Препарат расширяющий сосуды головного мозга: Препараты для улучшения мозгового кровообращения

Содержание

Препараты для улучшения мозгового кровообращения

Заказать препараты для улучшения мозгового кровообращения

Препараты для улучшения мозгового кровообращения используют при разных заболеваниях. Жители Москвы, Санкт-Петербурга, Московской и Ленинградской областей могут заказать их в каталоге 366.ru, а получить и оплатить в ближайшей аптеке «36,6». Их более 1200, и выбрать подходящую по местоположению довольно просто. На сайте представлен широкий выбор лекарственных средств.

Поиск по названию, назначению, действующему веществу, бренду и сортировка по алфавиту, стоимости или скидке позволяет каждому клиенту найти необходимое лекарство или аналог по оптимальной для него цене.

Сеть соблюдает все требования законодательства в сфере фармацевтики, большое внимание уделяется сертификации, условиям хранения и транспортировки медикаментов и сопутствующих товаров. Есть программа лояльности для владельцев карт «Клуб 36,6».

Показания

Сосудистые препараты для улучшения кровообращения служат для укрепления сосудов и расширения их просветов, за счет чего увеличивается приток кислорода в периферические отделы головного мозга.

Список симптомов, при которых назначают эти лекарства:

  • при головокружениях,
  • некоторых видах головных болей,
  • ухудшении памяти,
  • бессоннице,
  • при нарушении умственной деятельности,
  • расстройствах психики и двигательной активности.

В составе комплексной терапии их используют для:

  • нормализации давления при гипертонии и атеросклерозе,
  • улучшения кровотока при шейном остеохондрозе,
  • восстановления функций после черепно-мозговых травм и инсультов.

Растительные ангиопротекторные средства могут назначаться в течение длительного периода, в том числе для пожилых пациентов [i].

Противопоказания

Назначать самостоятельно подобные препараты нельзя, поскольку только специалист может учесть все факторы и правильно подобрать комплекс лекарств.

К числу противопоказаний относятся:

  • Гиперчувствительность к компонентам препарата;
  • Декомпенсированная сердечная недостаточность;
  • Задержка жидкости в организме;
  • Нарушения функции печени и почек.

Некоторые лекарства при определенных условиях могут использоваться при лечении детей и подростков, а также беременных и кормящих женщин.

Формы выпуска

В какой форме выпуска назначают тот или иной лекарственный препарат, зависит от тяжести состояния, возраста пациента и др.

Капсулы и таблетки для улучшения мозгового кровообращения и памяти могут использоваться как при стационарном или амбулаторном лечении, так и в домашних условиях.

Для более интенсивного лечения применяют порошки для приготовления раствора, флаконы и ампулы для внутривенного или внутримышечного введения.

Страны изготовители

Лекарственные средства для улучшения мозгового кровообращения изготавливают практически во всех странах с развитым фармацевтическим производством.

На сайте вы можете выбрать как препараты российских производителей, так и импортированные из:

  • Австрии,
  • Беларуси,
  • Венгрии,
  • Германии,
  • Индии.

ПЕРЕД ПРИМЕНЕНИЕМ ПРЕПАРАТОВ НЕОБХОДИМО ОЗНАКОМИТЬСЯ С ИНСТРУКЦИЕЙ ПО ПРИМЕНЕНИЮ ИЛИ ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ.

Список литературы:

  1. [i] Е.А.Катунина, Гинкго билоба: итоги полувекового опыта применения, Полимодальность эффектов гинкго билоба: экспериментальные и клинические исследования, Неврология и ревматология выпуск 02 (2013) Доступ по ссылке https://www.bilobil.net/ru/pomos-mozgu/angioprotektornye-sredstva/

Кавинтон — забота о сосудах головного мозга

Ежегодно отмечается неуклонный рост количества сосудистых заболеваний головного мозга. Уже сегодня такие заболевания — вторая ведущая причина в структуре общей смерт­ности населения, уступающая лишь ишемической болезни сердца и значительно опережающая онкологическую патологию. Около 6 млн людей ежегодно умирает в результате мозгового инсульта (ВОЗ, 2005). Инсульт является ведущей причиной тяжелой инвалидизации трудоспособного населения. Из пациентов, перенесших инсульт, до 80% остаются инвалидами разной степени, полностью не восстанавливаются — 30%, а 20% нуждаются в постороннем уходе (Чуканова Е.И. и соавт., 2002). При этом инсульт накладывает особые обязательства на членов семьи больного и ложится тяжелым социально-экономическим бременем на общество. По данным ВОЗ, совокупная стоимость прямых и непрямых расходов на одного больного инсультом составляет приблизительно 4–5% всех затрат на здравоохранение. Непрямые расходы, связанные, например, с трудовыми потерями, не поддаются подсчету, значительно превышая прямые издержки.

Становится очевидным, что основные усилия должны быть сосредоточены на профилактике инсульта. И профилактические мероприятия необходимо начинать как можно раньше. Если в предыдущие годы атеросклероз мозговых сосудов считался типичным проявлением старения, то в последнее время отмечается развитие атеросклеротической патологии у людей более молодого возраста. Поэтому своевременное лечение, направленное на нормализацию обменных процессов в нейронах мозга и мозговых сосудах, играет решающую роль в профилактике и торможении развития цереброваскулярной патологии. И не стоит далеко ходить в поисках эффективного средства с благоприятным профилем безопасности. Такой препарат хорошо известен специалистам уже около 30 лет. КАВИНТОН (винпоцетин) синтезирован специалистами компании «Рихтер Гедеон рт.» в 70-х годах XX века. Препарат прошел свыше 100 экспериментальных и клинических исследований с участием десятков тысяч пациентов. Эти исследования проводились во многих странах мира. В результате были выявлены значительные преимущества препарата перед многими традиционно использующимися лекарственными средствами.

КАВИНТОН (этиловый эфир аповинкаминовой кислоты) является производным винкамина (метилового эфира винкаминовой кислоты), алкалоида барвинка (Vinca мinor L.). Фармакологическое действие КАВИНТОНА всесторонне изучалось во многих научных лабораториях и клиниках Европы, Азии, Северной Америки (Akopov S.E. et al., 1992; Bonoczk P. et al., 2000; Horvath S., 2001, и др.).

Достоверно установлено, что КАВИНТОН:

  • оказывает сосудорасширяющее воздействие на сосуды головного мозга. При этом препарат нормализует гемодинамику в сосудах крупного и среднего калибра, а также в зонах артериовенозного кровотока, нормализует тонус артерий и вен;
  • обладает гемореологической активностью, повышая деформируемость эритроцитов, снижая вязкость крови, агрегационную активность эритроцитов и тромбоцитов, замедляя синтез катехоламинов и АТФ;
  • оказывает протекторное действие на ткани мозга, влияя на нормализацию метаболизма мозговой ткани, усиливает аэробный гликолиз в мозгу, улучшает усвоение кислорода в мозговой ткани;
  • влияет на сосудистую стенку, снижая адгезивную активность стенки сосуда за счет предупреждения и/или устранения кальцификации артерий;
  • обладает антиоксидантными свойствами, сравнимыми по эффективности с референтным антиоксидантом — витамином Е.

Особенность механизма действия препарата КАВИНТОН состоит в том, что он способен одинаково воздействовать на три патологических звена, характерных для развития мозговой недостаточности: расстройства мозгового обмена, кровотока и микроциркуляции. Таким образом, КАВИНТОН — это, с одной стороны, прицельный вазодилататор сосудов головного мозга, не вызывающий синдрома обкрадывания, а с другой — препарат, улучшающий метаболизм клеток головного мозга.

Будучи оптимизатором мозгового кровообращения, регулирующим тонус мозговых сосудов, КАВИНТОН дает отчетливый положительный эффект при лечении различных типов дистоний. Поиск эффективных методов лечения и профилактики заболеваний вегетативной нервной системы и, в частности, синдрома вегетативной дистонии (СВД), является в настоящее время одним из важных направлений: вегетативная нервная система играет важную роль в регуляции физиологических функций организма (обеспечение нейросоматических и нейроэндокринных взаимоотношений, физической и психической деятельности, поддержание гомеостаза и участие в стрессорных реакциях), а также широкой представленностью СВД в структуре цереброваскулярных заболеваний. КАВИНТОН продемонстрировал выраженное лечебное действие у пациентов с СВД при нарушениях в психоэмоциональной сфере, наличии общемозговых симптомов, способствуя регрессии субъективных проявлений заболевания (Шпрах В.В. и соавт., 2004). Под влиянием препарата повышалась толерантность к умственным, физическим и эмоциональным нагрузкам, снижалась метеочувствительность и улучшалось качество жизни. Результаты как экспериментальных исследований, так и длительных наблюдений пациентов, принимавших КАВИНТОН в форме таблеток, свидетельствуют о замедлении прогрессирования церебрального атеросклероза (Yasui M. et al., 1989; Akopov S.E. et al., 1992), что имеет огромное значение для профилактики сосудистых заболеваний головного мозга как у лиц молодого и среднего возраста с начальными проявлениями атеросклероза, так и у пожилых.

Важнейшей стороной характеристики препарата КАВИНТОН является его благоприятный профиль безопасности, подтвержденный результатами многочисленных исследований (Thal L.J.1989; Nagy Z. et al., 1998; Суслина З.А. и соавт., 2002). Побочные эффекты возникают редко, практически не отмечено отрицательного взаимодействия с другими препаратами. КАВИНТОН также не влияет на способность управлять транспортными средствами и работать с техническими устройствами, что в ряде случаев играет первостепенную роль при выборе препарата пациентами, ведущими активный образ жизни.

Следует особо подчеркнуть необходимость достаточно длительного приема КАВИНТОНА для достижения желаемого эффекта. Еще одно преимущество КАВИНТОНА — наличие двух лекарственных форм — таблетки и раствор для инъекций. Кроме того, таблетированная форма представлена в двух видах: КАВИНТОН таблетки по 5 мг, № 50 и КАВИНТОН ФОРТЕ таблетки по 10 мг, № 30 и № 90. Более высокая доза активного действующего вещества в препарате КАВИНТОН ФОРТЕ способствует поддержанию постоянной концентрации препарата в крови, повышению его эффективности, расширяет возможности для индивидуального подбора дозы, а также повышает комплаентность больных.

Кроме того, назначение препарата КАВИНТОН позволяет удовлетворить запросы определенной — немалочисленной — категории потребителей, негативно относящихся к лечению синтетическими или химически модифицированными препаратами и предпочитающих использование природных средств растительного происхождения при любой форме патологии. КАВИНТОН в полной мере соответствует упомянутым требованиям.

Важен также фармакоэкономический аспект применения КАВИНТОНА. Результаты фармакоэкономических исследований свидетельствуют об удачном соотношении стоимость/эффективность применения КАВИНТОНА по сравнению с другими видами терапии. Это обусловлено высокой эффективностью препарата, незначительной частотой развития побочных эффектов и осложнений, хорошей переносимостью (в том числе и у пациентов старших возрастных групп), а также сравнительно невысокой стоимостью препарата (Чуканова Е.И. и соавт., 2002). Кроме того, назначение одного препарата с комплексным, многосторонним действием позволяет избежать в данном случае неоправданной полипрагмазии, что оказывается в ряде случаев менее затратным для пациента и снижает риск развития побочных реакций.

Выбор препарата КАВИНТОН терапевтами, неврологами, семейными врачами и другими специалистами более 40 стран мира для эффективного лечения больных с цереброваскулярной патологией связан с особенностями его действия:

  • избирательностью и комплексностью действия на центральную нервную систему;
  • мягким терапевтическим эффектом (отсутствие «синдрома обкрадывания», влияния на системную гемодинамику, взаимодействия с другими препаратами и кумуляции) и хорошей переносимостью даже при длительном лечении.

Благодаря своим свойствам КАВИНТОН стал одним из классических лекарственных средств, используемых современными врачами и пациентами, которые на личном опыте убедились в высокой эффективности этого препарата в лечении и профилактике цереброваскулярной патологии. Применение КАВИНТОНА существенно расширяет рамки эффективной ноотропной и вазотропной терапии, а также реальные возможности профилактики возрастных изменений мозга. КАВИНТОН — забота о сосудах головного мозга смолоду!

Олег Мазуренко

Сосудорасширяющие средства【Интернет-Аптека】 | E-apteka

Таблетки для расширения сосудов – как выбрать эффективные

Проблема сужения кровеносных сосудов зачастую встречается при атеросклерозе, артериальной гипертензии. И если ранее с такими симптомами сталкивались пожилые, то сегодня наблюдаются проблемы и у молодого поколения. Всему виной – длительное действие раздражающих факторов на человеческий организм, что приводит его к износу (неправильный образ жизни, определенные пищевые пристрастия, курение, злоупотребление алкоголем и т.д.).

Каковы симптомы расширения сосудов?

Самочувствие человека значительно ухудшается, когда происходит сужение кровеносных сосудов. Наблюдается:
• головокружение;
• снижение работоспособности;
• шум в ушах;
• ускоренная утомляемость;
• ухудшение памяти;
• частые головные боли.

Прежде чем назначать лечение препаратами для расширения сосудов головного мозга, врач ставит точный диагноз и выясняет причины возникновения патологии. Она может быть следствием чрезмерной эмоциональной нагрузки, гиподинамии, постоянных стрессовых ситуаций, физического перенапряжения, неправильного питания (это вызывает рост уровня холестерина, спазмы) и т.д.

Основное действие лекарств для расширения сосудов

Препараты направлены на снижения тонуса кровеносных сосудов – это вызивает увеличение их просвета. Артерии расслабляются, улучшается кровоток.

Существуют медикаментозные средства:
• Нейротропные. К препаратам рефлекторного действия относят валидол, центрального – резерпин, нитриты и нитраты, периферического – ганглиоблокирующие, адренолитические, симпатолитические лекарственные средства.
• Миотропные (папаверин, хлорацизин, дибазол, теобромин, эуфиллин).

Стоит учитывать, что в основном препараты, работающие на расширение сосудов, понижают давление. Есть исключения – лекарственные средства для расширения сосудов в определенных органах.

Непосредственно к медикаментам, действие которых направлено на расширение сосудов, относятся препараты:
• Блокаторы кальциевых каналов.
• На основе алкалоидов (с применением барвинка, Гинго Билоба).

Где выгодно приобрести лекарство для расширения сосудов мозга?

В «Аптеке гормональных препаратов» представлен широкий ассортимент медикаментов. Вы обязательно найдете здесь то, что приписал лечащий врач. Есть препараты первого и второго поколений, разной фармакологической группы. Благодаря понятному интерфейсу сайта и разделению на категории можно быстро отсортировать продукцию по нужным параметрам или ввести название препарата в строку поиска.

Препараты для улучшения мозгового кровообращения

Фармакология предлагает на сегодняшний день огромный выбор лекарств для улучшения мозгового кровообращения. Лечение и профилактика нарушений кровообращения мозга не должны откладываться при возникновении первых симптомов таких патологий, ведь они могут приводить к старческому слабоумию, инсульту и пр. С этой целью в медицине применяются:

  • средства с сосудорасширяющим действием;
  • антиагреганты;
  • антикоагулянты;
  • ноотропные медикаменты.

Сосудистые препараты для улучшения кровообращения головного мозга 

Сосудорасширяющие лекарства увеличивают приток крови к клеткам мозга и улучшают его снабжение кровью. Это позволяет прекратить кислородное голодание и восполнить нехватку питательных веществ. Кроме того, они улучшают энергетический обмен в клетках и нормализуют его (Нифедипин, Изоптин, Дилакор, Верапамил).

Ноотропные препараты помогают стимулировать обмен веществ в нервных тканях, повышают устойчивость мозга к нехватке кислорода, улучшают память (Фенотропил, Церебролизин, Глутаматовая кислота, Пирацетам, Актовегин, Глицин). Могут использоваться при состояниях, сопровождающихся нарушением кровотока:

  • острые нарушения кровообращения мозга;
  • дистония вегетативная;
  • астенический синдром;
  • хроническая ишемия мозга;
  • коматозные состояния;
  • сосудистая деменция.

Антикоагулянты и антиагреганты снижают вязкость крови и улучшают ее текучесть. Таким образом они и нормализуют мозговое кровообращение. Они предотвращают формирование тромбоэмболии и тромбов (Клопидогрель, Аспирин, ТромбоАСС, Курантил, Трентал, Варфарин).

Средства для кровообращения мозга: цена в аптеке

Препараты для улучшения мозгового кровообращения очень разнообразны своим принципом действия. Поэтому обязательно нужна консультация специалиста перед приемом того или иного медикамента. В нашей аптеке лекарства можна купить по наилучшей цене.  

Препарат, улучшающий кровообращение и метаболизм головного мозга

Бравинтон

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 10 мг/2 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N000345/01 от 13.10.08
Веро-Винпоцетин

Таблетки

рег. №: Р N000327/01 от 03.04.12
Винпоцетин

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 10 мг/2 мл: амп. 10 шт.

рег. №: ЛСР-006068/08 от 31.07.08
Винпоцетин

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/мл: амп. 2 мл или 5 мл 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-001169 от 11.11.11
Винпоцетин

Конц. д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/мл: амп. 2 мл, 5 мл или 10 мл 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-005209 от 03.12.18
Произведено: ОЗОН (Россия)
Винпоцетин

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/мл: 2 мл амп. 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-000217 от 16.02.11
Винпоцетин

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/мл: 2 мл амп. 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-002430 от 11.04.14
Винпоцетин

Р-р в/в введения 5 мг/1 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N003781/01 от 17.06.11
Винпоцетин

Р-р д/инъекц. 10 мг/2 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N000182/02 от 31.07.08
Винпоцетин

Таб. 10 мг: 30 или 50 шт.

рег. №: ЛП-002441 от 28.04.14
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 10, 20, 25, 30, 40, 50, 60, 70, 75, 80, 90, 100, 120, 140, 160, 175, 180, 200, 210, 225, 240, 250, 270, 280, 300, 320, 360, 400, 450 или 500 шт.

рег. №: ЛП-002784 от 24.12.14
Произведено: ОЗОН (Россия)
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: П N014184/01 от 18.09.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: Р N003905/01 от 13.11.09
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: Р N000173/01 от 16.09.11
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 или 50 шт.

рег. №: ЛСР-005753/08 от 22.07.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20 шт.

рег. №: ЛСР-002133/08 от 27.03.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: Р N000182/01 от 16.12.11
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: ЛС-002653 от 21.03.12
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: ЛСР-003628/10 от 03.04.10
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 25 или 50 шт.

рег. №: П N015345/01 от 22.10.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 25 или 50 шт.

рег. №: П N014192/01 от 07.08.08
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 30 или 50 шт.

рег. №: ЛСР-009342/09 от 19.11.09
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 30 или 50 шт.

рег. №: ЛП-002441 от 28.04.14
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: П N014778/01 от 29.07.08 Дата перерегистрации: 01.08.19
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: Р N002235/01 от 13.05.09 Дата перерегистрации: 13.03.19
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: ЛС-000207 от 05.03.10
Винпоцетин

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: ЛС-000762 от 23.08.10
Винпоцетин Велфарм

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/мл: 2 мл, 5 мл или 10 мл амп. 5 или 10 шт.

рег. №: ЛП-004729 от 12.03.18
Винпоцетин Велфарм

Таб. 5 мг: 10, 20, 30, 40 или 50 шт.

рег. №: ЛП-005203 от 22.11.18

Таб. 10 мг: 10, 20, 30, 40 или 50 шт.

рег. №: ЛП-005203 от 22.11.18
Винпоцетин Форте

Таблетки

рег. №: ЛП-002190 от 20.08.13
Произведено: ОЗОН (Россия)
Винпоцетин Форте-Акос

Таблетки

рег. №: ЛП-004090 от 23.01.17
Винпоцетин Экспресс

Таблетки, диспергируемые в полости рта

рег. №: ЛП-006100 от 13.02.20
Винпоцетин-OBL

Таб. 5 мг: 20, 40, 50 или 100 шт.

рег. №: Р N001368/01 от 22.04.08 Дата перерегистрации: 15.04.19
Винпоцетин-OBL

Таб., покр. пленочной оболочкой, 10 мг: 10, 15, 20, 30, 40, 45, 50, 60, 75, 90, 100, 150, 200 или 300 шт.

рег. №: Р N003891/01 от 09.11.09 Дата перерегистрации: 05.04.19
Винпоцетин-АКОС

Р-р д/инф. концентрированный 10 мг/2 мл: амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N001925/01 от 07.08.08
Винпоцетин-АКОС

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: Р N001925/02 от 23.07.08
Винпоцетин-Акрихин

Таблетки

рег. №: Р N002144/01 от 15.12.08 Дата перерегистрации: 28.09.16
Винпоцетин-Алиум

Таблетки

рег. №: ЛП-006036 от 14.01.20 Дата перерегистрации: 08.09.20
Винпоцетин-АЛСИ

Таблетки

рег. №: Р N003245/01 от 30.06.09 Дата перерегистрации: 08.02.19
Винпоцетин-Сар

Концентрат д/пригот. р-ра д/инфузий 5 мг/мл: 2 мл амп. 5 или 10 шт.

рег. №: Р N002623/01-2003 от 08.07.08
Винпоцетин-Сар

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: Р N002623/02 от 18.09.08
Винпоцетин-СЗ

Таблетки

рег. №: ЛП-002188 от 20.08.13 Дата перерегистрации: 21.10.19
Кавинтазол

Таблетки

рег. №: ЛС-000801 от 31.10.11 Дата перерегистрации: 21.01.16
Кавинтон®

Концентрат д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/1 мл: амп. 10 мл 5 шт.

рег. №: П N014725/02 от 18.01.08 Дата перерегистрации: 04.04.19

Концентрат д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/1 мл: амп. 5 мл 10 шт.

рег. №: П N014725/02 от 18.01.08 Дата перерегистрации: 04.04.19

Концентрат д/пригот. р-ра д/инф. 5 мг/1 мл: амп. 2 мл 10 шт.

рег. №: П N014725/02 от 18.01.08 Дата перерегистрации: 04.04.19
Кавинтон®

Таб. 5 мг: 50 шт.

рег. №: П N014725/01 от 04.04.08 Дата перерегистрации: 27.08.19
Кавинтон® Комфорте

Таб., диспергируемые в полости рта, 10 мг: 30 или 90 шт.

рег. №: ЛП-002864 от 19.02.15 Дата перерегистрации: 20.02.20
Кавинтон® форте

Таб. 10 мг: 30 или 90 шт.

рег. №: П N014556/01 от 15.08.07 Дата перерегистрации: 27.08.19
Комбитропил®

Капсулы

рег. №: ЛСР-005209/08 от 03.07.08
НооКам

Капсулы

рег. №: ЛСР-007063/09 от 07.09.09 Дата перерегистрации: 20.08.14
Омарон®

Таблетки

рег. №: ЛС-001014 от 30.05.11 Дата перерегистрации: 10.08.18
Пирацезин

Капсулы

рег. №: П N016013/01 от 03.11.09
Фезам®

Капс. 400 мг+25 мг: 30 или 60 шт.

рег. №: П N012828/01 от 18.05.09 Дата перерегистрации: 05.06.19
контакты:
ТЕВА (Израиль)
Фесцетам

Капсулы

рег. №: ЛП-003226 от 29.09.15
Цидокан®

Капс. 400 мг+25 мг: 10, 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80 или 90 шт.

рег. №: ЛП-005031 от 06.09.18
Винпоцетин-Штада

Таблетки

рег. №: Р N002235/01 от 13.05.09 Дата перерегистрации: 13.03.19
Винпоцетин-Эском

Концентрат для приготовления раствора для инфузий

рег. №: ЛП-000662 от 28.09.11
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Винпоцетина таблетки 0.005 г

Таб. 5 мг: 20, 30 или 50 шт.

рег. №: 98/21/9 от 26.01.98
Инстенон®

Р-р д/в/в и в/м введения 10 мг+50 мг+100 мг/2 мл: амп. 5 шт.

рег. №: П N014738/01 от 10.10.08
Инстенон®

Таб., покр. оболочкой, 20 мг+50 мг+60 мг: 30 шт.

рег. №: П N014738/02 от 13.10.08
Упаковано: NYCOMED (Германия)
Инстенон®

Таб., покр. оболочкой, 20 мг+50 мг+60 мг: 30 шт.

рег. №: П N014738/02 от 13.10.08
Инстенон®

Таб., покр. оболочкой, 60 мг+100 мг+60 мг: 50 шт.

рег. №: П N014738/02 от 13.10.08
Упаковано: NYCOMED (Германия)
Инстенон®

Таб., покр. оболочкой, 60 мг+100 мг+60 мг: 50 шт.

рег. №: П N014738/02 от 13.10.08
Корсавин

Таблетки

рег. №: Р N003606/01 от 28.05.09

Лекарства для сосудов — поиск лекарств и наличие в аптеках

Здоровье головного мозга напрямую зависит от состояния кровеносных сосудов, так как именно с их помощью к нервным клеткам транспортируется кислород и необходимые вещества. Заболевания сосудов – опасное состояние для организма, лечение в таком случае должно быть своевременным. Какое лекарство для укрепления сосудов может выписать врач?

 

Препараты, расширяющие сосуды

Антагонисты кальция способствуют расслаблению артерии, при этом, не изменяя тонус вен. В результате усиливается кровоток, богатая кислородом кровь поступает в головной мозг. Антагонисты кальция широко применяются для лечения патологий сосудов во всем организме, выпускается уже третье поколение подобных препаратов.

Препараты-антагонисты кальция первого поколения

Препараты-антагонисты кальция второго поколения

  • Дилтиазем,

  • Адалат,

  • Дилтиазем,

  • Изоптин,

  • Коринфар,

  • Фенигидин,

  • Финоптин.

  • Анипамил,

  • Галлопамил,

  • Исрадипин,

  • Клентиазем,

  • Никардипин,

  • Норваск,

  • Октидипин,

  • Плен,

  • Лаципил,

  • дил,

  • Форидон.

Препараты третьего поколения (Нимодилин, Циннаризин) от ранее выпущенных лекарственных средств отличаются большим количеством преимуществ:

  • обладают пролонгированным воздействием,

  • небольшой перечень побочных эффектов,

  • отличаются высокой избирательностью воздействия на организм.

Вышеперечисленные препараты необходимы при выраженном атеросклерозе сосудов.

 

Лекарственные средства на основе алкалоидов

Благоприятное воздействие на состояние сосудов оказывают препараты на основе алкалоидов двух растений:

Препараты на основе барвинка выступают как спазмолитики, расслабляют сосуды. Алкалоид барвинка стимулирует обмен веществ в тканях мозга, а также препятствует склеиванию тромбоцитов. Примером препарата на основе барвинка является Винпоцетин. Его аналоги:

  • Бравинтон,

  • Веро-Винпоцетин,

  • Винпоцетин,

  • Винцетин,

  • Кавинтон Форте,

  • Телектол.

Любой препарат на основе гинкго билоба – эффективное лекарство для укрепления сосудов, снимающее спазм, стимулирующее микроциркуляцию и проницаемость стенок сосудов. Эти препараты также оказывают антиоксидантный эффект, уничтожают свободные радикалы, укрепляя стенки артерий и вен. Лекарственные средства с содержанием экстракта гинкго:

  • Билобил,

  • Гингиум,

  • Гинкор Форт,

  • Танакан.

 

Производные никотиновой кислоты

Такие препараты способствуют снижению в крови уровня холестерина, который откладывается на стенках сосудов. Лечение в большинстве случаев предполагает курс инъекций, но иногда назначаются и препараты в форме таблеток:

Лекарства для укрепления сосудов и капилляров разрешено использовать только под контролем специалиста, так как никотиновая кислота при неправильном применении негативно сказывается на состоянии печени.

 

Лекарства для укрепления стенок сосудов

Задача таких препаратов – сохранить эластичность сосудов. Они также оказывают благотворное воздействие на проницаемость капилляров, стимулируют метаболические процессы стенок кровеносных сосудов. Лекарство для укрепления стенок сосудов – важная составляющая в лечении пациентов, у которых повреждение сосудов является следствием первичного заболевания (сахарного диабета, атеросклероза, гипертонии).

С такими задачами справляются некоторые витамины и микроэлементы:

  • Витамины РР и С. Аскорбиновая кислота обладает антиоксидантными способностями, предупреждает ломкость сосудов, сохраняет их эластичность. Витамины РР и С содержатся в Аскорутине и Кверцетине.

  • Калий, селен, кремний.

Препараты для лечения атеросклероза сосудов головного мозга

Для стабилизации процесса поражения сосудов атеросклерозом, увеличения их просвета используются препараты следующих видов:

1. Статины способствуют снижению концентрации атерогенного холестерина, стабилизируют образовавшиеся бляшки:

2. Фибраты снижают уровень триглицеридов в крови:

  • Гемфибрат,

  • Фенофибрат.

 

Препараты для разжижения крови

Состояние сосудов во многом зависит от состояния крови, поэтому в комплексном лечении заболеваний сосудов необходимо использовать препараты, влияющие на реологию крови:

  • Аспирин, Клопидогрель, Тиклопидин,

  • Гепарин, Варфарин, Синкумар, Апиксабан,

  • Фибринолизин, Стрептокиназа, Алтеплаза.

Любое лекарство для укрепления стенок сосудов оказывает серьезное влияние на организм, поэтому вид и дозировку препарата должен подбирать специалист.
Товары по теме Посмотреть все товары

Лекарства для головы | Статьи

«Дайте что-нибудь от головы!» — провизоры в аптеках хорошо понимают такую просьбу покупателя. Стало быть, голова болит и требуется болеутоляющее. Но очень возможно, скоро посетители аптек в массовом порядке будут требовать «что-нибудь ДЛЯ головы» — такими темпами развивается совершенно новая, сформировавшаяся буквально за пару последних лет потребность. По-научному ее называют «косметической неврологией», а попросту это прием различных лекарств, расширяющих возможности интеллекта. Нет, наркотики и прочие галлюциногены тут ни при чем. От «лекарств для головы» никуда не «улетаешь» и не теряешь связи с реальностью. Просто голова лучше и интенсивнее соображает, работоспособность повышается, мысль делается острее. Но хорошо ли это? Врачи спорят на эту тему довольно жестко…

Кто они такие

Ноотропы. Название класса ноотропных препаратов происходит от греческих слов «noos» (разум) и «tropos» (направлять) — это лекарства, положительно влияющие на психику. Они улучшают память, приспосабливают организм к экстремальным нагрузкам, снимают нервное утомление, замедляют возрастные изменения.  Как правило, их назначают больным, перенесшим инсульт, имеющим нарушения мозгового кровообращения, жалующимся на ухудшение памяти и т.п.

Ноотропные вещества содержатся в растениях — всем известном женьшене или новомодном гингко билоба. И то, и другое именно в этом качестве тысячи лет используют в традиционных медицинах Востока.

Первые из современных ноотропных лекарств — отечественный  пирацетам или его импортный двойник ноотропил — давно и хорошо знакомы многим. Пирацетам как средство против укачивания создал румынский ученый К. Джурджеа, учившийся в аспирантуре у нас в Ленинграде и работавший затем в Бельгии. Потом сам ученый заметил, что его препарат «просветляет сознание». конецформыначалоформыРезультаты приема пирацетама заметны уже через 30-60 минут, но наибольший эффект достигается долгим и регулярным применением.
Однако далеко не все врачи однозначно относятся к пирацетаму и другим ноотропным препаратам. Некоторые считают, что они снижают способность к анализу и синтезу — улучшая механическое мышление и увеличивая его скорость, одновременно уменьшают творческие способности. Кроме того, для эффекта необходимы довольно большие его дозы — сотни миллиграммов.

Пептиды. Ученые стали искать подобные соединения в самом человеке. И нашли даже несколько — одни ухудшали память, другие улучшали ее. Общим было то, что все они оказались пептидами — короткими цепочками естественных аминокислот. И для эффекта требовались микроскопические дозы — в сотни раз меньше, чем содержит пирацетам. конецформыначалоформыВ мировой фармакологии пептиды сегодня — объект интереса номер один. Их научились синтезировать, несколько препаратов этого ряда уже создано в России. Некоторые не имеют аналогов в мире.

Стимуляторы. Общую трудоспособность и ясность мысли повышают и тонизирующие препараты — такие, как настойка лимонника, элеутерококка или аралии маньчжурской. Из корней последней созданы и таблетки — препарат сапарал врачи рекомендуют при повышенных интеллектуальных нагрузках, умственном переутомлении и т.п.

Витамины. Способностью улучшать работу интеллекта обладают и некоторые витамины, особенно сочетание В6, который улучшает связи между клетками мозга, и С, который дает дополнительную энергию.

Как они работают

В чем секрет ноотропных и подобных им веществ и лекарств? Во-первых, они улучшают мозговое кровообращение — клетки серого вещества получают больше кислорода, в них улучшается обмен веществ, быстрее проходят нервные импульсы, стало быть, увеличивается «скорость мысли».

Кроме того, многие из них являются мощными антиоксидантами, то есть эффективно борются со свободными радикалами кислорода, которые способны повреждать клетки мозга. Они предотвращают образование склеротических бляшек на стенках артерий, сохраняют их гибкость, эластичность. Они помогают клеткам быстрее и полнее усваивать глюкозу — основное «топливо» мозга.

Русские круче

За рубежом ноотропные препараты долгое время всерьез не рассматривали. В России же исследования в этой области ведутся давно и успешно — в Институте фармакологии РАМН, Институте молекулярной генетики РАН и ряде других центров. Это позволило несколько наших препаратов запатентовать за рубежом, в том числе и в таких требовательных к оригинальности и соблюдению всех правил клинических испытаний странах, как США.

Препаратов без побочных эффектов не бывает, справедливо это и по отношению к «лекарствам для головы». Но и тут у российских фармакологов есть серьезные достижения. Недавно вышло на рынок наше «лекарство от страха», когда-то созданное для спецслужб, военных летчиков, космонавтов и т.п. Афобазол выгодно отличается от прочих транквилизаторов тем, что не вызывает сонливости, расслабления мышц и ухудшения памяти. Это позволяет без потери трудоспособности лечить им неврозы и синдром хронической усталости.

Российские ученые создали и первый в мире дневной транквилизатор гидазепам. Возможности интеллекта и память оптимизирует и отечественный препарат селанк. А ноопепт прямо рекомендуется как средство для улучшения деятельности головного мозга. Кроме эффективного лечения расстройств памяти, обучения, внимания он проявил себя и как нейропротектор, то есть защитник клеток мозга от повреждений. Мало того, у него обнаружили и антитромботическое действие. Подобных препаратов тоже пока в мире нет.

Космонавты делают это

Рассказывает заведующий отделом разработки методов и средств оперативного обеспечения полетов и работы в экстремальных условиях Института медико-биологических проблем РАН доктор медицинских наук Игорь Гончаров:

— В космонавты, естественно, берут только здоровых людей. Но в длительных полетах на них негативно влияют неблагоприятные для человека условия среды: перегрузки, стресс, монотонность работы, изолированность от близких и, самое главное, невесомость. Она создает неблагоприятные условия для работы головного мозга, сердечно-сосудистой системы, костно-мышечной ткани, так как все жидкие среды организма перемещаются в верхнюю часть тела. В первые дни полета могут возникать головные боли, заложенность носа, вестибулярные расстройства. Потом организм адаптируется, но примерно через два месяца возникают изменения в деятельности сердечно-сосудистой системы — тогда мы назначаем курс профилактических средств для улучшения работы сердечной мышцы.

Спустя 3-4 месяца у космонавтов появляется утомление — становится труднее засыпать, возникает раздражительность, чувство усталости.  В этот момент назначаем им ноотропные препараты, которые оптимизируют работу центральной нервной системы, улучшают функцию головного мозга. Правда, за два дня до ответственных операций (стыковки, выхода в открытый космос и т.п.) прием лекарств прекращаем — на всякий случай, чтобы исключить фактор медикаментозного воздействия на человека. После выполнения операции курс ноотропных препаратов продолжаем.

Осторожнее с таблетками

Более чем 20-летние наблюдения за космонавтами показали, что никаких негативных последствий для здоровья прием ноотропных препаратов не несет. Но все же надо помнить, советует доктор медицинских наук Игорь Гончаров, что любые лекарства должен назначать врач. Короткий курс ноотропов вреда не принесет, но длительно и бесконтрольно никакие лекарства принимать не стоит.

Мозговых вазодилататорных реакций у здоровых и когнитивных людей — Клиника Мэйо

ОПИСАНИЕ (предоставлено заявителем): Общая цель этого приложения — изучить церебральную микрососудистую вазодилататорную функцию у молодых и пожилых людей и проверить гипотезы, широко связанные с микрососудистой функцией и познанием . Этот проект послужит средством для развития обучения кандидата в области сердечно-сосудистого старения и интеграции с цереброваскулярными изменениями, связанными с легкими когнитивными нарушениями (MCI) и болезнью Альцгеймера.Последние данные свидетельствуют о том, что дисфункция микрососудов является основным фактором, способствующим MCI, переходной стадии между нормальным старением и деменцией или болезнью Альцгеймера. Поскольку пациенты с болезнью Альцгеймера демонстрируют системную эндотелиальную дисфункцию и снижение количества эндотелиальных клеток-предшественников (EPC), вполне вероятно, что пациенты с MCI имеют аналогичный фенотип. Для достижения нашей общей цели мы будем систематически оценивать сосудорасширяющую функцию микрососудов у людей с MCI и без нее. В цели 1 мы определим, притупляются ли церебральные и периферические вазодилататорные реакции у пациентов с MCI, сравнивая опосредованную CO2 вазодилатацию в средней мозговой артерии (MCA) и реакцию кровотока предплечья на реактивную гиперемию в 3 группах: 1) молодые здоровые люди; 2) когнитивно неповрежденные пожилые люди и 3) пожилые люди с MCI.В цели 2 мы определим, объясняет ли потеря сосудорасширяющих простагландинов снижение вазодилататорных реакций СМА на СО2, сравнивая эффекты индометацина на опосредованную СО2 вазодилатацию в СМА в тех же трех группах. Мы ожидаем потери простагландин-опосредованных сосудорасширяющих механизмов как у интактных пожилых пациентов, так и у пациентов с MCI. В Цели 3 мы определим, сопровождает ли притупление регенеративной способности EPC снижение церебральных сосудорасширяющих реакций на CO2. Мы определим регенеративную способность путем оценки реэндотелизации с использованием мышиной модели повреждения сонной артерии после трансплантации человеческих EPC из 3 групп: 1) молодые здоровые взрослые; 2) пожилые люди с интактными когнитивными функциями; 3) пожилые люди с MCI.Мы ожидаем, что регенеративная способность EPC является наибольшей у молодых людей, промежуточной у пожилых людей и снижается у пациентов с MCI и коррелирует с опосредованной CO2 церебральной вазодилатацией. Таким образом, у нас есть комплексный план исследования церебральной вазодилататорной функции у людей и того, как она изменяется в зависимости от возраста или когнитивного статуса. Использование ступенчатого гиперкапнического протокола вентиляции позволит нам оценивать дифференцированные вазодилататорные реакции в СМА неинвазивным способом, но концептуально аналогичным тестам сосудистой функции в предплечье и сердце, которые обеспечили глубокое понимание механизмов микрососудистой патологии. при сердечно-сосудистых заболеваниях.Исследования с индометацином позволят нам проверить роль сосудорасширяющих простагландинов в потере сосудорасширяющей функции с возрастом и MCI. Исследование регенеративной способности EPC дополнительно исследует представление о том, что дисфункция микрососудов является основным фактором MCI. Вместе этот подход обеспечит значительное понимание роли микрососудистой дисфункции в когнитивных нарушениях и позволит кандидату развить трансляционные знания в механизмах регуляции мозгового кровотока.ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ. В условиях старения населения раннее выявление изнурительных заболеваний, таких как деменция и болезнь Альцгеймера, имеет решающее значение для адекватной профилактики и лечения. Дисфункция микрососудов в мозговом кровообращении, вероятно, является недостаточно изученным механизмом, способствующим легким когнитивным нарушениям и связанной с ними деменции. Мы стремимся использовать физиологический тест церебральной вазодилататорной функции как метод выявления потенциальных механизмов, связанных с когнитивным снижением. Наши исследования на людях будут дополнены исследованиями трансляции эндотелиальных клеток-предшественников для изучения клеточных механизмов, которые могут способствовать изменению физиологии.

Интратекальный дексмедетомидин ослабляет гиперкапническую, но не гипоксическую церебральную вазодилатацию у анестезированных кроликов | Анестезиология

α 2 -АДРЕНЕРГИЧЕСКИЕ агонисты, такие как дексмедетомидин (ДХМ) и клонидин, оказывают свое действие, стимулируя пресинаптические и постсинаптические α 2 -адренергические рецепторы центрально и периферически. Опубликованные данные свидетельствуют о том, что α 2 -адренергические рецепторы в церебральных артериях играют важную роль в сужении сосудов головного мозга.1 Системные и актуальные α 2 -адренергические агонисты вызывают сужение сосудистой сети центральной нервной системы. 1–3

Сосудистые реакции на гиперкапнию и гипоксию кажутся ограниченными в присутствии агонистов α 2 -адренергических рецепторов. Например, системный ДХМ снижает церебральный кровоток (CBF), не влияя на метаболическое использование кислорода в мозге во время нормокапнии и гиперкапнии. 2,4,5 Было высказано предположение, что снижение CBF до DXM вызвано увеличением сопротивления сосудов головного мозга, опосредованным постсинаптическими α 2 -адренергическими рецепторами, расположенными в сосудистой сети головного мозга.6

Внутрицеребровентрикулярное введение ДХМ снижает реакцию CBF на гипоксию. 3,7 Однако пока нет сообщений о реактивности сосудов головного мозга на гиперкапнию и гипоксию после интратекального введения α 2 -адренергических агонистов. Поскольку интратекальные агонисты α 2 -адренергических рецепторов являются клиническими разработками для использования в периоперационном интервале, мы считаем важным знать их влияние на сосуды головного мозга во время гиперкапнии и гипоксии.Мы предположили, что интратекальный ДХМ может изменять цереброваскулярную реактивность на гиперкапнию и / или гипоксию. Поэтому в настоящем исследовании мы исследовали влияние интратекального ДХМ на реактивность сосудов головного мозга на гиперкапнию и гипоксию и прояснили механизм, связанный с использованием техники краниального окна у кроликов. Поскольку мы обнаружили, что интратекальный ДХМ изменяет реакцию пиальных сосудов на гиперкапнию, мы дополнительно исследовали эффекты системного ДХМ, местного ДХМ и интратекального клонидина на реактивность сосудов на гиперкапнию.

Процедуры, использованные в этом исследовании, соответствовали Руководящим принципам ухода за животными и их использованию, утвержденным Советом Американского физиологического общества, а протоколы экспериментов были одобрены Институциональным комитетом по уходу за животными Медицинской школы Университета Гифу. Эксперименты выполнены на 55 кроликах, находящихся под наркозом, массой 2,3–2,6 кг. Каждое животное было анестезировано пентобарбиталом натрия (20 мг / кг внутривенно) и поддерживалось непрерывной инфузией того же агента (4 мг · кг -1 · ч -1 ), и каждое животное подвергалось механической вентиляции через трахеотомическую трубку. с воздухом помещения, обогащенным кислородом (содержание кислорода в артериальной крови 14–15 об.%).Дыхательный объем и частота дыхания были отрегулированы для поддержания парциального давления углекислого газа в артериальной крови между 35 и 40 мм рт. Катетеры помещали в бедренную вену и артерию для введения жидкости и лекарств, а также для непрерывного мониторинга среднего артериального кровяного давления (САД) и частоты сердечных сокращений (ЧСС), а также для забора крови, соответственно. Ректальную температуру поддерживали от 37,5 до 38,5 ° C с помощью одеяла с подогревом.

Для наблюдения церебральной пиальной микроциркуляции использовали закрытое черепное окно.Каждое животное принимали позу сфинкса, скальп втягивали и в теменной кости делали отверстие диаметром 5 мм. Твердую мозговую оболочку и паутинную оболочку осторожно вскрыли, над отверстием поместили кольцо с покровным стеклом и закрепили стоматологическим акрилом. Пространство под окном было заполнено искусственной спинномозговой жидкостью (АЦСН). Состав aCSF: Na + 151 мэкв / л, K + 4 мэкв / л, Ca 2+ 3 мэкв / л, Cl 110 мэкв / л и глюкоза 100 мг / дл.Эту жидкость поддерживали при 37,0 ° C, pH 7,48 и непрерывно барботировали газовой смесью 5% CO 2 и воздуха. Через кольцо вводили два полиэтиленовых катетера; один был прикреплен к резервуару, содержащему aCSF, для поддержания желаемого уровня внутриоконного давления (5 мм рт. ст.), а другой использовался для непрерывного мониторинга внутриоконного давления. Объем под окном составлял от 0,5 до 1 мл. Поясничные параспинальные мышцы обнажали продольным разрезом кожи по средней линии от нижнего поясничного уровня до верхнего крестцового уровня.После удаления остистого отростка с помощью губки была выполнена ламинэктомия электродрелью на шестом поясничном позвонке. В интратекальное пространство на расстоянии 1 см рострально введен полиэтиленовый катетер.

Диаметр трех пиальных артериол измеряли в каждом черепном окне с помощью видеомикрометра (видеомикрометр Olympus Flovel, модель VM-20; Flovel, Tokyo, Japan) на телевизионном мониторе, на который поступали изображения с микроскопа (модель SZH-10; Olympus , Токио, Япония).Данные из представлений пиала были сохранены на видеокассете для последующего воспроизведения и анализа. Мы усреднили диаметры пиальных артериол от каждого животного, чтобы получить средний диаметр на одно животное, и обработали это единственное значение статистически. Пиальные артериолы имели диаметр от 50 до 120 мкм.

Исследование было разделено на три части. В первом мы оценили эффекты интратекального ДХМ (Abbott Laboratories, Северный Чикаго, Иллинойс) на ответ церебральных сосудорасширяющих средств на гиперкапнию.Во втором мы оценили влияние ДХМ на церебральный сосудорасширяющий ответ на гиперкапнию в присутствии интратекального йохимбина (Вако, Осака, Япония), антагониста α 2 -адренорецепторов. В третьем мы оценили влияние ДХМ на сосудорасширяющую реакцию мозга на гипоксию. Все эксперименты проводились после не менее 30-минутного восстановления после хирургической подготовки.

В первой серии экспериментов оценивались изменения диаметра пиального артериол, вызванные гиперкапнией и различными физиологическими переменными (включая САД, ЧСС, ректальную температуру, газовое напряжение артериальной крови и p H) (STAT Profile-5; NOVA Biomedicals, Waltham, MA) всякий раз, когда мы измеряли диаметр пиальных артериол до и через 30, 60 и 90 минут после интратекального введения ДХМ (2 мкг / кг в 0.1 мл / кг физиологического раствора; n = 7) или физиологический раствор (0,1 мл / кг; n = 8) в качестве контроля. Гиперкапнические проблемы вызывали до и через 30, 60 и 90 минут после интратекального введения вышеупомянутых препаратов путем добавления газообразного диоксида углерода к инспираторным газам. Через 5 минут на стабильном уровне (парциальное давление углекислого газа в артериальной крови, приблизительно 60 мм рт. Ст.) Измеряли диаметры пиальных артериол.

Во второй серии экспериментов в качестве предварительной обработки вводили интратекальный йохимбин (20 мкг / кг), а через 30 минут интратекально вводили ДХМ (2 мкг / кг в 0.1 мл / кг физиологического раствора; n = 7). Измерения физиологических переменных производились, как в первой серии экспериментов.

В третьей серии экспериментов мы исследовали влияние интратекального ДХМ (2 мкг / кг в 0,1 мл / кг физиологического раствора; n = 7) или физиологического раствора (0,1 мл / кг; n = 7) в качестве контроля на вазодилатация мозга, вызванная легкой (содержание кислорода 8–10 об.%) или умеренной (содержание кислорода 5–7 об.%) гипоксией (OSM3, Radiometer, Копенгаген, Дания).Мы провели тест на гипоксию до и через 30 минут после интратекального введения ДХМ. Через пятнадцать минут после того, как диаметр артериол вернулся к исходному значению после гипоксической нагрузки, мы провели еще один тест с гипоксической нагрузкой. Мы завершили гипоксические эксперименты в течение 60 минут после введения ДХМ. Мы рандомизировали индукцию легкой или умеренной гипоксии. Эти уровни кислорода были получены путем добавления дополнительного азота к вдыхаемому газу. Изменения физиологических параметров измеряли, как в первой серии экспериментов.

В дополнительной серии экспериментов мы исследовали эффекты системного DXM (2 мкг / кг и 10 мкг / кг; n = 6), местного DXM (10 −8 m и 10 −6 m; n = 6) и поясничный интратекальный клонидин (2 мкг / кг; n = 7; Boehringer Ingelheim, Ridgefield, IL) на диаметр пиального артериоля и на изменение, вызванное гиперкапнией. Через 15 мин после внутривенной инъекции 2 мкг / кг ДХМ мы выполнили гиперкапническую стимуляцию.Через пятнадцать минут после того, как диаметр артериол вернулся к исходному значению, мы ввели 10 мкг / кг ДХМ внутривенно. Вторая гиперкапническая стимуляция была вызвана через 15 минут после внутривенной инъекции 10 мкг / кг ДХМ. В исследованиях местного применения гиперкапния вызывалась через 5 минут после местного применения 10 -8 м ДХМ. Мы непрерывно промывали окно aCSF в течение 30 минут, чтобы установить исходное значение диаметра артериол, а затем вводили 10 -6 м ДХМ. Вторую гиперкапническую стимуляцию вызывали через 5 минут после местного введения 10 -6 м ДХМ.Для интратекального исследования клонидина кроликов лечили так же, как кроликов, которым давали ДХМ, как описано в первой серии экспериментов. Измерения физиологических переменных производились так же, как и в первой серии экспериментов.

В присутствии ДХМ ответ пиального артериолярного расширителя на гиперкапнию был значительно меньше, чем в контроле (физиологический раствор) через 30, 60 и 90 минут после интратекального введения ДХМ ( P <0.05; рис. 1). Хотя интратекальный йохимбин сам по себе не изменял диаметры артериол, предварительное лечение йохимбином полностью блокировало ослабление реакции артериолярного расширителя на гиперкапнию, вызванную ДХМ (рис. 1). Интратекальный ДХМ в поясничный отдел, per se , не влиял на диаметр пиального артериоля (таблица 1). САД после интратекального введения ДХМ было значительно ниже, чем у контроля через 30, 60 и 90 мин ( P <0,05), но не изменилось гиперкапнией ни в одной из групп (кроме 30 мин после введения. ДХМ в группе предварительной обработки йохимбином; таблица 2).ЧСС не изменилась после интратекального введения ДХМ ни в одной из групп, но значительно снизилась в ответ на гиперкапнию ( P <0,05; таблица 2). Артериальный p H значительно снизился в ответ на гиперкапнию без изменения артериального давления кислорода (таблица 2).

Рис. 1. Влияние интратекального физиологического раствора (контроль; n = 8), дексмедетомидина (DXM; n = 7), предварительной обработки DXM йохимбином (n = 7) и клонидином (n = 7) на реактивность церебральных пиальных артериол гиперкапнии.Данные выражены как процентное изменение увеличения диаметра на исходном уровне (до введения) и через 30, 60 и 90 минут после интратекального введения. ДХМ ослаблял расширение артериол, вызванное гиперкапнией. Предварительная обработка йохимбином полностью блокировала снижение реактивности на гиперкапнию, вызванную DXM. Значения являются средними ± стандартное отклонение. * P <0,05 по сравнению с соответствующим контролем. † P <0,05 по сравнению с соответствующим клонидином.

Рис. 1. Влияние интратекального физиологического раствора (контроль; n = 8), дексмедетомидина (DXM; n = 7), предварительной обработки DXM йохимбином (n = 7) и клонидином (n = 7) на реактивность церебрального пиала. артериол до гиперкапнии.Данные выражены как процентное изменение увеличения диаметра на исходном уровне (до введения) и через 30, 60 и 90 минут после интратекального введения. ДХМ ослаблял расширение артериол, вызванное гиперкапнией. Предварительная обработка йохимбином полностью блокировала снижение реактивности на гиперкапнию, вызванную DXM. Значения являются средними ± стандартное отклонение. * P <0,05 по сравнению с соответствующим контролем. † P <0,05 по сравнению с соответствующим клонидином.

Таблица 1.Влияние интратекального введения исследуемых препаратов на диаметр пиальной артерии (мкм) во время гиперкапнии

Значения представляют собой среднее значение ± стандартное отклонение.

* P <0,05 по сравнению с соответствующим нормокапническим значением.

ДХМ = дексмедетомидин; CL = клонидин.

Таблица 2. Изменения физиологических параметров, вызванные гиперкапнией

Значения являются средними ± стандартное отклонение.

* П <0.05 по сравнению с нормокапнией.

P <0,05 по сравнению с соответствующим исходным значением.

ДХМ = дексмедетомидин; CL = клонидин; САД = среднее артериальное кровяное давление.

Основные результаты настоящего исследования заключались в том, что интратекальное введение ДХМ в поясничные области позвоночника ослабляло расширение церебральных пиальных артериол, вызванное гиперкапнией, и что этот эффект ДХМ полностью блокировался йохимбином, антагонистом адренорецепторов α 2 .Интратекальный ДХМ сам по себе не вызывал сужения сосудов головного мозга. В исследовании местного введения ДХМ в черепное окно церебральная вазореактивность по отношению к гиперкапнии ослаблялась более высокой концентрацией (10 −6 м 2) ДХМ, но не его более низкой концентрацией (10 −8 м 2), хотя и значительным. Сужение сосудов головного мозга наблюдалось только при более высокой концентрации ДХМ. Таким образом, прямое воздействие ДХМ на гладкие мышцы сосудов центральной нервной системы не могло полностью объяснить ослабление церебральной вазореактивности до гиперкапнии во время интратекального введения ДХМ.Кроме того, интратекальный ДХМ не влиял на расширение пиальных артериол, вызванное легкой или умеренной гипоксией. Следовательно, кажется, что α 2 -адренергическая стимуляция по-разному влияет на церебральную вазодилатацию в зависимости от того, является ли она результатом гиперкапнии или гипоксии.

Системные α 2 -адренергические агонисты снижают CBF 4–6 или сужают сосуды головного мозга. Механизмы, лежащие в основе изменения тонуса сосудов головного мозга, вызванного системными агонистами α 2 -адренергических рецепторов, могут включать как прямое воздействие на сосуды головного мозга, так и отдаленное влияние центральных нейронов без прямого воздействия на гладкие мышцы сосудов головного мозга.7,9 Используя технику краниального окна, местное применение ДХМ под окном вызывает сужение сосудов головного мозга через локальную стимуляцию α 2 -адренорецепторов. 1,10 В настоящем исследовании спинальные интратекальные агонисты α 2 -адренергических рецепторов сами по себе не изменяли диаметр сосудов головного мозга, что позволяет предположить, что интратекальный ДХМ в дозах, вводимых в поясничную область, не оказывает никакого стимулирующего действия на α 2. -адренорецепторы сосудов головного мозга. Системное введение ДХМ (2 мкг / кг) не оказывало никакого влияния ни на диаметр сосуда, ни на реактивность гиперкапнии.В местном исследовании ДХМ любая концентрация ДХМ не снижала вазореактивность до гиперкапнии без прямой церебральной вазоконстрикции. Таким образом, ослабленный ответ пиальных артериол на гиперкапнию в присутствии интратекального ДХМ (2 мкг / кг) вряд ли будет вызван его системным действием в результате системной абсорбции и, вероятно, будет вызван, по крайней мере частично, косвенное или отдаленное влияние на сосудистую сеть головного мозга. Однако, поскольку большая доза системного ДХМ (10 мкг / кг) ослабляла их реактивность на гиперкапнию, без измерения уровня ДХМ в сыворотке или ЦСЖ, мы не можем исключить возможность того, что системный эффект интратекальных α 2 -адренергических агонистов гиперкапническая церебральная вазодилатация может быть вовлечена в настоящие результаты.

Хорошо известно, что гиперкапния вызывает расширение пиальных сосудов. 8,11 Что касается эффектов α 2 -адренергических агонистов на гиперкапническую вазодилатацию, сообщалось, что: (1) системный ДХМ не влиял на гиперкапническую реактивность CBF 2; (2) интракаротидная инъекция клонидина вызвала усиленную цереброваскулярную реактивность на гиперкапнию 12; и (3) системный ДХМ и клонидин ослабляли вызванное гиперкапнией расширение пиальных артериол.4,8 Однако имеется мало информации о влиянии на реактивность сосудов головного мозга, которое может быть индуцировано агонистами α 2 -адренергических рецепторов, вводимых в спинномозговое интратекальное пространство. α 2 -Агонисты адренергических рецепторов могут действовать на супраспинальный центр ствола мозга, возможно, на голубое пятно или ростральный вентролатеральный мозговой слой. 7,13,14 Действительно, Элам и др. 15 сообщили, что системный клонидин подавляет возбуждение голубого пятна, вызванное гиперкапнией, тогда как Fale et al. 2 сделал вывод из открытий Cedarbaum и Aghajanian 16, что системный DXM изменяет ответ CBF на гиперкапнию посредством механизма, включающего непрямое ингибирование нейронов в голубом пятне. Возможно, что даже очень небольшое количество 2 мкг / кг ДХМ, введенное в поясничную область, может достичь нейронов ствола мозга через циркуляции спинномозговой жидкости. Таким образом, голубое пятно может каким-то образом участвовать в ослаблении гиперкапнической вазодилатации, вызванной α 2 -адренергической стимуляцией спинальным интратекальным введением ДХМ.Более того, полное ингибирование DXM-индуцированного ослабления йохимбином также должно подтверждать участие в этом ослаблении действия α 2 -адренорецепторов. Активация симпатической нервной системы повысит цереброваскулярное сопротивление и уменьшит артериальную дилатацию во время гиперкапнии. 17–19 Однако неясно, может ли полученный результат быть связан с ослаблением вазодилатации до гиперкапнии под действием DXM, что может уменьшить симпатический отток.

В исследовании гипоксии мы использовали содержание кислорода в артериальной крови в качестве показателя гипоксии, поскольку содержание кислорода в артериальной крови связано с количеством присутствующего гемоглобина и является более надежным индикатором уровня гипоксии, чем давление кислорода в артериальной крови.20,21 Хорошо известно, что гипоксия увеличивает CBF, но механизм, лежащий в основе гипоксической вазодилатации, в настоящее время четко не определен. В настоящем исследовании стимуляция α 2 -адренергических рецепторов, вызванная интратекальным ДХМ, не ослабляла расширение пиальных сосудов, вызванное легкой или умеренной гипоксией. Макферсон и др. 7 сообщил, что интрацеребровентрикулярный ДХМ не влияет на процентное увеличение CBF, наблюдаемое во время гипоксии, наблюдение, которое согласуется с настоящими результатами.

Реакция сосудов головного мозга на гиперкапническое состояние, но не на гипоксическое состояние, подавляется присутствием α 2 -агониста вокруг спинного мозга. Причины этой разницы остаются неясными. Андервуд и др. 22 предположили, что ростральный вентролатеральный мозг, область ствола мозга, участвует в опосредовании церебрального сосудорасширяющего ответа на гипоксию, но не в ответ на гиперкапнию.Такие различия между ответами на гиперкапнические и гипоксические состояния могут быть каким-то образом связаны с разными результатами, наблюдаемыми в этих двух условиях настоящего исследования. Кроме того, мы должны учитывать потенциальный эффект пентобарбитала как базального анестетика, который, по-видимому, в наименьшей степени влияет на изолированные сосуды головного мозга. 23 Однако Fale et al. 2 сообщил, что пентобарбитал подавляет цереброваскулярную реакцию на ДХМ. Таким образом, мы не можем исключить участие пентобарбитала в настоящих результатах.Более того, поскольку мы изучали разовую дозу интратекального ДХМ для настоящего исследования, мы не можем полностью исключить возможность того, что отсутствие исследования доза-ответ может повлиять на разницу между исследованиями гиперкапнии и гипоксии.

В заключение, настоящее исследование показывает, что интратекальный ДХМ ослабляет расширение церебральных пиальных артериол, которое происходит в ответ на гиперкапнию, но не расширение, которое происходит во время гипоксии, даже если эти препараты, введенные в поясничный отдел позвоночника, не вызывают сосудосуживающего эффекта. на сосуды головного мозга.Поскольку предварительная обработка йохимбином полностью предотвращала снижение вазореактивности, вызванное ДХМ во время гиперкапнии, этот эффект ДХМ, вероятно, опосредуется через α 2 -адренергическую стимуляцию. Дифференциальные эффекты стимуляции α 2 на церебральные сосудорасширяющие ответы, вызванные гиперкапнией и гипоксией, могут быть результатом различий в задействованных центральных механизмах.

Сосудорасширяющие средства при хирургии аневризмы головного мозга

  • 1

    Lam AM .Вызванная гипотензия. Can Anaesth Soc J 1984; 31: S56-S62.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 2

    Grubb RL Jr, Raichle ME, Eichling JO, Gado MH . Влияние субарахноидального кровоизлияния на объем церебральной крови, кровоток и использование кислорода у людей. J Neurosurg 1977; 46: 446–53.

    PubMed Google ученый

  • 3

    Batjer HH, Франкфурт AI, Purdy PD, Smith SS, Samson DS .Использование томидата, временной артериальной окклюзии и интраоперационной ангиографии при хирургическом лечении больших и гигантских аневризм головного мозга. J Neurosurg 1988; 68: 234–40.

    PubMed CAS Google ученый

  • 4

    Symon L . Нарушение цереброваскулярной физиологии при аневризматическом субарахноидальном кровоизлиянии. Acta Neurochir (Вена) 1978; 41: 7–22.

    CAS Статья Google ученый

  • 5

    McDowall DG .Вызванная гипотензия и ишемия головного мозга. Br J Anaesth 1985; 57: 110–9.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 6

    Hunt WE, Kosnik EJ . Сроки и периоперационный уход при хирургии интракраниальной аневризмы. Clin Neurosurg 1974; 21: 78–89.

    Google ученый

  • 7

    Disney L, Weir B, Grace M . Факторы, влияющие на исход разрыва аневризмы у пациентов с плохой степенью злокачественности: проспективная серия.Нейрохирургия 1988; 23: 1–9.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 8

    Dorsch NWC, Branston NM, Harris RJ, Bentivoglio P, Symon L . Экспериментальное исследование действия нимодипина при субарахноидальном кровоизлиянии приматов. Acta Neurochir (Вена) 1989; 99: 65–75.

    CAS Статья Google ученый

  • 9

    Адамс Х.П. младший, Касселл Н.Ф., Томер Дж. К., Хейли ЕС-младший .Прогнозирование ишемии головного мозга после аневризматического субарахноидального кровоизлияния: влияние клинического состояния, результатов КТ и антифибринолитической терапии. Отчет совместного исследования аневризмы. Неврология 1987; 37: 1586–91.

    PubMed Google ученый

  • 10

    Fein JM . Церебральный энергетический обмен после субарахноидального кровоизлияния. Stroke 1975; 6: 1–8.

    PubMed CAS Google ученый

  • 11

    Графф-Рэдфорд Н.Р., Томер Дж., Адамс Х.П., Касселл Н.Ф. .Факторы, связанные с гидроцефалией после субарахноидального кровоизлияния. Отчет совместного исследования аневризмы. Arch Neurol 1989; 46: 744–52.

    PubMed CAS Google ученый

  • 12

    Mohr G, Ferguson G, Khan M и др. . Внутрижелудочковое кровоизлияние из-за разрыва аневризмы. J Neurosurg 1983; 58: 482–7.

    PubMed CAS Google ученый

  • 13

    Исии Р .Регионарный церебральный кровоток у пациентов с разрывом внутричерепных аневризм. J Neurosurg 1979; 50: 587–94.

    PubMed CAS Google ученый

  • 14

    Пауэрс В.Дж., Грабб Р.Л. младший, Бейкер Р.П., Минтун М.А., Райхл М.Э. . Регионарный церебральный кровоток и метаболизм при обратимой ишемии вследствие спазма сосудов. J Neurosurg 1985; 62: 539–46.

    PubMed CAS Google ученый

  • 15

    Weir B, Menon D, Overton T .Регионарный церебральный кровоток у пациентов с аневризмами: оценка при вдыхании ксенона 133. Can J Neurol Sci 1978; 5: 301–5.

    PubMed CAS Google ученый

  • 16

    Маунтц Дж. М., МакГилликадди Дж. Э., Уилсон М. В., Бартольд С. П., Сигал Э. М. . Изменения мозгового кровотока до и после операции при субарахноидальном кровоизлиянии. Acta Neurochir (Вена) 1991; 109: 30–3.

    CAS Статья Google ученый

  • 17

    Волдби Б., Эневольдсен Э.М., Йенсен ФТ .Регионарный CBF, внутрижелудочковое давление и церебральный метаболизм у пациентов с разрывом внутричерепных аневризм. J Neurosurg 1985; 62: 48–58.

    PubMed CAS Google ученый

  • 18

    Menon D, Weir B, Overton T . Размер желудочка и церебральный кровоток после субарахноидального кровоизлияния. Журнал компьютерной томографии 1981; 5: 328–33.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 19

    Мэтью Н.Т., Мейер Дж.С., Хартманн А .Диагностика и лечение факторов, осложняющих субарахноидальное кровоизлияние. Нейрорадиология 1974; 6: 237–45.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 20

    Hunt WE, Hess RM . Хирургический риск в зависимости от времени вмешательства при восстановлении внутричерепных аневризм. J Neurosurg 1968; 28: 14–20.

    PubMed CAS Google ученый

  • 21

    Дженнетт Б., Бонд М .Оценка исхода после тяжелого повреждения головного мозга. Lancet 1975; 1: 480–4.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 22

    Элворд ЕС младший, Лозер Дж.Д., Бейли В.Л., Copass MK . Субарахноидальное кровоизлияние из-за разрыва аневризмы. Простой метод оценки прогноза. Arch Neurol 1972; 27: 273–84.

    PubMed Google ученый

  • 23

    Арчер Д.П., Шоу Д.А., Леблан Р.Л., Транмер Б.И. .Гемодинамические аспекты ведения пациентов с субарахноидальным кровотечением. Кан Дж. Анаэст 1991; 38: 454–70.

    PubMed CAS Google ученый

  • 24

    Ljunggren B, Brandt L Kågström E, Sundbärg G . Результаты ранних операций по поводу разрыва аневризмы. J Neurosurg 1981; 54: 473–9.

    PubMed CAS Google ученый

  • 25

    Касселл Н.Ф., Томер Дж. К., Хейли Е. К. Младший, Джейн Дж. А., Адамс Х. П., Kongable GL .Международное совместное исследование сроков хирургического вмешательства при аневризме. Часть 1: Общие результаты управления. J Neurosurg 1990; 73: 18–36.

    PubMed CAS Google ученый

  • 26

    Хейли Е.К. младший, Касселл Н.Ф., Томер Дж. С. . Международное совместное исследование сроков хирургического вмешательства при аневризме. Опыт Северной Америки. Stroke 1992; 23: 205–14.

    PubMed Google ученый

  • 27

    Касселл, Нью-Джерси, Торнер Дж. С. .Аневризматическое повторное кровотечение: предварительный отчет совместного исследования аневризмы. Нейрохирургия. 1983; 13: 479–81.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 28

    Kassell NF, Sasaki T, Colohan ART, Nazar G . Спазм сосудов головного мозга после аневризматического субарахноидального кровоизлияния. Stroke 1985; 16: 562–72.

    PubMed CAS Google ученый

  • 29

    Graf CJ, Nibbelink DW .Совместное исследование внутричерепных аневризм и субарахноидальных кровоизлияний. Отчет о рандомизированном исследовании лечения III. Внутричерепная хирургия. Stroke 1974; 5: 559–610.

    Google ученый

  • 30

    Kwak R, Niizuma H, Ohi T, Suzuki J . Ангиографическое исследование церебрального вазоспазма после разрыва внутричерепных аневризм: Часть 1. Время появления. Surg Neurol 1979; 11: 257–62.

    PubMed CAS Google ученый

  • 31

    Weir B, Grace M, Hansen J, Rothberg C .Течение спазма сосудов у человека. J Neurosurg 1978; 48: 173–8.

    PubMed CAS Google ученый

  • 32

    Heros RC, Zervas NT, Varsos V . Спазм сосудов головного мозга после субарахноидального кровоизлияния: обновленная информация. Ann Neurol 1983; 14: 599–608.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 33

    Карпентер Д.А., Грабб Р.Л. младший, Темпель Л.В., Пауэрс В.Дж. .Церебральный кислородный обмен после аневризматического субарахноидального кровоизлияния. J Cereb Blood Flow Metab 1991; 11: 837–44.

    PubMed CAS Google ученый

  • 34

    Öhman J, Heiskanen O . Влияние нимодипина на исход пациентов после аневризматического субарахноидального кровоизлияния и хирургического вмешательства. J Neurosurg 1988; 69: 683–6.

    PubMed Google ученый

  • 35

    Петрук К.С., Вест М., Мор Г. и др. .Лечение нимодипином у пациентов с аневризмой тяжелой степени. Результаты многоцентрового двойного слепого плацебо-контролируемого исследования. J Neurosurg 1988; 68: 505–17.

    PubMed CAS Google ученый

  • 36

    Филиппон Дж., Гроб Р., Дагреу Ф, Гуджиари М., Ривьерес М., Виарс П. . Профилактика спазма сосудов при субарахноидальном кровоизлиянии. Контролируемое исследование с нимодипином. Acta Neurochir (Вена) 1986; 82: 110–4.

    CAS Статья Google ученый

  • 37

    Аллен Г.С., Ан Х.С., Презиози Т.Дж. и др. .Спазм сосудов головного мозга — контролируемое исследование нимодипина у пациентов с субарахноидальным кровоизлиянием. N Engl J Med 1983; 308: 619–24.

    PubMed CAS Google ученый

  • 38

    Origitano TC, Wascher TM, Reichman OH, Anderson DE . Устойчивое усиление мозгового кровотока при профилактической гипертонической гиперволемической гемодилюции (терапия «тройной Н») после субарахноидального кровоизлияния. Нейрохирургия 1990; 27: 729–39.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 39

    Олесен Дж. .Количественная оценка нормальной и патологической регуляции мозгового кровотока к изменениям перфузионного давления у человека. Arch Neurol 1973; 28: 143–9.

    PubMed CAS Google ученый

  • 40

    Эневольдсен Э.М., Йенсен FT . Ауторегуляция и CO 2 ответы церебрального кровотока у пациентов с острой тяжелой травмой головы. J Neurosurg 1978; 48: 689–703.

    PubMed CAS Google ученый

  • 41

    Полсон OB .Церебральная апоплексия (инсульт): патогенез, патофизиология и терапия на основе измерений регионального кровотока в головном мозге. Инсульт 1971 г .; 2: 327–60.

    PubMed CAS Google ученый

  • 42

    Schalén W, Messeter K, Nordstrom C . Церебральная вазореактивность и прогноз исходов при тяжелых черепно-мозговых поражениях. Acta Anaesthesiol Scand 1991; 35: 113–22.

    PubMed Статья Google ученый

  • 43

    Волдби Б., Эневольдсен Э.М., Йенсен ФТ .Цереброваскулярная реактивность у пациентов с разрывом внутричерепных аневризм. J Neurosurg 1985; 62: 59–67.

    PubMed CAS Google ученый

  • 44

    Артру А.А., Колли П.С. . Ответы мозгового кровотока на гипокапнию при гипотонии. Stroke 1984; 15: 878–83.

    PubMed CAS Google ученый

  • 45

    Абе К., Демидзу А., Мима Т., Камада К., Йошия И. .Реактивность углекислого газа при артериальной гипотензии, вызванной простагландином E 1 , при хирургии церебральной аневризмы. Кан Дж. Анаэст 1992: 39: 253–9.

    PubMed CAS Google ученый

  • 46

    Абэ К., Иванага Х., Йошия И. . Реактивность углекислого газа и местный мозговой кровоток при простагландине E 1 или гипотонии, вызванной нитроглицерином. Кан Дж. Анаэст 1992; 39: 799–804.

    PubMed CAS Google ученый

  • 47

    Абэ К., Шимада Й, Иванага Х, Йошия И. .Влияние никардипина на местный церебральный кровоток, реактивность углекислого газа и скорость кровотока по внутренней сонной артерии во время хирургии церебральной аневризмы. Anesth Anal (в печати).

  • 48

    Норнес Х. . Роль внутричерепного давления в остановке кровотечения у пациентов с разрывом внутричерепной аневризмы. J Neurosurg 1973; 51: 226–34.

    Google ученый

  • 49

    Фаррар Дж. К., Гамаш Ф. У. младший, Фергюсон Г. Г., Баркер Дж., Варки Г. П., Дрейк К. Г. .Влияние глубокой гипотензии на церебральный кровоток во время операции по поводу внутричерепных аневризм. J Neurosurgery 1981; 55: 857–64.

    CAS Google ученый

  • 50

    Мессетер К., Брандт Л., Юнггрен Б. и др. . Прогнозирование и предотвращение отсроченной ишемической дисфункции после аневризматического субарахноидального кровоизлияния и ранней операции. Нейрохирургия 1987; 20: 548–53.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 51

    Cold GE, Jensen FT .Церебральная ауторегуляция у пациентов без сознания с травмой головного мозга. Acta Anaesthesiol Scand 1978; 22: 270–80.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 52

    Muizelaar JP, Ward JD, Marmarou A, Newlon PG, Wachi A . Церебральный кровоток и обмен веществ у детей с тяжелой травмой головы. Часть 2: Авторегулирование. J Neurosurg 1989; 71: 72–6.

    PubMed CAS Google ученый

  • 53

    Смит Д.Р., Якобсон Дж., Кобрин А.И., Риццоли HV .Регионарный церебральный кровоток с внутричерепными образованиями. Часть II: Ауторегуляция при локализованных массовых поражениях. Surg Neurol 1977; 7: 238–40.

    PubMed CAS Google ученый

  • 54

    Dernbach PD, Little JR, Jones SC, Ebrahim ZY . Нарушение ауторегуляции головного мозга и реактивность CO 2 после аневризматического субарахноидального кровоизлияния. Нейрохирургия 1988; 22: 822–6.

    PubMed CAS Google ученый

  • 55

    Обрист В.Д., Томпсон ХК младший, Кинг СН, Ван Х.С. .Определение регионарного церебрального кровотока при вдыхании 133-ксенона. Circ Res 1967; 20: 124–35.

    PubMed CAS Google ученый

  • 56

    Лассен Н.А., Ингвар Д.Х. . Измерение регионального мозгового кровотока у человека. Arch Neurol 1963; 9: 615–22.

    Google ученый

  • 57

    Олсен Т.С., Ларсен Б., Скривер Э.Б., Хеминг М., Эневольдсен Э., Лассен Н.А. .Очаговая гиперемия головного мозга при остром инсульте. Заболеваемость, патофизиология и клиническое значение. Stroke 1981; 12: 598–607.

    PubMed CAS Google ученый

  • 58

    Йонас Х., Вольфсон С.К. мл., Гур Д. и др. . Клинический опыт использования КТ-карты кровотока с усилением ксенона при сосудистых заболеваниях головного мозга. Stroke 1984; 15: 443–9.

    PubMed CAS Google ученый

  • 59

    Пауэрс В.Дж., Райхле М.В. .Позитронно-эмиссионная томография и ее применение для изучения цереброваскулярных заболеваний у человека. Stroke 1985; 16: 361–76.

    PubMed CAS Google ученый

  • 60

    Aukland K, Bower BF, Berliner RW . Измерение местного кровотока с помощью газообразного водорода. Circ Res 1964; 14: 164–87.

    PubMed CAS Google ученый

  • 61

    Янг З. .H 2 Измерение клиренса кровотока: обзор техники и полярографических принципов. Stroke 1980; 11: 552–64.

    PubMed CAS Google ученый

  • 62

    Пикард Дж. Д., Мэтисон М., Паттерсон Дж., Вайпер Д. . Прогнозирование поздних ишемических осложнений после операции по поводу аневризм головного мозга по интраоперационному измерению мозгового кровотока. J Neurosurg 1980; 63: 305–8.

    Google ученый

  • 63

    Белл Б.А., Саймон Л., Бранстон Н.М. .CBF и временные пороги образования ишемического отека мозга, а также эффект реперфузии у павианов. J Neurosurg 1985; 62: 31–41.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 64

    Абе К., Демидзу А., Камада К., Моримото Т., Сакаки Т., Йошия И. . Местный церебральный кровоток с применением простагландина E 1 или триметафана во время перевязки зажима аневризмы головного мозга. Кан Дж. Анаэст 1991; 38: 831–6.

    PubMed CAS Google ученый

  • 65

    Ааслид Р., Хубер П., Норнес Х. .Оценка цереброваскулярного спазма с помощью транскраниальной допплерографии. J Neurosurg 1984; 60: 37–42.

    PubMed CAS Google ученый

  • 66

    Зайлер РВ, Гролимунд П, Ааслид Р, Хубер Р, Норнес Х . Спазм сосудов головного мозга, оцениваемый с помощью транскраниального ультразвука, коррелировал с клинической степенью и субарахноидальным кровоизлиянием, визуализированным на КТ. J Neurosurg 1986; 64: 594–600.

    PubMed CAS Google ученый

  • 67

    Слоан М.А., Хейли Е.С. младший, Кассетт Н.Ф. и др. .Чувствительность и специфичность транскраниальной допплерографии в диагностике вазоспазма после субарахноидального кровоизлияния. Неврология 1989; 39: 1514–8.

    PubMed CAS Google ученый

  • 68

    Каплан LR, Латунь LM, Де Витт Л.Д. и др. . Транскраниальная допплерография: состояние в настоящее время. Неврология 1990; 40: 696–700.

    PubMed CAS Google ученый

  • 69

    Дэвис С.М., Эндрюс Дж. Т., Лихтенштейн М., Росситер С. К., Кай А. Х., Хоппер Дж. .Корреляция между мозговой артериальной скоростью, кровотоком и отсроченной ишемией после субарахноидального кровоизлияния. Stroke 1992; 23: 492–7.

    PubMed CAS Google ученый

  • 70

    Джаннотта С.Л., Оппенгеймер Дж. Х., Леви М.Л. Зельман В. . Ведение интраоперационного разрыва аневризмы без гипотензии. Нейрохирургия 1991; 28: 531–6.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 71

    Hitchcock ER, Tsementzis SA, Dow AA .Краткосрочный и отдаленный прогноз пациентов с субарахноидальным кровоизлиянием в зависимости от интраоперационного периода гипотонии. Acta Neurochir 1984; 70: 235–41.

    CAS Статья Google ученый

  • 72

    Лам А.М., Маннинен РН . Индуцированная гипотензия при аневризме головного мозга — изофлуран или нитропруссид натрия? Кан Дж. Анаэст 1987; 34: S121-S122.

    Google ученый

  • 73

    Батьер Х., Самсон Д. .Интраоперационный разрыв аневризмы: частота, исходы и предложения по хирургическому лечению. Нейрохирургия 1986; 18: 701–17.

    PubMed CAS Google ученый

  • 74

    Осман Дж. И., Диаз Ф. Г., Малик Г. М., Филдинг А. С., Сон К. С. . Текущее лечение аневризм головного мозга: основано ли оно на фактах или мифах? Surg Neurol 1985; 24: 625–35.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 75

    Калхун Д.А., Опарил С .Лечение гипертонического криза. N Engl J Med 1990; 223: 1177–83.

    Google ученый

  • 76

    Карбон ЛА, Экелунд Л-Г, Орё Л . Циркуляторные и респираторные эффекты различных доз простагландина E 1 у человека. Acta Physiol Scand 1969; 75: 161–9.

    Артикул Google ученый

  • 77

    D’Ambra MN, LaRaia PJ, Philbin DM, Watkins WD, Hilgenberg AD, Buckley MJ .Простагландин E 1 . Новая терапия рефрактерной правожелудочковой недостаточности и легочной гипертензии после замены митрального клапана. J Thorac Cardiovasc Surg 1985; 89: 567–72.

    PubMed Google ученый

  • 78

    Goto F, Otani E, Fujita T . Антигипертензивная активность и скорость метаболизма простагландина E 1 у хирургических больных под общим наркозом. Prostaglandins Leukot Essent Fatty Acid 1985; 18: 359–66.

    CAS Google ученый

  • 79

    Sinha AK, Colman RW . Простагландин E 1 ингибирует агрегацию тромбоцитов по пути, независимому от аденозин-3 ‘, 5’монофосфата. Science 1978; 200: 202–3.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 80

    Карлсон Л.А., Ирион Э, Орё Л. . Влияние инфузии простагландина E 1 на агрегацию тромбоцитов крови человека.Life Sci 1968; 7: 85–90.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 81

    Вудсайд Дж., Гарнер Л., Бедфорд РФ и др. . Каптоприл снижает потребность в дозе при гипотензии, вызванной нитропруссидом натрия. Анестезиология 1984; 60: 413–7.

    PubMed Google ученый

  • 82

    Марш М.Л., Шапиро Х.М., Смит Р.В., Маршалл Л.Ф. . Изменения неврологического статуса и внутричерепного давления, связанные с введением нитропруссида.Анестезиология 1979; 51: 336–8.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 83

    Коттрелл Дж. Э., Гупта Б., Раппапорт Х, Тумдорф Х, Рансохофф Дж., Фламм ES . Внутричерепное давление при гипотензии, вызванной нитроглицерином. J Neurosurg 1980; 53: 309–11.

    PubMed CAS Google ученый

  • 84

    Роджерс М.С., Трайстман Р.Дж. . Церебральные гемодинамические эффекты нитроглицерина и нитропруссида.Acta Neurol Scand Suppl 1979; 62: 600–1.

    Google ученый

  • 85

    Pinaud M, Souron R, Lelausque JN, Gazeau M-F, Lajat Y, Dixneuf B . Церебральный кровоток и потребление кислорода в мозге при гипотензии, вызванной нитропруссидом, ниже 50 мм рт. Анестезиология 1989; 70: 255–60.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 86

    Хайнс Р., Бараш П.Г. .Инфузия нитропруссида натрия вызывает дисфункцию тромбоцитов in vitro. Анестезиология 1989; 70: 611–5.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 87

    Ларсен Р., Тейхманн Дж., Хильфикер О, Буссе С, Зоннтаг Н . Нитропруссид-гипотензия: мозговой кровоток и потребление кислорода в головном мозге у нейрохирургических пациентов. Acta Anaesthesiol Scand 1982; 26: 327–30.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 88

    Ньюман Б., Гелб А.В., Лам AM .Влияние изофлуран-индуцированной гипотензии на мозговой кровоток и скорость мозгового метаболизма кислорода у людей. Анестезиология 1986; 64: 307–10.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 89

    Соллеви А., Лагеркранзер М., Ирестедт Л., Гордон Е., Линдквист К. . Управляемая гипотензия с помощью аденозина в хирургии аневризмы головного мозга. Анестезиология 1984; 61: 400–5.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 90

    Winn HR, Welsh JE, Rubio R, Berne RM .Производство аденозина головным мозгом у крыс во время устойчивого изменения системного кровяного давления. Am J Physiol 1980; 239: H636-H641.

    PubMed CAS Google ученый

  • 91

    Öwall A, Gordon E, Lagerkranser M, Lindquist C, Rudehill A, Sollevi A . Клинический опыт применения аденозина для лечения гипотонии при хирургии аневризмы головного мозга. Anesth Analg 1987; 66: 229–34.

    PubMed Google ученый

  • 92

    Öwall A, Lagerkranser M, Sollevi A .Влияние аденозин-индуцированной гипотензии на гемодинамику и метаболизм миокарда во время хирургических операций по поводу аневризмы головного мозга. Anesth Analg 1988; 67: 228–32.

    PubMed Google ученый

  • 93

    Lagerkranser M, Bergstrand G, Gordon E, et al . Церебральный кровоток и метаболизм во время аденозин-индуцированной гипотензии у пациентов, перенесших операцию по поводу аневризмы головного мозга. Acta Anaesthesiol Scand 1989; 33: 15–20.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 94

    Zäll, S, Edén E, Winsö I, Volkmann R, Sollevi A, Ricksten SE .Контролируемая артериальная гипотензия с аденозином или нитропруссидом натрия во время операции по поводу аневризмы головного мозга: влияние на почечную гемодинамику, выделительную функцию и высвобождение ренина. Anesth Analg 1990; 71: 631–6.

    PubMed Google ученый

  • 95

    Мурад Ф. . Циклический гуанозинмонофосфат как медиатор расширения сосудов. J Clin Invest 1986; 78: 1–5.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 96

    Игнарро Л.Дж., Липптон Х., Эдвардс Дж.С. и др. .Механизм расслабления гладкой мускулатуры сосудов органическими нитратами, нитритами, нитропруссидом и оксидом азота: доказательства участия S-нитрозотиолов в качестве активных промежуточных продуктов. J Pharmacol Exp Ther 1981; 218: 739–49.

    PubMed CAS Google ученый

  • 97

    Langerkranser M . Влияние нитроглицерина на внутричерепное давление и церебральный кровоток. Acta Anaesthesiol Scand 1992; Дополнение 36: 34–6.

    Артикул Google ученый

  • 98

    Мактаби М., Уорнер Д., Соколл М. и др. .Сравнение анестезии нитропруссидом, нитроглицерином и глубокой изофлурановой анестезией при индуцированной гипотензии. Нейрохирургия 1986; 19: 350–5.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 99

    Larson AG . Преднамеренная гипотензия. Анестезиология 1964; 24: 682–706.

    Артикул Google ученый

  • 100

    Миллер Э.Д. младший . Преднамеренная гипотензия. В : Miller RD Jr (Ред.). Анестезия, 2-е изд., Нью-Йорк: Черчилль Ливингстон, 1986; 1949–70.

    Google ученый

  • 101

    Knight PR, Lane GA, Hensinger RN, Bolles RS, Bjoraker DG . Катехоламинный и смоляно-ангиотензиновый ответ во время гипотензивной анестезии, вызванной нитропруссидом натрия или триметафана камзилатом. Анестезиология 1983; 59: 248–53.

    PubMed CAS Google ученый

  • 102

    Тернер Дж. М., Пауэлл Д., Гибсон Р. М., МакДауэлл Д. Г. .Изменения внутричерепного давления у нейрохирургических пациентов во время гипотензии, вызванной нитропруссидом натрия или триметафаном. Br J Anaesth 1977; 49: 419–25.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 103

    Reves JG, Kissin I, Lell WA, Tosone S . Блокаторы входа кальция: использование и значение для анестезиологов. Анестезиология 1982; 57; 504–18.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 104

    Opie LH .Антагонисты кальциевых каналов. Часть III: Использование и сравнительная эффективность при гипертонии и наджелудочковых аритмиях. Незначительные указания. Сердечно-сосудистые препараты и терапия 1988; 1: 625–56.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 105

    Zimpfer M, Fitzal S, Tonczar L . Верапамил как гипотензивное средство при нейролептанестезии. Br J Anaesth 1981; 53: 885–9.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 106

    Бернар Дж. М., Пино М, Карто С., Юбер С., Сурон Р .Сравнение гипотензивного действия дилтиазема и нитропруссида во время анестезии фентанилом при тотальной артропластике тазобедренного сустава. Can Anaesth Soc J 1986; 33: 308–14.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 107

    Hof RP . Антагонисты кальция и периферическое кровообращение: различия и сходства между PY 108–068, никардипином, верапамилом и дилтиаземом. Br J Pharmacol 1983; 78: 375–94.

    PubMed CAS Google ученый

  • 901

    Соркин Е.М., Клиссолд СП .Никардипин. Обзор его фармакодинамических и фармакокинетических свойств и терапевтической эффективности при лечении стенокардии, гипертензии и связанных сердечно-сосудистых заболеваний. Наркотики 1987; 33: 296–345.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 109

    Milde LN, Milde JH, Michenfelder JD . Отсроченное лечение нимодипином улучшает церебральный кровоток у собак после полной ишемии головного мозга.J Cereb Blood Flow Metab 1986; 6: 332–7.

    PubMed CAS Google ученый

  • 901

    Пирс В.Дж., Беван Д.А. . Дилтиазем и ауторегуляция церебрального кровотока собак. J Pharmacol Exp Ther 1987; 242: 812–7.

    PubMed CAS Google ученый

  • 111

    Frishman WH . Новые терапевтические методы лечения гипертонии: основное внимание уделяется новому антагонисту кальция — никардипину.J Clin Pharmacol 1989; 29: 481–7.

    PubMed CAS Google ученый

  • 112

    Ямамото М., Охта Т, Тода N . Механизмы релаксантного действия никардипина, нового агониста Ca ++ , на изолированные церебральные и брыжеечные артерии собак. Stroke 1983; 14: 270–5.

    PubMed CAS Google ученый

  • 113

    Норман Дж. . Внутривенное введение препаратов (От редакции).Br J Anaesth 1983; 55: 1049–52.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 901

    Бертель О., Конен Д., Радю Э. В., Мюллер Дж., Ланг С., Дубах, Калифорния, . Нифедипин при неотложной гипертонической болезни. BM J 1983; 286: 19–21.

    CAS Статья Google ученый

  • 115

    Pool PE, Massie BM, Venkataraman K и др. . Дилтиазем как монотерапия системной гипертензии: многоцентровое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование.Am J Cardiol 1986; 57: 212–7.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 116

    Weber MA, Cheung DG, Graettinger WF, Lipson JL . Характеристика гипотензивной терапии по мониторингу артериального давления в течение всего дня. JAMA 1988; 259: 3281–5.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 117

    Онояма К., Омаэ Т., Ильмура О. и др. .Влияние капельной инфузии дилтиазема внутривенно на тяжелую системную гипертензию. Текущие терапевтические исследования 1988 г .; 43: 361–8.

    Google ученый

  • 118

    Mullen JC, Miller DR, Weisel RD и др. . Послеоперационная гипертензия: сравнение дилтиазема, нифедипина и нитропруссида. J Thorac Cardiovasc Surg 1988; 96: 122–32.

    PubMed CAS Google ученый

  • 119

    Годе Г., Кориат П., Барон Дж. Ф. и др. .Профилактика интраоперационной ишемии миокарда во время внесердечной хирургии с помощью внутривенного дилтиазема: рандомизированное исследование по сравнению с плацебо. Анестезиология 1987; 66: 241–5.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 120

    Bevan JA . Избирательное действие дилтиазема на гладкие мышцы сосудов головного мозга кроликов: антагонизм внешнего, но не внутреннего поддерживаемого тонуса. Am J Cardiol 1982; 49: 519–24.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 121

    Беван Дж. А., Беван Р. Д., Фрейзи Дж. Г. .Экспериментальный хронический цереброваскулярный спазм у обезьяны: оценка функциональных изменений церебральных артерий и их защита дилтиаземом. Am J Cardiol 1985; 56: 15ч-20ч.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 901

    Лам AM, Гельб AW . Сердечно-сосудистые эффекты изофлуран-индуцированной гипотензии при хирургии аневризмы головного мозга. Anesth analg 1983; 62: 742–8.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 123

    Николас Дж. Ф., Лам AM .Артериальная гипотензия, вызванная изофураном, не вызывает нарушения легочного газообмена. Can Anaesth Soc J 1984; 31: 352–8.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 124

    Roth S, Jones SC, Ebrahim ZY, Friel H, Little JR . Локальный корковый кровоток и потребление кислорода при изофлуран-индуцированной гипотензии. Результаты у пациентов, перенесших клипирование внутричерепной аневризмы. Clevel Clin J. Med 1989; 56: 766–70.

    CAS Google ученый

  • 125

    Haraldstedt VY, Asmussen J, Herlevsen P, Cold GE .Церебральная артериовенозная разница кислорода при постепенном и внезапном повышении концентрации изофлурана для индукции преднамеренной гипотензии. Acta Anaesthesiol Scand 1992; 36: 142–44.

    Артикул Google ученый

  • 126

    Grosslight K, Foster R, Colohan AR, Bedford RF . Изофлуран для нейроанестезии: факторы риска повышения внутричерепного давления. Анестезиология 1985; 65: 533–6.

    Артикул Google ученый

  • 127

    Macnab MSP, Manninen PH, Lam AM, Gelb AW Стрессовая реакция на индуцированную гипотензию при хирургии церебральной аневризмы: сравнение двух гипотензивных методов.Кан Дж Анаэст 1988; 35: 111–5.

    PubMed CAS Google ученый

  • 128

    Блез Дж., Стилл Дж. С., Наджент М., Ван Дайк Р.А., Ванхаутт PM . Изофлуран вызывает эндотелий-зависимое ингибирование сократительных реакций коронарных артерий собак. Анестезиология 1987; 67: 513–7.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 129

    Stone DJ, Johns RA .Эндотелий-зависимые эффекты галотана, энфлурана и изофлурана на изолированные сосудистые кольца аорты крысы. Анестезиология 1989; 71: 126–32.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 130

    Джеймс Д. Д., Бедфорд РФ . Гидралазин для лечения гипотонии при нейрохирургических операциях. Anesth Analg 1982; 61: 1016–9.

    PubMed CAS Google ученый

  • 131

    Gerber JG, Nies AS .Антигипертензивные средства и медикаментозная терапия гипертонии. В : Gilman AG (Ред.). Фармакологические основы терапии. 8-е изд. Нью-Йорк: Pergamon Press, 1990; 784–813.

    Google ученый

  • 132

    Орловски Дж. П., Шислей Д., Видт Д. Г., Барнетт Г. Х., Литтл Дж. Р. . Лабеталол для контроля артериального давления после цереброваскулярных операций. Crit Care Med 1988; 16: 765–8.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 133

    Muzzi DA, Black S, Losasso TJ, Куккьяра RF .Лабеталол и эсмолол в контроле артериальной гипертензии после внутричерепных операций. Anesth Analg 1990; 70: 68–71.

    PubMed CAS Google ученый

  • 134

    Chong KY, Gelb AW . Лечение внутричерепных аневризм и субарахноидального кровоизлияния. Текущее мнение в анестезиологии 1992; 5: 620–5.

    Артикул Google ученый

  • 135

    Bauer JH, Reams GP .Роль блокаторов входа кальция в неотложную гипертоническую болезнь. Тираж 1987 г .; 75: V174-V180.

    PubMed CAS Google ученый

  • Медикаментозное лечение церебрального вазоспазма после субарахноидального кровоизлияния после аневризмы | Китайский нейрохирургический журнал

    Был проведен обширный поиск литературы в базе данных PubMed, Embase и SciFinder без языковых ограничений с использованием следующих терминов: (церебральный вазоспазм) И (субарахноидальное кровоизлияние при аневризме) И (лекарство ИЛИ лекарство ИЛИ фармакон) И (обзор ИЛИ животное экспериментальное ИЛИ клиническое испытание).В настоящее время наиболее распространенные препараты для профилактики и лечения церебрального вазоспазма были разделены на следующие препараты: блокатор кальциевых каналов, фасудил, магний, статины, гормоны, ингибитор фосфоэстеразы, антагонисты эндотелина-1, оксид азота, гепарин и фибринолиз.

    Блокатор кальциевых каналов (CCB)

    Нимодипин

    Нимодипин представляет собой дигидропиридиновый агент, который блокирует потенциал-управляемые кальциевые каналы и оказывает расширяющее действие на гладкие мышцы артерий. Это единственный одобренный FDA агент от вазоспазма с периодом полувыведения около 9 часов [6].Его положительное влияние на сердечно-сосудистую систему, скорее всего, связано с его нейропротективными свойствами по сравнению с релаксацией гладкомышечных клеток артерий [7]. Нимодипин может обеспечить благоприятные результаты в отношении ангиографического ответа и клинических исходов, а также снизить частоту осложнений. Кроме того, нимодипин может снизить риск вторичной ишемии головного мозга после аневризматического кровотечения. Безопасность и эффективность нимодипина были недавно продемонстрированы в метаанализе, проведенном в 2011 году, в котором введение нимодипина способствовало значительной профилактике ССС после разрыва аневризмы ( p <0.00001) [8].

    Пероральное введение нимодипина в дозе 60 мг каждые 4 часа в течение 21 дня подряд рекомендовано действующими рекомендациями Американской ассоциации инсульта [9, 10]. Некоторые эксперты предложили схему приема нимодипина перорально в дозе 30 мг каждые 2 часа, которая более эффективна для снятия спазма сосудов, особенно у пациентов с низким артериальным давлением [11]. Но его эффективность и безопасность необходимо оценить. Внутриартериальная инфузия нимодипина является эффективным и безопасным средством лечения симптоматического ССС [12, 13].В 2009 году одно проспективное рандомизированное клиническое исследование не показало разницы в профилактике ишемии и улучшении прогноза при внутривенном (IV) и пероральном введении нимодипина [14]. В 2011 году Onal et al. [15] провели эксперимент на кроликах для изучения сравнительных эффектов нимодипина, вводимого несколькими путями, и их исследование показало, что селективное внутривенное введение нимодипина и интратекальная инъекция (ИТ) нимодипина были лучше, чем внутривенное и пероральное введение при хроническом вазоспазме после САК. .

    Недавно группа рандомизированных контролируемых экспериментов показала, что местное введение нимодипина не приводит к значительному улучшению церебрального кровотока (CBF) после САК [16]. Эти результаты не согласовывались с нашими предыдущими данными, которые продемонстрировали, что местное введение нимодипина значительно облегчило сердечно-сосудистую систему после aSAH, обнаруженного с помощью транскраниального допплера (TCD).

    В реальной клинической практике мы использовали нимодипин для лечения аСАГ, который был обычным для сосудистого спазма.Нерешенный вопрос состоит в том, чтобы определить, как нимодипин улучшает результаты aSAH и его механизм ограничения отсроченной ишемии головного мозга (DCI). В будущем необходимы более фундаментальные исследования для выяснения механизма действия нимодипина.

    Никардипин

    Никардипин — дигидропиридиновый агент, который избирательно подавляет приток ионов кальция в гладкие мышцы, что является мощным антигипертензивным препаратом. Из-за региональной избирательности в гладких мышцах сосудов головного мозга, никардипин также исследовался при лечении вазоспазма после аСАГ.Однако более ранние исследования показали, что никардипин может быть связан с плохим исходом и летальностью у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

    IA никардипин чаще всего используется для лечения ССС после режима субарахноидального кровоизлияния (САК), который также вызывает различные осложнения, включая отек легких, длительную гипотензию и почечную недостаточность. Интересно, что, учитывая эти осложнения, вызванные никардипином, и результаты многих исследований, согласно которым никардипин не улучшает неблагоприятные исходы ССС, его использование в клинической практике вызывает споры.Следует с осторожностью использовать никардипин IA для лечения вазоспазма, и врачи должны быть готовы справиться с потенциально серьезными побочными эффектами.

    В 2005 году Hoh et al. [17] выявили значительное улучшение в исследованиях скорости ТКД ( p <0,01) и улучшение клинических исходов у 42% пациентов через четыре дня после лечения никардипином ИА, при этом не сообщалось об осложнениях, связанных с приемом лекарств. Недавний мета-анализ Huang et al. предположили, что риск неблагоприятных исходов (смерть, вегетативное состояние или зависимость) снижался при приеме никардипина у пациентов после аневризматического САК [18].

    Никардипин — это БКК второго поколения дигидропиридинового типа, который был разработан примерно 30 лет назад. Следовательно, никардипин может действовать в нейропротекции как профилактический фактор сердечно-сосудистой системы из-за его сосудорасширяющих свойств и специфического цереброваскулярного профиля [18]. Однако, учитывая индивидуальные различия пациентов и осложнения гипотензии, клиническое применение никардипина все еще ограничено. Следовательно, необходимы дополнительные крупные исследования фазы III, прежде чем этот терапевтический подход можно будет внедрить в повседневную практику.Изменение представленного заключения может быть оправдано после публикации проспективных многоцентровых клинических исследований.

    Верапамил

    Как и нимодипин, CCB верапамил также блокирует регулируемый напряжением приток кальция в гладкомышечные клетки артерии. Однако, согласно литературным данным, верапамил долгое время использовался для лечения коронарного вазоспазма. Его использование при лечении рефрактерного коронарного спазма безопасно и эффективно, что также выгодно в доступности и невысокой цене [19, 20].Alana et al. [21] проспективно изучали пациентов со спазмом сосудов, которым была назначена церебральная ангиография с возможной внутривенной инъекцией верапамила, и их результаты опровергли более ранние сообщения о том, что верапамил не связан с системными гемодинамическими эффектами. Микеладзе и др. [22] сообщили о женском случае, у которой верапамил селективно внутримышечно для лечения ССС после тяжелого субарахноидального паренхиматозного кровоизлияния из-за аневризмы бифуркации внутренней сонной артерии, и результат показал хорошие клинические результаты.

    Хотя верапамил является БКК, он не селективен по отношению к сосудистой сети головного мозга. Существуют разногласия относительно системных гемодинамических эффектов IA верапамила. Некоторые исследования не показали влияния верапамила IA на системное артериальное давление или частоту сердечных сокращений [23]. Напротив, Стюарт и др. в своем ретроспективном исследовании продемонстрировали значительное снижение среднего артериального давления через несколько часов после внутривенной инъекции верапамила [20]. Хотя внутреннее введение верапамила теоретически может облегчить сердечно-сосудистые заболевания, его клиническое применение ограничено.Более того, продолжительность фармакологического действия верапамила IA на мозговое кровообращение остается неизвестной. Требуются дополнительные исследования, чтобы оценить его преимущества в предотвращении отсроченного ишемического неврологического дефицита (DIND) после САК.

    Фасудил

    Фасудил гидрохлорид является ингибитором киназы Rho, который оказывает ингибирующее действие на фосфорилирование белков. Сообщалось, что различные протеинкиназы, такие как протеинкиназа C, киназа легкой цепи и Rho-киназа, могут играть решающую роль в пути передачи сигнала CVS [24].Таким образом, фасудил оказывает уникальный и эффективный эффект против CVS без значительного снижения артериального давления. Предоперационное профилактическое применение противоспазматических препаратов значительно снижает интраоперационные и послеоперационные осложнения [25].

    Хуан Лю и др. [26] исследовали роль фасудила в предотвращении сердечно-сосудистых заболеваний при стентировании экстракраниальных сонных артерий. Они ретроспективно проанализировали 178 пациентов с односторонней каротидной ангиопластикой и стентированием (CAS), которым в периоперационном периоде вводили фасудила гидрохлорид внутривенно.Результаты показали, что локальный сердечно-сосудистый спазм отсутствовал у 80,9% пациентов, бессимптомный вазоспазм наблюдался у 17,4% пациентов и симптоматический вазоспазм у 1,7% пациентов с помощью DSA-визуализации.

    Shin-ichi Satoh et al. [27] использовали модели собак и крыс для проверки валидационного эффекта фасудила при лечении спазма сосудов и доказали эффективность. Было высказано предположение, что гидроксифасудил способствует эффективности фасудила в предотвращении сердечно-сосудистых заболеваний и гипервязкости, а также предполагалось потенциальное применение гидроксифасудила в качестве терапевтического средства для пациентов с САК.Однако Naraoka M et al. [28] использовали модель двойного кровотечения у кролика, чтобы исследовать, предотвращает ли комбинированное лечение, состоящее из питавастатина в качестве ингибитора RhoA и фасудила в качестве ингибитора Rho-киназы CVS. И результаты показали, что площадь поперечного сечения базилярной артерии значительно увеличилась только при комбинированном лечении, а раздельное применение фасудила или питавастатина не имело значительного эффекта.

    Лю Гуан Цзянь и др. [29] провели систематическую оценку и метаанализ фасудила, который продемонстрировал, что частота сердечно-сосудистых заболеваний и инфаркта головного мозга значительно снижалась при применении фасудила у пациентов с САК, а клинические исходы пациентов (по оценке по шкале результатов Глазго) были значительно улучшены. .Из-за ограниченного количества образцов и испытаний этот вывод все еще требует дальнейшей проверки с помощью крупных рандомизированных контролируемых клинических испытаний.

    Магний

    Сульфат магния впервые применяется у беременных в преэклампсии для уменьшения сокращений гладких мышц матки. Это неконкурентный антагонист кальция с несколькими важными сосудистыми и потенциально нейропротективными эффектами [30]. Магний обладает эффектом расширения сосудов, блокируя потенциал-зависимый кальциевый канал и уменьшая высвобождение глутамата, а также поступление кальция в клетку [31].Кроме того, магний также ослабляет действие различных сильнодействующих вазоконстрикторов, таких как эндотелин 1, и блокирует образование активных форм кислорода [32].

    Эти потенциальные эффекты магния на вазодилатацию и, как следствие, нейропротекцию побудили некоторых исследователей изучить роль магния в предотвращении сердечно-сосудистых заболеваний и хронических сердечных приступов после САК. Поддержание нормального уровня магния разумно, но использование непрерывной инфузии магния не подтверждается доказательствами [33].Опубликованное исследование показало тенденцию к увеличению процента пациентов, достигших благоприятных неврологических исходов в группе сульфата магния [34]. Однако в 2013 году один метаанализ показал, что магний не увеличивает вероятность хороших неврологических исходов (отношение рисков [ОР], 1,02; 95% доверительный интервал [ДИ], 0,97–1,07; P = 0,49; 12 исследований, n = 2345) или снизить риск инфаркта головного мозга [35]. Недавно другое рандомизированное контролируемое исследование показало, что пациенты с более высокой концентрацией магния в сыворотке крови имели более низкую частоту вазоспазма, выявленного при ангиографии, но это не было статистически значимым [36].

    Эффект сульфата магния при лечении АСГ не определен. Ранние исследования показали, что сульфат магния способствует лучшему исходу AASH, но недавние исследования показывают, что лечение сульфатом магния не имеет значительного эффекта. Следовательно, в будущем необходимы дальнейшие исследования с упором на клинический эффект, дозировку, побочные эффекты и т. Д.

    Статины

    Статины были открыты в Японии Куродой и Акирой в 1971 г. [37]. Первоначальная цель состояла в том, чтобы выделить микробные метаболиты, способные ингибировать 3-гидрокси-3-метилглутарил-кофермент A (HMG-CoA) редуктазу, основной фермент, ответственный за синтез холестерина.Позже некоторые авторы обнаружили, что статины обладают не только снижающим холестерин эффектом, но также и некоторыми плейотропными эффектами (например, подавлением воспаления, усилением эндотелиального синтеза и синтеза оксида азота) [38]. Статины — это ингибиторы HMG-CoA редуктазы, которые, по-видимому, играют важную роль в предотвращении спазма сосудов. Предлагаемый механизм действия статинов включает индукцию пути NO и расширение церебральных сосудов, что приводит к улучшению церебрального кровотока [39].

    В 2005 г. два небольших рандомизированных плацебо-контролируемых исследования с участием 119 пациентов, получавших правастатин или симвастатин, показали уменьшение сужения церебральной артерии, меньшую отсрочку церебральных ишемических событий и улучшение функциональных исходов для пациентов.DIND значительно снизился у пациентов, получавших симвастатин. Хотя многие исследования показали, что раннее лечение статинами эффективно при сердечно-сосудистых заболеваниях, их широкое использование в клинической практике вызывает споры. В 2010 году рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое пилотное исследование симвастатина и систематический обзор не выявили значимого положительного эффекта статинов у пациентов с аСАГ [40]. В 2013 году другое исследование показало, что симвастатин имеет преимущество в снижении клинического спазма сосудов и смертности, а также в улучшении функциональных исходов, но это не было статистически значимым [41].Систематический обзор и метаанализ пациентов с САК не показывают преимуществ использования статинов для снижения частоты вазоспазма, что сильно отличалось от результатов предыдущего метаанализа [42]. Однако вопрос о том, является ли терапия статинами после вазоспазма субарахноидального кровоизлияния эффективной или нет, еще предстоит подтвердить.

    Гормоны

    Эритропоэтин (ЭПО)

    ЭПО представляет собой сиалогликопротеин из 165 аминокислот. Существует несколько исследований по лечению ЭПО при САК, большинство из которых посвящено лечению анемии после САК.Ранние исследования на животных и эксперименты in vitro показали, что ЭПО играет нейропротекторную роль при церебральной ишемии [43].

    Накапливается все больше свидетельств использования EPO в управлении CVS. Однако механизм действия ЭПО для уменьшения возникновения спазма сосудов остается плохо изученным. Несколько различных механизмов, таких как ограничение воспаления, ингибирование апоптоза, ограничение окислительного повреждения и активация нейрогенеза, были постулированы для объяснения нейрозащитного действия ЭПО [44, 45].

    В 2010 г. один обзор показал, что использование ЭПО необязательно может снизить частоту вазоспазма после САК, но оно может уменьшить тяжесть и его конечный результат [46]. В 2013 г. рандомизированное контролируемое исследование на животных показало, что своевременного применения ЭПО при САК было достаточно для предотвращения отсроченного проксимального сердечно-сосудистого заболевания, но доз было недостаточно для улучшения микроциркуляции или демонстрации прямого нейропротекторного эффекта [47].

    Лечение ЭПО при сердечно-сосудистых заболеваниях после САК все еще остается на уровне экспериментов на животных, и большое количество проспективных клинических исследований отсутствует.Хотя количество обследованных пациентов меньше, этот подход к лечению может быть многообещающим вариантом в острой фазе аСАГ.

    Эстроген

    Эстроген, в частности 17β-эстрадиол (E2), обладает мощными сосудорасширяющими, противовоспалительными и нейрозащитными свойствами. Хотя его текущее использование остается ограниченным in vivo животными моделями экспериментального SAH, E2 имеет потенциальное терапевтическое значение для улучшения DIND, которые следуют за аневризматическим SAH [48]. E2, полученный из холестерина, является мощным сосудорасширяющим средством, способным предотвратить или обратить вспять сужение сосудов, возникающее при сердечно-сосудистых заболеваниях.Некоторые эксперименты показали, что эстроген способствует расширению сосудов с помощью трех механизмов: (1) ослабляя повышающую регуляцию рецепторов эндотелина-1 после SAH, как указано выше [49]; (2) индукция активации кальциевых ионных каналов L-типа гладкомышечных клеток; (3) снижение экспрессии индуцируемой SAH индуцируемой синтазы оксида азота (iNOS) и нормальной экспрессии эндотелиальной синтазы оксида азота (eNOS) [50] .

    Предполагается, что E2 может обладать нейропротективными свойствами следующим образом: (1) E2 снижает экспрессию критического провоспалительного цитокина, фактора некроза опухоли α (TNFα), за счет снижения активности c-JunN-концевой киназы (JNK) [51]; (2) E2 увеличивает экспрессию антиоксиданта тиоредоксина (Trx) зависимым от цГМФ образом [52].Trx уменьшает окислительное повреждение и подавляет апоптоз; (3) Нейроглобин (Ngb) — это белок, который регулирует гомеостаз кислорода нейронов, связываясь с кислородом с более высоким сродством, чем гемоглобин [53]. Недавно мы обнаружили, что в нейронах Ngb играет ключевую роль в индуцированном гормонами антиапоптотическом эффекте против токсичности h3O2, что может защитить ткань мозга от окислительного воспалительного повреждения [54], в то время как E2 увеличивает экспрессию Ngb. для оказания антиапоптотических эффектов за счет усиления экспрессии аденозинового рецептора A2a (A2aAR) и регулируемых внеклеточными сигналами киназ 1 и 2 (ERK1 / 2) [55].(5) Текущие доказательства in vivo, представленные Kao et al. [56] указывает на участие сигнального пути Akt в E2-опосредованной нейропротекции.

    Эстроген обладает мощными сосудорасширяющими, противовоспалительными и нейропротекторными свойствами, но его текущее использование при сердечно-сосудистых заболеваниях ограничивается экспериментальными моделями САК на животных. E2 успешно использовался в клиническом лечении CVS и DCI после SAH, но также требуется множество клинических исследований для получения надежных доказательств [48].

    Ингибиторы фосфодиэстеразы

    Милринон

    Милринон представляет собой ингибитор фосфодиэстеразы III, который влияет на пути циклического аденозинмонофосфата (цАМФ) с инотропным и сосудорасширяющим действием.Его первое применение при ССС после разрыва внутричерепной аневризмы датируется 2001 годом [57]. IA milrinone — безопасное и эффективное средство для лечения сердечно-сосудистых заболеваний после аСАГ. В исследовании, изучавшем эффекты милринона у 14 пациентов, сообщалось о значительном улучшении вазоспазма, оцененного при ангиографическом контроле ( p <0,0001) [58].

    Конкретный механизм действия милринона неясен. Многие авторы согласны с тем, что он может улучшить церебральную микроциркуляцию без изменения сердечного выброса. Некоторые авторы также предполагают, что милринон действует через противовоспалительный путь, облегчая сердечно-сосудистые заболевания [24].Saurabh et al. [59] сообщили о пациенте с тяжелым вазоспазмом, который лечился непрерывным внутривенным введением нимодипина в сочетании с милриноном, и был достигнут отличный результат. Таким образом, они предложили использовать более высокие дозы этих препаратов для эффективного контроля тяжелого сердечно-сосудистого заболевания.

    Хотя было показано, что постоянное внутривенное введение милринона, особенно в сочетании с другими лекарственными средствами, эффективно для облегчения сердечно-сосудистых заболеваний, побочный эффект гипотонии делает его клиническое применение очень ограниченным.Этот риск препятствует благоприятному сосудорасширяющему действию на церебральный кровоток. Необходимы дополнительные проспективные исследования для изучения того, какая доза является безопасной и наиболее эффективной для пациентов.

    Папаверин

    Подобно милринону, папаверин является ингибитором фосфодиэстеразы. Использование папаверина в качестве сосудорасширяющего средства было вызвано наблюдением во время операции, что папаверин при нанесении непосредственно на артериальную стенку снимал спазм сосудов артерии во время операции по поводу аневризмы. Папаверин уже давно широко используется в процедурах терапии ИА сосудорасширяющими средствами.Однако в современной клинической практике он редко используется из-за опасений по поводу потенциальной нейротоксичности, включая преходящую или постоянную монокулярную слепоту, мидриаз, транзиторный гемипарез, судороги, некроз серого вещества, сердечную дисфункцию, остановку дыхания [60], повышение внутричерепного давления и необратимые повреждение тканей головного мозга [61]. Внутривенное введение папаверина неблагоприятно для ССС из-за его сосудорасширяющего действия на периферическую сосудистую сеть и временного характера его эффективности [62].

    Осложнения папаверина делают его использование в клинической практике очень ограниченным. Поскольку папаверин снимает спазм более явно, некоторые хирурги все еще используют его для облегчения сердечно-сосудистых заболеваний во время операции. Будущее клиническое использование папаверина для лечения сердечно-сосудистых заболеваний и то, какая доза папаверина может максимизировать его эффект с минимальными осложнениями, все еще требует дальнейших исследований.

    Цилостазол

    Цилостазол — лекарственное средство против тромбоцитов. Он подавляет активность фосфодиэстеразы тромбоцитов и гладких мышц сосудов, тем самым усиливая его антиагрегантный эффект и сосудорасширяющий эффект концентрации цАМФ.Niu et al. [63] провели систематический обзор и метаанализ лечения пациентов с аСАГ и обнаружили, что цилостазол значительно снижает частоту симптоматических сердечно-сосудистых заболеваний ( p <0,001), тяжелых сердечно-сосудистых заболеваний ( p = 0,007), инфарктов головного мозга, связанных с сердечно-сосудистыми заболеваниями. ( p = 0,001) и плохие результаты, определяемые как оценка по модифицированной шкале Рэнкина не менее 3 баллов при последующем наблюдении ( p = 0,011). Основываясь на этом метаанализе, цилостазол, по-видимому, снижает заболеваемость сердечно-сосудистыми заболеваниями после аСАГ, не влияя на смертность.

    Цилостазол облегчает сердечно-сосудистые заболевания, но конкретный механизм неясен. Эффект подтверждается исследованием Shimamura et al. [64], в котором цилостазол используется для предотвращения фенотипической трансформации гладкомышечных клеток (SMC) наряду с необходимыми экспериментальными данными.

    Чтобы победить CVS в ее сложности, необходимо выяснить ее общий, лежащий в основе механизм. Кроме того, необходимы исследования с более длительным периодом наблюдения и более подробными функциональными измерениями, чтобы определить влияние цилостазола на нейрокогнитивные исходы после аСАГ.

    Антагонисты эндотелина-1: клазосентан

    Широко признано, что взаимодействие между ET-1 и NO имеет решающее значение для поддержания адекватной дилатации сосудов головного мозга и достаточного церебрального кровотока во время Асы [65]. Клазосентан — одно из самых многообещающих фармакологических средств, используемых для предотвращения или купирования ССС. Исследования на животных показали, что клазосентан является конкурентным антагонистом рецептора эндотелина-1 [66]. Сообщается, что клазосентан предотвращает сердечно-сосудистые заболевания и улучшает исходы аСАГ в зависимости от дозы [67].

    В 2013 году Шен и др. [68] изучали, снижает ли лечение клазосентаном после аневризматической САК частоту DIND и DCI и улучшает результаты в метааналитическом исследовании. Результаты показали, что лечение клазосентаном после аневризматической САК значительно снижало частоту связанных с вазоспазмом DIND и DCI. Однако в последующем рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом исследовании [69] было заявлено, что клазосентан существенно не снижает смертность / заболеваемость, связанную с вазоспазмом, и не улучшает функциональные исходы у пациентов с аневризматической САК, подвергшихся хирургическому клипированию.

    Как средство лечения ССС после аСАГ, клазозентан все еще вызывает споры, и еще предстоит пройти долгий путь для его широкого использования в клинической практике. Требуются дальнейшие исследования для выяснения разницы между заболеваемостью, связанной с вазоспазмом, и исходами.

    Оксид азота (NO)

    NO является ключевой сигнальной молекулой в регуляции мозгового кровотока. Снижение NO в крови и спинномозговой жидкости — возможный механизм, лежащий в основе ССС. Гемоглобин, высвобождаемый после разрыва аневризмы, подавляет продукцию NO эндотелиальной NO-синтазой и снижает концентрацию NO в гладкомышечных клетках, что приводит к сужению сосудов [70].Было показано, что присутствие гемоглобина и продуктов его распада нарушает передачу сигналов между эндотелием сосудов и нижележащим гладким мышечным слоем [71]. Было продемонстрировано, что NO представляет собой мощный эндогенный вазодилататор, который непосредственно действует на гладкие клетки сосудов, вызывая расслабление сосудов [72]. Кроме того, NO также выполняет нейропротекторную функцию [73].

    Более ранние исследования показали, что снижение метаболитов NO в спинномозговой жидкости наблюдается в течение 10 мин после аСАГ, что связано с сужением сосудов [74].Считается, что это вторично по отношению к разрушению функции NOS синтазы оксида азота гемоглобином. Снижение биодоступности NO также вызвано реакцией церебрального NO и супероксид-анионов с образованием пероксинитрита [75].

    Несмотря на споры о дисфункции NO после aSAH, данные на животных показали, что повышение церебральных уровней NO либо непосредственно с использованием вдыхаемого NO, либо косвенно с использованием доноров NO имеет нейрозащитный эффект. В будущем необходимы более перспективные рандомизированные контролируемые эксперименты, и необходимы более глубокие исследования клинического применения NO, чтобы обеспечить более надежную основу для его клинического применения.

    Гепарин

    Гепарин — плейотропный препарат, который оказывает множество эффектов на молекулярные механизмы вторичного повреждения мозга после аСАГ, включая опосредованное эндотелином вазоконстрикцию, активность свободных радикалов и антифибротические эффекты. Недавнее исследование показало, что внутривенная инфузия низких доз гепарина у пациентов с аСАГ может уменьшить возникновение симптоматического вазоспазма и инфарктов с высокой безопасностью и эффективностью [76]. Двойное слепое рандомизированное сравнение эноксапарина с плацебо показало, что эноксапарин может снижать сердечно-сосудистые заболевания и ишемию после САК (степени I — III по Hunt Hess) [77].Однако для уменьшения или предотвращения связанных осложнений и улучшения результатов потребуются дополнительные исследования по оценке доз и безопасности гепарина после аСАГ.

    Фибринолиз

    Тяжесть CVS может быть связана с объемом и распределением субарахноидальных сгустков. Клинические испытания внутрижелудочкового фибринолиза на более быстрое очищение от субарахноидальных сгустков проводились с начала 1990-х годов. Было продемонстрировано, что интракистернальное введение низких доз rt-PA для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний после САК безопасно и эффективно [78].Недавно рандомизированное открытое исследование фазы II по сопутствующей низкочастотной терапии движением головы и внутрижелудочковой РТ-ПА было проведено у пациентов после хирургического или эндоваскулярного лечения аСАГ с эффективным сокращением субарахноидального сгустка, несмотря на плохое влияние на рентгенологические данные. спазм сосудов, инфаркт мозга или неврологический исход [79]. Хотя клиренс субарахноидальных сгустков для предотвращения CVS был принят, оптимальное введение и дозировка фибринолиза еще предстоит определить.

    CVS — потенциально разрушительное осложнение, которое возникает почти у половины пациентов, которые выживают в течение первых 24 часов после аСАГ из-за разрыва аневризмы головного мозга. Последующие DCI и / или DIND способствуют смерти этих пациентов. Ранняя профилактика и / или лечение сердечно-сосудистых заболеваний очень важны. В настоящее время существует множество лекарств от сердечно-сосудистых заболеваний, включая блокаторы кальциевых каналов, ингибиторы фосфодиэстеразы, антагонист эндотелина-1, гормоны, препараты оксида азота и т. Д. Введение также различное, включая пероральное, внутриартериальное введение, внутривенное введение, интратекальное введение и т. Д.Тем не менее, пероральный прием нимодипина по-прежнему является действенным подходом к лечению CVS, который также является единственным одобренным FDA средством для лечения вазоспазма. Патогенез ССС — сложный процесс, который до сих пор не очень ясен. Таким образом, лечение относительно сложно. Во время клинической практики клиницисты редко используют одно лекарство, а комбинированное применение двух или более лекарств встречается чаще. Транслюминальная баллонная ангиопластика, вероятно, является более длительным вмешательством, и задняя мозговая артерия также поддается ангиопластике.Ангиопластику следует рассматривать как дополнительный выбор к внутриартериальной сосудорасширяющей терапии; ангиопластика должна проводиться для проксимальных сосудов, а сосудорасширяющая терапия более эффективна при дистальных или диффузных заболеваниях. Хотя эти доступные вазодилататоры ИА могут увеличивать диаметр сосудов, убедительных доказательств улучшения клинических исходов у пациентов по-прежнему нет.

    Вызванное стимуляцией увеличение церебрального кровотока и локальная вазоконстрикция капилляров зависят от проводимых сосудистых реакций

    Значимость

    Перициты расположены на внешней стенке капилляров.Однако вопрос о том, участвуют ли перициты в регуляции кровотока в капиллярах головного мозга и каким образом, остается открытым. Мы сообщаем, что капиллярно-сосудистые реакции в основном инициируются и достигают максимума в приартериольных капиллярах. Эти сосудистые реакции проходят вдоль капилляров со скоростью 5–20 мкм / с. Проведенные сосудистые реакции в капиллярах головного мозга, по-видимому, связаны с перицитами, настенными клетками микрососудов и могут быть новым модулятором сосудистой функции в головном мозге.

    Abstract

    Функциональная нейровизуализация, такая как фМРТ, основана на сочетании нейрональной активности и сопутствующих изменений мозгового кровотока (CBF) и метаболизма.Однако связь между CBF и событиями на уровне проникающих артериол и капилляров не установлена. Недавние открытия предполагают активную роль капилляров в контроле CBF, а перициты на капиллярах могут быть основными регуляторами CBF и инициаторами сигналов функциональной визуализации. Здесь, используя двухфотонную микроскопию мозга живых мышей, мы демонстрируем, что вызванное стимуляцией увеличение синаптической активности в соматосенсорной коре головного мозга мыши вызывает расширение капилляров, начинающееся в основном в капилляре первого или второго порядка, распространяясь вверх и вниз по течению на 5– 20 мкм / с.Таким образом, наши данные подтверждают активную роль перицитов в контроле сосудов головного мозга. Глиотрансмиттер АТФ, нанесенный на капилляры первого и второго порядка с помощью выдувания микропипетки, вызвал дилатацию, за которой следовало сужение, которое также распространялось со скоростью 5–20 мкм / с. Сужение капилляров, вызванное АТФ, блокировалось пуринергическими рецепторами P2. Таким образом, проводимые сосудистые ответы в капиллярах могут быть ранее не идентифицированным модулятором цереброваскулярной функции и функциональных нейровизуализационных сигналов.

    Функция мозга возникает в результате передачи сигналов внутри нейронов и астроцитов и между ними, вызывая колебания скорости метаболизма кислорода и церебрального кровотока (CBF) в мозге.Нормальная функция мозга зависит от сохраненного поступления глюкозы и кислорода, которое опосредовано нервно-сосудистой связью, устойчивой связью между активностью мозга и CBF. Нейроваскулярная связь зависит от функциональных свойств ассоциации микрососудов головного мозга, астроцитов, перицитов и нейронов, которые вместе составляют нервно-сосудистую единицу (1).

    Традиционно считается, что артериолы головного мозга контролируют CBF, а капилляры головного мозга служат в обмене веществами между кровью и мозгом.Этот взгляд на динамику CBF был недавно коренным образом изменен открытием, что и артериолы, и капилляры участвуют в обмене веществ (2) и цереброваскулярном сопротивлении (3, 4). В частности, модифицированные гладкомышечные клетки, называемые перицитами, прикрепляются к капиллярам и могут регулировать CBF на капиллярном уровне (3, 5, 6). Однако это положение до конца не изучено. Перициты сетчатки сужаются под действием АТФ и расширяются нейротрансмиттерами in vitro (5), а также сужаются in vivo после инсульта (7).В ответ на световую стимуляцию капилляры сетчатки активно расширяются и регулируют кровоток независимо от артериол (8). Более того, передача сигналов глиального Ca 2+ регулирует капиллярный, но не артериолный кровоток как в сетчатке, так и в коре головного мозга (8, 9). Тем не менее, перициты капилляров не могут быть сократительными, и что регуляция CBF в ЦНС опосредуется только гладкомышечными клетками в проникающих артериолах (p.a.s) и капиллярах, но не перицитами на капиллярах (10–12).Это противоречие может быть более очевидным, чем реальным, потому что оно зависит от того, как определяются перицит и капилляр, а не от роли капилляров головного мозга в цереброваскулярном контроле. Мы решили проанализировать изменения в капиллярах мозга на основе порядка ветвления от р.а. (13). Используя эту беспристрастную методологию, наше исследование может способствовать пониманию вклада капилляров и перицитов в цереброваскулярный контроль и взаимодействие между капиллярами и артериолами.

    Все капилляры покрыты перицитами (14), а перициты почти полностью покрыты концевыми ножками астроцитов (15), что повышает вероятность того, что растворимые сигнальные молекулы, высвобождаемые астроцитами в микроокружение, воспринимаются специализированными поверхностными рецепторами на перицитах.АТФ является основным передатчиком, с помощью которого астроциты связываются с соседними астроцитами (16), а также важным паракринным передатчиком в передаче сигналов нейронам (17) и, возможно, перицитам (18). Поэтому важной частью этого исследования было изучение влияния АТФ на перициты капилляров головного мозга in vivo.

    В текущем исследовании использовалась двухфотонная микроскопия in vivo модели трансгенных мышей с флуоресцентными перицитами. Зависимое от активности увеличение синаптической активности было исследовано, чтобы определить, являются ли капилляры всех порядков ветвления расширенными или суженными, или только капилляры, близкие к p.a., и проявляют ли капилляры проводимые сосудистые ответы (CVR), подобные пиальным артериолам.

    Наше исследование поддерживает идею о том, что перициты играют активную роль в нервно-сосудистом соединении. Кроме того, результаты показывают, что и артериолы, и капилляры способствуют контролю сосудов головного мозга во время физиологической стимуляции, и что пространственно ограниченные CVR могут способствовать регулированию потока в капиллярах головного мозга и пространственно-временным характеристикам функциональных нейровизуализационных сигналов.

    Результаты

    CVR инициируются в капиллярах или в год.

    Мы использовали двухфотонную микроскопию in vivo для изображения сосудистой сети в коре головного мозга усов анестезированных мышей, экспрессирующих DsRed в перицитах под контролем промотора NG2. Для мечения плазмы крови использовали FITC-декстран (показан зеленым на фиг. 1 A ). Пациенты были однозначно идентифицированы in vivo путем прослеживания их связей с пиальными артериолами и по четким непрерывным кольцам гладких мышц вокруг них.Для анализа данных использовались только паспортные данные с продольной осью, перпендикулярной плоскости x – y. Капилляры были идентифицированы как микрососуды, ответвляющиеся от р.а. с продольной осью, параллельной плоскости x – y. Такое геометрическое расположение было необходимо для надежного измерения изменений диаметра артериол и капилляров. Перициты были идентифицированы как NG2-положительные настенные клетки на капиллярах, ответвляющихся от артериолы. Тела перицитов пространственно отделены от п.а.и друг друга, а отдельные перициты были идентифицированы по отросткам, идущим продольно вдоль капилляров (Fig. 1 A ).

    Рис. 1.

    Функциональное расширение сосудов в коре ствола мышей. ( A ) Двухфотонное изображение стволовой коры мышей NG2-DsRed на глубине ~ 150 мкм. ПА разветвляются по горизонтали от капилляра (первый порядок). Дальнейшие ответвления определяются как капилляры второго и третьего порядка. Перициты помечаются красным флуорофором (NG2-DsRed), а просвет сосуда — FITC-декстраном (зеленый).Области интереса размещаются поперек сосуда, чтобы можно было измерить диаметр сосуда (цветные полосы). (Шкала: 10 мкм.) ( B ) Диаметры сосудов для различных порядков капилляров. p.a., 15,09 ± 4,15 мкм; 1-я крышка (капилляры первого порядка), 7,18 ± 1,93 мкм; 2-я крышка (капилляры второго порядка), 6,25 ± 2,43 мкм; 3-я крышка (капилляры 3-го порядка), 7,63 ± 2,47 мкм. Паспорт диаметр значительно больше, чем у всех порядков капилляров. *** P <0,001, однофакторный дисперсионный анализ с апостериорным тестом.( C ) Пример кривой интенсивности флуоресценции во времени в синей области интереса в A показан серым изображением, а две красные кривые указывают на стенку сосуда ( верхний ). Расстояние между двумя красными кривыми рассчитывается как изменение диаметра сосуда от времени ( Нижний ). ( D ) Нормализованный диаметр изменяется с течением времени в капиллярах разного порядка в ответ на стимуляцию подушечек усов. Короткая вертикальная полоса — это точка, в которой кривая достигает пика 50%, что определяется как начало реакции.( E ) Распределение мест начала функциональной дилатации ( n = 29 мест). ( F ) Несколько рентабельности инвестиций в год. капилляры первого, второго и третьего порядка отмечены красным, синим, зеленым и желтым цветом соответственно. (Масштаб: 10 мкм.) ( G ) В этом эксперименте на мышах полумаксимальная задержка дилатации каждой области интереса нанесена соответствующими цветами слева на географическом расстоянии от точки зрения. Пунктирными линиями показана линейная аппроксимация проведенной дилатации.( H ) Максимальная амплитуда расширения нанесена соответствующими цветами слева вдоль географического расстояния от точки зрения. ( I ) Восемнадцать из 29 визуализированных сосудов продемонстрировали кондуктивную функциональную дилатацию с проводящей скоростью на входе 12,65 ± 0,96 мкм / с и проводящей скоростью на выходе 12,83 ± 0,64 мкм / с. Не было обнаружено существенной разницы между скоростями проводимости на входе и выходе. n.s., не имеет значения; P > 0,05, непарный т испытание.( J ) Время до 50% максимальной дилатации было значительно больше в капиллярах третьего порядка, чем в р. и капилляры первого порядка. Капилляры второго порядка расширяются значительно медленнее, чем капилляры первого порядка. * P <0,05, однофакторный дисперсионный анализ с апостериорным тестом. ( K ) Максимальная амплитуда расширения в капиллярах разного порядка. Капилляры первого и второго порядка показали значительно больший отклик, чем другие места. * P <0.05, односторонний дисперсионный анализ с апостериорным тестом. Все планки погрешностей представляют SEM.

    Основываясь на z-стеках коры, мы сегментировали кровеносные сосуды по порядку ветвления, где 0 — п.о., 1 — капилляр первого порядка, отходящий от артериолы, и так далее (Рис. 1 A ). В состоянии покоя диаметры п.а. капилляры первого, второго и третьего порядка были 15,09 ± 0,10 мкм, 7,18 ± 0,04 мкм, 6,25 ± 0,10 мкм и 6,75 ± 0,28 мкм соответственно. Паспорт был значительно шире капилляров, но диаметр капилляров был одинаковым для первых трех порядков капилляров (рис.1 B ).

    Сообщается, что капилляры первого порядка расширяются первыми в ответ на соматосенсорную стимуляцию, и время до расширения сосудов в капиллярах первого порядка обычно предшествует расширению в ПА. (3). В настоящем исследовании временное разрешение не позволило нам оценить различия во времени начала вызванной стимуляцией вазодилатации, но в качестве заместителя мы использовали латентность от начала стимула до 50% максимальной дилатации (рис. 1 D ). и фильм S1). Из 29 препаратов дилатация, вызванная стимуляцией, была достигнута первой в капиллярах первого порядка в 55% экспериментов, тогда как дилатация была достигнута первой в p.а. в 21% и в капиллярах второго или третьего порядка в 24% экспериментов (рис. 1 E ). Затем мы оценили, существует ли закономерность в развитии расширения капилляров, то есть происходит ли расширение сначала в определенной точке и распространяется ли реакция в соответствии с порядком ветвления капилляров. Для этой цели были нарисованы несколько прямоугольных областей интереса (ROI) с длинной стороной, перпендикулярной стенке сосуда, как показано цветовой кодировкой на рис. 1 F .Половинную максимальную латентность и максимальное расширение сосудов для каждой области интереса строили как функцию географического расстояния вдоль сосудистой сети от р.а. используя ту же цветовую кодировку, что и квадраты, представляющие области интереса (рис. 1 G и H ). Рис. 1 G показывает плоскость x – y одной мыши. Дилатация началась в капилляре первого порядка, и дилатация распространилась на р.а. и второй и третий капилляры линейным образом. Капилляры первого и второго порядков продемонстрировали наиболее сильную дилатацию (рис.1 H ). Временная последовательность сосудистых реакций может быть представлена ​​для 18 из 29 экспериментов; в 11 экспериментах стабильность базовой линии была неоптимальной. В экспериментах с достаточно стабильной базовой линией средняя проводящая скорость на входе составляла 12,65 ± 0,96 мкм / с, а средняя проводящая скорость на выходе составляла 12,83 ± 0,64 мкм / с (рис. 1 I ). Расширение сосудов распространяется с одинаковой скоростью вверх и вниз по течению ( P = 0,67). Расширение капилляров второго и более высокого порядка происходило значительно медленнее, чем в капиллярах первого порядка и p.а. (Рис. 1 J ), тогда как изменения диаметра были значительно больше в капиллярах первого и второго порядка, чем в капиллярах р.а. и капилляры высших порядков (рис. 1 K ).

    Чтобы исключить возможность того, что на проводимые ответы влияет дрейф фокуса, мы выполнили визуализацию гиперстека (непрерывные и повторяющиеся записи изображений z-стека) во время стимуляции подушечками усов. Изображения были сглажены, чтобы создать фильм временного ряда с помощью проекций максимальной интенсивности для каждого стека изображений.Эта процедура подтвердила CVR в АПК и капиллярах при стимуляции усов, как в верхнем, так и в нижнем потоке, в пяти из пяти экспериментов ( Supporting Information , Fig. S1, and Movie S2).

    CVR, индуцированные местной инъекцией АТФ.

    Пуринергическая передача сигналов может влиять на нервно-сосудистую единицу при патологических состояниях, например, во время церебральной ишемии, когда АТФ высвобождается в высоких концентрациях (19⇓⇓ – 22). АТФ сужает перициты и капилляры сетчатки in vitro, что представляет интерес, поскольку короткие периоды ишемии приводят к феномену отсутствия оплавления и уменьшению калибра мелких сосудов (7, 23).Мы исследовали влияние активации пуринергических рецепторов на перициты и капилляры in vivo путем локальной инъекции АТФ в ствол коры головного мозга мышей NG2-DsRed. Под двухфотонным микроскопом стеклянную микропипетку вводили в кору и продвигали в непосредственной близости от р.а. и первые несколько порядков капилляров. Смесь 10 мкМ Alexa 594 (красный цвет в стеклянной микропипетке) и 1 мМ АТФ выдавливали из микропипетки под давлением воздуха (рис. 2 A и B ).Вдыхание АТФ вызывало расширение капилляров с последующим сужением (рис. 2 B и Movie S3). Пятнадцать прямоугольных областей интереса были изучены на капиллярах разного порядка (рис. 2 C ), и нормированное изменение диаметра было нанесено на график во времени для каждой области интереса (рис. 2 D ). Амплитуды расширения или сужения определялись как положительные или отрицательные амплитуды при максимальном сосудистом ответе. О латентном периоде расширения и сжатия сообщалось как время до полу положительного или отрицательного максимума после начала затяжки (рис.2 E ). Четыре переменные были нанесены на график в зависимости от географического расстояния вдоль сосудистой сети от р.а. (Рис.2 F I ). Такая же цветовая кодировка использовалась для квадратов, представляющих ROI. Точка ветвления капилляра первого-второго порядка обнаруживает самые сильные и самые ранние дилатацию и сужение, тогда как капилляр третьего порядка имеет очень небольшое изменение диаметра (рис. 2 F и G ). Значительно более высокая амплитуда как вазодилатации, так и вазоконстрикции была обнаружена в капиллярах первого и второго порядка, тогда как диаметр капилляров более высокого порядка практически не изменился ( n = 7; рис.3 A и B ). Латентные периоды вазодилатации и вазоконстрикции в капиллярах третьего и более высокого порядка были значительно дольше, чем в капиллярах более низкого порядка (Рис. 3 C и D ). Не было обнаружено существенной разницы в среднем расстоянии от наконечника пипетки до капилляров разного порядка, что исключает влияние расстояния до наконечников пипетки на полученные ответы (рис. 3 E ). Кроме того, следы от отдельных мышей показали отсутствие корреляции между расстоянием между дозатором и характеристиками ответа (т.е.е., задержка и амплитуда) (рис. S2).

    Рис. 2.

    Выдувание АТФ микропипеткой вызывает расширение сосудов с последующим сужением. ( A ) Схема экспериментальной установки in vivo. Микропипетку для выдувания помещают рядом с участком около артериолы. Микропипетка содержит смесь 10 мкМ Alexa 594 (красный цвет в стеклянной микропипетке) и 1 мМ АТФ. ( B ) Видеозаписи динамики затяжки 1 мМ АТФ из микропипетки. Расширение сосуда предшествует сужению.Пунктирными линиями обозначены контуры сосуда в состоянии покоя. (Масштабные линейки: 10 мкм.) ( C ) Несколько однозначно окрашенных ИО размещаются вдоль сосудистой сети для измерения диаметра сосуда. (Шкала: 10 мкм.) ( D ) Нормализованное изменение диаметра нанесено на график во времени для каждой области интереса. Области интереса и цвет трассы имеют одинаковую кодировку. ( E ) Амплитуды расширения или сжатия определяются как положительные или отрицательные амплитуды при максимальном сосудистом ответе. О латентности расширения и сжатия сообщают как время до полу положительного или отрицательного максимума после начала затяжки.( F I ) В этом эксперименте на мышах распределение всех областей интереса в C и D с амплитудой расширения ( F ), амплитудой сжатия ( G ), задержкой расширения ( H ), и задержка сужения ( I ) на географическом расстоянии от дороги. вдоль сосудистой сети. Пунктирные линии представляют собой линейную аппроксимацию проводящих откликов на входе и выходе.

    Рис. 3.

    Расширение и сужение, вызванные АТФ-затяжкой, различаются по амплитуде и латентности в капиллярах разного порядка.( A ) Амплитуды расширения и ( B ) сужения значительно выше в капиллярах первого и второго порядка по сравнению с капиллярами других порядков. ( C ) Латентные периоды расширения и ( D ) сужения значительно больше для капилляров третьего и более высокого порядка, чем для капилляров других порядков. * P <0,05, однофакторный дисперсионный анализ с апостериорным тестом. ( E ) Среднее расстояние от наконечника дозатора до сосудов разных порядков отделения.n.s., не имеет значения; P > 0,05, однофакторный дисперсионный анализ с апостериорным тестом. ( F ) Сравнение скорости проводимости вверх и вниз по потоку при расширении и сжатии, вызванных АТФ-затяжкой. * P <0,05, однофакторный дисперсионный анализ с апостериорным тестом. Все планки погрешностей представляют SEM.

    Расширение и сжатие, вызванные выдуванием АТФ, демонстрировали линейную или почти линейную проводимость в направлении вверх и вниз по течению (рис. 2 H и I ). Кондуктивная скорость расширения для сосудов вверх и вниз по течению составляла 11.47 ± 3,37 мкм / с и 14,78 ± 3,85 мкм / с, соответственно, тогда как проводящая скорость сужения для сосудов выше и ниже по потоку составляла 6,54 ± 1,05 мкм / с и 6,55 ± 1,22 мкм / с, соответственно, то есть медленнее, чем для дилатация (рис.3 F ). Визуализация Hyperstack во время вдувания АТФ подтвердила проводящие ответы как на АТФ-индуцированную дилатацию, так и на сжатие в пяти из пяти экспериментов ( Вспомогательная информация , рис. S3 и Movie S4). Более высокая проводящая скорость для расширения ниже по потоку предполагает, что вызванное АТФ расширение и сужение сосудов модулируется разными механизмами.

    Сужение, но не расширение, вызванное АТФ, зависит от пуринергических рецепторов 2 типа.

    Чтобы исследовать механизм сужения, вызванного выдуванием АТФ, 0,5 мМ антагониста рецептора P2 пиридоксальфосфат-6-азофенил-2 ‘, 4’-дисульфоновой кислоты (PPADS) наносили местно на облученную кору не менее чем за 2 часа до Пыхтение АТФ. Предварительная подготовка с использованием PPADS сохранила расширение сосудов, но значительно уменьшила сужение сосудов (рис. 4 A и B ). Чувствительность к PPADS особенно выражена в капиллярах первого и второго порядка (рис.4 C и D ). Это указывает на то, что вызванное АТФ сужение наблюдается в отсутствие ингибитора в капиллярах первого и второго порядка и в меньшей степени в капиллярах р.а. капилляры третьего и более высокого порядка (рис. 3) были обусловлены активацией пуринергических рецепторов P2.

    Рис. 4.

    Сужение, вызванное затяжкой АТФ, опосредуется пуринергическими рецепторами 2 типа. ( A ) После местного применения 0,5 мМ PPADS пипетку для выдувания помещают рядом с участком, прилегающим к артериоле.Красные, синие, зеленые и желтые области интереса помещаются в год. капилляры первого, второго и третьего порядка для измерения диаметра соответственно. (Шкала: 10 мкм.) ( B ) Динамика изменения диаметра в каждой области интереса, указанная в A . Предварительная обработка 0,5 мМ PPADS и выдувание 1 мМ АТФ вызывают дилатацию, но значительно ослабляют сужение. ( C ) Амплитуда расширения существенно не различается с применением и без применения PPADS среди всех порядков капилляров.n.s., не имеет значения; P > 0,05, непарный т испытание. ( D ) Амплитуда сужения существенно различается с предварительным кондиционированием капилляров первого и второго порядка и без него с помощью PPADS. * P <0,05, непарный t тест. Все планки погрешностей представляют SEM.

    Активация рецепторов P2X и P2Y приводит к аналогичным ответам сосудов.

    Исследования артерий и артериол in vitro показали, что активация рецепторов P2Y на гладкомышечных клетках приводит к сужению сосудов, тогда как активация рецепторов P2X на эндотелиальных клетках артериол (ЭК) приводит к расширению сосудов (24-27) .Чтобы проверить, вносят ли одни и те же механизмы вклад в контроль капилляров головного мозга in vivo, мы исследовали реакции сосудов, вызываемые агонистами рецепторов P2X и P2Y. Агонист рецептора P2X αβATP (αβ-метилен-АТФ) и агонист рецептора P2Y UTP вводили (по 1 мМ каждый) путем вдыхания в непосредственной близости от р.а. и капилляры первого порядка. Поскольку аденозин, гидролизованный из АТФ, является сильнодействующим вазодилататором (28), более стабильный аналог АТФ, ATPγS, был использован в концентрации 1 мМ для экспериментов по надуванию микропипеток.Наконец, контрольные эксперименты были выполнены путем вдувания 10 мкМ Alexa 594 только для того, чтобы исключить эффект самого выдувания.

    Мы сравнили влияние соединений на капиллярные ответы первого порядка, потому что эти капилляры давали наиболее устойчивые и глубокие ответы при вдыхании АТФ (рис. 3; см. Также рис. S4). Агонисты рецепторов P2X и P2Y вызывали расширение капилляров первого порядка с последующим сужением. Хотя амплитуды дилатации были одинаковыми для всех соединений (рис.5 A ), контрольные эксперименты с использованием только Alexa 594 показали только слабое расширение в одном из пяти экспериментов. Амплитуда вазоконстрикции была значительно больше при использовании ATPγS, чем ATP (рис. 5 B ), что можно объяснить тем, что ATPγS индуцирует сужение сосудов через активацию рецепторов P2X и P2Y. Эффект расширения менее выражен, поскольку ATPγS более стабилен, чем ATP, с образованием меньшего количества аденозина. В контрольных опытах сужение сосудов наблюдалось редко.Как вазодилатация, так и вазоконстрикция развивались дольше, когда вызываются АТФ, чем для более стабильных соединений (рис. 5 C и D ). Это может быть объяснено сосудорасширяющим аденозином, гидролизованным из АТФ, что увеличивает латентный период до максимального сужения сосудов. Сравнение проводящих скоростей восходящей и нисходящей проводимости как вазодилатации, так и сужения с четырьмя соединениями не обнаружило существенной разницы (рис. 5 E ), что позволяет предположить, что четыре соединения вызывают проводимые сосудистые реакции посредством сходного механизма.

    Рис. 5.

    Реакция сосудов капилляров первого порядка на вдыхание АТФ, P2X, агонистов рецепторов P2Y, ATPγS и красного красителя. ( A ) Сравнение различных компаундов для вдыхания с амплитудой расширения, ( B ) амплитудой сжатия, ( C ) задержкой расширения, ( D ) латентностью сжатия и ( E ) скоростью проводимости . Соединения представляют собой 1 мМ АТФ, 1 мМ агонист рецептора P2X (αβATP), 1 мМ агонист рецептора P2Y (UTP), 1 мМ ATPγS и 10 мкМ Alexa 594 в качестве контроля.н / д, нет в наличии; * P <0,05, *** P <0,001, однофакторный дисперсионный анализ с апостериорным тестом. Обратите внимание, что латентность контрольного эксперимента отмечена как недоступная как для дилатации ( C, ), так и для сжатия ( D ). Это связано с небольшими откликами при контрольной затяжке и неоптимальными измерениями задержки. Все планки погрешностей представляют SEM. n.s., не имеет значения.

    Мгновенное и тяжелое сужение перицитов после ишемии.

    Для изучения мгновенного ответа перицитов при ишемическом инсульте in vivo остановку сердца вызывали i.v. введение 0,05 мл пентобарбитала. Пакет изображений, покрывающий всю приартериольную область, был записан до остановки сердца, а другой пакет изображений в той же области был записан через 5 минут после остановки сердца. Затем каждый стек изображений проецировался на одно изображение с помощью проецирования средней интенсивности. Паспорт а капилляры первого и второго порядка демонстрируют сильное сужение, в некоторых случаях с забитыми внутри эритроцитами, но только рядом с телами перицитов. Капилляры третьего и более высокого порядка сужены в меньшей степени, хотя также имеют настенные перициты (рис.6 A и C ). Капилляры с видимыми клеточными телами перицитов демонстрируют большее сужение, чем капилляры, лишенные тел перицитов (Fig. 6 C ).

    Рис. 6.

    Ишемия приводит к сильному сужению капилляров в районе артериолы, а предварительное кондиционирование блокаторов рецепторов P2 снижает сужение капилляров. ( A ) Пакеты изображений (размер шага 1 мкм, проекция средней интенсивности) сосудистой сети, включая п.а. и первые несколько порядков капилляров.Через пять минут после ишемии вследствие остановки сердца (СА) наблюдалось сильное сужение р.а. капилляры первого и второго порядка, но капилляры третьего и более высокого порядка были умеренно сужены. Пунктирными линиями показаны контуры сосудов капилляров первого порядка до остановки сердца. (Шкала: 20 мкм.) ( B ) Предварительная обработка 0,5 мМ PPADS в течение 2 часов позволила избежать сильного сужения р.а. и капилляр первого порядка через 5 мин после CA. Пунктирными линиями показаны контуры сосудов капилляров первого порядка перед СА.(Шкала: 20 мкм.) ( C ) Наиболее серьезные сужения капилляров первого и второго порядка, локализованных вместе с перицитами. Капилляры третьего и более высокого порядка сужены умеренно. Предварительное кондиционирование с помощью PPADS уменьшило вазоконстрикцию у р.а. капилляры первого и второго порядка. Для оценки годности использовался непарный тест t . н / д, нет в наличии; *** P <0,001. Для капилляров другого порядка использовался односторонний дисперсионный анализ с апостериорным тестом (* P <0.05). Все планки погрешностей представляют SEM.

    Затем мы оценили, вовлечены ли пуринергические рецепторы в вызванное ишемией сужение капилляров перицитами. С этой целью мы суперслили облученную кору мышей с 0,5 мМ PPADS в течение как минимум 2 ч до остановки сердца. Это смягчило сжатие межпозвоночного диска. капилляры первого и второго порядка (рис. 6 B и C ). Эти результаты согласуются с предыдущими исследованиями срезов мозга и патологоанатомическими исследованиями, предполагающими, что перициты сжимаются при ишемии (3, 7) и что предварительное кондиционирование животных с помощью PPADS помогает в восстановлении после экспериментального инсульта (29, 30).Мы пришли к выводу, что перициты в первых нескольких порядках капилляров сильно сужаются после ишемии in vivo и что блокирование пуринергических рецепторов смягчает сужение как артериол, так и капилляров.

    Обсуждение

    Понимание нейроваскулярной передачи сигналов в ответ на нейрональную или астроцитарную активность имеет решающее значение для понимания того, как процессы мозга снабжаются энергией и генерируются функциональные нейровизуализационные сигналы. Наши результаты показывают, что капилляры первого и второго порядка инициируют функциональную дилатацию чаще, чем капилляры p.а. и капилляры высших порядков. Кроме того, местное и прямое введение АТФ вызывает расширение сосудов с последующим сужением первых нескольких порядков капилляров. Функциональная дилатация, а также дилатация и сужение, вызванные АТФ-вдуванием, инициируются в основном в капиллярах первого или второго порядка, а CVR развиваются как выше, так и ниже по течению. Однако скорость проводимой вазодилатации выше, чем проводимой вазоконстрикции. Более того, через несколько минут после церебральной ишемии перициты на участках, близких к артериолам, сужаются посредством механизма, зависимого от рецептора P2.

    Вклад перицитов в регулирование CBF является спорным (13). Некоторые исследования in vivo предполагают роль перицитов в регуляции капиллярного кровотока (3, 6), в то время как другие показали, что контроль кровотока обнаруживается только в артериолах, но не в капиллярах, и что клетки гладких мышц сосудов, но не перициты , способствуют регуляции ответов CBF (10–12). Однако в большинстве этих исследований было высказано предположение, что перициты, близкие к п.о. сокращаются во время нормальной мозговой деятельности, а перициты на капиллярах первого и второго порядка обладают гибридными свойствами как гладкомышечных клеток, так и капиллярных перицитов (31).В наших исследованиях перициты были идентифицированы с помощью двухфотонной микроскопии как красные флуоресцентные клетки на стенке капилляров у мышей NG2-DsRed. Тем не менее, мы описываем изменения капиллярной функции в соответствии с порядком ветвления от р.а. и участие перицитов в этом контексте. Наши результаты подтверждают важность использования определенной геометрии сосудов по отношению к кортикальной поверхности для надежной оценки небольших изменений диаметра капилляров.

    Как и в других исследованиях (3, 10), наши данные свидетельствуют о ключевой роли капилляров, близких к p.а. в местном контроле кровотока. В качестве мощного инструмента для изучения CBF (32) двухфотонный микроскоп для визуализации использовался для фокусировки в одной горизонтальной плоскости на глубине 100–200 мкм для получения изображения хорошего качества. Эта горизонтальная плоскость обычно составляла один раз в год. и связанные с ними капилляры первого, второго или третьего порядка. Наши результаты показали, что расширение капилляров как ответ на повышенную синаптическую активность (то есть ответ нервно-сосудистого сопряжения) в большинстве случаев инициируется в капиллярах первого порядка.Это согласуется с более ранними результатами, указывающими на активное расслабление перицитов перед расслаблением гладкомышечных клеток артериол (3), и с недавними исследованиями, показывающими, что актин гладких мышц присутствует в перицитах в капиллярах, близких к артериолам (10, 33). Кроме того, перициты околоартериоловых капилляров могут иметь более плотный гладкомышечный актин (12, 34), поскольку капилляры первого и второго порядка реагируют с самой ранней и наиболее глубокой дилатацией.

    Выдувание АТФ вызывало дилатацию и сужение первых нескольких порядков капилляров.Напуск АТФ на капилляры выше второго порядка почти не вызывал изменений в диаметре. Наблюдения показывают, что перициты обладают различной чувствительностью к пуринергической стимуляции в соответствии с предыдущими исследованиями (5). Было высказано предположение, что дилатация, вызванная вдыханием АТФ, опосредуется активацией рецепторов P2X на артериолярных ЭК (24). Однако недавнее исследование показало, что АТФ может также действовать на рецепторы P2X1 астроцитов, вызывая высвобождение PGE 2 , который расслабляет перициты (9).Другие исследования показали, что аналог АТФ ATPγS имеет свой собственный фармакологический профиль; например, он действительно может быть гидролизован до аденозина (35), что может быть другим объяснением вазодилатации, вызванной АТФ-затяжкой.

    Сужение сосудов, вызванное выдуванием АТФ, было значительно ослаблено антагонистом пуринергических рецепторов 2 типа PPADS, что указывает на участие пуринергических рецепторов 2 типа. Подобно нашему исследованию, вдувание АТФ в срезах мозга ранее было показано, что увеличивает цитозольный Ca 2+ в глиальных клетках с последующим сужением соседних сосудов, которое устраняется преинкубацией с блокатором рецепторов P2Y1 (36).Наши исследования in vitro с перицитами в монокультуре ( Supporting Information , Fig. S5 и Movie S5) подтвердили, что АТФ сужает капиллярные перициты способом, зависящим от активации рецептора P2 и повышением цитозольного Ca 2+ . Это исследование демонстрирует, что внутриклеточное увеличение количества перицитов Ca 2+ может быть механизмом, лежащим в основе сокращения перицитов в ответ на АТФ. АТФ, примененный к церебральным артериолам in vitro, вызывал двухфазную реакцию сосудов, сужение с последующим расширением (24), что противоположно тому, что мы наблюдали в капиллярах.Данные свидетельствуют о том, что эффект пуринергического сигнального каскада в капиллярах отличается от эффекта в артериолах (9).

    В артериях и артериолах CVR в первую очередь характеризуются быстрой (1-3 мм / с) и далеко идущей электрической проводимостью вдоль хорошо спаренного эндотелия в гладкие мышцы (37, 38). При стимуляции G-связанного рецептора вторичная медленная и пространственно ограниченная волна Ca 2+ распространяется вдоль эндотелия (~ 100 мкм / с), вызывая выработку оксида азота и простагландинов (рис.7 A и B ). Ингибирование электрического компонента продемонстрировало, что скорость медленного, основанного на диффузии CVR составляет ~ 20 мкм / с, что аналогично медленной скорости распространения вазодилатации, наблюдаемой в настоящем исследовании (39). Кроме того, гиперполяризующие импульсы распространяются вдоль ЭК в капиллярах со скоростью проводимости в 100 раз быстрее, чем вызванный диффузией CVR (37). Напротив, времена сосудистой релаксации одинаковы для двух типов проводимых ответов. Возможно, что окончательный общий путь обоих типов сосудистых ответов может включать сброс бутонов аксонов калия одновременно с быстрым выбросом калия (40), но это необходимо будет рассмотреть более подробно в будущих исследованиях.

    Рис. 7.

    Возможные механизмы дилатации и сжатия, вызванной АТФ-затяжкой. ( A ) Пиальная артерия и артерии состоят из эндотелия, окруженного гладкомышечными клетками (светло-красные). По мере того, как капилляры отходят от АП, гладкие мышцы замещаются перицитами (светло-голубыми) с неоднородной морфологией по капиллярам первого, второго и более высокого порядка (т. Е. Идущим от АП к венозной стороне). ( B ) Быстрая и дальняя проводимость по артериолам и артериям за счет электрической проводимости и локальной волны Ca 2+ .( C ) Наблюдаемое медленное и низкоуровневое проведение вазомоторных ответов, исходящих в основном из капилляров первого и второго порядка, по-видимому, связано с передачей сигналов путем диффузии. Можно предвидеть как паракринную передачу сигналов вдоль концевых точек астроцитов, так и внутриклеточную диффузию по предполагаемым щелевым соединениям.

    Хотя лежащий в основе механизм остается неясным, можно представить себе основанное на диффузии проведение вазомоторных ответов, исходящих из капилляров первого и второго порядка, например паракринную передачу сигналов вдоль концевых ножек астроцитов или внутриклеточную диффузию через щелевые соединения, соединяющие ЭК и / или перициты (рис.7 С ). Однако документация о соединении щелевых соединений между ЭК капилляров первого и второго порядка в коре головного мозга мышей отсутствует. Кроме того, в отличие от артериального эндотелия, капиллярные ЭК не содержат каналов SK Ca / IK Ca (37), которые, как полагают, лежат в основе инициирования быстрых электрических CVR (41). Это также может объяснить, почему микроприменение АТФ к пиальным артериям и АП in vitro приводит к сужению, за которым следует эндотелий-зависимое расширение сосудов (25, 26).

    Во время ишемии церебральные перициты сужаются и останавливают кровоток в капиллярах в течение нескольких минут. Сужение выражено в области п.а. капилляры первого и второго порядка, тогда как диаметр высших капилляров оставался постоянным. Это поддерживает и изменяет представление о том, что перициты способствуют длительному снижению капиллярного кровотока после церебральной ишемии (3, 7, 42). Наиболее чувствительной к ишемии областью сосудистой сети являются капилляры первого порядка в районе артериолы.Предварительное кондиционирование антагонистом рецептора P2 PPADS облегчало сужение перицитов после ишемии, что может быть связано с блокадой пуринергических рецепторов 2 типа, но его эффект в предотвращении сужения перицитов при ишемии с равной вероятностью отражает то, что он блокирует обратный режим Na +. Обмен / Ca 2+ , хорошо известный путь перегрузки Ca 2+ при ишемии (43). Более того, PPADS блокирует экто-АТФазы (44), тем самым способствуя сужению перицитов после ишемии.В других исследованиях сообщалось, что модуляция пуринергических рецепторов способствует выздоровлению животных после инсульта in vivo (29, 30), но наши исследования показывают, что перициты на капиллярах первого порядка могут быть спасены путем блокирования пуринергических рецепторов до церебральной ишемии.

    Материалы и методы

    Работа с животными.

    Все процедуры с участием животных были одобрены Датским национальным этическим комитетом в соответствии с руководящими принципами, изложенными в Конвенции Совета Европы о защите позвоночных животных, используемых для экспериментальных и других научных целей, и соответствовали руководящим принципам ARRIVE.Сорок мышей NG2-DsRed [Tg (Cspg4-DsRed.T1) 1Akik / J; Джексона] для обоих полов использовались в возрасте 4–7 месяцев. Трахею канюлировали для механической вентиляции (Minivent type 845; Harvard Apparatus), и катетеры были помещены в левую бедренную артерию и вену для инфузии веществ и для контроля артериального давления и газов крови. Чтобы гарантировать, что животные содержатся в физиологических условиях, мы непрерывно отслеживали CO 2 в конце выдоха (Capnograph type 340; Harvard Apparatus) и артериальное давление (манометр BP-1; World Precision Instruments) и оценивали газы в артериальной крови. образцы дважды в течение каждого эксперимента (pO 2 , 95–110 мм рт. ст .; pCO 2 , 35–40 мм рт. ст., pH 7.35–7.45) с помощью радиометра ABL 700Series. Температуру тела поддерживали на уровне 37 ° C с помощью ректального датчика температуры и обогревающего одеяла (контроллер температуры TC-1000; CWE).

    Экспериментальная установка включала приклеивание черепа к металлической пластине цианоакрилатным гелем (Loctite Adhesives). Была просверлена трепанация черепа диаметром 4 мм, центрированная на 0,5 мм позади и на 3 мм справа от брегмы над сенсорной бочкообразной корой. После удаления твердой мозговой оболочки препарат покрывали 0,75% гелем агарозы (тип III-A, низкий EEO; Sigma-Aldrich), смоченным искусственной спинномозговой жидкостью (aCSF; NaCl 120 мМ, KCl 2.8 мМ, NaHCO 3 22 мМ, CaCl 2 1,45 мМ, Na 2 HPO 4 1 мМ, MgCl 2 0,876 мМ и глюкоза 2,55 мМ; pH 7,4) и выдерживали при 37 ° C. Для экспериментов по визуализации часть краниотомии была покрыта покровным стеклом, что позволяло вводить электроды и проводить фармакологические вмешательства.

    Мышей анестезировали внутрибрюшинно. инъекция смеси кетамина (60 мг / кг) и ксилазина (10 мг / кг) и введение дополнительных доз (30 мг / кг) кетамина каждые 20 мин.По завершении всех хирургических вмешательств анестезия была переведена на непрерывную внутривенную анестезию. инфузия с α-хлоралозой (33% мас. / об .; 0,01 мл / 10 г / ч). В конце экспериментального протокола мышей умерщвляли внутривенным введением. инъекция 0,05 мл пентобарбитала с последующим смещением шейки матки.

    Стимуляция Whisker-Pad.

    Сенсорная кора головного мозга мыши была активирована стимуляцией контралатеральной подглазничной ветви тройничного нерва с использованием набора изготовленных на заказ биполярных электродов, вводимых чрескожно.Катод располагали относительно hiatus infraorbitalis (IO), а анод вводили в жевательные мышцы (45). Таламокортикальная стимуляция ИО выполнялась при интенсивности 1,5 мА (ISO-flex; A.M.P.I.) в течение 1 мс в сериях по 20 с при 2 Гц.

    Микропипетка для выдувания.

    Стеклянные микропипетки для выдувания были изготовлены съемником пипеток (P-97; Sutter Instrument) с сопротивлением 3–3,5 МОм. В пипетку загружали смесь 10 мкМ Alexa 594 и активных веществ для визуализации пипетки под двухфотонным микроскопом.Под двухфотонной микроскопией пипетка была вставлена ​​в кору, и сосудистая сеть приблизилась на 100–200 мкм ниже поверхности. Расстояние между наконечником пипетки и сосудистой сетью составляло 30–50 мкм (рис. 2 A ). Вещества вдыхали в течение ~ 200 мс, используя в пипетке давление воздуха ~ 15 фунтов на квадратный дюйм. Наконечник пипетки случайным образом располагался рядом с р.а. или капилляры первого или второго порядка, и краситель распространяется очень быстро (~ 160 мкм / с). В пределах одного-двух кадров захвата «красное облако» покрыло и артериолу, и капилляры, и фон вернулся к нормальному состоянию через ~ 20 с после затяжки.На сосудистые реакции не влияла концентрация АТФ на разных расстояниях (рис. S2).

    Двухфотонная визуализация.

    FITC-декстран (2% масс. / Об., Молекулярная масса 70 000, 50 мкл; Sigma-Aldrich) вводили в бедренную вену для мечения плазмы крови. Эксперименты проводились с использованием коммерческого двухфотонного микроскопа (Femto3D-RC; Femtonics Ltd.) и водно-иммерсионного объектива 25 × 1.0 N.A. Длину волны возбуждения устанавливали 900 нм. Излучаемый свет фильтровали для сбора красного и зеленого света от DsRed (перициты) и FITC-декстрана (просвет сосуда).Размер кадра обычно составлял 400 × 400 пикселей (370 мс на кадр). Временные ряды x – y были взяты для изображения перицитов и кровеносных сосудов во время стимуляции или выдувания микропипетки. В наших более ранних исследованиях (3) использовалась частота кадров 5,9 Гц, но из-за свойств прибора в настоящем исследовании мы использовали частоту кадров 2–3 Гц. Более низкая частота кадров одновременно обеспечивала превосходное пространственное разрешение CVR в ансамбле мелких кровеносных сосудов. Однако это временное разрешение не позволило нам получить достоверную информацию о времени задержки до 10% ответа.Поэтому в этом исследовании мы использовали время задержки до 50% ответа.

    Анализ изображений.

    Аналитическое программное обеспечение было разработано с использованием MATLAB. Было построено усредненное по времени изображение из зеленого канала. Прямоугольная область интереса шириной 4 мкм была нарисована перпендикулярно долготе сосуда (рис. 1 A ). Чтобы свести к минимуму влияние черных теней эритроцитов и незначительной вибрации коры, прямоугольная область интереса была усреднена путем проецирования в одну линию для каждого кадра, представляющего профиль сегмента сосуда в этом кадре.Линия профиля была построена как 2D-изображение с осью x как количество кадров (рис. 1 C , верхний ). Алгоритм активного контура (сегментация Чана – Весе) использовался для поиска краев сосуда, которые обозначены красными кривыми (46, 47), а временной ход измеренного диаметра рассчитывался по расстоянию между верхними слоями сосуда. и нижние красные кривые (рис. 1 C , Lower ). Отвечающие капилляры были определены как капилляры с изменением более чем 2% от начального диаметра сосуда.Амплитуда ответа сосуда определялась как максимальная амплитуда пика после стимуляции / затяжки. Задержка ответа была определена как задержка половины максимальной амплитуды.

    Заявка на лекарство.

    После завершения всех хирургических процедур внутривенно вводили FITC-декстран (FD2000S; Sigma-Aldrich). через катетер в бедренную вену для маркировки сыворотки крови и визуализации сосудистой сети под двухфотонным микроскопом (зеленый цвет). В исследовании выдувания АТФ с помощью микропипетки выдувное вещество представляло собой смесь 10 мкМ Alexa Fluor 594 (A-10438; Life Technologies; красный цвет) и 1 мМ АТФ (A9187; Sigma-Aldrich), растворенных в aCSF.Тот же метод был использован для исследований ATPγS (A1388; Sigma-Aldrich), UTP (U6875; Sigma-Aldrich) и αβ-метилен-ATP (M6517; Sigma-Aldrich). В исследовании предварительно подготовленного выдувания АТФ с использованием антагониста рецептора P2 PPADS (P178; Sigma-Aldrich), aCSF, содержащий 0,5 мМ PPADS, использовался для суперплавления обнаженной коры сразу после удаления твердой мозговой оболочки и для приготовления агарозы и жидкости для купания для краниального окна. во время визуализации. Эксперименты по вдыханию АТФ проводились по крайней мере после 2 часов воздействия PPADS.Та же процедура для нанесения и воздействия PPADS использовалась в подгруппе экспериментов, в которых остановка сердца и церебральная ишемия вызывались внутривенным введением. применение 0,05 мл (200 мг / мл) пентобарбитала.

    Статистический анализ.

    Ответы представлены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего. Значения P получены из одностороннего дисперсионного анализа с апостериорным критерием Тьюки-Крамера или непарных тестов Стьюдента t , в зависимости от ситуации. P ≤ 0,05 считалось значимым. Все статистические анализы были выполнены с использованием MATLAB.

    Благодарности

    Мы благодарим Кшиштофа Кухара за его вдохновляющие советы и профессиональную помощь с полировкой фигур и видео, а также Алексея Браже за его любезную помощь в улучшении алгоритма видеоанализа. Это исследование было поддержано Исследовательской инициативой Фонда Лундбека по мозговым барьерам и доставке лекарств, Фондом NOVO-Nordisk, Датским советом по медицинским исследованиям и грантом фонда Nordea Центру здорового старения.

    Сноски

    • Авторы: C.К., Б. Б. и М.Дж.Л. спланированное исследование; C.C., J.C.F., S.H.J., M.L. и S.A.Z. проведенное исследование; C.C. и Б. внесены новые реагенты / аналитические инструменты; C.C. и B.O.H. проанализированные данные; и C.C., B.O.H. и M.J.L. написал газету.

    • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

    • Эта статья представляет собой прямое представление PNAS.

    • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www.pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1707702115/-/DCSupplemental.

    Влияние изменения артериального давления и углекислого газа на церебральный кровоток

    Краткая статья «Влияние изменений артериального давления углекислого газа на кровоток через кору головного мозга при нормальном и низком артериальном давлении» , опубликованная в 1965 году в JNNP А. Мюрреем Харпером и Х. И. Глассом, 1 является одной из самых цитируемых статей, когда-либо опубликованных в журнале (429 цитирований по состоянию на 21 января 2020 г.). Интересно, что тот же первый автор опубликовал в следующем году в JNNP еще одну высоко цитируемую статью2 по тесно связанной теме (372 цитирования по состоянию на 2020 год).

    Влияние изменения артериального давления и углекислого газа на церебральный кровоток

    Авторы : Harper AM, Glass HI

    Год публикации : 1965

    Число цитирований : 548

    Статья Harper and Glass 1965 была первой, в которой оценивалось влияние изменений артериального парциального давления CO 2 (PaCO 2 ) на мозговое кровообращение в условиях нормальной артериальной крови. артериальное давление, умеренная гипотензия и тяжелая гипотензия.С этой целью авторы применили на анестезированных беспородных собаках технику, которую Лассен и Ингвар только что разработали, для количественного измерения регионального кровотока в обнаженной коре головного мозга с использованием радиоактивного криптона, введенного во внутреннюю сонную артерию.

    Сильное воздействие изменений PaCO 2 на сосудистую сеть головного мозга, впервые обнаруженное в 1928 году Форбсом и Вольфом путем прямого наблюдения пиальных артерий через стеклянное окно у животных, впоследствии было подтверждено на людях, сначала косвенно Ленноксом и Гиббса в 19324 году с помощью измерений яремной вены PO 2 , а затем непосредственно Кети и Шмидтом5 в 1946 году с использованием их техники церебрального кровотока в головном мозге (CBF), в которой использовался вдыхаемый N 2 O.Эти исследования установили, что гиперкапния является наиболее сильным сосудорасширяющим средством головного мозга и, наоборот, гипокапния — очень сильным сосудосуживающим средством. В 1964 году Райвич6 задокументировал на обезьянах, что гиперкапническая вазодилатация и, следовательно, увеличение CBF достигли плато около 150 мм рт. Параллельно с этим Фог, Форбс и другие, используя подход «стеклянного окна», показали в 1930-х годах, что снижение среднего артериального давления вызывает вазодилатацию пиальной артерии и, наоборот, церебральную ауторегуляцию.2

    В своей основополагающей статье JNNP 1965 года Харпер и Гласс1 стремились оценить, влияет ли вазодилатация, вызванная гипотонией, на цереброваскулярный ответ на изменения в PaCO 2 . Они действительно обнаружили, что по сравнению с нормотензивным состоянием наклон ответа CBF на изменения PaCO 2 был более мелким при умеренной артериальной гипотензии и полностью плоским при тяжелых уровнях гипотензии (рисунок 1), что свидетельствует о тех же резистивных пиальных сосудах. были задействованы в двух регуляторах, и это максимальное расширение / сужение сосудов в ответ на изменения одной физиологической переменной устраняло реакцию на другую физиологическую переменную.

    Рисунок 1

    Взаимосвязь между мозговым кровотоком и PaCO 2 (диапазон: ~ 10–100 мм рт. Ст.) При нормотонии (A; среднее артериальное давление = 150 мм рт. Ст.) И при выраженной гипотензии (B; среднее артериальное давление = 50 мм рт. Ст.) У беспородных собак (перепечатано из Harper and Glass1). PaCO 2 , артериальное парциальное давление CO 2 .

    Почему эта статья была и остается — 28 цитирований с 2016 года — так широко цитируется? Прежде всего, он описывает ключевое физиологическое явление, которое имеет широкое значение для сердечно-сосудистой и респираторной физиологии и фармакологии животных и человека.Во-вторых, наблюдения Харпера и Гласса имеют важное клиническое значение для многих медицинских дисциплин, в частности, нейроанестезии, нейроинтенсивной терапии и, конечно, цереброваскулярных заболеваний — в частности, помимо PaO 2 , как артериальное давление, так и PaCO 2 необходимо тщательно контролировать и контролировать, чтобы избежать ухудшения уже имеющегося повреждения головного мозга. Например, при острой черепно-мозговой травме с угрожающе повышенным внутричерепным давлением (ВЧД), которое вызывает максимальную вазодилатацию, еще больше увеличивая ВЧД в порочном круге, кратковременная гипокапния может спасти жизнь за счет быстрого уменьшения объема церебральной крови.7

    В клинической неврологии и медицине инсульта концепция максимальной вазодилатации до сих пор оказывает большое влияние на понимание и лечение цереброваскулярных заболеваний, включая транзиторные ишемические атаки (ТИА) и острый ишемический инсульт. Действительно, благодаря разработке неинвазивных методов измерения регионального CBF и кислородного метаболизма у человека с помощью позитронно-эмиссионной томографии было показано, что в подгруппе пациентов с повторными ТИА, поражающими территорию окклюзированной или сильно стенозированной внутренней сонной артерии, в дистальных отделах коры головного мозга наблюдалась постоянная гипоперфузия, связанная с увеличением фракции экстракции кислорода, что свидетельствовало об истощении вазодилататорного резерва, в свою очередь, вызывая клинические симптомы на гемодинамической, а не эмболической основе.8 Впоследствии Лассен и его коллеги разработали фармакологическую вазодилатационную задачу с использованием ацетазоламида (Diamox) для проверки церебрального вазодилататорного резерва, также называемого цереброваскулярной реактивностью (CVR). такой как 99 m Tc-HMPAO (оксим гексаметилпропиленамина). Транскраниальное допплеровское ультразвуковое исследование с использованием теста задержки дыхания также обычно используется во всем мире для оценки сердечно-сосудистой системы дистальнее и, следовательно, гемодинамических эффектов стеноза или окклюзии сонной артерии.10 Совсем недавно перфузионная визуализация на основе МРТ или КТ использовалась для картирования нарушенной сердечно-сосудистой системы во всем головном мозге в виде увеличенного среднего времени прохождения по артерии в физиологических условиях, 11 в настоящее время наиболее широко используемый подход для определения оптимальных медицинских и / или медицинских показателей. или хирургическое лечение таких пациентов. Новые, полностью неинвазивные подходы на основе МРТ, которые еще не полностью внедрены в рутинную практику, включают введение ингаляционного CO 2 с использованием МРТ, зависящего от уровня кислорода в крови, или мечения артериального спина.12

    Что касается острого ишемического инсульта (AIS), концепция максимального расширения сосудов также имела важные последствия. Во-первых, это сделало старую идею лечения пациентов с АИС фармакологическими вазодилататорами не только устаревшей, но и потенциально опасной, поскольку индукция расширения сосудов на не максимально вазодилатированных территориях сопряжена с риском отклонения кровотока от ишемизированных областей (так что- так называемый «синдром Робин Гуда» или «гемодинамическое обкрадывание») 13, эффект также хорошо документирован при хронической окклюзии сонной артерии.14 Группа Лассена впоследствии проверила «обратное обкрадывание» — то есть они предположили, что уменьшение перфузии в непораженных областях посредством гипервентиляции повысит перфузию в ишемизированных областях, — но, к сожалению, этот подход не показал клинической пользы.15 Во-вторых, концепция максимальной вазодилатации указали на потенциальный риск обострения ишемии, связанной с падением системного артериального давления, переменной, которая в настоящее время тщательно отслеживается и контролируется в AIS.16

    Подводя итог, можно сказать, что широко цитируемая работа Харпера и Гласса по физиологии, в которой представлены результаты экспериментов на животных 55 лет назад в JNNP, внесла значительный вклад в понимание нарушений мозгового кровообращения, связанных с многочисленными неврологическими и нейрохирургическими состояниями, и, в свою очередь, до сих пор влияет на ведение больных.

    Какие препараты из класса Вазодилататоров используются при лечении геморрагического инсульта?

  • [Рекомендации] Morgenstern LB, Hemphill JC 3rd, Anderson C, Becker K, Broderick JP, Connolly ES Jr, et al. Рекомендации по лечению спонтанного внутримозгового кровоизлияния: руководство для медицинских работников Американской кардиологической ассоциации / Американской ассоциации инсульта. Ход . 2010 сентябрь 41 (9): 2108-29. [Медлайн].

  • Фейгин В.Л., Лоз СМ, Беннетт Д.А., Андерсон К.С.Эпидемиология инсульта: обзор популяционных исследований заболеваемости, распространенности и летальности в конце 20 века. Ланцет Нейрол . 2003 Январь 2 (1): 43-53. [Медлайн].

  • [Руководство] Бродерик Дж., Коннолли С., Фельдманн Э., Хэнли Д., Касе С., Кригер Д. и др. Рекомендации по лечению спонтанного внутримозгового кровоизлияния у взрослых: обновление 2007 г .: рекомендации Американской кардиологической ассоциации / Американского совета по инсульту, Совета по исследованиям высокого кровяного давления и Междисциплинарной рабочей группы по качеству лечения и результатам. Тираж . 2007 г. 16 октября. 116 (16): e391-413. [Медлайн].

  • Kim EY, Na DG, Kim SS, Lee KH, Ryoo JW, Kim HK. Прогнозирование геморрагической трансформации при остром ишемическом инсульте: роль диффузно-взвешенной визуализации и раннего усиления паренхимы. AJNR Am J Нейрорадиол . 2005 г., май. 26 (5): 1050-5. [Медлайн].

  • Роджер В.Л., Го А.С., Ллойд-Джонс Д.М., Бенджамин Э.Дж., Берри Д.Д., Борден В.Б. и др. Статистика сердечных заболеваний и инсульта — обновление 2012 г .: отчет Американской кардиологической ассоциации. Тираж . 2012 г. 3 января. 125 (1): e2-e220. [Медлайн].

  • Adams HP Jr, Bendixen BH, Kappelle LJ, Biller J, Love BB, Gordon DL, et al. Классификация подтипа острого ишемического инсульта. Определения для использования в многоцелевом клиническом исследовании. ТОСТ. Испытание Org 10172 в лечении острого инсульта. Ход . 1993 24 января (1): 35-41. [Медлайн].

  • Thrift AG, Dewey HM, Macdonell RA, McNeil JJ, Donnan GA. Заболеваемость основными подтипами инсульта: первоначальные результаты исследования заболеваемости инсультом в Северо-Восточном Мельбурне (NEMESIS). Ход . 2001 августа, 32 (8): 1732-8. [Медлайн].

  • Доннан Г.А., Фишер М., Маклеод М., Дэвис С.М. Гладить. Ланцет . 2008 10 мая. 371 (9624): 1612-23. [Медлайн].

  • Mullins ME, Лев MH, Schellingerhout D, Gonzalez RG, Schaefer PW. Внутричерепное кровоизлияние, осложняющее острый инсульт: насколько часто встречается геморрагический инсульт при первичной компьютерной томографии головы и как часто в конечном итоге подтверждается первоначальный клинический диагноз острого инсульта? AJNR Am J Нейрорадиол .2005 26 октября (9): 2207-12. [Медлайн].

  • Нигхосиан Н., Хермиер М., Аделайн П., Блан-Лассер К., Дерекс Л., Хоннорат Дж. И др. Старые микрокровоизлияния являются потенциальным фактором риска церебрального кровотечения после ишемического инсульта: исследование МРТ головного мозга с градиентным эхосигналом T2 *. Ход . 2002 г., 33 (3): 735-42. [Медлайн].

  • Ауэр Р.Н., Сазерленд ГР. Первичное внутримозговое кровоизлияние: патофизиология. Кан J Neurol Sci . 2005 декабрь.32 Приложение 2: S3-12. [Медлайн].

  • Thrift AG, Доннан Джорджия, Макнил Дж. Дж. Эпидемиология внутримозговых кровоизлияний. Эпидемиол Ред. . 1995. 17 (2): 361-81. [Медлайн].

  • Гокаслан З.Л., Нараян РК. Внутричерепное кровоизлияние у гипертоника. Клиника нейровизуализации N Am . 1992. Vol. 2: 171-86.

  • Международный консорциум по фармакогенетике варфарина, Klein TE, Altman RB, et al. Оценка дозы варфарина по клиническим и фармакогенетическим данным. N Engl J Med . 2009 19 февраля. 360 (8): 753-64. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Rist PM, Buring JE, Ridker PM, Kase CS, Kurth T, Rexrode KM. Уровни липидов и риск геморрагического инсульта у женщин. Неврология . 2019 10 апр. [Medline].

  • Чепмен А.Б., Рубинштейн Д., Хьюз Р., Стирс Дж.С., Эрнест М.П., ​​Джонсон А.М. и др. Внутричерепные аневризмы при аутосомно-доминантном поликистозе почек. N Engl J Med . 1992 24 сентября.327 (13): 916-20. [Медлайн].

  • Regalado E, Medrek S, Tran-Fadulu V и др. Аутосомно-доминантное наследование предрасположенности к аневризмам и расслоениям грудной аорты, а также к внутричерепным мешковидным аневризмам. Ам Дж. Мед Генет А . 2011 сентябрь 155А (9): 2125-30. [Медлайн].

  • Дубей Н., Бакши Р., Васай М., Дмоховски Дж. Ранняя гипоплотность компьютерной томографии предсказывает кровотечение после внутривенного введения тканевого активатора плазминогена при остром ишемическом инсульте. Дж. Нейровизуализация . 2001 апреля, 11 (2): 184-8. [Медлайн].

  • Тканевый активатор плазминогена при остром ишемическом инсульте. Национальный институт неврологических расстройств и инсульта Группа исследования инсульта rt-PA. N Engl J Med . 1995 14 декабря. 333 (24): 1581-7. [Медлайн].

  • Гонсалес Р.Г. Терапия острого ишемического инсульта под визуализацией: от «время — мозг» к «физиология — это мозг». AJNR Am J Нейрорадиол . 2006, 27 апреля (4): 728-35.[Медлайн].

  • Albers GW, Amarenco P, Easton JD, Sacco RL, Teal P. Антитромботическая и тромболитическая терапия при ишемическом инсульте: Седьмая конференция ACCP по антитромботической и тромболитической терапии. Сундук . 2004 сентябрь 126 (3 доп.): 483S-512S. [Медлайн].

  • Мюррей С.Дж., Лопес А.Д. Смертность по причинам в восьми регионах мира: Исследование глобального бремени болезней. Ланцет . 1997 г. 3 мая. 349 (9061): 1269-76. [Медлайн].

  • Shiber JR, Fontane E, Adewale A. Регистр инсультов: геморрагические и ишемические инсульты. Am J Emerg Med . 2010 марта, 28 (3): 331-3. [Медлайн].

  • Flaherty ML, Woo D, Haverbusch M, Sekar P, Khoury J, Sauerbeck L, et al. Расовые различия в расположении и риск внутримозгового кровоизлияния. Ход . 2005 г., май. 36 (5): 934-7. [Медлайн].

  • Глобальное бремя инсульта. Атлас болезней сердца и инсульта.MacKay J, Mensah GA. Всемирная организация здоровья. [Полный текст].

  • Sacco S, Marini C, Toni D, Olivieri L, Carolei A. Заболеваемость и 10-летняя выживаемость внутримозговых кровоизлияний в популяционном регистре. Ход . 2009. 40: 394–399.

  • Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC. Распространенность инсульта — США, 2005. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2007 May 18. 56 (19): 469-74. [Medline].

  • ).
  • Hemphill JC 3rd, Bonovich DC, Besmertis L, Manley GT, Johnston SC.Шкала ICH: простая и надежная шкала оценки внутримозгового кровоизлияния. Ход . 2001 апр. 32 (4): 891-7. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Чжу XL, Чан МС, Пун WS. Спонтанное внутричерепное кровоизлияние: каким пациентам нужна диагностическая церебральная ангиография? Проспективное исследование 206 случаев и обзор литературы. Ход . 1997 июл.28 (7): 1406-9. [Медлайн].

  • Хьюз С. Контроль АД более важен для пациентов с ВЧГ, принимающих антитромботические препараты.Медицинские новости Medscape. 15 мая 2014 г. Доступно по адресу http://www.medscape.com/viewarticle/825206. Доступ: 20 мая 2014 г.

  • Пассеро С., Рокки Р., Росси С., Уливелли М., Ватти Г. Припадки после спонтанного супратенториального внутримозгового кровоизлияния. Эпилепсия . 2002 Октябрь, 43 (10): 1175-80. [Медлайн].

  • Vespa PM, О’Фелан К., Шах М., Мирабелли Дж., Старкман С., Кидвелл С. и др. Острые судороги после внутримозгового кровоизлияния: фактор прогрессирующего смещения средней линии и исход. Неврология . 2003 13 мая. 60 (9): 1441-6. [Медлайн].

  • Connolly ES Jr, Rabinstein AA, Carhuapoma JR, Derdeyn CP, Dion J, Higashida RT и др. Рекомендации по лечению аневризматического субарахноидального кровоизлияния: руководство для медицинских работников Американской кардиологической ассоциации / Американской ассоциации инсульта. Ход . 2012 июн. 43 (6): 1711-37. [Медлайн]. [Полный текст].

  • [Рекомендации] Казим А., Уилт Т.Дж., Рич Р., Хамфри Л.Л., Фрост Дж., Форсиа М.А. и др.Фармакологическое лечение гипертонии у взрослых в возрасте от 60 лет и старше по сравнению с целевыми показателями более низкого артериального давления: Руководство по клинической практике Американского колледжа врачей и Американской академии семейных врачей. Энн Интерн Мед. 17 января 2017 г. [Полный текст].

  • Misra UK, Kalita J, Ranjan P, Mandal SK. Маннитол при внутримозговом кровоизлиянии: рандомизированное контролируемое исследование. J Neurol Sci . 2005 г. 15 июля. 234 (1-2): 41-5. [Медлайн].

  • Avorn J, Kesselheim A. Кровоизлияние при использовании не по назначению. Энн Интерн Мед. 2011, 19 апреля. 154 (8): 566-7. [Медлайн].

  • Янк В., Туохи К.В., Логан А.С. и др. Систематический обзор: преимущества и вред госпитального использования рекомбинантного фактора VIIa по показаниям не по назначению. Энн Интерн Мед. 2011, 19 апреля. 154 (8): 529-40. [Медлайн].

  • Логан AC, Янк V, Стаффорд RS. Использование рекомбинантного фактора VIIa не по назначению в U.С. Больницы: Анализ истории болезни. Энн Интерн Мед. 2011, 19 апреля. 154 (8): 516-22. [Медлайн].

  • Mayer SA, Brun NC, Begtrup K, Broderick J, Davis S, Diringer MN, et al. Эффективность и безопасность рекомбинантного активированного фактора VII при остром внутримозговом кровоизлиянии. N Engl J Med . 2008 15 мая. 358 (20): 2127-37. [Медлайн].

  • Diringer MN, Skolnick BE, Mayer SA, Steiner T., Davis SM, Brun NC, et al. Тромбоэмболические события с рекомбинантным активированным фактором VII при спонтанном внутримозговом кровоизлиянии: результаты исследования Фактора 7 для острого геморрагического инсульта (FAST). Ход . 2010 Январь 41 (1): 48-53. [Медлайн].

  • Сароде Р., Матевосян К., Бхагат Р., Резерфорд С., Мэдден С., Бешай Дж. Быстрое обращение варфарина: концентрат 3-факторного протромбинового комплекса и коктейль рекомбинантного фактора VIIa для лечения внутримозгового кровоизлияния. Дж. Нейросург . 2012 Март 116 (3): 491-7. [Медлайн].

  • Ланкевич MW, Hays J, Friedman KD, Tinkoff G, Blatt PM. Срочная отмена варфарина концентратом протромбинового комплекса. Дж. Тромб Хемост . 2006 май. 4 (5): 967-70. [Медлайн].

  • Huttner HB, Schellinger PD, Hartmann M, Köhrmann M, Juettler E, Wikner J, et al. Рост гематомы и исходы у пролеченных нейрокритических пациентов с внутримозговым кровоизлиянием, связанным с пероральной антикоагулянтной терапией: сравнение стратегий острого лечения с использованием витамина К, свежезамороженной плазмы и концентратов протромбинового комплекса. Ход . 2006 июн. 37 (6): 1465-70. [Медлайн].

  • Steiner T, Freiberger A, Griebe M, Hüsing J, Ivandic B, Kollmar R, et al.Нормализация международного нормализованного отношения у пациентов с кумариновыми внутричерепными кровотечениями — исследование INCH: рандомизированное контролируемое многоцентровое исследование для сравнения безопасности и предварительной эффективности свежезамороженной плазмы и протромбинового комплекса — дизайн и протокол исследования. Инт J Ход . 2011 июн. 6 (3): 271-7. [Медлайн].

  • Flint AC, Conell C, Rao VA, et al. Влияние статинов во время госпитализации по поводу внутримозгового кровоизлияния на смертность и состояние выписки. JAMA Neurol . 2014 22 сентября [Medline]. [Полный текст].

  • Андерсон П. Использование статинов в стационаре улучшает исход при ВКГ. Медицинские новости Medscape . 22 сентября 2014 г. [Полный текст].

  • Mendelow AD, Gregson BA, Fernandes HM, Murray GD, Teasdale GM, Hope DT, et al. Раннее хирургическое вмешательство по сравнению с начальным консервативным лечением у пациентов со спонтанными супратенториальными внутримозговыми гематомами в Международном хирургическом испытании внутримозговых кровоизлияний (STICH): рандомизированное исследование. Ланцет . 2005, 29 января — 4 февраля. 365 (9457): 387-97. [Медлайн].

  • Грегсон Б.А., Бродерик Дж. П., Ауэр Л. М., Батьер Х., Чен XC, Джувела С. и др. Индивидуальный метаанализ подгруппы данных пациентов о хирургическом вмешательстве по поводу спонтанного супратенториального внутримозгового кровоизлияния. Ход . 2012 июн. 43 (6): 1496-504. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Штайнер Т., Винсент С., Моррис С., Дэвис С., Вальехо-Торрес Л., Кристенсен М.С. Нейрохирургические исходы после внутримозгового кровоизлияния: результаты исследования фактора семь для исследования острого геморрагического инсульта (FAST). J Stroke Cerebrovasc Dis . 2011 июл-авг. 20 (4): 287-94. [Медлайн].

  • Mendelow AD, Gregson BA, Mitchell PM, Murray GD, Rowan EN, Gholkar AR. Хирургическое исследование по протоколу крупозного внутримозгового кровоизлияния (STICH II). Испытания . 2011 17 мая, 12:12. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Molyneux AJ, Kerr RS, Yu LM, Clarke M, Sneade M, Yarnold JA и др. Международное исследование субарахноидальной аневризмы (ISAT) нейрохирургического клипирования по сравнению с эндоваскулярной спиралью у 2143 пациентов с разрывом внутричерепных аневризм: рандомизированное сравнение влияния на выживаемость, зависимость, судороги, повторное кровотечение, подгруппы и окклюзию аневризмы. Ланцет . 2005 3-9 сентября. 366 (9488): 809-17. [Медлайн].

  • Бирн СП. Обсуждение аневризмы «зажим или спираль». Acta Neurochir (Вена) . 2006 Февраль 148 (2): 115-20. [Медлайн].

  • McDougall CG, Spetzler RF, Zabramski JM, Partovi S, Hills NK, Nakaji P, et al. Исследование разорванной аневризмы Барроу. Дж. Нейросург . 2012 Январь 116 (1): 135-44. [Медлайн].

  • Ланзино Г. Исследование разорванной аневризмы Барроу. Дж. Нейросург . 2012 январь, 116 (1): 133-4; обсуждение 134. [Medline].

  • Hunt WE, Hess RM. Хирургический риск в зависимости от времени вмешательства при восстановлении внутричерепных аневризм. Дж. Нейросург . 1968, 28 января (1): 14-20. [Медлайн].

  • Фишер К.М., Кистлер Дж. П., Дэвис Дж. М.. Связь церебрального вазоспазма с субарахноидальным кровоизлиянием, визуализированная компьютерным томографическим сканированием. Нейрохирургия . 1980, 6 (1): 1-9.[Медлайн].

  • [Руководство] Голдштейн Л. Б., Бушнелл С. Д., Адамс Р. Дж., Аппель Л. Дж., Браун Л. Т., Чатурведи С. и др. Рекомендации по первичной профилактике инсульта: руководство для медицинских работников Американской кардиологической ассоциации / Американской ассоциации инсульта. Ход . 2011 Февраль 42 (2): 517-84. [Медлайн]. [Полный текст].

  • McKinney JS, Kostis WJ. Статиновая терапия и риск внутримозгового кровоизлияния: метаанализ 31 рандомизированного контролируемого исследования. Ход . 2012 августа 43 (8): 2149-56. [Медлайн].

  • Юсуф С., Слейт П., Погу Дж., Бош Дж., Дэвис Р., Дагене Г. Влияние ингибитора ангиотензин-превращающего фермента, рамиприла, на сердечно-сосудистые события у пациентов с высоким риском. Исследователи оценочного исследования профилактики сердечных исходов. N Engl J Med . 2000 20 января. 342 (3): 145-53. [Медлайн].

  • Совместная группа «ПРОГРЕСС». Рандомизированное исследование схемы снижения артериального давления на основе периндоприла среди 6105 человек, перенесших инсульт или транзиторную ишемическую атаку. Ланцет . 2001 29 сентября, 358 (9287): 1033-41. [Медлайн].

  • Руководители и координаторы ALLHAT для совместной исследовательской группы ALLHAT. Основные исходы у пациентов с гипертонической болезнью высокого риска, рандомизированных по группе ингибитора ангиотензинпревращающего фермента или блокатора кальциевых каналов по сравнению с диуретиком: исследование гипотензивного и гиполипидемического лечения для предотвращения сердечного приступа (ALLHAT). ЯМА . 2002, 18 декабря. 288 (23): 2981-97. [Медлайн].

  • Dahlöf B, Devereux RB, Kjeldsen SE, Julius S, Beevers G, de Faire U и др.Заболеваемость сердечно-сосудистыми заболеваниями и смертность в исследовании «Вмешательство лозартана для снижения конечной точки» в исследовании гипертонии (LIFE): рандомизированное исследование атенолола. Ланцет . 2002, 23 марта. 359 (9311): 995-1003. [Медлайн].

  • Schrader J, Lüders S, Kulschewski A, Hammersen F, Plate K, Berger J, et al. Заболеваемость и смертность после инсульта, сравнение эпросартана с нитрендипином для вторичной профилактики: основные результаты проспективного рандомизированного контролируемого исследования (MOSES). Ход . 2005 июн. 36 (6): 1218-26. [Медлайн].

  • Курл С., Лаукканен Дж. А., Раурамаа Р., Лакка Т. А., Сивениус Дж., Салонен Дж. Т.. Кардиореспираторное состояние и риск инсульта у мужчин. Арк Интерн Мед. . 28 июля 2003 г. 163 (14): 1682-8. [Медлайн].

  • Yock-Corrales A, Mackay MT, Mosley I, Maixner W, Babl FE. Острый детский артериальный ишемический и геморрагический инсульт в отделении неотложной помощи. Энн Эмерг Мед . 2011 Август.58 (2): 156-63. [Медлайн].

  • Ahmed N, Näsman P, Wahlgren NG. Влияние нимодипина внутривенно на артериальное давление и исход после острого инсульта. Ход . 2000 июн. 31 (6): 1250-5. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Асо К., Огасавара К., Сасаки М., Кобаяши М., Суга Ю., Чида К. и др. Предоперационная цереброваскулярная реактивность на ацетазоламид, измеренная с помощью ОФЭКТ перфузии головного мозга, позволяет прогнозировать развитие церебральных ишемических поражений, вызванных микроэмболами во время каротидной эндартерэктомии. Eur J Nucl Med Mol Imaging . 2009 Февраль, 36 (2): 294-301. [Медлайн].

  • Becker H, Desch H, Hacker H, Pencz A. Эффект запотевания компьютерной томографии при ишемических инфарктах головного мозга. Нейрорадиология . 1979 31 октября, 18 (4): 185-92. [Медлайн].

  • Borisch I, Horn M, Butz B, Zorger N, Draganski B, Hoelscher T. и др. Предоперационная оценка стеноза сонной артерии: сравнение МР-ангиографии с контрастным усилением и дуплексной сонографии с цифровой субтракционной ангиографией. AJNR Am J Нейрорадиол . 2003 июн-июль. 24 (6): 1117-22. [Медлайн].

  • Bose A, Henkes H, Alfke K, Reith W., Mayer TE, Berlis A, et al. Система Penumbra: механическое устройство для лечения острого инсульта из-за тромбоэмболии. AJNR Am J Нейрорадиол . 2008 29 августа (7): 1409-13. [Медлайн].

  • Bozzao L, Bastianello S, Fantozzi LM, Angeloni U, Argentino C, Fieschi C. Корреляция ангиографических и последовательных результатов компьютерной томографии у пациентов с развивающимся инфарктом головного мозга. AJNR Am J Нейрорадиол . 1989 ноябрь-декабрь. 10 (6): 1215-22. [Медлайн].

  • Bozzao L, Fantozzi LM, Bastianello S, Bozzao A, Argentino C, Lenzi GL, et al. Ишемический супратенториальный инсульт: ангиографические данные у пациентов, обследованных на очень ранней стадии. Дж. Нейрол . 1989 Сентябрь 236 (6): 340-2. [Медлайн].

  • Brott T, Adams HP Jr, Olinger CP, Marler JR, Barsan WG, Biller J, et al. Измерения острого инфаркта мозга: шкала клинического обследования. Ход . 1989 июл.20 (7): 864-70. [Медлайн].

  • Brown PB, Zwiebel WJ, позвоните в GK. Степень стеноза шейной сонной артерии и полушарного инсульта: данные дуплексного УЗИ. Радиология . 1989 февраль 170 (2): 541-3. [Медлайн].

  • Burdette JH, Ricci PE, Petitti N, Elster AD. Инфаркт мозга: динамика изменения интенсивности сигнала на диффузно-взвешенных МР-изображениях. AJR Ам Дж. Рентгенол . 1998 Сентябрь 171 (3): 791-5.[Медлайн].

  • Кэрролл BA. Дуплексная сонография у пациентов с симптомами полушария. J Ультразвуковая медицина . 1989 г., 8 (10): 535-40. [Медлайн].

  • Чандра В.Р., Пандав Р., Лакшминараян Р. и др. Неврологические расстройства. Джемисон Д. Т., Мешам А. Р., Бреман Дж. Б. и др., Ред. Приоритеты борьбы с болезнями в развивающихся странах . 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета и Всемирный банк; 2006. 627-43.

  • Чаппелл Ф.М., Вардлоу Дж. М., Янг Г. Р., Гиллард Дж. Х., Родити Г. Х., Йип Б. и др.Стеноз сонной артерии: точность неинвазивных тестов — метаанализ индивидуальных данных пациентов. Радиология . 2009 Май. 251 (2): 493-502. [Медлайн].

  • de Virgilio C, Toosie K, Arnell T, Lewis RJ, Donayre CE, Baker JD, et al. Скрининг бессимптомного стеноза сонной артерии у пациентов с атеросклерозом нижних конечностей: проспективное исследование. Анн Васк Сург . 1997 г., 11 (4): 374-7. [Медлайн].

  • Дельгадо А.Л., Джахроми Б., Мюллер Н., Фархат Н., Саламе Дж., Заунер А.Эндоваскулярная терапия церебрального вазоспазма: двухлетний опыт ангиопластики и / или внутриартериального введения никардипина и верапамила. Acta Neurochir Suppl . 2008. 104: 347-51.

  • Иствуд Д. Д., Лев М. Х., Ажари Т., Ли Т. Ю., Барбориак Д. П., Делонг Д. М. и др. КТ-сканирование перфузии с анализом деконволюции: пилотное исследование у пациентов с острым инсультом средней мозговой артерии. Радиология . 2002, январь 222 (1): 227-36. [Медлайн].

  • Эльстер А.Д., Муди Д.М.Ранний инфаркт головного мозга: усиление гадопентетата димеглумина. Радиология . 1990 декабрь 177 (3): 627-32. [Медлайн].

  • Goldenberg G, Reisner T. Ангиографические данные в связи с клиническим течением и результатами компьютерной томографии при цереброваскулярных заболеваниях. евро Neurol . 1983. 22 (2): 124-30. [Медлайн].

  • González RG, Schaefer PW, Buonanno FS, Schwamm LH, Budzik RF, Rordorf G, et al. МРТ с диффузионно-взвешенной визуализацией: диагностическая точность у пациентов, получаемых в течение 6 часов после появления симптомов инсульта. Радиология . 1999, январь 210 (1): 155-62. [Медлайн].

  • Грант Э.Г., Бенсон С.Б., Монета Г.Л., Александров А.В., Бейкер Д.Д., Блут Э.И. и др. Стеноз сонной артерии: диагностика по шкале серого и допплеровский УЗИ — Конференция Общества радиологов по ультразвуковому консенсусу. Радиология . 2003 ноябрь 229 (2): 340-6. [Медлайн].

  • Grant EG, Duerinckx AJ, El Saden SM, Melany ML, Hathout GM, Zimmerman PT, et al. Возможность использования дуплексного УЗИ для количественной оценки стенозов внутренних сонных артерий: факт или вымысел ?. Радиология . 2000, январь, 214 (1): 247-52. [Медлайн].

  • Karonen JO, Partanen PL, Vanninen RL, Vainio PA, Aronen HJ. Эволюция паттернов усиления МР-контраста в течение первой недели после острого ишемического инсульта. AJNR Am J Нейрорадиол . 2001 22 января (1): 103-11. [Медлайн].

  • Kucinski T, Väterlein O, Glauche V, Fiehler J, Klotz E, Eckert B, et al. Корреляция кажущегося коэффициента диффузии и плотности компьютерной томографии при остром ишемическом инсульте. Ход . 2002 июл.33 (7): 1786-91. [Медлайн].

  • Lyden PD, Zivin JA. Геморрагическая трансформация после церебральной ишемии: механизмы и частота возникновения. Cerebrovasc Brain Metab Ред. . 1993 Весна. 5 (1): 1-16. [Медлайн].

  • Марки МП. КТ при ишемическом инсульте. Клиника нейровизуализации N Am . 1998 августа 8 (3): 515-23. [Медлайн].

  • Мартин П.Дж., Эневолдсон Т.П., Хамфри ПР. Причины ишемического инсульта у молодых. Постградская медицина J . 1997, январь, 73 (855): 8-16. [Медлайн]. [Полный текст].

  • Meerwaldt R, Slart RH, van Dam GM, Luijckx GJ, Tio RA, Zeebregts CJ. Визуализация ПЭТ / ОФЭКТ: от уязвимости сонной артерии до жизнеспособности мозга. евро J Радиол . 2010 апр. 74 (1): 104-9. [Медлайн].

  • Minematsu K, Li L, Fisher M, Sotak CH, Davis MA, Fiandaca MS. Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография: быстрое и количественное определение очаговой ишемии головного мозга. Неврология . 1992, январь, 42 (1): 235-40. [Медлайн].

  • Набави Д.Г., Сеник А., Крен Р.А., Гелб А.В., Беннетт Д.Д., Козак Р.и др. КТ-оценка церебральной перфузии: экспериментальная проверка и первоначальный клинический опыт. Радиология . 1999 Октябрь 213 (1): 141-9. [Медлайн].

  • Нишихара Т., Нагата К., Танака С., Сузуки Ю., Изуми М., Мочизуки Ю. и др. Недавно разработанные эндоскопические инструменты для удаления внутримозговых гематом. Neurocrit Care . 2005. 2 (1): 67-74. [Медлайн].

  • Ногучи К., Огава Т., Инугами А., Фудзита Н., Хатадзава Дж., Симосегава Э. и др. МРТ острого инфаркта мозга: сравнение FLAIR и T2-взвешенной быстрой спин-эхо-визуализации. Нейрорадиология . 1997 июн. 39 (6): 406-10. [Медлайн].

  • Oliveira-Filho J, Silva SC, Trabuco CC, Pedreira BB, Sousa EU, Bacellar A. Вредный эффект снижения артериального давления в первые 24 часа после начала острого инсульта. Неврология . 28 октября 2003 г. 61 (8): 1047-51. [Медлайн].

  • Оппенгейм К., Логак М., Дормон Д., Лехериси С., Манаи Р., Самсон И. и др. Диагностика острого ишемического инсульта с восстановлением инверсии, ослабленной жидкостью, и последовательностями, взвешенными по диффузии. Нейрорадиология . 2000 августа 42 (8): 602-7. [Медлайн].

  • Пауэрс В.Дж., Грабб Р.Л. младший, Дэрриет Д., Райхл, штат Мэн. Церебральный кровоток и скорость церебрального метаболизма потребности в кислороде для церебральной функции и жизнеспособности у людей. J Cereb Blood Flow Metab . 1985 декабрь 5 (4): 600-8. [Медлайн].

  • Pressman BD, Tourje EJ, Thompson JR. Ранний признак ишемического инфаркта: повышенная плотность в церебральной артерии. AJR Ам Дж. Рентгенол . 1987. 149 (3): 583-6.

  • Саур Д., Кучински Т., Гржиска Ю., Эккерт Б., Эггерс С., Нисен В. и др. Чувствительность и согласованность результатов КТ и диффузионно-взвешенной МРТ при остром инсульте. AJNR Am J Нейрорадиол .2003 май. 24 (5): 878-85. [Медлайн].

  • Schaefer PW, Hassankhani A, Putman C, Sorensen AG, Schwamm L, Koroshetz W, et al. Характеристика и эволюция аномалий диффузной МРТ у пациентов с инсультом, перенесших внутриартериальный тромболизис. AJNR Am J Нейрорадиол . 2004 июн-июль. 25 (6): 951-7. [Медлайн].

  • Schaefer PW, Roccatagliata L, Ledezma C, Hoh B, Schwamm LH, Koroshetz W, et al. Количественная КТ-перфузия при первом прохождении определяет пороговые значения для спасаемой полутени у пациентов с острым инсультом, получающих внутриартериальную терапию. AJNR Am J Нейрорадиол . 2006 27 января (1): 20-5. [Медлайн].

  • Schramm P, Schellinger PD, Klotz E, Kallenberg K, Fiebach JB, Külkens S, et al. Сравнение исходных изображений перфузионной компьютерной томографии и компьютерной томографической ангиографии с перфузионно-взвешенными изображениями и диффузионно-взвешенными изображениями у пациентов с острым инсультом продолжительностью менее 6 часов. Ход . 2004 июл.35 (7): 1652-8. [Медлайн].

  • Schuierer G, Huk W.Односторонняя гиперплотная средняя мозговая артерия: ранний КТ-признак эмболии или тромбоза. Нейрорадиология . 1988. 30 (2): 120-2. [Медлайн].

  • Шетти С.К., Лев М.Х. КТ-перфузия при остром инсульте. Клиника нейровизуализации N Am . 2005 августа 15 (3): 481-501, ix. [Медлайн].

  • Скривер Е.Б., Олсен Т.С. Преходящее исчезновение церебральных инфарктов на компьютерной томографии, так называемый эффект запотевания. Нейрорадиология . 1981. 22 (2): 61-5.[Медлайн].

  • Смит Т.П., Enterline DS. Эндоваскулярное лечение церебрального вазоспазма. J Vasc Interv Radiol . 2000 Май. 11 (5): 547-59. [Медлайн].

  • Smith WS, Sung G, Saver J, Budzik R, Duckwiler G, Liebeskind DS и др. Механическая тромбэктомия при остром ишемическом инсульте: окончательные результаты исследования Multi MERCI. Ход . 2008 апр. 39 (4): 1205-12. [Медлайн].

  • Sorensen A, Copen W, Ostergaard L, Vainio PA, Aronen HJ.Сверхострый инсульт: одновременное измерение относительного объема церебральной крови, относительного церебрального кровотока и среднего времени прохождения через ткань. Радиология . 1999. 210 (2): 519-27.

  • Sorensen AG, Buonanno FS, Gonzalez RG, Schwamm LH, Lev MH, Huang-Hellinger FR, et al. Сверхострый инсульт: оценка с помощью комбинированной мультисекционной диффузионно-взвешенной и гемодинамически взвешенной эхопланарной МРТ. Радиология . 1996 май. 199 (2): 391-401. [Медлайн].

  • Steiner T, Freiberger A, Griebe M, Hüsing J, Ivandic B, Kollmar R, et al.Нормализация международного нормализованного отношения у пациентов с кумариновыми внутричерепными кровотечениями — исследование INCH: рандомизированное контролируемое многоцентровое исследование для сравнения безопасности и предварительной эффективности свежезамороженной плазмы и протромбинового комплекса — дизайн и протокол исследования. Инт J Ход . 2011 июн. 6 (3): 271-7. [Медлайн].

  • Саншайн Дж. Л., Тарр Р. У., Ланциери К. Ф., Ландис Д. М., Селман В. Р., Левин Д. С.. Сверхострый инсульт: сверхбыстрая МРТ-визуализация для сортировки пациентов перед началом терапии. Радиология . 1999, август 212 (2): 325-32. [Медлайн].

  • Томура Н., Уэмура К., Инугами А., Фудзита Х, Хигано С., Шишидо Ф. Раннее обнаружение КТ при инфаркте головного мозга: затемнение чечевицеобразного ядра. Радиология . 1988 Август 168 (2): 463-7. [Медлайн].

  • Torres-Mozqueda F, He J, Yeh IB, Schwamm LH, Lev MH, Schaefer PW и др. Инструмент для классификации острого ишемического инсульта, который включает КТ или МР-ангиографию: Бостонскую шкалу визуализации острого инсульта. AJNR Am J Нейрорадиол . 2008 июн.29 (6): 1111-7. [Медлайн].

  • Тойода К., Ида М., Фукуда К. Внутриартериальный сигнал восстановления инверсии, ослабленный жидкостью: ранний признак острой церебральной ишемии. AJNR Am J Нейрорадиол . 2001 июн-июль. 22 (6): 1021-9. [Медлайн].

  • Truwit CL, Barkovich AJ, Gean-Marton A, Hibri N, Norman D. Потеря островковой ленты: еще один ранний КТ-признак острого инфаркта средней мозговой артерии. Радиология . 1990 сентябрь 176 (3): 801-6. [Медлайн].

  • фон Куммер Р., Мейдинг-Ламаде Ю., Форстинг М., Розин Л., Рике К., Хаке В. и др. Чувствительность и прогностическое значение ранней КТ при окклюзии ствола средней мозговой артерии. AJNR Am J Нейрорадиол . 1994 15 января (1): 9-15; обсуждение 16-8. [Медлайн].

  • Ветцель С.Г. Церебральные артерии и вены. Рубин Г.Д., Рофски Н.М., ред. КТ и МР-ангиография: комплексная оценка сосудов .Филадельфия, Пенсильвания: Липпинкотт Уильямс и Уилкинс; 2009. 381-441.

  • Уильямс Л.С., Йилмаз Е.Ю., Лопес-Юнес AM. Ретроспективная оценка начальной тяжести инсульта по шкале NIH Stroke Scale. Ход . 2000, 31 апреля (4): 858-62. [Медлайн].

  • Wintermark M, Maeder P, Thiran JP, Schnyder P, Meuli R. Количественная оценка региональных мозговых кровотоков с помощью перфузионных КТ-исследований при низких скоростях инъекций: критический обзор лежащих в основе теоретических моделей. Евро Радиол . 2001. 11 (7): 1220-30. [Медлайн].

  • Wong GK, Siu DY, Ahuja AT, King AD, Yu SC, Zhu XL и др. Сравнение DSA и МР-ангиографии с цифровой субтракционной ангиографией у 151 пациента с подострым спонтанным внутримозговым кровоизлиянием. J Clin Neurosci . 2010 май. 17 (5): 601-5. [Медлайн].

  • Woodcock RJ Jr, Short J, Do HM, Jensen ME, Kallmes DF. Визуализация острого субарахноидального кровоизлияния с инверсионной восстановительной последовательностью, ослабленной жидкостью, на животной модели: сравнение с КТ без контрастного усиления.

  • Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.