Острые кишечные инфекции у детей: Кишечная инфекция у детей — причины, симптомы, диагностика и лечение кишечной инфекции в Москве в детской клинике «СМ-Доктор»

Содержание

Памятка для родителей по «Острой кишечной инфекции у детей»

Уважаемые родители, если Ваш ребенок заболел острой кишечной инфекцией (по-научному, острым гастроэнтеритом), Вам необходимо спокойно проанализировать ситуацию и понять, как Ваш ребенок мог заболеть. Чаще всего это заболевание возникает при контактах с больными или носителями кишечных инфекций — ими чаще являются взрослые, окружающие ребенка (при несоблюдении правил личной гигиены).

Так же причиной заболевания является инфицированная вода (например, некипяченая вода или вода из открытых источников), пища (недоброкачественная, с истекшим сроком хранения продуктов либо хранившаяся без холодильника, плохо вымытые ягоды, овощи, фрукты, недостаточно термически обработанная –яйцо, курица, другие виды мяса). Острые кишечные инфекции бывают по происхождению вирусные (чаще всего), бактериальные либо смешанные вирусно-бактериальные. Существует множество вирусов, вызывающих инфекцию-это ротавирус, норовирус, астровирус, калицивирус, энтеровирус и т д.

Среди бактериальных кишечных инфекций чаще встречается сальмонеллез. Реже -другие- например, иерсиниоз, дизентерия. Симптомы заболевания: повышение температуры тела, отказ от еды, боль в животе, питья, рвота, жидкий стул ,слабость, редкое мочеиспускание. В результате у ребенка часто развивается токсикоз и обезвоживание. Ребенок попадает в стационар и его необходимо наблюдать, обследовать и лечить. Очень важно соблюдать все рекомендации лечащего врача, но и участие мамы имеет большое значение в скорейшем выздоровлении ребенка.

Прежде всего, мама должна быть спокойна и позитивна, особенно с маленькими детьми. Не надо забывать, что ребенок смотрит на мир мамиными глазами. Ваша уверенность психологически поможет малышу скорее выздоравливать. Своевременно начатое обследование и лечение ускорит выздоровление и поможет избежать осложнений. Часто ребенок отказывается от еды и питья-в таких случаях врач обычно назначает капельницу для коррекции обезвоживания, поддержания энергии и снятия токсикоза.

На инфузионной терапии ребенка можно кормить и поить -но дробно (малыми порциями и чаще), жидкость предлагайте глоточками (либо поите из шприца по 5-10 мл через 10-15 минут). При бактериальных инфекциях врач назначит Вашему ребенку антибиотики. При кишечных инфекциях существует определенная диета- она соблюдается еще 14 дней после выздоровления. В первые 3-5 дней у детей старше года рекомендуется полное исключение цельномолочных продуктов, а также продуктов, усиливающих моторику и содержащие грубую клетчаткую.

Детям первого года жизни необходимо ограничить, а в тяжелых случаях исключить базовые адаптированные молочные смеси, цельное коровье молоко, соки. Детям, находящимся на искусственном вскармливании ,следует подбирать низко- или безлактозные смеси с таким количеством лактозы, которое перенесет больной, не допуская ухудшения клинической симптоматики .

Длительность диеты-до нормализации стула с постепенным расширением молочной составляющей. Сроки лечения индивидуальны — в среднем 7-10 дней (но особенностью течения кишечных инфекций является волнообразное течение—в 2 или 3 « волны», и это может удлинять срок лечения и госпитализации ребенка. Что такое волнообразное течение кишечной инфекции?

Возбудители кишечных инфекций часто вызывают примерно через 3-4 дня от начала заболевания вторую « волну», т. е даже на фоне лечения снова может повыситься Т тела, появиться рвота, усилиться жидкий стул и ухудшиться самочувствие ребенка. И опять Вам могут назначить капельницу.… И снова – помните, мама — ни в коем случае не паниковать! Теперь Вы об этом знаете и продолжаете лечить своего малыша дальше, доверяя доктору и следуя его советам. Выздоровление непременно наступит ,не беспокойтесь. Все дети болеют по — разному — это надо понимать, есть и возрастные особенности-малыши до 3-х лет, особенно до 1 годика болеют тяжелее, и иммунитет у всех разный. Прогноз, конечно же, благоприятный, детки выздоравливают. Далее – после выписки из больницы надо соблюдать простые правила личной гигиены, диету до 14 дней. Желаем Вам скорейшего выздоровления!

Врач-педиатр отделения №6 Ковалько А.К.

Острые кишечные инфекции. Автор статьи: врач-инфекционист Подряднова Татьяна Валентиновна.

26 ноября 2019

Журнал «Здоровье семьи»

Острые кишечные инфекции (ОКИ) — это большая группа инфекционных заболеваний человека с энтеральным (фекальнооральным) механизмом заражения, вызываемых патогенными (шигеллы, сальмонеллы и др.) и условно-патогенными бактериями (протей, клебсиеллы, клостридии и др.), вирусами (рота-, астро-, группы Норфолка и др.) и простейшими (амеба, лямблии, криптоспоридии и др.)

ОКИ до настоящего времени занимают ведущее место в инфекционной патологии, уступая по заболеваемости только гриппу и острым респираторным инфекциям. По данным ВОЗ ежегодно в мире регистрируется до 1-1,2 млрд. кишечных заболеваний и около 1 млн. в России. Источником инфекции является человек и/или животные. Для ОКИ характерна всеобщая восприимчивость.

Чаще всего болеют ОКИ маленькие дети. Ведущий путь передачи для детей раннего возраста — контактнобытовой, для детей старшего возраста и взрослых пищевой или водный. Воздушнокапельным, трансмиссивным и парентеральным путем кишечные инфекции не передаются. При кишечных инфекциях, протекающих с бактериемией (например, брюшной тиф, кампилобактериоз), возможно внутриутробное инфицирование плода.

Кишечные инфекции встречаются как в виде спорадических случаев, так и в виде отдельных вспышек, вплоть до пандемий (холера). Для большинства ОКИ бактериальной этиологии характерен летне-осенний подъем заболеваемости, для вирусных диарей (поносы) — осенне-зимний период года. В последние годы удельный вес ОКИ вирусной этиологии среди госпитализированных больных в стационар составляет в зимний период года (январь — март) до 70%. Это неуправляемая инфекция, так как нет вакцин. Входными воротами инфекции и органом «мишенью» является желудочно-кишечный тракт. Клинически ОКИ характеризуется симптомами интоксикации (вялость, сниженный аппетит, лихорадка, тошнота, рвота), нередким развитием синдромов инфекционного токсикоза и диарейным синдромом (чаще нарушение стула).

Несмотря на значительные достижения лабораторной диагностики источник заражения ОКИ в 50-80% случаев остается нераспознанным. В последние годы особое внимание привлечено к ротавирусам- наиболее значимым возбудителям острых гастроэнтеритов. По РТ и г. Казани в 2008-2009 гг. около 30% случаев заболеваний ОКИ обусловлено ротавирусной инфекцией. Причем дети до 1 года составили 52%. У 2/3 пациентов заболевание протекало в среднетяжелой форме. Ротавирусная инфекция — острое антропозоонозное инфекционное заболевание, характеризующееся нарушением стула в виде поносов.

Ротавирусная инфекция характеризуется цикличностью течения. Инкубационный период колеблется в пределах 1-7 суток (в среднем 2-3 дня). Острый период болезни длится 3-4 дня, из них на начальную фазу приходится 12-24 часа и на фазу разгара 2-3 суток. Заболевание при типичной форме начинается остро с развития триады синдромов: общего инфекционно-токсического (повышением температуры, вялость, потеря активности), респираторного (чихание, кашель), желудочно-кишечного (энтерит, гастроэнтерит).

Инфекционно-токсический синдром проявляется повышением температуры тела до 38-39 град., вялостью, слабостью, адинамией и снижением аппетита вплоть до анорексии (ребенок ничего не ест). Продолжительность лихорадки составляет в среднем 2-4 дня.

Кишечный синдром протекает в виде гастроэнтерита или энтерита. Больные отмечают тяжесть в эпигастральной области, тошноту, появляется рвота. С первых дней у больных отмечаются выраженные боли в животе по ходу кишечника, вздутие живота, при пальпации шумное урчание. Диарея характеризуется кашицеобразным или чаще жидким стулом желтого или зеленого цвета без патологических примесей. Кратность дефекаций составляет от 2-7 раз в сутки до 15 раз и более. Явлений в виде гемоколита (кровь в кале) никогда не наблюдаются.

Респираторный синдром также регистрируется с самого начала заболевания: яркая гиперемия и зернистость слизистых оболочек, мягкого неба, небных дужек, язычка, ринит.

Ротавирусный гастроэнтерит чаще протекает в легкой и среднетяжелой форме.

Ротавирусная инфекция обычно характеризуется цикличным течением с выздоровлением большинства больных. Затяжное и хроническое течение ей не свойственно.

У новорожденных детей (в родильных домах) ротавирусная инфекция чаще протекает бессимптомно. Может быть кратковременная слабовыраженная диарея. Но известны тяжелые ее формы у недоношенных детей вплоть до летального исхода.

Заболевание лечится в стационаре, особенно у детей до 1 года. Лечебные мероприятия при ротавирусной инфекции носят комплексный характер, включая режимные моменты, питание и медикаментозную терапию. Патогенетическая терапия направлена на купирование инфекционно-токсического, кишечного и связанного с ним синдрома обезвоживания.

При обезвоживании проводится обильное питье, назначается регидрон, цитроглюкосолан и др. В домашних условиях можно применить рисовый отвар, щелочные минеральные воды без газа, раствор, содержащий в 1 литре питьевой воды 1 чайную ложку поваренной соли, 1 чайную ложку питьевой соды, 2 чайной ложки сахарного песка.

Парентеральная регидратация проводится реополиглюкином, 5-10% растворами глюкозы, полиионными буферными растворами. Также применяют препараты кальция, адсорбенты, энтерол, иммодиум, ферменты, биопрепараты. Выписку пациентов проводят только после клинического выздоровления. В настоящее время (США, Венесуэла и др.) проходят третью (завершающую) фазу клинических испытаний живые аттенуированные вакцины из рекомбинантных ротавирусов человека и животных против ОКИ. Надеемся, что их появление на нашем рынке «не за горами» и это поможет в дальнейшем сохранить здоровье нашим детям.

Поделиться в соц.сетях

Острые кишечные инфекции у детей и их профилактика

В соответствии с рекомендациями ВОЗ термин «острые кишечные инфекции» (ОКИ) объединяет более 30 заболеваний бактериальной, вирусной или протозойной этиологии, основным симптомом которых является острая диарея.ОКИ – полиэтиологическая группа инфекционных заболеваний, сопровождающихся нарушением моторики желудочно-кишечного тракта с развитием диареи, интоксикации, а в ряде случаев — обезвоживания. На современном этапе ОКИ по-прежнему имеют широкое распространение. Согласно материалам ВОЗ в развивающихся странах у детей младше 5 лет ежегодно возникает 1 млрд. эпизодов диареи (в среднем 3 – 4 эпизода диареи в год на 1 ребенка). Вследствие диареи ежегодно умирает 3 миллиона детей (около 80% из них — в возрасте до 2 лет). ОКИ занимают 2 место по распространенности после ОРИ.  Регистрируется ежегодно 9 – 10 случаев заболевания на 1000 детей в возрасте до 14 лет. По данным ДИКБ за 1999 год в структуре заболеваемости ОКИ 35,4% составила ротавирусная инфекция, 18,4% — шигеллезы, 9,5% — сальмонеллезы, 6,1% — ОКИ, вызванные УПФ, 30,6% — ОКИ неустановленной этиологии.В проблеме их изучения особую актуальность на современном этапе приобретают вопросы своевременной ранней диагностики; характера клинического течения болезни; дифференциальной диагностики; развития осложнений, приводящих к неблагоприятным исходам; а также проводимой адекватной этиопатогенетической терапии. Существенной особенностью ОКИ является полиэтиологичность и широкий диапазон клинических форм — от субклинических до токсических.

В зависимости от этиологии и патогенеза ОКИ делятся на инвазивные кишечные инфекции, при которых возбудителями болезни являются шигеллы, сальмонеллы, энтероинвазивные эшерихии, кампилобактерии; и секреторные — причиной заболевания являются ротавирусы, аденовирусы, астровирусы, а также бактерии (энтеротоксигенные и энтеропатогенные эшерихии) и паразиты (криптоспоридии, изоспоры, балантидии, микроспоридии).Большое значение имеет клиническая картина, характерная для той или иной нозологической формы кишечных инфекций. Для постановки предварительного диагноза необходимо уточнить первые признаки заболевания, жалобы в момент осмотра, измерить температуру тела, осмотреть стул, провести осмотр заболевшего. Главной задачей на этом этапе, является решение о, предположительно вирусной или, предположительно бактериальной этиологии болезни, поскольку лечение в обоих случаях носит принципиальное отличие в назначении этиотропных препаратов. Другой, не менее важной задачей, является оценка состояния больного с определением степени тяжести патологического процесса и, соответственно вытекающим из этого решением вопроса стационарного или амбулаторного лечения, а в случае госпитализации, необходимости проведения неотложных и интенсивных терапевтических мероприятий. Источник инфекции при ОКИ – больной человек или носители. Наиболее часто источником являются больные легкими, стертыми и бессимптомными формами инфекции. Основной механизм передачи – фекально-оральный, реализующийся пищевым, водным и контактно-бытовым, реже – воздушно-пылевым путем. Причем если при бактериальных инфекциях большее значение имеют пищевой и водный пути, то при вирусных диареях водный и контактный. Вирусы, как известно, не могут размножаться на пищевых продуктах и передаются «от живого человека – живому человеку». Для вирусных кишечных инфекций более характерен холодный период времени года, а бактериальные чаще встречаются в летне-осенний с пиком, приходящимся на август-сентябрь.Кишечные инфекции начинаются, как правило, остро. Ведущими клиническими симптомами являются диарея, рвота, боли в животе и симптомы интоксикации. Для оценки диареи необходимо учитывать частоту стула, объем дефекации (скудные или обильные выделения), характер испражнений (консистенция, цвет, запах, наличие непереваренных комочков пищи), патологические примеси в кале (слизь, кровь, гной). При оценке рвоты принимают во внимание ее частоту, длительность, объем и характер рвотных масс (съеденной пищей, с желчью, с кровью — алой или по типу «кофейной гущи»). Имеют значение наличие предшествующей тошноты и чувства облегчения после рвоты, например, при менингитах и других поражениях центральной нервной системы, облегчения рвота не приносит. При определении болей в животе уточняются их продолжительность, интенсивность, характер (схваткообразный или ноющий), их локализация и иррадиация.

Для вирусных диарей характерна клиника гастроэнтерита или энтерита с обильным водянистым стулом без патологических примесей или с небольшим их количеством. Рвота по частоте преобладает над диареей и нередко возникает обезвоживание, обычно I степени. Интоксикация, как правило, не выражена и даже при эксикозе весьма умеренна, температура тела держится на субфебрильных цифрах, иногда достигает 38°С и несколько выше. За невыраженность интоксикации свидетельствует тот факт, что после рвоты ребенок может поесть, играет и ощущает себя вполне удовлетворительно. Редко ротавирусная инфекция может протекать по варианту изолированного гастрита, без диареи. Следует констатировать, что при вирусной диарее отсутствуют воспалительные изменения в гемограмме и копрограмме, а тяжесть болезни определяется степенью дегидратации при невыраженных или кратковременных симптомах интоксикации.При ОКИ бактериальной этиологии характер стула зависит от этиологии заболевания. При сальмонеллезе стул носит энтеритный характер – обильный, водянистый с примесью довольно большого количества слизи зеленого цвета, так называемый стул вида «болотной тины». В случае выраженных эрозий на слизистой кишечника в стуле появляется примесь крови, которая, равномерно распределяясь, придает ему вид «мясных помоев». Для шигеллезов наиболее типичным клиническим вариантом является дистальный колит – стул скудный, первоначально носит каловый характер, в динамике приобретает вид «ректального плевка» с примесью прозрачной слизи, при более тяжелом течении, крови в виде точек или прожилок. Бактериальные диареи, как и вирусные могут протекать по варианту острого гастроэнтерита, но, не зависимо от того, какой синдром преобладает, для них характерна существенно более выраженная интоксикация с температурой тела, достигающей выраженных фебрильных значений (до 39°С, а в некоторых случаях и более). Таким образом, для бактериальной диареи характерны превалирование симптомов интоксикации над клиникой дегидратации, «воспалительные» изменения в гемограмме (лейкоцитоз, нейтрофилез, палочкоядерный сдвиг влево, ускорение СОЭ) и копрограмме (увеличение содержания лейкоцитов и эритроцитов, появление слизи в большом количестве).Одной из основных задач по предупреждению развития острых кишечных инфекций у детей является санитарное просвещение населения.

Экспертами Всемирной Организации Здравоохранения для эффективного санитарного просвещения населения всей планеты по профилактике ОКИ были разработаны десять «золотых» правил для предотвращения пищевых инфекций.

1. Выбор безопасных пищевых продуктов. Многие продукты, такие как фрукты и овощи, потребляют в сыром виде, в то время как другие — рискованно кушать без предварительной обработки. Например, всегда покупайте пастеризованное, а не сырое молоко. Во время покупки про­дуктов имейте в виду, что цель их последующей обработки — сде­лать пищу безопасной и удлинить срок ее хранения. Определен­ные продукты, которые потребляются сырыми, требуют тщатель­ной мойки.

2. Тщательно приготавливайте пищу. Многие сырые продук­ты, главным образом, птица, мясо и сырое молоко, часто обсеменены патогенными микроорганизмами. В процессе варки (жар­ки) бактерии уничтожаются, но помните, что температура во всех частях пищевого продукта должна достигнуть 70° С. Замороженное мясо, рыба и птица должны тщательно оттаиваться перед кулинарной обработкой.

3. Ешьте приготовленную пищу без промедления. Когда приготовленная пища охлаждается до комнатной температуры, микро­бы в ней начинают размножаться. Чем дольше она остается в та­ком состоянии, тем больше риск получить пищевое отравление. Чтобы себя обезопасить, ешьте пищу сразу после приготовления.

4. Тщательно храните пищевые продукты. Если Вы пригото­вили пищу впрок или хотите после употребления сохранить остав­шуюся ее часть, имейте в виду, что она должна храниться либо горячей (около или выше 60° С) либо холодной (около или ниже 10° С). Это исключительно важное правило, особенно если Вы на­мерены хранить пищу более 4-5 часов.

Пищу для детей лучше вообще не подвергать хранению. Общая ошибка, приводящая к бесчисленным случаям пищевых отравле­ний — хранение в холодильнике большого количества теплой пищи. Эта пища в перегруженном холодильнике не может быстро полно­стью остыть. Когда в середине пищевого продукта слишком долго сохраняется тепло (температура свыше 10° С), микробы выживают и быстро размножаются до опасного для здоровья человека уровня.

5. Тщательно подогревайте приготовленную заранее пищу. Это наилучшая мера защиты от микроорганизмов, которые могли размножиться в пище в процессе хранения (правильное хранение угнетает рост микробов, но не уничтожает их). Еще раз, перед едой, тщательно прогрейте пищу, (температура в ее толще должна быть не менее 70° С).

6. Избегайте контакта между сырыми и готовыми пищевыми продуктами.

Правильно приготовленная пища может быть загрязнена путем соприкосновения с сырыми продуктами. Это перекрестное загрязнение может быть явным, когда например, сырая птица соприкасается с готовой пищей, или может быть скрытым. Например, нельзя использовать одну и ту же разделочную доску и нож для приготовления сырой и вареной (жареной) птицы. Подобная практика может привести к потенциальному риску перезаражения продуктов и росту в них микроорганизмов с последующим отравлением человека.7. Часто мойте руки. Тщательно мойте руки перед приготовлением еды и после каждого перерыва в процессе готовки — особенно, если Вы перепеленали ребенка или были в туалете. После разделки сырых продуктов, таких как рыба, мясо или птица, опять вымойте руки, прежде чем приступить к обработке других продук­тов. А если у Вас имеется инфицированная царапина (ранка) на руке, то обязательно перевяжите ее или наложите пластырь преж­де, чем приступить к приготовлению пищи. Также помните, что домашние животные — собаки, птицы и особенно, черепахи — часто носители опасных микроорганизмов, которые могут попасть в пищу через Ваши руки. 8. Содержите кухню в идеальной чистоте. Так как пища лег­ко загрязняется, любая поверхность, используемая для ее приго­товления, должна быть абсолютно чистой. Рассматривайте каж­дый пищевой обрезок, крошки или грязные пятна как потенциаль­ный резервуар микробов. Полотенца для протирания посуды должны меняться каждый день. Тряпки для мытья полов также требуют частой стирки.9. Храните пищу защищенной от насекомых, грызунов и дру­гих животных. Животные часто являются переносчиками пато­генных микроорганизмов, которые вызывают пищевые отравления. Для надежной защиты продуктов храните их в плотно закрываю­щихся банках (контейнерах).10. Используйте чистую воду. Чистая вода исключительно важ­на как для питья, так и для приготовления пищи. Если у Вас есть сомнения в отношении качества воды, то прокипятите ее перед добавлением к пищевым продуктам или перед использованием.

При возникновении симптомов острой кишечной инфекции (повышение температуры тела, рвота, расстройство стула, боль в животе) необходимо немедленно обратиться за медицинской помощью!

Острые кишечные инфекции | Государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Городская больница» г.

Гая

Острые кишечные инфекции — это группа инфекционных болезней, при которых наблюдается преимущественное поражение кишечника. Возбудителями острых кишечных инфекций являются различные виды бактерий и вирусов. Основные симптомы острых кишечных инфекций это сильный понос, боли в животе, тошнота, рвота, повышение температуры. У детей острая кишечная инфекция может проявляться сильным беспокойством, поносом, отказом от пищи.
Более 60% всех случаев кишечной инфекций встречается у детей. Каждый год от кишечных инфекций в мире умирает около 1 млн. детей (большая часть в возрасте до 2 лет.) Причиной развития острых кишечных инфекций могут быть бактерий (сальмонелла, шигеллы, стафилококк, холера и др.), а также вирусы (энтеровирус, ротавирус).
Кишечные инфекции, передаются преимущественно, через пищу, воду, предметы обихода. Возбудители кишечных инфекций быстро развиваются в еде, в воде, на грязных руках.

Для кишечных инфекций характерно повышение температуры тела до 38-39 ° С, сопровождающееся ознобом, слабостью, головной болью. Однако столь выраженная интоксикация встречается не всегда – иногда температура повышается незначительно или остается нормальной.

Наиболее характерными проявлениями кишечной инфекции являются рвота и понос. Эти симптомы могут появляться отдельно друг от друга или одновременно. Рвота обычно сопровождается тошнотой и, как правило, приносит облегчение. Понос обильный водянистый – до 10-15 раз в сутки, сопровождается схваткообразными болями в околопупочной области.

Затем к общей картине заболевания присоединяются признаки обезвоживания. Начальным признаком потери жидкости является сухость во рту; при более тяжелом течении заболевания учащается пульс, снижается артериальное давление, появляется осиплость голоса, судороги кистей и стоп.


Профилактика кишечной инфекции

Профилактика заключается в соблюдении правил личной гигиены: нельзя забывать о «золотом» правиле – мыть руки перед едой. Не рекомендуется употреблять в пищу продукты с истекшим сроком годности, даже хранившиеся в холодильнике, поскольку многие токсины способны сохраняться при низких температурах. Тщательно мыть овощи и фрукты. В поездках рекомендуется, есть только свежеприготовленные горячие блюда, избегать сырых овощей, салатов, неочищенных фруктов, пить только кипяченую или обеззараженную воду, не употреблять напитков со льдом.

Сальникова Л.В. – зав. инф. отд. ГБУЗ ГРБ.

 

ОСТРАЯ КИШЕЧНАЯ ИНФЕКЦИЯ КАК МАСКА ОСТРОГО АППЕНДИЦИТА У ДЕТЕЙ | Дьяконова

1. Горелов AB, Усенко ДВ. Ротавирусная инфекция у детей. Вопросы современной педиатрии. 2008;7(6):72–78.

2. Куличенко ТВ, Бакрадзе МД, Патрушева ЮС. Острая инфекционная диарея у детей. Педиатрическая фармакология. 2009;6(3):97–103.

3. Карасёва ОВ, Рошаль ЛМ, Брянцев АВ, Капустин ВА, Чернышёва ТА, Иванова ТФ. Лечение аппендикулярного перитонита у детей. Детская хирургия. 2007;3:23–27.

4. Дронов АФ, Поддубный ИВ, Дедов КА, Чундукова МА, Залихин ДВ, Аль-Машат НА, Ярустовский ПМ. Видеолапароскопические операции в неотложной детской хирургии. Детская хирургия. 2000;4:15–17.

5. Коровин СА, Соколов ЮЮ. Лапароскопия при лечении детей с острым аппендицитом и перитонитом. Русский медицинский журнал. 2011;22:20–22.

6. Гумеров АА, Миронов ПИ, Викторов ВВ, Викторова ТВ. Метаболические и иммунологические изменения при аппендикулярном перитоните у детей, осложненном полиорганной недостаточностью. Вестник хирургии. 1997;5:61–64.

7. Кригер ДГ, Федоров АВ, Воскресенский ПК, Дронов АФ. Острый аппендицит. М.: Медицина. 2007. С. 92–93.

8. Фёдоров ВД, Гостищев ВК, Ерломов АС, Богницкая ТН. Современные представления о классификации перитонита и системах оценки тяжести состояния больных. Хирургия. 2000;4:58–62.

9. Щитинин ВЕ, Коровин СА, Дворовенко ЕВ. Хирургическая тактика при аппендикулярном перитоните у детей. Детская хирургия. 2000;4:13–15.

Острые кишечные инфекции у детей. Новый взгляд на старую проблему Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

© Коллектив авторов, 2014 УДК 616.34-022.3 — 053.2

ОСТРЫЕ КИШЕЧНЫЕ ИНФЕКЦИИ У ДЕТЕЙ.

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА СТАРУЮ ПРОБЛЕМУ

Ю.В. Лобзин1, В.А. Анохин2, С.В. Халиуллина2

ФГУ «Научно-исследовательский институт детских инфекций федерального медико-биологического агентства», г. Санкт-Петербург (1) Казанский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения

Российской Федерации, г. Казань (2)

В статье представлен обзор современных представлений об этиологической структуре, диагностике и принципах терапии острых кишечных инфекций у детей. Авторы комментируют особенности ведения этих пациентов, существующие на сегодня в отечественной и зарубежной практике. В рамках доказательной медицины определено отношение к различным препаратам, традиционно включаемым в комплекс лечения детей с инфекционными диареями. Авторами используются результаты собственных исследований, обосновывающих их позицию в обсуждении ряда вопросов совершенствования диагностических и терапевтических подходов в работе с больными острыми кишечными инфекциями.

Ключевые слова: острые кишечные инфекции, этиология, терапия, профилактика, дети.

Проблему острых кишечных инфекций (ОКИ) не без основания можно считать одной из самых острых и широко обсуждаемых медицинской общественностью. Действительно, смерть от ОКИ входит в десятку основных причин смертности в мире, составляя по данным ВОЗ на 2012 год порядка 1,5 млн. случаев (примерно столько же людей погибают от рака легкого, трахеи и бронхов, сахарного диабета, ВИЧ/СПИД) [26]. Ежедневно от диа-рейных заболеваний в мире умирает более 5000 детей [11]. Эти инфекции занимают 4 место в «рейтинге значимости» глобального бремени болезней (ОББ, данные 2010 года). [3]. Справедливости ради следует отметить, что столь серьезные цифры характеризуют ситуацию, в первую очередь, в развивающихся странах. В России она не столь катастрофична, но социально-экономический ущерб от острых инфекционных диарей без преувеличения огромный.

Этиологическая структура острых инфекционных диарей у детей меняется с течением времени. Причем эта динамика сегодня становится все более очевидной. Тому есть ряд причин: глобализация производства пищевых продуктов, ужесточение требований к их безопасности, консервация и пастеризация большинства продуктов детского питания, естественные экологические причины, определенные успехи в лечении и профилактике ОКИ (введение вакцинации против ротавирусной инфекции в ряде развитых стран) и т.п.

Этиологический диагноз, как показывают многочисленные наблюдения, зависит от места и времени развития заболевания, возраста больных. Так, в развивающихся странах, у детей до 5 лет наряду с вирусными агентами значительную долю в структуре возбудителей острых диарей занимают бактериальные и паразитарные инфекции [11]. В экономически развитых странах

лидирующие позиции в этиологии ОКИ занимают вирусы [13]. Безусловный лидер среди них — ротавирус. Он является причиной более 70% госпитализаций, связанных с ОКИ [11] и его чаще всего выделяют из фекалий больных детей (у 10-35%). Кроме того, достаточно часто, причинами развития острых водянистых диарей у детей первых 5 лет становятся норо- (2-10%), адено-(2-10%) и астровирусы (2-3%) [11, 13].

Самой частой причиной бактериальных ОКИ у детей экономически развитых стран являются сальмонеллы (5-8%) и кампилобактеры (4-13%) [11, 13]. Шигел-лы вызывают клинику ОКИ нечасто: 0,31,4% всех заболевших детей до 5 лет [4, 25]. Менее чем у 5% больных ОКИ детей из фекалий выделяют Giardia lamblia, Cryptosporidium parvum, Entamoeba histo-lytica и др. [4, 13].

Показатель заболеваемости ОКИ у детей до 17 лет в Российской Федерации в 2013 году составил 671,1 на 100 тыс. (2012 г. — 670,9, а в 2011 г. — 649,3), при этом наиболее пораженными группами были дети первого (2654,3 на 100 тыс.) и второго годов жизни (2175,9 на 100 тыс.) [6]. Этиологическая структура, в целом, совпадает с европейской: преобладают вирусные диареи, из бактериальных — на первом месте стоят сальмонеллезы [10, 13]. По данным собственных исследований [10], среди этиологически расшифрованных ОКИ преобладают ротавирусные гастроэнтериты (59,4%). Сальмонеллы из фекалий детей, госпитализированных по поводу ОКИ, выделяли в 49,4% всех бактериальных диарей, шигеллы Флекснера и Зонне — в 10,3% и E.coli О143 — в 0,3% случаев.

Описывая этиологическую структуру ОКИ нельзя не вспомнить ряд хорошо известных любому инфекционисту сложностей лабораторной диагностики этой группы заболеваний. Как показывают многолетние и многочисленные наблюдения, рутинное, «поголовное» обследование всех детей с дисфункцией кишечника сравнительно малоинформативно. Более того, оно очень дорого. Известно, что частота положительных результатов бактериологического исследования фека-

лий больных ОКИ детей, колеблется в пределах 1,5-5,6% [24]. Стоимость полной лабораторной идентификации одного изолята в таких условиях составляет в среднем $952-$1200 [24]. По данным собственных исследований частота выделения возбудителей бактериальных диарей в отечественном стационаре еще ниже: для Salmonella spp. она составила всего 3 -4,7%, для Shigella spp. 0,07-1,5%% (результаты исследования более 35000 фекальных образцов от детей, госпитализированных с клиникой ОКИ, данные ранее не публиковались). Voetsch A. с соавт. показали, что на каждый документально подтвержденный случай сальмонеллеза приходится около 39 случаев не подтвержденного [14]. Неудачам бактериологической диагностики есть много объяснений. В первую очередь, это, конечно же, быстрое сокращение доли этих инфекций в современной структуре острых детских диарей (о чем уже указывалось выше). Невысокой чувствительности бактериологической диагностики способствует широкая доступность кишечных антисептиков и антибиотиков, используемых в практике т.н. «самолечения» амбулаторных пациентов. Не секрет, что получение положительного результата исследования в немалой мере зависит и от техники забора материала. Все так. Кроме того, до сегодняшнего дня бытует прежнее представление о проблемах качества сред ба-клабораторий. Оно, это представление настолько устоялось, что уже стало «общим местом» в обсуждениях проблем диагностики бактериальных инфекций. Но сегодня ситуация в этом вопросе существенно изменилась. Современные производственные технологии обеспечивают должное качество селективных питательных сред и высокий уровень положительного результата в работе врача-бактериолога. В этом, как нам кажется, не раз убеждался любой практикующий врач инфекционного стационара. По-видимому, пришло время попробовать найти иное объяснение большому проценту т.н. «кишечных инфекций неустановленной этиологии», а не пытаться

наращивать объемы рутинных лабораторных исследований.

Эффективность лабораторной диагностики инфекционных диарей можно достаточно успешно изменить. Так, она значимо возрастает при целенаправленном сборе эпиданамнеза и корректном клиническом обследовании пациента. К примеру, вероятность выделения возбудителя при гемоколите инфекционной природы возрастает с 1,5% до 87%, а среди причин этого патологического состояния, по данным американских исследователей, чаще всего выявляют шигеллы (49% изолятов), кампилобактеры (20%), сальмонеллы (19%) и энтерогеморрагические кишечные палочки (ЭГКП) О157:Н7 (8%) [12]. В РФ причиной этого клинического варианта ОКИ в 17,1% являются сальмонеллы, реже кампилобактеры и клебсиеллы (по 8,6%) [8]. Если же клиника гемоколита не сопровождается лихорадочной реакцией, то в подавляющем большинстве случаев это связано с ЭГКП О157:Н7 [12].

Тем не менее, сегодня основной причиной острых диарей у детей являются кишечные вирусы. И в нашей стране доминирующим возбудителем на протяжении уже нескольких лет остается ротавирус [6, 10]. Наблюдения за детьми, госпитализированными по поводу вирусных диарей, показали, что именно рота-вирусные гастроэнтериты формируют тяжелые варианты детских ОКИ с высокой лихорадкой, интоксикацией, частой рвотой и обезвоживанием [20]. Респираторная симптоматика регистрируется примерно у 30-50% больных детей.

Норовирусы ответственны, преимущественно, за вспышечный характер заболеваемости среди взрослых и детей старшего возраста [6, 17]. Норовирусные гастроэнтериты занимают лидирующие позиции в этиологической структуре водянистых диарей на территориях, где вакцинация против ротавирусной инфекции включена в обязательный календарь прививок.

К сожалению, развернутая лабораторная диагностика вирусных диарей (определение РНК и ДНК методом PCR, антигенов вирусов экспресс-тестами)

ограниченно доступна. Да, собственно говоря, в практической работе педиатра этого и не требуется. Грамотно организованного и проведенного комплекса кли-нико-эпидемиологической диагностики в совокупности с параклиническими методами исследования вполне достаточно для проведения адекватной терапии.

Параклинические методы исследования могут помочь в решении вопросов дифференциальной диагностики вирусных и бактериальных диарей: лейкоцитоз в общем анализе крови — классический признак бактериальной инфекции; обнаружение лейкоцитов при копроцитоскопии также косвенно подтверждает диагноз бактериальной/инвазивной диареи (чувствительность этого метода 0,73, специфичность 0,84) [21]. Однако, в ранние сроки обследования регистрация умеренного лейкоцитоза, относительного нейтрофиле-за возможна и при вирусной природе диареи, что нередко является основной причиной необоснованного назначения антибактериальной терапии. В развитых странах достаточно широко используется метод определения фекального лактоферрина (чувствительность метода 0,92, специфичность 0,79) [11, 13, 21]. Сдвиг рН кала в кислую сторону (рН<5,5) обычно свидетельствует о дисахаридазной недостаточности, а значит, в большинстве случаев, о вирусной природе заболевания [2].

Развитие дополнительных синдромов, «утяжеляющих» ОКИ может косвенно помочь в выяснении природы заболевания. Так, наличие выраженного синдрома рвоты и, соответственно, умеренного и тяжелого обезвоживания чаще всего сопровождает течение ротавирусной инфекции [1]. Как показали собственные наблюдения, причиной повторной рвоты, как правило, является вторичный ацетонемический синдром. Гемолитико-уремический синдром, в первую очередь ассоциирован с Шига-токсин-продуцирующими штаммами диа-реегенных Е.соИ (в подавляющем большинстве случаев это ЭГКП О157:Н7) [15].

Непростую в дифференциально -диагностическом плане проблему представляют собой неинфекционные заболе-

вания ЖКТ у детей, особенно, среди пациентов раннего возраста. Известно, что поражения кишечника занимают второе место в структуре патологии, вызываемой пищевыми аллергенами [7, 19]. Это и эозинофильный эзофагит, эозинофильный гастроэнтерит, и энтеропатия-, энтероколит (FPIES)-, проктит/проктоколит, индуцированные пищевыми белками, целиакия, и пр. [7, 19]. Разграничить инфекционную и неинфекционную патологию ЖКТ порой бывает достаточно сложно. При постановке диагноза следует обращать внимание на связь активности клинических проявлений с приемами определенной пищи. В первую очередь это касается коровьего молока и продуктов его содержащих. Отсутствие лихорадочной реакции, продолжительность болезни, сочетание симптомов поражения ЖКТ с атопическими заболеваниями другой локализации и, конечно, эффект от элиминационной диеты должны ориентировать врача на неинфекционный генез диареи [7, 19].

Современное лечение ОКИ у детей проводится с соблюдением диеты и адекватной регидратации. «Осмотическая составляющая» самой частой в педиатрии вирусной диареи, формируемая за счет вторичной лактазной недостаточности, позволяет рекомендовать перевод пациентов первого года жизни с выраженными проявлениями мальабсорбции на низко- или без-лактозные смеси. Во всех остальных случаях сохранение грудного вскармливания у детей этого возраста — неотъемлемое условие эффективности лечения.

Многолетний опыт показал, что введение в педиатрическую практику оральной регидратационной терапии позволило снизить детскую смертность с 4,6 до 1,5 млн. в год [4, 13]. Пероральная регидра-тация при острых диарейных заболеваниях рекомендована экспертами в качестве основной, базовой терапии (уровень доказательности 1А). Оральная регидратация при легком и умеренном обезвоживании -наиболее физиологичный и патогенетически оправданный способ коррекции состояния. Для этого необходимо частое, дробное питье регидратирующего раство-

ра чайными ложками (по 5 мл каждые 12-5 минут), позволяющее избежать рвоты и ввести за час до 150-300 мл жидкости [11, 13]. В качестве регидратирующего средства желательно (а у детей раннего возраста обязательно!) использование готовых форм регидратационных солей для получения раствора с низкой осмо-лярностью (<245 мосмол/кг) [4].

Необходимость назначения этио-тропной терапии достаточно активно обсуждается. Учитывая высокий процент вирусных диарей, назначение антибактериальной терапии ОКИ в качестве стартовой всем пациентам лишено смысла. Согласно рекомендациям ВОЗ, препараты этой группы целесообразно использовать только детям с тяжелыми формами инвазивных диарей (шигеллез, амебиаз), пациентам с подозрением на холеру, при наличии выраженного обезвоживания, тяжелыми внекишечными проявлениями инфекции (например, при развитии пневмонии) и пациентам с иммунодефицит-ными состояниями [4, 11, 13]. В остальных случаях антибактериальная терапия может быть не только неэффективной, но даже нанести вред ребенку. Ряд исследований показал, что применение антибиотиков в качестве этиотропной терапии гастроинтестинальных форм сальмонел-лезов может стать непосредственной причиной развития постинфекционного но-сительства сальмонелл достаточно длительное время (около 7 недель) у 40% пациентов [16]. Известно, что использование антибактериальных препаратов при энтерогеморрагическом эшерихиозе может спровоцировать развитие гемолити-ко-уремического синдрома [4, 11].

Если необходимость назначения этой группы препаратов все же возникает, эксперты WHO и WGO рекомендуют ориентироваться на антибиотикочувстви-тельность штаммов, циркулирующих на данной территории [4, 11, 13, 21].

По результатам наших исследований (данные не опубликованы) сальмонеллы по-прежнему доминируют в структуре бактериальных диарей у детей. С учетом их (сальмонелл) антибиотикочувствитель-

ности мы можем рекомендовать в качестве средств стартовой/эмпирической терапии внебольничного (зоонозного) сальмонел-леза препараты групп аминопеницилли-нов, цефалоспоринов III и аминогликози-дов также III поколения. Антибиотиками резерва у детей следует числить фторхи-нолоны. Широко используемые нитрофу-рановые препараты, к сожалению, оказались неэффективными в отношении выделенных штаммов сальмонелл. В качестве кишечного антисептика можно применять ко-тримоксазол. В случаях шигеллеза, протекающего с явлениями классического дистального колита, аминопенициллины, ко-тримоксазол и хлорамфеникол не показали своей эффективности и, исходя из этого, не должны включаться в схему этиотропной терапии до определения чувствительности штамма. В последнее время появились рекомендации по использованию азитромицина в качестве перорально-го препарата первой линии в лечении бактериальной дизентерии у детей младше 18 лет, особенно на территориях с высокой устойчивостью шигелл к ко-тримоксазолу и ампициллину [25].

Говоря о симптоматическом лечении необходимо заметить, что распространенная в России практика широкого использования ферментных препаратов в комплексе лечения самых разных заболеваний не имеет аналогов в мире. Исследования отечественных ученых показали, что внешнесек-реторная функция поджелудочной железы существенно не страдает [5]. По всей видимости, корригировать ферментативную недостаточность имеет смысл только при очевидной мальабсорбции (выявление стеа-тореи, амилореи, креатореи), но не как с профилактической целью.

Один из самых востребованных на сегодняшний день антидиарейных препаратов — лоперамида гидрохлорид. Его эффективность доказана при острых диареях у взрослых, особенно при нетяжелых формах диареи-путешественников [4, 11, 13, 21]. К сожалению, лоперамид противопоказан детям при инвазивных диареях, выраженном абдоминальном синдроме, фебрильной лихорадке [4, 11]. Возмож-

ный вред от побочных явлений препарата превышает его пользу у детей, поэтому практически во всех руководящих принципах лечения острых диарей у детей (ESPGHAN, WHO, AAP и др.) назначение препаратов, тормозящих перистальтику кишечника не рекомендуется [4, 11, 13, 21].

Достаточно новое направление в отечественной инфектологии — применение антисекреторных препаратов в качестве патогенетической терапии водянистых (секреторных) диарей. На мировом фармацевтическом рынке представлен доказано эффективный антисекреторный препарат рацекадотрил — ингибитор энкефалиназы с антисекреторной активностью, который, не действуя на моторику кишки, активно подавляет кишечную секрецию [11, 13].

Сегодня за рубежом в качестве про-тиворвотной терапии у детей рекомендован к использованию сравнительно новый препарат, селективный антагонист 5HT3 серотонинергических рецепторов -ондансетрона гидрохлорид, имеющий достаточно благоприятный профиль безопасности [4, 11, 13, 21]. В России в качестве противорвотных средств при лечении ОКИ у детей используют домперидон и метоклопрамид. К сожалению, эффективность этих препаратов уступает ондансетрону, а частота побочных эффектов достаточно высока [13]. В любом случае, эксперты рекомендуют назначать антиэметики только в тех случаях, когда рвота препятствует проведению оральной регидратационной терапии [11, 13, 21].

Адсорбенты входят в протоколы лечения острых диарей большинства стран Европы [13] и польза их назначения кажется очевидной. Тем не менее, в США они не рекомендованы для широкого применения в лечении ОКИ, поскольку доказательная база их использования недостаточно убедительна [11].

Эффективность препаратов цинка в комплексном лечении ОКИ показана на территориях с распространенными цинк-дефицитными состояниями, преимущественно в развивающихся странах [4]. Результаты исследований, проведенных в Европе, где дефицит цинка встречается

сравнительно редко, показали, что необходимости включения препаратов, содержащих этот микроэлемент в базовую терапию ОКИ пока нет [22].

Собственные наблюдения также показали отсутствие необходимости в назначении препаратов цинка детям г.Казани при лечении ОКИ [9]. Выводы сделаны на основании результатов пилотного исследования, продемонстрировали отсутствие статистически значимых клинических, эпидемиологических, лабораторных различий ОКИ в группах детей с нормальными и сниженным показателями Zn сыворотки крови.

На сегодняшний день показана эффективность пробиотиков в комплексе лечения гастроэнтеритов ротавирусной этиологии [11, 13, 23]. При этом необходимо помнить, что клинически значимые эффекты этих препаратов штаммозависи-мы и определяются целым рядом дополнительных условий: возрастом пациента (в первую очередь), наличием сопутствующей патологии ЖКТ ребенка, предшествующих оперативных вмешательств и проч. Экстраполяция результатов на штаммы микробов, даже близкие тем, что подтвердили ранее свою эффективность, некорректна. Имеются сообщения о различных эффектах их применения [23]. На сегодняшний день не подвергается сомнению эффективность только штаммов Lactobacillus GG Rhamnosus (LGG) и Saccharomyces boulardii при лечении острых диарейных заболеваний [23]. Во всех остальных случаях необходимы дальнейшие наблюдения и обобщение результатов.

По-видимому, даже в этой статье нет необходимости доказывать целесообразность проведения активной профилактики инфекционных диарей. Те социально-экономические факторы, которые определяли спектр кишечных инфекций и заболеваемость среди детей еще в конце ХХ века, сегодня в значительной мере нивелировались. Потому дальнейший сдвиг в сложившейся ситуации возможен лишь при активном влиянии на экологию актуальных возбудителей ОКИ. Эффективность массовой, универсальной вакци-

нации против ротавирусной инфекции в ряде стран мира подтверждают правоту выбранной стратегии [18]. Очевидно, что введение вакцинации против ротавирус-ной инфекции в Национальный календарь в ближайшие годы поставит Россию в этом контексте в один ряд с современными развитыми странами мира и внесет свой вклад в улучшение здоровья наших детей.

Литература

1. Анохин В.А. Ацетонемический синдром при острых кишечных инфекциях у детей / В.А. Анохин, С.В. Ха-лиуллина, И.А. Гутор // Детские инфекции. — 2012. — Т. 11, № 1. — С. 6-12.

2. Вторичная лактазная недостаточность в клинике ротавирусных кишечных инфекций у детей / С.В. Халиуллина [и др.] // Практическая медицина. -2010. — № 45. — С. 110-112.

3. Глобальное бремя болезней (Global Burden of Disease): порождение доказательств направление политики — региональное издание для Европы и Центральной Азии [Электронный ресурс]. — Seattle, WA: IHME. — 2013 -Режим доступа: http://www-wds. worldbank. org/external/default/WDSCon tentServer/IW3P/IB/2013/09/03/0004562 88_20130903105621/Rendered/PDF/808 480PUB0RUSS0Box0379820B00PUBLI C0.pdf.

4. Лечение диареи: учебное пособие для врачей и других категорий медработников старшего звена [Электронный ресурс]. — Женева: ВОЗ, 2006. — Режим доступа: www.euro.who.int/document/ 9244593181R.pdf.

5. Никулина Е.В. Состояние поджелудочной железы при острых кишечных инфекциях (по данным УЗИ) / Е.В. Никулина, М.И. Пыков, В.П. Тимина // Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей: материалы I конгресса педиатров-инфекционистов России. — М., 2002 — С. 136-137.

6. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2013 году: Государственный доклад [Электронный ресурс]. — М.: Федеральная служ-

ба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2014. — 191 с. — Режим доступа: http ://www. rospotrebnadzor. ru/upload/ iblock/3b8/gd_2013_dlya-sayta.pdf.

7. Пампура А.М. Классификация и клинические проявления пищевой аллергии [Электронный ресурс] / А.М. Пампура, А.И. Хавкин // РМЖ. — 2003. — №20. — Режим доступа: http://www. rmj.ru/articles_769.htm.

8. Хаертынов Х.С. Клинико-эпидемио-логические особенности кишечных инфекций, протекающих с синдромом гемоколита, у детей / Х.С. Хаертынов, Д.Р. Семенова, К.В. Сушников // Казан. мед. журн. — 2013. — Т. 94, № 2. -С. 208-211.

9. Халиуллина С.В. Острые инфекционные диареи и дефицит цинка в организме ребенка / С.В. Халиуллина, В.А. Анохин, В.С. Валиев // Вопр. детской диетологии. — 2014. — № 1. — С. 14-22.

10. Этиологическая структура острых инфекционных диарей у детей и взрослых / С.В. Халиуллина [и др.] // Практическая медицина. — 2012. — № 56. —

C. 13-15.

11. Acute diarrhea in adults and children: a global perspective / World Gastroenterology Organisation Global Guidelines [Электронный ресурс]. — 2012. — URL: http://www.worldgastroenterology.org/as sets/export/userfiles/AcuteDiarr-hea_long_FINAL_120604.pdf.

12. Etiology of bloody diarrhea among patients presenting to United States emergency departments: prevalence of Escherichia coli O157:H7 and other enteropathogens /

D. Talan [et al.] // Clin Infect Dis. — 2001. -Vol. 32, № 4. — P. 573-580.

13. European Society for Pediatric Gastroenterology, Hepatology аМ Nutrition / European Society for Pediatric Infectious Diseases evidence-based guidelines for the management of acute gastroenteritis in children in Europe / A. Guarino [et al.] // J Pediatr Gastroenterol Nutr. -2008. — Vol. 46, № 2. — P. 81-122.

14. FoodNet estimate of the burden of illness caused by nontyphoidal Salmonella in-

fections in the United States / A.C. Voetsch [et al.] // Clin Infect Dis. — 2004. — Vol. 38 (Suppl 3). — P. 127-134.

15. Grisaru S. Management of hemolytic-uremic syndrome in children / S. Grisaru // Int J Nephrol Renovasc Dis. — 2014. -Vol. 12, № 7. — P. 231-239.

16. Hohmann E. Approach to the patient with nontyphoidal Salmonella in a stool culture [Электронный ресурс] / E. Hohmann // UpToDate. — 2014. — URL: http://www.uptodate.com/.

17. Matson D.O. Clinical manifestations and diagnosis of noroviruses and related viruses [Электронный ресурс] / D.O. Matson, M.G. O’Ryan // UpToDate. -2014. — URL: http://www.uptodate.com/ contents/clinical-manifestations-and-diagnosis-of-noroviruses-and-related-viruses.

18. Matson D.O. Rotavirus vaccines for infants [Электронный ресурс] / D.O. Matson // UpToDate. — 2014. — URL: http://www.uptodate.com/contents/rotavi rus-vaccines-for-infants.

19. Nowak-Wçgrzyn A. Food protein-induced enterocolitis syndrome (FPIES) [Электронный ресурс] / A. Nowak-Wçgrzyn // UpToDate. — 2014. — URL: http://www.uptodate.com/contents/food-protein-induced-enterocolitis-syndrome-fpies.

20. O’Ryan M.G. Clinical manifestations and diagnosis of rotavirus infection [Электронный ресурс] / M.G. O’Ryan, D.O. Matson // UpToDate. — 2014. — URL: http://www.uptodate.com/contents/clinic al-manifestations-and-diagnosis-of-rotavirus-infection.

21. Practice Guidelines for the Management of Infectious Diarrhea / R.L. Guerrant [et al.] // Clin Infect Dis. — 2001. — Vol. 32, № 3. — P. 331-351.

22. Review Article: The Management of Acute Gastroenteritis in Children / M. Piescik-Lech [et al.] // Aliment Pharmacol Ther. — 2013. — Vol. 37, № 3. -P. 289-303.

23. Szajewska H. Advances and limitations of evidence-based medicine — impact for probiotics / H. Szajewska // Ann Nutr

Metab. — 2010. — № 57 (Suppl.). — P. 6-9.

24. Thielman N.M. Clinical practice. Acute infectious diarrhea / N.M. Thielman, R.L. Guerrant // N Engl J Med. — 2004. — Vol. 350, № 1. — P. 38-47.

25. Treatment and prevention of Shigella infections in children [Электронный ресурс] / R. Agha [et al.] // UpTpDate. —

2014.- URL: http://www.uptodate.com/

contents/shigella-infection-treatment-

and-prevention-in-children.

26. WHO: The top 10 causes of death [Электронный ресурс] / Fact sheet № 310. -Updated May 2014. — URL: http://www.who.int/mediacentre/factshee ts/fs310/en/.

ACUTE INTESTINAL INFECTIONS IN CHILDREN.

A NEW LOOK AT AN OLD PROBLEM

Yu. V. Lobzin, V.A. Anokhin, S. V. Khaliullina

The article presents an overview of modern ideas about the etiological structure, principles of diagnosis and therapy of acute intestinal infections in children. The authors comment on the features of the diagnosis and treatment of these patients, existing today in the domestic and foreign practice. As part of evidence-based medicine shows the efficacy of various drugs for the treatment of children with infectious diarrhea. The authors used the results of their research to substantiate their position in discussions on several issues of improving diagnostic and therapeutic approaches in working with patients with acute intestinal infections.

Keywords: acute intestinal infections, etiology, therapy, prevention, children.

Лобзин Ю.В. — д.м.н., проф., академик РАМН, директор ФГУ НИИ детских инфекций ФМБА, г. Санкт-Петербург. E-mail: [email protected]

Анохин В.А. — д.м.н., проф., зав. кафедрой детских инфекций ГБОУ ВПО «Казанский ГМУ» МЗ РФ.

420012, г. Казань, ул. Бутлерова, 49. E-mail: а[email protected]

Халиуллина С.В. — к.м.н., докторант кафедры детских инфекций ГБОУ ВПО «Казанский ГМУ» МЗ РФ.

420012, г. Казань, ул. Бутлерова, 49. E-mail: [email protected]

Профилактика острых кишечных инфекций у детей

Острая кишечная инфекция у детей – острые бактериальные и вирусные инфекционные заболевания, сопровождающиеся кишечным синдромом, интоксикацией и дегидратацией.

Острые кишечные инфекции вызываются разными микроорганизмами: вирусами, бактериями, грибами, простейшими, у нас в стране это преимущественно бактерии: дизентерийная палочка, сальмонеллы, эшерихии. Встречаются и другие бактериальные инфекции. У маленьких детей их возбудителем могут стать условно-патогенные бактерии — микробы, которые входят в состав нормальной микрофлоры, но при определенных условиях вызывают заболевание. У детей первого года жизни такими условиями является незрелость иммунной системы, частый бесконтрольный прием антибиотиков.                        

В организм здорового человека возбудители кишечной инфекции попадают через рот: вместе с пищей, водой или через грязные руки. Например, дизентерия может начаться, если попить воду из-под крана, парное (некипяченое молоко). Кишечную палочку можно съесть вместе с некачественным кефиром или йогуртом. Возбудители сальмонеллеза попадают к человека через любые зараженные продукты: куриное мясо и яйца, вареную колбасу, плохо промытые или вымытые грязной водой овощи и зелень. Изо рта микробы попадают в желудок, а затем в кишечник, где начинают усиленно размножаться. Причиной заболевания становятся яды, токсины, которые выделяют микроорганизмы, и повреждения пищеварительного тракта, которые они вызывают.

Кишечные инфекции могут протекать как острый гастрит (с рвотой), энтерит (с поносом), гастроэнтерит (и с рвотой, и с поносом), энтероколит (с поражением всего кишечника). Основные симптомы заболевания следующие: лихорадка, слабость, снижение аппетита, диарея, рвота, вздутие живота, боли в животе. О тяжести заболевания говорят западение глаз, заострение черт лица, западение большого родничка, сухие губы, судороги. Грозным симптомом, говорящим о крайней тяжести заболевания, является отсутствие мочи у ребенка более 6 часов.

Чтобы избежать острых кишечных инфекций у детей, следует проводить профилактику:

— строго соблюдать правила личной гигиены, чаще и тщательно мыть руки с мылом, особенно перед едой и после посещения туалета, 

— использовать кипяченую, бутилированную или воду гарантированного качества,

— овощи, фрукты, ягоды тщательно мыть перед употреблением под проточной водопроводной водой, а для маленьких детей — кипяченой,   

— соблюдать правила гигиены при приготовлении горячих и холодных блюд, сроки годности и условия хранения пищевых продуктов, особенно скоропортящихся,

— сырые продукты и готовую пищу следует хранить раздельно,    

— тщательно прожаривать или проваривать продукты, особенно мясо, птицу, яйца и морские продукты,

— скоропортящиеся продукты и готовую пищу следует хранить в холодильнике при температуре 2-6 С°,

— не смешивать свежеприготовленную пищу с остатками от предыдущего дня: если готовая пища остается на другой день, то перед употреблением ее необходимо подвергнуть термической обработке (прокипятить или прожарить), 

— не скапливать мусор и пищевые отходы, не допускать появление мух и тараканов.

 

Участковый врач-педиатр детской поликлиники №6

ГУЗ «Липецкая городская детская больница»   

Егупова Людмила Валериевна                 

Гастроэнтерит у детей — Американский семейный врач

1. King CK, Стекло R, Bresee JS, Дагган С; Центры по контролю и профилактике заболеваний. Лечение острого гастроэнтерита у детей: пероральная регидратация, поддерживающая терапия и диетотерапия. MMWR Recomm Rep . 2003; 52 (RR-16): 1–16 ….

2. Дагган С, Сантошам М, Стекло РИ; Центры по контролю и профилактике заболеваний. Ведение острой диареи у детей: пероральная регидратация, поддерживающая терапия и диетотерапия. MMWR Recomm Rep . 1992; 41 (RR-16): 1–20.

3. Бартрам Дж. Новый водный форум повторит старое сообщение. Орган здоровья Bull World . 2003; 81 (3): 158.

4. Статистический отдел Организации Объединенных Наций. Прогресс в достижении целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, 1990–2005 годы. Цель 4 — снизить детскую смертность. https://unstats.un.org/unsd/mi/goals_2005/goal_4.pdf. По состоянию на 2 января 2018 г.

5. Kosek M, Берн C, Геррант Р.Л. Глобальное бремя диарейных заболеваний, согласно оценкам исследований, опубликованных между 1992 и 2000 годами. Орган здоровья Bull World . 2003. 81 (3): 197–204.

6. Моррис СС, Черный RE, Томаскович Л. Прогнозирование распределения смертей детей в возрасте до пяти лет по причинам в странах без адекватных систем регистрации актов гражданского состояния. Int J Epidemiol . 2003. 32 (6): 1041–1051.

7. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Эпиднадзор за ротавирусами — во всем мире, 2001–2008 гг. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2008. 57 (46): 1255–1257.

8. Elliott EJ. Острый гастроэнтерит у детей. BMJ . 2007. 334 (7583): 35–40.

9. Всемирная организация здравоохранения, Детский фонд ООН. Отчет о целях развития тысячелетия за 2005 год. Https://unstats.un.org/unsd/mi/pdf/MDG%20Book.pdf. По состоянию на 1 ноября 2018 г.

10. Sandhu BK; Рабочая группа Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания по острой диарее. Практическое руководство по лечению гастроэнтерита у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2001; 33 (приложение 2): S36 – S39.

11. Ван ден Брюэль А, Хадж-Хасан Т, Томпсон М, Бантинкс Ф, Mant D; Европейская исследовательская сеть по выявлению следователей серьезных инфекций. Диагностическая ценность клинических признаков при представлении для выявления серьезной инфекции у детей в развитых странах: систематический обзор. Ланцет . 2010. 375 (9717): 834–845.

12. Всемирная организация здравоохранения.Лечение диареи: пособие для врачей и других медицинских работников старшего звена. 2005. http://apps.who.int/iris/bitstream/10665/43209/1/9241593180.pdf. По состоянию на 3 января 2018 г.

13. Национальный институт здравоохранения и клинического совершенства. Диарея и рвота, вызванные гастроэнтеритом: диагностика, оценка и лечение у детей младше 5 лет. Клинические рекомендации. Апрель 2009 г. https://www.nice.org.uk/guidance/cg84/evidence/full-guideline-243546877. По состоянию на 3 января 2018 г.

14. Горелик М.Х., Шоу К.Н., Мерфи КО. Обоснованность и достоверность клинических признаков в диагностике обезвоживания у детей. Педиатрия . 1997; 99 (5): E6.

15. Портер СК, Флейшер Г.Р., Кохан И.С., Mandl KD. Значение родительского отчета для диагностики и лечения обезвоживания в отделении неотложной помощи. Энн Эмерг Мед . 2003. 41 (2): 196–205.

16. Фридман Ю.Н., Гольдман Р.Д., Шривастава Р, Паркин ПК.Разработка клинической шкалы обезвоживания для детей в возрасте от 1 до 36 месяцев. Дж Педиатр . 2004. 145 (2): 201–207.

17. Falszewska A, Szajewska H, Дзехчарц П. Диагностическая точность трех клинических шкал обезвоживания: систематический обзор. Арч Дис Детский . 2018; 103 (4): 383–388.

18. Геуртс Д, де Вос-Керкхоф Э, Полиндер S, и другие. Внедрение поддержки принятия клинических решений у маленьких детей с острым гастроэнтеритом: рандомизированное контролируемое исследование в отделении неотложной помощи. Eur J Pediatr . 2017; 176 (2): 173–181.

19. Lo Vecchio A, Диас Ж.А., Беркли Дж. А., и другие. Сравнение рекомендаций в клинической практике при остром гастроэнтерите у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2016; 63 (2): 226–235.

20. Штайнер М.Дж., DeWalt DA, Байерли Дж. С.. Этот ребенок обезвожен? JAMA . 2004. 291 (22): 2746–2754.

21.Коркоран М.С., фургон Well GT van Loo IH. Диагностика вирусного гастроэнтерита у детей: интерпретация результатов ПЦР в реальном времени и связь с клиническими симптомами. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2014. 33 (10): 1663–1673.

22. ван ден Берг Дж., Бергер М.Ю. Рекомендации по острому гастроэнтериту у детей: критическая оценка их качества и применимости в первичной медико-санитарной помощи. BMC Fam Pract . 2011; 12: 134.

23.Рутман Л, Кляйн Э.Дж., Браун JC. Клинический путь обеспечивает устойчивое улучшение лечения острого гастроэнтерита. Педиатрия . 2017; 140 (4): e20164310.

24. Гэвин Н, Меррик Н, Дэвидсон Б. Эффективность пероральной регидратационной терапии на основе глюкозы. Педиатрия . 1996. 98 (1): 45–51.

25. Вольноотпущенник С.Б., Пасечник Д, Черный KJ, и другие.; Группа по изучению гастроэнтерита Канады по неотложным педиатрическим исследованиям.Терапия гастроэнтерита в развитых странах: систематический обзор и метаанализ [опубликованная поправка опубликована в PLoS One. 2017; 12 (4): e0176741]. PLoS One . 2015; 10 (6): e0128754.

26. Hartling L, Bellemare S, Wiebe N, Рассел К., Классен Т.П., Крейг В. Пероральная регидратация в сравнении с внутривенной для лечения обезвоживания из-за гастроэнтерита у детей. Кокрановская база данных Syst Rev . 2006; (3): CD004390.

27. Вольноотпущенник С.Б., Виллан А.Р., Бутис К, Schuh S. Влияние разбавленного яблочного сока и предпочтительных жидкостей по сравнению с поддерживающим раствором электролита на неэффективность лечения у детей с легким гастроэнтеритом: рандомизированное клиническое исследование. JAMA . 2016; 315 (18): 1966–1974.

28. Spandorfer PR, г. Алессандрини Э.А., Иоффе MD, Localio R, Шоу К.Н. Пероральная регидратация в сравнении с внутривенной регидратацией у детей с умеренным обезвоживанием: рандомизированное контролируемое исследование. Педиатрия . 2005. 115 (2): 295–301.

29. Fedorowicz Z, Джаганнатха В.А., Картер Б. Противорвотные средства для уменьшения рвоты, связанной с острым гастроэнтеритом, у детей и подростков. Кокрановская база данных Syst Rev . 2011; (9): CD005506.

30. DeCamp LR, Байерли Дж. С., Доши Н, Штайнер MJ. Использование противорвотных средств при остром гастроэнтерите: систематический обзор и метаанализ. Arch Pediatr Adolesc Med .2008. 162 (9): 858–865.

31. Фридман С.Б., Адлер М, Сешадри Р., Пауэлл Э. Ондансетрон для приема внутрь при гастроэнтерите в педиатрическом отделении неотложной помощи. N Engl J Med . 2006. 354 (16): 1698–1705.

32. Rossignol JF, Абу-Зекри М, Хусейн А, Санторо MG. Эффект нитазоксанида для лечения тяжелой ротавирусной диареи: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Ланцет . 2006. 368 (9530): 124–129.

33. Ван Ниль CW, Фейдтнер С, Гарнизон ММ, Кристакис Д.А. Лактобациллярная терапия острой инфекционной диареи у детей: метаанализ. Педиатрия . 2002. 109 (4): 678–684.

34. Lazzerini M, Ванзира Х. Оральный цинк для лечения диареи у детей. Кокрановская база данных Syst Rev . 2016; (12): CD005436.

35. Clasen TF, Александр КТ, Синклер Д, и другие.Меры по улучшению качества воды для предотвращения диареи. Кокрановская база данных Syst Rev . 2015; (10): CD004794.

36. Clasen TF, Бостоен К, Шмидт В.П., и другие. Вмешательства по улучшению удаления человеческих экскрементов для предотвращения диареи. Кокрановская база данных Syst Rev . 2010; (6): CD007180.

37. Айелло А.Е., Кулборн Р.М., Перес V, Ларсон Э. Влияние гигиены рук на риск инфекционных заболеваний в сообществе: метаанализ. Am J Public Health . 2008. 98 (8): 1372–1381.

38. Ejemot-Nwadiaro RI, Эхири Дж. Э., Арикпо Д, Меремикву М.М., Critchley JA. Акция по мытью рук для предотвращения диареи. Кокрановская база данных Syst Rev . 2015; (9): CD004265.

39. Hübner NO, Hübner C, Водный М, Кампф Г, Крамер А. Эффективность дезинфицирующих средств для рук на спиртовой основе в государственном управлении: влияние на здоровье и производительность труда, связанное с острыми респираторными симптомами и диареей. BMC Infect Dis . 2010; 10: 250.

40. Prazuck T, Компте-Нгуен Г, Пелат С, Раскол S, Бланшон Т. Снижение частоты возникновения гастроэнтерита и его последствий в начальных школах с помощью дезинфицирующих средств для рук на спиртовой основе. Pediatr Infect Dis J . 2010. 29 (11): 994–998.

41. Парашар УД, Александр JP, Стекло РИ. Профилактика ротавирусного гастроэнтерита у младенцев и детей. Рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Recomm Rep . 2006; 55 (RR-12): 1–13.

42. Патель М.М., Лопес-Коллада VR, Bulhões MM, и другие. Риск инвагинации и польза для здоровья от ротавирусной вакцинации в Мексике и Бразилии. N Engl J Med . 2011. 364 (24): 2283–2292.

43. Парашар УД, Нельсон Э.А., Кан Г. Диагностика, лечение и профилактика ротавирусного гастроэнтерита у детей. BMJ . 2013; 347: f7204.

44. Комитет по инфекционным болезням; Американская академия педиатрии. Профилактика ротавирусной болезни: обновленное руководство по использованию ротавирусной вакцины. Педиатрия . 2009. 123 (5): 1412–1420.

45. Баенер Ф, Богертс Н, Гудвин Р. Вакцины против норовируса: современные испытания у детей и взрослых. Clin Microbiol Infect . 2016; 22 (приложение 5): S136 – S139.

46. Duijts L, Джаддо Фольксваген, Хофман А, Moll HA.Продолжительное и исключительно грудное вскармливание снижает риск инфекционных заболеваний в младенчестве. Педиатрия . 2010; 126 (1): e18 – e25.

47. Куигли, Массачусетс, Келли Ю.Дж., Сакер А. Грудное вскармливание и госпитализация по поводу диарейных и респираторных инфекций в когортном исследовании тысячелетия Соединенного Королевства. Педиатрия . 2007; 119 (4): e837 – e842.

48. Лоуренс Р.А., Лоуренс Р.М. Грудное вскармливание: руководство для медицинской профессии. 8-е изд.Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир; 2016: 146–193.

49. Gutierrez-Castrellon P, Лопес-Веласкес Дж., Диас-Гарсия Л., и другие. Диарея у детей дошкольного возраста и Lactobacillus reuteri: рандомизированное контролируемое исследование. Педиатрия . 2014; 133 (4): e904 – e909.

50. Гуарино А, Гуандалини С, Ло Веккьо А. Пробиотики для профилактики и лечения диареи. Дж Клин Гастроэнтерол . 2015; 49 (приложение 1): S37 – S45.

51. Хойсак И. Пробиотики у детей: какие доказательства? Гастроэнтерол педиатр Hepatol Nutr . 2017; 20 (3): 139–146.

52. Лаурсен Р.П., Ларнкьер А, Ритц С, Хаугер Х, Михаэльсен К.Ф., Мёльгаард К. Пробиотики и отсутствие ухода за детьми из-за инфекций: рандомизированное контролируемое исследование. Педиатрия . 2017; 140 (2): e20170735.

53. Чургайский ЦА, Афтаб З. Гастроэнтерит у детей: часть 1.Диагностика. Ам Фам Врач . 2012. 85 (11): 1059–1062.

54. Чургайский ЦА, Афтаб З. Гастроэнтерит у детей: часть II. Профилактика и лечение. Ам Фам Врач . 2012. 85 (11): 1066–1070.

55. Burkhart DM. Ведение острого гастроэнтерита у детей [опубликованная поправка опубликована в Am Fam Physician. 2000; 61 (9): 2614]. Ам Фам Врач . 1999. 60 (9): 2555–63.

56. Элиасон, Британская Колумбия, Леван РБ.Гастроэнтерит у детей: принципы диагностики и лечения. Ам Фам Врач . 1998. 58 (8): 1769–1776.

Желудочно-кишечные инфекции и диарейные заболевания у младенцев и детей в Гане: амбулаторное исследование случай-контроль

Абстрактные

Введение

Диарейные болезни являются одной из наиболее частых причин заболеваемости и смертности детей во всем мире, особенно в районах с ограниченными ресурсами. В этом исследовании случай-контроль оценивалась связь между желудочно-кишечными инфекциями и диареей у детей из сельских районов Ганы.

Методы

образцов стула было собрано у 548 детей с диареей и у 686 детей без желудочно-кишечных симптомов, посещавших больницу в 2007–2008 годах. Образцы анализировали микроскопическим и молекулярным методами.

Результаты

Микроорганизмами, наиболее часто обнаруживаемыми в случаях с симптомами, были Giardia lamblia , Shigella spp. / Энтероинвазивные Escherichia coli (EIEC) и Campylobacter jejuni . Инфекции ротавирусом (скорректированное отношение шансов [aOR] = 8.4; 95% доверительный интервал [ДИ]: 4,3–16,6), C . parvum / hominis (aOR = 2,7; 95% CI: 1,4–5,2) и норовирус (aOR = 2,0; 95% CI: 1,3–3,0) показали наиболее сильную связь с диареей. Самые высокие относимые фракции (AF) диареи были оценены для ротавируса (AF = 14,3%; 95% ДИ: 10,9-17,5%), Shigella spp./EIEC (AF = 10,5%; 95% ДИ: 3,5-17,1%) ) и норовируса (AF = 8,2%; 95% ДИ 3,2–12,9%). Сопутствующие инфекции возникали часто, и большинство инфекций протекало независимо от других инфекций.Однако инфекции с E . Диспар , С . jejuni , а норовирус чаще наблюдали в присутствии G . лямблия .

Выводы

Диарейные заболевания у детей из сельской местности в Африке к югу от Сахары в основном вызваны инфекциями ротавируса, Shigella spp./EIEC и норовируса. Эти ассоциации сильно зависят от возраста, что следует учитывать при диагностике причин диареи.Представленные результаты информативны как для врачей, занимающихся лечением желудочно-кишечных инфекций, так и для экспертов общественного здравоохранения, разрабатывающих программы борьбы с диарейными заболеваниями.

Сведения об авторе

Желудочно-кишечные инфекции часто встречаются во многих странах с низким уровнем доходов. Однако их роль в возникновении диарейных заболеваний все еще обсуждается. Многие эпидемиологические исследования сосредоточены только на людях с диарейными симптомами, игнорируя тот факт, что инфекции также могут прогрессировать бессимптомно.Для выявления инфекционных агентов, связанных с диареей, обязательно рассматривать случаи без симптомов в качестве контрольной группы. Мы провели исследование «случай-контроль» с участием 548 детей с диареей и 651 ребенка без желудочно-кишечных симптомов, чтобы выяснить роль желудочно-кишечных инфекций в диарейных заболеваниях. Как показали другие исследования, инфекции ротавирусом Shigella, spp./EIEC и норовирус несут ответственность за основное бремя диареи. В нашей исследовательской группе часто наблюдаются сопутствующие инфекции, а некоторые организмы чаще встречаются в присутствии второго.В частности, Giardia lamblia , не связанная с диареей, чаще наблюдается вместе с Campylobacter jejuni и норовирусом, которые вызывают большое количество диарейных эпизодов. Это может представлять особый интерес, поскольку G . lamblia с частотой 40% в исследуемой группе является наиболее распространенным из наблюдаемых организмов. Кроме того, большое количество сопутствующих инфекций затрудняло идентификацию возбудителей, вызывающих заболевание, поскольку диагностика конкретного изолята не может исключить влияние другого потенциально инфекционного агента на диарейное заболевание.Мы наблюдали сильное влияние возраста на течение инфекции, что может служить ориентиром для врачей при диагностике причин диареи.

Образец цитирования: Крумкамп Р., Сарпонг Н., Шварц Н.Г., Аделькофер Дж., Лоаг В., Эйбах Д. и др. (2015) Желудочно-кишечные инфекции и диарейные заболевания у младенцев и детей в Гане: амбулаторное исследование методом случай-контроль. PLoS Negl Trop Dis 9 (3): e0003568. https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0003568

Редактор: Зульфикар А.Бхутта, Больница для больных детей, ПАКИСТАН

Поступила: 25 июля 2014 г .; Одобрена: 27 января 2015 г .; Опубликован: 4 марта 2015 г.

Авторские права: © 2015 Krumkamp et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в пределах документ и вспомогательные информационные файлы к нему.

Финансирование: Эта работа была поддержана UBS Optimus Foundation и Немецким центром исследования инфекций (Deutsches Zentrum für Infektionsforschung, DZIF), номер финансирования: 8000 201-3 (TTU 03.704). Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Введение

Диарейные болезни являются второй ведущей причиной детской смертности во всем мире.В 2010 г. диарея стала причиной 0,8 миллиона случаев смерти детей в возрасте до пяти лет, что составляет 10,5% всех случаев смерти в этой возрастной группе [1]. Смертность и заболеваемость различаются в зависимости от географических регионов: 78% всех случаев смерти детей, связанных с диареей, приходится на Африканский регион и регионы Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Юго-Восточной Азии [2].

Этиология диареи часто до конца не выяснена, особенно в развивающихся странах, в том числе в странах Африки к югу от Сахары.Знания о распределении и влиянии инфекционных агентов на диарейные заболевания имеют решающее значение для руководства эмпирическим лечением и разработки программ профилактики. Однако многие исследования эпидемиологии желудочно-кишечных инфекций ограничиваются только пациентами с диареей, игнорируя возможность того, что инфекции могут прогрессировать бессимптомно или даже влиять друг на друга. Это может иметь особое значение в районах, где определенные инфекционные агенты являются эндемичными, что может привести к высокой вероятности продолжающихся инфекций после развития частичного иммунитета и / или толерантности.Таким образом, адекватная контрольная группа важна для определения патогенности инфекционных агентов, их фракций, связанных с желудочно-кишечными симптомами (GIS), и возрастной ассоциации инфекционных агентов с GIS [3,4].

Это исследование методом случай-контроль на базе больниц в сельской местности Ганы было разработано для анализа желудочно-кишечных инфекций у детей с диареей и без нее. Цели этого исследования заключались в (i) выявлении патогенов, вызывающих диарею, (ii) описании их патогенности и вклада в бремя диареи и (iii) анализе частоты и интерактивных эффектов сопутствующих инфекций.

Методы

Данные были собраны в пресвитерианской больнице Агого (APH), районной больнице на 250 коек, расположенной в северном муниципалитете Асанте Аким в Гане. Среди прочего, здесь есть детское амбулаторное отделение (ОПД) и педиатрическое отделение. Северный муниципальный район Акима Асанте насчитывает около 142 400 жителей и расположен на площади 1160 квадратных километров. Этот регион имеет тропический климат и в основном покрыт вторичными дождевыми лесами и возделываемыми землями [5].Малярия Falciparum является высокоэндемичной в этой области [6], и ВИЧ, распространенность которого среди беременных женщин в 2009 г. составляла 3,0%, находится в стабильном состоянии [7].

Это исследование случай-контроль включало детей в возрасте до 13 лет, которые посещали APH в период с июня 2007 года по октябрь 2008 года. Образцы стула были взяты у детей с диареей, посещавших OPD больницы. Диарея определялась как минимум три эпизода жидкого стула в течение предыдущих 24 часов. Поэтому контейнер для стула был передан опекунам пациентов и контрольным органам для сбора образца.В случае, если ребенок не мог предоставить стул в OPD, родителей просили вернуть образец в больницу в течение суток после сбора. При необходимости оказывалась помощь (3). Персонал лаборатории должен был подтвердить консистенцию жидкого стула в собранных образцах. На протяжении всего периода исследования образцы стула ежедневно отбирались у детей, которые посещали больничный OPD без диареи и рвоты, опять же с подтверждением лабораторным персоналом, что образцы стула имеют твердую консистенцию.Дети с продолжающейся диарейной болезнью, определяемой как повторные посещения больницы из-за диареи в течение 6-недельного периода, были исключены из анализа. Данные по каждому человеку были использованы для описания исследуемых групп. Данные за посещение больницы были использованы для дальнейшего анализа.

Заявление об этике

Комитет по человеческим исследованиям, публикациям и этике Школы медицинских наук Научно-технического университета Кваме Нкрума, Кумаси, Гана, одобрил дизайн исследования и процедуру информированного согласия.Все участники были проинформированы о цели и процедурах исследования. Письменное информированное согласие было получено от родителей или законного опекуна от имени детей, участвующих в исследовании, до включения в исследование. Неучастие не повлияло на предоставленное лечение.

Микробиологические анализы

Образцы стула были охлаждены (4 ° C) сразу после сбора и транспортированы в течение дня в лаборатории Центра совместных исследований в тропической медицине Кумаси (KCCR).Транспортировка образца заняла около 1,5 часов, и для поддержания холодовой цепи использовался холодильник. По прибытии образцы стула были разделены на аликвоты (3 х 0,2 мг) и заморожены при -20 ° C, в то время как расширенный образец был обработан для дальнейших анализов. Микроскопия образцов крови и стула проводилась в лаборатории KCCR, а экстракция ДНК, полимеразная цепная реакция (ПЦР) и ELISA-тесты проводились в Институте тропической медицины Бернхарда Нохта (BNITM) в Германии. Поэтому образцы замороженного стула транспортировали на сухом льду в БНИТМ, поддерживая температуру -20 ° C (3).Все образцы обрабатывались, хранились и транспортировались в соответствии с надлежащей лабораторной практикой.

Раствор ацетата натрия, уксусной кислоты и формалина (SAF) был добавлен к образцу для защиты от паразитов. После концентрирования цист простейших и трофозоитов в формалине и эфира, а также яиц гельминтов, фракции концентрированного материала окрашивали йодом или модифицированным кислотостойким методом, последний для улучшения обнаружения видов кокцидий, таких как Cryptosporidium , Cyclospora и Cystoisospora [8,9].Затем образцы просматривали под световым микроскопом.

Для молекулярного обнаружения ДНК экстрагировали из замороженных образцов стула с использованием наборов QIAamp DNA Stool Kits (Qiagen, Hilden, Германия). Конкретные последовательности амплифицировали с помощью ПЦР для идентификации следующих организмов: Campylobacter jejuni [10], Cryptosporidium parvum / hominis [11], Cyclospora cayetanensis [12,13], Entamoebaar [14]. Entamoeba histolytica [14,15], Giardia lamblia [11], норовирус [16], Salmonella enterica [10], Shigella spp./ enteroinvasive Escherichia coli (EIEC) [10] и Yersinia enterocolitica [10]. Диагностические ПЦР-анализы дают значение Ct как полуколичественный результат, и для определения положительного результата теста было применено отсечение 35 циклов. Как Shigella spp. и EIEC оба обладают геном ipaH , эти организмы не могут быть идентифицированы с помощью ПЦР [10]. Кроме того, применяемые ПЦР не позволяли различать тифозные и нетифоидные сальмонеллы или генотипы норовируса.Ротавирус был идентифицирован с помощью иммуноферментного анализа (ELISA; Ridascreen).

Образцы крови были взяты у всех участников путем укола пальцами. Из этих образцов крови были приготовлены толстые и тонкие мазки, которые были окрашены и исследованы под микроскопом. Малярия определялась как любая бесполая паразитемия с температурой тела> 38 ° C.

Все реакции ПЦР, а также микроскопия малярии и кала регулярно подвергались внешней и внутренней оценке качества.Персонал исследования был обучен придерживаться стандартных операционных процедур для каждого лабораторного метода.

Статистический и эпидемиологический анализ

Размер выборки около 500 детей в группе был оценен для идентификации изолятов в 5% контрольных и 10% случаев, учитывая альфа-уровень 5% и мощность 80%. Категориальные переменные представлены как частоты и проценты, тогда как непрерывные переменные представлены как средние значения ± стандартное отклонение (SD) или как медианы с межквартильным размахом (IQR).Недостающие значения были исключены из анализа, поэтому знаменатели для некоторых сравнений различаются.

Поскольку микроскопия снизила чувствительность и специфичность в диагностике образцов диареи [8,17], все статистические сравнения были основаны на диагностике на основе ПЦР или ELISA. Связь между диареей и желудочно-кишечными инфекциями определялась путем расчета отношения шансов (OR) и 95% доверительного интервала (CI). Субъекты были стратифицированы, чтобы показать эффекты в рамках категорий третьей переменной, чтобы оценить и учесть искажение или модификацию эффекта.Скорректированные по Мантелу-Хензелю OR (aOR) были рассчитаны на основе стратифицированного анализа. Приписываемые доли (AF) бремени диареи, определяемые как доля диареи, относящаяся к определенному патогену, были рассчитаны, как описано [18], на основе оценок логистической регрессии, включая фиктивные переменные, для возрастных категорий.

Неоднородность возникновения сопутствующих инфекций оценивалась путем сравнения вероятности появления организма A в присутствии организма B с вероятностью A в отсутствие B.Эти ассоциации были определены путем расчета отношения рисков (RR) по формуле RR = P (A | B = 1) / P (A | B = 0), в которой значение около единицы указывает на независимость и значение, отличное от значения, указывающего на зависимость. RR были рассчитаны для всей исследуемой группы и отдельно для случаев и контроля. Организмы, диагностированные с помощью ПЦР или ELISA и обнаруженные в более чем 5% образцов стула в соответствующих исследуемых группах, были включены в этот расчет, чтобы гарантировать достаточное количество сопутствующих инфекций.Скорректированные по возрасту ОР (ОР) были рассчитаны для учета возрастной зависимости инфекций. Возраст был разделен на группы 0– <1, 1– <2, 2– <5 и 5–15 лет для анализа повозрастной динамики инфекции.

Все данные были проанализированы с помощью STATA 12 (StataCorp LP, College Station, США).

Результаты

Всего в анализ были включены 1234 посещения пациентов 1168 детьми. Большинство детей обратились в больницу один раз (n = 1109; 94,9%), 52 (4.5%) посетили дважды и 7 (0,6%) трижды. В детское отделение поступило 57 (4,6%) пациентов; остальные дети лечились в ОПД. Девочки были немного недопредставлены (n = 536; 45,9%). Средний возраст участников составлял 33 месяца (IQR: 15–70 месяцев). Стратификация по возрасту показала, что на момент посещения 227 (18,4%) детей были в возрасте от 0 до <1 года, 266 (21,6%) - в возрасте от 1 до <2 лет, 375 (30,4%) - в возрасте от 2 до <5 лет. лет, а 366 (29,7%) были в возрасте от 5 до 13 лет. Малярия диагностирована в 236 (20.7%) посещения. Различия в вакцинационном статусе против кори и желтой лихорадки не наблюдались при стратифицированном по возрасту сравнении.

Диарея присутствовала в 548 (44,4%) случаях (посещения пациентов), но отсутствовала в 686 (55,6%) случаях (контрольные посещения). Лихорадка была наиболее частым симптомом заболевания и чаще наблюдалась в контрольной группе, чем в случаях [n = 568 (82,8%) против n = 397 (72,5%)]. Острое истощение наблюдалось в 57 (12,0%) случаях и 35 (9,4%) контрольных визитах, 218 (39,8%) случаев страдали рвотой.Доля детей с диареей с возрастом постепенно снижалась. Средний возраст детей с диареей и без нее составлял 18 месяцев (IQR: 9–36 месяцев) и 57 месяцев (IQR: 26–93 месяца), соответственно (Таблица 1).

Микроорганизмы, обнаруженные в образцах стула

Потенциально патогенные организмы, а также факультативные и непатогенные паразиты были обнаружены 1843 раза в 915 (79,5%) образцах стула. Чаще всего заражались G . лямблии (n = 470; 38.1%), Shigella spp./EIEC (n = 336; 27,2%), C . jejuni (n = 242; 19,6%), Blastocystis hominis (n = 144; 14,3%) и норовирус (n = 139; 11,3%). Полозависимых различий не наблюдалось. Все паразиты и простейшие, кроме C . parvum / hominis , как правило, реже наблюдались при диарее по сравнению с образцами без диареи. Cyclospora cayetanensis , E . histolytica и Yersinia spp.не были обнаружены ни в одном из исследованных образцов стула (Таблица 2).

На рис. 1 показаны стратифицированные по возрасту пропорции и средний возраст больных и детей контрольной группы, инфицированных определенными микроорганизмами. У детей с диареей, ротавирусом, норовирусом и C . parvum / hominis чаще всего наблюдались у младенцев младшего возраста, у инфицированных лиц средний возраст составлял 12 месяцев (IQR: 8–23 месяца), 13 месяцев (IQR 8–22 месяца) и 14 месяцев (IQR: 10–20 месяцев). месяцев) соответственно.Напротив, дети контрольной группы с этими организмами были старше, со средним возрастом 30 месяцев (IQR: 16–45 месяцев), 40 месяцев (IQR: 20–82 месяца) и 23 месяца (IQR: 18–28 месяцев), соответственно. . Для всех других инфекций средний возраст детей с диареей составлял от 19 месяцев (IQR: 11–36 месяцев) до 68 месяцев (IQR: 35–123 месяцев). Младенцы в возрасте до 6 месяцев составили 95 (8,1%) обращений в больницу, при этом в 16 образцах стула (16,9%) был диагностирован ротавирус, а в 13 (13,7%) — норовирус. У всех инфицированных вирусом детей, кроме одного с диагнозом норовирус, была диарея.В этой возрастной группе другие организмы не были обнаружены более чем в шести образцах стула (6,3%).

Рис. 1. Пропорции больных и контрольных детей по возрастным группам, инфицированных различными организмами.

Показаны все организмы, обнаруженные более чем в 50 образцах. В скобках указан средний возраст в месяцах (IQR) на момент заражения.

https://doi.org/10.1371/journal.pntd.0003568.g001

Возрастная зависимость желудочно-кишечных инфекций и диареи

Грубый анализ показал, что наиболее сильные положительные ассоциации с диареей были связаны с инфекциями ротавируса (OR = 11.9; 95% ДИ: 6,2–24,9), C . parvum / hominis (OR = 4,3; 95% ДИ: 2,3–8,6) и норовирус (OR = 2,6; 95% ДИ: 1,8–3,9). Обратные ассоциации обнаружены для G . лямблии и E . dispar свидетельствует о том, что в контрольной группе было диагностировано больше инфекций, чем в случаях. Однако после возрастной стратификации этот эффект ослабевал (таблица 3). Стратификация по возрасту выявила различную связь большинства инфекций с диареей. Например, ассоциации с S . enterica или Shigella spp ./EIEC увеличивалась с возрастом, а ассоциации с норовирусом были самыми высокими в самой младшей возрастной группе (OR = 4,7; 95% CI: 1,4–24,6) и ниже у детей старшего возраста. Связь между ротавирусом и диареей была сильной среди всех возрастных групп, хотя частота инфекций с возрастом снижалась. Стратифицированные оценки для C . parvum / hominis были ниже, чем грубое OR, что указывает на то, что оценки влияния искажены возрастом. Нет связи между полом (принадлежность к женщине) и диареей (OR = 0.9; 95% ДИ: 0,7–1,1) или сезон дождей и диарея (ОШ = 1,1; 95% ДИ: 0,9–1,4). Кроме того, в моделях логистической регрессии эти факторы не повлияли на связь между инфекциями и диарейными симптомами.

Инфекции, проявляющиеся в более молодом возрасте, как правило, сильнее связаны с диареей. Например, самые высокие OR наблюдались для ротавируса, C . parvum / hominis и норовирус, инфекционные агенты, наиболее часто диагностируемые в более молодых возрастных группах, со средним возрастом 12 месяцев (IQR: 8–23 месяца), 14 месяцев (IQR: 10–20 месяцев) и 12 месяцев ( IQR: 8–23 месяца) соответственно.Напротив, E . dispar и G . лямблии не были положительно связаны с диареей и чаще диагностировались в более старых случаях, со средним возрастом около 38 месяцев (IQR: 35–57 месяцев) и 28 месяцев (IQR: 16–46 месяцев), соответственно.

Самые высокие AF (доля диарейных симптомов, связанных с определенным организмом) наблюдались для ротавируса (AF = 14,3%; 95% CI: 10,9-17,5%), Shigella spp./EIEC (AF = 10,5%; 95% CI: 3.5–17,1%) и норовируса (AF = 8,2%; 95% CI: 3,2–12,9%), тогда как у всех других инфекций AF около 5% и ниже (рис. 2).

Комбинированные инфекции

Вероятности появления отдельных пар инфекционных агентов были рассчитаны для организмов, обнаруженных с помощью ПЦР или ELISA в более чем 5% образцов стула (Таблица 4). Что касается всей исследуемой группы, большинство инфекций произошло независимо от других организмов. Однако E . Диспар , С . jejuni , а норовирус чаще наблюдали в присутствии G . lamblia , показывающие отношения частот 1,6 (95% ДИ: 1,3–1,9), 1,3 (95% ДИ: 1,2–1,6) и 1,3 (95% ДИ: 1,1–1,6), соответственно. Эти оценки были сопоставимы между случаями и контролем.

Обсуждение

Самой важной причиной диарейных заболеваний был ротавирус, с самым высоким уровнем ФП и самым высоким риском диареи во всех возрастных группах. Частота ротавирусных инфекций снижалась с возрастом, но их связь с диареей была почти постоянной во всех возрастных группах.Аналогичным образом, многоцентровое исследование, проведенное в семи странах с ограниченными ресурсами, показало, что ротавирус является ведущей причиной диареи у младенцев с возрастной зависимостью от ФП от 16% до 28% [3]. Кроме того, 96% детей в мексиканской когорте новорожденных были инфицированы ротавирусом хотя бы один раз в возрасте до 2 лет. Ротавирусные инфекции обеспечивали защиту от повторного заражения, что приводило к менее частым и менее тяжелым проявлениям у детей старшего возраста [19].

Доля норовирусных инфекций среди случаев и контроля составила 16.6% и 6,8%, соответственно, что сопоставимо с цифрами из других развивающихся стран с высокой смертностью, где сообщается о 14% (ДИ: 11–16) и 7% (ДИ: -2–16) соответственно [20]. У детей с диареей частота норовирусных инфекций была аналогична частоте ротавирусной инфекции. Однако по сравнению с ротавирусом количество норовирусных инфекций было выше у бессимптомных (контрольных) лиц, скорее всего, из-за повышения толерантности к патогенам и ограниченного стерилизующего иммунитета. Модель передачи показала, что в высокоэндемичных условиях защита от тяжелого норовирусного гастроэнтерита может быть приобретена в раннем возрасте, что приводит к частым бессимптомным повторным инфекциям [21].Аналогичным образом, наше исследование обнаружило значительную связь между норовирусной инфекцией и диареей у младенцев, тогда как дети более старшего возраста с большей вероятностью были бессимптомными носителями.

В промышленно развитых странах криптоспоридиоз — это прежде всего оппортунистическая инфекция у пациентов с ВИЧ / СПИДом и основная причина вспышек заболеваний, связанных с водой, о которых сообщалось из нескольких стран [22]. Однако в Западной Африке криптоспоридиоз является причиной диареи у 4,9–14,7% иммунокомпетентных детей, в зависимости от возраста и географического положения [3,23].Аналогичным образом наши результаты показали, что C . Инфекции parvum / hominis были тесно связаны с диареей во всех возрастных группах и присутствовали более чем у 10% детей в возрасте до 2 лет с симптомами. Бессимптомные носители криптоспоридий не наблюдались в этой возрастной группе и редко наблюдались у детей старшего возраста. Обзор криптоспоридиоза в странах Африки к югу от Сахары показал такое же возрастное распределение, с пиком среди детей в возрасте 6–12 месяцев. По-видимому, инфекция может возникать в детстве, но с возрастом симптомы становятся менее серьезными [24].

Shigella spp./EIEC был, после G . лямблии , второй по частоте патоген, выявляемый у детей с диареей, все чаще встречается у детей старшего возраста. Однако сравнить наши результаты с другими исследованиями сложно, потому что наш тест был основан на ПЦР. Традиционно диагностика шигеллеза основывается на методах культивирования, которые избирательно выделяют патоген с последующей биохимической идентификацией одного из четырех видов Shigella [25].Внедрение методов ПЦР имеет свои преимущества, но последовательность гена, используемая для диагностики, также переносится энтероинвазивной кишечной палочкой (EIEC) [10]. Технически наше исследование не может отличить шигеллез от EIEC, что, помимо большей чувствительности теста на основе ПЦР, также может отражаться большим количеством представленных инфекций. Таким образом, несмотря на умеренную связь с диареей, высокая распространенность этой группы патогенов привела к второй по величине ФП, наблюдаемой в нашем исследовании.

Как правило, используемые методы ПЦР имеют более высокую чувствительность теста по сравнению с традиционными методами культивирования. Это улучшает возможность диагностики микроорганизмов в образце стула. Однако недостатком, по-видимому, является увеличение общего числа бессимптомных выявлений [26]. Поскольку это влияет на диагностику в обоих случаях и контролирует, вычисленные OR не должны изменяться. Однако предполагаемая распространенность заболевания и, следовательно, оценка ФП могут быть завышены. Необходимы дальнейшие исследования с использованием количественных подходов [27] для создания и улучшения диагностического анализа желудочно-кишечных заболеваний в странах с низким и средним уровнем доходов.

Бремя G . лямблий, заражения было довольно высоким. Интересно, что частота G . lamblia инфекций у детей с диареей было меньше, чем у бессимптомных носителей. Систематический обзор воздействия G . lamblia при диарее подчеркнули, что, хотя большинство исследований показывают отсутствие или обратные эффекты, некоторые исследования сообщают о положительных ассоциациях у детей в возрасте около 1 года, предположительно как ответ на первоначальный G . лямблий, инфекций [28]. Однако статистическая мощность текущего исследования не позволила выделить такие возрастные эффекты.

В обоих случаях, а также в контрольной группе наблюдалось большое количество множественных инфекций. Большинство сопутствующих инфекций было идентифицировано как статистически ожидаемое, хотя G . лямблии чаще встречались вместе с E . Диспар , С . jejuni, и норовирус. Г . lamblia , как сообщается, индуцирует апоптоз эпителиальных клеток, что приводит к увеличению проницаемости эпителия [29].Далее G . Было обнаружено, что lamblia секретирует белки, способные нарушать врожденный иммунный ответ [30]. В качестве альтернативы, сопутствующие инфекции могут быть вызваны общими путями передачи. Однако, поскольку большинство организмов желудочно-кишечного тракта передается фекально-оральным путем, маловероятно, что одно это объясняет связь между коинфекциями. Интересно, что недавнее объединенное исследование случай-контроль, проведенное в Эквадоре, также выявило механистические взаимодействия между ротавирусом и G для симптомов диареи. lamblia , а также между ротавирусом и Escherichia coli [31]. Модели in vitro показали, что ротавирус может способствовать адгезии, инвазии и размножению бактерий в кишечных клетках — механизмы, которые могут объяснить эти синергические эффекты [32–34]. Как правило, роль сопутствующих инфекций при диарейных заболеваниях заслуживает большего внимания, чтобы выявить связи между инфекциями, а также взаимодействия с ГИС. Кроме того, необходимы стратегии выявления патогенов, вызывающих множественные инфекции, поскольку диагностика конкретного изолята не может исключить другие потенциальные инфекционные причины диарейного заболевания.

Представленное здесь исследование имеет несколько ограничений, поэтому результаты следует интерпретировать с осторожностью. Случаи, а также контрольные группы были отобраны в больничном OPD, таким образом, контрольная группа не состояла из здоровых людей. Это дети, которые обращаются за помощью по поводу других заболеваний, которые могут повысить риск желудочно-кишечных инфекций. У нас мало исходной информации об общей подходящей группе исследования, то есть о детях, которые посетили OPD в течение периода исследования, из которых мы выбрали случаи и контроли.Таким образом, мы не можем судить, насколько хорошо совпадают характеристики дел и средств контроля. В таблице 1 показаны различия между случаями и контролем. Например, малярия falciparum чаще наблюдается в контрольной группе, потому что контрольной группе требуется альтернативная причина для посещения больницы, которой у некоторых посетителей является малярия. Контрольные группы также с большей вероятностью будут иметь полный график вакцинации, что можно объяснить возрастными различиями, а также возможными различиями в социально-экономическом статусе. В ходе анализа эти факторы нельзя контролировать, однако мы полагаем, что они не мешают.Несмотря на то, что некоторые факторы связаны с желудочно-кишечными инфекциями, они не связаны с диарейными симптомами, которые можно было бы квалифицировать как мешающие. Контрольные группы должны были быть свободными от диареи на момент включения в исследование, однако ГИС перед включением не оценивались. Таким образом, контрольные группы могут быть носителями патогенов, если инфекции произошли до включения в исследование. Например, норовирус можно обнаружить в кале в течение 60 дней после заражения [35]. В случае, если некоторые контрольные группы являются носителями патогенов из-за недавних инфекций, результаты исследования недооценивают фактическую диарейную связь.Для обобщения AF на основе данных «случай-контроль» необходимо выполнить два предварительных условия: (i) выборка «случай-контроль» должна быть репрезентативной для исходной совокупности и (ii) OR должна быть надежной оценкой ОР. В данном исследовании пациенты были отобраны у детей из OPD, что сделало эту группу избранной группой пациентов, обращающихся за профессиональной помощью, таким образом, представляя людей с умеренным и тяжелым диарейным заболеванием. Учитывая наш подход к выборке «случай-контроль», OR будет приблизительно соответствовать RR только в том случае, если выполняется предположение о редком заболевании.Однако это было применимо ко всем изученным инфекциям, особенно к Shigella spp./EIEC, C . jejuni, и норовирус. В этих случаях OR, вероятно, будет завышать истинный RR, что приведет к более высокому AF. Некоторые возможные инфекционные причины диареи не были обнаружены этими методами, включая аденовирус [36], энтеропатогенный Escherichia coli [37] и энтеротоксигенный Escherichia coli [37,38].

AF выражают долю диарейных заболеваний, которая была бы уменьшена, если бы организм мог быть удален.Эта мера очень актуальна с точки зрения общественного здравоохранения, поскольку она демонстрирует потенциальные эффекты профилактики болезней и борьбы с ними, а также эмпирические меры по лечению болезней. В частности, в нем подчеркивается потенциальная роль вакцинации против ротавируса и норовируса в странах Африки к югу от Сахары, а также мер по очистке воды, санитарии и гигиене; эффективные варианты, которые могут снизить бремя диарейных заболеваний [39].

Благодарности

Мы благодарны всем детям, принявшим участие в этом исследовании, и персоналу пресвитерианской больницы Агого.Без их усилий это исследование было бы невозможным.

Вклад авторов

Проанализированные данные: RK JA DE JM WL. Предоставленные реагенты / материалы / инструменты анализа: RMH ET JM. Написал статью: RK NS NGS DE RMH YAS ET JM. Разработал исследование: JA WL YAS ET JM. Выполняемые и контролируемые полевые работы: NS JA WL.

Список литературы

  1. 1. Лю Л., Джонсон Х.Л., Кузенс С., Перин Дж., Скотт С. и др. (2012) Глобальные, региональные и национальные причины детской смертности: обновленный систематический анализ за 2010 год с указанием временных тенденций с 2000 года.Ланцет 379: 2151–2161. pmid: 22579125
  2. 2. Boschi-Pinto C, Velebit L, Shibuya K (2008) Оценка детской смертности от диареи в развивающихся странах. Bull World Health Organ 86: 710–717. pmid: 18797647
  3. 3. Kotloff KL, Nataro JP, Blackwelder WC, Nasrin D, Farag TH и др. (2013) Бремя и этиология диарейных заболеваний у младенцев и детей раннего возраста в развивающихся странах (Глобальное многоцентровое исследование кишечных заболеваний, GEMS): проспективное исследование случай-контроль.Ланцет 382: 209–222. pmid: 23680352
  4. 4. Kotloff KL, Blackwelder WC, Nasrin D, Nataro JP, Farag TH и др. (2012) Глобальное многоцентровое исследование кишечных заболеваний (GEMS) диарейных заболеваний у детей грудного и раннего возраста в развивающихся странах: эпидемиологические и клинические методы исследования случай / контроль. Clin Infect Dis 55 Дополнение 4: S232–245. pmid: 23169936
  5. 5. Асанте Аким Центрального Муниципального Собрания (2012) Асанте Аким Север. Доступно: http: // asanteakimnorth.ghanadistricts.gov.gh/. По состоянию на 14 февраля 2014 г.
  6. 6. Abonuusum A, Owusu-Daako K, Tannich E, May J, Garms R et al. (2011) Передача малярии в двух сельских общинах лесной зоны Ганы. Parasitol Res 108: 1465–1471. pmid: 21153839
  7. 7. Служба здравоохранения Ганы (2010) Полугодовой отчет Ашанти. Доступно: http://www.ghanahealthservice.org/documents/ASHANTI%20HALF%20YEAR%202010%20REPORT.pdf. По состоянию на 13 ноября 2014 г.
  8. 8. Утцингер Дж., Ботеро-Клейвен С., Кастелли Ф., Кьодини П.Л., Эдвардс Х. и др.(2010) Микроскопическая диагностика образцов стула, фиксированного ацетатом натрия, уксусной кислотой и формалином, на гельминты и кишечные простейшие: сравнение европейских справочных лабораторий. Clin Microbiol Infect 16: 267–273. pmid: 19456836
  9. 9. Скотт CD (1988) Скрининг мазков кала на Cryptosporidium и Isospora belli с использованием модифицированного красителя Циля-Нильсена. Aust J Med Lab Sci 9: 80–82.
  10. 10. Wiemer D, Loderstaedt U, von Wulffen H, Priesnitz S, Fischer M и др.(2011) Мультиплексная ПЦР в реальном времени для одновременного обнаружения видов Campylobacter jejuni, Salmonella, Shigella и Yersinia в образцах фекалий. Int J Med Microbiol 301: 577–584. pmid: 21855409
  11. 11. Verweij JJ, Blange RA, Templeton K, Schinkel J, Brienen EA, et al. (2004) Одновременное обнаружение Entamoeba histolytica, Giardia lamblia и Cryptosporidium parvum в образцах фекалий с помощью мультиплексной ПЦР в реальном времени. J Clin Microbiol 42: 1220–1223. pmid: 15004079
  12. 12.Verweij JJ, Laeijendecker D, Brienen EA, van Lieshout L, Polderman AM (2003) Выявление Cyclospora cayetanensis у путешественников, возвращающихся из тропиков и субтропиков, с помощью микроскопии и ПЦР в реальном времени. Int J Med Microbiol 293: 199–202. pmid: 12868656
  13. 13. Ортега Ю.Р., Санчес Р. (2010) Обновленная информация о Cyclospora cayetanensis, паразите, передающемся через пищу и воду. Clin Microbiol Rev 23: 218–234. pmid: 20065331
  14. 14. Blessmann J, Buss H, Nu PA, Dinh BT, Ngo QT и др.(2002) ПЦР в реальном времени для обнаружения и дифференциации Entamoeba histolytica и Entamoeba dispar в образцах фекалий. J Clin Microbiol 40: 4413–4417. pmid: 12454128
  15. 15. Verweij JJ, Blotkamp J, Brienen EA, Aguirre A, Polderman AM (2000) Дифференциация цист Entamoeba histolytica и Entamoeba dispar с использованием полимеразной цепной реакции на ДНК, выделенной из фекалий, с помощью спин-колонок. Eur J Clin Microbiol Infect Dis 19: 358–361. pmid: 10898137
  16. 16. Hoehne M, Schreier E (2006) Обнаружение геногрупп I и II норовируса с помощью мультиплексной ОТ-ПЦР в реальном времени с использованием ДНК-зонда, связывающего 3′-малую бороздку.BMC Infect Dis 6: 69. pmid: 16606447
  17. 17. Назир Дж.Т., Эль-Сайед Халифа К., фон Тхиен Х., Эль-Сибаи М.М., Абдель-Хамид М.Ю. и др. (2013) Использование мультиплексной ПЦР в реальном времени для обнаружения общей диареи, вызывающей простейшие паразиты в Египте. Parasitol Res 112: 595–601. pmid: 23114927
  18. 18. Гренландия С., Дрешер К. (1993) Оценка максимального правдоподобия относимой доли из логистических моделей. Биометрия 49: 865–872. pmid: 8241375
  19. 19. Веласкес Ф. Р., Матсон Д. О., Кальва Дж. Дж., Герреро Л., Морроу А. Л. и др.(1996) Ротавирусные инфекции у младенцев как защита от последующих инфекций. N Engl J Med 335: 1022–1028. pmid: 8793926
  20. 20. Ахмед С.М., Холл А.Дж., Робинсон А.Е., Верхоф Л., Премкумар П. и др. (2014) Глобальная распространенность норовируса в случаях гастроэнтерита: систематический обзор и метаанализ. Ланцет Инфекционные болезни 14: 725–730. pmid: 24981041
  21. 21. Lopman B, Simmons K, Gambhir M, Vinje J, Parashar U (2014) Эпидемиологические последствия бессимптомной реинфекции: исследование норовируса с помощью математического моделирования.Am J Epidemiol 179: 507–512. pmid: 24305574
  22. 22. Ширли Д.А., Мунах С.Н., Котлофф К.Л. (2012) Бремя болезни от криптоспоридиоза. Curr Opin Infect Dis 25: 555–563. pmid: 22

    9

  23. 23. Молбак К., Хойлинг Н., Готчау А., Са Дж. К., Ингольт Л. и др. (1993) Криптоспоридиоз в младенчестве и детской смертности в Гвинее-Бисау, Западная Африка. Bmj 307: 417–420. pmid: 8374453
  24. 24. Мор С.М., Ципори С. (2008) Криптоспоридиоз у детей в Африке к югу от Сахары: сохраняющаяся проблема.Clin Infect Dis 47: 915–921. pmid: 18715159
  25. 25. Ливио С., Строкбайн Н.А., Панчалингам С., Теннант С.М., Барри Е.М. и др. (2014) Изоляты шигелл, полученные в результате глобального многоцентрового исследования кишечных инфекций, используются для разработки вакцины. Clin Infect Dis 59: 933–941. pmid: 24958238
  26. 26. Левин М.М., Робинс-Браун Р.М. (2012) Факторы, объясняющие выведение кишечных патогенов людьми без диареи. Clin Infect Dis 55 Дополнение 4: S303–311. pmid: 23169942
  27. 27. Platts-Mills JA, Gratz J, Mduma E, Svensen E, Amour C и др.(2014) Связь между количеством энтеропатогенов в стуле и заболеванием у детей Танзании с использованием карт массива TaqMan: вложенное исследование случай-контроль. Am J Trop Med Hyg 90: 133–138. pmid: 24189366
  28. 28. Muhsen K, Levine MM (2012) Систематический обзор и метаанализ связи между Giardia lamblia и эндемической детской диареей в развивающихся странах. Clin Infect Dis 55 Дополнение 4: S271–293. pmid: 23169940
  29. 29. Troeger H, Epple HJ, Schneider T, Wahnschaffe U, Ullrich R и др.(2007) Влияние хронической инфекции Giardia lamblia на транспорт эпителия и барьерную функцию в двенадцатиперстной кишке человека. Кишечник 56: 328–335. pmid: 16935925
  30. 30. Рингквист Э., Палм Дж. Э., Скарин Х., Хель А.Б., Вейланд М. и др. (2008) Высвобождение метаболических ферментов лямблиями в ответ на взаимодействие с эпителиальными клетками кишечника. Mol Biochem Parasitol 159: 85–91. pmid: 18359106
  31. 31. Bhavnani D, Goldstick JE, Cevallos W, Trueba G, Eisenberg JN (2012) Синергетические эффекты ротавируса и коинфекционных патогенов на диарейные заболевания: данные исследования на уровне сообщества на северо-западе Эквадора.Am J Epidemiol 176: 387–395. pmid: 22842722
  32. 32. Суперти Ф., Петроне Дж., Пизани С., Морелли Р., Аммендолия М.Г. и др. (1996) Суперинфекция Listeria monocytogenes культивируемых энтероцитоподобных клеток человека, инфицированных полиовирусом или ротавирусом. Med Microbiol Immunol 185: 131–137. pmid:

    17

  33. 33. Di Biase AM, Petrone G, Conte MP, Seganti L, Ammendolia MG и др. (2000) Заражение ротавирусом энтероцитоподобных клеток человека усиливает инвазивность Yersinia enterocolitica и Y.псевдотуберкулез. J Med Microbiol 49: 897–904. pmid: 11023186
  34. 34. Bukholm G (1988) Ротавирусная инфекция человека усиливает инвазивность энтеробактерий в клетках MA-104. Apmis 96: 1118–1124. pmid: 2850823
  35. 35. Teunis PF, Sukhrie FH, Vennema H, Bogerman J, Beersma MF и др. (2014) Выделение норовируса при симптоматических и бессимптомных инфекциях. Эпидемиол Инфекция: 1–8.
  36. 36. Reither K, Ignatius R, Weitzel T., Seidu-Korkor A, Anyidoho L, et al.(2007) Острая диарея у детей в северной Гане: эпидемиологические, клинические и микробиологические характеристики. BMC Infect Dis 7: 104. pmid: 17822541
  37. 37. Lanata CF, Fischer-Walker CL, Olascoaga AC, Torres CX, Aryee MJ и др. (2013) Глобальные причины смертности от диарейных болезней у детей младше 5 лет: систематический обзор. PLoS One 8: e72788. pmid: 24023773
  38. 38. Опинтан Дж. А., Ньюман М. Дж., Айе-Куми П. Ф., Аффрим Р., Гепи-Атти Р. и др. (2010) Детская диарея в южной Гане: этиология и связь с воспалением кишечника и недоеданием.Ам Дж. Троп Мед Хиг 83: 936–943. pmid: 20889896
  39. 39. Brown J, Cairncross S, Ensink JH (2013) Вода, санитария, гигиена и кишечные инфекции у детей. Arch Dis Child 98: 629–634. pmid: 23761692

Детский гастроэнтерит: история вопроса, патофизиология, эпидемиология

  • Black RE, Cousens S, Johnson HL, Lawn JE, Rudan I, Bassani DG. Глобальные, региональные и национальные причины детской смертности в 2008 году: систематический анализ. Ланцет . 5 июня 2010 г. 375 (9730): 1969-87. [Медлайн].

  • King CK, Glass R, Bresee JS, Duggan C ,. Лечение острого гастроэнтерита у детей: пероральная регидратация, поддерживающая терапия и диетотерапия. MMWR Recomm Rep . 2003 21 ноября. 52 (RR-16): 1-16. [Медлайн].

  • Деннехи PH. Острая диарейная болезнь у детей: эпидемиология, профилактика и лечение. Инфекция Dis Clin North Am . 2005 сентября 19 (3): 585-602.[Медлайн].

  • Hullegie S, Bruijning-Verhagen P, Uiterwaal CS, et al. Дневной уход за первым годом и заболеваемость острым гастроэнтеритом. Педиатрия . 2016. 137 (5): e20153356.

  • Fischer Walker CL, Perin J, Aryee MJ, Boschi-Pinto C, Black RE. Заболеваемость диареей в странах с низким и средним уровнем доходов в 1990 и 2010 годах: систематический обзор. BMC Общественное здравоохранение . 2012. 12: 220. [Медлайн].

  • Parashar UD, Hummelman EG, Bresee JS, Miller MA, Glass RI.Заболевания и смертность детей от ротавирусной инфекции в мире. Emerg Infect Dis . 2003 май. 9 (5): 565-72. [Медлайн].

  • Боски-Пинто С., Велебит Л., Сибуя К. Оценка детской смертности от диареи в развивающихся странах. Орган здоровья Bull World . 2008 сентябрь 86 (9): 710-7. [Медлайн].

  • Косек М., Берн Ц., Геррант Р.Л. Глобальное бремя диарейных заболеваний, согласно оценкам исследований, опубликованных между 1992 и 2000 годами. Орган здоровья Bull World . 2003. 81 (3): 197-204. [Медлайн].

  • Тейт Дж. Э., Бертон А. Х., Боски-Пинто К., Стил А. Д., Дуке Дж., Парашар Ю. Д.. Оценка смертности от ротавирусной инфекции среди детей младше 5 лет в мире за 2008 год до введения всеобщих программ вакцинации против ротавируса: систематический обзор и метаанализ. Ланцет Инфекция Дис . 2012 12 февраля (2): 136-41. [Медлайн].

  • Кортезе М.М., Парашар УД ,.Профилактика ротавирусного гастроэнтерита среди младенцев и детей: рекомендации Консультативного комитета по практике иммунизации (ACIP). MMWR Recomm Rep . 2009 6 февраля. 58 (RR-2): 1-25. [Медлайн].

  • Cortes JE, Curns AT, Tate JE, Cortese MM, Patel MM, Zhou F. Ротавирусная вакцина и использование медицинских услуг при диарее у детей в США. N Engl J Med . 2011, 22 сентября. 365 (12): 1108-17. [Медлайн].

  • Leshem E, Moritz RE, Curns AT, Zhou F, Tate JE, Lopman BA, et al.Ротавирусные вакцины и использование медицинских услуг от диареи в США (2007-2011 гг.). Педиатрия . 2014 июл.134 (1): 15-23. [Медлайн].

  • Лайдман Дж. Ротавирусная вакцина значительно сократила использование в здравоохранении. Medscape. Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/826391. Дата обращения: 15.09.14.

  • Payne DC, Vinje J, Szilagyi PG, Edwards KM, Staat MA, Weinberg GA. Норовирус и медицинский гастроэнтерит у детей в США. N Engl J Med . 2013 21 марта. 368 (12): 1121-30. [Медлайн].

  • Веннерас С., Эрлинг В. Распространенность энтеротоксигенной диареи, связанной с Escherichia coli, и состояние носительства в развивающихся странах. J Health Popul Nutr . 2004 г., 22 (4): 370-82. [Медлайн].

  • Штайнер MJ, DeWalt DA, Byerley JS. Этот ребенок обезвожен? ЯМА . 2004, 9 июня. 291 (22): 2746-54. [Медлайн].

  • Parkin PC, Macarthur C, Khambalia A, Goldman RD, Friedman JN.Клинико-лабораторная оценка степени обезвоживания у детей с острым гастроэнтеритом. Clin Педиатр (Phila) . 2010 Март 49 (3): 235-9. [Медлайн].

  • Горелик MH, Шоу К.Н., Мерфи КО. Обоснованность и достоверность клинических признаков в диагностике обезвоживания у детей. Педиатрия . 1997 Май. 99 (5): E6. [Медлайн].

  • Вега РМ, Авнер младший. Проспективное исследование полезности клинических и лабораторных параметров для прогнозирования процента обезвоживания у детей. Скорая педиатрическая помощь . 1997 июн.13 (3): 179-82. [Медлайн].

  • Дагган С., Рефат М., Хашем М., Вольф М., Фаяд И., Сантошам М. Насколько достоверны клинические признаки обезвоживания у младенцев ?. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 1996, 22 января (1): 56-61. [Медлайн].

  • Всемирная организация здравоохранения. Лечение диареи: пособие для врачей и других старших медработников, 4-е изд. 2005. Доступно по адресу http://209.61.208.233/LinkFiles/CAH_Publications_manual_physICAL.pdf. Доступ: 26 марта 2013 г.

  • Sandhu BK. Практическое руководство по лечению гастроэнтерита у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2001 окт. 33 Дополнение 2: S36-9. [Медлайн].

  • Практический параметр: лечение острого гастроэнтерита у детей раннего возраста. Американская академия педиатрии, Временный комитет по улучшению качества, Подкомитет по острому гастроэнтериту. Педиатрия . 1996 марта 97 (3): 424-35.[Медлайн].

  • Fonseca BK, Holdgate A, Craig JC. Энтеральная и внутривенная регидратационная терапия для детей с гастроэнтеритом: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Arch Pediatr Adolesc Med . 2004 Май. 158 (5): 483-90. [Медлайн].

  • Bellemare S, Hartling L, Wiebe N, Russell K, Craig WR, McConnell D. Пероральная регидратация по сравнению с внутривенной терапией для лечения обезвоживания из-за гастроэнтерита у детей: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. BMC Med . 2004 15 апреля 2:11. [Медлайн].

  • Freedman SB, Willan AR, Boutis K, Schuh S. Влияние разбавленного яблочного сока и предпочтительных жидкостей по сравнению с раствором для поддержания электролита на неэффективность лечения среди детей с легким гастроэнтеритом: рандомизированное клиническое испытание. ЯМА . 2016 10 мая. 315 (18): 1966-74. [Медлайн].

  • MacReady N. Сок и другие напитки могут помочь в лечении легкого гастроэнтерита у детей. Медицинские новости Medscape.Доступно на http://www.medscape.com/viewarticle/862764. 03 мая 2016 г .; Дата обращения: 27 мая 2016 г.

  • Нагер А.Л., Ван В.Дж. Сравнение назогастрального и внутривенного методов регидратации у детей с острым обезвоживанием. Педиатрия . 2002 апр. 109 (4): 566-72. [Медлайн].

  • Hahn S, Kim S, Garner P. Раствор для пероральной регидратации с пониженной осмолярностью для лечения обезвоживания, вызванного острой диареей у детей. Кокрановская база данных Syst Rev .2002. (1): CD002847. [Медлайн].

  • Мерфи С., Хан С., Волминк Дж. Раствор для пероральной регидратации с пониженной осмолярностью для лечения холеры. Кокрановская база данных Syst Rev . 2004. (4): CD003754. [Медлайн].

  • Alam NH, Islam S, Sattar S, Monira S, Desjeux JF. Безопасность быстрой внутривенной регидратации и сравнительная эффективность 3 растворов для пероральной регидратации в лечении детей с тяжелой недостаточностью питания и дегидратирующей холерой. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр .2009 Март 48 (3): 318-27. [Медлайн].

  • Грегорио Г.В., Гонсалес М.Л., Данс Л.Ф., Мартинес Э.Г. Раствор для пероральной регидратации на полимерной основе для лечения острой водянистой диареи. Кокрановская база данных Syst Rev . 2009. (2): CD006519. [Медлайн].

  • Паниграхи П., Парида С., Нанда, Северная Каролина, Сатпатия Р., Прадхан Л., Чандель Д.С. и др. Рандомизированное испытание синбиотиков для профилактики сепсиса среди младенцев в сельских районах Индии. Природа . 2017 24 августа. 548 (7668): 407-412.[Медлайн].

  • Schnadower D, Tarr PI, Casper TC, Gorelick MH, Dean JM, O’Connell KJ, et al. Lactobacillus rhamnosus GG по сравнению с плацебо при остром гастроэнтерите у детей. N Engl J Med . 2018 22 ноября. 379 (21): 2002-2014. [Медлайн].

  • Freedman SB, Williamson-Urquhart S, Farion KJ, Gouin S, Willan AR, Poonai N, et al. Многоцентровое исследование комбинированного пробиотика для детей с гастроэнтеритом. N Engl J Med .2018 22 ноября. 379 (21): 2015-2026. [Медлайн].

  • Аллен С.Дж., Ококо Б., Мартинес Е., Грегорио Г., Данс Л.Ф. Пробиотики для лечения инфекционной диареи. Кокрановская база данных Syst Rev . 2004. (2): CD003048. [Медлайн].

  • Szajewska H, ​​Mrukowicz JZ. Пробиотики в лечении и профилактике острой инфекционной диареи у младенцев и детей: систематический обзор опубликованных рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых исследований. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр .2001 окт. 33, приложение 2: S17-25. [Медлайн].

  • Johnston BC, Ma SS, Goldenberg JZ, Thorlund K, Vandvik PO, Loeb M. Пробиотики для профилактики диареи, связанной с Clostridium difficile: систематический обзор и метаанализ. Энн Интерн Мед. . 2012, 18 декабря. 157 (12): 878-88. [Медлайн].

  • Lazzerini M, Ronfani L. Оральный цинк для лечения диареи у детей. Кокрановская база данных Syst Rev . 2012. 6: CD005436. [Медлайн].

  • Ruiz-Palacios GM, Perez-Schael I, Velazquez FR, Abate H, Breuer T., Clemens SC. Безопасность и эффективность аттенуированной вакцины против тяжелого ротавирусного гастроэнтерита. N Engl J Med . 2006, 5 января. 354 (1): 11-22. [Медлайн].

  • Linhares AC, Velazquez FR, Perez-Schael I, Saez-Llorens X, Abate H, Espinoza F. Эффективность и безопасность пероральной живой аттенуированной ротавирусной вакцины человека против ротавирусного гастроэнтерита в течение первых 2 лет жизни у младенцев из Латинской Америки: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование III фазы. Ланцет . 2008 г., 5 апреля. 371 (9619): 1181-9. [Медлайн].

  • Мадхи С.А., Канлифф Н.А., Стил Д., Витте Д., Кирстен М., Лоу С. Влияние ротавирусной вакцины человека на тяжелую диарею у африканских младенцев. N Engl J Med . 2010, 28 января. 362 (4): 289-98. [Медлайн].

  • Ричардсон В., Эрнандес-Пичардо Дж., Кинтанар-Соларес М., Эспарса-Агилар М., Джонсон Б., Гомес-Альтамирано К.М. Влияние ротавирусной вакцинации на смертность от детской диареи в Мексике. N Engl J Med . 2010, 28 января. 362 (4): 299-305. [Медлайн].

  • Фавичитр Н., Катто-Смит А. Острый гастроэнтерит у детей: какова роль антибактериальных средств ?. Детские лекарства . 2003. 5 (5): 279-90. [Медлайн].

  • Федорович З., Джаганнатх В.А., Картер Б. Противорвотные средства для уменьшения рвоты, связанной с острым гастроэнтеритом, у детей и подростков. Кокрановская база данных Syst Rev . 2011. (9): CD005506. [Медлайн].

  • Фридман С.Б., Холл М., Шах С.С., Харбанда А.Б., Аронсон П.Л., Флорин Т.А. и др. Влияние увеличения использования ондансетрона на клинические исходы у детей с гастроэнтеритом. Педиатр JAMA . 2014 Апрель 168 (4): 321-9. [Медлайн].

  • Фридман С.Б., Адлер М., Сешадри Р., Пауэлл ЕС. Ондансетрон для приема внутрь при гастроэнтерите в педиатрическом отделении неотложной помощи. N Engl J Med . 2006 20 апреля. 354 (16): 1698-705. [Медлайн].

  • Borowitz SM.Полезны ли противорвотные средства маленьким детям, страдающим острым вирусным гастроэнтеритом? Арч Дис Детский . 2005 июн 90 (6): 646-8. [Медлайн].

  • Оптимизация патогенетической терапии острых кишечных инфекций у детей: результаты рандомизированного исследования

    Цель. Оценить эффективность и безопасность применения комбинированного препарата BioGaia ORS в терапии острых кишечных инфекций (ОКИ) у детей. Пациенты и методы. В рандомизированное проспективное открытое исследование было включено 60 детей в возрасте от 5 месяцев до 13 лет, госпитализированных с диагнозом ОКИ средней степени тяжести.Все пациенты получали стандартную терапию: энтеросорбенты, противовирусные и / или антибактериальные, жаропонижающие препараты. Рандомизация проводилась методом последовательных номеров, и пациенты были разделены на 2 группы. В экспериментальную группу вошли 30 детей, которые начали получать «BioGaia ORS». В контрольной группе регидрон получали 30 пациентов. Полученные результаты. У детей, получавших «BioGaia ORS», отмечено достоверное уменьшение продолжительности диареи, интоксикации, экзикоза и болей в животе по сравнению с группой регидрона.Общая длительность заболевания с момента включения в исследование и начала терапии в опытной группе была достоверно короче, почти на 1 день (2,2 ± 0,3), чем в контрольной группе (3,1 ± 0,4; р <0,05). Общая частота внекишечной патологии, развивающейся у пациентов на фоне ОКИ, также была достоверно меньше в экспериментальной группе, принимавшей комбинированный регидратационный раствор «BioGaia ORS» (13%). Случаев непереносимости лечения не зафиксировано.Следует отметить, что среди пациентов, получавших «BioGaia ORS», случаев отказа от приема раствора не было, тогда как в группе регидрона нежелание принимать его отмечалось в 8 случаях с усилением чувства тошноты после приема внутрь. Заключение. Включение BioGaia ORS в схемы лечения ОКИ у детей позволяет достоверно сократить продолжительность основных симптомов, снизить вероятность развития осложнений и внекишечных патологий. Комбинированный состав с хорошими вкусовыми качествами позволяет сократить количество вводимых лекарств, облегчить терапию в педиатрической практике.

    Инфекции кишечника | healthdirect

    Основные факты

    • Инфекции кишечника вызываются микроорганизмами («микробами») в кишечнике и иногда называются желудочно-кишечными инфекциями (гастроэнтеритом).
    • Вы ​​можете заразиться кишечной инфекцией, употребляя зараженную воду или пищу, или контактируя с другим инфицированным человеком.
    • Инфекции кишечника могут быть вызваны вирусами (например, ротавирусом), бактериями (например, сальмонеллой) и паразитами (например, ротавирусом).грамм. Лямблии).
    • Вам следует обратиться к врачу, если симптомы серьезны, у вас жар, в стуле есть кровь или слизь, у вас есть признаки обезвоживания или если диарея длилась более 2 или 3 дней.

    На этой странице

    Что такое кишечная инфекция?

    Инфекции кишечника вызываются микроорганизмами («жуками» или микробами), попавшими в ваш кишечник, который является частью вашей пищеварительной системы.

    Инфекцию кишечника иногда называют желудочно-кишечной инфекцией или гастроэнтеритом.

    Люди обычно заражаются от:

    • употребление в пищу или питье зараженной воды или пищи (часто называемое пищевым отравлением)
    • контактирует с инфицированными людьми или зараженными предметами, такими как столовые приборы, краны, игрушки или подгузники

    Инфекции кишечника распространены в Австралии, но люди также часто заражаются, путешествуя за границу. Инфекции кишечника могут поразить кого угодно в любое время. Они могут причинить много дискомфорта и неудобств, а иногда и привести к более серьезным проблемам.

    Каковы симптомы кишечной инфекции?

    Некоторые общие симптомы кишечной инфекции включают:

    У некоторых людей также выделяется кровь в стуле (фекалии), в том числе в случае инфекции, известной как дизентерия. Кровь в стуле может быть вызвана бактериями или паразитами, но это может быть что-то более серьезное, и вам всегда следует обращаться к врачу, если у вас есть этот симптом.

    Когда мне следует обратиться к врачу?

    Запишитесь на прием к врачу, если у вас есть:

    Если вашему ребенку меньше 3 месяцев и у него диарея, немедленно обратитесь к врачу.

    Детям следует обращаться в отделение неотложной помощи, если:

    • у них наблюдаются признаки обезвоживания (отсутствие мочеиспускания, бледность, запавшие глаза, холодные руки или ноги или очень капризный)
    • они не могут сдерживать жидкости
    • у них очень сильная боль в животе
    • они нездоровы, в том числе менее отзывчивы, плохо питаются или у них жар

    Малыши и маленькие дети должны обратиться к врачу, если:

    • у них диарея, которая не проходит
    • их кровь в помете
    • худеют

    ПРОВЕРЬТЕ СИМПТОМЫ — Воспользуйтесь нашей программой проверки симптомов и узнайте, нужна ли вам медицинская помощь.

    Каковы наиболее частые причины кишечных инфекций?

    Инфекции кишечника, вызываемые вирусами, включают:

    • Ротавирус: часто встречается у детей раннего возраста; легко распространяется при контакте с зараженной рвотой или фекалиями (фекалиями).
    • Норовирус: очень заразен и легко распространяется в детских учреждениях, домах престарелых и на круизных лайнерах.

    Инфекции кишечника, вызываемые бактериями, включают:

    • Campylobacter: часто связано с употреблением в пищу зараженной курицы; наибольшему риску подвержены молодые люди, пожилые люди, путешественники и люди, страдающие от недоедания.
    • Сальмонелла: обычно передается через зараженное мясо, птицу или яйца.
    • Shigella: наиболее часто встречается у путешественников в развивающиеся страны.

    Инфекции кишечника, вызываемые паразитами, включают:

    • Лямблии: передаются с фекалиями инфицированных людей и животных; чаще всего встречается у маленьких детей, туристов и путешественников.
    • Криптоспоридиоз: распространяется через зараженную пищу или воду.
    • Амебиаз: в основном поражает молодых людей; обычно передается через зараженную воду или пищу.

    Если у вас часто наблюдаются симптомы кишечника, такие как диарея, это может быть признаком основного заболевания, такого как дивертикулит, болезнь Крона, синдром раздраженного кишечника или язвенный колит. Вам следует обратиться к врачу за советом.

    Как диагностируются инфекции кишечника?

    Чтобы диагностировать причину ваших симптомов, ваш врач может задать вам несколько вопросов и осмотреть вас. Они могут провести несколько тестов, например:

    В некоторых случаях вас могут направить в инфекционную службу.

    НАЙТИ ЗДРАВООХРАНЕНИЕ — Наша поисковая служба поможет вам найти врачей, аптеки, больницы и другие медицинские услуги.

    Как лечат инфекции кишечника?

    Большинство кишечных инфекций проходят через несколько дней. Но важно пить много жидкости, включая воду и напитки для пероральной регидратации, которые можно купить у фармацевта, чтобы избежать обезвоживания.

    Диарея вызывает потерю большого количества жидкости из организма, поэтому будьте особенно осторожны с уязвимыми людьми, такими как очень молодые, очень старые и люди с плохим здоровьем.

    Некоторым людям необходимы антибиотики при инфекциях кишечника, вызванных паразитами и бактериями. Если симптомы не исчезнут, обратитесь к врачу.

    Можно ли предотвратить инфекции кишечника?

    Многие инфекции кишечника можно предотвратить, заботясь о том, что вы едите и пьете, и соблюдая правила гигиены.

    • Тщательно готовьте такие продукты, как мясо и яйца.
    • Регулярно мойте руки, особенно перед тем, как прикасаться к еде.
    • Путешествуя по развивающимся странам, используйте только воду в бутылках для питья и чистки зубов и избегайте льда и сырых продуктов.
    • Избегайте тесного контакта с людьми, у которых кишечная инфекция

    Ресурсы и поддержка

    Если вам нужно узнать больше об инфекциях кишечника или получить совет о том, что делать дальше, позвоните в healthdirect по номеру 1800 022 222, чтобы поговорить с дипломированной медсестрой 24 часа, 7 дней в неделю.

    Другие языки

    Health Translations имеет несколько переведенных информационных бюллетеней о состояниях, связанных с диареей.

    Гастроэнтерит (желудочный грипп): симптомы, причины, лечение

    Если у вас диарея и рвота, вы можете сказать, что у вас «желудочный грипп».«Эти симптомы часто возникают из-за состояния, называемого гастроэнтеритом.

    При гастроэнтерите раздражение и воспаление желудка и кишечника. Обычно причиной является вирусная или бактериальная инфекция.

    Симптомы гастроэнтерита

    При гастроэнтерите основные симптомы у вас возможно, у вас водянистый понос и рвота. Также могут быть боли в животе, спазмы, лихорадка, тошнота и головная боль.

    Из-за диареи и рвоты вы также можете обезвоживаться.Следите за признаками обезвоживания, такими как сухость кожи и сухость во рту, головокружение и сильная жажда. Если у вас есть какие-либо из этих симптомов, позвоните своему врачу.

    Желудочный грипп и дети

    Дети могут быстро обезвоживаться, поэтому, если у вашего ребенка желудочный грипп, важно искать признаки сильной жажды, сухой кожи или сухости во рту. Если у вас есть ребенок, ищите меньшее количество более сухих подгузников.

    Не позволяйте детям с гастроэнтеритом посещать детский сад или школу до тех пор, пока не исчезнут все симптомы.Перед тем, как давать ребенку какое-либо лекарство, посоветуйтесь с врачом. Лекарства, используемые для контроля диареи и рвоты, обычно не назначают детям младше 5 лет.

    Чтобы предотвратить ротавирус — наиболее частую причину желудочного гриппа у детей — младенцам можно вводить две вакцины. Поговорите со своим врачом о вакцинах.

    Причины гастроэнтерита

    Есть много способов распространения гастроэнтерита:

    • Контакт с кем-то, у кого есть вирус
    • Загрязненная еда или вода
    • Немытые руки после посещения туалета или смены подгузника

    Самый большой Частая причина гастроэнтерита — вирус.Основные типы — ротавирус и норовирус.

    Ротавирус — самая частая причина диареи в мире у младенцев и детей младшего возраста. Норовирус является наиболее частой причиной серьезного гастроэнтерита, а также вспышек болезней пищевого происхождения в США.

    Хотя это не так часто, бактерии, такие как кишечная палочка и сальмонелла, также могут вызывать желудочный грипп. Бактерии сальмонеллы и кампилобактерии являются наиболее частыми бактериальными причинами гастроэнтерита в США и обычно распространяются через недоваренную птицу, яйца или соки птицы.Сальмонелла также может передаваться через домашних рептилий или живую птицу.

    Продолжение

    Другая бактерия, шигелла, часто передается в детских садах. Обычно он передается от человека к человеку, и распространенными источниками инфекции являются зараженные продукты питания и питьевая вода.

    Продолжение

    Паразиты также могут вызывать гастроэнтерит, но нечасто. Вы можете заразить такие организмы, как лямблии и криптоспоридиумы, в загрязненных бассейнах или при употреблении загрязненной воды.

    Есть и другие необычные способы заразиться гастроэнтеритом:

    • Тяжелые металлы (мышьяк, кадмий, свинец или ртуть) в питьевой воде
    • Употребление в пищу большого количества кислых продуктов, таких как цитрусовые и помидоры
    • Токсины, которые могут быть содержится в некоторых морепродуктах
    • Лекарства, такие как антибиотики, антациды, слабительные и химиотерапевтические препараты

    Калпротектин в каловых массах как биомаркер, позволяющий отличить инфекционную причину острых кишечных инфекций, при сравнении детей разных возрастных групп | Иранский педиатрический журнал

  • 1.

    Гуарино А., Ашкенази С., Гендрел Д., Ло Веккио А., Шамир Р., Шаевска Х. и др. Европейское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания / Европейское общество педиатрических инфекционных заболеваний, основанные на фактических данных, рекомендации по ведению острого гастроэнтерита у детей в Европе: обновление 2014 г. J Pediatr Gastroenterol Nutr . 2014; 59 (1): 132-52. DOI: 10.1097 / MPG.0000000000000375. [PubMed: 24739189].

  • 2.

    Лю Л., Оза С., Хоган Д., Перин Дж., Рудан И., Лаун Дж. Э. и др.Глобальные, региональные и национальные причины детской смертности в 2000-2013 гг. С прогнозами для определения приоритетов на период после 2015 года: обновленный систематический анализ. Ланцет . 2015; 385 (9966): 430-40. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (14) 61698-6. [PubMed: 25280870].

  • 3.

    Стокманн С., Павия А.Т., Грэм Б., Вон М., Крисп Р., Пориц М.А. и др. Выявление 23 патогенов желудочно-кишечного тракта среди детей с диареей. J Pediatric Infect Dis Soc .2017; 6 (3): 231-8. DOI: 10.1093 / jpids / piw020. [PubMed: 27147712]. [PubMed Central: PMC5

    9].

  • 4.

    Сабади Р.Л., Маккормик Б.А. Контроль нейтрофильного воспаления на поверхности слизистых оболочек с помощью секретируемых эпителиальных продуктов. Фронт Иммунол . 2013; 4 : 220. DOI: 10.3389 / fimmu.2013.00220. [PubMed: 238]. [PubMed Central: PMC3728559].

  • 5.

    Pruenster M, Vogl T, Roth J, Sperandio M. S100A8 / A9: От фундаментальной науки к клиническому применению. Pharmacol Ther . 2016; 167 : 120-31. DOI: 10.1016 / j.pharmthera.2016.07.015. [PubMed: 27492899].

  • 6.

    Schenten V, Plancon S, Jung N, Hann J, Bueb JL, Brechard S и др. Секреция фосфорилированной формы S100A9 из нейтрофилов важна для провоспалительных функций внеклеточных S100A8 / A9. Фронт Иммунол . 2018; 9 : 447. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.00447. [PubMed: 29593718]. [PubMed Central: PMC5859079].

  • 7.

    Ван С., Сун Р., Ван З., Цзин З, Ван С., Ма Дж. S100A8 / A9 в воспалении. Фронт Иммунол . 2018; 9 : 1298. DOI: 10.3389 / fimmu.2018.01298. [PubMed: 29942307]. [PubMed Central: PMC6004386].

  • 8.

    Лопес Р.Н., Лич С.Т., Лемберг Д.А., Дювуазен Дж., Гирри Р.Б., Дэй А.С. Фекальные биомаркеры воспалительного заболевания кишечника. J Гастроэнтерол Hepatol . 2017; 32 (3): 577-82. DOI: 10.1111 / jgh.13611. [PubMed: 27723123].

  • 9.

    Canny GO, McCormick BA. Бактерии в кишечнике, полезные жители или враги изнутри? Заражение иммунной . 2008; 76 (8): 3360-73. DOI: 10.1128 / IAI.00187-08. [PubMed: 18474643]. [PubMed Central: PMC2493210].

  • 10.

    Рамиг РФ. Патогенез кишечной и системной ротавирусной инфекции. Дж Вирол . 2004; 78 (19): 10213-20. DOI: 10.1128 / JVI.78.19.10213-10220.2004. [PubMed: 15367586]. [PubMed Central: PMC516399].

  • 11.

    Кахан С.М., Лю Г., Рейнхард М.К., Сюй С.К., Ливингстон Р.С., Карст С.М. Сравнительные исследования норовируса на мышах выявили отсутствие корреляции между титрами кишечных вирусов и кишечной патологией. Вирусология . 2011; 421 (2): 202-10. DOI: 10.1016 / j.virol.2011.09.030. [PubMed: 22018636]. [PubMed Central: PMC3210872].

  • 12.

    Чен СС, Хуан Дж. Л., Чанг С. Дж., Конг МС.Калпротектин в фекалиях как корреляционный маркер клинической тяжести инфекционной диареи и полезность при оценке бактериальных или вирусных патогенов у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2012; 55 (5): 541-7. DOI: 10.1097 / MPG.0b013e318262a718. [PubMed: 22699836].

  • 13.

    Лисовская. Изменения физиологии и патофизиологии экскреции кальпротектина от новорожденного к взрослому. J Диагностика биомаркеров молей . 2015; 6 (3).DOI: 10.4172 / 2155-9929.1000234.

  • 14.

    Холл СНТ, Кэмпбелл Э.Л., Колган С.П. Нейтрофилы как компоненты гомеостаза слизистой оболочки. Cell Mol Gastroenterol Hepatol . 2017; 4 (3): 329-37. DOI: 10.1016 / j.jcmgh.2017.07.001. [PubMed: 28884136]. [PubMed Central: PMC5581871].

  • 15.

    Bruzzese E, Giannattasio A, Guarino A. Лечение антибиотиками острого гастроэнтерита у детей. F1000 Рес .2018; 7 : 193. DOI: 10.12688 / f1000research.12328.1. [PubMed: 29511533]. [PubMed Central: PMC5814741].

  • 16.

    Leliefeld PH, Koenderman L, Pillay J. Как нейтрофилы формируют адаптивные иммунные ответы. Фронт Иммунол . 2015; 6 : 471. DOI: 10.3389 / fimmu.2015.00471. [PubMed: 26441976]. [PubMed Central: PMC4568410].

  • 17.

    Анжела Лам Y, Warouw SM, Wahani AMI, Manoppo JIC, Salendu PM. Корреляция между кишечными патогенами и уровнями кальпротектина в кале у детей раннего возраста с острой диареей. Педиатр Индонезии . 2014; 54 (4): 193-7. DOI: 10.14238 / pi54.4.2014.01.

  • 18.

    Praharaj I, Revathy R, Bandyopadhyay R, Benny B, Azharuddin Ko M, Liu J, et al. Энтеропатогены и воспаление кишечника у бессимптомных младенцев и детей в различных условиях в Южной Индии. Ам Дж. Троп Мед Хиг . 2018; 98 (2): 576-80. DOI: 10.4269 / ajtmh.17-0324. [PubMed: 29231154]. [PubMed Central: PMC5929183].

  • 19.

    Fagerberg UL, Loof L, Merzoug RD, Hansson LO, Finkel Y. Уровни фекального кальпротектина у здоровых детей изучались с помощью улучшенного анализа. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2003; 37 (4): 468-72. DOI: 10.1097 / 00005176-200310000-00013. [PubMed: 14508218].

  • 20.

    Zhu Q, Li F, Wang J, Shen L, Sheng X. Фекальный кальпротектин у здоровых детей в возрасте 1-4 лет. PLoS One . 2016; 11 (3). e0150725. DOI: 10,1371 / журнал.pone.0150725. [PubMed: 26950440]. [PubMed Central: PMC4780696].

  • 21.

    Hestvik E, Tumwine JK, Tylleskar T., Grahnquist L, Ndeezi G, Kaddu-Mulindwa DH, et al. Концентрация кальпротектина в фекалиях у практически здоровых детей в возрасте 0-12 лет в городе Кампала, Уганда: исследование на уровне общины. BMC Педиатр . 2011; 11 : 9. DOI: 10.1186 / 1471-2431-11-9. [PubMed: 21284894]. [PubMed Central: PMC3039585].

  • 22.

    Рока М., Родригес Варела А., Донат Э., Кано Ф., Эрвас Д., Армисен А. и др.Калпротектин и нейротоксин, полученный из эозинофилов, у здоровых детей от 0 до 12 лет. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2017; 65 (4): 394-8. DOI: 10.1097 / MPG.0000000000001542. [PubMed: 28169973].

  • 23.

    Asgarshirazi M, Nayeri F, Shariat M, Dalili H, Abdollahi A, Ziaei S. Сравнение распространенности инфекции Helicobacter pylori у детей, находящихся на исключительно грудном вскармливании и на искусственном или смешанном вскармливании, в первые шесть месяцев жизни. J Компр Педиатр . 2017; 8 (4). e59992. DOI: 10.5812 / compreped.59992.

  • 24.

    Lasson A, Stotzer PO, Ohman L, Isaksson S, Sapnara M, Strid H. Внутрииндивидуальная изменчивость фекального кальпротектина: проспективное исследование у пациентов с активным язвенным колитом. Дж. Колит Крона . 2015; 9 (1): 26-32. DOI: 10.1016 / j.crohns.2014.06.002. [PubMed: 25008478].

  • 25.

    Fu Y, Wang L, Xie C, Zou K, Tu L, Yan W и др.Сравнение неинвазивных биомаркеров фекального BAFF, кальпротектина и FOBT для дифференциации IBS от IBD и оценки воспаления кишечника. Научная репутация . 2017; 7 (1): 2669. DOI: 10.1038 / s41598-017-02835-5. [PubMed: 28572616]. [PubMed Central: PMC5453945].

  • 26.

    Ли Х.М., Ли С., Ли Б.И., Джекарл Д.В., Сон Дж.Й., Чой Х.Д. и др. Клиническое значение фекального лактоферрина и мультиплексной полимеразной цепной реакции у пациентов с острой диареей.

  • Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *