторным тестам для диагностики COVID-19. Тем не менее, в отделениях неотложной помощи или в других амбулаторных учреждениях по-прежнему сложно решить, какой пациент с гриппоподобными симптомами требует немедленной изоляции и отслеживания контактов.

В нашем исследовании мы определили несколько предикторов COVID-19 в амбулаторных условиях. Мы также разработали модель, которая зависит исключительно от информации, которую можно собрать без инвазивных процедур.

Сан и др. опубликованы модели прогнозирования, основанные на случаях в больнице третичного уровня в Сингапуре [4]. Однако их модели с хорошими характеристиками (площадь под кривой [AUC] >0,8) зависели от лабораторных тестов или рентгенографических сканирований. Модель, разработанная исключительно на основе неинвазивно собранной информации, оказалась неудовлетворительной (AUC 0,65). В нашей когорте симптомами, связанными с COVID-19, которые позволили отличить от других гриппоподобных заболеваний, были аносмия и агевзия, которые не были включены в их модель.Потеря вкуса и обоняния являются отличительными чертами COVID-19 и оказались хорошими предикторами заболевания [6, 8]. Также с помощью одномерного анализа мы выявили, что у пациентов с COVID-19 чаще отмечались артралгии и субфебрильная температура (37,5–37,9°С), но реже — одышка в покое. Пациенты с COVID-19 с меньшей вероятностью были курильщиками, что может объяснить, почему они реже сообщали об одышке в состоянии покоя. Тем не менее, эти симптомы довольно неспецифичны и в конечном итоге не добавили никакой прогностической ценности нашей модели.

Интересно, что курильщики имеют меньший риск заражения SARS-CoV-2 в нашем исследовании, и это наблюдение также было подтверждено другими группами [9]. Причина этого во многом неизвестна. Механически, рецептор ангиотензинпревращающего фермента (ACE)-2, место проникновения SARS-CoV-2, активируется в респираторном эпителии курильщиков [10]. Но неясно, влияет ли частота рецепторов ACE2 на клетках слизистой оболочки на предрасположенность к заболеванию [11]. Безусловно, ингибиторы АПФ или блокаторы рецепторов ангиотензина-2, которые изменяют экспрессию АПФ2, не связаны с восприимчивостью к SARS-CoV-2, что доказано в нашем и ряде других исследований [12, 13].Необходимы дополнительные исследования, чтобы ответить на вопрос, приведет ли курение само по себе к снижению восприимчивости к инфекции SARS-CoV-2 или на риск повлияет основная поведенческая черта (например, более частый выход из закрытых помещений для курения). Хотя наше исследование предполагает, что курильщики менее подвержены заражению SARS-CoV-2, несколько других исследований показали, что после заражения пациента курение является предиктором тяжелого заболевания и внутрибольничной смертности [14–16]. Поэтому мы, конечно же, не предлагаем начинать или продолжать курить во время продолжающейся пандемии.

ИМТ

также был определен как предиктор COVID-19, что соответствует опубликованным данным, связывающим ожирение с респираторными инфекциями в целом и с COVID-19 [17, 18]. Как и в случае с курением, механизмы повышенной восприимчивости до сих пор неясны. Точно так же пациенты с ожирением подвержены высокому риску смертности от COVID-19 [19].

Неудивительно, что чем интенсивнее контакт с больными COVID-19, тем выше риск заражения. Мы показываем, что определение контактных лиц Европейского центра профилактики и контроля заболеваний (ECDC), которое было принято немецким Институтом Роберта-Коха, помогает определить сопутствующий риск заражения [20].Воздействие высокого риска было сильным предиктором COVID-19. Как показано в других исследованиях, риск заражения SARS-CoV-2 выше среди бытовых контактов, чем в медицинских учреждениях или других условиях [21]. В нашем исследовании контакт с больным COVID-19 в качестве медработника с соответствующими СИЗ не был связан с риском заражения SARS-CoV-2. Это в основном связано с небольшим размером выборки этой подгруппы и защитным эффектом СИЗ. Напротив, работа в качестве EW (включая HCW) была значительно связана с риском заражения, что также было показано в других исследованиях [22].На момент сбора данных обязательное ношение масок в больницах Германии не было введено повсеместно. Таким образом, между медработниками произошло много инфекций. Хорошо известен более высокий профессиональный риск заражения SARS-CoV-2 среди медработников [23]. Этот факт следует признать во время обсуждения распространения вакцин против SARS-CoV-2 среди населения.

Мы показываем, что симптомы и история воздействия являются самыми надежными предикторами COVID-19. Тем не менее, после поправки на эти факторы лечащий врач смог выявлять людей с COVID-19 чаще, чем это было бы возможно случайно.Поэтому, какой бы хорошей теоретически ни была модель прогнозирования, она никогда не заменит молекулярное тестирование и практические знания опытного врача.

Силой нашего исследования является большая когорта и соответствие наших данных опубликованным исследованиям, что подтверждает надежность набора данных, несмотря на ретроспективный подход. Наши предикторы и модель зависят исключительно от неинвазивных параметров, что позволяет быстро идентифицировать людей, подверженных риску.

Ретроспективный подход ограничивает наши выводы.Точность данных зависит от тщательного документирования во времена высокого уровня стресса в начале пандемии. Предвзятость в отчетах является еще одним ограничивающим фактором, поскольку некоторые пациенты могли преувеличивать свои симптомы, чтобы пройти тест. Кроме того, в некоторых подгруппах было только ограниченное количество событий (например, курение, тип воздействия), и анализ нескольких подгрупп увеличивает вероятность статистически значимого ложноположительного результата.

Таким образом, мы определили, что аносмия, агевзия, воздействие в анамнезе, а также курение и ИМТ являются сильными предикторами COVID-19 в амбулаторных условиях.Особенно сильная обратная корреляция курения с COVID-19 требует дальнейших исследований. Выявление основного механизма может помочь найти превентивные механизмы.

Во времена нехватки больничных коек и переполненных отделений неотложной помощи и семейных врачей выявленные предикторы COVID-19 помогают в процессе принятия решения о том, для кого оправдана изоляция и отслеживание контактов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить доктора Ханса-Йорга Вертенауэра, Веронику Шмидмайстер и доктораБорис Хартманн, поддержавший исследование. Кроме того, мы хотели бы поблагодарить профессора доктора Ральфа Голбика за корректуру.

Каталожные номера

  1. 1. Мина М.Дж., Паркер Р., Ларремор Д.Б. Переосмысление чувствительности тестов на Covid-19 — стратегия сдерживания. Медицинский журнал Новой Англии. 2020 26 ноября; 383(22):e120. пмид:32997903
  2. 2. Li Z, Chen Q, Feng L, Rodewald L, Xia Y, Yu H и другие. Активное выявление случаев с ведением случаев: ключ к борьбе с пандемией COVID-19.Ланцет. 4 июля 2020 г .; 396 (10243): 63–70. пмид:32505220
  3. 3. Дочерти А.Б., Харрисон Э.М., Грин К.А., Хардвик Х.Е., Пиус Р., Норман Л. и др. Характеристики 20 133 британских пациентов в больнице с covid-19 с использованием протокола клинической характеристики ISARIC ВОЗ: проспективное обсервационное когортное исследование. БМЖ. 2020 22 мая; 369:m1985. пмид:32444460
  4. 4. Sun Y, Koh V, Marimuthu K, Ng OT, Young B, Vasoo S и др. Эпидемиологические и клинические предикторы COVID-19. Клин Инфекция Дис.2020 г., 28 июля; 71 (15): 786–92. пмид:32211755
  5. 5. Wynants L, Calster BV, Collins GS, Riley RD, Heinze G, Schuit E, et al. Модели прогнозирования для диагностики и прогноза covid-19: систематический обзор и критическая оценка. БМЖ. 2020 7 апр;369:m1328. пмид:32265220
  6. 6. Menni C, Valdes AM, Freidin MB, Sudre CH, Nguyen LH, Drew DA, et al. Отслеживание в режиме реального времени симптомов, о которых сообщают сами, для прогнозирования потенциального COVID-19. Природная медицина. 2020 июль; 26 (7): 1037–40.пмид:32393804
  7. 7. Zhang JJY, Lee KS, Ang LW, Leo YS, Young BE. Факторы риска тяжелого заболевания и эффективность лечения у пациентов, инфицированных COVID-19: систематический обзор, метаанализ и метарегрессионный анализ. Клин Инфекция Дис. 2020 19 ноября; 71 (16): 2199–206. пмид:32407459
  8. 8. Фихан А.К., Форт Д., Веласко С., Бертон Дж.Х., Гарсия-Диас Дж., Прайс-Хейвуд Э.Г. и др. Важность аносмии, агевзии и возраста в клинической картине симптоматической и бессимптомной инфекции SARS-CoV-2 в Луизиане, США; кросс-секционное исследование распространенности.Клин Микробиол Инфект. 2021 6 января; пмид:33421576
  9. 9. Саймонс Д., Шахаб Л., Браун Дж., Перски О. Связь статуса курения с инфекцией SARS-CoV-2, госпитализацией и смертностью от COVID-19: живой экспресс-обзор доказательств с байесовским метаанализом (версия 7). Зависимость. 2 октября 2020 г .;
  10. 10. Брейк С.Дж., Барнсли К., Лу В., МакАлинден К.Д., Ипен М.С., Сохал С.С. Курение активирует рецептор ангиотензинпревращающего фермента-2: потенциальный сайт адгезии для нового коронавируса SARS-CoV-2 (Covid-19).Дж. Клин Мед. 2020 20 марта; 9 (3).
  11. 11. ван Зил-Смит Р.Н., Ричардс Г., Леоне Ф.Т. Табакокурение и инфекция COVID-19. Ланцет Респир Мед. 2020 июль; 8 (7): 664–5. пмид:32464099
  12. 12. Reynolds HR, Adhikari S, Pulgarin C, Troxel AB, Iturrate E, Johnson SB, et al. Ингибиторы ренин-ангиотензин-альдостероновой системы и риск Covid-19. Медицинский журнал Новой Англии. 2020 18 июня; 382 (25): 2441–8. пмид:32356628
  13. 13. Мансия Г., Ри Ф., Лудерньяни М., Аполоне Г., Коррао Г.Блокаторы ренин-ангиотензин-альдостероновой системы и риск Covid-19. Медицинский журнал Новой Англии. 2020 18 июня; 382 (25): 2431–40. пмид:32356627
  14. 14. Месас А.Е., Каверо-Редондо I, Альварес-Буэно С., Сарриа Кабрера М.А., Маффей де Андраде С., Секи-Домингес I и др. Предикторы внутрибольничной смертности от COVID-19: всесторонний систематический обзор и метаанализ, изучающий различия в зависимости от возраста, пола и состояния здоровья. ПЛОС Один. 2020;15(11):e0241742. пмид:33141836
  15. 15.Дорджи К., Ким Х., Бономо Э., Долма Р. Распространенность и предикторы смерти и тяжелого течения заболевания у пациентов, госпитализированных из-за COVID-19: всесторонний систематический обзор и метаанализ 77 исследований и 38 000 пациентов. ПЛОС Один. 2020;15(12):e0243191. пмид:33284825
  16. 16. Беллан М., Патти Г., Хейден Э., Аццолина Д., Пиризи М., Аквавива А. и др. Уровень смертности и предикторы смертности в итальянской когорте госпитализированных пациентов с COVID-19. Научный представитель 2020 г., 26 ноября; 10 (1): 20731.пмид:33244144
  17. 17. Леонг А., Коул Дж., Бреннер Л.Н., Мейгс Дж.Б., Флорес Дж.С., Меркадер Дж.М. Кардиометаболические факторы риска восприимчивости и тяжести COVID-19: менделевский анализ рандомизации. medRxiv. 2020 1 сентября; пмид:323
  18. 18. Квок С., Адам С., Хо Дж. Х., Икбал З., Теркингтон П., Разви С. и др. Ожирение: критический фактор риска в условиях пандемии COVID-19. Клиническое ожирение. 2020;10(6):e12403. пмид:32857454
  19. 19. Хуссейн А., Махавар К., Ся З., Ян В., Эль-Хасани С.Ожирение и смертность от COVID-19. Метаанализ. Obes Res Clin Pract. 2020 авг; 14 (4): 295–300. пмид:32660813
  20. 20. Европейский центр профилактики и контроля заболеваний. Отслеживание контактов: управление общественным здравоохранением лиц, включая медицинских работников, которые контактировали с больными COVID-19 в Европейском Союзе — третье обновление. Стокгольм: ECDC; 2020. 18 ноября 2020.
  21. 21. Cheng H-Y, Jian S-W, Liu DP, Ng TC, Huang W-T, Lin H-H и др. Отслеживание контактов, оценка динамики передачи COVID-19 на Тайване и риск в разные периоды воздействия до и после появления симптомов.JAMA Стажер Мед. 2020 1 сентября; 180 (9): 1156–63. пмид:32356867
  22. 22. Iversen K, Bundgaard H, Hasselbalch RB, Kristensen JH, Nielsen PB, Pries-Heje M, et al. Риск заражения COVID-19 у медицинских работников в Дании: обсервационное когортное исследование. Ланцет Infect Dis. 2020 дек; 20 (12): 1401–1408. пмид:32758438
  23. 23. Рудберг А.С., Хавервалл С., Монберг А., Джернбом Фальк А., Агилера К., Нг Х. и др. Воздействие SARS-CoV-2, симптомы и серопревалентность среди медицинских работников в Швеции.Нац коммун. 2020 8 октября; 11 (1): 5064. пмид:33033249

Лихорадка неизвестного происхождения (ЛНН) Дифференциальный диагноз

Автор

Сандра Г Гомпф, доктор медицинских наук, FACP, FIDSA , профессор инфекционных заболеваний и международной медицины, Медицинский колледж Морсани Университета Южной Флориды; Начальник отдела инфекционных заболеваний, директор программ гигиены труда и инфекционного контроля, Больница для ветеранов им. Джеймса А. Хейли

Сандра Г Гомпф, доктор медицинских наук, FACP, FIDSA является членом следующих медицинских обществ: Американский колледж врачей, Американское общество инфекционистов

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Соавтор (ы)

Мишель Дэвис, доктор медицины , научный сотрудник по инфекционным заболеваниям, Медицинский колледж Морсани Университета Южной Флориды; Со-исследователь, Департамент здравоохранения Флориды, округ Хиллсборо,

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Альберто Контрерас, доктор медицины  Научный сотрудник по инфекционным заболеваниям, Медицинский колледж Морсани Университета Южной Флориды

Альберто Контрерас, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Ассоциация медицины ВИЧ, Американское общество инфекционных заболеваний

Раскрытие информации: ничего раскрывать.

Редакционная коллегия специалистов

Франсиско Талавера, PharmD, PhD  адъюнкт-профессор Фармацевтического колледжа Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

Раскрытие информации: Получал зарплату от Medscape за трудоустройство. для: Медскейп.

Charles V Sanders, MD  Эдгар Халл Профессор и заведующий кафедрой внутренних болезней, профессор микробиологии, иммунологии и паразитологии Медицинской школы Университета штата Луизиана в Новом Орлеане; Медицинский директор Медицинского больничного центра, Благотворительной больницы и Медицинского центра Луизианы в Новом Орлеане; Консультационный персонал, Медицинский центр Охснера

Чарльз В. Сандерс, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Альянс за разумное использование антибиотиков, Альфа-Омега-Альфа, Американская ассоциация врачей-лидеров, Американская ассоциация содействия развитию науки, Американская ассоциация профессоров университетов, Американская клинико-климатологическая ассоциация, Американский колледж врачей, Американская федерация медицинских исследований, Американское общество гериатрии, Американская ассоциация легких, Американская медицинская ассоциация, Американское общество микробиологии, Американское торакальное общество, Американская ассоциация венерических болезней, Ассоциация профессионалов по инфекционному контролю и эпидемиологии, Ассоциация американских медицинских колледжей, Ассоциация американских врачей, Ассоциация профессоров медицины, Общество инфекционистов акушерства и гинекологии, Американское общество инфекционных заболеваний, Медицинское общество штата Луизиана, Орлеанское приходское медицинское общество, Королевское Медицинское общество, Sigma Xi, Общество почетных научных исследований, Общество общей внутренней медицины, Юго-восточный клинический клуб, Южная медицинская ассоциация, Южное общество клинических исследований, Юго-западная ассоциация клинической микробиологии, Фонд исследований СПИДа

Раскрытие информации: Получает гонорары от Baxter International за: Takeda — получает гонорары; UpToDate-получает гонорары.

Главный редактор

Michael Stuart Bronze, MD  David Ross Boyd Профессор и заведующий кафедрой медицины Stewart G Wolf Endowed заведующей кафедрой внутренних болезней медицинского факультета Центра медицинских наук Университета Оклахомы; магистр Американского колледжа врачей; член Американского общества инфекционистов; Член Королевского колледжа врачей, Лондон,

. Майкл Стюарт Бронз, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Альфа-Омега-Альфа, Американский колледж врачей, Американская медицинская ассоциация, Ассоциация профессоров медицины, Американское общество инфекционных заболеваний, Медицинская ассоциация штата Оклахома, Южное общество клинических исследований

Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

Дополнительные участники

Kirk M Chan-Tack, MD  Медицинский работник, Отдел противовирусных продуктов, Центр оценки и исследований лекарственных средств, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов

Раскрытие информации: не требуется раскрытия.

Джон Бартлетт, доктор медицинских наук  Почетный профессор, Медицинский факультет Университета Джона Хопкинса

Джон Бартлетт, доктор медицины, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американский колледж клинической фармакологии, Американский колледж врачей, Американское общество микробиологии , Американское общество тропической медицины и гигиены, Американское торакальное общество, Американская ассоциация венерических заболеваний, Ассоциация американских врачей, Американское общество инфекционных заболеваний, Общество реаниматологии

Раскрытие информации: Не раскрывать.

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.