Некроз головного мозга что это такое: НОВЫЙ ПОДХОД К ЛЕЧЕНИЮ ПАЦИЕНТОВ С ПОСТРАДИАЦИОННЫМ НЕКРОЗОМ ГОЛОВНОГО МОЗГА

Содержание

НОВЫЙ ПОДХОД К ЛЕЧЕНИЮ ПАЦИЕНТОВ С ПОСТРАДИАЦИОННЫМ НЕКРОЗОМ ГОЛОВНОГО МОЗГА

При применении лучевой терапии (ЛТ) в лечении больных опухолями головного мозга (ОГМ) всегда существует риск развития пострадиационного некроза здоровой нервной ткани; это коварное и потенциально летальное осложнение может развиваться в течение месяцев и даже лет после проведения ЛТ. Механизмы возникновения пострадиационного некроза головного мозга (ПРНГМ) на сегодняшний день недостаточно понятны. Он может возникать даже при строжайшем соблюдении мер, ограничивающих воздействие высоких доз радиации на здоровые ткани, в большинстве случаев спонтанно. Не выявлено зависимости между развитием ПРНГМ и дозой радиации или объемом облучаемой ткани.Не установлены генетические или другие предикторы и факторы риска, которые позволяли бы предусмотреть развитие некроза. Поэтому практически неизвестно, кто из пациентов, получивших ЛТ по поводу ОГМ, пострадает в дальнейшем от развития ПРНГМ.

Сегодня варианты лечения при ПРНГМ ограничены хирургическим удалением пораженной ткани и применением дексаметазона для контроля симптомов.

По сей день не установлены средства, способные остановить прогрессирование некроза, несмотря на то что испытывался их широкий диапазон, в том числе антикоагулянты, гипербарическая оксигенация и высокие дозы противовоспалительных препаратов. Однако недавно американскими исследователями получены приоритетные данные, указывающие на возможность значительного прогресса в решении проблемы. Было показано, что бевацизумаб (Авастин) (моноклональные антитела (МкАТ) к рецептору фактора роста эндотелия сосудов (VEGF)) может тормозить развитие ПРНГМ и позволяет в некоторых случаях восстановить часть поврежденной ткани мозга. У отдельных пациентов была даже зафиксирована способность бевацизумаба предотвращать развитие ПРНГМ.

Бевацизумаб первоначально был одобрен в США для лечения пациентов с метастатическим раком толстого кишечника и немелкоклеточным раком легкого. Группой исследователей под руководством Д. Андерсона и В. Левина было решено испытать

препарат у пациентов с опухолями мозга и гиперэкспрессией VEGF. «Некоторые из этих пациентов имели пострадиационный некроз, и мы были поражены позитивным эффектом бевацизумаба у этих пациентов», — отметил В. Левин (OncoLog, May 2009, Vol. 54, No. 5). На основании полученных результатов было начато плацебо-контролируемое двойное слепое исследование II фазы, спонсируемое Программой оценки эффективности противораковой терапии США, которое проводится специально для оценки эффективности бевацизумаба в терапии при ПРНГМ. Основная группа исследования была невелика (набрано 13 из запланированных 16 пациентов) и ограничена пациентами с признаками прогрессии ПРНГМ, первичными опухолями головного мозга низкой степени агрессивности и раком головы и шеи. Все пациенты, получавшие бевацизумаб, ответили на лечение почти сразу же регрессией некротических поражений, подтвержденной посредством МРТ (рис. 1, 2), в то время как ни у одного из пациентов, получавших плацебо, не отмечен ответ на лечение. Положительные результаты были отмечены и у всех пациентов, которые перешли с плацебо на бевацизумаб.

Ответ сохранялся на протяжении как минимум 6 мес после окончания терапии бевацизумабом. Результаты, настолько впечатлившие исследователей, очень сильно отличались от всего, что видели ранее при лечении пациентов с ПРНГМ. Побочные эффекты наблюдались в 1 случае в виде венозной тромбоэмболии, в 2 случаях — в виде нефатального артериального тромбоза и в 1 случае — тромбоза большого венозного синуса. В настоящее время неизвестно, были ли побочные эффекты результатом терапии или ПРНГМ.

Механизм положительного эффекта бевацизумаба пока не установлен. Предполагают его связь с влиянием на цитокины, в частности на VEGF, поскольку бевацизумаб весьма специфичен и вызывает снижение уровня последнего. Считают также, что гиперэкспрессия VEGF вовлечена в механизм развития ПРНГМ. Междисциплинарной исследовательской группой, кроме того, предполагается, что ЛТ повреждает астроциты, участвующие в разнообразных процессах в нервной тка-

Вмешательства для лечения радионекроза мозга (радиационно-обусловленного повреждения) после лучевой терапии мозга

Актуальность
Когда ткань головного мозга умирает из-за реакции на лучевую терапию, это называется радионекроз головного мозга.

Радионекроз головного мозга может привести к нарушению функционирования пациента. То, каким образом это проявляется, зависит от того, в каком месте головного мозга произошел радионекроз, и это может повлиять на качество жизни пациента. В настоящее время существует ограниченное число доступных методов лечения радионекроза головного мозга. Пациентам обычно дают мощные противовоспалительные препараты (называемые кортикостероидами), а некоторые пациенты могут потребовать хирургического вмешательства для удаления пораженной радионекрозом области мозга. Необходимы более эффективные методы лечения этого состояния.

Характеристика исследований
В октябре 2017 года мы осуществили поиск в ряде баз данных литературы и материалах конференций для выявления исследований, которые оценивали методы лечения радионекроза головного мозга. Всего было выявлено три исследования, оценивавших лекарства, из которых только два были РКИ, а в одном из этих РКИ было только 14 участников. Исследований, оценивающих немедикаментозное лечение, выявлено не было.

Основные результаты
Двумя лекарствами, с которыми сравнивали лечение одними кортикостероидами в этом обзоре, были бевацизумаб (препарат, влияющий на кровеносные сосуды) и эдаравон (мощный антиоксидант).

Исследование очень малого размера (малая выборка) показало, что бевацизумаб улучшал проявления радионекроза на магнитно-резонансной томографии (МРТ). Это было связано с улучшением неврологических симптомов по сравнению с плацебо, но также было связано с серьезными побочными эффектами.

Эдаравон в сочетании с кортикостероидами улучшал проявления радионекроза на МРТ; это было связано с улучшением симптомов, о которых сообщали с использованием шкалы LENT/SOMA. Однако, пациент и лечащая команда были осведомлены о том, какое конкретно лечение получал пациент, так что возможно, что это влияло на сообщенные симптомы.

Ни одно из включенных исследований не сообщало о качестве жизни и не сообщало адекватно подробности о потребности в кортикостероидах.

Наконец, в нерандомизированном исследовании с двумя параллельными группами, в котором витамин Е сравнивали с отсутствием активного лечения на основании предпочтений пациента, сообщалось об улучшении обучения и памяти, но в этом исследовании не сообщалось о каком-либо результате со стороны визуализационных методов. На результаты, возможно, повлияло и то, что пациенты выбирали себе исследуемое лечение, таким образом вводя другие потенциальные смещения.

Определённость доказательств


Основываясь на результатах этого обзора, определенность имеющихся доказательств низкая /очень низкая, что ограничивает возможность помочь определить риски и пользу оцениваемых методов лечения радионекроза головного мозга. Исследования имели риск смещения из-за аспектов их дизайна и/или очень ограниченного числа участников. Существует большая потребность в более качественных доказательствах с более крупными многоцентровыми рандомизированными контролируемыми испытаниями по методам лечения радионекроза головного мозга. В нашем поиске литературы для этого обзора были идентифицированы два продолжающихся РКИ, одно по оценке бевацизумаба и одно по оценке гипербарической оксигенотерапии.

ПЭТ/КТ с 18F-фторэтилтирозином в диагностике лучевого некроза в височной доле головного мозга после лучевого лечения рака носоглотки (клиническое наблюдение) | Люосев

1. Chen J., Dassarath M., Yin Z., Liu H., Yang K., Wu G. Radiation induced temporal lobe necrosis in patients with nasopharyngeal carcinoma: a review of new avenues in its management. Radiation Oncology. 2011; 6: 128. DOI: 10.1186/1748-717X-6-128.

2. De Salvo M.N. Radiation necrosis of the pons after radiotherapy for nasopharyngeal carcinoma: diagnosis and treatment. J. Radiol. Case Rep. 2012; 6 (7): 9–16. DOI: 10.3941/jrcr.v6i7.1108.

3. Hsu Y.-C., Wang L.-F., Lee K.-W., Ho K.-Y., Huang C.-J., Kuo W.-R. Сerebral radionecrosis in patients with nasopharyngeal carcinoma. Kaohsiung J. Med. Sci. 2005; 21 (10): 452–459. DOI: 10.1016/S1607-551X(09)70150-0.

4. Sheline G.E., Wara W.M., Smith V. Therapeutic irradiation and brain injury. Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 1980; 6: 1215–1228.

5. Qin D.X., Hu Y.H., Yan J.H., Xu G.Z., Cai W.M., Wu X.L., Cao D.X., Gu X.Z. Analysis of 1379 patients with nasopharyngeal carcinoma treated by radiation. Cancer. 1988; 61: 1117–1124.

6. Lee A.W., Ng S.H., Ho J.H., Tse V.K., Poon Y.F., Tse C.C., Au G.K., O S.K., Lau W.H., Foo W.W. Clinical diagnosis of late temporal lobe necrosis following radiation therapy for nasopharyngeal carcinoma. Cancer. 1988; 61: 1535–1542.

7. Fischer A.W., Holfelder H. Lokales Amyloid in Gehirn. Einespatfolge von rontgenbestrahlungen. Dtsch. Z. Chir. 1930; 227: 475–483.

8. Glass J.P.,Hwang T.L., Leavens M.E., Libshitz H.I. Cerebral radiation necrosis following treatment of extracranial malignancies. Cancer. 1984; 54: 1966–1972.

9. MarksJ. E., Wong J. The risk of cerebral radionecrosis in relation to dose, time and fractionation: a follow-up study. Prog. Exp. Tumor Res. 1985; 29: 210–218.

10. Ruben J.D., Dally М., Bailey М., Smith R., McLean C.A., Fedele P. Cerebral radiation necrosis: incidence, outcomes, and risk factors with emphasis on radiation parameters and chemotherapy. Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 2006; 65: 499–508. DOI: 10.1016/j.ijrobp.2005.12.002.

11. Савинцева Ж.И., Скворцова Т.Ю., Бродская З.Л. Современные методы нейровизуализации в дифференциальной диагностике лучевых поражений головного мозга у больных с церебральными опухолями. Лучевая диагностика и терапия. 2012; 1 (3): 15–23.

12. Крячок И.А. Новый подход к лечению пациентов с пострадиационным некрозом головного мозга. Онкология. 2010; 12 (3): 261–262.

13. Burger Р.С., Boyko O.B. The pathology of central nervous system radiation injury. Radiation injury to the nervous system. Eds Gutin P.H., Leibel S.A., Sheline G.E. New York: Raven, 1991: 191–208.

14. Castel J.C., Caille J.M. Imaging of irradiated brain tumors: value of magnetic resonance imaging. J. Neuradiol. 1989; 16: 81–132.

15. Sawaya R. The fibrinolytic enzymes in the biology of brain tumors. Sawaya M. D. (ed). Fibrilysis and the central nerv system. Philadelphia, Pa: Harnley and Belfus, 1990: 106–126.

16. Li Y.Q., Chen P., Haimovitz-Friedman A. , Reilly R.M., Wong C.S. Endothelial apoptosis initiates acute blood-brain barrier disruption after ionizing radiation. Cancer Res. 2003; 63 (18): 5950–5956.

17. Шишкина Л.В. Патологическая анатомия осложнений у нейроонкологических больных после лучевой терапии: Автореф. дисс. … канд. мед. наук. М., 1988. 18 с.

18. Никитин К.В., Шишкина Л.В., Пронин И.Н., Ильялов С.Р., Костюченко В.В., Голанов А.В. Лучевой некроз после стереотаксической радиохирургии доброкачественной глиомы: описание случая. Вопросы нейро хирургии им. Н.Н. Бурденко. 2009; 3: 37–42.

19. Monje M.L., Toda H., Palmer T.D. Inflammatory blockade restores adult hippocampal neurogenesis. Science. 2003; 302 (5651): 1760–1765. DOI: 10.1126/science.1088417.

20. Wilson C.M., Gaber M.W., Sabek O.M., Zawaski J.A., Merchant T.E. Radiation-induced astrogliosis and bloodbrain barrier damage can be abrogated using anti-TNF treatment. Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 2009; 74 (3): 934–941. DOI: 10.1016/j.ijrobp.2009.02.035.

21. Zhou H., Liu Z., Liu J., Zhou D., Zhao Z., Xiao S., Tao E., Suo W.Z. Fractionated radiation- induced acute encephalopathy in a young rat model: cognitive dysfunction and histologic findings. Am. J .Neuroradiol. 2011; 32 (10): 1795–1800. DOI: 10.3174/ajnr.A2643.

22. Safdari Н., Fuentes J.M. Dubois J.B., Alirezai M., Castan P., Vlahovitch B. Radiation necrosis of the brain: Time of onset and incidence related to total dose and fractionation of radiation. Neuroradiology. 1985; 27: 44–47.

23. Lee A. W.M., Law S.C.K., Ng S.H., Chan D.K., Poon Y.F., Foo W., Tung S.Y., Cheung F.K., Ho J.H. Retrospective analysis of nasopharyngeal carcinoma treated during 1976-1985: late complications following megavoltage irradiation. Br. J. Radiol. 1992; 65: 918–928. DOI: 10.1259/0007-1285-65-778-918.

24. Chong V.F., Fan Y.F., Mukherji K.S. Radiation-Induced Temporal Lobe Changes: CT and MR Imaging Characteristics. Am. J. Roentgenol. 2000; 175: 431–436. DOI: 10.2214/ajr.175.2.1750431.

25. Lee A.W., Foo W., Chappell R., Fowler J.F., Sze W.M., Poon Y.F., Law S.C., Ng S.H., O S.K., Tung S.Y., Lau W.H., Ho J.H. Effect of time, dose, and fractionation on temporal lobe necrosis following radiotherapy for nasopharyngeal carcinoma. Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 1998; 40: 35–42.

26. Tandon N., Vollmer D., New P., Hevezi J.M., Herman T., Kagan-Hallet K., West G.A. Fulminant radiation-induced necrosis after stereotactic radiation therapy to the posterior fossa. Case report and review of the literature. J. Neurosurg. 2001; 95: 507–512. DOI: 10.3171/jns.2001.95.3.0507.

27. Chin L.S., Ma L., DiBiase S. Radiation necrosis following gamma knife surgery: a case- controlled comparison of treatment parameters and long-term clinical follow up. J. Neurosurg. 2001; 94: 899–904. DOI: 10.3171/jns.2001.94.6.0899.

28. Chen H., Burnett M., Huse J., Lustig R.A., Bagley L.J., Zager E.L. Recurrent late cerebral necrosis with aggressive characteristics after radiosurgical treatment of an arteriovenous malformation. Casereport J. Neurosurg. 2006; 105: 455–460. DOI: 10.3171/jns.2006.105.3.455.

29. Cheng K.M., Chan C.M., Fu Y.T., Ho L.C., Tsang Y.W., Lee M.K., Cheung Y.L., Law C.K. Brain abscess formation in radiation necrosis of the temporal lobe following radiation therapy for nasopharyngeal carcinoma. Acta Neurochir. (Wien). 2000; 142: 435–440.

30. Cheng K.M., Chan C.M., Fu Y.T., Ho L.C., Cheung F.C., Law C.K. Acute hemorrhage in late radiation necrosis of the temporal lobe: report of five cases and review of the literature. J. Neurooncol. 2001; 51: 143–150.

31. Giglio P., Gilbert M. Cerebral Radiation Necrosis. The Neurologist. 2003; 9: 180–188. DOI: 10.1097/01.nrl.0000080951.78533.c4.

32. Dooms G.C., Hecht S., Brant-Zawadzki M., Berthiaume Y., Norman D., Newton T.H. Brain radiation lesions: MR imaging. Radiology. 1986; 158: 149–155. DOI: 10. 1148/radiology.158.1.3940373.

33. Galldiks N., Stoffels G., Filss C., Piroth M.D., Sabel M., Ruge M.I., Herzog H., Shah N.J., Fink G.R., Coenen H.H., Langen K.J. Role of O-(2-18F-Fluoroethyl)-L-Tyrosine PET for Differentiation of Local Recurrent Brain Metastasis from Radiation Necrosis. J. Nuclear Med. 2012; 53 (9): 1367–1374. DOI: 10.2967/jnumed.112.103325.

34. Скворцова Т.Ю., Бродская З.Л., Савинцева Ж.И., Гурчин А.Ф. Современные проблемы мониторинга лече ния церебральных глиом и возможности повышения точности диагностики при помощи ПЭТ с [11С]метионином. Лучевая диагностика и терапия. 2014; 2 (5): 5–16. http://dx.doi.org/10.22328/2079-5343-2014-2-5-16.

35. Kreth F.W., Muacevic A., Medele R., Bise K., Meyer T., Reulen H.J. The risk of haemorrhage after image guided stereotactic biopsy of intra-axial brain tumours- a pro spective study. Acta Neurochirurgica. 2001; 143 (6): 539–546.

36. Heper A.O., Erden E., Savas A., Ceyhan K., Erden I., Akyar S., Kanpolat Y. An analysis of stereotactic biopsy of brain tumors and nonneoplastic lesions: a prospective clinicopathologic study. Surg. Neurol. 2005; 30; 64: 82–88. DOI: 10.1016/j.surneu.2005.07.055.

37. Grosu A.L., Astner S.T., Riedel E., Nieder C., Wiedenmann N., Heinemann F., Schwaiger M., Molls M., Wester H.J., Weber W.A. An Interindividual Comparison of O-(2- [18F] Fluoroethyl)- L-Tyrosine (FET)-and L-[Methyl-11C] Methionine (MET)-PET in Patients With Brain Gliomas and Metastases. Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. 2011; 81 (4): 1049–1058. DOI: 10.1016/j.ijrobp.2010.07.002.

38. Palumbo B., Buresta T., Nuvoli S., Spanu A., Schillaci O., Fravolini M. L., Palumbo I. SPECT and PET serve as molecular imaging techniques and in Vivo biomarkers for brain metastases. Int. J. Molec. Sci. 2014; 15 (6): 9878–9893. DOI: 10.3390/ijms15069878.

39. Stöber B., Tanase U., Herz M., Seidl C., Schwaiger M., Senekowitsch-Schmidtke R. Differentiation of tumour and inflammation: characterisation of [methyl-3H] methionine (MET) and O-(2-[18F] fluoroethyl)-L-tyrosine (FET) uptake in human tumour and inflammatory cells. Eur. J Nucl. Med. Molec. Imaging. 2006; 33 (8): 932–939. DOI: 10.1007/s00259-005-0047-5.

40. Hanakawa K., Ikeda H., Ishii K., Asamoto S., Iwata T., Matsumoto K. High uptake on 11C methionine PET scan in the pituitary gland of a patient with cerebral glioma after surgical abortion. No To Shinkei. 1998; 50 (6): 573–577.

41. Позитронная эмиссионная томография: Руководство для врачей; Под ред. А.М. Гранова и Л.А. Тютина. М.: Фолиант, 2008. 610 c.

42. Карташев А.В., Виноградов В.М., Киселева Л.Н.. Злокачественные глиомы головного мозга. Lambert Academic Publishing. 2011; 166–168.

43. Pöpperl G., Götz C., Rachinger W., Gildehaus F.J., Tonn J.C., Tatsch K.Value of O-(2-[18F] fluoroethyl)-Ltyrosine PET for the diagnosis of recurrent glioma. Eur. J. Nucl. Med. Molec. Imaging. 2004; 31 (11): 1464–1470. DOI: 10.1007/s00259-004-1590-1.

44. Langen K.J., Hamacher K., Weckesser M., Floeth F., Stoffels G., Bauer D., Coenen H.H., Pauleit D. O-(2-[18F] fluoroethyl)-L-tyrosine: uptake mechanisms and clinical applications. Nucl. Med. Biol. 2006; 33 (3): 287–294. DOI: 10.1016/j.nucmedbio. 2006.01.002.

45. Jensen M.L. Image Analysis of FET PET scans performed during Chemo-Radiotherapy of Glioblastoma Multiforme. DTU Informatics. 2012: 8–14.

46. Juhász C., Dwivedi S., Kamson D.O., Michelhaugh S.K., Mittal S. Comparison of amino acid positron emission tomographic radiotracers for molecular imaging of primary and metastatic brain tumors. Molec. Imaging. 2014; 13 (6): 7290–2014.

47. Pöpperl G., Kreth F.W., Herms J., Koch W., Mehrkens J.H., Gildehaus F.J., Kretzschmar H.A., Tonn J.C., Tatsch K. Analysis of 18F-FET PET for grading of recurrent gliomas: is evaluation of uptake kinetics superior to standard methods? J. Nucl. Med. 2006; 47 (3): 393–403.

48. Piroth M. D., Liebenstund S., Galldiks N., Stoffels G., ShahN. J., EbleM. J., Coenen H.H., Langen K.J. Monitoring of Radiochemotherapy in Patients with Glioblastoma Using O-(2- [18F] Fluoroethyl)-L-Tyrosine Positron Emission Tomography: Is Dynamic Imaging Helpful? Molec. Imaging. 2013; 12 (6): 7290–2013.

49. Di Chiro G., De LaPaz R.L., Brooks R.A., Sokoloff L., Kornblith P.L., Smith B.H., Patronas N.J., Kufta C.V., Kessler R.M., Johnston G.S., Manning R.G., Wolf A.P. Glucose utilization of cerebral gliomas measured by [18F] fluorodeoxyglucose and positron emission tomography. eurology. 1982; 32 (12): 1323.

50. Bělohlávek O., Šimonová G., Kantorová I., Novotný J. Jr., Liscák R. Brain metastases after stereotactic radiosurgery using the Leksell gamma knife: can FDG PET help to differentiate radionecrosis from tumour progression? Eur. J. Nucl. Med. Molec. Imaging. 2003; 30 (1): 96– 100. DOI: 10.1007/s00259-002-1011-2.

51. Lee H.Y., Chung J.K., Jeong J.M., Lee D.S., Kim D.G., Jung H.W., Lee M.C. Comparison of FDG-PET findings of brain metastasis from non-small-cell lung cancer and small-cell lung cancer. Ann. Nucl. Med. 2008 ; 22 (4): 281–286. DOI: 10.1007/s12149-007-0104-1.

52. Трофимова Т.Н., Трофимов Е.А. Современные стратегии лучевой диагностики при первичных опухолях головного мозга. Практическая онкология. 2013; 14 (3): 141–147.

53. Molecular anatomic imaging: PET-CT and SPECT-CT integrated modality imaging. Ed. Von Schulthess G.K. Lippincott Williams & Wilkins, 2007: 150–152.

54. Hutterer M., Nowosielski M. , Putzer D., Jansen N.L., Seiz M., Schocke M., McCoy M., Göbel G., laFougère C., Virgolini I.J., Trinka E., Jacobs A.H., Stockham mer G. [18F]-fluoro- ethyl-L-tyrosine PET: a valuable diagnostic tool in neuro-oncology, but not all that glitters is glioma. Neurooncology. 2013; 341–351. DOI: 10.1093/neuonc/nos300.

55. Unterrainer M., Schweisthal F., Suchorska B., Wenter V., Schmid-Tannwald C., Fendler W.P., Schüller U., Bartenstein P., Tonn J.C., Albert N.L. Serial 18F-FET PET imaging of primarily 18F-FET-negative glioma – does it make sense? J. Nucl. Med. 2016; 57: 1177–1182. DOI: 10.2967/jnumed.115.171033.

56. Weckesser M., Matheja P., Rickert C., Löttgen J., Palkovic S., Riemann B., Paulus W., Wassmann H., Schober O. Evaluation of the extension of cerebral gliomas by scintigraphy. Strahlenther. Onkol. 2000; 176 (4): 180–185.

57. del Amo E.M., Urtti A., Yliperttula M. Pharmacokinetic role of L-type amino acid transporters LAT1 and LAT2. Eur. J. Pharmaceut. Sci. 2008; 35 (3): 161–174. DOI: 10.1016/j.ejps.2008.06.015.

(PDF) Локальные повреждения и некрозы ткани головного мозга после лучевой терапии и стереотаксической радиохирургии интракраниальных объемных образований: обзор литературы. (Focal injury and necrosis of brain tissue after radiation therapy and stereotactiс radiosurgery for intracranial mass lesions: literature review)

116. Ricci PE, Karis JP, Heiserman J. Differentiating recurrent tumor from radiation necrosis:

time for re-evaluation of positron emission tomography? // Am J Neuroradiol. – 1998. – Vol.

19, N. 3. – P.407-413.

117. Rizzoli HV, Pagnonelli DM: Treatment of delayed radiation necrosis of the brain: A

clinical observation. // J Neurosurg. – 1984. – Vol. 60. – P. 589-594.

118. Rock J; Scarpace L; Hearshen D; Associations among magnetic resonance spectroscopy,

apparent diffusion coefficients, and image-guided histopathology with special attention to

radiation necrosis. // Neurosurgery. – 2004. – Vol. 54, N. 5. – P. 1111-1117.

119. Rogers LR, Scarpace L, Guttierez J, Lord B, Ryu S, Movsas B, Honsowetz J, Rosenblum

M, Jain R: Magnetic resonance imaging characteristics and histological correlates of cerebral

radiation necrosis. // Neurology. – 2006. – Vol. 66, Suppl 2. – P. 335.

120. Rottenberg DA, Chernik NL, Beck MD, Ellis F, Posner JB: Cerebral necrosis following

radiotherapy of extracranial neoplasms. // Ann Neurol. – 1977. – Vol. 1. – P. 339-357.

121. Ruben J, Dally M, Bailey M, et al Cerebral radiation necrosis: Incidence, outcomes, and

risk factors with emphasis on radiation parameters and chemotherapy. // Int J Radiat Oncol

Biol Phys. – 1981. – Vol. 65, N. 2. – P. 499-508.

122. Rubin P, Constine LS, Williams JP. Late effects of cancer treatment: radiation and drug

toxicity. In: Perez CA, Brady LW, eds. Principles and practice of radiation oncology, 3rd ed.

Philadelphia: Lippincott–Raven, 1998. – P. 155–210.

123. Safdari H., Fuentes J.M., Dubois J.B., et al. Radiation necrosis of the brain: time of onset

and incidence related to total dose and fractionation of radiation. // Neuroradiology. – 1985. –

Vol. 27, N. 1. – P. 44-47.

124. Satran R., Lapham L.W., Kido D.R., et al. Late cerebral radionecrosis after conventional

irradiation of cerebral tumors. // Rev Neurol. – 1984. – Vol. 140, N. 4. – P. 249-255.

125. Schnek M., Janss A, Radiation Necrosis. Updated: Oct 4, 2006

http://emedicine.medscape.com/article/1157533-overview

126. Schultheiss T. Radiation response of the central nervous system. // Int J Radiat Oncol Biol

Phys. – 1995. – Vol. 31, N. 5. — 1093-112.

127. Sharma U, Tandon P, Rath G. Delayed brain necrosis in irradiated adenoid cystic

carcinoma of nose-a case report. // Indian J Cancer. – 1980. – Vol. 17. – P. 59-63.

128. Shaw E, Scott C, Souhami L, et al: Radiosurgery for the treatment of previously irradiated

recurrent primary brain tumors and brain metastases: initial report of radiation therapy

oncology group protocol 90-05. // Int J Radiat Oncol Biol Phys. – 1996. – Vol. 34. – P. 647–

654.

Лечение некроза мягких тканей. Виды некроза, формы патологии

Виды, причины, симптомы и лечение некроза мягких тканей

Некрозом называют патологическое состояние, для которого характерно прекращение жизнедеятельности клеток в мягких тканях под воздействием болезнетворных микроорганизмов. Такую патологию часто считают критической, требующей полноценного лечения в условиях стационара. Но прежде чем начинать лечение некроза мягких тканей, врачи проводят обследование пациента и выявляют конкретный вид заболевания и причину его развития.

Классификация некрозов

Выделяют две формы некроза:

  1. Сухой, или коагуляционный. Для него будет характерным свертывание белка и превращение его в массу, идентичную творогу. Кожные покровы в месте сухого некроза будут иметь серо-желтый оттенок и четкую границу патологического процесса. При коагуляционном некрозе в том месте, где отторгается погибшая ткань, образуется язва, переходящая в гнойник. После вскрытия гнойного нарыва формируется свищ. Начальная стадия патологии характеризуется высокой температурой тела и нарушением работы пораженного органа. Например, признаки острого некроза почки включают в себя нарушение оттока мочи, а в некоторых случаях полное прекращение этого процесса.
  2. Влажный, или колликвационный. Основными его симптомы – активное «набухание» мягких тканей, разжижение их в местах полного омертвения, образование гнилостного субстрата. Все это сопровождается выраженным запахом гнилого мяса, причем от него невозможно избавиться, даже если проводятся все медицинские мероприятия. Чаще всего такая форма патологии развивается в тканях, богатых жидкостями (кожные покровы, головной мозг и так далее). Стремительное развитие патологии может привести к осложнениям – последствия некроза головного мозга нередко заключаются в потере памяти и основных умений.

Отдельно врачи рассматривают секвестр – это форма некроза, присущая костной ткани. Подобное может произойти при прогрессирующем остеомиелите (воспаление костных тканей). В этом случае любые симптомы гибели клеток будут отсутствовать до тех пор, пока не появится гнойный нарыв. После его прорыва формируется свищ с гнойными выделениями.

При диагностике кроме форм выделяют и виды некроза:

  1. Инфаркт – диагностируется в том случае, если внезапно прекращается кровоснабжение конкретного участка внутреннего органа. Например, может быть выявлен некроз миокарда при инфаркте сердца или же подобное поражение мягких тканей головного мозга.
  2. Гангрена – состояние, которое развивается после стремительного некроза и характеризуется омертвением кожных покровов, мышечной ткани и слизистых оболочек. Причины некроза участка кожи вокруг раны могут быть самыми разными (от неправильной обработки раневой поверхности до ее инфицирования), но гангрена конкретного участка начинается именно как следствие рассматриваемого состояния.
  3. Пролежни – возникают только у лежачих пациентов, за которыми не осуществляется должный уход.
  4. Аваскулярный, или асептический. Такая классификация касается только некроза головки бедренной кости. Чаще всего он диагностируется при травме этой части опорно-двигательного аппарата или на фоне закупорки тромбом мелких артерий. Асептический некроз головки бедренной кости отличается стремительным развитием – первые его признаки (сильная боль в проблемной области, невозможность самостоятельного передвижения) интенсивно выражены уже на третьи сутки течения патологии.
  5. Фибриноидный. Для некротических изменений будет характерным пропитывание патологически измененных тканей фибрином. Нередко такой вид заболевания диагностируется в стенках кровеносных сосудов, а предшественником его может стать длительно протекающий атеросклероз.

Лечение некроза

Рассматриваемое заболевание успешно поддается лечению, но только в том случае, если оно проводится в медицинском учреждении и при постоянном контроле со стороны врачей. Общие принципы терапии:

  1. Некроз зубов, челюсти или десны диагностируется достаточно быстро, потому что сопровождается сильными болями и крайне неприятным запахом из ротовой полости. Пациенты, как правило, сразу обращаются за врачебной помощью и поэтому лечение заключается в назначениях медикаментов – антибактериальных препаратов, дезинфицирующих средств. В некоторых случаях стоматологам приходится хирургическим путем удалять уже некротизированные участки мягких тканей.
  2. Омертвение тканей внутренних органов нередко диагностируется уже на крайних стадиях. Например, симптомы некроза поджелудочной железы часто «смазаны». Даже при обращении к врачу больному нередко ставится неверный диагноз, что чревато гибелью большого количества клеток внутреннего органа. Обычно некроз поджелудочной железы лечится оперативным путем, но прогнозы в этом случае могут быть самые разные – от благоприятных (полное восстановление) до скорого летального исхода.
  3. Омертвение костной ткани практически всегда требует хирургического вмешательства. Операция при некрозе тазобедренного сустава, например, заключается в удалении проблемного участка и использовании эндопротеза. При своевременной диагностике такое лечение всегда имеет благоприятные прогнозы.
  4. Стадии некроза печени – основной фактор выбора метода его лечения. Если на начальной стадии вполне допустима медикаментозная терапия, то при средней и тяжелой стадии рассматривается только операция.

Консультацию по поводу того, как лечат некроз кишечника и каковы первые симптомы патологии, можно получить только у квалифицированного врача. А записаться на прием можно на нашем сайте Добробут.ком.

Лучевой некроз мозга: oncobudni — LiveJournal

feniks999 (feniks999) wrote in oncobudni,
Categories: Дорогие девочки, спасибо всем, кто беспокоился обо мне. Я более-менее отошла уже от нейрохирургической операции и хочу рассказать о своих «приключениях» О том, как можно получить подвох откуда не ожидаешь. Может быть кому-то мой опыт поможет. Информации об этой болячке крайне мало в открытом доступе по интернету.
В начале в двух словах история. РМЖ , Трипл –негатив, побитый BRCA1. Изначально опухоль большая, но без метастазирования. Жесткая превентивная химиотерапия. Через 6 месяцев после окончания химии случайно обнаружились две большие метастазы в мозге.
Очень хочу обратить внимание на две вещи.
Первая – у кого Трипл, делайте МРТ головы. Если вдруг что, то лучше распознать эту гадость пораньше. Посмотрите сколько нас с Триплом только на этом сайте, у кого случились МТС в ГМ. Профессора и в Израиле, и в Швейцарии нам говорили, что при трипле в 25 процентах случаев метастазы в первую очередь бьют в мозг.
Второе – если случились МТС в мозг, это еще не есть приговор. В большинстве случаев это лечится и довольно успешно. Почему пишу об этом? Потому, что хорошо помню свои бессонные и безумные дни и ночи, когда считала что умираю, когда горе-врачи вещали, что это неизлечимо, что МТС в мозгу никогда не бывают первыми и наверняка их полно в других местах, что МТС в мозгу это всегда только паллиатив. Не верьте невеждам, это неправда.
Короче, надо было действовать. Спасибо этому сайту, на нем сестра находит нужные контакты ( я то валяюсь в полной прострации и тихо помираю) и мы оперативно летим в Израиль. Доктор Букштейн из-за сложности расположения очагов в мозгу настоятельно рекомендует не инвазивную операцию, а Гамма-нож. Хирург великолепен, операция проходит успешно и мы счастливые летим домой. Контроль каждые два месяца. На первом контроле опухоли уменьшились с 2,5 см до 1.2- 1.3 см. Ура- ура, ждем когда исчезнут совсем.
Но не тут-то было. Следующий контроль показывает не уменьшение, а рост на 2 мм. Читаем литературу – такое иногда бывает, но это временно. Ладно , ждем. На следующем контроле – еще 2 см плюсом. Я начинаю дергаться. К тому времени я уже лечусь у онкологов в Швейцарии. Мне дают превентивную таргетную терапию, направленную в основном на мозг – Кселоду. Как известно гематоэнцефалический барьер не пропускает большинство химиопрепаратов в мозг, а Кселода проходит в мозг спокойно. Как сказала моя Швейцарская профессор, если онко клетки дошли до мозга, то они могут притаиться где угодно в организме. Так вот, швейцарские онкологи говорят, мы только начали терапию, давайте еще подождем.
Очередное МРТ и , о ужас, размеры 1,9 см, увеличивается внутричерепной отек и начинаются проблемы с телом . Отеки-опухоли давят на важные центры. Швейцарцы назначают консилиум и обследование на сложном МРТ со спектрометром и профузией, чтобы определить есть ли в опухолях метаболизм, т.е живы ли раковые клетки ( есть оказывается и такой сложный и нужный аппарат) По результатам консилиум выносит вердикт на 98 % в мозгу у меня Лучевой Некроз, а не онкология.
Есть оказывается такой зверь Лучевой некроз, когда по никому неизвестным причинам, после лучевой терапии , онко клетки отказываются исчезать, и наоборот начинается бурное увеличение очага в мозге и отмирание тканей. Это коварное и потенциально летальное осложнение может развиваться в течение месяцев и даже лет после проведения лучевой терапии. Механизмы возникновения лучевого некроза головного мозга на сегодняшний день недостаточно понятны. Он может возникать даже при строжайшем соблюдении мер, ограничивающих воздействие высоких доз радиации на здоровые ткани, в большинстве случаев спонтанно. Не выявлено зависимости между развитием ЛН и дозой радиации или объемом облучаемой ткани. Не установлены генетические или другие предикторы и факторы риска, которые позволяли бы предусмотреть развитие некроза. Поэтому практически неизвестно, кто из пациентов, получивших ЛТ по поводу ОГМ, пострадает в дальнейшем от развития ЛН. По сей день не установлены средства, способные остановить прогрессирование некроза. Попадают в эту западню 25 – 30 процентов человек.
Швейцарский консилиум озвучил следующий вердикт, есть три варианта лечения .От простого к сложному ( кому как повезет)
Первый – Дексаметазон (кортизол) плюс 6 недель ежедневных сеансев в барокамере.
Второй – капельницы с Авастином. Американские врачи случайно обнаружили, что Авастин убирает лучевой некроз мозга. Помогает пяти из шести пациентов.
Ну и третий вариант – операция на открытом мозге, если не помогли первые два варианта.
Мне не повезло, я сошла с дистанции на первом варианте. Во время барокамеры. Приступ по типу эпилепсии отправил меня в госпиталь на операцию. Зато мне повезло с нейрохирургом. То, за что так боялись браться Израильтяне и Швейцарцы, с ювелирной точностью сделал наш латвийский нейрохирург. И если, не приведи Господи, кому –то потребуется нейрохирургическая операция, то очень рекомендую этого врача. К тому же и аппаратура вполне достойная, начиная от американских систем наведения и прочего. И цены в десятки раз ниже Израильских и Швейцарских.
Вот как-то так. Надеюсь, что кому-то когда-то эта информация пригодится. И пусть ему повезет.
  • Мои новости! Пицце быть!!! 😉

    Всем солнечные и теплые приветы из Баку!!! Давно я тут не появлялась. Зима загнала меня в тоску-тоскливую.. и предстоящее обследование не скрашивало…

  • Полтора белых коня

    осталось нам до весны, дорогие сотоварищи. То есть, буквально вот-вот эти капели невозможные начнутся, небушко заголубеет по-другому, льды луж под…

  • Что вы загадаете Деду Морозу?

    Привет, онкобудники и онкобудницы! Так уж повелось, что каждый раз в преддверии НГ я пишу пост о том как я обожаю это время, сколько до сих пор в…

  • Remove all links in selection

    Remove all links in selection

    {{ bubble.options.editMode ? ‘Save’ : ‘Insert’ }}

    {{ bubble.options.editMode ? ‘Save’ : ‘Insert’ }}

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

Асептический некроз костей и суставов — (клиники Di Центр)


Стадии асептического некроза

Существует несколько стадий развития этой патологии.

На первой стадии болезни структура костной ткани изменена в незначительной степени, тазобедренный сустав сохраняет свои функции, боли отмечаются периодические.

Вторая стадия сопряжена с образованием трещин на поверхности головки тазобедренного сустава. Наблюдаются ограничения в подвижности и постоянные боли.

Третья стадия — вторичный артроз, в патологический процесс вовлечена вертлужная впадина. В значительной степени снижена подвижность сустава. Этой стадии характерны постоянные и сильные боли. Разрушение головки бедренной кости, постоянные боли, атрофия мышц бедра и ягодиц, минимальная подвижность тазобедренного сустава — признаки, свидетельствующие о четвертой, самой тяжелой стадии развития некроза.

Асептический некроз кости

Асептический некроз — тяжелое заболевание, вызванное нарушением структуры костной ткани, её питания и жировой дистрофии костного мозга. Причин омертвения участка костной ткани или всей кости множество. Развитие асептического некроза кости может возникнуть в результате нарушения циркуляции крови, травматических повреждений или тромбоза артерии.

Переломы, применение неквалифицированной лечебной манипуляции, длительное механическое воздействие, заболевания эндокринной системы, интоксикация алкоголем или большими дозами кортикостероидных средств, остеохондропатия, болезнь Кюммеля — могут стать предпосылками к разрушению костной ткани.

Некроз кости приводит к необратимым изменениям, снижается прочность костной ткани, и при минимальной нагрузке на пораженный участок возникает импрессия. При своевременном обращении к доктору процесс патологических изменений кости может прекратиться, и тогда возможно восстановление её структуры.

Асептический некроз головки бедренной кости

Головка бедренной кости относится к проблемным зонам, в которых часто возникает закупорка артерий, накопительные повреждения из-за перегрузок и бытовых травм, сложные травмы тазобедренного сустава (переломом головки бедренной кости). Различные патологические процессы могут привести к асептическому некрозу головки бедренной кости.

Это может быть: токсическое действие после приема гормонов и цитостатиков, антибиотиков, злоупотребление алкоголем, стрессы, врожденный вывих бедра (дисплазия), остеопения и остеопороз, системная красная волчанка, болезнь Бехтерева, ревматоидный артрит. Часто в списке причин оказываются переносимые простудные, воспалительные заболевания, сопровождающиеся замедлением циркуляции крови.

В большинстве случаев ортопедический прогноз неутешителен, наблюдается тяжелый деформирующий артроз тазобедренного сустава, при котором зачастую применяется эндопротезирование, артродез сустава или корригирующие остеотомии. Ранняя диагностика при помощи магнитно-резонансной томографии (МРТ) тазобедренного сустава позволяет вовремя выявить начало заболевания и порой даже консервативное лечение даёт отличные результаты, исключая хирургическое вмешательство.

Асептический некроз тазобедренного и коленного сустава

Тазобедренный сустав состоит из суставной (вертлужной) впадины и головки бедренной кости. Это самый крупный шарообразный сустав человека. Его кровоснабжение осуществляет единственная артерия, которая проходит через шейку бедренной кости.

В случае нарушения циркуляции крови кровоснабжение данной зоны нарушается, прекращается подача кислорода, питательных веществ, ухудшаются свойства костной ткани. Становятся невозможными восстановительные процессы, и возникает дегенеративное заболевание сустава (остеоартроз), сопровождающееся сильными болями.

В дальнейшем это приводит к асептическому некрозу тазобедренного сустава. В данном случае показана замена поврежденного сустава искусственным аналогом (эндопротезирование), способствующего полному восстановлению двигательной активности.

Появлению разрушений в коленном суставе предшествует травма и потеря кровоснабжения, в результате чего возникает асептический некроз мыщелков костей, образующих коленный сустав. Это приводит к утрате функций сочленения и инвалидности. Асептический некроз коленного сустава проявляется болями и уменьшением двигательной способности колена. Магнитно-резонансная томография и сканирование костей показывают ранние изменения в кости и позволяют предотвратить дальнейшую потерю костной массы.

Применение нестероидных противовоспалительных препаратов уменьшает боль и снимает воспаление. При показаниях хирургического вмешательства больным назначается пересадка кости в сочетании с декомпрессией (ослаблением давления в кости) или рассечение кости, которое необходимо при прогрессирующей стадии асептического некроза. Самым распространенным является метод эндопротезирования сустава, т. е. замена сустава на искусственный сустав.

Асептический некроз плечевой и таранной кости

Заболевание проявляется болью в области плечевого сустава, ограничением движений, в дальнейшем это приводит к атрофии. Изменения структуры плечевой кости довольно редкое явление. Если болезнь прогрессирует, то прибегают к хирургическому вмешательству — эндопротезирование, что является на сегодняшний день единственным способом восстановления утраченной функции верхней конечности.

Болезнь Муше таково название некроза таранной кости возникающего спонтанно и быстро прогрессирующего. Дегенерация голеностопного сустава приводит к деформирующему артрозу. Современные методы диагностики позволяет выявить изменения в голеностопном суставе на ранней стадии. В этот период развития патологии можно применить мозаичную остеохондропластику блока таранной кости и восстановить анатомию сустава.


Радиационный некроз: история вопроса, патофизиология, эпидемиология

  • Лай Р., Абрей Л.Е., Розенблюм М.К., ДеАнгелис Л.М. Лейкоэнцефалопатия, вызванная лечением при первичной лимфоме ЦНС: клиническое и аутопсийное исследование. Неврология . 2004 г. 10 февраля. 62 (3): 451-6. [Медлайн].

  • Лю А.К., Мэйси М.Э., Форман Н.К. Бевацизумаб в качестве терапии лучевого некроза у четырех детей с глиомами моста. Int J Radiat Oncol Biol Phys . 2009 15 ноября. 75 (4): 1148-54.[Медлайн].

  • Барахас Р.Ф. младший, Чанг Дж.С., Сегал М.Р., Парса А.Т., Макдермотт М.В., Бергер М.С. и др. Дифференциация рецидивирующей мультиформной глиобластомы от лучевого некроза после дистанционной лучевой терапии с помощью динамической чувствительности, взвешенной с контрастированием, перфузионной МРТ. Радиология . 2009 ноябрь 253 (2): 486-96. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Левин В.А., Бидаут Л., Хоу П. и др. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование терапии бевацизумабом радиационного некроза центральной нервной системы. Int J Radiat Oncol Biol Phys . 2011 г. 1. 79 (5): 1487-95. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Плимптон С.Р., Стенс Н., Хеменуэй М., Хэнкинсон Т.С., Форман Н., Лю А.К. Лучевой некроз мозга у детей. Педиатр Hematol Oncol . 2013 7 мая. [Medline].

  • Kureshi SA, Hofman FM, Schneider JH, Chin LS, Apuzzo ML, Hinton DR. Экспрессия цитокинов при радиационно-индуцированном замедленном поражении мозга. Нейрохирургия .1994, ноябрь 35 (5): 822-9; обсуждение 829-30. [Медлайн].

  • Ланглебен Д.Д., Сегалл Г.М. ПЭТ в дифференциации рецидива опухоли головного мозга от лучевого поражения. Дж Nucl Med . 2000 ноябрь 41 (11): 1861-7. [Медлайн].

  • Cheng KM, Chan CM, Fu YT, Ho LC, Cheung FC, Law CK. Острое кровотечение при позднем лучевом некрозе височной доли: отчет о пяти случаях и обзор литературы. Дж. Нейроонкол . 2001, январь, 51 (2): 143-50.[Медлайн].

  • Рубен Дж. Д., Далли М., Бейли М., Смит Р., Маклин Калифорния, Федель П. Церебральный радиационный некроз: частота, исходы и факторы риска с акцентом на параметры излучения и химиотерапию. Int J Radiat Oncol Biol Phys . 2006 г., 1. 65 (2): 499-508. [Медлайн].

  • Eisele SC, Дитрих Дж. Церебральный радиационный некроз: диагностическая проблема и клиническое ведение. Рев. Neurol . 2015 Сен 1. 61 (5): 225-32. [Медлайн].

  • Шах Р., Ваттот С., Джейкоб Р., Манзил Ф. Ф., О’Мэлли Дж. П., Боргей П. и др. Лучевой некроз головного мозга: особенности визуализации и дифференциация от рецидива опухоли. Радиография . 2012 сен-окт. 32 (5): 1343-59. [Медлайн].

  • Asao C, Korogi Y, Kitajima M, et al. Диффузионно-взвешенная визуализация радиационного поражения мозга для дифференциации от рецидива опухоли. AJNR Am J Neuroradiol . 2005 июн-июль. 26 (6): 1455-60.[Медлайн].

  • Dequesada IM, Quisling RG, Yachnis A, Friedman WA. Может ли стандартная магнитно-резонансная томография надежно отличить рецидивную опухоль от лучевого некроза после радиохирургической операции по поводу метастазов в головной мозг? Рентгенологически-патологическое исследование. Нейрохирургия . 2008, ноябрь 63 (5): 898-903; обсуждение 904. [Medline].

  • Редди К., Вестерли Д., Чен С. МРТ-картины усиления лучевого некроза Т1 по сравнению с рецидивом опухоли в глиомах высокой степени злокачественности. J Med Imaging Radiat Oncol . 2013 июнь 57 (3): 349-55. [Медлайн].

  • Miyashita M, Miyatake S, Imahori Y, Yokoyama K, Kawabata S, Kajimoto Y, et al. Оценка фторид-меченного боронофенилаланина-ПЭТ-изображений для изучения радиационных эффектов у пациентов с глиобластомами. Дж. Нейроонкол . 2008 сентябрь 89 (2): 239-46. [Медлайн].

  • Xiangsong Z, Weian C. Дифференциация рецидивирующей астроцитомы от радиационного некроза: пилотное исследование с ПЭТ 13N-Nh4. Дж. Нейроонкол . 2007 май. 82 (3): 305-11. [Медлайн].

  • Могард Дж., Кильстром Л., Эриксон К., Карлссон Б., Гуо В.Й., Стоун-Эландер С. Рецидивная опухоль в сравнении с радиационными эффектами после радиохирургии интрацеребральных метастазов гамма-ножом: диагностика с помощью ПЭТ-ФДГ. J Comput Assist Tomogr . 1994 март-апрель. 18 (2): 177-81. [Медлайн].

  • Кан Д., Фоллетт К.А., Бушнелл Д.Л. и др. Диагностика рецидивной опухоли головного мозга: значение 201T1 SPECT по сравнению с ПЭТ с 18F-фтордезоксиглюкозой. AJR Am J Roentgenol . 1994 Декабрь 163 (6): 1459-65. [Медлайн].

  • Чунг Дж. К., Ким Ю. К., Ким С. К. и др. Полезность 11С-метионина ПЭТ при оценке гипо- или изометаболических поражений головного мозга на ПЭТ с 18F-ФДГ. евро J Nucl Med Mol Imaging . 2002, 29 февраля (2): 176-82. [Медлайн].

  • Rock JP, Hearshen D, Scarpace L и др. Корреляция между магнитно-резонансной спектроскопией и гистопатологией под визуальным контролем с особым вниманием к радиационному некрозу. Нейрохирургия . 2002 Октябрь, 51 (4): 912-9; обсуждение 919-20. [Медлайн].

  • Чуба П.Дж., Аронин П., Бхамбани К. и др. Гипербарическая оксигенотерапия при лучевом поражении головного мозга у детей. Рак . 1997 15 ноября. 80 (10): 2005-12. [Медлайн].

  • Ashamalla HL, Thom SR, Goldwein JW. Гипербарическая кислородная терапия для лечения лучевых осложнений у детей. Опыт Пенсильванского университета. Рак .1 июня 1996 г. 77 (11): 2407-12. [Медлайн].

  • Ко Дж., Де Мораес М. В., Кацнельсон Р., Эванс А. В., Шульц Д., Лаперриер Н. и др. Гипербарический кислород при лучевом некрозе головного мозга. Can J Neurol Sci . 2019 30 августа. 1-34. [Медлайн].

  • Левин В.А., Бидаут Л., Хоу П, Кумар А.Дж., Вефель Дж.С., Бекеле Б.Н. и др. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование терапии бевацизумабом радиационного некроза центральной нервной системы. Int J Radiat Oncol Biol Phys .2011 г. 1. 79 (5): 1487-95. [Медлайн].

  • Бут Д., Янг Р., Ямада Ю., Прагер А., Чан Т., Бил К. Бевацизумаб как средство лечения радиационного некроза метастазов в головной мозг после стереотаксической радиохирургии. Нейро Онкол . 2013 Сентябрь 15 (9): 1257-63. [Медлайн].

  • Glantz MJ, Burger PC, Friedman AH, Radtke RA, Massey EW, Schold SC Jr. Лечение лучевого поражения нервной системы гепарином и варфарином. Неврология .1994, ноябрь 44 (11): 2020-7. [Медлайн].

  • Wong ET, Huberman M, Lu XQ, Mahadevan A. Бевацизумаб устраняет церебральный радиационный некроз. Дж. Клин Онкол . 2008 г., 1. 26 (34): 5649-50. [Медлайн].

  • Gonzalez J, Kumar AJ, Conrad CA, Levin VA. Влияние бевацизумаба на лучевой некроз мозга. Int J Radiat Oncol Biol Phys . 2007 г. 1. 67 (2): 323-6. [Медлайн].

  • Buchpiguel CA, Alavi JB, Alavi A, Kenyon LC.Сравнение ПЭТ и ОФЭКТ в различении лучевого некроза от рецидива опухоли в головном мозге. Дж Nucl Med . 1995, январь, 36 (1): 159-64. [Медлайн].

  • Cerghet M, Redman B, Junck L, Forman J, Rogers LR. Длительная выживаемость после мультифокального радиационного некроза мозга, связанного с облучением всего мозга для метастазов в головной мозг: отчет о клиническом случае. Дж. Нейроонкол . 2008 Октябрь 90 (1): 85-8. [Медлайн].

  • Чен В. Клиническое применение ПЭТ при опухолях головного мозга. Дж Nucl Med . 2007 Сентябрь 48 (9): 1468-81. [Медлайн].

  • de Vries B, Taphoorn MJ, van Isselt JW, Terhaard CH, Jansen GH, Elsenburg PH. Двусторонний некроз височной доли после лучевой терапии: искажающие результаты ОФЭКТ. Неврология . 1998 Октябрь, 51 (4): 1183-4. [Медлайн].

  • Дешмук А., Скотт Дж. А., Палмер Е. Л., Хохберг Ф. Х., Грубер М. , Фишман А. Дж. Влияние позитронно-эмиссионной томографии с фтордезоксиглюкозой на клиническое ведение пациентов с глиомой. Clin Nucl Med . 1996 21 сентября (9): 720-5. [Медлайн].

  • Исикава М., Кикучи Х., Миятаке С., Ода Й, Йонекура Й, Нисидзава С. Потребление глюкозы при рецидивирующих глиомах. Нейрохирургия . 1993 июл.33 (1): 28-33. [Медлайн].

  • Кумар А.Дж., Лидс Н.Э., Фуллер Г.Н. и др. Злокачественные глиомы: спектр МРТ некроза мозга, вызванного лучевой терапией и химиотерапией, после лечения. Радиология . 2000 ноя.217 (2): 377-84. [Медлайн].

  • Ли А.В., Фу В., Чаппелл Р. и др. Влияние времени, дозы и фракционирования на некроз височной доли после лучевой терапии карциномы носоглотки. Int J Radiat Oncol Biol Phys . 1998 г. 1. 40 (1): 35-42. [Медлайн].

  • Nelson MD Jr, Soni D, Baram TZ. Некроз в глиомах моста: радиационно-индуцированный или естественный ?. Радиология . 1994 Апрель 191 (1): 279-82. [Медлайн].

  • Nelson SJ, Huhn S, Vigneron DB, et al. Методы объемной МРТ и MRSI для количественной оценки реакции на лечение опухолей головного мозга: презентация подробного тематического исследования. Дж. Магнитно-резонансная томография . 1997 ноябрь-декабрь. 7 (6): 1146-52. [Медлайн].

  • Olivero WC, Dulebohn SC, Lister JR. Использование ПЭТ при оценке пациентов с первичными опухолями головного мозга: полезно ли это ?. J Neurol Neurosurg Psychiatry . 1995 Февраль 58 (2): 250-2. [Медлайн].

  • Омуро AM, Leite CC, Mokhtari K, Delattre JY. Подводные камни диагностики опухолей головного мозга. Ланцет Нейрол . 2006 г., 5 (11): 937-48. [Медлайн].

  • Пакер Р.Дж., Циммерман Р.А., Каплан А. и др. Ранние кистозно-некротические изменения после гиперфракционной лучевой терапии у детей с глиомами ствола головного мозга.Данные Детской онкологической группы. Рак . 1993 15 апреля. 71 (8): 2666-74. [Медлайн].

  • Петерсон К., Кларк HB, Холл, Вашингтон, Трувит, CL. Мультифокальные повреждения, улучшающие магнитно-резонансную томографию, после облучения черепа. Энн Нейрол . 1995 августа 38 (2): 237-44. [Медлайн].

  • Познер Дж.Б. Побочные эффекты лучевой терапии. Неврологические осложнения рака. № 54 . Филадельфия, Пенсильвания: Ф. А. Дэвис; 1995. 311-37.

  • Rizzoli HV, Pagnanelli DM. Лечение отсроченного лучевого некроза головного мозга. Клиническое наблюдение. Дж Нейросург . 1984 Март 60 (3): 589-94. [Медлайн].

  • Slizofski WJ, Krishna L, Katsetos CD, et al. Визуализация таллия для опухолей головного мозга с результатами, измеренными полуколичественным индексом и коррелированными с гистопатологией. Рак . 1994 15 декабря. 74 (12): 3190-7. [Медлайн].

  • Некроз мозга — обзор

    Пожилые пациенты с ГБМ

    Более 44% ГБМ возникают у пациентов старше 65 лет, 1 , но проспективные исследования часто исключают пожилых пациентов. 39,40 Поскольку эти пациенты часто имеют худший исход, чем более молодые пациенты, существует некоторая неопределенность в отношении агрессивности лечения, и определение «пожилого» сильно варьируется.

    Финское рандомизированное исследование 30 пациентов старше 65 лет с визуализацией, соответствующей злокачественным глиомам, продемонстрировало более длительную медианную выживаемость после краниотомии, чем после биопсии (5,7 против 2,1 месяца; p = 0,035). 32 Ассоциация франкоязычных нейроонкологов 106 провела рандомизированное исследование, сравнивающее только лучевую терапию (50 Гр при традиционном фракционировании) и поддерживающую терапию среди пациентов старше 70 лет.Испытание было прекращено после того, как было зарегистрировано 85 пациентов, когда стало очевидно, что ЛТ ассоциировалась со статистически выгодным исходом (среднее время выживания, 29 против 17 недель; p = 0,002).

    Работы по сокращению продолжительности РТ не проводились. Например, рандомизированное исследование с участием пациентов старше 60 лет показало, что 40 Гр в 15 фракциях не уступает 60 Гр в 30 фракциях. 107

    Фаза II исследования только темозоломида с участием 32 пациентов старше 70 лет с недавно диагностированной ГБМ продемонстрировала частоту ответа 31%, среднее время ВБП 5 месяцев и среднее время выживания 6. 4 месяца, что сопоставимо только с RT. 108,109 Одноуровневое исследование фазы II с участием 77 пациентов для лиц старше 70 лет с плохим статусом работоспособности (Karnofsky Performance Status [KPS] <70) 110 продемонстрировало медианную выживаемость около 6 месяцев, при этом 26% стали функционально независимыми (КПС не менее 70). 111 Среди пациентов с метилированными опухолями MGMT (13 из 31 протестированной) медиана ОВ составила примерно 7 месяцев, а статус MGMT был статистически значимым прогностическим фактором. 111

    В исследовании NOA-08, проведенном Немецкой рабочей группой по нейроонкологии, 112 373 пациента старше 65 лет с KPS не менее 60 с анапластической астроцитомой или GBM (в 89%) прошли лечение после рандомизации. с ЛТ (60Гр) или интенсивной схемой приема темозоломида (100 мг / м 2 дни с 1 по 7 и с 15 по 21 из каждых 28 дней) без ЛТ. Если пациенты не переносили лечение или если они демонстрировали прогрессирование, то запускался перекрестный переход (или хирургическое вмешательство). Выживаемость была немного короче после одной химиотерапии (8,6 месяцев против 9,6 месяцев), но не достигла заранее заданной статистической конечной точки для объявления ее неполноценности (т.е. она не была меньшей, исходя из признания определенного уровня потери выживаемости, обозначенного как «не меньший»). Среди пациентов с неметилированными опухолями MGMT ЛТ была статистически лучше (4,6 месяца против 3,3 месяца без событий). Кроме того, в случаях метилирования MGMT- лечение темозоломидом было лучшим (8.4-месячная выживаемость без событий в сравнении с 4,6-месячной). При другом анализе, статус MGMT не влиял на выживаемость без событий после лучевой терапии (4,6 месяца независимо от статуса MGMT ). Однако статус MGMT явно и сильно влиял на выживаемость без событий после приема только темозоломида (8,4 месяца против 3,3 месяца для метилированного по сравнению с неметилированным). Соответственно, среди пациентов с MGMT -метилированными опухолями только ЛТ была худшей терапией, чем темозоломид, и аналогично, только темозоломид был худшим лечением, чем ЛТ у пациентов с неметилированными опухолями. Многие косвенно предполагают, что темозоломид вместо лучевой терапии можно считать разумной стратегией лечения пожилых людей, но это предположение не принимает во внимание тот факт, что результаты комбинации лучевой терапии и темозоломида лучше почти во всех исследованиях, а также в США. в исследованиях участвовали даже пациенты в возрасте 80 лет. Соответственно, монотерапия должна быть зарезервирована для пациентов с плохим KPS. Кроме того, интенсивный режим приема темозоломида был чрезмерно токсичным, и более стандартные схемы приема темозоломида, обычно используемые в Соединенных Штатах, не изучались в этом исследовании, 112,113 и, как ускользало от ранее, комбинация ЛТ и темозоломида (стандарт лечения для пациентов моложе 70 лет в Европе, и никаких возрастных ограничений в U.S. клинические испытания, включая включенных в исследование пациентов, даже в возрасте 80 лет, при условии, что KPS> 70) 39,40 не изучались. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что NOA-08 имел дизайн не меньшей эффективности, который включал определение неполноценности темозоломида как более чем 25% разницы в конечных точках выживаемости, что, возможно, представляет собой слишком большую широту и недостаточную статистическую точность, чтобы позволить клиницистам сделать вывод появился новый стандарт лечения, особенно с учетом того, что существует несколько других сопоставимых сценариев в онкологии, где потеря 25% выживаемости считается не меньшей.

    В исследовании III фазы, проведенном Nordic Clinical Brain Tumor Study Group, 291 пациент был рандомизирован для получения стандартной дозы темозоломида, стандартной (60 Гр) лучевой терапии или гипофракционированной лучевой терапии (10 фракций по 3,4 Гр каждая), аналогичных группе NOA- 08, не было группы комбинированной терапии. 114 Испытание подверглось критике за критерии включения 60-летних в категорию «пожилых людей» ввиду того факта, что средний возраст диагноза ГББ ближе к 65 годам в современную эпоху. 115 Тем не менее, при незапланированном постоперационном анализе подгруппы пациентов старше 70 лет ( n = 123) стандартное облучение было связано с худшей выживаемостью по сравнению с другими терапевтическими группами; не было разницы в результатах между темозоломидом и краткосрочным курсом лучевой терапии, с меньшим выражением цитопенической токсичности в группе короткого курса лучевой терапии. Скандинавское испытание, как и немецкое, показало, что метилирование промотора MGMT- по прогнозам дает лучшие результаты у пациентов, получавших только темозоломид, и еще раз следует отметить, что испытание не было изначально рассчитано на эту оценку в качестве основного наблюдения . На данном этапе эти испытания все еще открыты для интерпретации. Можно утверждать, что для тех пациентов, у которых из-за плохой работоспособности или невозможности перейти на длительный курс ЛТ, приемлемой альтернативой является только темозоломид или краткосрочный курс ЛТ без темозоломида; Для пациентов, которые могут подвергаться более высокому риску инфицирования, краткосрочная лучевая терапия будет вызывать меньше эпизодов цитопении и может быть предпочтительнее темозоломида. Для метилированных опухолей MGMT- у пациентов, для которых ежедневное лучевое лечение в течение 6 недель или около того может налагать неприемлемое бремя, можно рассмотреть возможность применения только темозоломида.Это не означает, что ЛТ не является эффективным вариантом для пожилых пациентов, особенно для пациентов с неметилированным промотором MGMT . Действительно, следующим важным шагом будет исследование стратегий химиолучевой терапии с использованием укороченного курса облучения, особенно в подгруппе пациентов пожилого возраста с низким КПС; это является предметом продолжающегося исследования EORTC и NCI Canada (NCT00482677).

    Следует также отметить, что внутривенное введение темозоломида недавно стало доступным в качестве варианта для пожилых или иным образом ослабленных пациентов, которые не могут глотать капсулы или соблюдать пероральный режим. 116

    Псевдопрогрессия

    Псевдопрогрессия затрудняет интерпретацию изображений, выполненных в первые несколько месяцев после завершения лучевой терапии. Описание «псевдопрогрессии» появилось еще в 1979 году, когда Hoffman et al., , 117, описали пациентов, получавших ЛТ и кармустин. Среди пациентов, у которых, как считалось, наблюдалось прогрессирование заболевания сразу после облучения, почти у половины было показано улучшение или, по крайней мере, стабилизация при последующей визуализации головного мозга.

    В отчете 2004 г. описывалось, что примерно у трети пациентов с глиомами состояние стабилизировалось или улучшалось без каких-либо изменений в лечении. 118 Чемберлен и др. 119 сообщили о гистологически подтвержденном лечебном повреждении, а не о прогрессировании заболевания примерно у 50% пациентов с симптоматическими резектабельными поражениями, которые, как считалось, представляют ухудшение заболевания после одновременной лучевой терапии и темозоломида. Сообщается, что частота псевдопрогрессии достигает 75% в отдельных подгруппах пациентов с ГБМ. 84,120,121 Псевдопрогрессия, а не «истинная» прогрессия может также коррелировать с метилированием промотора MGMT , 120 , хотя это еще не было проспективно подтверждено.

    Было исследовано несколько методов визуализации, чтобы отличить рентгенологическую псевдопрогрессию от истинной прогрессии. 120,122-126 Однако в настоящее время гистологический анализ является единственным проверенным методом различения двух диагнозов, и даже он имеет свои ограничения из-за проблем с взятием образцов и трудностей в интерпретации постобработки жизнеспособности опухолевых клеток. 127

    Предполагается, что частота псевдопрогрессирования выше после одновременной лучевой терапии и темозоломида, чем после одной лучевой терапии, хотя подтверждающие данные неоднозначны. 128 Поскольку химиолучевая терапия в настоящее время является общепринятым стандартом лечения недавно диагностированной ГБМ, никакое проспективное исследование вряд ли изучит это окончательно. Один из подходов к решению этой проблемы включает использование МРТ-исследования, проведенного после лучевой терапии, в качестве нового исходного уровня, если нет хирургической документации рецидива заболевания или явного ухудшения за пределами портала лучевой терапии.Это остается областью активных исследований. 129 Также стоит отметить, что «стабилизация» перитуморальной сосудистой сети, вызванная антиангиогенными агентами, может, возможно, привести к снижению частоты событий псевдопрогрессии, и иногда использовалась для управления витыми изменениями визуализации, с клиническими проявлениями или без них. ухудшение.

    Лечение лучевым некрозом мозга бевацизумабом: механизм, эффективность и проблемы | Молекулярный рак

    В 2007 году Gonzalez J [1] впервые сообщил о применении бевацизумаба для лечения лучевого некроза мозга.С тех пор многие исследования подтвердили, что бевацизумаб является эффективным средством лечения лучевого некроза мозга [2,3,4,5,6,7,8,9]. Однако размер выборки в большинстве исследований был небольшим, а во многих исследованиях отчеты о случаях [10,11,12]; в результате многие вопросы остаются без ответа. В данном документе мы проводим обзор литературы по использованию бевацизумаба для лечения лучевого некроза мозга и обобщаем механизмы, клиническую эффективность и текущие проблемы, с которыми сталкивается бевацизумаб при лечении лучевого некроза мозга.

    Механизмы лечения лучевого некроза головного мозга бевацизумабом

    Бевацизумаб используется для лечения лучевого некроза головного мозга на основе механизмов, лежащих в основе лучевого некроза мозга. Среди многих теорий развития лучевого некроза мозга широко распространен сосудистый механизм. Из-за своего воздействия на сосудистую ткань вокруг опухоли, излучение вызывает повреждение сосудистой ткани с последующим нарушением диффузии кислорода между тканью и сосудами и, как следствие, тканевой гипоксией, что вызывает повышенную экспрессию индуцируемого гипоксией фактора (HIF) -1α. Затем гипоксия опухолевой ткани и повышенная экспрессия HIF-1α стимулируют реактивные астроциты к секреции проангиогенного фактора VEGF. Высокие уровни экспрессии VEGF приводят к аномальной неоваскуляризации, а образованные сосуды не имеют нормальной структуры сосудов и демонстрируют неупорядоченную и хрупкую структуру, а также высокую проницаемость, что способствует экссудации в окружающей ткани и развитию отека мозга. Локализованное высокое внутричерепное давление вызывается отеком мозга, который, в свою очередь, вызывает локализованную ишемию и гипоксию, что приводит к порочному кругу локальной гипоксии и, в конечном итоге, к развитию лучевого некроза мозга [13,14,15].

    Рекомбинантное человеческое моноклональное антитело, бевацизумаб связывает VEGF и предотвращает связывание VEGF его рецепторов (Flt-1 и KDR) на поверхности эндотелиальных клеток, что играет роль в сокращении кровеносных сосудов, регулировании проницаемости сосудов, уменьшении отека мозга, вызванного мозгом. некроз и лечение некроза мозга (рис. 1). Кроме того, лечение некроза мозга бевацизумабом имеет определенные преимущества по сравнению с другими антиангиогенными препаратами. Во-первых, для эффективной антиангиогенной терапии кровеносные сосуды необходимо обрабатывать антиангиогенными препаратами в течение длительного периода времени.Длительный период полувыведения (примерно три недели) бевацизумаба идеален. Во-вторых, бевацизумаб удобен в применении, допускает относительно длительные интервалы между дозами и не требует постоянного применения [15, 16]. Таким образом, бевацизумаб является целевым и выгодным препаратом при лучевом некрозе мозга.

    Рис. 1

    Механизмы лечения бевацизумабом лучевого некроза головного мозга

    Однако патологическое изменение некротической ткани необратимо, и полностью некротическая ткань головного мозга не имеет кровеносных сосудов, что исключает антиангиогенную терапию.Во время лечения некроза головного мозга бевацизумаб воздействует на сосуды вокруг некротической области и может только изменить отек мозга, образованный новыми сосудами, но не некроз. Следовательно, локализованная ишемия и гипоксия остаются неизменными до тех пор, пока остается патологическая основа некроза. После прекращения приема бевацизумаба экспрессия HIF-1α может снова увеличиться в ткани, окружающей некроз, что повторно формирует порочный круг и в конечном итоге приводит к рецидиву некроза мозга.

    Эффективность лечения некроза головного мозга бевацизумабом

    2.1 Резюме исследований по лечению бевацизумабом некроза головного мозга

    В 2007 году Gonzalez J [1] впервые сообщил об эффективности бевацизумаба при лучевом некрозе мозга, что остается важным новаторским исследованием, несмотря на небольшой размер выборки. С тех пор было опубликовано более десятка исследований по использованию бевацизумаба для лечения некроза головного мозга. Однако клинические исследования некроза головного мозга отличаются от исследований лечения рака, поскольку некроз головного мозга является побочной реакцией, и его частоту следует минимизировать при клиническом лечении. В результате исследования радиационного некроза мозга обычно включают небольшое количество случаев. В дополнение к нескольким отчетам о случаях только приблизительно 9 исследований включали более 5 случаев (Таблица 1) [1,2,3,4,5,6,7,8,9]. На основании этих исследований, хотя патологическая биопсия является золотым стандартом диагностики лучевого некроза головного мозга, в большинстве случаев диагноз ставится на основе изображений, поскольку получение клинической биопсии затруднено. Доза бевацизумаба обычно составляет 5–10 мг / кг, каждые 2–4 недели, пациенты получают не менее 2 доз.Бевацизумаб показывает хорошую эффективность для улучшения показателя KPS пациента, симптомов и результатов МРТ; кроме того, его побочные эффекты незначительны, а побочные эффекты 3 степени (или выше) редки. Многие клинические исследования дополнительно подтвердили клиническую эффективность использования бевацизумаба для лечения лучевого некроза мозга, что подтверждает роль бевацизумаба в лечении лучевого некроза мозга. Большинство исследований показывают, что бевацизумаб проявляет хорошую краткосрочную эффективность при лучевом некрозе мозга; Однако эти исследования имеют следующие недостатки.① Лечение бевацизумабом было начато сразу после постановки диагноза лучевого некроза головного мозга без выяснения необходимости лечения некроза бевацизумабом. ②В некоторых случаях скрининг был недостаточным, а хорошие наблюдения были невозможны из-за короткой выживаемости некоторых пациентов. ③Исследования имеют короткий период наблюдения и, в большинстве случаев, только краткосрочные изменения радиационного некроза головного мозга; не наблюдалось ни развития, ни изменений в отдаленном прогрессировании некроза мозга.④Об устойчивости к бевацизумабу сообщалось относительно мало исследований. Таким образом, краткосрочная эффективность лечения лучевым некрозом мозга бевацизумабом была установлена, но лечение не является идеальным, особенно с учетом отсутствия долгосрочных наблюдений за лучевым некрозом мозга после прекращения приема бевацизумаба.

    Таблица 1 Исследования лечения радиоактивным церебральным некрозом бевацизумабом
    После прекращения приема бевацизумаба некроз мозга может повторяться, а патологические изменения в некротической ткани необратимы

    Как упоминалось выше, бевацизумаб воздействует на кровеносные сосуды вокруг области некроза некроз; поэтому теоретически повторение некроза неизбежно.Во многих исследованиях сообщалось о рецидивах некроза головного мозга после прекращения приема бевацизумаба [3,4,5,6,17]. Однако рецидив некроза головного мозга после лечения явно не привлекал достаточного внимания, поскольку почти все исследования были сосредоточены на эффективности бевацизумаба, и только в одном сообщении о случае рецидива лучевого некроза мозга [17]. Jeyaretna DS [18] представил альтернативное объяснение 1 пациенту с рецидивом лучевого некроза мозга. Один пациент лечился от лучевого некроза мозга бевацизумабом в дозе 5 мг / кг каждые 2 недели в течение 4 циклов. Пациент первоначально показал значительное улучшение; однако МРТ, проведенное через 5 месяцев после начала лечения бевацизумабом, показало рецидив. Рецидив считался связанным с чрезмерной обрезкой сосудов, вызванной чрезмерным лечением бевацизумабом, что усугубляло ишемию и гипоксию в исходной области некроза головного мозга и усугубляло некроз головного мозга. В нашем исследовании 14 пациентов, включенных в это исследование, получали бевацизумаб в дозе 5 мг / кг каждые 3–4 нед в течение как минимум 3 циклов (3–10 циклов).Среди 13 пациентов, ответивших на лечение бевацизумабом, у 10 пациентов возник рецидив лучевого некроза мозга после отмены бевацизумаба [19] (таблица 1). Исследователи расходятся во мнениях о механизмах, лежащих в основе рецидива лучевого некроза мозга, и мы считаем, что патологические изменения, вызванные некрозом, необратимы. Таким образом, если некроз развился, никакое лечение не может восстановить ткань мозга или заставить некроз исчезнуть. Кроме того, пока сохраняется патологическая основа для некроза, новые сосуды будут реактивно формироваться вокруг области некроза, и мало что можно сделать, чтобы изменить этот патологический процесс.

    Таким образом, антиангиогенные эффекты бевацизумаба являются основой его механизма действия. Бевацизумаб снижает проницаемость новых сосудов и отек мозга, что облегчает симптомы некроза мозга, обеспечивая хороший клинический результат, решая проблемы пациента и улучшая качество жизни [20, 21]. Однако, учитывая необратимость радиационного некроза мозга или чрезмерной обрезки Сосуды вокруг области некроза под действием бевацизумаба и, таким образом, обострение локальной ишемии и гипоксии, необходимы дальнейшие исследования и внимание для решения проблемы рецидива лучевого некроза мозга после прекращения приема бевацизумаба.

    Актуальные проблемы лечения некроза головного мозга бевацизумабом

    Диагностика радиационного некроза головного мозга: радиационный некроз мозга?

    Патологическая диагностика остается золотым стандартом диагностики лучевого некроза головного мозга; однако многие практические вопросы остаются в клинической практике. Во-первых, при стереотаксической лучевой терапии многие опухоли головного мозга расположены близко к основанию черепа или в важных функциональных областях, что исключает хирургическую резекцию, а также стереотаксическую биопсию и, таким образом, патологический диагноз. Во-вторых, немногие пациенты готовы пройти биопсию после стереотаксической лучевой терапии. В-третьих, стереотаксическая биопсия может не дать полной патологической картины опухолевой ткани. Более того, трудно попросить пациентов с множественными внутричерепными метастазами и которые получают паллиативное лечение, пройти трепанацию черепа для подтверждения диагноза, если есть подозрение на некроз головного мозга, и у таких пациентов краниотомия несовместима с целью лечения, заключающейся в продлении выживаемости и улучшении качество жизни.Следовательно, хотя патологический диагноз является золотым стандартом диагностики лучевого некроза головного мозга, его трудно реализовать в клинической практике. Таким образом, комплексный метод визуализации является наиболее практичным и распространенным методом диагностики радиационного некроза мозга в клинической практике. В большинстве исследований также использовались диагностические изображения с помощью изображений, основанные на реальных условиях клинической практики [13, 21, 22]. Однако следует отметить, что изменения в визуализации некроза головного мозга необходимо регулярно контролировать, и следует использовать различные методы визуализации для подтверждения некроза головного мозга и дифференциации некроза головного мозга от рецидива опухоли.Кроме того, патологический диагноз по-прежнему рекомендуется (если это применимо) в отдельных случаях, которые трудно диагностировать. Во-вторых, лучевой некроз мозга необходимо отличать от псевдопрогрессии после лечения. Псевдопрогрессия относится к увеличению степени нового развития или улучшения вокруг недавно пролеченной опухоли головного мозга. Это изображение изначально было похоже на прогрессирование опухоли, но улучшилось или стабилизировалось на последующих изображениях, в основном после темозоломида (TMZ) и лучевой терапии.Этой причиной считается местное воспаление, вызванное лучевой терапией и химиотерапией, отек головного мозга и временная проницаемость гематоэнцефалического барьера, ведущая к региональному усилению. При визуализации толстые и пушистые усиления обычно возникают по краю поражения, сигнал кажущегося коэффициента диффузии (ADC) выше, а сигнал объема церебральной крови (rCBV) ниже. Псевдопрогрессия обычно происходит в течение 2 месяцев после лечения, что раньше, чем типичный период радиационно-индуцированного некроза мозга после только лучевой терапии.Некроз мозга, вызванный облучением, обычно возникает через 10 месяцев после лучевой терапии и является поздним осложнением лучевой терапии. В то же время радиоактивный некроз мозга обычно характеризуется усилением, похожим на карту, на усиленном ядерном магнетизме, сопровождаемым метаболическими изменениями в спектральном анализе, которые являются отличительными чертами от псевдопрогрессии [23].

    Показания для лечения лучевого некроза мозга бевацизумабом: Если это лучевой некроз мозга, нужно ли лечение бевацизумабом?

    Во всех предыдущих исследованиях [1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13] бевацизумаб использовался сразу после постановки диагноза лучевого некроза мозга, и остается вопрос, действительно ли это подход уместен. В исследованиях не сообщалось о показаниях для лечения бевацизумабом. Уточнение цели лечения лучевого некроза головного мозга является ключом к пониманию показаний к лечению бевацизумабом. В отличие от лечения опухолей, цель лечения лучевого некроза головного мозга заключается не в продлении выживаемости, а в уменьшении симптомов и улучшении качества жизни. Более того, не у всех пациентов с лучевым некрозом мозга проявляются симптомы. Несомненно, симптоматический лучевой некроз мозга требует лечения, но как лечить бессимптомный лучевой некроз мозга (или после того, как симптомы исчезли)? Принимая во внимание цель лечения бевацизумабом, ключевым показанием для использования бевацизумаба является лечение лучевого некроза мозга — это симптомы.Мы рекомендуем лечение только пациентов с симптомами и наблюдение за бессимптомными пациентами, даже если визуализация предполагает некроз мозга.

    Оптимизация приема бевацизумаба: как использовать бевацизумаб, если он лечится?

    Оптимизация приема бевацизумаба является сложной задачей и включает в себя дозу, курс лечения и критерии отмены. Во-первых, что касается дозы, в предыдущих исследованиях исследователи использовали разные дозы бевацизумаба (2,5–10 мг / кг). В настоящее время в этой области нет единого мнения о дозировке, и большинство исследований продемонстрировало, что бевацизумаб обладает хорошей клинической эффективностью [2,3,4,5,6,7,8,9,10, 12, 24].Некоторые исследователи считают, что более высокие дозы более эффективны при лечении некроза мозга [7], но, учитывая сосудистые механизмы некроза мозга и особенности антиангиогенной терапии, мы считаем, что время лечения более важно, чем концентрация в плазме. Кроме того, мы рекомендуем низкие дозы бевацизумаба в клинической практике из-за связанной с этим стоимости лечения. Что касается курса лечения, в предыдущих исследованиях пациенты обычно получали бевацизумаб каждые 2-4 недели как минимум в двух дозах (без максимума).В настоящее время в отрасли не выработано единого стандарта. Поскольку целью лечения бевацизумабом является облегчение симптомов, а не продление выживаемости, мы предлагаем лечить пациентов до тех пор, пока симптомы не исчезнут, а визуализация не улучшится; после этого лечение следует прекратить и не использовать в качестве длительного лечения. Пациенты с рецидивом должны получать лечение симптоматические пациенты, а бессимптомные пациенты, а также пациенты с длительной стабильностью некроза мозга не нуждаются в лечении.Кроме того, в исследованиях сообщается о резистентности к антиангиогенным препаратам [25, 26]; однако в настоящее время нет исследований о резистентности к бевацизумабу у пациентов с лучевым некрозом головного мозга. Что касается резистентности к бевацизумабу, остается вопрос о том, следует ли прекратить прием бевацизумаба (и проводить наблюдение за пациентом) и назначать его снова при прогрессировании заболевания или следует проводить поддерживающую терапию после эффективного лечения некроза головного мозга; клиницистам следует обратить внимание на этот вопрос. Данные нашего случая показывают, что повторное лечение бевацизумабом было неэффективным из-за возможной резистентности к бевацизумабу при прогрессировании некроза мозга после длительного применения бевацизумаба [27].Более того, JCO [18] сообщил, что избыточное лечение бевацизумабом может вызвать чрезмерную обрезку сосудов, тем самым усугубляя локализованную ишемию и гипоксию области некроза и приводя к рецидиву некроза мозга. Следовательно, для больных раком лечение бевацизумабом до прогрессирования некроза мозга может принести больше вреда, чем пользы. Кроме того, при резистентности к бевацизумабу нет альтернативы лечению лучевого некроза мозга, что приводит к непоследовательному клиническому лечению и влияет на клиническую эффективность.

    Профилактика — лучшее лечение: как избежать лучевого некроза мозга?

    Лучевой некроз мозга — осложнение; таким образом, наиболее важным лечением является снижение случаев некроза мозга. Сложным вопросом для стереотаксической лучевой терапии является то, насколько хорошо ткани мозга переносят лучевую терапию с большими дозами. В настоящее время в этой области нет единого мнения о влиянии опухоли и факторов лечения, таких как объем лечения, сегментация опухоли и доза опухоли, на частоту некроза головного мозга [28, 29].Исследования в Тяньцзиньской онкологической больнице показывают, что количество доз, используется ли лучевая терапия всего мозга и лучевая терапия BED, являются факторами, которые влияют на частоту радиационного некроза мозга. Кривая рабочей характеристики приемника (ROC) показывает, что радиотерапевтическая BED является единственным хорошим прогностическим фактором радиационного некроза мозга. На основании количества доз, рассчитанного исходя из пороговой дозы BED (> 7410 сГр) лучевого некроза мозга, мы также рекомендуем следующее в клинической практике [30].Короче говоря, профилактика — лучшее лечение, а использование соответствующей предписанной дозы, основанной на данных анамнеза и состоянии пациента, является ключом к снижению частоты радиационного некроза мозга.

    Границы | Радиационный некроз мозга: текущее лечение с особым вниманием к пациентам с немелкоклеточным раком легких

    Введение

    Немелкоклеточный рак легкого (НМРЛ) из-за своей распространенности и специфического тропизма к головному мозгу представляет собой наиболее частый источник метастазов в головной мозг (БМ) (1).С учетом достижений в области системного лечения с продлением общей выживаемости и лучшей визуализацией [магнитно-резонансной томографией (МРТ) головного мозга], частота случаев BM увеличивается. Прогноз для пациентов с НМРЛ КМ с целевыми мутациями улучшился (2, 3), а недавно доступные блокаторы иммунных контрольных точек (ICI) обеспечивают многообещающий пролонгированный результат у немутантных пациентов (4, 5). В целом до 22% пациентов с НМРЛ могут иметь BM на момент первоначального диагноза, и BM будет развиваться примерно у половины пациентов во время их заболевания (6, 7).Скорость BM может быть даже выше в молекулярно выбранных группах, таких как мутантный рецептор эпидермального фактора роста (EGFR) или пациенты с НМРЛ, положительные по киназе анапластической лимфомы (ALK) (8).

    Основные варианты фокального лечения BM включают хирургическое вмешательство, стереотаксическую радиохирургию (SRT) и лучевую терапию всего мозга (WBRT). В последнее десятилетие СРТ стала наиболее часто проводимой фокальной терапией у пациентов с хорошими критериями прогноза и ограниченным числом (<4) BM (9–11).Безрамная СРТ доставляет «абляционную» дозу за один или несколько курсов в качестве окончательного или послеоперационного лечения (12, 13). Фокусное облучение высокими дозами, по сравнению с нейрохирургией, позволяет лечить неоперабельные участки, несколько поражений и имеет то преимущество, что оно менее инвазивно. WBRT отдельно или в сочетании с SRT подвергался сомнению в рандомизированном исследовании, и его роль теперь ограничена выбранными пациентами с несколькими BM, не подходящими для SRT (12, 14, 15). В настоящее время SRT часто предпочитают WBRT из-за более низкой частоты нежелательных нейрокогнитивных побочных эффектов.Также было высказано предположение, что СРТ без WBRT была возможной в качестве начального лечения пациентов с 5–10 BM (16). Местный контроль через 1 год обычно высок (88% в недавних исследованиях), и СРТ обычно считается экономически эффективным методом лечения (12, 17).

    Однако после СТО были описаны редкие, но потенциально изнурительные вторичные поздние эффекты (от 3 месяцев до нескольких лет после облучения). Наиболее частым отсроченным осложнением СРТ является лучевой некроз головного мозга (РН). РН может быть особенно сложной задачей с точки зрения диагностики и лечения.Несколько исследований подчеркнули, что РН может чаще встречаться у пациентов с НМРЛ, у которых имеется мутация онкогенного драйвера. В рамках этого обзора мы стремились описать и обсудить текущие знания о РН, уделяя особое внимание пациентам с НМРЛ.

    Патобиология

    Физиопатология лучевого некроза все еще неуловима, и было предложено несколько гипотез. Вовлеченные механизмы замедленного РН включают повреждение сосудов, иммуноопосредованные механизмы и прямые нервные эффекты.

    Повреждения сосудистой сети характеризуются повышенной проницаемостью и нарушением гематоэнцефалического барьера (ГЭБ). Фокусная лучевая терапия высокими дозами вызывает потерю эндотелиальных клеток за счет зависимого от кислой сфингомиелиназы апоптоза (18), что приводит к вазогенному отеку и ишемии. Ишемия тканей и вазогенный отек вызывают гипоксию, приводя к продукции активных форм кислорода, влияющих на многие клеточные функции, и вызывают увеличение индуцируемого гипоксией фактора (HIF-1α). HIF-1α впоследствии активирует фактор роста эндотелия сосудов (VEGF), секретируемый астроцитами и эндотелиальными клетками.Иммуногистохимия хирургических образцов RN показала повышенные уровни VEGF в реактивных астроцитах, окружающих ядро ​​некротической ткани. VEGF усугубляет отек за счет увеличения проницаемости сосудов (19). Эти данные указывают на решающую роль VEGF в развитии и прогрессировании РН, а его ингибирование может снизить проницаемость сосудов и, следовательно, отек. После этих наблюдений терапия против VEGF стала одним из наиболее тестируемых соединений в доклинических условиях и единственным фармакологическим агентом, оказывающим клиническую эффективность при лечении РН (см.ниже, глава о ингибировании VEGF) (20, 21).

    Иммунная система и перинекротическое воспаление также вовлечены в образование RN. Местная инфильтрация иммунных клеток, вероятно, усугубляет РН. VEGF индуцирует экспрессию белков адгезии, таких как ICAM-1, на эндотелиальных клетках и запускает провоспалительные цитокины [например, интерлейкин (IL) -1α, IL-6 и альфа некроз опухоли (TNF) -α] на животных моделях ( 18). Yoritsune et al. также показали на образцах RN человека, что клетки астроцитов, экспрессирующие хемокин CXCL12, могут привлекать экспрессирующие CXCR4 иммунные клетки в перинекротическую область, что, в свою очередь, усугубляет местную гипоксию (18, 22).Внедрение ICI значительно изменило терапевтический ландшафт распространенного НМРЛ. Поскольку эти агенты обладают иммуностимулирующим действием, они потенциально могут усугубить ранее существовавшую воспалительную реакцию в контексте РН.

    Радиация вызывает некроз белого вещества и демиелинизацию олигодендроцитов. На периферии этой некротической зоны астроциты, микроглиальные клетки и олигодендроциты продуцируют факторы, способствующие высвобождению цитокинов. Описано уменьшение олигодендроцитов с неполными нервными стволовыми клетками или репопуляцией нейробластов (23, 24).Ремиелинизация после трансплантации предшественников олигодендроцитов, полученных из эмбриональных стволовых клеток человека, впоследствии также оценивается на доклинических моделях (25). После этих наблюдений многие другие агенты, помимо анти-VEGF, были протестированы в экспериментальных условиях, но без сообщений о благоприятных клинических эффектах (18).

    Клинические особенности радионекроза головного мозга

    Диагноз РН может быть сложной задачей. Основная проблема заключается в том, чтобы отличить РН от местного рецидива (ЛР).При анализе эпидемиологии или прогностических факторов РН следует помнить о возможной последующей систематической ошибке, связанной с трудностями диагностики, как описано ниже.

    Эпидемиология и прогностические факторы

    Зарегистрированная клиническая частота РН составляет около 10%, с хирургическим вмешательством или без него (Таблица 1) (32, 35, 37). Однако частота бессимптомных рентгенологических РН выше: до 25–30% в некоторых сериях (29, 31). Кумулятивная частота РН увеличивается с течением времени после СРТ.Например, в серии исследований Memorial Sloan Kettering актуарная частота РН составила 5,2% через 6 месяцев, 17,2% через 12 месяцев и 34% через 24 месяца (31). В другом японском исследовании было идентифицировано 16 пациентов с усилением контраста МРТ> 18 месяцев после СРТ. При среднем сроке наблюдения 48,2 месяца, 12 нежелательных радиационных явлений (подозрения на радиологические или патологические подтвержденные РН) произошли при медиане наблюдения 33,2 месяца (38).

    Таблица 1 . Обзор литературы.

    Цитируемые в литературе прогностические факторы риска, связанные с развитием РН, связаны с BM и характеристиками лечения. Основные принятые — это больший размер костного мозга, повторное облучение и более высокая общая доза лучевой терапии (39, 40). Другие критерии, включая особенности костного мозга (расположение и глубина), параметры лучевой терапии (высокая доза на фракцию, объем облученной нормальной паренхимы головного мозга [обычно общий объем облученного мозга при дозе 12 Гр или более]) и использование сопутствующей системной терапии (включая ICI ) были вызваны, но систематически не описаны (29, 41–45). В любом случае для предотвращения РН рекомендуется фракционирование (то есть увеличение количества фракций лучевой терапии) или использование формул для оптимальной индивидуальной дозы СРТ на основе объема костного мозга (46).

    Некоторые авторы считают, что РН может чаще встречаться у пациентов с НМРЛ (Таблица 1). В когорте НМРЛ из 836 пациентов (2276 очагов поражения) Miller et al. показали, что гистология аденокарциномы легкого (годовая частота 5,9% против 3,1–3,9% для других гистологий) и ALK (HR 6,36, p <0.001), но не поражения EGFR имели повышенную частоту РН. Годовая кумулятивная заболеваемость РН среди поражений дикого типа EGFR +, ALK + и ALK / EGFR составила 7,6, 17,3 и 3,7% соответственно. Ингибиторы EGFR или ALK, по сравнению с традиционными методами лечения, не были связаны с возникновением РН (32). Другая серия включала 699/1650 (42%) пациентов с НМРЛ, перенесших SRS, с WBRT или без него. Пациенты также получали системное лечение, включая таргетную терапию. У пациентов с НМРЛ, которые одновременно получали ингибиторы тирозинкиназы EGFR (TKI), кумулятивная частота РН увеличивалась на 12 месяцев (15.6 против 6%, p = 0,04) по сравнению с другими пациентами. Это более конкретно наблюдалось у пациентов, получавших SRT + WBRT ( p = 0,02), по сравнению с пациентами, получавшими SRT без WBRT ( p = 0,45) (34). В любом случае следует подчеркнуть, что пациенты с НМРЛ КМ с мутацией онкогенного драйвера обычно получают более интенсивное местное лечение, что частично объясняет повышенный риск токсичности (47).

    Риск ICI в развитии RN является спорным.Проспективные данные отсутствуют, и большинство ретроспективных серий включали пациентов с меланомой (48). В ретроспективной серии SRT сообщалось о более высокой частоте симптоматической РН у пациентов, получавших ICI, по сравнению с теми, кто этого не делал. Среди 480 пациентов с BM (289 [61%] из 480 NSCLC), которые лечились SRT, 115 (24%) получали анти-PD1 (ниволумаб или пембролизумаб) или антицитотоксический белок 4, связанный с Т-лимфоцитами (ипилимумаб). ). Пациенты, получавшие ICI, имели значительно более высокий уровень симптоматической РН после поправки на тип опухоли (HR: 2.6; р = 0,004). Однако риск нейротоксичности был самым высоким у пациентов с меланомой, получавших ипилимумаб (36). В других ретроспективных исследованиях, посвященных исходам пациентов с НМРЛ с BM, которые получали как краниальную лучевую терапию, так и ICI, не сообщалось об увеличении RN (49–52). Однако следует подчеркнуть, что псевдопрогрессию, наблюдаемую при ИКИ, трудно отличить от РН или прогрессирования мозга (53).

    Проблемы в диагностике РН

    Следует отличать рентгенологические изменения (степень I, приблизительно 50%) от симптоматической РН (степень II – IV).В последнем случае может потребоваться вмешательство, тогда как в первом случае достаточно простого наблюдения. Симптомы зависят от локализации поражения, но обычно проявляются очаговыми неврологическими признаками и симптомами, связанными с отеком мозга.

    Основная трудность состоит в том, чтобы отличить RN от LR. Гистология — золотой стандарт подтвержденной диагностики. Недавняя серия пациентов с BM, которым была сделана биопсия мозга для подозрения на RN или LR на МРТ, включала 11/34 (31%) пациентов с раком легких.Большинство биопсий (24/35; 69%) показали только RN, а время от SRT до биопсии было значительно больше (> 9 месяцев) в группе RN ( p = 0,004), поскольку LR, по-видимому, возникла раньше, чем RN (54) . С другой стороны, биопсия головного мозга инвазивна и может быть доступна не всем пациентам. Гистопатологическая интерпретация образцов головного мозга также может быть сложной из-за гетерогенности поражения, смешивающего облученные остаточные опухолевые клетки неопределенной жизнеспособности с РН, которые могут быть пропущены при взятии образцов, и некоторые авторы предположили, что только удаление поражения может определить его истинное гистологическое значение. природа (55).

    Чаще используются неинвазивные (клинические и рентгенографические) критерии, но различие между РН и опухолью может быть особенно проблематичным. В большинстве случаев обычная МРТ показывает контрастирующее массовое поражение с центральным некрозом и реактивным отеком, прилегающим к месту первоначального BM. «Несоответствие T1 / T2» (т.е. более крупное массовое поражение, наблюдаемое в последовательности T2 по сравнению с остаточным поражением с усиленным контрастом T1) может благоприятствовать RN (56). Динамическая (взвешенная по перфузии и диффузии) МРТ (рис. 1) и спектро-МРТ (или магнитно-резонансная спектроскопия: MRS) широко оценивались, чтобы отличить РН от ЛР.Параметры снижения перфузии МР с контрастным усилением динамической восприимчивости (DSCE), такие как относительный объем церебральной крови (rCBV) и относительная высота пика (rPH) или процент восстановления интенсивности сигнала (PSR), коррелируют с RN (57). На диффузионно-взвешенной МРТ, уменьшенный сигнал на диффузионно-взвешенной визуализации (DWI) и увеличенный кажущийся коэффициент диффузии (ADC) значения карт отражают контроль опухоли (58). MRS — это аналитический метод, который можно использовать в дополнение к МРТ при характеристике тканей. Низкий пик липидов или высокое отношение холина к креатину и высокое отношение холина к N-ацетиласпартату (NAA) при МР-спектроскопии предполагают рецидив опухоли (59). Что касается позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), более низкое поглощение с помощью различных радиоактивных индикаторов [фтордезоксиглюкоза (ФДГ), метионин, фтордигидроксифенилаланин (Фдопа), фторэтил-L-тирозин, фторхолин или хлорид таллия-201-201-однофотонная эмиссионная компьютерная томография) предполагает неконтролируемую компьютерную томографию (SPECT). . ФДГ — наиболее часто изучаемые радиоактивные индикаторы, но специфичность низкая, и рекомендуется использование парной динамической МРТ / ПЭТ (60–64).В целом, эти визуализационные исследования подчеркивают трудности диагностики РН. Наконец, положительный эффект стероидов также был включен в стратегию диагностики, как показано в существующем предложенном алгоритме диагностики и лечения РН (37, 64).

    Рисунок 1 . Мужчина 66 лет с метастазами в мозг немутантного НМРЛ в анамнезе, лечился хирургической резекцией и послеоперационной СРТ. (A) Аксиальная последовательность T2w FLAIR показала, что вокруг обработанной области появился гиперинтенсивный сигнал через 13 месяцев после SRT. (B) Контрастная последовательность T1w показала негомогенное усиление кольца в обработанной области. (C) DWI показал низкий сигнал в пределах увеличенного запаса с высоким АЦП (не показан). (D) Перфузионно-взвешенная визуализация с контрастным усилением динамической восприимчивости показала низкую гиперперфузию с относительным объемом церебральной крови 1,5, что свидетельствует об отсутствии рецидива опухоли. Хирургическая резекция подтвердила диагноз немелкоклеточного рака легкого, РНКРЛ головного мозга; T2w, T2 взвешенные; T1w, T1 взвешенные; DWI, диффузионно-взвешенная визуализация; ADC, кажущийся коэффициент диффузии; СТО, стереотаксическая лучевая терапия; РН, радионекроз.

    Варианты лечения лучевого некроза

    RN, как правило, можно лечить консервативно без вмешательства. У пациентов с симптомами умеренная доза глюкокортикоидов может вызвать быстрое улучшение симптомов за счет уменьшения отека мозга. Затем можно постепенно уменьшить дозу кортикостероидов. Если этого недостаточно, лечение РН состоит из ингибиторов VEGF или лазерной интерстициальной термотерапии (ЛИТТ). В конечном счете, хирургическое вмешательство может потребоваться пациентам, которые устойчивы к другим методам лечения, и / или для получения окончательного диагноза, если подозревается LR.В некоторых случаях сообщалось об альтернативных подходах (терапевтическая антикоагулянтная терапия, антитромбоцитарная терапия и гипербарическая кислородная терапия), но в настоящее время они не могут быть рекомендованы.

    Ингибирование VEGF

    Как описано ранее, VEGF играет критическую роль в патогенезе РН. Бевацизумаб является наиболее часто используемым моноклональным антителом против VEGF, и его проспективно оценивали только в одном небольшом проспективном исследовании в контексте РН. Четырнадцать пациентов были рандомизированы 1: 1 для получения четырех циклов внутривенного (IV) бевацизумаба в дозе 7.5 мг / кг каждые 3 недели по сравнению с плацебо в солевом растворе. Первичной конечной точкой было изменение объема отека на МРТ (изображения T2 FLAIR) от исходного уровня до первой оценки через 6 недель. Следует отметить, что в исследование не вошли пациенты с BM, а были включены только ранее облученные первичные опухоли центральной нервной системы или опухоли головы и шеи. Был разрешен кроссовер, и размер выборки оценивался в 16 пациентов. У 7 пациентов из группы бевацизумаба наблюдалось уменьшение объема отека FLAIR с клиническим улучшением, тогда как у пациентов из группы плацебо наблюдалось увеличение объема отека FLAIR, взвешенного по Т2 (-59 vs.+ 14% соответственно; p = 0,01). Точно так же у пациентов, получающих бевацизумаб, среднее снижение взвешенного по T1 увеличения гадолиния (-63 против + 17%; p = 0,006) и константы эндотелиального переноса (K-транс; показатель проницаемости капилляров в DCE Сообщалось о МРТ; -99 против + 49%; p = 0,02). У шести из 11 пациентов, получавших бевацизумаб, были побочные эффекты, с 3 серьезными побочными эффектами: один аспирационный пневмонит, один тромбоэмболия легочной артерии, вторичная по отношению к тромбозу глубоких вен, и один тромбоз верхнего сагиттального синуса (65).В других ретроспективных сериях также сообщалось о клинической пользе бевацизумаба, включая снижение потребности в стероидах (66–68).

    Эти многообещающие результаты, тем не менее, следует умерить. Не следует забывать, что бевацизумаб оказывает определенное действие на костный мозг у пациентов с НМРЛ, особенно когда мы знаем, что LR и RN могут быть связаны в значительной части случаев (69). Развитие РН также наблюдалось у 24/271 (9%) пациентов, получавших СРТ одновременно с бевацизумабом (31). Может наблюдаться ухудшение симптомов, и были описаны рецидивы РН после отмены бевацизумаба (70).В серии, включающей большинство (11/14; 79%) BM от первичного рака легкого, клиническое улучшение наблюдалось в 13/14 случаях (92,9%), но у 10/13 пациентов (76,9%) наблюдался рецидив некроз мозга после отмены бевацизумаба (71). Бевацизумаб — многообещающий вариант лечения РН, но он требует подтверждения в более крупных проспективных исследованиях.

    Инвазивные вмешательства

    LITT представляет собой минимально инвазивную абляционную технику под стереотаксическим контролем, которая генерирует высокую температуру, что приводит к коагуляционному некрозу тканей, эрадикации ангиогенеза и клеточному апоптозу.Использование МРТ под контролем LITT позволяет точно контролировать родоразрешение и беречь окружающие здоровые ткани. LITT использовался в нескольких ситуациях в неврологии, включая RN. Большинство доступных данных получены из небольших ретроспективных исследований. Rao et al. сообщили о результатах ЛИТТ под МРТ для 12/15 (80%) пациентов с НМРЛ с подозрением на РН или ЛП после СРТ для BM. В среднем размер поражения составил 3,7 см. Авторам удалось выполнить 3,3 абляции за один сеанс лечения при общем времени абляции 7.5 минут. Местный контроль был высоким (76%) при среднем сроке наблюдения 6 месяцев, при этом у двух пациентов возник рецидив через 6 и 18 недель после процедуры (72). Самая большая серия из Университета Аризоны состояла из 25 пациентов с подозрением на РН, возникших после лечения 18 первичных опухолей головного мозга и 7 BM. Показатели выживаемости без прогрессирования и общая выживаемость у пациентов с BM составили 11,4 и 55,9 месяцев соответственно. Анализ качества жизни показал улучшение психического здоровья и жизнеспособности через 12 месяцев (73).Одним из преимуществ этой методики является возможность проведения биопсии перед лечением для подтверждения диагноза РН. Более того, LITT является разумным вариантом в случае LR, учитывая эффективность и побочные эффекты других методов лечения (например, повторного облучения).

    Хирургия позволяет подтвердить патологию и быстро избавиться от массового эффекта и отека мозга. В серии из 15 пациентов с РН операция улучшила неврологические симптомы в 14 случаях. Чистый РН был гистологически определен у 50% оперированных больных.В алгоритме, предложенном авторами, пациенты со значительным увеличением объема отека с масс-эффектом или симптоматикой, несмотря на испытание стероидов, должны подвергаться хирургическому вмешательству (37). В другой серии хирургических вмешательств для пациентов с РН сообщалось, что у 9 пациентов была снижена доза стероидов, у 4 улучшился показатель функционального статуса (4 — стабильный и у 3 — ухудшение), а неврологический дефицит уменьшился у 4 (4 — стабильный). Тем не менее, у 2 пациентов неврологический дефицит ухудшился, а у одного пациента после операции развился новый неврологический дефицит.Это исследование подчеркивает потенциальную заболеваемость хирургической резекцией РН и предлагает отложить операцию для симптомных пациентов, у которых медикаментозное лечение не помогло (74).

    Перспективы и заключительные замечания

    TKI нового поколения, возможно, изменят терапевтические последовательности у пациентов с прогрессирующим мутированным НМРЛ. В ретроспективных исследованиях отсрочка лучевой терапии (SRT или WBRT) обычно была связана с более низкой выживаемостью у пациентов с мутацией онкогенного драйвера (75, 76).Однако TKI нового поколения, такие как алектиниб первой линии ( ALK + пациенты) и осимертиниб ( пациентов с мутацией EGFR ), обеспечили лучший внутричерепный контроль по сравнению со стандартным лечением (2, 3). Это, с более широким использованием ICI, может затем привести к уменьшению использования SRT и впоследствии изменить частоту возникновения RN у пациентов с NSCLC. Более того, пациенты с мутировавшим НМРЛ потенциально имеют повышенную частоту РН из-за биологии опухоли или использования сопутствующего TKI, но это еще предстоит подтвердить.

    Текущее рандомизированное исследование фазы II (исследование BeSt; Alliance A221208; NCT024) от MD Anderson изучает, может ли добавление бевацизумаба (10 мг / кг внутривенно в первый день и 15 в течение четырех циклов) к стандартной терапии кортикостероидами увеличить улучшение симптомов РН (первичная конечная точка: исход РН, сообщаемый пациентом до 8 недель). Сто тридцать пациентов должны быть включены, и критерии отбора включают параметры перфузионной визуализации чувствительности к РН (высокий PSR и низкий rCBV).Другое многоцентровое проспективное французское исследование (CV-METANEC; NCT02636634) было недавно завершено. В нем сравнивали ПЭТ-ФЭТ (1-фтор-этил-тирозин) и магнитно-резонансную спектроскопию с гистологическими результатами у пациентов, получавших биопсию головного мозга по поводу активного стойкого и увеличенного поражения головного мозга через 4 месяца после СРТ. Результаты таких исследований должны помочь отличить РН от ЛР после СРТ и помочь клиницистам выбрать подходящее лечение для пациентов.

    Взносы авторов

    GL и AL разработали и обрисовали структуру и содержание обзора.Все авторы внесли свой вклад в анализ литературы, интерпретацию и написание обзора.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    1. Дэвис Ф.Г., Долечек Т.А., Маккарти Б.Дж., Виллано Дж.Л. К определению продолжительности жизни метастатических опухолей головного мозга, оцененной на основе данных о заболеваемости раком в США за 2007 год. Нейро Онкол . (2012) 4: 1171–7. DOI: 10.1093 / neuonc / nos152

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Питерс С., Камидж Д. Р., Шоу А. Т., Гаджил С., Ан Дж. С., Ким Д. В. и др. Следователи ALEX. алектиниб в сравнении с кризотинибом при нелеченном ALK-положительном немелкоклеточном раке легкого. N Engl J Med . (2017) 377: 829–38 DOI: 10.1056 / NEJMoa1704795

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Mok T, Ahn MJ, Han J, Han JY, Katakami N, Kim HR, et al.Ответ ЦНС на осимертиниб у пациентов (пациентов) с T790M-положительным распространенным НМРЛ: данные рандомизированного исследования III фазы (AURA3). Дж. Клин Онкол . (2017) 35 (Доп. Абстр. 9005): 9005. DOI: 10.1200 / JCO.2017.35.15_suppl.9005

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4. Голдберг С.Б., Геттингер С.Н., Махаджан А., Чианг А.С., Хербст Р.С., Сзнол М. и др. Пембролизумаб для пациентов с меланомой или немелкоклеточным раком легкого и нелеченными метастазами в головной мозг: ранний анализ нерандомизированного открытого исследования фазы 2. Ланцет Онкол . (2016) 17: 976–83. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (16) 30053-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Леви А., Массард С., Сориа Дж. К., Дойч Э. Одновременное облучение с блокатором иммунных контрольных точек лиганда-1 против запрограммированной гибели клеток дурвалумабом: анализ подгруппы одного центра из испытания фазы 1/2. Eur J Cancer . (2016) 68: 156–62. DOI: 10.1016 / j.ejca.2016.09.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6.Рангачари Д., Ямагути Н., ВандерЛаан П.А., Фолч Э., Махадеван А., Флойд С.Р. и др. Метастазы в головной мозг у пациентов с немелкоклеточным раком легких с мутацией EGFR или с перестройкой ALK. Рак легких (2015) 88: 108–11. DOI: 10.1016 / j.lungcan.2015.01.020

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7. Сахгал А., Аояма Х., Кочер М., Неупане Б., Коллетт С., Таго М. и др. Испытания фазы 3 стереотаксической радиохирургии с лучевой терапией всего мозга или без нее для лечения от 1 до 4 метастазов в мозг: метаанализ индивидуальных данных пациента. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2015) 91: 710–17. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2014.10.024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Брамбилла Э., Трэвис В.Д. Рак легких. В: Стюарт Б.В., Wild CP, редакторы. Всемирный доклад о раке . Лион: Всемирная организация здравоохранения (2014)

    Google Scholar

    9. Чаргари С., Магне Н., Гай Дж. Б., Ранкуль С., Леви А., Гудман К. А. и др. Оптимизация и уточнение терапевтического индекса в лучевой терапии: обзор столетия. Лечение рака Ред. . (2016) 45: 58–67. DOI: 10.1016 / j.ctrv.2016.03.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10. Sperduto PW, Yang TJ, Beal K, Pan H, Brown PD, Bangdiwala A, et al. Оценка выживаемости у пациентов с раком легких и метастазами в головной мозг: обновленная версия дифференцированной прогностической оценки рака легких с использованием молекулярных маркеров (Lung-molGPA). J Am Med Assoc Oncol . (2017) 3: 827–831. DOI: 10.1001 / jamaoncol.2016.3834

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Новелло С., Барлези Ф., Калифано Р., Куфер Т., Экман С., Левра М.Г. и др. Метастатический немелкоклеточный рак легкого: клинические рекомендации ESMO по диагностике, лечению и последующему наблюдению. Энн Онкол . (2016) 27: v1 – v27. DOI: 10.1093 / annonc / mdw326

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Браун П.Д., Джекл К., Баллман К.В., Фарас Э., Серхан Дж. Х., Андерсон С.К. и др. Эффект одной радиохирургии по сравнению с радиохирургией с лучевой терапией всего мозга на когнитивные функции у пациентов с 1–3 метастазами в головной мозг: рандомизированное клиническое исследование. J Am Med Assoc . (2016) 316: 401–09. DOI: 10.1001 / jama.2016.9839

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13. Махаджан А., Ахмед С., МакАлир М.Ф., Вайнберг Дж. С., Ли Дж., Браун П. и др. Послеоперационная стереотаксическая радиохирургия в сравнении с наблюдением за полностью удаленными метастазами в головной мозг: одноцентровое рандомизированное контролируемое исследование фазы 3. Ланцет Онкол . (2017) 18: 1040-8. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (17) 30414-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14.Loganadane G, Hendriks L, Le Péchoux C., Levy A. Текущая роль лучевой терапии всего мозга у пациентов с немелкоклеточным раком легкого. J Торак Онкол . (2017) 12: 1467–77. DOI: 10.1016 / j.jtho.2017.07.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    15. Mulvenna P, Nankivell M, Barton R, Faivre-Finn C, Wilson P, McColl E, et al. Дексаметазон и поддерживающая терапия с лучевой терапией всего мозга или без нее при лечении пациентов с немелкоклеточным раком легкого с метастазами в головной мозг, неподходящими для резекции или стереотаксической лучевой терапии (QUARTZ): результаты 3 фазы рандомизированного исследования не меньшей эффективности. Ланцет (2016) 388: 2004–14. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (16) 30825-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    16. Ямамото М., Сэридзава Т., Шуто Т., Хигучи Ю., Сато Ю.4, Кавагиси Дж. И др. Стереотаксическая радиохирургия для пациентов с множественными метастазами в мозг (JLGK0901): проспективное обсервационное исследование, проведенное в нескольких учреждениях. Ланцет Онкол . (2014) 15: 387–95. DOI: 10.1016 / S1470-2045 (14) 70061-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    17.Lester-Coll NH, Dosoretz AP, Magnuson WJ, Laurans MS, Chiang VL, Yu JB. Экономическая эффективность стереотаксической радиохирургии по сравнению с лучевой терапией всего мозга до 10 метастазов в мозг. Дж. Нейросург . (2016) 125: 18–25. DOI: 10.3171 / 2016.7.GKS161499

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18. Суссен К., Рикар Д., Фике Дж. Р., Мазерон Дж. Дж., Псимарас Д., Делаттр Дж. Я. Осложнения со стороны ЦНС лучевой и химиотерапии. Ланцет . (2009) 374: 1639–51.DOI: 10.1016 / S0140-6736 (09) 61299-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Schmidt RE, Ackerman JJ, Garbow JR. Антитела против VEGF уменьшают развитие радиационного некроза в мозге мышей. Clin Cancer Res . (2014) 20: 2695–702. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-13-1941

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Нордал Р.А., Надь А., Пинтили М., Вонг С.С. и др. Гипоксия и индуцируемые гипоксией гены-мишени фактора-1 при лучевом поражении центральной нервной системы: роль фактора роста эндотелия сосудов. Clin Cancer Res . (2004) 10: 3342–53. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-03-0426

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21. Перес-Торрес С.Дж., Юань Л., Шмидт Р.Э., Рич К.М., Држимала Р.Э., Халлахан Д.Э. и др. Специфика лечения факторами роста эндотелия сосудов при лучевом некрозе. Радиатор Oncol . (2015) 117: 382–5. DOI: 10.1016 / j.radonc.2015.09.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22.Йорицунэ Э., Фурусэ М., Кувабара Х., Мията Т. , Ноногучи Н., Кавабата С. и др. Воспаление, а также ангиогенез могут участвовать в патофизиологии лучевого некроза мозга. Дж Радиат Рес . (2014) 55: 803–11. DOI: 10.1093 / jrr / rru017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Аханта П., Капилла-Гонсалес В., Пургер Д., Рейес Дж., Сейлор К., Сонг Х. и др. Локальное облучение субвентрикулярной зоны влияет на образование пролиферирующих нервных клеток-предшественников и миграцию нейробластов. Стволовые клетки . (2012) 30: 2548–60. DOI: 10.1002 / стержень.1214

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24. Панайотакос Г., Альшами Дж., Чан Б., Абрамс Р., Гринберг Е., Саксена А. и др. Долгосрочное воздействие радиации на стволовые клетки и предшественники олигодендроцитов в головном мозге. PLoS ONE (2007) 2: e588. DOI: 10.1371 / journal.pone.0000588

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Пиао Дж., Майор Т. , Ауеунг Дж., Поликарпио Э., Менон Дж., Дромс Л. и др.Предшественники олигодендроцитов, происходящие из эмбриональных стволовых клеток человека, ремиелинизируют мозг и восстанавливают поведенческие расстройства после облучения. Стволовые клетки клеток . (2015) 16: 198–210. DOI: 10.1016 / j.stem.2015.01.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Ким Ю.С., Кондзиолка Д., Фликингер Дж. К., Лансфорд Л.Д. Стереотаксическая радиохирургия для пациентов с немелкоклеточной карциномой легкого с метастазами в головной мозг. Рак (1997) 80: 2075–83.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    27.Сайто Дж., Сайто Ю., Кадзумото Т., Кудо С., Итикава А., Хаясе Н. и др. Терапевтический эффект стереотаксической лучевой терапии на основе линейного ускорителя с использованием микролистового коллиматора для лечения пациентов с метастазами рака легких в мозг. Япония J Clin Oncol . (2010) 40: 119–24. DOI: 10.1093 / jjco / hyp128

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Мацуяма Т., Кого К., Оя Н. Клинические результаты биологически эффективной дозированной фракционированной стереотаксической лучевой терапии метастатических опухолей головного мозга от немелкоклеточного рака легкого. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2013) 85: 984–90. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2012.09.008

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Миннити Дж., Кларк Э., Ланцетта Дж., Ости М. Ф., Тразимени Дж., Боззао А. и др. Стереотаксическая радиохирургия при метастазах в головной мозг: анализ исходов и риска радионекроза головного мозга. Радиат Онкол . (2011) 6:48. DOI: 10.1186 / 1748-717X-6-48

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30.Вон Ю.К., Ли Дж.Й., Кан Й.Н., Чан Дж. С., Кан Дж. Х., Юнг С. Л. и др. Стереотаксическая радиохирургия при метастазах в головной мозг при немелкоклеточном раке легкого. Радиат Онкол Дж . (2015) 33: 207–16. DOI: 10.3857 / roj.2015.33.3.207

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31. Кохутек З.А., Ямада Ю., Чан Т.А., Бреннан К.В., Табар В., Гутин PH и др. Долгосрочный риск радионекроза и изменения изображений после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. Дж. Нейроонкол .(2015) 125: 149–156. DOI: 10.1007 / s11060-015-1881-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Миллер Дж. А., Беннетт Е. Е., Сяо Р., Котеча Р., Чао С. Т., Фогельбаум М. А. и др. Связь между радиационным некрозом и биологией опухоли после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2016) 96: 1060–69. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2016.08.039

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33.Исихара Т., Ямада К., Харада А., Исогай К., Тоносаки Ю., Демизу Ю. и др. Гипофракционированная стереотаксическая лучевая терапия метастазов в мозг от рака легкого: оценка показаний и предикторов местного контроля. Strahlenther Onkol . (2016) 192: 386–93. DOI: 10. 1007 / s00066-016-0963-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34. Ким Дж. М., Миллер Дж. А., Котеча Р., Сяо Р., Джулори А., Уорд М. С. и др. Риск радиационного некроза после стереотаксической радиохирургии с одновременной системной терапией. Дж. Нейроонкол . (2017) 133: 357–368. DOI: 10.1007 / s11060-017-2442-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Келлер А., Доре М., Себула Х., Тиллайс Ф., Пруст Ф., Дарие И. и др. Гипофракционированная стереотаксическая лучевая терапия ложа резекции при внутричерепных метастазах. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2017) 99: 1179–89. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2017.08.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36.Мартин А.М., Кэгни Д.Н., Каталано П.Дж., Александр Б.М., Редиг А.Дж., Шенфельд Д.Д. и др. Иммунотерапия и симптоматический лучевой некроз у пациентов с метастазами в головной мозг, получавших стереотаксическое излучение. J Am Med Assoc Oncol . (2018) 4: 1123–24. DOI: 10.1001 / jamaoncol.2017.3993

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37. Телера С., Фаби А., Пейс А., Видири А., Анелли В., Карапелла С. М. и др. Радионекроз, вызванный стереотаксической радиохирургией метастазов в головной мозг: результаты операции и исход заболевания. Дж. Нейроонкол . (2013) 113: 313–25. DOI: 10.1007 / s11060-013-1120-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Fujimoto D, von Eyben R, Gibbs IC, Chang SD, Li G, Harsh GR, et al. В течение 18 месяцев после стереотаксической радиохирургической операции по поводу метастазов в головной мозг изображение меняется: может наблюдаться как поздний лучевой некроз, так и прогрессирование опухоли. Дж. Нейроонкол . (2018) 136: 207–12. DOI: 10.1007 / s11060-017-2647-x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    39.Снид П.К., Мендес Дж., Вемер-ван ден Хук Дж. Г.М. и др. Неблагоприятный радиационный эффект после стереотаксической радиохирургии по поводу метастазов в головной мозг: заболеваемость, время и факторы риска. Дж. Нейросург . (2015) 123: 373–86. DOI: 10.3171 / 2014.10.JNS141610

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Корытко Т., Радивоевич Т., Колусси В., Весселс Б.В., Пиллай К., Мачюнас Р.Дж. и др. Радиохирургический объем с гамма-ножом 12 Гр является прогностическим фактором радиационного некроза внутричерепных опухолей, не связанных с АВМ. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2006) 64: 419–24. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2005.07.980

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Le Rhun E, Dhermain F, Vogin G, Reyns N, Metellus P. Радионекроз после стереотаксической лучевой терапии метастазов в головной мозг. Эксперт Rev Neurother . (2016) 16: 903–14. DOI: 10.1080 / 14737175.2016.1184572

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Рубен Дж. Д., Далли М., Бейли М., Смит Р., Маклин, Калифорния, Федел П.Церебральный радиационный некроз: частота, исходы и факторы риска с акцентом на параметры излучения и химиотерапию. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2006) 65: 499–508. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2005.12.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Blonigen BJ, Steinmetz RD, Levin L, Lamba MA, Warnick RE, Breneman JC. Облученный объем как предиктор радионекроза головного мозга после стереотаксической радиохирургии на линейном ускорителе. Int J Radiat Oncol Biol Phys (2010) 7: 996–1001.DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2009.06.006

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Colaco RJ, Martin P, Kluger HM, Yu JB, Chiang VL. Увеличивает ли иммунотерапия скорость лучевого некроза после радиохирургического лечения метастазов в головной мозг? J Neurosurg (2016) 125: 17–23. DOI: 10.3171 / 2015.6.JNS142763

    CrossRef Полный текст

    45. Fang P, Jiang W., Allen P, Glitza I, Guha N, Hwu P, et al. Лучевой некроз при стереотаксической радиохирургии в сочетании с блокадой CTLA-4 и ингибированием PD-1 для лечения внутричерепного заболевания при метастатической меланоме. Дж. Нейроонкол . (2017) 133: 595–602. DOI: 10.1007 / s11060-017-2470-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46. Bohoudi O, Bruynzeel AM, Lagerwaard FJ, Cuijpers JP, Slotman BJ, Palacios MA. Планирование изотоксической радиохирургии при метастазах в мозг. Радиатор Oncol . (2016) 120: 253–7. DOI: 10.1016 / j.radonc.2016.05.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Леви А., Фейвр-Финн С., Хасан Б., Де Майо Э., Бергхофф А.С., Жирар Н. и др.Разнообразие методов скрининга и лечения метастазов в головном мозге при немелкоклеточном раке легкого в Европе: результаты группового исследования европейской организации по исследованию и лечению рака легких. Eur J Cancer (2018) 93: 37–46. DOI: 10.1016 / j.ejca.2018.01.067

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Хван В.Л., Пайк Л.Р.Г., Ройс Т.Дж., Махал Б.А., Лоффлер Дж. С.. Безопасность сочетания лучевой терапии с подавлением иммунных контрольных точек. Нат Рев Клин Онкол .(2018) 15: 477–94. DOI: 10.1038 / s41571-018-0046-7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    49. Hubbeling HG, Schapira BA, Horick NK, Goodwin KEH, Lin JJ, Oh KS, et al. Безопасность комбинированного ингибирования пути PD-1 и внутричерепной лучевой терапии при немелкоклеточном раке легкого. J Торак Онкол . (2018) 13: 553–61. DOI: 10.1016 / j.jtho.2018.01.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Ахмед К.А., Ким С., Аррингтон Дж., Нагхави А.О., Диллинг Т.Дж., Крилан BC и др.Результаты, направленные на ось PD-1 / PD-L1 в сочетании со стереотаксическим излучением для пациентов с метастазами в головной мозг немелкоклеточного рака легкого. Дж. Нейроонкол . (2017) 133: 331–38. DOI: 10.1007 / s11060-017-2437-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51. Пайк Л.Р.Г., Банг А., Отт П., Балбони Т., Тейлор А., Каталано П. и др. Облучение и ингибирование PD-1: благоприятные исходы после облучения головного мозга. Радиатор Oncol . (2017) 124: 98–103.DOI: 10.1016 / j.radonc.2017.06.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    52. Чен Л., Дуглас Дж., Кляйнберг Л., Йе Х, Марцискано А. Э., Форд П. М. и др. Сопутствующие ингибиторы иммунных контрольных точек и стереотаксическая радиохирургия при метастазах в головной мозг при немелкоклеточном раке легкого, меланоме и почечно-клеточном раке. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2018) 100: 916–25. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2017.11.041

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53.Леви А., Хендрикс Л. Е., Фавр-Финн С. Готовы ли мы безопасно комбинировать анти-PD-1 / PD-L1 с краниальным облучением пациентов с немелкоклеточным раком легкого? J Торак Онкол . (2018) 13: 475–77. DOI: 10.1016 / j.jtho.2018.02.019

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Нарлок Дж. Л., Фарбер Ш., Сэммонс С., МакШерри Ф., Херндон Дж. Э., Хоанг Дж. К. и др. Биопсия увеличивающихся очагов поражения после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг часто выявляет лучевой некроз. Нейро Онкол .(2017) 19: 1391–97. DOI: 10.1093 / neuonc / nox090

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55. Нат С.К., Шеридан А.Д., Раух П.Дж., Ю. Дж.Б., Минья Ф.Дж., Вортмейер А.О. и др. Значение гистологии в определении лечения повторного роста поражений после радиохирургии. Дж. Нейроонкол . (2014) 117: 303–10. DOI: 10.1007 / s11060-014-1389-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56. Leeman JE, Clump DA, Flickinger JC, Mintz AH, Burton SA, Heron DE.Степень перилезионного отека позволяет дифференцировать радионекроз от рецидива опухоли после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. Neuro Oncol (2013) 15: 1732–8. DOI: 10.1093 / neuonc / not130

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Barajas RF, Chang JS, Sneed PK, Segal MR, McDermott MW, Cha S. Отличить рецидивирующую интрааксиальную метастатическую опухоль от радиационного некроза после радиохирургии гамма-ножом с использованием динамической чувствительности, взвешенной с контрастированием, перфузионной МРТ. AJNR Am J Neuroradiol . (2009) 30: 367–72. DOI: 10.3174 / ajnr.A1362

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58. Ли CC, Wintermark M, Xu Z, Yen CP, Schlesinger D, Sheehan JP. Применение диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии для прогнозирования внутричерепного метастатического ответа опухоли на радиохирургию гамма-ножом. Дж. Нейроонкол . (2014) 118: 351–61. DOI: 10.1007 / s11060-014-1439-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    59.Холлингворт В., Медина Л.С., Ленкински Р. Э., Шибата Д.К., Бернал Б., Зураковски Д. и др. Систематический обзор литературы по магнитно-резонансной спектроскопии для характеристики опухолей головного мозга. AJNR Am J Neuroradiol (2006) 27: 1404–11.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    60. Tomura N, Kokubun M, Saginoya T, Mizuno Y, Kikuchi Y. Дифференциация между некрозом, вызванным лечением, и рецидивирующими опухолями у пациентов с метастатическими опухолями головного мозга: сравнение (11) C-Methionine-PET, FDG-PET, MR визуализация проницаемости и предварительные результаты МРТ-АЦП. AJNR Am J Neuroradiol . (2017) 38: 1520–27. DOI: 10.3174 / ajnr.A5252

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    61. Ломанн П., Стоффельс Г., Цеккон Г., Рапп М., Сабель М., Филсс С.П. и др. Лучевая травма по сравнению с рецидивирующим метастазом в мозг: сочетание радиомического анализа текстурных характеристик и стандартных параметров может повысить (18) точность ПЭТ F-FET без динамического сканирования. евро Радиол . (2017) 27: 2916–27. DOI: 10.1007 / s00330-016-4638-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62.Ceccon G, Lohmann P, Stoffels G, Judov N, Filss CP, Rapp M и др. Динамическая позитронно-эмиссионная томография с O- (2-18F-фторэтил) -L-тирозином позволяет дифференцировать рецидив метастазов в мозг от лучевого поражения после лучевой терапии. Нейро Онкол . (2017) 19: 281–88. DOI: 10,1093 / neuonc / now149

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    63. Hatzoglou V, Yang TJ, Omuro A, Gavrilovic I., Ulaner G, Rubel J, et al. Проспективное испытание динамической перфузии МРТ с контрастным усилением и ПЭТ-КТ с фтор-18 ФДГ для дифференциации прогрессирования опухоли головного мозга от лучевого поражения после облучения черепа. Нейро Онкол . (2016) 18: 873–80. DOI: 10.1093 / neuonc / nov301

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    64. Chao ST, Ahluwalia MS, Barnett GH, Stevens GH, Murphy ES, Stockham AL, et al. Проблемы диагностики и лечения лучевого некроза головного мозга. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2013) 87: 449–57. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2013.05.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    65. Левин В.А., Бидаут Л., Хоу П, Кумар А.Дж., Вефель Дж.С., Бекеле Б.Н. и др.Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование терапии бевацизумабом радиационного некроза центральной нервной системы. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2011) 79: 1487–95. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2009.12.061

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Бут Д., Янг Р., Ямада Ю., Прагер А., Чан Т., Бил К. Бевацизумаб как средство лечения радиационного некроза метастазов в головной мозг после стереотаксической радиохирургии. Нейро Онкол . (2013) 15: 1257–63.DOI: 10.1093 / neuonc / not085

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67. Ремон Дж., Ле Пешу С., Карамелла С., Дермейн Ф. , Лувель Дж., Сория Дж. С. и др. Радионекроз головного мозга, пролеченный бевацизумабом у пациента с резектированной плоскоклеточной карциномой легкого. J Торак Онкол . (2017) 12: e1 – e3. DOI: 10.1016 / j.jtho.2016.08.124

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68. Тай К., Энгельхард Х. Х., Славин К. В., Николас М.К., Чмура С.Дж., Квок Й. и др.Анализ лучевого некроза центральной нервной системы при лечении бевацизумабом. Дж. Нейроонкол . (2014) 117: 321–7. DOI: 10.1007 / s11060-014-1391-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Besse B, Le Moulec S, Mazières J, Senellart H, Barlesi F, Chouaid C и др. Бевацизумаб у пациентов с неплоскоклеточным немелкоклеточным раком легкого и бессимптомными нелеченными метастазами в головной мозг (BRAIN): нерандомизированное исследование фазы II. Clin Cancer Res .(2015) 21: 1896–903. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-14-2082

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70. Джеяретна Д.С., Карри В.Т. мл., Бэтчелор Т.Т., Стеммер-Рахамимов А., Плоткин С.Р. Обострение лучевого некроза мозга бевацизумабом. Дж. Клин Онкол . (2011) 29: e159–62. DOI: 10.1200 / JCO.2010.31.4815

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    71. Чжуан Х., Юань Х, Чжэн И, Ли Х, Чанг Джи, Ван Дж и др.Исследование метода оценки и недавней клинической эффективности бевацизумаба при лечении лучевого церебрального некроза. Научный сотрудник . (2016) 6: 24364. DOI: 10.1038 / srep24364

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72. Рао М.С., Харгривз Э.Л., Хан А.Дж., Хаффти Б.Г., Датский Сан-Франциско. Лазерная абляция под магнитным резонансом улучшает местный контроль послеоперационных рецидивов и / или лучевого некроза. Нейрохирургия . (2014) 74: 658–67. DOI: 10.1227 / NEU.0000000000000332

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73. Смит С.Дж., Майерс С.С., Чаппл К.М., Смит К. А. Долгосрочное наблюдение за 25 случаями подтвержденного биопсией радиационного некроза или постлучевого лечебного эффекта, леченных с помощью лазерной интерстициальной термотерапии под магнитным резонансом. Нейрохирургия (2016) 79 (Приложение 1): S59-S72. DOI: 10.1227 / NEU.0000000000001438

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. McPherson CM, Warnick RE.Результаты современного хирургического лечения лучевого некроза с использованием безрамочного стереотаксиса и интраоперационной магнитно-резонансной томографии. Дж. Нейроонкол . (2004) 68: 41–7 DOI: 10.1023 / B: NEON.0000024744.16031.e9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Магнусон В.Дж., Лестер-Колл Н.Х., Ву А.Дж., Ян Т.Дж., Локни Н.А., Гербер Н.К. и др. Управление метастазами в головной мозг при немелкоклеточном раке легкого с мутантным рецептором эпидермального фактора роста, наивным ингибитором тирозинкиназы: ретроспективный мультиинституциональный анализ. Дж. Клин Онкол . (2017) 35: 1070–77. DOI: 10.1200 / JCO.2016.69.7144

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76. Johung KL, Yeh N, Desai NB, Williams TM, Lautenschlaeger T, Arvold ND, et al. Увеличенная выживаемость и прогностические факторы для пациентов с немелкоклеточным раком легкого и метастазами в головной мозг с перестройкой ALK. Дж. Клин Онкол . (2016) 34: 123–9. DOI: 10.1200 / JCO.2015.62.0138

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Frontiers | Диагностика и лечение лучевого некроза у пациентов с метастазами в головной мозг

    Введение

    Радиотерапия — краеугольный камень лечения BM.Исторически WBRT был единственным доступным способом управления. Хотя он обеспечивает облегчение симптомов, выживаемость пациентов, получавших только WBRT, остается низкой (1, 2). Технологические достижения сделали SRS широко доступной, а эффективность SRS в контроле BM хорошо задокументирована (3).

    Часто используется комбинация этих двух подходов либо заранее, либо в качестве спасательной операции. Предыдущие рандомизированные контролируемые исследования показали, что добавление SRS к WBRT улучшает местный внутричерепной контроль и выживаемость пациентов с единичным метастазом в мозг (4, 5).Напротив, пациенты, получавшие SRS (без WBRT), имеют более высокий риск отдаленного внутричерепного рецидива, но без ущерба для выживаемости (3). Поэтому в рекомендациях Национальной комплексной онкологической сети пациентам рекомендуется проходить рутинную МРТ-визуализацию каждые 2–3 месяца, особенно при лечении только SRS. Часто изменения, связанные с лечением, обнаруживаемые при последующем сканировании, неотличимы от рецидива опухоли. Это создает диагностическую дилемму для многих клиницистов, поскольку методы ведения каждого из них сильно различаются.Одним из наиболее опасных осложнений лечения БМ является симптоматическая РН; это часто влияет на качество жизни пациентов и может привести к серьезным заболеваниям.

    В этом обзоре мы исследуем патофизиологию РН, факторы риска его развития и стратегии оценки и лечения РН.

    Заболеваемость РН

    В контексте BM истинную частоту RN трудно оценить и, вероятно, она составляет от 5 до 25% (6–10). Определение RN варьируется в разных исследованиях, и только некоторые из них требуют гистологического подтверждения.Более того, широкий разброс может быть отнесен на счет улучшения качества и частоты диагностической визуализации, повышения осведомленности (что ведет к улучшению отчетности) в онкологическом сообществе и продолжительности наблюдения. Например, исследование Chin et al. когда требовалось патологическое подтверждение или временное разрешение, сообщалось, что частота составляет 7% (8). Напротив, используя диагностику, в первую очередь, на основе изображений, Minniti et al. сообщили о 24% случаев РН (14% симптоматических, 10% бессимптомных), для которых они полагались на особенности визуализации, такие как усиление контрастности, отсутствие прогрессирования поражения в течение 4 месяцев и снижение перфузии на динамических последовательностях МРТ (6).

    Патофизиология РН

    Ранние эксперименты были проведены на крысах (11) и собаках (12) с однократным облучением мозга (10-25 Гр). Эти эксперименты показали, что радиационная переносимость мозга неразрывно связана с дозой, объемом лечения и является функцией времени, прошедшего с момента облучения. Гистопатологический анализ этих экспериментов на животных продемонстрировал изменения в сосудистой сети, а также демиелинизацию в облученных областях. Более высокие дозы неизменно приводили к демиелинизации и некрозу, а также к более раннему проявлению некроза.

    В основе патофизиологии РН лежат две теории, однако вполне вероятно, что истинная причина является многофакторной (13).

    1. Теория сосудистого повреждения

    а. Радиация нарушает гематоэнцефалический барьер, что приводит к повышенной проницаемости капилляров и сосудов (14). Радиация, особенно в больших фракциях размером> 8 Гр, активирует кислую сфингомиелиназу и вызывает активацию церамида, что, в свою очередь, вызывает апоптоз эндотелия (15). Это приводит к увеличению количества свободных от кислорода радикалов, провоспалительной среде (за счет высвобождения фактора некроза опухоли и бета-интерлейкина-1) (16, 17), увеличению выработки фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) (18) и межклеточного взаимодействия. молекула адгезии (ICAM-1) (19).Этот каскад приводит к сужению сосудов и фибриноидному некрозу мелких сосудов, что приводит к ишемии и гибели клеток (20).

    2. Теория глиальных клеток

    а. Радиация также может повредить глиальные клетки. Повреждение олигодендроцитов и их предшественников приводит к демиелинизации (21). Гипоксия, вызванная повреждением эндотелиальных клеток, приводит к высвобождению индуцируемого гипоксией фактора 1α и VEGF. VEGF индуцирует неоангиогенез, но, как правило, это протекающие капилляры; что приводит к перилезионному отеку и экстравазации контраста.

    Факторы риска для RN ​​и стратегии смягчения последствий

    Трудно установить прямую причинно-следственную связь для РН, но многие факторы риска были идентифицированы. К ним относятся объем опухоли, предписанная доза, размер фракции, объем облучаемого нормального мозга, предыдущее использование радиации и использование параллельной системной терапии (22). Многие из этих факторов риска были установлены у пациентов, получающих лечение по поводу артериовенозных мальформаций и глиом, но могут быть экстраполированы на BM.

    1.Взаимодействие дозы и объема

    а. Ранние исследования RTOG 90-05 рекомендовали, чтобы максимальная безопасная доза облучения была основана на объеме опухоли (23). Кумулятивная заболеваемость РН за 12 месяцев составила 8%, при этом более крупные опухоли имели повышенную частоту РН. Например, поражения ниже ≤ 20 мм безопасно лечили 24 Гр, 21–30 мм — 18 Гр и 31–40 мм — 15 Гр. Однако эти данные основаны на сочетании рецидивирующих первичных и вторичных опухолей головного мозга, и все пациенты ранее получали лучевую терапию.

    г.Для пациентов, перенесших SRS (с или без WBRT), объем паренхимы головного мозга, получающий более 10 или 12 Гр (V10 и V12, соответственно), был коррелирован с RN. Blonigen et al сообщили, что риск РН выше, когда V10> 10,5 см 3 или V12> 7,9 см 3 (9). Использование V10 и V12 подтверждается исследованиями АВМ (24) и других внутричерепных опухолей (25). Остается неясным, как следует определять этот объем, в частности, следует ли исключить общий объем опухоли из нормальной паренхимы головного мозга.Для снижения этого риска была предложена фракционная стереотаксическая лучевая терапия, но убедительных сравнительных данных по-прежнему не хватает (26, 27).

    2. Предыдущее облучение

    а. Использование предварительного WBRT или SRS и временной интервал между повторным облучением влияет на риск РН. Например, сообщалось, что риск РН с SRS в условиях предшествующей SRS (для того же поражения) составлял 20% через 1 год, 4% при использовании предшествующего WBRT и 8% при использовании одновременного WBRT (22). . Сообщалось, что риск составлял 3% без предварительного облучения (22).В условиях предшествующего WBRT неясно, влияет ли размер фракции WBRT на риск.

    3. Химиотерапия

    а. Использование химиотерапии при первичных опухолях головного мозга увеличивает риск РН (28). В контексте BM использование капецитабина в течение 1 месяца после SRS, по-видимому, увеличивало риск RN (22).

    4. Место нахождения

    а. Экстраполируя исследования АВМ, некоторые участки мозга могут иметь более высокий риск РН. Фронтальная кора, по-видимому, несет самый высокий риск развития РН, тогда как ствол мозга более устойчив к развитию РН (24).

    г. Японские исследователи предполагают, что поверхностные поражения имеют более низкий риск РН из-за попадания дозы на экстрапаренхиматозные ткани (свод черепа, кожу и т. Д.) (29).

    5. Гистология

    а. Miller et al. Предполагают, что определенные гистологические подтипы имеют более высокий риск РН (30). К ним относятся карцинома почек, аденокарцинома легких (в частности, перестройка ALK), рак молочной железы с усилением HER2 и меланома дикого типа BRAF V600.

    6. Маржа планового целевого объема (PTV)

    а.В то время как увеличение GTV (общий объем опухоли) до предела PTV допускает неопределенность настройки и положения, следствием этого является то, что целевой объем значительно увеличивается, и больший объем нормальной паренхимы головного мозга включается в изодозу по рецепту. В рандомизированном исследовании, сравнивающем расширение GTV-PTV на 1 и 3 мм, местный контроль был аналогичным в обеих группах, однако в группе 3 мм была более высокая частота подтвержденного биопсией RN (12,5 против 2,5%, p = 0,1 ) (31). Несмотря на клиническую значимость, статистическая значимость, возможно, не была достигнута из-за небольшого числа пациентов.

    7. Внутренняя радиочувствительность

    а. Данные лечения АВМ предполагают, что пациенты, у которых развился РН, имели повышенную чувствительность к радиации. Это было продемонстрировано с помощью кривых выживаемости ( in vitro, ) для фибробластов кожи, полученных от пациентов, у которых развился РН (32). Хотя внутренняя радиочувствительность может быть фактором риска, в клиниках нет практических методов ее количественной оценки.

    Диагностика и исследования пациентов с подозрением на РН

    • Imaging

    Магнитно-резонансная томография (МРТ) — наиболее часто используемый метод исследования РН.Однако особенности визуализации лучевого некроза и рецидива опухоли значительно перекрываются, при этом оба объекта демонстрируют некоторую степень усиления контраста и перилезионный отек (33, 34). В большинстве случаев существует комбинация обоих объектов (35).

    Одни только временные изменения (т. Е. Увеличение размера с течением времени) не являются специфическими ни для одной из сущностей. Хотя первоначально считалось, что определенные модели усиления, описанные в литературе как «швейцарский сыр», «мыльный пузырь» или «разрезанный зеленый перец», способствуют радиационному некрозу, они имеют только 25% положительной прогностической ценности (36).Dequesada et al. отметили, что извилистые поражения и отек с краевым или твердым усилением предполагают наличие по крайней мере некоторой жизнеспособной опухоли, добавив, что коэффициент поражения (LQ) (который представляет собой отношение узелка на последовательности T2 к общей площади усиления на последовательности T1)> 0,6 был наводит на мысль о рецидиве опухоли, тогда как LQ <0,3 свидетельствует только о лучевом некрозе (36). Однако другие авторы обнаружили, что эта функция имеет чувствительность только 8% (37).

    На практике низкая прогностическая ценность обычных функций МРТ вызвала необходимость в более продвинутых инструментах, таких как МР-спектроскопия (MRS), МР-перфузия и позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), чтобы повысить точность диагностики.Эти три продвинутых метода обсуждаются ниже.

    MR Перфузия

    Жизнеспособная опухоль имеет неповрежденную сосудистую сеть и, следовательно, более высокую перфузию и объем крови, чем некротическая ткань. Увеличенный относительный объем церебральной крови (rCBV), основанный на динамической взвешенной МРТ, использовался для дифференциации опухоли от некроза (38-40). К сожалению, опубликованные данные противоречивы. Hu и др. Сообщили о rCBV <0,71 как 92% чувствительности и 100% специфичности для лучевого некроза, в то время как другой предложил отсечение rCBV <2.1 (100% чувствительность и специфичность) (38, 41). Barajas et al. Сообщили о значительном перекрытии значений rCBV и предложили использовать процент восстановления интенсивности сигнала (PSR) (33). Кроме того, значения rCBV варьируются между аппаратами, зависят от методов сбора данных и смешиваются с артефактами наложения интенсивности сигнала и артефактами восприимчивости от крови и накопления контрастного вещества в очагах поражения. Интравоксельное некогерентное движение (IVIM) - это еще один метод, который обеспечивает количественные измерения диффузии и перфузии на основе МРТ-изображений с диффузионно-взвешенной визуализацией (DWI).Было показано, что IVIM превосходит rCBV для отличия рецидивирующей опухоли от RN (42) и подтвержден с помощью золотого стандарта гистопатологии (35).

    МР-спектроскопия

    Оценка состава метаболитов в BM — еще один полезный метод, который опубликовал пороговые значения. Повышенное соотношение холин-креатинин (Cho: Cr) и холин-N-ацетил-аспартат (Cho: NAA) может способствовать рецидиву опухоли (43). Зенг и др. Обнаружили, что, когда значения Cho: Cr и Cho: NAA превышают 1,71, чувствительность, специфичность и диагностическая точность составляют 94.1%, 100% и 96,2% соответственно (44). Напротив, повышенный пик липид-лактата и общее снижение других метаболитов способствовали радиационному некрозу (45). MRS ограничен размером вокселя, часто требующим, чтобы поражение было больше 1 см 3 , а также на него влияют ошибки выборки в гетерогенных опухолях. Перенос насыщения химическим обменом (CEST) — это новый метод, чувствительный к мобильным белкам и пептидам, который также показал первые перспективы в выявлении рецидивов опухоли после SRS (46).

    ПЭТ-КТ

    ПЭТ-визуализация

    имеет лучшее пространственное разрешение и охват, чем MRS, и использование ПЭТ с фтордезоксиглюкозой (FDG) в этой клинической обстановке было впервые предложено в 1982 году, исходя из предполагаемого повышенного метаболизма глюкозы в опухолях (47). Однако многочисленные исследования показали, что FDG-PET бесполезен для диагностики РН (48, 49). Затем аминокислотные индикаторы стали особенно полезными в ПЭТ-визуализации из-за высокого использования аминокислот в опухолях для пролиферации клеток и продукции внеклеточного матрикса (50).Более того, нормальная ткань мозга имеет относительно низкое поглощение аминокислот, и это обеспечивает хороший тканевой контраст. Индикаторы, включая метионин углерода-11 (MET), фтор-1-тимидин (FLT) и фторэтилтирозин (FET), были использованы с многообещающими результатами (51, 52, 53, 54). Особый интерес представляет FET-PET, где добавленный анализ динамических данных показал чувствительность 100% и специфичность 93%, что сравнимо с некоторыми результатами MRS (55).

    На рисунке 1 показано несколько примеров, когда вышеуказанные методы использовались для оценки RN.На данный момент не существует единого метода, который, как было показано, точно отличал бы рецидив опухоли от радиационного некроза, и биопсия по-прежнему считается золотым стандартом диагностики. Ввиду ограничений каждого метода может быть оправдан многомодальный подход для повышения диагностической достоверности.

    Рисунок 1. (A) (i) T2-взвешенный (ii) постконтрастный T1-взвешенный и (iii) последовательность перфузии MR rCBV для поражения, наблюдаемого в левой височной доле. Коэффициент поражения рассчитывается с использованием отношения гипоинтенсивного узелка на снимке T2W к общей площади усиления на снимке T1W.В этом случае коэффициент поражения составил 0,71, а увеличение rCBV свидетельствует о рецидиве опухоли. (B) (i) rCBV и (ii) постконтрастные T1-взвешенные последовательности, показывающие повышенный кровоток по периферии поражения. Это был рецидив опухоли, подтвержденный гистопатологией. (iii) rCBV и (iv) последовательности T1W после контрастирования другого пациента, не показывающие увеличения кровотока на периферии в соответствии с радиационным некрозом. (C) (i, ii) МР-спектроскопия и (iii) постконтрастные Т1-взвешенные последовательности растущего периклозального поражения после WBRT.(i) типичный пик с высоким содержанием липидов и лактата, наблюдаемый при радиационном некрозе в правой поясной части, тогда как (ii) показывает повышенные отношения Cho: Cr и Cho: NAA, что указывает на рецидив опухоли над левой поясной частью. (D) (i) F-18 FET PET, демонстрирующий интенсивное поглощение индикаторов аминокислот в усиливающем поражении, наблюдаемом на (ii) постконтрастной Т1-взвешенной последовательности. Это свидетельствует о рецидиве опухоли и при гистологическом исследовании обнаруживается рецидивирующий метастаз ПКР.

    • Патологическое исследование

    Гистопатология хирургически резецированных поражений после SRS обычно показывает смесь остаточных опухолевых клеток и RN (56–60).Эндотелиальные клетки, которые наиболее подвержены радиационному поражению, часто проявляются фибриноидным некрозом, кровотечением, гиалинизацией и тромбозом кровеносных сосудов, что приводит к гипоксическому повреждению окружающей ткани (61). Область некроза обычно является малоклеточной, окружена высокоглиотической тканью мозга, состоящей из GFAP-реактивных астроцитов, демонстрирующих заметное цитоплазматическое разветвление. Часто встречаются пенистые макрофаги и гемосидерофаги, иногда с дистрофической кальцификацией.Кроме того, может наблюдаться радиационно-индуцированная цитологическая атипия, характеризующаяся цитомегалией с причудливыми «пузырящимися» ядрами, поддерживающая общее низкое соотношение ядра и цитоплазмы. Напротив, при рецидивной опухоли некроз опухоли часто выглядит клеточным с призрачными очертаниями опухолевых клеток, демонстрируя высокое нуклео-цитоплазматическое соотношение. Тщательное обследование кровеносных сосудов важно, поскольку остаточная жизнеспособная опухоль может присутствовать вокруг пространств Вирхова-Робина или в виде внутрисосудистых скоплений, напоминающих гематогенный путь, по которому опухоль.При подозрении на рецидив опухоли с наложенным радиационно-индуцированным повреждением ограниченная панель иммуногистохимии, в зависимости от известных типов первичной опухоли, может быть полезной для выделения жизнеспособной опухоли, которая может быть не очевидна на предметных стеклах, окрашенных гематоксилин-эозином. Гистопатологическая оценка пациента с РН представлена ​​на рисунке 2.

    Рисунок 2. (A) Образец резекции опухоли головного мозга от пациента с известной метастатической карциномой груди через 6 месяцев после SRS гамма-ножом (линия от 20 Гр до 50% изодозы).Область некроза выглядит гипоцеллюлярной и резко отделена от окружающего глиотического мозга. Имеется немного некротических гиалинизированных кровеносных сосудов (желтые стрелки), а также разбросанных реактивных астроцитов (зеленые стрелки). Общие черты такие же, как у лучевого некроза. (B) Часто присутствуют пенистые макрофаги. Капилляры кажутся эктатическими и перегруженными. (C) Фокусная область демонстрирует повышенную клеточность с большим ядерным плеоморфизмом на фоне гиалинизации, в противном случае повышая вероятность остаточной жизнеспособной опухоли. (D) Иммуноокрашивание (коричневый) с GATA3 маркирует многочисленные жизнеспособные опухолевые клетки. Ядерный плеоморфизм более заметен и выделен этим ядерным пятном.

    Управление РН

    Ведение РН в первую очередь зависит от наличия симптомов. Пациенты с симптомами могут испытывать головные боли, тошноту, когнитивные нарушения, судороги или очаговые нарушения, связанные с локализацией поражения.

    Данные пациентов с карциномой носоглотки с радиологическим РН предполагают, что у одной трети или менее пациентов наблюдается спонтанный регресс с течением времени, и что это не всегда необратимый прогрессирующий процесс (62).Таким образом, наблюдение является жизнеспособным вариантом лечения небольших и / или бессимптомных РН. Однако необходим более тщательный клинический и радиологический мониторинг (например, каждые 6–8 недель, а затем продление до 12–16 недель после стабилизации / регресса поражения). Патель и др. сообщили, что примерно у одной трети пациентов, получавших SRS, наблюдается увеличение размера поражения во время последующего наблюдения (63), происходящее в период от 6 недель до 15 месяцев после SRS. Как ни странно, пациенты с прогрессированием поражения имели самую долгую выживаемость по сравнению с пациентами со стабильным или уменьшенным размером поражения.Они предположили, что рост очагов поражения после SRS может быть вызван активным реактивным иммунным ответом, а не рецидивом опухоли. Однако это следует интерпретировать с осторожностью, поскольку существует врожденная систематическая ошибка отбора.

    Для пациентов с симптомами пероральные кортикостероиды (такие как дексаметазон) являются предпочтительными препаратами первой линии. Кортикостероиды уменьшают воспалительные сигналы и цитокины, вырабатываемые некротической тканью, и уменьшают проницаемость гематоэнцефалического барьера (64). Из-за исчезновения отека у большинства пациентов наблюдается быстрое улучшение после начала приема стероидов.Нет никаких исследований, регулирующих дозу стероидов. В нашей практике мы предпочитаем использовать дексаметазон (4–8 мг в день) с постепенным снижением дозы. К сожалению, многие пациенты будут нуждаться в стероидах в течение длительного времени и подвержены стероидной токсичности, например, миопатия, ятрогенный синдром Кушинга, язва желудка и т. Д.

    Поскольку было показано, что VEGF является ключевым медиатором в RN (65), существует значительный интерес к использованию бевацизумаба (гуманизированного моноклонального антитела против VEGF) для лечения резистентных к стероидам RN.Объединенный анализ с участием 71 пациента показал, что при применении бевацизумаба частота рентгенологического ответа составила 97%, а показатель клинического улучшения — 79% при среднем снижении уровня дексаметазона на 6 мг (66). Среднее уменьшение сигнала FLAIR и увеличения громкости составило ~ 60%. Одно небольшое рандомизированное исследование было проведено с использованием бевацизумаба для лечения РН, что позволило перейти от группы плацебо (67). Все 14 пациентов в конечном итоге получили бевацизумаб, и все пациенты показали рентгенологический ответ.Никаких различий в симптоматике выявить не удалось, однако большинство пациентов, принимавших дексаметазон, смогли снизить свои дозы. Таким образом, бевацизумаб является многообещающим средством; однако необходимо учитывать длительность ответа и токсичность, связанную с бевацизумабом, такую ​​как кровотечение, тромбоз и нарушение заживления ран.

    Антикоагулянты и лекарства с умеренной перфузией были протестированы в РН, но обычно не используются. Например, пероральный прием пентоксифиллина и витамина E оценивался у 11 пациентов, при этом изменения объема их МРТ FLAIR регистрировались с течением времени (68).Хотя общее среднее уменьшение отека наблюдалось, у некоторых пациентов отмечалось усиление отека.

    В другом исследовании гепарин и варфарин оценивали у восьми пациентов, при этом чуть более половины из них показали некоторое функциональное восстановление (69). Однако неясно, нужно ли продолжать антикоагулянтную терапию бесконечно.

    Гипербарическая оксигенотерапия (ГБО) разработана для улучшения перфузии и ангиогенеза. Использование ГБО при РН в основном ограничивается описаниями случаев, эффективность которых не подтверждена документально (70–72).Исследователи также изучили использование ГБО в качестве профилактики и показали многообещающие результаты (73). Однако ГБО стоит дорого, требует специального оборудования и требует значительных временных затрат с назначенным лечением от 20 до 40 сеансов.

    Для пациентов, у которых симптомы сохраняются, несмотря на консервативное лечение, или у которых есть диагностическая неопределенность, можно рассмотреть возможность хирургической резекции. Основными преимуществами хирургической резекции являются устранение любого новообразования и гистологическое подтверждение.Это влияет на последующие решения о лечении и может помочь в прогнозировании. Удаление очага некротической ткани, ответственного за перипоральный отек, обеспечит облегчение симптомов пациентам и позволит отказаться от стероидов. Выбор пациентов остается важным фактором и включает в себя доступность хирургического вмешательства, общее состояние здоровья и ожидаемую продолжительность жизни. Ранние сообщения предполагают высокий риск осложнений при хирургической резекции, но еще предстоит выяснить, сохранятся ли эти риски в современную эпоху (74).В ситуациях, когда есть некротическая ткань, смешанная с жизнеспособной опухолью, для принятия решения о дальнейшем лечении требуется клиническая оценка.

    Новые методы, такие как лазерная интерстициальная термотерапия (LITT), появляются как варианты лечения. LITT — это подход с визуализацией, который генерирует высокие температуры с помощью лазерного волокна и способствует удалению как опухолевой ткани, так и реактивных глиальных клеток, продуцирующих VEGF (75). Проспективное исследование показало, что это безопасно и позволяет отменить стероиды у трети пациентов (76).

    Заключение

    RN будет встречаться все чаще из-за широкого использования SRS. Симптоматическая РН может вызвать серьезную заболеваемость и требует активного лечения. Не существует единого метода, который мог бы надежно отличить РН от рецидива опухоли, и часто требуется мультимодальный подход. Для пациентов с симптоматической РН эффективны пероральные кортикостероиды и бевацизумаб. Меньшей части пациентов с неясным диагнозом или рефрактерными симптомами потребуется хирургическая резекция.Поскольку РН является сложной задачей для диагностики и лечения, снижение факторов риска становится важным при принятии клинических решений.

    Взносы авторов

    BV и AS внесли существенный вклад в концепцию или дизайн работы. BV, CT, CY и JD разрабатывают проект работы или критически пересматривают ее на предмет важного интеллектуального содержания. Все авторы дают согласие на публикацию контента. Все авторы соглашаются нести ответственность за все аспекты работы, гарантируя, что вопросы, связанные с точностью или целостностью любой части работы, должным образом исследованы и решены.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноски

    Список литературы

    1. Borgelt B, Gelber R, Kramer S, Brady LW, Chang CH, Davis LW и др. Паллиативное лечение метастазов в мозг: окончательные результаты первых двух исследований онкологической группы лучевой терапии. Int J Radiat Oncol Biol Phys .(1980) 6: 1–9. DOI: 10.1016 / 0360-3016 (80)

    -9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    2. Mulvenna P, Nankivell M, Barton R, Faivre-Finn C, Wilson P, McColl E, et al. Дексаметазон и поддерживающая терапия с лучевой терапией всего мозга или без нее при лечении пациентов с немелкоклеточным раком легкого с метастазами в головной мозг, неподходящими для резекции или стереотаксической лучевой терапии (QUARTZ): результаты 3 фазы рандомизированного исследования не меньшей эффективности. Ланцет (2016) 388: 2004–14.DOI: 10.1016 / S0140-6736 (16) 30825-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    3. Сахгал А., Аояма Х., Кочер М., Неупане Б., Коллетт С., Таго М. и др. Испытания фазы 3 стереотаксической радиохирургии с лучевой терапией всего мозга или без нее для лечения от 1 до 4 метастазов в мозг: метаанализ индивидуальных данных пациента. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2015) 91: 710–7. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2014.10.024

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    4.Andrews DW, Scott CB, Sperduto PW, Flanders AE, Gaspar LE, Schell MC и др. Лучевая терапия всего мозга с усилением стереотаксической радиохирургии или без нее для пациентов с одним или тремя метастазами в мозг: результаты III фазы рандомизированного исследования RTOG 9508. Lancet (2004) 363: 1665–72. DOI: 10.1016 / S0140-6736 (04) 16250-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    5. Кондзиолка Д., Патель А., Лансфорд Л. Д., Кассам А., Фликингер Дж. Стереотаксическая радиохирургия плюс лучевая терапия всего мозга по сравнению с одной лучевой терапией для пациентов с множественными метастазами в головной мозг. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (1999) 45: 427–34. DOI: 10.1016 / S0360-3016 (99) 00198-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    6. Миннити Дж., Кларк Э., Ланцетта Дж., Ости М. Ф., Тразимени Дж., Боззао А. и др. Стереотаксическая радиохирургия при метастазах в головной мозг: анализ исходов и риска радионекроза головного мозга. Radiat Oncol. (2011) 6:48. DOI: 10.1186 / 1748-717X-6-48

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    7.Кохутек З.А., Ямада Ю., Чан Т.А., Бреннан К.В., Табар В., Гутин PH и др. Долгосрочный риск радионекроза и изменения изображений после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. J Neurooncol. (2015) 125: 149–56. DOI: 10.1007 / s11060-015-1881-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    8. Chin LS, Ma L, DiBiase S. Радиационный некроз после операции гамма-ножом: сравнение параметров лечения под контролем случая и долгосрочное клиническое наблюдение. J Neurosurg. (2001) 94: 899–904. DOI: 10.3171 / jns.2001.94.6.0899

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    9. Blonigen BJ, Steinmetz RD, Levin L, Lamba MA, Warnick RE, Breneman JC. Облученный объем как предиктор радионекроза головного мозга после стереотаксической радиохирургии на линейном ускорителе. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2010) 77: 996–1001. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2009.06.006

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    10.Варлотто Дж. М., Фликингер Дж. К., Ниранджан А., Бхатнагар А. К., Кондзиолка Д., Лансфорд Л. Д.. Анализ контроля опухолей и токсичности у пациентов, которые выжили не менее одного года после радиохирургической операции по поводу метастазов в мозг. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2003) 57: 452–64. DOI: 10.1016 / S0360-3016 (03) 00568-6

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    11. Кальво В., Хоупвелл Дж. В., Рейнхольд Х.С., Йунг Т.К. Изменения белого вещества головного мозга крыс после однократных доз рентгеновского излучения в зависимости от времени и дозы. Br J Radiol. (1988) 61: 1043–52. DOI: 10.1259 / 0007-1285-61-731-1043

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    12. Бенчик Дж., Тенхунен М., Снельман М., Йоэнсуу Х., Фарккила М., Йоэнсуу Р. и др. Поздние радиационные эффекты в мозге собаки: корреляция МРТ и гистологических изменений. Радиатор Oncol . (2002) 63: 107–20. DOI: 10.1016 / S0167-8140 (02) 00028-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    13.Рахматулла Г., Марко Н.Ф., Вейл Р.Дж. Церебральный радиационный некроз: обзор патобиологии, диагностики и лечения. Дж. Clin Neurosci . (2013) 20: 485–502. DOI: 10.1016 / j.jocn.2012.09.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    14. Ремлер М.П., ​​Маркуссен У.Х., Тиллер-Борсич Дж. Позднее воздействие радиации на гематоэнцефалический барьер. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (1986) 12: 1965–9. DOI: 10.1016 / 0360-3016 (86) -1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    18.Нордал Р.А., Надь А., Пинтили М., Вонг К.С. Гипоксия и индуцируемые гипоксией гены-мишени фактора-1 при лучевом поражении центральной нервной системы: роль фактора роста эндотелия сосудов. Clin Cancer Res. (2004) 10: 3342–53. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-03-0426

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    19. Nordal RA, Wong CS. Молекула межклеточной адгезии-1 и нарушение гемато-спинномозгового барьера при лучевом поражении центральной нервной системы. J Neuropathol Exp Neurol. (2004) 63: 474–83. DOI: 10.1093 / jnen / 63.5.474

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    20. Burger PC, Mahley MS Jr, Dudka L, Vogel FS. Морфологические эффекты радиации, применяемой терапевтически для внутричерепных глиом: патологоанатомическое исследование 25 случаев. Рак (1979) 44: 1256–72. DOI: 10.1002 / 1097-0142 (197910) 44: 4 <1256 :: AID-CNCR2820440415> 3.0.CO; 2-T

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    21.Панайотакос Г., Альшами Дж., Чан Б., Абрамс Р., Гринберг Е., Саксена А. и др. Долгосрочное воздействие радиации на стволовые клетки и предшественники олигодендроцитов в головном мозге. PLoS ONE (2007) 2: e588. DOI: 10.1371 / journal.pone.0000588

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    22. Снид П.К., Мендес Дж., Вемер-ван ден Хук Дж. Г., Сеймур З. А., Ма Л., Молинаро А. М. и др. Неблагоприятный радиационный эффект после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг: частота, динамика и факторы риска. J Neurosurg. (2015) 123: 373–86. DOI: 10.3171 / 2014.10.JNS141610

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    23. Шоу Е., Скотт С., Сухами Л., Динаполи Р., Бахари Дж. П., Клайн Р. и др. Радиохирургия для лечения ранее облученных рецидивирующих первичных опухолей головного мозга и метастазов в головной мозг: первоначальный отчет протокола группы лучевой терапии онкологии (90-05). Int J Radiat Oncol Biol Phys. (1996) 34: 647–54. DOI: 10.1016 / 0360-3016 (95) 02106-X

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    24.Фликингер Дж. К., Кондзиолка Д., Лансфорд Л. Д., Кассам А., Фуонг Л. К., Лискак Р. и др. Разработка модели для прогнозирования стойкого симптоматического пострадиохирургического повреждения у пациентов с артериовенозной мальформацией. Группа изучения радиохирургии артериовенозной мальформации. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2000) 46: 1143–8. DOI: 10.1016 / S0360-3016 (99) 00513-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    25. Корытко Т., Радивоевич Т., Колусси В., Весселс Б.В., Пиллай К., Мачюнас Р.Дж. и др.Радиохирургический объем с гамма-ножом 12 Гр является прогностическим фактором радиационного некроза внутричерепных опухолей, не связанных с АВМ. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2006) 64: 419–24. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2005.07.980

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    26. Миннити Дж., Д’Анджелилло Р.М., Скаринги К., Троделла Л. Е., Кларк Е., Маттеуччи П. и др. Фракционная стереотаксическая радиохирургия для пациентов с метастазами в головной мозг. Дж. Нейроонкол . (2014) 117: 295–301. DOI: 10.1007 / с11060-014-1388-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    27. Wegner RE, Leeman JE, Kabolizadeh P, Rwigema JC, Mintz AH, Burton SA, et al. Фракционная стереотаксическая радиохирургия крупных метастазов в головной мозг. Am J Clin Oncol. (2015) 38: 135–9. DOI: 10.1097 / COC.0b013e31828aadac

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    28. Рубен Дж. Д., Далли М., Бейли М., Смит Р., Маклин Калифорния, Федель П. Церебральный радиационный некроз: частота, исходы и факторы риска с акцентом на параметры излучения и химиотерапию. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2006) 65: 499–508. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2005.12.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    29. Отакара К., Хаяси С., Накаяма Н., Охе Н., Яно Х., Ивама Т. и др. Значение местоположения мишени относительно глубины от поверхности мозга и объема облучения высокой дозой в развитии радионекроза головного мозга после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг на основе микромноголистного коллиматора. J Neurooncol. (2012) 108: 201–9. DOI: 10.1007 / s11060-012-0834-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    30. Миллер Дж. А., Беннетт Э. Э., Сяо Р., Котеча Р., Чао С. Т., Фогельбаум М. А. и др. Связь между радиационным некрозом и биологией опухоли после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2016) 96: 1060–9. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2016.08.039

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    31.Киркпатрик Дж. П., Ван З., Сэмпсон Дж. Х., МакШерри Ф., Херндон Дж. Э. II, Аллен К. Дж. И др. Определение оптимального целевого объема планирования при стереотаксической радиохирургии под визуальным контролем метастазов в головной мозг: результаты рандомизированного исследования. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2015) 91: 100–8. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2014.09.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    32. Raaphorst GP, Malone S, Alsbeih G, Souhani L, Szumacher E, Girard A. Кожные фибробласты in vitro радиочувствительность позволяет прогнозировать поздние осложнения после радиохирургии АВМ. Радиатор Oncol . (2002) 64: 153–6. DOI: 10.1016 / S0167-8140 (02) 00076-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    33. Barajas RF, Chang JS, Sneed PK, Segal MR, McDermott MW, Cha S. Отличие рецидивирующей интрааксиальной метастатической опухоли от радиационного некроза после радиохирургии гамма-ножом с использованием динамической чувствительности, взвешенной с контрастированием, перфузионной МРТ. AJNR Am J Neuroradiol. (2009) 30: 367–72. DOI: 10.3174 / ajnr.A1362

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    34.Форсайт PA, Kelly PJ, Cascino TL, Scheithauer BW, Shaw EG, Dinapoli RP и др. Лучевой некроз или рецидив глиомы: полезна ли компьютерная стереотаксическая биопсия? Дж. Нейросург . (1995) 82: 436–44. DOI: 10.3171 / jns.1995.82.3.0436

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    35. Детски Дж. С., Кейт Дж., Конклин Дж., Саймонс С., Мирехауг С., Сахгал А. и др. Дифференциация лучевого некроза от прогрессирования опухоли при метастазах в головной мозг, леченных стереотаксической лучевой терапией: полезность МРТ перфузии некогерентным движением интравокселя и корреляция с гистопатологией J Neurooncol. (2017) 134: 433–41. DOI: 10.1007 / s11060-017-2545-2

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    36. Декесада И.М., Квислинг Р.Г., Ячнис А., Фридман В.А. Может ли стандартная магнитно-резонансная томография надежно отличить рецидивную опухоль от лучевого некроза после радиохирургической операции по поводу метастазов в головной мозг? Рентгенологически-патологическое исследование. Нейрохирургия (2008) 63: 898–903; обсуждение 904. doi: 10.1227 / 01.NEU.0000333263.31870.31

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    37.Чао С.Т., Ахлувалия М.С., Барнетт Г.Х., Стивенс Г.Х., Мерфи Е.С., Стокхэм А.Л. и др. Проблемы диагностики и лечения лучевого некроза головного мозга. Int J Radiat Oncol Biol Phys. (2013) 87: 449–57. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2013.05.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    38. Hu LS, Baxter LC, Smith KA, Feuerstein BG, Karis JP, Eschbacher JM, et al. Значения относительного объема церебральной крови для дифференциации рецидива глиомы высокой степени от радиационного эффекта после лечения: прямая корреляция между гистопатологией тканей под визуальным контролем и локализованными измерениями перфузионной МРТ перфузии с контрастным усилением, взвешенных с помощью изображения AJNR Am J Neuroradiol . (2009) 30: 552–8. DOI: 10.3174 / ajnr.A1377

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    40. Alexiou GA, Tsiouris S, Kyritsis AP, Voulgaris S, Argyropoulou MI, Fotopoulos AD. Рецидив глиомы в сравнении с лучевым некрозом: точность современных методов визуализации. J Neurooncol. (2009) 95: 1–11. DOI: 10.1007 / s11060-009-9897-1

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    41. Muto M, Frauenfelder G, Senese R, Zeccolini F, Schena E, Giurazza F и др.Перфузионная МРТ с контрастированием динамической восприимчивости (DSC) в дифференциальной диагностике радионекроза и неоангиогенеза при метастазах в мозг с использованием rCBV, rCBF и K2. Радиол Мед . (2018) 123: 545–52. DOI: 10.1007 / s11547-018-0866-7

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    42. Ким Д.Й., Ким Х.С., Го М.Дж., Чой К.Г., Ким С.Дж. Использование интравоксельной МРТ-визуализации некогерентного движения для отличия рецидивирующей метастатической опухоли от лечебного эффекта после радиохирургии гамма-ножом: начальный опыт. AJNR Am J Neuroradiol . (2014) 35: 2082–90. DOI: 10.3174 / ajnr.A3995

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    43. Matsusue E, Fink JR, Rockhill JK, Ogawa T., Maravilla KR. Различие между прогрессированием глиомы и пострадиационными изменениями с помощью комбинированной физиологической МРТ. Нейрорадиология (2010) 52: 297–306. DOI: 10.1007 / s00234-009-0613-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    44. Цзэн К.С., Ли К.Ф., Чжан К., Лю Х., Кан XS, Чжэнь Дж. Х.Мультивоксельная 3D протонная МР-спектроскопия в отличии рецидивирующей глиомы от лучевого поражения. Дж. Нейроонкол . (2007) 84: 63–9. DOI: 10.1007 / s11060-007-9341-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    45. Шах Р., Ваттот С., Джейкоб Р., Манзил Ф. Ф., О’Мэлли Дж. П., Боргей П. и др. Лучевой некроз головного мозга: особенности визуализации и дифференциация от рецидива опухоли. Радиография (2012) 32: 1343–59. DOI: 10.1148 / rg.325125002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    46.Мехрабиан Х., Десмонд К.Л., Солиман Х., Сахгал А., Станиш Г.Дж. Дифференциация радиационного некроза и прогрессирования опухоли с помощью переноса насыщения химического обмена. Clin Cancer Res. (2017) 23: 3667–75. DOI: 10.1158 / 1078-0432.CCR-16-2265

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    47. Патронас Нью-Джерси, Ди Чиро Дж., Брукс Р.А., ДеЛапаз Р.Л., Корнблит П.Л., Смит Б.Х. и др. Текущая работа: [18F] фтордезоксиглюкоза и позитронно-эмиссионная томография в оценке радиационного некроза мозга. Радиология (1982) 144: 885–9. DOI: 10.1148 / радиология.144.4.6981123

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    48. Риччи П. Е., Карис Дж. П., Хейзерман Дж. Э., Фрам Е. К., Байс А. Н., Драйер Б. П.. Дифференциация рецидивирующей опухоли от лучевого некроза: время для переоценки позитронно-эмиссионной томографии? AJNR Am J Neuroradiol. (1998) 19: 407–13.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    49. Томпсон Т.П., Лансфорд Л.Д., Кондзиолка Д.Отличие рецидивирующей опухоли и лучевого некроза с помощью позитронно-эмиссионной томографии по сравнению со стереотаксической биопсией. Стереотактная функция Нейрохирургия . (1999) 73: 9–14. DOI: 10.1159 / 000029743

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    50. Isselbacher KJ. Транспорт сахара и аминокислот клетками в культуре — различия между нормальными и злокачественными клетками. N Engl J Med. (1972) 286: 929–33. DOI: 10.1056 / NEJM197204272861707

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    51.Теракава Ю., Цуюгути Н., Иваи Ю., Яманака К., Хигасияма С., Таками Т. и др. Диагностическая точность ПЭТ с 11С-метионином для дифференциации рецидивирующих опухолей головного мозга от лучевого некроза после лучевой терапии. Дж. Nucl Med . (2008) 49: 694–9. DOI: 10.2967 / jnumed.107.048082

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    53. Мияке К., Шиномия А., Окада М., Хатакеяма Т., Кавай Н., Тамия Т. Полезность исследований FDG, MET и FLT-PET для лечения глиом человека. Дж. Биомед Биотехнология . (2012) 2012: 2058 18. DOI: 10.1155 / 2012/205818

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    54. Галлдикс Н., Стоффельс Г., Филсс С. П., Пирот М. Д., Сабель М., Руге М. И. и др. Роль O- (2- (18) F-фторэтил) -L-тирозин ПЭТ для дифференциации местных рецидивирующих метастазов в мозг от лучевого некроза. Дж. Nucl Med . (2012) 53: 1367–74. DOI: 10.2967 / jnumed.112.103325

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    55.Рашингер В., Гетц С., Попперл Г., Гильдехаус Ф. Дж., Крет Ф. В., Холтманнспоттер М. и др. Позитронно-эмиссионная томография с O- (2- [18F] фторэтил) -1-тирозином в сравнении с магнитно-резонансной томографией в диагностике рецидивирующих глиом. Нейрохирургия (2005) 57: 505–11; обсуждение 505–11. DOI: 10.1227 / 01.NEU.0000171642.49553.B0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    56. Truong MT, St Clair EG, Donahue BR, Rush SC, Miller DC, Formenti SC и др. Результаты хирургической резекции по поводу прогрессирования метастазов в головной мозг, ранее леченных радиохирургией гамма-ножом. Нейрохирургия (2006) 59: 86–97; обсуждение 86–97. DOI: 10.1227 / 01.NEU.0000219858.80351.38

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    57. Телера С., Фаби А., Пейс А., Видири А., Анелли В., Карапелла С.М. и др. Радионекроз, вызванный стереотаксической радиохирургией метастазов в головной мозг: результаты операции и исход заболевания. J Neurooncol. (2013) 113: 313–25. DOI: 10.1007 / s11060-013-1120-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    58.Szeifert GT, Atteberry DS, Kondziolka D, Levivier M, Lunsford LD. Патология церебральных метастазов после радиохирургии: многоцентровое исследование. Рак (2006) 106: 2672–81. DOI: 10.1002 / cncr.21946

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    59. Джаганнатан Дж., Борн Т.Д., Шлезингер Д., Йен С.П., Шаффри М.Э., Лоус Э.Р. младший и др. Клинико-патологическая характеристика метастазов в головной мозг, удаленных после неудачного радиохирургического вмешательства. Нейрохирургия (2010) 66: 208–17.DOI: 10.1227 / 01.NEU.0000359318.

    .69

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    60. Весил Г.Г., Суки Д., Малдаун М.В., Ланг Ф.Ф., Савая Р. Резекция метастазов в мозг, ранее леченных стереотаксической радиохирургией. Дж. Нейросург . (2005) 102: 209–15. DOI: 10.3171 / jns.2005.102.2.0209

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    62. Ван YX, King AD, Zhou H, Leung SF, Abrigo J, Chan YL, et al. Эволюция лучевого повреждения головного мозга: исследование на основе МРТ. Радиология (2010) 254: 210–8. DOI: 10.1148 / radiol.090

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    63. Patel TR, McHugh BJ, Bi WL, Minja FJ, Knisely JP, Chiang VL A. всесторонний обзор изменений в МР-визуализации после радиохирургии до 500 метастазов в мозг. AJNR Am J Neuroradiol. (2011) 32: 1885–92. DOI: 10.3174 / ajnr.A2668

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    64. Kotsarini C, Griffiths PD, Wilkinson ID, Hoggard N.Систематический обзор литературы о влиянии дексаметазона на мозг из исследований in vivo, исследований на людях: значение для физиологической визуализации мозга пациентов с внутричерепными опухолями. Нейрохирургия (2010) 67: 1799–815; обсуждение 1815. doi: 10.1227 / NEU.0b013e3181fa775b

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    65. Ким Дж. Х., Чунг Ю. Г., Ким С. Ю., Ким Х. К., Ли Х. К.. Повышение регуляции VEGF и FGF2 в нормальном мозге крысы после экспериментальной интраоперационной лучевой терапии. J Korean Med Sci. (2004) 19: 879–86. DOI: 10.3346 / jkms.2004.19.6.879

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    66. Тай К., Энгельгард Х. Х., Славин К. В., Николас М.К., Чмура С.Дж., Квок Й. и др. Анализ лучевого некроза центральной нервной системы при лечении бевацизумабом. J Neurooncol. (2014) 117: 321–7. DOI: 10.1007 / s11060-014-1391-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    67. Левин В.А., Бидаут Л., Хоу П, Кумар А.Дж., Вефель Дж.С., Бекеле Б.Н. и др.Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование терапии бевацизумабом радиационного некроза центральной нервной системы. Int J Radiat Oncol Biol Phys . (2011) 79: 1487–95. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2009.12.061

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    68. Уильямсон Р., Кондзиолка Д., Канаан Х., Лунсфорд Л.Д., Фликингер Дж. Побочные эффекты лучевой терапии после радиохирургии могут быть улучшены при пероральном приеме витамина Е и пентоксифиллина: пилотное исследование. Stereotact Funct Neurosurg. (2008) 86: 359–66. DOI: 10.1159 / 000163557

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    69. Glantz MJ, Burger PC, Friedman AH, Radtke RA, Massey EW, Schold SC Jr. Лечение радиационно-индуцированного поражения нервной системы гепарином и варфарином. Неврология (1994) 44: 2020–7. DOI: 10.1212 / WNL.44.11.2020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    70. Чуба П.Дж., Аронин П., Бхамбани К., Эйхенхорн М., Замарано Л., Чианчи П. и др.Гипербарическая оксигенотерапия при лучевом поражении головного мозга у детей. Рак (1997) 80: 2005–12. DOI: 10.1002 / (SICI) 1097-0142 (19971115) 80:10 <2005 :: AID-CNCR19> 3.0.CO; 2-0

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    71. Кохши К., Имада Х., Номото С., Ямагути Р., Абе Х., Ямамото Х. Успешное лечение радиационно-индуцированного некроза мозга с помощью гипербарической кислородной терапии. Дж. Neurol Sci . (2003) 209: 115–7. DOI: 10.1016 / S0022-510X (03) 00007-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    72.Лебер К.А., Эдер Х.Г., Ковач Х., Анегг У., Пендл Г. Лечение церебрального радионекроза с помощью гипербарической кислородной терапии. Stereotact Funct Neurosurg. (1998) 70: 229–36. DOI: 10.1159 / 000056426

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    73. Огури Т., Имада Х., Кохши К., Какеда С., Охнари Н., Мориока Т. и др. Эффект профилактического лечения гипербарическим кислородом при лучевом поражении головного мозга после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. Int J Radiat Oncol Biol Phys .(2007) 67: 248–55. DOI: 10.1016 / j.ijrobp.2006.08.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    74. McPherson CM, Warnick RE. Результаты современного хирургического лечения лучевого некроза с использованием безрамочного стереотаксиса и интраоперационной магнитно-резонансной томографии. Дж. Нейроонкол . (2004) 68: 41–7. DOI: 10.1023 / B: NEON.0000024744.16031.e9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    75. Рахматулла Г., Ресинос П.Ф., Валерио Дж. Э., Чао С., Барнетт Г. Х.Лазерная интерстициальная термотерапия очагового лучевого некроза головного мозга: клинический случай и обзор литературы. Стереотактная функция Нейрохирургия . (2012) 90: 192–200. DOI: 10.1159 / 000338251

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    76. Ахлувалия М., Барнетт Г. Х., Денг Д., Таттер С. Б., Лакстон А. В., Мохаммади А. М. и др. Лазерная абляция после стереотаксической радиохирургии: многоцентровое проспективное исследование у пациентов с метастатическими опухолями головного мозга и лучевым некрозом. J Neurosurg. (2018) 4: 1-8. DOI: 10.3171 / 2017.11.JNS171273.

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Радиационный некроз мозга: частота возникновения, патогенез, диагностические проблемы и будущие возможности

  • 1

    Chao ST, Ahluwalia MS, Barnett GH, Stevens GHJ, Murphy ES, Stockham AL, et al. Проблемы диагностики и лечения лучевого некроза головного мозга. Int J Radiat Oncol. 2013; 87: 449–57. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2013.05.015.

    Артикул Google ученый

  • 2

    Фишер А.В., Хольфельдер Х.Lokales Amyloid im Gehirn. Dtsch Zeitschrift Für Chir. 1930; 227: 475–83. https://doi.org/10.1007/BF02792795.

    Артикул Google ученый

  • 3

    Шелин Г.Е., Вара В.М., Смит В. Терапевтическое облучение и травмы головного мозга. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 1980; 6: 1215–28.

    CAS Статья Google ученый

  • 4

    Рахматулла Г., Марко Н.Ф., Вейл Р.Дж. Церебральный радиационный некроз: обзор патобиологии, диагностики и лечения.J Clin Neurosci. 2013; 20: 485–502. https://doi.org/10.1016/j.jocn.2012.09.011.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 5

    Гутин PH, Prados MD, Phillips TL, Wara WM, Larson DA, Leibel SA и др. Внешнее облучение с последующим введением интерстициального имплантата с высокоактивным йодом-125 «boost» при начальном лечении злокачественных глиом: исследование NCOG 6G-82-2. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 1991; 21: 601–6.

  • 6

    Шоу Э, Аруселл Р., Шайтхауэр Б., О’Фаллон Дж., О’Нил Б., Динаполи Р. и др.Проспективное рандомизированное исследование низких и высоких доз лучевой терапии у взрослых с супратенториальной глиомой низкой степени злокачественности: первоначальный отчет северно-центральной группы лечения рака / онкологической группы лучевой терапии / восточного кооперативного исследования онкологической группы. J Clin Oncol. 2002; 20: 2267–76. https://doi.org/10.1200/JCO.2002.09.126.

    CAS Статья Google ученый

  • 7

    Corn BW, Yousem DM, Scott CB, Rotman M, Asbell SO, Nelson DF, et al.Изменения белого вещества существенно коррелируют с дозой облучения. Наблюдения из рандомизированного исследования с увеличением дозы злокачественной глиомы (группа лучевой терапии онкологии 83-02). Рак. 1994; 74: 2828–35. https://doi.org/10.1002/1097-0142(19941115)74:10<2828::AID-CNCR2820741014>3.0.CO;2-K.

    CAS Статья Google ученый

  • 8

    Фецко К., Лукас Р.В., Уотсон Г.А., Чжан Л., Дей М. Выживание и осложнения стереотаксической радиохирургии.Медицина (Балтимор). 2017; 96: e8293. https://doi.org/10.1097/MD.0000000000008293.

    Артикул Google ученый

  • 9

    Cabrera AR, Cuneo KC, Desjardins A, Sampson JH, McSherry F, Herndon JE, et al. Одновременная стереотаксическая радиохирургия и бевацизумаб при рецидивирующих злокачественных глиомах: проспективное исследование. Int J Radiat Oncol. 2013; 86: 873–9. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2013.04.029.

    CAS Статья Google ученый

  • 10

    Героса М., Николато А., Форони Р., Занотти Б., Томаццоли Л., Мискузи М. и др.Радиохирургия гамма-ножом при метастазах в головной мозг: основной вариант лечения. J Neurosurg. 2002; 97 (5 доп.): 515–24.

    Артикул Google ученый

  • 11

    Петрович З., Ю. К., Джаннотта С.Л., О’Дей С., Апуццо М.Л. Выживаемость и характер неудач при метастазах в мозг, леченных с помощью стереотаксической радиохирургии гамма-ножом. J Neurosurg. 2002; 97 (5 доп.): 499–506.

    Артикул Google ученый

  • 12

    Ким Дж. У., Пак Х. Р., Ли Дж. М., Ким Дж. У., Чунг Х. Т., Ким Д. Г. и др.Фракционная стереотаксическая радиохирургия гамма-ножом при больших метастазах в головной мозг: ретроспективное исследование в одном центре. PLoS One. 2016; 11: e0163304. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0163304.

    Артикул Google ученый

  • 13

    Коффер П., Чан Дж., Рава П., Горовец Д., Эбнер Д., Савир Г. и др. Повторите стереотаксическую радиохирургию при местных рецидивирующих метастазах в головной мозг. World Neurosurg. 2017; 104: 589–93. https://doi.org/10.1016/j.wneu.2017.04.103.

    Артикул Google ученый

  • 14

    Jeong WJ, Park JH, Lee EJ, Kim JH, Kim CJ, Cho YH. Эффективность и безопасность фракционной стереотаксической радиохирургии при больших метастазах в головной мозг. J Korean Neurosurg Soc. 2015; 58: 217–24. https://doi.org/10.3340/jkns.2015.58.3.217.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 15

    Prabhu RS, Press RH, Patel KR, Boselli DM, Symanowski JT, Lankford SP, et al.Однофракционная стереотаксическая радиохирургия (SRS) в сравнении с хирургической резекцией и SRS при больших метастазах в головной мозг: мультиинституциональный анализ. Int J Radiat Oncol. 2017; 99: 459–67. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2017.04.006.

    Артикул Google ученый

  • 16

    Миннити Дж., Скаринги С., Паолини С., Ланцетта Дж., Романо А., Чиконе Ф и др. Однофракционная и мультифракционная (3 × 9 Гр) стереотаксическая радиохирургия при больших (> 2 см) метастазах в головной мозг: сравнительный анализ местного контроля и риска радиационно-индуцированного некроза мозга.Int J Radiat Oncol. 2016; 95: 1142–8. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2016.03.013.

    Артикул Google ученый

  • 17

    Нарлок Дж. Л., Фарбер С. Х., Сэммонс С., МакШерри Ф., Херндон Дж. Э., Хоанг Дж. К. и др. Биопсия увеличивающихся очагов поражения после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг часто выявляет лучевой некроз. Нейроонкология. 2017; 19: 1391–7. https://doi.org/10.1093/neuonc/nox090.

    Артикул Google ученый

  • 18

    Ким Дж. М., Миллер Дж. А., Котеча Р., Сяо Р., Джулори А., Уорд М. С. и др.Риск радиационного некроза после стереотаксической радиохирургии с одновременной системной терапией. J Neuro-Oncol. 2017; 133: 357–68. https://doi.org/10.1007/s11060-017-2442-8.

    Артикул Google ученый

  • 19

    Lehrer EJ, Peterson J, Brown PD, Sheehan JP, Quiñones-Hinojosa A, Zaorsky NG, et al. Лечение метастазов в головном мозге с помощью стереотаксической радиохирургии и ингибиторов иммунных контрольных точек: международный метаанализ индивидуальных данных пациентов.Радиотренажер Oncol. 2018; 130: 104–12. https://doi.org/10.1016/j.radonc.2018.08.025.

    Артикул Google ученый

  • 20

    Лоуренс Ю.Р., Ли XA, Эль-Нака I, Хан, Калифорния, Маркс Л.Б., Торговец TE и др. Доза-объемные эффекты излучения в головном мозге. Int J Radiat Oncol. 2010; 76: S20–7. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2009.02.091.

    Артикул Google ученый

  • 21

    Voges J, Treuer H, Lehrke R, Kocher M, Staar S, Müller RP и др.Анализ рисков радиохирургии LINAC у пациентов с артериовенозной мальформацией (АВМ). Acta Neurochir Suppl. 1997. 68: 118–23.

  • 22

    Flickinger JC, Lunsford LD, Kondziolka D, Maitz AH, Epstein AH, Simons SR, et al. Радиохирургия и толерантность мозга: анализ изменений нейродиагностической визуализации после радиохирургии гамма-ножом по поводу артериовенозных мальформаций. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 1992; 23: 19–26.

    CAS Статья Google ученый

  • 23

    Абдулла С., Саада Дж., Джонсон Дж., Джеффрис С., Аджиткумар Т.Прогрессия опухоли или псевдопрогрессия? Обзор рентгенологических проявлений глиобластомы после лечения. Clin Radiol. 2015; 70: 1299–312. https://doi.org/10.1016/j.crad.2015.06.096.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 24

    Колесник Р., Фукс З. Радиационный и церамид-индуцированный апоптоз. Онкоген. 2003. 22: 5897–906. https://doi.org/10.1038/sj.onc.1206702.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 25

    Ремлер М.П., ​​Маркуссен У.Х., Тиллер-Борсич Дж.Позднее воздействие радиации на гематоэнцефалический барьер. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 1986; 12: 1965–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 26

    Фахардо Л.Ф., Бертронг М. Поражения сосудов после облучения. Патол Анну. 1988. 23 (Pt 1): 297–330.

    PubMed Google ученый

  • 27

    Fike JR, Rosi S, Limoli CL. Нервные клетки-предшественники и радиационная чувствительность центральной нервной системы.Семин Радиат Онкол. 2009; 19: 122–32. https://doi.org/10.1016/j.semradonc.2008.12.003.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 28

    Кудо С., Сузуки И., Нода С.-Э, Мизуи Т., Шираи К., Окамото М. и др. Сравнение радиочувствительности нейронов и глиальных клеток, полученных из одного мозга крысы. Exp Ther Med. 2014; 8: 754–8. https://doi.org/10.3892/etm.2014.1802.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 29

    Nordal RA, Nagy A, Pintilie M, Wong CS.Гипоксия и индуцируемые гипоксией гены-мишени фактора-1 при лучевом поражении центральной нервной системы: роль фактора роста эндотелия сосудов. Clin Cancer Res. 2004; 10: 3342–53. https://doi.org/10.1158/1078-0432.CCR-03-0426.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 30

    Йорицунэ Э., Фурузе М., Кувабара Х., Мията Т., Ноногучи Н., Кавабата С. и др. Воспаление, а также ангиогенез могут участвовать в патофизиологии лучевого некроза мозга.J Radiat Res. 2014; 55: 803–11. https://doi.org/10.1093/jrr/rru017.

    CAS Статья Google ученый

  • 31

    Ян Р., Дуан С., Юань Л., Энгельбах Дж. А., Цзян С. И., Биман С. К. и др. Ингибиторы HIF-1α и CXCR4 смягчают развитие радиационного некроза в мозге мышей. Int J Radiat Oncol. 2018; 100: 1016–25. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2017.12.257.

    CAS Статья Google ученый

  • 32

    Woodworth GF, Garzon-Muvdi T, Ye X, Blakeley JO, Weingart JD, Burger PC.Гистопатологические данные коррелируют с выживаемостью при повторно прооперированных глиобластомах. J Neuro-Oncol. 2013; 113: 485–93. https://doi.org/10.1007/s11060-013-1141-3.

    Артикул Google ученый

  • 33

    Тихан Т., Барлетта Дж., Парни И., Ламборн К., Снид П.К., Чанг С. Прогностическая ценность выявления рецидивирующей мультиформной глиобластомы в хирургических образцах от пациентов после лучевой терапии: должна ли оценка патологии влиять на решения о лечении? Hum Pathol.2006; 37: 272–82. https://doi.org/10.1016/j.humpath.2005.11.010.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 34

    МакГирт MJ, Bulsara KR, Cummings TJ, New KC, Little KM, Friedman HS, et al. Прогностическое значение магнитно-резонансной томографии — стереотаксической биопсии под контролем при оценке рецидивирующей злокачественной астроцитомы по сравнению с поражением, вызванным радиационным действием. J Neurosurg. 2003; 98: 14–20. https://doi.org/10.3171/jns.2003.98.1.0014.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35

    Rusthoven KE, Olsen C, Franklin W., Kleinschmidt-DeMasters BK, Kavanagh BD, Gaspar LE, et al. Благоприятный прогноз у пациентов с глиомой высокой степени злокачественности с лучевым некрозом: серия повторных операций Университета Колорадо. Int J Radiat Oncol. 2011; 81: 211–7. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2010.04.069.

    Артикул Google ученый

  • 36

    Али Ф.С., Хуссейн М.Р., Гутьеррес С., Демирева П., Баллестер Л.И., Чжу Дж.-Дж. И др.Когнитивные нарушения у взрослых пациентов с опухолями головного мозга. Лечение рака Ред. 2018; 65: 33–40. https://doi.org/10.1016/J.CTRV.2018.02.007.

    Артикул Google ученый

  • 37

    Такенака Н., Иманиши Т., Сасаки Х., Симадзаки К., Сугиура Х., Китагава Ю. и др. Отложенный радиационный некроз с обширным отеком мозга после радиохирургии гамма-ножом по поводу множественных кавернозных пороков головного мозга. Neurol Med Chir (Токио). 2003. 43: 391–5.https://doi.org/10.2176/nmc.43.391.

    Артикул Google ученый

  • 38

    Ву Э, Чан И-Ф, Лам К., Лок АСФ, Ю И-Л, Хуанг Ц. Апоплектическое внутримозговое кровоизлияние: необычное осложнение церебрального лучевого некроза. Патология. 1987; 19: 95–8. https://doi.org/10.3109/0031302870

    46.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 39

    Рубен Дж. Д., Далли М., Бейли М., Смит Р., Маклин, Калифорния, Феделе П.Церебральный радиационный некроз: частота, исходы и факторы риска с акцентом на параметры излучения и химиотерапию. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 2006; 65: 499–508. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2005.12.002.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 40

    Корытко Т., Радивоевич Т., Колусси В., Весселс Б.В., Пиллай К., Мачюнас Р.Дж. и др. Радиохирургический объем с гамма-ножом 12 Гр является прогностическим фактором радиационного некроза внутричерепных опухолей, не связанных с АВМ.Int J Radiat Oncol. 2006; 64: 419–24. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2005.07.980.

    Артикул Google ученый

  • 41

    Майер Р., Сминиа П. Толерантность человеческого мозга к повторному облучению. Int J Radiat Oncol. 2008; 70: 1350–60. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2007.08.015.

    CAS Статья Google ученый

  • 42

    Fogh SE, Andrews DW, Glass J, Curran W, Glass C, Champ C и др.Гипофракционированная стереотаксическая лучевая терапия: эффективное лечение рецидивирующих глиом высокой степени злокачественности. J Clin Oncol. 2010; 28: 3048–53. https://doi.org/10.1200/JCO.2009.25.6941.

    Артикул Google ученый

  • 43

    Blonigen BJ, Steinmetz RD, Levin L, Lamba MA, Warnick RE, Breneman JC. Облученный объем как предиктор радионекроза головного мозга после стереотаксической радиохирургии на линейном ускорителе. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 2010; 77: 996–1001.https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2009.06.006.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 44

    Minniti G, Clarke E, Lanzetta G, Osti M, Trasimeni G, Bozzao A, et al. Стереотаксическая радиохирургия при метастазах в головной мозг: анализ исходов и риска радионекроза головного мозга. Радиат Онкол. 2011; 6: 48. https://doi.org/10.1186/1748-717X-6-48.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 45

    Marks JE, Baglan RJ, Prassad SC, Blank WF.Церебральный радионекроз: частота и риск в зависимости от дозы, времени, фракционирования и объема. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 1981; 7: 243–52.

    CAS Статья Google ученый

  • 46

    Дом А., Мактайр Э.Р., Окукони С., Хенсон А., Крамер С.К., LeCompte MC и др. Поэтапная стереотаксическая радиохирургия при больших метастазах в головной мозг: локальный контроль и клинические исходы методики одного-двух ударов. Нейрохирургия. 2018; 83: 114–21. https: // doi.org / 10.1093 / neuros / nyx355.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 47

    Патель К.Р., Чоудхари М., Свитченко Д.М., Кудчадкар Р., Лоусон Д.Х., Кэссиди Р.Дж. и др. Ингибитор BRAF и стереотаксическая радиохирургия связаны с повышенным риском радиационного некроза. Melanoma Res. 2016; 26: 387–94. https://doi.org/10.1097/CMR.0000000000000268.

    CAS Статья Google ученый

  • 48

    Diao K, Bian SX, Routman DM, Yu C, Ye JC, Wagle NA и др.Стереотаксическая радиохирургия и ипилимумаб у пациентов с метастазами меланомы в мозг: клинические исходы и токсичность. J Neuro-Oncol. 2018; 139: 421–9. https://doi.org/10.1007/s11060-018-2880-y.

    CAS Статья Google ученый

  • 49

    Colaco RJ, Martin P, Kluger HM, Yu JB, Chiang VL. Увеличивает ли иммунотерапия скорость лучевого некроза после радиохирургического лечения метастазов в головной мозг? J Neurosurg. 2016; 125: 17–23. https: // doi.org / 10.3171 / 2015.6.JNS142763.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 50

    • Миллер Дж. А., Беннетт Э., Сяо Р., Котеча Р., Чао С. Т., Фогельбаум М. А. и др. Связь между радиационным некрозом и биологией опухоли после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. Int J Radiat Oncol. 2016; 96: 1060–9. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2016.08.039. Освещает влияние биологии опухоли на развитие радиационного некроза.

    Артикул Google ученый

  • 51

    Li H, Li J, Cheng G, Zhang J, Li X. Мутация IDH и метилирование промотора MGMT связаны с псевдопрогрессией и улучшением прогноза у пациентов с мультиформной глиобластомой, которые прошли параллельную и адъювантную химиолучевую терапию на основе темозоломида. Clin Neurol Neurosurg. 2016; 151: 31–6. https://doi.org/10.1016/j.clineuro.2016.10.004.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 52

    Брандес А.А., Франчески Э., Тосони А., Блатт В., Пессион А, Таллини Г. и др.Статус метилирования промотора MGMT может предсказать частоту и исход псевдопрогрессии после сопутствующей радиохимиотерапии у пациентов с впервые диагностированной глиобластомой. J Clin Oncol. 2008; 26: 2192–7. https://doi.org/10.1200/JCO.2007.14.8163.

    Артикул Google ученый

  • 53

    Робертс С.А., Спредборо А.Р., Булман Б., Барбер JBP, Эванс Д.ГР., Скотт Д. Наследственность клеточной радиочувствительности: маркер генов предрасположенности к низкой пенетрантности при раке груди? Am J Hum Genet.1999; 65: 784–94. https://doi.org/10.1086/302544.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 54

    Гатти РА. Унаследованная основа радиочувствительности человека. Acta Oncol. 2001; 40: 702–11.

    CAS Статья Google ученый

  • 55

    Изменить БП. Радиочувствительность у пациентов с анемией Фанкони. Радиотренажер Oncol. 2002; 62: 345–7.

    Артикул Google ученый

  • 56

    Taylor AMR, Harnden DG, Arlett CF, Harcourt SA, Lehmann AR, Stevens S, et al.Атаксия телеангиэктазия: мутация человека с аномальной чувствительностью к радиации. Природа. 1975; 258: 427–9. https://doi.org/10.1038/258427a0.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 57

    • Ван Т-М, Шен Г-П, Чен М-И, Чжан Дж-Би, Сунь Й, Хэ Дж и др. Полногеномное исследование ассоциации локусов восприимчивости к лучевому поражению головного мозга. J Natl Cancer Inst. 2018. https://doi.org/10.1093/jnci/djy150. Первое исследование по идентификации SNP, который влияет на радиочувствительность и может увеличить риск радиационного некроза.

    Артикул Google ученый

  • 58

    Сиу А., Винд Дж. Дж., Йоргулеску Дж. Б., Чан Т. А., Ямада Ю., Шерман Дж. Х. Лучевой некроз после лечения глиомы высокой степени злокачественности — обзор литературы и современные представления. Acta Neurochir. 2012; 154: 191–201. https://doi.org/10.1007/s00701-011-1228-6.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 59

    GDC-0449 в Лечение пациентов с рецидивирующей мультиформной глиобластомой, которая может быть удалена хирургическим путем — Табличный вид — Клинические испытания.губ. нет данных

  • 60

    Verma N, Cowperthwaite MC, Burnett MG, Markey MK. Дифференциация рецидива опухоли от лечения некроза: обзор стратегий нейроонкологической визуализации. Нейроонкология. 2013; 15: 515–34. https://doi.org/10.1093/neuonc/nos307.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 61

    Чжуан Х, Чжэн И, Ван Дж, Чанг Джи, Ван Х, Юань З и др. Анализ риска и предикторы лучевого некроза головного мозга после радиохирургии.Oncotarget. 2016; 7: 7773. https://doi.org/10.18632/ONCOTARGET.6532.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 62

    Dequesada IM, Quisling RG, Yachnis A, Friedman WA. Может ли стандартная магнитно-резонансная томография надежно отличить рецидивную опухоль от лучевого некроза после радиохирургической операции по поводу метастазов в головной мозг? Рентгенологически-патологическое исследование. Нейрохирургия. 2008; 63: 898–904. https://doi.org/10.1227/01.NEU.0000333263.31870.31.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 63

    Sundgren PC, Fan X, Weybright P, Welsh RC, Carlos RC, Petrou M и др.Дифференциация рецидивирующей опухоли головного мозга по сравнению с лучевым поражением с использованием тензорной диффузионной визуализации у пациентов с новыми контрастными поражениями. Магнитно-резонансная томография. 2006; 24: 1131–42. https://doi.org/10.1016/j.mri.2006.07.008.

    CAS Статья Google ученый

  • 64

    Sinha S, Bastin ME, Whittle IR, Wardlaw JM. Диффузионная тензорная МРТ-визуализация глиом головного мозга высокой степени злокачественности. AJNR Am J Neuroradiol. 2002; 23: 520–7.

    PubMed Google ученый

  • 65

    Rock JP, Scarpace L, Hearshen D, Gutierrez J, Fisher JL, Rosenblum M, et al.Связь между магнитно-резонансной спектроскопией, кажущимися коэффициентами диффузии и гистопатологией на основе изображений с особым вниманием к радиационному некрозу. Нейрохирургия. 2004; 54: 1111–7 обсуждение 1117–9.

    Артикул Google ученый

  • 66

    Hein PA, Eskey CJ, Dunn JF, Hug EB. Диффузионно-взвешенная визуализация при последующем наблюдении за леченными глиомами высокой степени злокачественности: рецидив опухоли в сравнении с лучевым поражением. AJNR Am J Neuroradiol. 2004; 25: 201–9.

    PubMed Google ученый

  • 67

    Назем-Заде М.-Р., Чепмен С.Х., Ченеверт Т., Лоуренс Т.С., Тен Хакен Р.К., Цзянь С.И. и др. Биомаркеры визуализации на основе ответа для прогнозирования лучевого некроза головного мозга. Phys Med Biol. 2014; 59: 2535–47. https://doi.org/10.1088/0031-9155/59/10/2535.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 68

    Мицуя К., Накасу Ю., Хоригути С., Харада Х., Нишимура Т., Бандо Е. и др.Перфузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография, чтобы отличить рецидив метастатических опухолей головного мозга от радиационного некроза после стереотаксической радиохирургии. J Neuro-Oncol. 2010; 99: 81–8. https://doi.org/10.1007/s11060-009-0106-z.

    Артикул Google ученый

  • 69

    Kim YH, Oh SW, Lim YJ, Park C-K, Lee S-H, Kang KW и др. Дифференциация лучевого некроза от рецидива опухоли в глиомах высокой степени злокачественности: оценка эффективности ПЭТ с 18F-ФДГ, ПЭТ с 11С-метионином и перфузионной МРТ.Clin Neurol Neurosurg. 2010; 112: 758–65. https://doi.org/10.1016/j.clineuro.2010.06.005.

    Артикул Google ученый

  • 70

    Биркен DL, Ольдендорф WH. N-ацетил-L-аспарагиновая кислота: обзор литературы о соединении, известном в 1H-ЯМР-спектроскопических исследованиях мозга. Neurosci Biobehav Rev.1989; 13: 23–31.

    CAS Статья Google ученый

  • 71

    Degaonkar MN, Pomper MG, Баркер ПБ.Количественная протонная магнитно-резонансная спектроскопическая визуализация: региональные вариации мозолистого тела и серого вещества коры. J. Магнитно-резонансная томография. 2005; 22: 175–9. https://doi.org/10.1002/jmri.20353.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 72

    Чан Ю.Л., Йунг Д.К., Леунг С.Ф., Цао Г. Протонная магнитно-резонансная спектроскопия позднего отсроченного радиационно-индуцированного повреждения мозга. J. Магнитно-резонансная томография. 1999; 10: 130–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 73

    Парвез К., Парвез А, Заде Г.Диагностика и лечение псевдопрогрессии, лучевого некроза и рецидива опухоли головного мозга. Int J Mol Sci. 2014; 15: 11832–46. https://doi.org/10.3390/ijms150711832.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 74

    Blanchet L, Krooshof PWT, Postma GJ, Idema AJ, Goraj B., Heerschap A, et al. Различение метастазов и мультиформной глиобластомы на основе морфометрического анализа МР-изображений. Am J Neuroradiol.2011; 32: 67–73. https://doi.org/10.3174/ajnr.A2269.

    Артикул Google ученый

  • 75

    Manjila S, Knudson KE, Johnson C, Sloan AE. Стереотаксическая минирамка Monteris AXiiiS для внутричерепной биопсии. Нейрохирургия. 2015; 12: 1. https://doi.org/10.1227/NEU.0000000000001124.

    Артикул Google ученый

  • 76

    • Кох С.Дж., Люстиг Р.А., Ян X-Y, Дженкинс В.Т., Вольф Р.Л., Мартинес-Лаге М. и др.Микровезикулы как биомаркер прогрессирования опухоли по сравнению с лечебным эффектом у пациентов с глиобластомой, леченных радиацией / темозоломидом. Перевод Онкол. 2014; 7: 752–8. https://doi.org/10.1016/j.tranon.2014.10.004. Предварительное исследование полезности жидкостной биопсии в диагностике лучевого некроза.

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 77

    Soler DC, Young AB, Cooper KD, Kerstetter-Fogle A, Barnholtz-Sloan JS, Gittleman H, et al.Соотношение экспрессии HLA-DR и VNN2 + на CD14 + миелоидных супрессорных клетках может отличить глиобластому от пациентов с лучевым некрозом. J Neuro-Oncol. 2017; 134: 189–96. https://doi.org/10.1007/s11060-017-2508-7.

    CAS Статья Google ученый

  • 78

    Баллестер Л.Я., Лу Дж., Зорофчиан С., Вантаку В., Путлури В., Ян Ю. и др. Анализ метаболитов спинномозговой жидкости у пациентов с первичными или метастатическими опухолями центральной нервной системы.Acta Neuropathol Commun. 2018; 6: 85. https://doi.org/10.1186/s40478-018-0588-z.

  • 79

    Zorofchian S, Iqbal F, Rao M, Aung PP, Esquenazi Y, Ballester LY. Циркуляция опухолевой ДНК, микроРНК и метаболитов в спинномозговой жидкости как биомаркеры злокачественных новообразований центральной нервной системы. J Clin Pathol. 2019; 72: 271–80. https://doi.org/10.1136/jclinpath-2018-205414.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 80

    Zorofchian S, Lu G, Zhu J-J, Duose DY, Windham J, Esquenazi Y, et al.Обнаружение мутации MYD88 p.L265P в ЦСЖ пациента с вторичной лимфомой центральной нервной системы. Фасад Онкол. 2018; 8: 382. https://doi.org/10.3389/fonc.2018.00382.

  • 81

    Миллер А.М., Шах Р.Х., Пенцова Е.И., Поурмалеки М., Бриггс С., Дистефано Н. и др. Отслеживание эволюции опухоли в глиоме с помощью жидкой биопсии спинномозговой жидкости. Природа. 2019; 565: 654–8. https://doi.org/10.1038/s41586-019-0882-3.

    CAS Статья Google ученый

  • 82

    Снид П.К., Мендес Дж., Вемер-ван ден Хук Дж.Г.М., Сеймур З.А., Ма Л., Молинаро А.М. и др.Неблагоприятный радиационный эффект после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг: частота, динамика и факторы риска. J Neurosurg. 2015; 123: 373–86. https://doi.org/10.3171/2014.10.JNS141610.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 83

    Han J, Thompson P, Beutler B. Дексаметазон и пентоксифиллин ингибируют индуцированный эндотоксином синтез кахектина / фактора некроза опухоли в отдельных точках сигнального пути. J Exp Med.1990; 172: 391–4.

    CAS Статья Google ученый

  • 84

    Hong JH, Chiang CS, Sun JR, Withers HR, McBride WH. Индукция мРНК c-fos и junB после облучения мозга in vivo. Brain Res Mol Brain Res. 1997. 48: 223–8.

    CAS Статья Google ученый

  • 85

    Ван XS, Инь Х.М., Хэ XY, Чжоу ZR, Wu YR, Hu CS. Лечение радиационного некроза мозга с помощью фактора роста нервов: проспективное, рандомизированное, контролируемое исследование фазы II.Радиотренажер Oncol. 2016; 120: 69–75. https://doi.org/10.1016/j.radonc.2016.04.027.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 86

    Glantz MJ, Burger PC, Friedman AH, Radtke RA, Massey EW, Schold SC. Лечение лучевого поражения нервной системы гепарином и варфарином. Неврология. 1994; 44: 2020-7.

    CAS Статья Google ученый

  • 87

    Уильямсон Р., Кондзиолка Д., Канаан Х., Лансфорд Л.Д., Фликингер Дж.Побочные эффекты лучевой терапии после радиохирургии могут быть улучшены при пероральном приеме витамина Е и пентоксифиллина: пилотное исследование. Стереотактная функция Нейрохирургия. 2008. 86: 359–66. https://doi.org/10.1159/000163557.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 88

    Джордж К., Харт Б., Роберт С., Томпсон Э. Лечение церебральной ишемии с помощью гипербарического кислорода (OHP) лечение ишемии головного мозга с помощью гипербарического кислорода (OHP). Инсульт.1971; 2: 247–50.https://doi.org/10.1161/01.STR.2.3.247.

    CAS Статья Google ученый

  • 89

    Woo E, Lam K, Yu YL, Lee WH, Huang CY. Церебральный радионекроз: нужна ли операция? J Neurol Neurosurg Psychiatry. 1987; 50: 1407–14. https://doi.org/10.1136/jnnp.50.11.1407.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 90

    Sharma M, Balasubramanian S, Silva D, Barnett GH, Mohammadi AM.Лазерная интерстициальная термотерапия в лечении метастазов в мозг и лучевого некроза после радиохирургии: обзор. Эксперт Rev Neurother. 2016; 16: 223–32. https://doi.org/10.1586/14737175.2016.1135736.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 91

    Рахматулла Г., Ресинос П.Ф., Валерио Дж. Э., Чао С., Барнетт Г. Х. Лазерная интерстициальная термотерапия очагового лучевого некроза головного мозга: клинический случай и обзор литературы.Стереотактная функция Нейрохирургия. 2012; 90: 192–200. https://doi.org/10.1159/000338251.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 92

    Левин В.А., Бидаут Л., Хоу П, Кумар А.Дж., Вефель Дж.С., Бекеле Б.Н. и др. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование терапии бевацизумабом радиационного некроза центральной нервной системы. Int J Radiat Oncol. 2011; 79: 1487–95. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2009.12.061.

    CAS Статья Google ученый

  • 93

    Delishaj D, Ursino S, Pasqualetti F, Cristaudo A, Cosottini M, Fabrini MG, et al.Бевацизумаб для лечения радиационно-индуцированного церебрального некроза: систематический обзор литературы. J Clin Med Res. 2017; 9: 273–80. https://doi.org/10.14740/jocmr2936e.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 94

    Низкие дозы внутриартериального бевацизумаба для лечения отеков и лучевого некроза (LIBERTI) — Просмотр полного текста — ClinicalTrials.gov. нет данных

  • 95

    Ozturk B, Egehan I, Atavci S, Kitapci M.Пентоксифиллин в профилактике радиационно-индуцированной токсичности легких у пациентов с раком груди и легких: двойное слепое рандомизированное исследование. Int J Radiat Oncol Biol Phys. 2004; 58: 213–9.

    CAS Статья Google ученый

  • 96

    Dion MW, Hussey DH, Doornbos JF, Vigliotti AP, Wen BC, Anderson B. Предварительные результаты пилотного исследования пентоксифиллина в лечении позднего лучевого некроза мягких тканей. Int J Radiat Oncol Biol Phys.1990; 19: 401–7.

    CAS Статья Google ученый

  • 97

    Оценка использования трентала и витамина Е для профилактики лучевого некроза — Табличный вид — ClinicalTrials.gov. нет данных

  • 98

    Охгури Т., Имада Х., Кохши К., Какеда С., Охнари Н., Мориока Т. и др. Эффект профилактического лечения гипербарическим кислородом при лучевом поражении головного мозга после стереотаксической радиохирургии метастазов в головной мозг. Int J Radiat Oncol.2007. 67: 248–55. https://doi.org/10.1016/j.ijrobp.2006.08.009.

    Артикул Google ученый

  • 99

    Cihan YB, Uzun G, Yildiz S, Dönmez H. Гипербарическая кислородная терапия для лучевого некроза мозга у пациента с первичной лимфомой центральной нервной системы. J Surg Oncol. 2009; 100: 732–5. https://doi.org/10.1002/jso.21387.

    Артикул PubMed Google ученый

  • 100

    Аляхья М., Миттал С., Роу Д., Махтай М., Али С.Дж., Селман В. и др.РУТП-07. Лечение лучевого некроза мозга гипербарическим кислородом: отчет о 6 случаях. Neuro Oncol. 2017; 19: vi220. https://doi.org/10.1093/neuonc/nox168.892.

    Артикул PubMed Central Google ученый

  • 101

    Mou Y, Sai K, Wang Z, Zhang X, Lu Y, Wei D и др. Хирургическое лечение радиационно-индуцированного некроза височной доли у пациентов с карциномой носоглотки: сообщение о 14 случаях. Голова Шея. 2011; 33: 1493–500. https: // doi.org / 10.1002 / hed.21639.

    Артикул Google ученый

  • 102

    Эскенази Ю., Каламангалам Г.П., Слейтер Д.Д., Ноултон Р.С., Фридман Э., Моррис С.А. и др. Стереотаксическая лазерная абляция эпилептогенной перивентрикулярной узловой гетеротопии. Epilepsy Res. 2014; 108: 547–54. https://doi.org/10.1016/j.eplepsyres.2014.01.009.

    Артикул Google ученый

  • Стратегии лечения пострадиотерапевтического лучевого некроза головного мозга в нецелевых тканях головного мозга

    Церебральный лучевой некроз (CRN) является относительно распространенным, но малоизученным радиационным ограничивающее дозу осложнение лучевой терапии, включающее некроз ткани головного мозга возникающие после лучевой терапии опухолей головного мозга или рака головы и шеи.Риски варьироваться в зависимости от метода лучевой терапии, дозы, объемов лечения и фракционирования расписания и, возможно, одновременную химиотерапию, но молекулярные патогенез этого состояния остается неясным. CRN представляет собой вызов когнитивные способности пациента и качество жизни, но хирургические вмешательства может замедлить или остановить прогрессирование CRN и смягчить его клинические симптомы. Малая доза Бевацизумаб, по-видимому, играет многообещающую роль в лечении CRN.

    Церебральное излучение некроз был впервые обнаружен более 50 лет назад, но остается не до конца изученное дозозависимое осложнение лучевой терапии.CRN вовлекает некроз нецелевой, здоровой ткани мозга после внутричерепного или регионарного лучевая терапия первичных или метастатических опухолей головного мозга или рака головы и шеи. 1,2 ХРН обычно возникает через 6 месяцев и более после лечения, но иногда может возникать. намного раньше.

    Ранний обнаружение и лечение важны из-за потенциально глубоких эффектов на качество жизни пациентов, включая нервно-психические последствия. 3 CRN также может быть фатальным из-за повышенного внутричерепного кровообращения, связанного с отеком мозга. давление и грыжа или кровоизлияние в мозг. 3-6

    Не существует окончательных клинических руководств для его лечение, но операция и кортикостероиды могут замедлить или остановить прогрессирование CRN и несколько других стратегий лечения находятся в стадии разработки, в том числе низкие дозы бевацизумаба, пентоксифиллина и гипербарическая оксигенотерапия.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *